Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаары пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четверолапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Бытовая зарисовка


Бытовая зарисовка

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Заявка.

Название флэшбэка: Бытовая зарисовка.

Общее описание: Своеобразный дневник, повествующий о встречах - случайных и намеренных, - Хлои и Торна за последние десять лет. Ничего необычного - обычные бытовые зарисовки о том, о сем. Они не для вас. Они - для нас.

Предполагаемые участники: Торн Хейл, Хлоя.

Предполагаемые место и время действия: Кера. Действия происходят в временном отрезке, находящемся между их первой и их последней встречей - начиная с десятилетней давности и до прошлого года.

Дополнительная информация: Без информации.

Принято. ПС.

0

2

Вторая встреча. Семь лет назад.

О, сколько раз она уже пыталась подать свое неожиданное появление в правильном контексте - и так, и эдак она появлялась в этой гребаной спальне и, слава всем благим чертям, ещё ни разу не наткнулась ни на Торна, ни на кого-то ещё. За время своих трусливых посещений она успела научиться определять время в Кере в соответствии со временем на Алхоре и, исходя из этого, пыталась определить, когда хозяин квартиры возвращается с работы и когда на эту саму работу уходит. Конечно, прошло уже немало времени, и Хейл мог сменить обстановку - и место работы, и график и, чего уж тут,  квартиру.
В последнем случае Хлоя выглядела особенно глупо и потому старалась не думать о таком варианте. Она вообще старалась не думать в этой ситуации. О том, мог ли съехать Торн. О том, вспомнит ли он замызганную девчонку, которую однажды приютил. О том, зачем она вообще мелькает туда-сюда и зачем, собственно, хочет снова с ним встретиться.
Голос в голове постоянно молол всякую несусветную чушь, ругался и  сыпал проклятьями  каждый раз, стоило только девушке вновь оказаться в спальне, из которой она сбежала три года назад. Возможно, он лучше Хлои знал, что она тут делает, чего хочет и почему поступает именно так, а не иначе. Но как раз в этом вопросе Эммерс спрашивать у соседа по голове его мнения не собиралась.

В очередной раз набравшись смелости, сверившись с часами, поставленными на керийское время, фалакс глубоко вздохнула и, под цветастые ругательства, разносящиеся под сводами черепа, переместилась в Керу. Если она рассчитала все правильно, сейчас был вечер пятницы. Он должен был с минуты на минуту вернуться домой с работы.
Интересно, что он скажет в ответ на её внезапное появление? Скажет ли вообще хоть что-то? Узнает? Нет? Может, он будет не один? Или это будет совсем не он?
Фалакс нервничала – будто новичок перед важным заданием. Выявить причины волнения она не могла, да и не хотела – копаться у себя в голове она не любила, ведь там, помимо неё, был и другой постоялец. Злой, ехидный и ни капли не дружелюбный постоялец – такой же, как и сама Хлоя.
За дверью раздался какой-то шум и девушка аккуратно выглянула в приоткрытую дверь. На стене напротив висел огромный телевизор, а на диване перед ним развалился, судя по всему, сам хозяин квартиры. Точно было не разглядеть – в комнате было довольно темно, а свет от экрана телевизора ещё больше мешал рассмотреть окружающие детали. Кто-то сидел и, судя по всему, пил пиво, но определить личность сидящего, пока он развалился на диване спиной к Хлое, было невозможно.
Поколебавшись несколько секунд, девушка тихо вышла из спальни и отошла в сторону. Лучше видно не стало, но, зато, теперь никто не решит, что она забралась в квартиру через спальню.
- Привет, - не громко, но достаточно, чтобы мужчина услышал, сказала Хлоя. Конечно, она бы предпочла, чтобы перед ней оказался Хейл, однако была готова сбежать в случае, если это окажется не так.

