Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаары пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четверолапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Что-то невразумительное » Пешки и ферзи


Пешки и ферзи

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Заявка.

Название эпизода:
Пешки и ферзи

Общее описание:
Продолжение истории 18-летней давности, берущей свои истоки отсюда. Дэлейн соглашается взять альгию под свое крыло и научить всему, что пригодится девушке в будущем для ее вольного полета по различным мирам.
Их следующий пункт прибытия - высокоразвитый мир, в котором существуют две касты: так называемые "Избранные", обладающие супер-способностями и неповторимые в своих врожденных талантах, и простые люди, представляющие собой рабочую силу, ресурс и даже валюту в некоторые ситуации. Между двумя народами так и искрит напряжение, периодически взрываясь попытками поднять мятеж со стороны людей и кровавыми репрессиями в ответ на это со стороны Избранных.
К двум гостям мир сравнительно приветлив ровно до момента, пока игра ведется по давно сложившимся правилам.

Предполагаемые участники:
Фрай, Дэлейн Аддри

Раздел:
"Что-то невразумительное"

Дополнительная информация:
Невымышленная история прошлого персонажей/мастеринг не требуется.

Принято. ПС.

0

2

Как же мир называется-то? Серенити? Серения? Что-то точно созвучное с сиренами. Дэй опустил свою маленькую рогатую ношу на землю, позволив ей теперь стать твердо и осмотреться. Но нежелательно, чтобы она далеко отходила от него. Хотя в этом мире, насколько он помнил, как раз ему с ней будет спокойнее, потому что она больше похожа на правящую расу, элиту, верхушку общества, которым едва ли не как богам поклоняются. А сам Дэй, как Фрай недавно упоминала, похож на человека. Здесь, на Серенити это не являлось достоинством, а, наоборот, могло стать причиной неволи, а то и смерти. Дракон знал, что основательно рискует, выбирая из целой карусели всех возможных миров один из наиболее сомнительных. Помнится, в прошлый раз (первый и единственный) прогулки сюда Дэй попал в рабство. Но ему повезло с хозяином, ею оказалась юная и красивая девушка, кажущаяся хрупкой снежинкой на темном фоне остального мира. Девушке раба подарили, посчитав внушительным даром. А он и впрямь рядом с ней выглядел внушительно. Эдакий слон рядом с белой мышкой.
Дэй переживал по поводу повторения событий не потому, что его могли снова упечь в рабство и напялить ошейник на шею, как дворовой псине. Он переживал, что его могут узнать и забрать от Фрай, как беглого раба, вернув прежней владелице. Плюс еще могут повоздействовать на разум, дабы впредь избежать подобных инцидентов.
А клеймо раба где-то напрочь затерялось под остальными татуировками этари.
Альгия не была предупреждена о таком повороте событий. Быть может, знай она, что Дэй подставляет себя ради ее безопасности, то запротестовала и предложила подумать, поискать еще какой-нибудь альтернативный мир. Да и самому ему важно бы задуматься над подобным исходом, но от всё отмахивался - "справлюсь".

Объявились они ровно там, откуда сбежал Дэй в прошлый раз. Белокурая хозяйка в сопровождении своего "мясистого" раба посещала дом каких-то великосветских шишек. На обратном пути высказала желание прогуляться по парку близ фонтана, дракон уговорил ее снять ошейник. Дабы он мог повеселить хозяйку и влезть в фонтан, изображая из себя разрисованного кита. Оттуда и исчез.
Там и появились. Фонтана здесь уже не было, точнее не было в том виде, в каком помнил его Дэй. Теперь это был заброшенный уголок, некогда аккуратные и красивые аллеи заросли сорняком. Вид запустения и случившегося неприятного события знатно озадачил Дэлейна. Но мир не был гиблым. Вдалеке виднелись цветастые высотки, в небе то и дело летали самолеты. Откуда-то ветром доносилось эхо голоса, будто неизвестный обращался к народу в микрофон.
- Вот мы и на месте, - глухо оповестил Дэй. - Правда, не такого я ожидал... Что тут случилось? Так. Ладно. Выяснять это нам не с руки. Не для того прибыли. Давай-ка найдем больницу. Город всё еще на месте, думаю, больница тоже никуда не делась. Сама идти сможешь?
Идти предстояло далековато, с учетом, что парк почему-то оказался не просто заброшенным, а словно разбитым и разбомбленным нарочно. Оглядываясь по сторонам, Дэй будто бы видел картины вчерашнего прошлого: перестрелки, взрывы, использование избранными своих суперспособностей, чтобы гнать и убивать обычных людей. Стычки эти были делом давним и постоянным, но теперь, за эти несколько лет, видимо, набрали оборотов.
- Сделаем вид, что я твой раб, которому еще не успели надеть ошейник, - сказал Дэй. - Если будут спрашивать, скажешь, что нашла меня и захватила. Своей силой.
Он еще подумывал о том, какую силу можно выдумать. Ну из тех, что не пришлось бы демонстрировать и которую не видно сходу. Может быть, гипноз?
- Всякий раз, когда хочешь, чтобы я тебе ответил, ты должна говорить мне, что разрешаешь это сделать. Поняла? Уф, черт... если мы и проколемся, то, надеюсь, хотя бы после того, как залатаем твои раны и пополним амуницию.
Сомнительное мероприятие ждало их впереди. Ох сомнительное.

+1

3

Во все глаза альгия рассматривала новый, уже третий за свою жизнь, не считая Алея, мир и прислушивалась к своим ощущениям, памятуя о сказанных накануне словах Дэлейна: другие пробужденные способны некоторое время после перехода определять, куда переместился один из них. Полезная информацию, которую всегда нужно иметь в виду, особенно, если Фрай умудрится пойти путем новоиспеченного учителя, периодически нуждаясь сбить погоню со следа.
Здесь было тепло, и незнакомое солнце было достаточно приветливым, озаряя лазурный небосвод.
Для альгии возможность созерцать небо, а не защитный купол, призванный оберегать от лютого холода и снегов, была сродни чуду, вызывающему улыбку. Фрай и забыла, как обожала в прошлом, живя с Вараханом, по вечерам выходить наружу из протопленного дома, глядя на россыпь звезд. Старик говаривал, что это - гвоздики, приколоченные к темно-синему, почти черному бархату. Альгия не без интереса слушала его рассказы о строении мира. Чего стоила одна сказка про то, что земля представляет собой огромный диск, возлежащий на панцире исполинской черепахи, которая отдыхает, в свою очередь, на спинах трех слонов... Или там фигурировали другие существа?
Фрай грустно улыбнулась своим мыслям, однако от них отвлекли некие птицы, периодически с ревом-свистом рассекающие облака. Запоздало девушка поняла, что это скорее всего машины, и растерялась: как, как груда металла или чего угодно еще могла летать, будучи слишком тяжелой для того?! Почему не падали?!
- Ну и ну... - зачарованно протянула она, в один миг будто позабыв о своих ранах. И даже этот заброшенный парк вызывал почти детский восторг. От того, чтобы радостно запрыгать, останавливало физическое состояние. Слабость.
- Выглядит так, будто... тут... сражались... каким-то очень нехорошим оружием, - оценив масштабы разрушения, которые вскоре по пути попались им на глаза, альгия поежилась.
В Алее, даром, что закон оплел надежной паутиной город зверолюдов, снижая криминальный уровень почти до нуля, оружие тоже было, однако девушка основательно сомневалась в том, что алейцы были бы способны на подобные разрушения.
- Если будут спрашивать, скажешь, что нашла меня и захватила. Своей силой.
Она повернула голову в сторону Дэя, демонстративно запрокинув ее вверх и глядя снизу вверх на вооруженного здоровяка.
- Ага, без проблем, - немного помолчав, хмыкнула альгия. Ей было не по себе от предстоящего, а сама комичность оного вызывало нервный смешок. - И какая у меня сила? И неужели здесь все построено на насилии?
Кажется, это место уже не по вкусу девушке. Скучать по миру, покинув его пределы немного позже, вряд ли станет.
- Черт, ты же обещаешь, что я потом не пожалею об этой игре, а ты мне не припомнишь потом очередным выстрелом? - нервно поинтересовалась Фрай. Эта ответственность в виде ведущей роли их скромного дуэта, кажется, уже начала давить на спину и натирать плечи, как неудачная и неудобная ноша.
- Всякий раз, когда хочешь, чтобы я тебе ответил, ты должна говорить мне, что разрешаешь это сделать.
- Ага... Что я тебе еще должна разрешать? - альгия, вообразив, как это будет выглядеть со стороны, усмехнулась. И только со стороны казалось, что ее забавляет неожиданный статус хозяйки над рабом, который по факту может ей свернуть шею мимолетным движением, на которое Фрай даже среагировать не успеет. Все эти смешки и колкости были защитной реакцией, призванной скрыть панику и нервозность.
- А как еще выглядят те, кто правят? - мимолетно обернувшись до того за спину, альгия тут же очень сильно понизила голос до тихого шепота. - Вон те трое позади нас, которые идут очень твердой походкой... Кто?
В тот же миг перед ними из ниоткуда возникла полупрозрачная стена, издающая очень неприятное тихое гудение. А те, о ком говорила Фрай, уже нагнали героев, остановившись в паре метров от них. Стена сомкнулась вокруг Дэя с альгией, образуя купол.
Подоспевшие избранные были одеты в темно-зеленую форму.
- Эй, Вы, именем Гаммы-группы отдела по борьбе с террористами я требую остановиться, - высокий темнокожий мужчина, вскинув руку, по всей видимости и вызвал ту перегородку, сейчас удерживая ее.
Рядом с ним стоял юноша с белоснежными глазами. Казалось, он был слеп, однако двигался уверенно. Так, будто был зрячим, просто... отличался немного. В какой-то миг в его руках оказались ослепительно белые лучи. Причем обращался он с ними так, будто это не сгусток света, а нечто осязаемое. Видимо, оружие? Альгия не хотела знать, как оно работает.
Но, пожалуй, наибольшее внимание привлекала женщина (по крайней мере, фигура была типично женской...), представляющая собой нечто страшное. Те участки тела, какие были открыты взору, казались покрытыми блестящей багровой чешуей, а голову венчало нечто вроде костяного гребня. Поймав на себе взгляд альгии, рептилоидное существо лениво мазнуло языком по воздуху.
Почти полуметровым, мать его, узким с раздвоенным кончиком языком!!!
Кажется, Фрай еще и хвост мельком увидела. Час от часу не легче.
- Это закрытый сектор с повышенным риском присутствия здесь ЗВН*, - продолжал по всей видимости лидер группы, - мы  будем вынуждены транспортировать Вас в ближайший жилой сектор после того, как узнаем причины Вашего появления здесь.
И лишь сейчас, озвучив дежурную заученную речь, темнокожий, не убирая руки, обратил внимание на состояние девушки. На его лице промелькнуло недоумение.
- Мэм? Что произошло?