0

3

Ощущение, что под задницей находится бочка с порохом, не покидало Торна давно, проблемы, такие типичные для жителей Керы, но от этого не становящиеся менее раздражающими, преследовали его ежедневно, давно став привычным атрибутом любого дня, буднего, выходного или праздничного. Эта бочка могла бы рвануть в любой момент, как только иссякнут почти (почти!) не имеющее границ терпение мужчины. Он чувствовал, что конец его спокойствию близок, так как невозможно же тонуть в болоте бесконечно. Тут и работа выжимала из мужчины все соки, и личная жизнь постоянно балансировала на грани полного ее исчезновения, случайные связи надоели, да еще и друзья становились в тягость из-за постоянно возникающих с их стороны предложений вылезти куда-то в шумное место, упиться до состояния овоща и попытаться зацепить силой своего безграничного обаяния какую-нибудь мало-мальски симпатичную особу. Хейл не хотел ничего из вышеперечисленного, так как уже успел пресытиться этим, поэтому в последнее время предпочитал проводить свободные от дел часы в одиночестве. Он тратил время впустую - сидел перед телевизором, смотрел кино, выпивал по паре бутылок пива, а после уползал в спальню, спать до утра, чтобы снова проснуться под раздражающие звуки утреннего будильника и начать проживать новый день, ничем от предыдущего не отличающийся. Торн давно не испытывал никаких новых ощущений, хоть и не был удовлетворен и вполовину той жизнью, которую жил. Хейлу грешно было жаловаться, ведь он не делал ничего, чтобы изменить сложившееся положение вещей. И он не жаловался, не выливал на окружающих свой негатив, никого не загружал своим нытьем, он как будто бы ждал живительного пинка, который толкнул бы его в сторону хоть каких-то перемен. Если пинок не произойдет извне, то случится сам по себе, внутренний. Хоть переехать, хоть работу сменить, хоть что-то сделать. Потребность была, только сил, казалось бы, неоткуда было взять.
Ему всего двадцать восемь, а он уже погряз в рутине по самую макушку. Поводов для ненависти к себе было предостаточно, но он и от этого устал...
Этот вечер тоже ничем не отличался от ставших давно привычными - телевизор; какой-то второсортный триллер, в самом начале которого умрет темнокожий, а за ним - грудастая блондинка; пиво в стеклянной бутылке и пакет с чипсами. Как только при таком образе жизни мужчина еще не стал похож на бесформенный мешок с жиром - вопрос интересный, конечно.
Приглушенный свет в комнате не бил по глазам, не создавал лишних теней, был окутывающим, мягким. Мужчина не услышал, как сзади кто-то появился. Может, даже если бы кто-то постарался обчистить его жилище, вынеся оттуда все, кроме дивана и телевизора, он бы все равно ничего не заметил.
- Привет.
От неожиданности мужчина затаил дыхание замер на мгновение. Привет? Кого, черт возьми, притащило в его уютное логово? Голос был ему не знаком, вернее, он не вспомнил сразу же ту, кому он на самом деле принадлежал, а голоса тех, кто в последнее время оказывался здесь по его приглашению, он не запоминал, как и их имен, телефонных номеров, адресов и лиц. Он развернулся, так и не вставая, чтобы увидеть потревожившую его покой. Увидел. Замер, уставившись на слабо освещенную фигуру.
- АААААААААААА! - послышалось из телевизора. Блондинку с сиськами, кажется, схватили, но раздавшийся визг не заставил мужчину выйти из ступора.
В приглушенном свете видно было плохо, но Торн узнал в маленькой фигуре, в свободной одежде, в растрепанных волнистых волосах ту, которую видел всего однажды, ту, уходу которой помешать не смог, ту, которая больше никогда не появлялась в его жизни. Это было давно, настолько, что Хейл во-первых, не ожидал, во-вторых, уже почти забыл.
И как она попала в его квартиру? И зачем?
- Что? - не веря собственным сам себе, переспросил он. Глаза Торна округлились, как будто он увидел призрак своей прабабушки, даже рот приоткрылся от удивления. В его стиле - спрашивать и недопонимать. И Хлоя за время их короткого знакомства успела столкнуться с этим сотню раз. Кажется, грядет новая сотня.

0

4

Судя по непродолжительному отрывку, который успела увидеть Хлоя, Торн смотрел что-то совершенно идиотское и плохо сочетающееся с распространенным во многих мирам понятием "кинематограф". Конечно, огромная, выдающаяся грудь одной из героинь творящегося на экране недоумения, могла компенсировать некоторые недочеты этой киноленты, однако Эммерс, почему-то, была уверена, что этого будет мало. Даже не смотря на то, что этого было очень, очень много. Вот такой вот сомнительный парадокс.
- Что?
Хейл, конечно же, недоумевал и, судя по всему, пытался понять, как фалакс попала к нему в квартиру. Чуть позже, с совсем легким опозданием, во взгляде его мелькнуло узнавание, переходящее в не просто недоумение, а в потерю последнего шанса на нормальное восприятие сложившейся ситуации. Хлоя даже улыбнулась, вспоминая его ничего не понимающую физиономию в первую их встречу - после того, как она волшебным образом исцелилась, после её внешнего изменения, после всех ответов, которые он умудрился добиться из их разговоров.
Голос в голове ворчал, но тихо, не вдаваясь в подробности этого самого ворчания. Несколько лет, проведенных в борьбе с ним и самой собой, не прошли бесследно - сосед перестал быть таким наглым, таким громким и, кроме постоянных замечаний, почти ничего не привносил в, ставшую куда более спокойной, жизнь фалакса. Последний серьезный, продолжительный приступ случился чуть более года назад и девушка имела полное право гордиться тем, как долго и как успешно противостоит своему крайне неприятному и проблемному недугу.
Конечно, сейчас смысли о Голосе и расстройствах собственной личности отошли для Хлои на второй план. Она так долго планировала вернуться в эту гребаную квартиру, что все остальное стало каким-то не очень значительным. И вот теперь, стоя перед тем, кто, сам того не зная, скорректировал курс жизни Хлои в правильном направлении, девушка понятия не имела, что сказать.
- Что "что"? - спросила она, продолжая довольно лыбиться в ответ на недоумевание Хейла. Интересно, может, у него вообще всегда такое выражение лица, а она думает, что он ничего не понимает? - Давай угадаю - ты опять ничего не понял?

0

5

- Что "что"? - переспросила Хлоя, с улыбкой глядя на Торна. - Давай угадаю - ты опять ничего не понял?
Он схватил пульт от телевизора и выключил звук, после чего встал с дивана и направился прямо к девушке.
- Как ты вообще сюда попала? - спросил Хейл, взглянув на закрытую дверь. Да, она определенно была закрыта, даже цепочка на двери не позволила бы бесшумно ее открыть, если только девушка не зацепила ее после того, как вошла. Вряд ли Торн стал бы оставлять дверь открытой, вернувшись домой. Хотя... Он пытался вспомнить, каким были его действия после пересечения порога квартиры, но не мог, так как все его действия были, казалось, отработаны до автоматизма. Вроде, зашел, закрыл дверь, отнес продукты на кухню, умылся и уселся смотреть этот кинематографический шедевр. Даже ключи виднелись в специально предназначенной для них подставке на тумбочке у двери. Разве только Хлоя и дверь закрыла, и ключи уложила на их законное место, о котором она вряд ли запомнила бы...
"Айййй, да черт с ним," - решил для себя Торн, в последний раз оглядевшись и кинув взгляд на приоткрытое окно. Да даже если она в него влезла по пожарной лестнице, от этой девчонки можно было этого ожидать. Она умела удивлять, насколько мужчина помнил. Как она только умудрилась пробраться в квартиру бесшумно? Впрочем, усталость, легкое опьянение, громкие звуки и яркая картинка на экране - верный путь к тому, чтобы отвлечь внимание человека вроде Торна.
Хлоя была права, он снова ничего не понял.
- Привет, блять. Ты бы хоть, ну, не знаю, под окном покричала, или позвонила, или в дверь постучала. Хоть как-то себя обозначила бы, прежде чем врываться в квартиру.
Могло показаться, что Торн зол, но он был больше растерян, чем недоволен. Он улыбнулся, наконец, когда смог унять сбившееся от неожиданного волнения дыхание. Приятно было видеть ее, целую и невредимую, выглядящую лучше, чем в моменты их первой встречи. Как будто даже кости перестали выпирать и вид стал более живым, что ли. Повзрослела, как будто бы. Хейл не знал, сколько лет Хлое, но теперь она выглядела уже не на еле-еле шестнадцать, стала больше похожа на девушку, чем на несуразного подростка, хотя обилием женственных изгибов она не обладала ни тогда, ни сейчас.
- Я, кажется, говорил тогда, что буду рад тебе, - он с коварным прищуром посмотрел Хлое в глаза, - И да, я рад. - по-доброму усмехнулся он, - Ну, что ты там стоишь-то, голодная, небось? - спросил Торн, припоминая, как за три дня девчонка съела недельный запас еды. Как будто не было всех этих лет, как будто Хлоя вернулась после дня отсутствия, в не спустя три года.
Лезть с радостными приветственными объятиями он не стал. Это было свойственно для него, но казалось совершенно несвойственным для девушки. Пугать и раздражать ее он не хотел.