* Зараженные вирусом неподчинения О_О
//Т.к. далеко не все люди представляют собой повстанцев, смиренно принимая отведенную им роль, принято считать, что борцы за свободу безумны и больны, не понимая своего счастья.
Смирись с этим и подыгрывай :О

Отредактировано Фрай (2017-08-12 00:59:34)

+1

4

Фрай выразила вслух то, что подумал и сам Дэй. Да, тут словно ураган пронесся, только был этот ураган с танками и пушками. И наверняка избранные своей силой поковырялись. А ведь когда-то был такой чудный фонтан...
Оставалось придумать легенду. Дэй занимался этим всё время, что они планировали перемещение, и продолжал до сих пор. Фрай скорее сойдет за избранную, чем Дэй. Он-то не сможет продемонстрировать никаких своих способностей. Да и что у него осталось? Смена формы? Это самый секретный секрет из всех секретов, раскрывать его этари не стал бы даже перед страхом смерти. Поэтому оставалось лишь положиться на умение девочки сыграть свою роль. Она не глупая. А научиться проще простого тогда, когда тебя кинули барахтаться в самую гущу событий.
- Вряд ли тебя о том будут спрашивать, - пожал плечами Дэй. - Просто веди себя уверенно. Помни, что ты - такая же, как и они. Не бойся их. Пока ты считаешь себя такой же, они тебя не тронут.
Что совершенно не касалось его самого, но о том он предпочел умолчать. Если Фрай и задумается над этим аспектом, то только потому, что в случае чего останется одна, без защиты. Всё же Дэй - какая-никакая стена для нее.
- В большинстве миров всё построено на насилии. Даже в твоем, - хмыкнул он. - Здесь просто сражаются разные подвиды. Те, кто могут, имеют силы и главенствуют. Те, кто лишен сил, либо живая сила и пушечное мясо, либо мертвы. Если ты уверенно заявишь, что я - твоя собственность, нас не должны тронуть.
Он усмехнулся. Да уж, если сам придумывает правила, то глупо потом на них же возмущаться. Иначе и никак ведь. Или Фрай - избранная, тогда ее окружат заботой, она получит медицинскую помощь и всё необходимое, или они оба - рабы в ошейниках. А если Дэя узнают и вспомнят, то он не берется предполагать, что тогда с ним сделают. За побег могут и прикончить.
- Что я тебе еще должна разрешать? - Фрай, кажется, не могла всё еще всерьез воспринять такую модель поведения. Но тут вопрос ее желания или нежелания не стоял. А если не справится - увы. Исход окажется плачевным.
- Всё, - вполне серьезно отозвался Дэй. - Я могу сопровождать тебя безмолвно. Говорить - только с твоего позволения. Отлучаться куда-то - только с твоего позволения. Если надо что-то сделать моими руками - ты должна приказать,
- и после он с насмешливой иронией заметил, - тебе это даже со временем может понравиться. Власть опьяняет, знаешь ли.
- А как еще выглядят те, кто правят?
"Да уж, вопросы стоило задавать до того, как мы тут оказались, а теперь малехо поздновато", - Дэй только подумать успел об этом и тут же на горизонте объявилась колоритная троица. Ответить на вопрос Фрай он не успел, да теперь это было и без надобности. Альгия имела счастье сама всё рассмотреть. Дэй стоял неподвижно, как вышколенный солдат, вытянувшийся в струнку, и отступив чуть назад от девчонки, чтобы подчеркивать их различный так называемый статус.
- Всё нормально, - шепнул он ей, дабы приободрить. - Помни: уверенность. Ты такая же как они. Имеешь права требовать к себе почтительного отношения. А если спросят...
Хотел сказать, что если спросят, откуда они вдвоем тут взялись, то мол, придумай что-нибудь. Но не успел. Троица была уже близко, пришлось заткнуться, дабы не испортить всё еще до его начала.
Их тут же заперли в силовой барьер. Дэй и ухом не повел, продолжая изображать из себя мраморного гиганта. Он только смотрел на тех, кто их сейчас остановил и допрашивал, и молил всех богов, чтобы Фрай умело сыграла свою роль. Он не мог за нее отвечать. Пока она не позволит. Это посчитается за вольность, и его могут наказать. Еще он надеялся, что его не станут обыскивать и не заберут оружие, ибо считается, что рабам не положено его носить.
Негр обратился непосредственно к Фрай. И это логично - рога-то на ее голове растут!
"Ну же, не молчи, отвечай. Вели им сопроводить себя в город, скажи, что нужна медицинская помощь", - был, конечно, запасной вариант. Дэй держал руки в карманах, а одну руку удерживал на рычажке последней гранаты. Через силовое поле она не подействует, а вот когда его снять... Но это будет плохой, очень плохой эпилог для них всех.

+1

5

В общих чертах правила поведения для себя альгия уяснила, и оставалось лишь надеяться, что нюансы дойдут до нее или сами собой, или окажутся несущественными, позволяя ими в легкую пренебрегать. Не сказать, что переключиться на самолюбивую высокомерную позицию доминирующей особи будет легко, однако опять-таки неинтересное отсутствие выбора принуждало учиться сходу, совершая минимум критических ошибок. Такой темп для Фрай был чем-то новеньким и почему-то не особо вызывал симпатию.
Но в то же время дать слабину, поджав хвостик, и запроситься любым способом доставить ее в Алей, чтобы разбираться с проблемами вроде скисшего супа, всполошенных пропажей без предупреждения работодателей и социальной службы, а так же заново пойти по второму кругу, включая принудительное лечение, причем теперь уже, возможно, более серьезное - нет, спасибо.
За суп, кстати, обиднее всего. Так сложилось, что вот готовка никоим образом не давалась девушке. Высшее проявление кулинарного таланта - сготовить какое-нибудь неказистое блюдо, от которого желудок наивежливым образом не попросит его избавить спустя некоторое время после дегустации. Поэтому питалась она дома в основном полуфабрикатами, которые в ходе приготовления можно испортить лишь двумя способами: или недожарить, или пережарить, говоря условно.
А тут впервые получилось то, на что и смотреть не противно, и в себя заливать не так опасно для жизни, и вкусом весьма ничего!
Ко всему прочему пока Фрай не отпускал легкий азарт, отчего воспринималось многое частично в формате игры. Странно, если вспомнить о том, что на ней живого места нет после предыдущих похождений, а риск погибнуть был далеко не призрачным. И тем не менее что-то внутри бурлило полным надежд рвением. Желанием доказать свою ценность и значимость. И получить признание.
Первая встреча с местными существами произошла куда быстрее, чем того ожидала Фрай. Дэй так же оказался застигнут врасплох, однако почти сразу же принял роль молчаливого и вышколенного слуги, у которого нет свободы воли, своих мыслей и желаний.
Альгия же выглядела растерянной, разинув варежку. И выражение ее лица не менялось на протяжении всего монолога со стороны темнокожего.
- Мэм? Что произошло?
Она наконец-то закрыла рот, сделала глубокие вдох и выдох, после чего, невольно скривившись от боли, скрестила руки на груди.
- Да ничего страшного, просто срочно нуждаюсь в медицинской помощи, но это подождет, ваша дежурная речь куда важнее. Ничего не упустили? - ядовито поинтересовалась альгия, больше всего удивляясь тому, что игра давалась сравнительно легко. Вопрос был в ее реалистичности для настоящих избранных. Судя по несколько смущенному виду всей троицы, Фрай была убедительна.
- Нас захватили в плен! Если бы не мой сп... - вот тут полукровка поняла, что слово "спутник" очень слабо вяжется со статусом раба, изгоя и тому подобному, и соображать, как исправиться, следовало ОЧЕНЬ быстро... она закашлялась, чтобы потянуть время, - слуга, то моя участь могла быть плачевна. И уж если Вас, призванных охранять наш покой, не было там, то может хоть сейчас принесете что-то похожее на пользу?!
Фрай продолжала обалдевать с себя. Всю жизнь ее учили себя вести скромно и сдержанно, повышать тон не позволяли, вообще муштровали быть серой и незаметной мышкой, а тут, что называется, прорвало. Вот после такого и верь, что есть нечто эдакое в полукровках, что многие презрительно обзывают врожденным норовом.
Решив держаться такого варианта в своих мыслях, мол, спаслись чудом от повстанцев, а от вас, тварей, ничего путного не дождешься, альгия заодно и придумала логичное объяснение, почему ее "раб" разгуливает без ошейника. Вполне очевидно, что повстанцы, которые относились как раз к людской расе, если Фрай верно поняла рассказ Дэя, поспешили освободить от позорного тяготящего ярма своего соплеменника. Который искренне хранил верность госпоже!
Наверное, легенда просто пестрит брешами. Но девушка, не имея других вариантов, а главное и возможности обсудить и согласовать всё с Дэем, была вынуждена верить в нее, как в неопровержимую истину. Чтобы легче вралось.
Вроде бы отбившись от расспросов этой самой Гаммы-группы отдела по чему-то там, Фрай настояла на том, чтобы их незамедлительно доставили в медицинский центр.
Увидев, что она на самом деле стоит не особо твердо на своих ногах, главнокомандующий кивнул рептилоидной женщине, снимая непроницаемый купол, и альгия моргнуть глазом не успела, как гуманоидная ящерица подхватила ее на руки, как пушинку.
Фрай болезненно скривилась вновь, оказавшись в положении, которому болящее тело было не радо, и это не миновало чужого внимания, так что ей же скормили чуть ли не силком (альгия сомневалась в том, что иномирные препараты пойдут ей на пользу, а потому отказывалась всячески до последнего) какую-то капсулу, объявив, что это придаст организму сил, а так же в разы повысит болевой порог. У них нет возможности вызвать летательный челнок прямо к месту встречи, а так с ней гарантированно ничего не произойдет, покуда не доберутся до него своим ходом.
Не обманули. В считанные минуты после того, как обжигающая ментоловой свежестью пилюля все-таки оказалась проглочена с мысленными молитвами, чтобы та не оказалась ядом мгновенного или замедленного действия, полукровка почувствовала себя готовой пробежать оставшийся отрезок пути до транспорта бодрой трусцой. Почему-то при этом хотелось петь песни. Или болтать. И настроение резко пошло в гору. Она даже попросилась на землю.
Ящерица правда на ноги не спустила.
- У этого препарата есть побочный эффект. Вызывает эффект опьянения, как сильный алкоголь, - извиняющимся тоном сообщил главнокомандующий
А Фрай это уже на себе давно поняла. Ей было весело, в кои-то веки ничего не болело, появились силы на подвиги, а еще захотелось люто жрать. Или люто захотелось жрать?
Люто захотелось люто жрать. Так, пожалуй, будет точнее всего.
А еще на большую беду альгию все-таки пробило на поболтать. Она так живо с яркими эмоциями вела повествование о том, как они прибыли издалека, сама Фрай (недолго думая, себя она представила под именем Меламори, в честь персонажа одной любимой книги)  безумно устала в пути, мечтая поскорее добраться до лучшего отдела в этом жилом секторе. А на транспорт, который они арендовали, чтобы добраться до точки назначения, напали эти дикие безумцы! О, боже, это было ужасно. Водитель пытался их защитить, но его убили. Верный Хросс (так звали персонажа другой ее любимой книги, а теперь и Дэлейна) смог обмануть мерзавцев, спасая их обоих. О, в его верности она не сомневалась! Он, подаренный ей на совершеннолетие, уже не раз доказал, что является лучшим подарком за всю жизнь. Первоклассный боец, способный в одиночку положить десятерых вооруженных противников, универсален во всех отношениях, силен, вынослив, превосходен в постели (последнее альгия, вообще, казалось, ничего не соображающая или слишком сильно издевающаяся над ними всеми, проговорила, понизив голос до громкого шепота). Потом расхваливать своего раба ей надоело, равно, как и расписывать их похождения с волшебным спасением. Она стала хаять своих родителей, умудрившись сохранить конспирацию и не раскрыть иномирное происхождение. Говорила про то, что ее, плод измены, ненавидели и мечтали избавиться, однако тревожились за престиж семьи.  Про то, как за малейшую провинность наказывали, закрывая в комнате на долгие часы, какой высокий спрос предъявляли вместе с требованиями...
В общем, когда спустя томительные и мучительные для всей компании пятнадцать минут повисла долгожданная тишина, нарушаемая лишь тихим дыханием спящей девушки, все трое избранных украдкой выдохнули с явным облегчением, подходя к летательному аппарату.

+1

6

До последнего Дэй боялся, что сейчас проколются, что ничего не выйдет. Как можно вверять их судьбы маленькой девочке, которая до сего дня была уверена, что ее воспоминания - галлюцинации, и уповала на чудодейственный эффект таблеток, которые ей всучил тупорылый и недалекий психиатр. Но этари должен был на этот раз попросту довериться Фрай. Он и молчал. Отступил чуть назад и молчал, полностью принимая правила игры этого мира. Но никто не запрещал ему думать, и в голове дракона в этот момент проносились тысячи разнообразных мыслей. Он всё думал, как бы поступил в той или иной ситуации, как бы ответил на тот или иной вопрос. Вместо реализации всего этого Дэю следовало лишь молчать и изображать из себя до безобразия верного и покорного раба.
"Не молчи, блять. Тебя спрашивают. Раскрыла рот и говори. Да что придет в голову. Представь, что ты королева, а это - просто пресмыкающиеся у твоих ног. Одна так вообще полностью подходит", - со злостью и нервозностью думал он, глядя вперед себя почти немигающим взглядом. Он не смотрел на троицу, не разглядывал их. Одного беглого взгляда в первый раз ему хватило, а теперь продолжал играть свою роль.
"Не молчи, не молчи, не молчи, - мысленно твердил он, как заклинание, направленное на остолбеневшую спутницу. - Давай же, рявкни на них. Это всего лишь пехота. Сделай вид, что ты из верхов, они и не вякнут даже".
Наверное, его мысли всё же до нее докатились. И когда Фрай открыла рот, даже Дэлейн знатно удивился таким разительным переменам. Один раз едва запнулась, что можно было, в принципе, списать на плохое самочувствие. Но в остальном вела игру так четко и реалистично, что Дэй не уставал мысленно восхищаться. Внешне же не переменился в лице, продолжая изображать из себя безмолвную статую.
Те секунды, когда местные переваривали услышанную историю, показались дракону настоящей мучительной вечностью. Он продолжал сжимать в руке гранату, готовый бросить ее, едва почует неладное. Но внезапно... Обошлось! У нее получилось! Близко стоявшая Фрай могла услышать тихий-тихий выдох облегчения. И этот же выдох был словно ободряющим сигналом. Она - молодец. Пока всё идет как надо.
Ее даже подхватили на руки, дали какого-то обезболивающего, а Дэй с опозданием подумал, что забыл ее предупредить, чтобы она не принимала здесь никаких лекарств. Под любой пилюлей можно получить что угодно - от сыворотки правды до яда. То, что случилось потом, сначала вызвало у Дэя тихую панику, а потом уже внутренний истерический смех. Фрай трындела, как заправская балаболка, которая несколько лет, как минимум, была лишена сомнительного счастья трепать языком, а тут вдруг нашла свободные уши. Она несла такой бред, что дракон едва сдерживался, чтобы не гоготнуть прямо в ту же минуту. Особенно порадовала фраза, что он хорош в постели. Не, вроде бы до сих пор никто не жаловался, но... Он и плюшевый олененок? Да это Дэю надо нажраться до такого беспамятства, чтобы даже не быть в состоянии открыть глаза. Но стражей всё устраивало. Верили они или нет, было сложно судить. Лиц их Дэй не видел, так как следовал позади всех, сохраняя расстояние в метр. Но они не перебивали и даже иногда задавали вопросы. А когда появляются вопросы, то вероятность веры в историю, значит, выше.
Добрались вскоре и до транспорта. Дэй ничего не говорил, но он всё слушал. Таким образом выяснил для себя, что есть повстанцы-люди, которые периодически наносят неприятные удары по позициям избранных. Парк был эдакой зоной отчуждения. Когда-то его разбомбили "террористы", дабы показать свою позицию. Было много жертв.
А потом она, наконец-то, заткнулась. Дракон с облегчением выдохнул синхронно вместе с остальными спутниками, ибо даже несмотря на то, что до сих пор Фрай справлялась на отлично, он был напряжен, словно струна, готовая вот-вот порваться. И гранату выпустил из руки только тогда, когда все вместе забрались в летательный челнок.

Больница была идеально белоснежной, даже глаза слепило всё это великолепие и однотонность. Дэй следовал за своей "госпожой" и продолжал молчать, ибо она не позволяла ему до сих пор раскрывать рот. К нему обращались - кажется, тот негр попытался задать несколько вопросов, - но равнодушный пустой взгляд в ответку дал понять, что дракон ничего не скажет без воли хозяйки.
Пока над Фрай колдовали медики, этари молчаливо подпирал дверь палаты со стороны коридора. Он не волновался. Теперь уже нет. Раз уж у нее всё получилось с первого раза, то теперь и подавно получится. Но его тревожило, что слишком много чужих взглядов ловил он на себе. И прямо даже словно почувствовал, как сжимается новый ошейник на его шее.
Когда альгию оставили одну, Дэю разрешили войти. Он дальше дожидался ее пробуждения, усевшись на стул рядом с койкой. Палата тоже была идеально белой, и Фрай обрядили в белую больничную одежду. Единственным темным пятном во всем этом пафосном великолепии оставался сам Аддри. Он даже почувствовал себя грязным, что, впрочем, было не так уж и далеко от истины. И внезапно подумал, что от него, должно быть, еще и смердит. Прогулка по нутру тэмпора не могла пройти бесследно.
"Однозначно, с этим тоже надо что-то делать", - неприязненно подумал он, глянув на свои ноги. Один ботинок с покореженной подошвой, а вместо второго грязные обмотки. Потому-то все и пялились, должно быть.

+1

7

О, каким же приятным был этот долгожданный отдых, о котором Фрай так тоскливо мечтала. Неизвестный препарат, который ей силком дали по пути к челноку, отключил девчонку подобно транквилизатору, предварительно заставив выдать всю подноготную, приправленную фантазиями и конспирацией, необходимость которой уместно зацепилась в подсознании. О дальнейших событиях альгия могла лишь догадываться, так и не выходя из состояния спячки. Не то такова была реакция на медикамент, не то сама девушка устала настолько сильно, что больше не могла бодрствовать.
И когда она более-менее начала приходить в себя, еще толком не проснувшись, первым неприятным ощущением, омрачившим осознание, что альгия была жива, явилась достаточно сильная головная боль, будто от похмелья. Недовольно проскрипев-простонав вслух, Фрай, не открывая глаз, поднесла руку к гудящему виску.
"Стоп, а?.."
- Бля, проспала?! - осмыслив, что валяется в постели, по ощущениям сейчас далеко не раннее утро, как то требуется для подъема на работу, Фрай в буквальном смысле слова подскочила, панически глянув туда, где у нее дома была тумбочка с электронными часами. Тут, конечно, такого не было, да и сама девушка обнаружила себя далеко не в привычной квартире, обводя всё полубезумным перепуганным взглядом, который вскоре сфокусировался на незнакомом угрюмом и, главное, вонючем мужике бандитского вида... После чего наконец-то запоздало проснулась память о прошлых событиях, заставив с облегченным вздохом откинуться на подушку. Новость о том, что не придется брести на далеко не любимую работу неожиданно грела душу.
- Можешь рассказать, что произошло, пока я дрыхла, - поднося абсолютно здоровую и целую, без единого шрама, когда-то покалеченную руку к глазам, сказала альгия и сморщилась. Если на незнакомых избранных получилось наехать с целым ворохом претензий, то нынешнее обращение к Дэю прозвучало смесью вопроса и просьбы. - Голова раскалывается. Вообще половину и не помню, - пробормотала Фрай уже скорее сама себе, хотя мужчина, сидя сравнительно рядом, вполне мог расслышать.
Щурясь от обилия яркого белого в комнате, девушка вновь обвела помещение пристальным взглядом. Она, конечно, не была при смерти, как пыталась доказать это там, в парке. Но без наблюдения пациента оставить не могли. И вряд ли вся надежда возлагалась на какую-нибудь кнопку по вызову мед. персонала, которую Фрай еще не обнаружила.
Камеры ей на глаза тоже не попались, но рисковать альгия не решилась, хотя было крайне важно обсудить дальнейший план действий, а так же узнать какими финансами они располагают с Дэем. И есть ли тут вообще товарно-денежная система. Может быть, всё делают люди-рабы, а избранные наслаждаются жизнью? Было бы неплохо, кстати.
Опасения сообразительной полукровки оправдались. Едва только спутник умолк, как в палату зашла девушка, заставившая Фрай невольно напрячься. Та выглядела, словно была вырезана изо льда. Или кристалла какого-то. Или просто отлили стеклянную скульптуру девушки, которая почему способна двигаться и ведет себя, как живая.
Не обращая внимания на оторопевший взгляд в свою сторону, странное существо в медицинской форме подошло к кровати альгии, которая боролась с искушением юркнуть целиком под одеяло, и поднесла к рогатой пациентке раскрытую ладонь, неспешно проводя ею над всем телом девушки и двигаясь таким образом от головы к самым копытам. После чего дружелюбным ровном голосом произнесла:
- Все физические повреждения тела были устранены, состояние в норме. Токсичные вещества неизвестного происхождения, пагубно воздействующие на психическую активность, выведены из организма. Последствие в виде легкой головной боли является нормой. Категорически не рекомендуется повторный прием подобных веществ, - на эти слова Фрай могла лишь невесело ухмыльнуться. Однако такому повороту не могла не порадоваться. И в самом деле, если игнорировать пульсирующие болью виски, то соображалось посвежее, чем раньше. И восприятие было острее. Словно оковы наконец-то с нее спали.
Кажется, стекляшка-то не особо живая. Ну, или настолько далека от людской природы, что эмоции для нее - мифический зверь. Складывалось такое впечатление.
- А-ага, - пробормотала Фрай, не зная, что вообще говорить, просить и так далее. - Когда я могу отсюда уйти?
- В любой момент, - незамедлительно последовал ответ.
- А-ага, - повторно протянула альгия, - мне нужна новая одежда. И, думаю, - она постаралась кинуть предельно пренебрежительный и даже брезгливый взгляд в сторону Дэя, и, надо сказать, вуаль аромата, исходящая от него, а так же чистота наряда, в том ей подсобили. Как его вообще сюда пустили?! - ему тоже будет не лишним. Заслужил, - высокомерно и холодно заключила она.
- Сию секунду, - любезно ответив и не задав никаких вопросов к вялому удивлению со стороны альгии, хрусталька покинула палаты, прикрыв за собой дверь.
- Я не знаю, что нам делать и куда идти потом! - тихим-тихим шепотом прокричала Фрай, сделав "страшные глаза". Голову при этом она склонила так, чтобы скрыть лицо волосами. Так что затруднительно сказать, кому адресовалась перепуганная гримаса. Впрочем, тут же ее посетила гениальная идея. И, одарив Дэя вновь нахально-высокомерным взглядом, девушка проговорила, - пока я добрая, так что можешь озвучить предположения, что нам делать дальше.

+1

8

Когда его оставили одного в просторной палате, куда поместили Фрай, дракон сначала сидел смирно и не шевелился. Он лишь беглым взглядом осматривал всё вокруг в поисках камер. Не может быть, чтобы в столь развитом обществе их тут не было. По крайней мере, должны быть те, которые ведут на врачебный пост, дабы те могли приглядывать за состоянием пациента, не нарушая покоя непосредственно. Но Дэй так ничего и не заметил. Здесь всё было настолько бело и примитивно, что не заметить мигающий глазок камеры, это значит быть слепым или невнимательным. А этари не мнил себя ни первым, ни вторым. В итоге он всё же решил, что, наверное, тут видеонаблюдение не предусмотрено. Это дало ему немного возможности расслабиться, перестать сидеть, как по струнке, а съехать в наслаждении, вытянув ноги вперед. Потом он поднялся, размялся и принялся ходить по палате, разглядывая детали уже вблизи. Но тут и так было не на что смотреть. Белое-белое... Скука смертная. Кроме кровати, прикроватного столика, стола для медицинских приспособлений и стула, больше ничего не было. Еще круглое окно. Дэй и занял себя тем, что подошел к нему и разглядывал город, лежавший, как на ладони. Они с Фрай были в высотке, на каком-то там двадцатом этаже.
Когда девчонка решила, что достаточно валяться и изображать из себя дохлую принцессу, Дэй на миг оглянулся, убедился, что она открыла глаза, и снова отвернулся к окну.
- Черт, тут так всё изменилось. Я, наверное, пути не узнаю, если меня бросить туда, как слепого кошака, - пространно заметил он, в голосе сквозила явственная жалость. Как будто прежде город дракону был по душе, а теперь из него сделали какую-то зловонную клоаку. Хотя подванивало не от нее, а от самого Дэя. Да, сейчас бы переодеться и отмыться. И лучше в обратном порядке. Фрай-то с этим повезло, ее выдраили, даже рога наполировали. И стопку с одеждой положили, как будто это первое, о чем ей стоило беспокоиться, придя в себя.
- Можешь рассказать, что произошло, пока я дрыхла?
- Да ничего особенного, - наконец, дракон отлип от окна и вернулся к стулу, на котором просидел большую часть времени. - Ты дрыхла, я ждал, пока ты разлепишь зеньки. Тебя притащили сюда эти.. и бросили.
Еще он думал, что так просто та история не закончится. Стражи обязаны проверить их обоих. Они наверняка донесут о Фрай, а Дэя проверят по базе рабов. Как там она их назвала? Меламори и Хросс?
- Тебя подлечили, ты должна быть здорова, - добавил он спустя минуту. Вообще им теперь стоило бы поговорить, но не здесь. Тут всё же еще сохранялась вероятность прослушки, и потому Дэй просто прижал указательный палец к губам и покачал головой. Она поймет. Они поговорят обязательно. Но лишь когда свалят из этой белоснежной купели здоровья.
Вскоре появился медик-андроид и принялся выполнять свою работу. Дэй не вмешивался, продолжая сидеть и ковыряться в механизме своего импланта. Что-то показалось, будто туда затесалась какая-то грязюка, которой там совсем не место.
Фрай продолжала  играть свою роль, и Дэю на миг даже показалось, что ей это нравится. Прям настолько живо вписалась, что он с трудом сдерживался, чтобы не подправить ей ухмылку. Когда дроид покинул палату, Дэй недобро оскалился:
- Чувствуй себя, как дома, но не забывай, что ты в гостях, - и следом тихо-тихо предупредил, - ты только выглядишь как они, но ты - не они. Поэтому утихомирь свой пыл, попридержи его для игры на людях, - затем он откинулся на спину, снова вытянув вперед длинные ноги, и пожал плечами, - есть пара идей. Когда-то у меня был тут один знакомый. Если он еще не сдох, то может подсобить на первое время, - выждав паузу, во время которой сам продумывал всяческие варианты, Дэй спросил, - хочешь тут остаться?
Дроид вскоре вернулась, принеся два комплекта одежды. Медицинские шмотки, которые лежали на замену рядом, остались невостребованными.
Когда Дэй и Фрай снова остались одни, дракон принялся переодеваться, ничуть не смущаясь присутствия девочки при этом. Он еще нашел что-то похожее на влажную губку и, не особо заботясь, что это, принялся отирать грязь и пот с тела. В общем, когда закончил, то выглядел куда более презентабельно, чем до того. А еще ему дали новые ботинки. Целых два. И размотав обмотку бинта, Дэй примерил, оставшись довольным.
- Есть проблема, которая до сих пор актуальна, - понизив голос до практически полного шепота, сказал дракон, подойдя ближе к альгии, - на мне нет ошейника. Это будет бросаться в глаза и это очень заметно. Надо что-нибудь придумать. Может быть... твой пояс сойдет? - он указал на тонкий ремешок, который выдали в дополнение к остальной одежде Фрай.

+1

9

Ну, иного варианта нет, окромя как довериться Дэю. Потому что сама Фрай ничего не помнила из того, что говорила. Даже вымышленные имена, под которыми их представила, не всплыли в памяти. Альгия припоминала, как чего-то ярко и эмоционально рассказывала, но вот что - пес его знает. Раз ее новоиспеченный раб утверждал, что ничего существенного от девушки не прозвучало, а сами они не закованы и не заперты, то, видимо, обман удался успешно.
И слава богу, что Дэй не вздумал озвучить краткий пересказ соловьиных трелей Фрай, которая на такое лишь молча бы покраснела. Ладно плела бы исключительно одну белиберду, так ведь в какой-то момент в болтовню просочилась правда с фактами из биографии альгии.
- Тебе не нравится, как я вжилась в роль? - усмехнулась Фрай. Она в самом деле ощущала странную легкость при исполнении этого спектакля. Будто в какой-то мере жила тем образом, какой навесила на себя, а не притворялась.
Пока этот мир альгия не знала, толком не познакомилась до сих пор, а по рассказам Дэя подумала, что симпатии реальность с такими законами вызвать не сможет, но...
Было что-то такое опьяняющее, заставляющее глаза алчно поблескивать в предвкушении чего-то неизвестного, но донельзя желанного, в этом мире. Было свое очарование, приглаживающее гордость. Может быть, то отголоски прошлой жизни? Ведь альгия, будучи полукровкой, а в своей семье и вовсе изгоем, теперь вкусила прелести пребывания в элитной касте. Будто в раю оказалась. Будто кто-то там, наверху, услышал негласные мольбы бедного дитя, в кои-то веки отозвавшись и даруя справедливость.
Справедливость ли?
Милосердием от девушки, прекрасно знающей, каково приходится грязи под ногами, не пахло.
- Ладно, - кажется, Фрай с большой неохотой уступала Дэю, прислушиваясь к нему, - человек или избранный? - она уповала на второй вариант. Шляться с отребьем в заведомо проигрышном положении было опасно. А еще скучно. Свобода опьяняла так, что хотелось бить копытом, требуя незамедлительно подать на блюдечке с золотой каемочке любой каприз.
- Остаться? - вопрос застал девушку врасплох. Она растерянно глянула на Дэя, пытаясь понять, что он имеет в виду. Кинуть ее тут жить в одиночестве, а самому исчезнуть? Но как же... как же нескончаемый поток других миров? Возможность путешествовать между ними? Ее ждало слишком многое, чтобы альгия могла себе позволить такую роскошь, как родимое гнездышко.
- Задержаться на время. Не более. Ты уже так мечтаешь от меня избавиться? - прищурилась Фрай, одарив мужчину лукавой улыбкой. Она и правда не боялась. Словно всё его оружие, да и он сам, не были способны нанести ей вред. Дождавшись, когда вернется стекляшка с вещами, девушка только тогда соизволила покинуть кровать, до того продолжая нежиться. После всех приключений и медицинская койка походила на королевское ложе.
- Будь добр, отвернись и не оборачивайся, пока я не скажу, - небрежно бросив Дэю, избегая при том самой смотреть в его сторону, альгия разложила на кровати новую одежду, пока не спеша ее примерить. Тонкие бриджи из облегающей ткани неизвестного происхождения, а так же кофта с коротким рукавом и прилагающийся ко всему этому поясок. И белье, ага. Нижнее которое. На улице и впрямь было тепло, а однотонная бежевая гамма вполне подходила ей. Конечно, никаких рисунков и узоров, но, наверное, показаться другим людям... то есть, избранным, будет не стыдно. Она, пребывая в твердой уверенности, что Дэй исправно ждет в сторонке, когда уже сама Фрай переоденется, неспешно стянула с себя больничную сорочку...
- Есть проблема, которая до сих пор актуальна.
Знаете, это в принципе не то, что ты хочешь слышать у себя над ухом, будучи обнаженной девушкой, которая не горит желанием оказаться на глазах у малознакомого мужика в таком виде.
- ВОН ПОШЕЛ! - зашипев на него исполинской змеей, альгия, умудряясь параллельно хоть сколько-то прикрываться, швырнула этим злосчастным ремешком в Дэя, шепотом предложив стрелку на нем же и повеситься.
Даже если она не вызывала заинтересованности в свою сторону как девушка, Фрай ни за что не допустит подобного хамства в свою сторону, будто подобное поведение у мужчины является правилом нормы. Или нормой правил? Тьфу ты.
С горем пополам переодевшись и одарив Дэлейна удивительно недобрым взглядом, альгия выдохнула.
- Куда мы идем?

Отредактировано Фрай (2017-08-13 00:17:15)

+1

10

Дэй отрицательно помотал головой:
- Нравится. Очень реалистично. Главное, чтобы ты не забывала, что это всего лишь роль. Как представление в театре. А когда оно заканчивается, маски снимаются.
Еще вдобавок он слишком не любил, когда им командуют, но больше всего, пожалуй, задевало даже не это. А то, что тот, кто им вздумал покомандовать, получал от этого удовольствие. Дэй дал альгии такую возможность не для того, чтобы она полноценно вкусила суть власти и разошлась, как следует. Но пока он ее лишь предупредил. Чтобы не зарывалась. Ведь дело и не только в том, что дракону это не придется по вкусу. Он изначально не подумал об этом, а после уже стало малость подзно и осталось опять-таки только предупредить: она - не избранная, она среди них не своя среди своих. Она может выглядеть, как они, но у нее нет никаких способностей, поэтому нужно держаться на расстоянии от этих так называемых избранных.
"Притом, что никто никуда их не избирал, а я среди них - самый большой избранный, мать вашу".
Но эти мысли не были приправлены и каплей зависти или негодования по поводу того, что дракон не оценен по заслугам. Он предпочитал вообще таиться и не высовываться. Поэтому если теперь всё внимание будет обращено на Фрай - хвала богам!
- Человек или избранный?
Ну просто-таки мысли прочитала. Дэй даже особенно не раздумывал над ответом, ведь он для себя решил всё сразу еще тогда, когда открывал переход. К простым людям, ничем не примечательным, нет особого внимания. А дракону то и надо. Да, тут тоже свои недостатки. Аддри высок и силен, у него множество достоинств, как у матерого воина, такие особенно ценятся в рабских целях. Поэтому он предполагал и такое развитие событий, когда у Фрай его попытаются либо выкупить, либо отнять. Но уж лучше так, чем внимание со стороны Финиса, от которого этари бегает уже больше двух сотен лет.
Так что на вопрос он почти незаметно качнул головой. Мол, нет, не избранный. Не будет он так рисковать.
- Остаться?
- Я просто не хотел тут устраиваться на ПМЖ, - криво ухмыльнулся Дэй.
- Задержаться на время. Не более.
- Да, это сойдет. Если этого времени нам хватит, чтобы ты пришла в себя.
- Ты уже так мечтаешь от меня избавиться? - издевается она, да? Это же сарказм? Она точно издевается. Дэй бросил ей в ответ очередную ухмылку. Пусть сама разбирается, что это значит. Хотел было кинуть в нее жилеткой, дабы та повисла на рогах, как новогодняя гирлянда, но передумал. Порвет еще, а тут, знаете ли, с одеждой для рабов бывает не всё так гладко. На второй комплект могут и заартачиться.
Естественно, Дэй отворачиваться не стал. Ему плевать, что там болтается под одеждой у этой худосочной воблы, ему плевать, есть в ее облике вообще хоть что-то от женщины. Он не видел в ней женщину, даже не задумывался ранее о том, что между ног у нее может быть самая настоящая вагина, куда любвеобильные альгийцы наверняка жаждали попасть всю ее уже недетскую жизнь.
Точно так же, как плевать на ее внешность и принадлежность к бабьей расе, так и плевать на то, что Фрай может разглядывать его самого. Он занимался чисткой и переодеванием, не торопясь никуда, не стесняссь, не закрывая ладошками причинные места. Не краснея, естественно, тоже. И когда Фрай внезапно рявкнула на него, он удивленно уставился на нее, словно только что заметил, что на ней и веревочки от трусов не наблюдается.
Да мне абсолютно похуй на твои сиськи и болтающийся хвостик, - хотел бросить он вслух, почувствовав какую-то внезапную мстительную злость, но сдержался, понимая, что это сейчас точно не приведет ни к чему хорошему, - да и чего я там не видел? Шерсти на заднице и волосатых сосков?
- Тьфу блять, - только и выругался он, грубо и зло перехватив полетевший в него ремешок, - в следующий раз попридержи язык, пока он у тебя цел.
Дракон отошел и попытался затянуть на шее. Худо-бедно получилось, если не приглядываться, то вполне сойдет за ошейник. Разве только бляшку и всякие металлические вставки пришлось срезать ножом. Блестяшки приковывают к себе больше внимания.
Следом Дэй переложил все свои приспособления из старой одежды в новую, рассовал их по карманам так, чтобы само наличие их не бросалось в глаза. Порылся в ящиках медицинского столика, подобрав там всё, что плохо лежало. Различные пилюли, ампулы. Могли бы пригодиться, если вдруг чего. Теперь, если Фрай готова, можно идти.
- Я уже говорил, что у меня есть один знакомый. Правда, посмотрел из окна на город, и выглядит он пиздец как по-новому. Боюсь, что искать придется. Как только устроимся, попробую подшаманить с кредитами. Здесь должна быть та же система, - да и в целом, этари предпочитал однотипные миры, чтобы не слишком переживать из-за перестройки и подстройки к новым условиям. - Пошли.
По привычке он сделал несколько шагов к двери и уже даже взялся за ручку, но потом остановился, отступил и глянул на Фрай:
- Ты первая. Помни, что я молчу.

Отредактировано Дэлейн Аддри (2017-08-13 17:40:02)

0

11

"Его не поймешь", - пожала плечами альгия на такое замечание. То ее накручивают тем, что отныне весь успех конспирации напрямую связан с ней, а в противном случае участь их ожидает незавидная. То рассказывают, что слишком реалистично играет, будто это в данном случае неуместно. Может быть ей проще так, веря в свою уникальность? Тем более, если вдуматься, Фрай действительно была ближе к тем, кто стоял выше. Ведь вспомнить ту ящерицу, на руках которой девушка еще недавно болталась болтливым кулем - разве та шваркала молниями направо и налево? Левитировала? Нет, ей достаточно было быть сильной ящерицей, не похожей на обычного человека!
Так что тут альгия была категорически несогласна с Дэлейном, однако свои мысли предпочла держать при себе. К сожалению, ее уверенность в своей правоте была пошатнута многократными упоминаниями стрелка, что в этом мире он уже бывал. С другой стороны, и что с того? В Алее Фрай провела практически всю жизнь, однако не сомневалась, что многое ее родины для девушки так и осталось неизведанной подводной частью айсберга.
Не поняла полукровка и прозвучавшего то ли предложения, то ли шутки, то ли какой-то провокации касательно того, чтобы остаться жить в этом мире. Альгия-то может и была бы не против остаться гостить сравнительно долго, но предпочитала вначале обзавестись своими, так сказать, крыльями для перехода между мирами. Вдруг в этом мире есть телепаты? Вдруг она попадется одному из них? Вдруг прочитанное в ее мыслях сыграет против нее? Слишком много этих вдруг, чтобы махнуть рукой Дэю, мол, ты прав, нахрен все это обучение, я остаюсь жить тут.
После неприятного инцидента, закончившегося руганью со стороны стрелка и волной неприязни на сердце альгии, девушка заставила себя успокоиться и выдохнуть. По крайней мере, Дэлейн не брякнул ничего такого, чего полукровка не пожелала бы спускать ему с рук. Возможно, тут сказывался юношеский максимализм, однако ей было плевать кто он. И плевать, что она же попросилась с ним, чтобы научиться всему полезному.
Вот только себя она в подстилку для ног не записывала.
- Я уже говорил, что у меня есть один знакомый.
- Да, говорил, - с легким раздражением откликнулась Фрай. Черт побери, он это сказал прямо только что, зато не ответил, избранный или человек. Будто ей мысли читать подвластно! - Понять бы только, куда тут устраиваться, - пробормотала девушке уже себе под нос, не видя смысла делиться тревогами с Дэем.
- Я не понимаю. Не один мир пришел к одной и той же валюте? Это слишком странно для совпадения, - буркнула альгия. Или она чего-то не понимала, или стрелок лукавил. Оба варианта в равной степени не устраивали девушку. Быть глупой, что-то не зная, слишком неприятно.
- Да, идем, - она вздохнула, поднявшись с кровати, на которой рассиживала, покуда Дэй метался по всей палате и отчаянно мародерил, не упуская ни одной вещицы. Учитывая, что в этом мире он - ее подопечный и питомец, то стыда и проблем не оберешься, если их поймают на горячем. Фрай вот не сомневалась, что в палате есть камеры. Просто, видимо, скрытые от глаз.
Вышла она первой, осторожно вначале высунув рогатую голову и пугливо осмотревшись по сторонам, и лишь затем соизволив покинуть комнату.
Несмотря на потерянность от пребывания в принципе новых условиях, Фрай ощущала доселе не известное ей чувство, желая противостояния, борьбы, спарринга...
Будто рога чесались скрестить их с кем-нибудь. Непонятная агрессия прямо-таки переполняла девушку, просясь на свободу. Уже в лифте, оказавшись вновь наедине, она с раздраженным стуком копыт переступила на месте и дернула головой. Поняв, как нелепо подобное может выглядеть со стороны, - словно бодалась или грозилась этим - Фрай тут же осадила себя, покосившись в сторону Дэя.

Отредактировано Фрай (2017-08-17 22:39:19)

-1

12

Дэй бы предпочел поскорее покинуть это место. Он и без того славился своей паранойей, а тут везде, казалось, были уши. Но эта паранойя зачастую бывала оправдана. И случалось, что спасала ему жизнь. Так что этари привык доверять своему чутью. Сейчас оно просто-таки верещало, призывая поскорее убраться отсюда. Может быть, их с Фрай уже вычислили. Может быть, просто собираются устроить допрос хотя бы просто на тему, как же они сбежали от повстанцев. Естественно, захотят знать всё о тех повстанцах. Пока Фрай была в отключке, ее никто не трогал, а у Дэлейна спрашивать не считали нужным, что было на руку, конечно. Но теперь, когда альгия оклемалась и была способна разговаривать...
- Пошли отсюда, - коротко приказал Дэй. Да, именно что это прозвучало как приказ. Пусть девка и строит из себя баронессу местную, но уж этари-то лучше всех представлял себе, что она такое на самом деле. И если это всё вскроется, то им обоим несдобровать. Дэй рассчитывал на своего старого знакомого. Не факт, конечно, что тот еще жив и способен помочь, но... Кто знает. Дракон предпочитал надеяться на лучшее.
- Валюта отличается, она не идентична, - терпеливо пояснил он, мысленно удивляясь, до чего же эти рогатые парнокопытные недогадливые, - но электронные системы в разных мирах одного уровня развития схожи. Я не хочу запоминать названия их денег, а предпочитаю называть их все кредитами или кредами. Деньги - они везде деньги. Для того,
чтобы мои оказались нам полезны, мне придется немного повозиться с пристройкой их к этому миру. Я уже такое делал и, надеюсь, что в этот раз проблем не возникнет.

Но хватит болтовни. Всё это Дэлейн мог объяснить своей рогатой спутнице, когда они оказались бы в относительной безопасности. На самом деле в этом мире вполне можно было неплохо себе устроиться. Просто держаться подальше от наблюдателей и не высовываться среди обывателей.
Ремешок он присобачил на шею, кое-как закрепив, чтобы не сильно болтался, но и не давил. Если не приглядываться, то должно сойти за местный атрибут людей-рабов. Не самая приятная роль. Гордый дракон терпел это унижение, говоря себе, что это всё временно и Фрай тоже прекрасно понимает, что он - не раб, а всё, что они делают, играют. Это не более, чем мишура для отвода глаз.
Здание они покинули беспрепятственно и быстро. Дэй всё косился вокруг, будто ожидая подвоха. Словно вот-вот их остановит охрана и арестует для допроса, которого эти двое так благополучно избежали. Но так же косились и на них с Фрай. Видать, всё же колоритной парочкой они были.
- Воспользоваться такси не выйдет, деньги пока нельзя использовать, - тихо и едва шевеля губами шепнул Дэй. - Придется идти пешком. Давай вперед, я буду направлять.
Он старался говорить как можно меньше. В итоге от него можно было услышать что-то вроде "налево", "прямо", направо". В итоге с такими передвижениями они погрузились в трущобы. Тут жили не слишком обеспеченные избранные, у которых было всего-то по одному-два раба в наличии, но назвать это место бомжатником язык бы не повернулся. Даже в трущобах улицы и дома выглядели чистыми и аккуратными, просто не такими вычурными и шикарными, как в деловом районе города. Память этари не подводила, но подводило то, насколько все-таки сильно изменился город за эти годы, пока Дэй отсутствовал. Так что в поисках старого знакомого пришлось основательно поблуждать.
- Стой, кажется, пришли, - уверенности в голосе у Дэя не было. Но он остановился всё же перед широкой белой дверью, вмурованной в панели из темного прочного стекла. - Надеюсь, он еще там. Но, - Дэй выразительно посмотрел на альгию, - стучать и разговаривать придется тебе. По крайней мере, пока я не пойму, что мы пришли, куда нужно. Его зовут Андер.

+1

13

Тьфу ты. А Фрай уж успела предаться глубокомысленным размышлениям, дивясь множественному сходству в развитии между различными мирами, как то же название валюты. А то, оказывается, просто Дэй не взялся утруждать себя, чтобы запомнить местные деньги. Альгии казалось это опрометчивым: сама она тут же прикинула, что необходимо обзавестись блокнотом с карандашом, куда станет записывать хотя бы ключевые моменты очередного мира. Странно слышать, что многие предпочитали электронные деньги. Не зная наверняка, что это такое, полукровка всё-таки смутно представляла работу подобной системы. Но в чем смысл? Дэлейн сам сказал, что может взломать счет, переводя один вид валюты в совершенно другой. Куда надежнее то, до чего можно дотронуться, как думалось самой Фрай. Цифры эфемерны, и ничто не мешает дотянуться до возможности нарисовать себе пару-тройку дополнительных нулей.
На улице альгия, руководствуясь тихими и лаконичными подсказками со стороны стрелка, внимательно наблюдала за окружающими. В первую очередь стало очевидным, что "раб" у нее представительный, и потому полукровка ловила на их дуэте множество завистливых взглядов со стороны женщин.
Во-вторых, отношение к людям все-таки разнилось. Фрай попались на глаза некоторые избранные, которые казались по отношению к своей собственности лояльнее прочих. Впрочем, альгия не могла знать наверняка, насколько такое поведение приветствуется в обществе.
Засмотревшись на одного из представителей высшей касты с больно чудаковатой внешностью (две головы! У него было две головы!!!), Фрай не углядела и столкнулась с юношей, который, казалось возник перед девушкой из ниоткуда. Однако вместо возмущений тот одарил альгию лучезарной улыбкой, заставив тут же смутиться, и исчез, вручив растерявшейся полукровке листовку.
Она вчиталась в рекламку и сморщилась - бои. Подпольные драки на кулаках и всех видах оружия, высокие ставки, а так же бесплатные напитки и загадочное обслуживание по высшему классу для тех, кто приобретет золотой билет. Конечно же, эта бумажонка пророчила соблазнительную скидку на сомнительную покупку!..
Свернув флаер пополам, альгия поискала взглядом мусорную урну и, не отыскав ничего подходящего, постыдилась мусорить на улице, убирая лист в карман.
Крик за спиной заставил девушку дрогнуть и обернуться: по улице мчался человек в нескольких метрах от них. И было в его лице что-то настолько жуткое, что альгия чисто рефлекторно попятилась, прижимаясь к Дэю, а после и вовсе юркнула за спину стрелка, несмело высунувшись оттуда.
Беглец не ушел далеко - спустя доли секунды местные хранители общественного покоя настигли его. Фрай оказалась не в силах отвести взгляда от казни, остальным же это и вовсе казалось чем-то обыденным, привычным... И даже в чем-то пробуждало интерес.
Она продолжала стоять на месте, будто окаменев, хотя уже убрали тело, а лужу крови спешно замыли. Жизнь текла так, будто ничего не произошло. Никакой паники, никакого возмущения. Просто одна из собак взбесилась, и ее застрелили. Прилюдно. В назидание остальным.
Оставшийся путь альгия шла подавленной и притихшей. Она впервые в жизни увидела смерть... Настолько близко. Настолько по-настоящему.
- Но стучать и разговаривать придется тебе. По крайней мере, пока я не пойму, что мы пришли, куда нужно. Его зовут Андер.
- Ладно, - апатично и равнодушно откликнулась Фрай, - но ты не сказал, избранный он или нет...
Услышав лаконичный ответ и удовлетворенно кивнув, хотя выражение ее лица едва ли хоть сколько-то переменилось, полукровка шагнула вперед и несколько раз стукнула в дверь.
Ждать пришлось недолго: на пороге стояла уже в какой-то мере знакомая стекляшка. Только не в костюме медицинского работника, а еще отличалась от прежней ярко-оранжевым цветом.
- Добрый день, я к Андеру, - добавив как можно больше беспечности своему голову, сказала альгия.
- Ваше здравие, - сухо ответил дроид, а так же поинтересовался, - цель визита? Господин не принимает посетителей.
- У меня... послание, которое я озвучу лично ему, - тут Фрай уверенностью не отличалась, брякнув первое, что пришло в голову, и на эти признания слуга уже начал закрывать дверь. Приходилось срочно импровизировать, и последующая идея показалась ей получше. - Погодите! - врученный на улице флаер уже был поспешно извлечен из кармана, а дальше предельно скоро и аккуратно девушка сложила из него оригами в виде цветка, протягивая его машине, все-таки прислушавшейся к отчаянному возгласу. - Передайте ему вот это, - настойчиво попросила альгия. - Пожалуйста.
И когда дверь перед ними закрылась, Фрай очень надеялась, что это - явление временное. Логика проста - получивший такое "сообщение", едва ли несущее в себе угрозу, Андер обязан заинтересоваться и показать свой нос лично. А там как-нибудь, глядишь, узнает Дэя, и всё образуется само собой...

+1

14

Дракон, имея универсальную память, которая была как кладезь важной информации, попросту не желал захламлять ее глупостями вроде названия денег. Зачем? Миров такое огромное количество, в большинстве из них Дэй вряд ли побывает больше одного-двух раз. А если так, то к чему усложнять? Деньги - они везде деньги. Где-то подшаманить с ними, переделать под существующую электронную систему - и отлично. Деньги вообще в большинстве из миров решают все проблемы. Этот, к слову, не был исключением.
Идти по улице степенно и делать вид, что ты - обычный раб, не привлекать внимания и вести себя покладисто - это было просто мукой для этари. Особенно, когда он ловил на себе взгляды прохожих. Дэй вообще не любил оказываться в центре внимания, но тут он явственно выделялся. И ростом, и фигурой, и росписью кожи на открытых участках тела. И тем, что словно горой, шагал следом за маленькой Фрай, казавшейся на его фоне вообще миниатюрной. Хотя на деле дракон был не так уж и сильно выше альгии. Всего-то на десять-пятнадцать сантиметров.
Он буквально сдерживал себя, говоря, что убираться из этого мира прямо здесь, на многолюдной площади, верх идиотизма. Может быть, когда-то придется в этот мир возвращаться. Так уж лучше не обрубать для того концы. Фрай пока справлялась со своей ролью на "ура". Складывалось такое впечатление, что она едва ли не всю жизнь ждала такого момента, когда из тихой девочки станет "кем-то". А здесь избранные действительно почти что приравнивали себя к малым божествам. Чем больше способностей и чем смертоноснее они, тем занимаемое положение в обществе выше. Чем выше это положение, тем больше привилегий. Чем их больше, тем больше шанс объявить себя правящей рукой и влиять на ход истории. Это Дэю не нужно ничего подобного, но ведь есть те, и их немало, кто почитает такое едва ли не за смысл своей жизни.
Так что Фрай здесь вполне могла оказаться в своей тарелке. Пока ее не вычислили, к ней относились с почтением - вот, что значит, носить рога на голове. А еще у девчонки, кажется, шкура имелась, почти что настоящая оленья. Когда она там переодевалась в больнице, то мельком дракон углядел этот важный анатомический аспект.
- Он - избранный, - тихо отозвался Дэй. - А еще пробужденный. Такой же, как и мы.
Пробужденный Андер, который родился и всю жизнь прожил здесь, но лишь однажды воспользовался своей способностью прогулки по другим мирам, где и пересекся с Дэем. Второй раз они увиделись уже, когда этари непосредственно оказался здесь. Он тогда помог дракону сбежать от прежней владелицы. Это было давненько уже, и Дэй надеялся, что попросту о нем уже забыли и не ищут. А если случайно увидят, то не вспомнят. Тут же память не драконья.
Когда появился дроид и отозвался на имя господина "Андер", Дэй мысленно выдохнул с огромным облегчением. Значит, всё же правильно пришли. Главное, чтобы старый знакомый пустил их на порог. Но дроид на такие заявления, как озвучила Фрай, видимо, был приучен не реагировать. Благо, альгия умудрилась придумать что-то в самый последний момент, хотя Дэй уже собирался принять меры по проникновению в дом насильно.
"Бумажный цветок?" - этари был удивлен и малость разочарован. Андер станет на такое реагировать? Да и вообще с чего это он заперся отшельником и никого не принимает? Может, что-то стряслось?
- Если через пять минут не откроют, я открою сам, - тихо и вполне уверенно, чтобы проникнуться всей серьезностью слов, проговорил Дэлейн. Его рука уже снова покоилась на рукояти пистолета, который, дабы не привлекать внимания, был засунут в карман.
Но... Всё-таки не пришлось. Дверь отворилась, та самая стекляшка монотонным голосом предложила пройти. Хозяин, мол, ожидает гостей в своем кабинете. Дэй тут был, расположение комнат помнил, потому и не стал блуждать.
- Дэлейн? Черт возьми, ты ничуть не изменился, - удивление в голосе мужчины, который поднялся из кресла при виде гостей, было неподдельным. Сам Андер заметно постарел, волосы тронулись сединой, а лицо - морщинами. Прошло более десятка, а то и больше лет. Да, наверное, больше. - Что ты здесь делаешь? И... это кто? - теперь он обратил свое внимание на Фрай.
- Нам нужна помощь. Я бы воспользовался твоей электронной системой, если не возражаешь. Я помню, да, что подставлять тебя своим присутствием опасно. Как только получится вернуть деньги, мы уйдем. А она... - Дэй взглянул на альгию и пожал плечами, после чего с легким смешком добавил, - моя хозяйка.
Он не стал больше ничего рассказывать о Фрай. Да и что мог сказать? Что они знакомы всего-то пару дней и она увязалась за ним, чтобы учиться? Дэлейн Аддри - великий наставник! Ха-ха!
Если альгия что-то хотела о себе рассказать, то пусть делает это сама.

+1

15

Ну, будь в распоряжении альгии времени чуть больше, а так же объясни ей кто заранее необходимые правила игры чуть подробнее, то Фрай и проявила бы фантазию. Но когда перед твоим носом дверь начинает закрываться, а так же учитывая, что Дэй накануне упомянул, что встреча с Андером весьма важна, то хватаешься за самую первую бредовую мысль. То, что она сработала, оказалось для полукровки приятным сюрпризом. Она даже украдкой покосилась на спутника, рассчитывая услышать похвалу в очередной раз, однако Дэлейн никоим образом не среагировал. Даже когда дверь открылась.
Потребовалась пара секунд, чтобы вспомнить, что она должна идти первой. Несмотря на то, что этот мир весьма соблазнительно нашептывал на ушко альгии, что в кои-то веки теперь можно компенсировать всё, упиваясь свободой, которой так не хватало. И никто не отвергает, не презирает, не пытается задвинуть... Теперь она может взирать на простых людей так, как когда-то взирала на нее семья.
И все-таки воспитание, привычка быть под игом, накладывали свой отпечаток. Поэтому пока альгия лишь принюхивалась и присматривалась к свалившемуся, как снег на голову, счастью, не смея полноценно в него поверить.
Андеру девушка лишь молча кивнула в знак приветствия, не без любопытства уставившись на почти что старика. Дэлейн упоминал что-то вроде "если он еще не сдох" касательно своего знакомца. А тот с искренним удивлением в голосе воскликнул, что едва ли сам Дэй хоть сколько-то переменился.
Вот это мимо бдительной Фрай не прошло. Альгия не была уверена, что на этом стоит акцентировать свое внимание, однако , задумавшись, невольно пристально уставилась на стрелка, пользуясь тем, что он занят.
Теперь, оказавшись более-менее в безопасности и позволив мыслям, едва ли хоть сколько-то относящимся к делу, заполонить голову, Фрай не без любопытства задумалась, к кому напросилась в ученицы. Может быть, у стрелка не только рука представляет собой механический процесс, но и сам он, пусть и отрицал, представляет собой одушевленную машину? В Алее на такие фантазии покрутили бы пальцем у виска, но...
Но Фрай свободна от Алея и его давления в кои-то веки. Черт, как же она счастлива тому, что отныне ни в чем не ограничена! И теперь, сбежав из одной клетки, она не могла избавиться от мысли, что остаться в этом мире - снова запереть себя за решеткой. Нет, лучше быть шальной вольной птицей без гнезда, позабывшей и место, откуда сама проклюнулась на белый свет.
С Андером Фрай не имела желания говорить. Дэй ему доверяет - пусть, однако альгия сомневалась, что в данной ситуации и друг ее друга - друг ей. Поэтому сама предпочитала держаться общества стрелка, а потом, улучив минутку, тихо обратилась к нему:
- Куда потом? На ноги меня поставили, однако, раз ты озадачился поиском денег, мы задержимся тут на какое-то время. Я хотела научиться владеть оружием, - осторожно напомнила альгия, - Но... Я не... Я не могу же учиться этому на живых мишенях!
Почему-то она не сомневалась, что избранные, наверняка периодически впадающие в скуку от обилия возможностей, обзавелись и своеобразным заповедником-наоборот: полигоном, куда выпускают толпу целей. Кому-то ведь убийство приносит удовольствие?

+1

16

Первое время Андер и Дэй общались исключительно друг с другом, причем на таких пониженных тонах, будто хозяин боялся, что даже в его собственном доме у стен есть уши. Его голос был настолько тих, что даже Фрай с ее оленьими ушами ничего бы не расслышала. Потом, когда хрустальный дроид ушел, Андер переключился на альгию. Он начал ее расспрашивать обо всем, буквально засыпая всяческими расспросами - кто такая, откуда. И немаловажный вопрос - что умеет, какие способности. Причем он так смотрел на девушку, испытывающе и с едва уловимой улыбкой, будто его вовсе не ответ на вопрос интересовал, а что-то другое. Пока происходил этот разговор, Дэй, получив в свои руки электронную панельку, всецело в своё дело погрузился и, казалось, ни на что больше не обращал внимания.
- На том спасибо, - в какой-то момент он щёлкнул экраном, погасил его и отложил. Не стал говорить, удалась ли его затея или нет, - что здесь вообще происходит, Андер? Такое ощущение, что я вернулся в другой мир.
- Может быть, это отчасти и так, - пожал плечами мужчина. - Что происходит? Война происходит. Повстанцы смелеют, избранные отвечают им каждым разом всё более радикальными мерами.
Радикальные меры... Дэлейн ничего на то не сказал, но много чего успел подумать. В прошлый раз ситуация была куда более мягкой. Никто не бросался в открытые конфликты. И уж тем более не страдал город от этого. А один лишь вид разгромленного парка, будто тот стал местом боевых действий и причем совсем недавно, вызывал какую-то нелепую дрожь. Дэй всё вглядывался в лицо старого знакомца, вслушивался в его речи, будто вылавливая в интонации любую подозрительную нотку. Однако ни жестом, ни словом не выдавал своей подозрительности. Как-никак, а они с Фрай сейчас нуждались в помощи Андера.
Разговор плавно тек из одного русла в другое. Ещё немного поговорили об грянувшей с новым оборотом войне. Притом Дэй больше спрашивал, а Андер выдавал информацию порциями и осторожно. Кажется, натянутое недоверие друг к другу, укрытое за масками вежливой учтивости, было у них взаимным.
Впрочем, засиживаться здесь дракон, видимо, не собирался. Сам себе на уме, он, пожалуй, и альгии не стал бы рассказывать, чего там уже надумал и почему спешил убраться отсюда, едва сделал всё, что хотел, касательно денег.
- Ну что ж, не буду больше подставлять тебя. Мы и так задержались, - он поднялся и степенно попрощался. Дэй старался не торопиться, дабы эта порывистость в итоге не обернулась во вред. Ведь, как известно, если от собаки бежать, она непременно погонится следом.
- Один совет напоследок. Ошейник тебе надо сменить на более подходящий, если ты хочешь продолжать держать свою маскировку, - Андер пожал дракону руку и кивнул Фрай. Что-то в этом кивке говорило "был рад знакомству, но, надеюсь, оно не повторится".

Когда они с Фрай покинули дом Андера, Дэй ещё некоторое время молчал. Он принял подарок старого знакомца, но как-то незаметно нервничал, застегивая его на своей шее. Ошейник... Этот непременный атрибут рабской силы должен был быть на прислужнике избранного. Дракон всё понимал. Но гордость возмущалась, что лучше бы они избрали мир, где всё наоборот. Где Дэй был бы хозяином, а мелкая слизнячка - рабыней. Впрочем, скользнув лениво по ее пресной фигурке взглядом, Дэй тут же признавал, что в качестве рабыни она ни к чему не пригодна. Даже к сексу.
- Обоснуемся подальше от стражей и поближе к беспорядкам, - сказал дракон чуть погодя и уже, наверное, по привычке едва шевеля губами. Средства были. Это основное, что обычно требуется для проживания в любом мире. - А как обоснуемся, так и решим, что делать дальше.
Плохо, что тут особо не заработаешь. Деньги водились только у хозяев, рабам и слугам иметь свои средства не полагалось. А отдавать карту Фрай со всеми своими сбережениями... Уж простите, но Дэлейн не настолько ей доверял.
"Ладно, выкрутимся", - подумал он. Всё равно одна она никуда ходить не будет.
Ошейник Дэй застегнул таким образом, чтобы в любой момент мог его снять обратно. Ремешок вернулся к хозяйке, теперь он без надобности. Теперь, когда они с Фрай миновали центр и ушли в трущобы, на них мало кто обращал внимания. Да и то львиную долю этого внимания получал Дэлейн. Видимо, колоритная внешность обязывала.
- Тут можно найти такие себе центры, - тихо пояснил он. - Там и жилье, и пожрать есть, и места для всяких развлечений. Если хочешь учиться, то самое оно.
Никто никому не нужен, если не нарушаешь правил и не высовываешься. Дэлейн посчитал, что одно такое заведение, нарисовавшееся как раз на горизонте, подойдет как нельзя лучше. Направился как раз туда.
- Говорить будешь ты. Затребуй номер из двух комнат, карту я тебе не отдам. Если будут спрашивать, почему деньги у меня, скажешь, что я еще никогда ничего не потерял. Надежнее сейфа. В общем, придумаешь что-нибудь на этот счет. У тебя с фантазией неплохо, справишься, - вообще для рабов и слуг комнаты были не предусмотрены, и дракон знал это прекрасно. Рабы обычно спали на полу или в специально отведенных помещениях подальше от господ. Но тут уж Дэй ни за что на такое бы не пошел. То есть девка за его счет будет нежиться на пуховых перинах, а ему - коврик у двери? Да сейчас же блять! Так что здесь этари даже на компромисс бы не согласился. Только отдельная комната. Идеально - с душевой. Совсем идеально - с полуголыми массажистками, но то уже, увы, из разряда фантастики.

Отредактировано Дэлейн Аддри (2017-09-10 11:31:44)

+1

17

С колоссальным запозданием Фрай поймала себя на том, что ничто не будет как раньше. На прежней жизни поставлена точка. Больше не придется продирать глаза по тошнотворному звону будильника, брести на работу, исполнять то, что от нее требовалось, чтобы вернуться в конуру по имени дом. Теперь девушка свободна, как птица, и, подучившись хоть сколько-то, полноценно будет решать за себя, что ей делать и куда следовать.
И это было странно. Однажды оковы родительской тирании спали с нее, когда альгия сама по себе переместилась в Лладем, однако сомнительное и странное счастью, поскольку в мире средневековья и магии свобода было своеобразной, а так же не всегда доступной, продлилось недолго, и Фрай вновь оказалась в Алее.
Теперь всё будет иначе - не возникало почему-то сомнений. И всё-таки девушка не доверяла: ни самой себе, ни Дэю в полной мере, ни сложившимся обстоятельствам. Будто некогда пойманная зверушка, которую все-таки решили отпустить на свободу, нерешительно мнется в своей клетке, опасаясь и нос высунуть за приоткрытую дверцу.
Отчасти тут, конечно, играла свое навязанная привычка жить по чужим правилам, приняв их, скрепя сердце. Обошлось и не без участия вполне себе реальной угрозы погибнуть, как то случилось в живом доме.
В общем, Фрай, пользуясь тем, что практически никому сейчас не нужна, тихонько ушла в свои мысли. Андер, пытающийся завести с ней беседу, потревожил размышления девушки, однако толком никаких ответов не добился. Быть может ее спутник и доверял этому человеку, однако сама по себе альгия предпочитала не распространяться лишний раз о своей личности. Ответы ее звучали лаконично, туманно, а в подчеркнутой вежливости не особо таилась просьба оставить ее в покое.
Всем троим, кажется, здесь было не по себе: Дэй тоже не вел себя так, будто встретил старого друга. Фрай была рада, когда стало ясно, что стрелок собирается уходить.

- Что делает ошейник? - тихо поинтересовалась Фрай уже на улице, застегивая возвращенный поясок на причитающемся ему месте. Ей слабо верилось в то, что это обычный знак отличия человека от избранного. Куда уместнее контролировать раба болью, наказывая оной в необходимые моменты. Или контролировать передвижение. В общем, доверять этому подарку, как считала полукровка, не стоило.
Лично ей не понравилась идея выбора беспорядков, а не стражей, и потому девушка сморщилась на такое заявление со стороны Дэя. Спорить все-таки не стала.
А вот центры, несущие в себе закрытую систему "сон-еда-развлечение" не могли не вызвать интереса. Один из них, как поняла альгия, был далеко впереди. Огромное стеклянное здание, от одного взгляда на которое кружилась голова. Ночью здесь было бы красивее, даром, что не самый престижный район. Любой, наверное, город в любом мире проявлял себя во всех красках и огнях именно в темное время суток.
- Как скажешь, - кивнула она. Вот уж словно позабыла внезапно о роли, которую вначале с охотой примерила. Но Фрай невольно задумалась касательно денег: ей, стало быть, транжирить и тратить на то, что вдруг придется по вкусу сердцу, нельзя? В то же время Дэй достаточно легко манипулировал деньгами различных миров, а потому... может, не стоит так глупо экономить цифры, нарисованные на экране?

Комплекс - кстати, назывался он "Немезида" - девушку ослепил едва ли не в буквальном смысле слова. Здесь было шумно, здесь была целая толпа разномастных избранных, не похожих друг на друга. Вывески сверкали, а объемные голографии местных звезд и известных персонажей бродили и рекламировали с вежливой улыбках на губах то, что в них запрограммировали. Альгия не сразу поняла, что эти полупрозрачные фигуры не обязательно обходить - в первый раз она отпрянула в сторону, врезаясь в Дэлейна, когда поняла, что странный трехглазый тип, почему-то рассказывающий ей про новый аромат парфюма небезызвестной фирмы "Locca", идет на таран и сворачивать не собирается.
Стеклянный лифт вызвал вообще детское восхищение и восторг - возле него полукровка замерла едва ли не на минуту, наблюдая за тем, как кабина курсирует на верхние этажи и обратно.
Фрай нервничала в незнакомом и слишком шумном для нее новом месте, поэтому то и дело косилась на стрелка, надеясь хотя бы в его глазах увидеть тень ободрения.
Тем не менее, заполучить двухкомнатный номер удалось без проблем. Парень на ресепшене, впрочем, проявил вялый интерес к тому, что именно у раба находятся все финансы, однако, проследив за явно нервничающей и производящей впечатление рассеянной альгией сделал свои выводы, не став докучать расспросами. В конце концов, бывает же так, когда богатенькие родители покупают не столько игрушку своей ненаглядной доченьке, на которую нельзя положиться, сколько надежного телохранителя, которому дан список инструкций на каждый случай? Работник за стойкой видал таких немало, а потому чего-то сверхнового для себя не обнаружил.
Фрай же, теребя в руках ключ-карточку от комнаты, нервозно обернулась на Дэя, а потом пошла в сторону комнат.

Отредактировано Фрай (2017-09-18 21:54:04)

+1


Вы здесь » Фантазис » Что-то невразумительное » Пешки и ферзи