0

6

- Как ты вообще сюда попала? - этот вопрос, как и следовало ожидать, сильно волновал хозяина квартиры. Торн то и дело косился на дверь, продолжая убеждаться, что она крепко заперта и никто посторонний - например, Хлоя, - не попадет в жилое помещение без ведома Хейла. Подобная реакция еще больше развеселила девушку и она, чтобы в очередной раз сбить мужчину с толку, сделала недоуменное лицо и пожала плечами - мол, понятия не имею, только что сидела дома, починяла электромагнитный мюонный примус, а потом раз, и стою в чужой квартире, смотрю по телевизору приключения грудастых орущих блондинок.
- Привет, блять. Ты бы хоть, ну, не знаю, под окном покричала, или позвонила, или в дверь постучала. Хоть как-то себя обозначила бы, прежде чем врываться в квартиру.
- В следующий раз я спою под окнами, так и быть, - сообщила Эммерс, с трудом сдерживая смех. Пожалуй, именно этого недовольно-недоуменного лица ей не хватало. Конечно, бедного Торна было немного жаль - он ведь понятия не имел о других мирах, в том числе и об "Алхоре", а потому при каждой встрече с Хлоей его мозг подвергала совершенно неожиданным и непредвиденным нагрузкам. Возможно, когда-нибудь это сведет здоровяка с ума.
"Если так, то я за!" - сообщил Голос и фалаксу показалось, что этот гад отплясывает у неё в голове какой-то замысловатый, радостный танец. Странные, очень странные ощущения.
- Я не голодна, - ответила девушка на предложение поесть. Он что, все всегда кормит? Думает, она пришла к нему за едой? Хотя... - Хотя, знаешь, жрачка у тебя ничего такая, так что давай. - махнула рукой Хлоя и проследовала за Хейлом на кухню.
Ну ладно, если она пришла не за едой, то зачем? На кой хер она приперлась в этот отсталый, но уютный мирок к человеку, которого видела всего один раз в жизни пару лет назад?
"Правильней было думать об этом до перемещения, а не сейчас" - сообщило второе "я" Хлои и та не нашлась, что возразить. Было бы, конечно, правильней, но поступать всегда правильно - это не для неё. Куда лучше и интереснее принимать необдуманные, внезапные, порою глупые решения, а потом разгребать возникшее из-за них дерьмо. Вот такой вариант - как раз то что надо.

0

7

Торн вообще ничего понять не мог, в то время, как Хлоя, похоже, только веселилась, наблюдая за его реакцией. Как будто она регулярно наведывалась к людям в гости спустя сто лет с момента последней встречи, каким-то образом проникала в жилища и появлялась в самый неожиданный момент. Как будто у нее хобби такое, ниндзя, блин. Смешно ей.
Девушка попыталась сделать вид, как будто и сама не понимает, что здесь происходит, однако задорный огонек в глазах выдал ее, Хейл в случайность этих событий не поверил, да и был бы идиотом, если бы допустил возможность подобных совершенно неожиданных и незапланированных приключений.
- В следующий раз я спою под окнами, так и быть, - отозвалась девушка, едва не расхохотавшись. Ей действительно пришлось сдерживать рвущийся наружу смешок.
Торн, видя ее забавную реакцию, тоже улыбнулся. Каким бы образом она ни попала в его квартиру, против он не был. Во-первых, компания, хоть какое-то общество. Во-вторых, уверенность, что не зря все-таки он три года назад вытащил ее из заварухи. В голове возникла мысль, что, возможно, Хлоя сама не ожидала его здесь увидеть. Может, она здесь и не в первый за последнее время раз? Может, она приходила и раньше, когда его не было дома? Он, правда, не находил следов чужого присутствия, не обнаруживал пропажи вещей или денег, не замечал даже, что предметы смещены с привычных мест, не чуял посторонних запахов. Возможно, будь у него пес, как раньше, выявить чужое появление было бы проще, но, увы. Или, ища встречи с Торном, она пряталась, чтобы выйти в самый, по ее мнению, удачный момент? Под кроватью, что ли? И сколько она могла там пролежать?
«Она сведет меня с ума,» - заключил в мыслях Торн, не подозревая, что Хлоя примерно о том же и думала в этот момент. Факт оставался фактом - еще пара-тройка таких неожиданных появлений, и Хейл решит, что сходит с ума, и предпочтет обратиться к врачу за помощью. Может, девушки этой вообще не существует? - «Я брежу.»
- Спеть - отличная идея, - после нескольких секунд молчания сказал Торн. Голос прозвучал неуверенно, рассеянно, отвлеченно.
Сначала Хлоя, вроде как, отказалась есть, но потом тут же изменила свое решение.
- Хотя, знаешь, жрачка у тебя ничего такая, так что давай, - сказала она, придя, видно, к выводу, что лишний раз перекусить ей точно не помешает.
Они оба прошли на кухню. Торн перещелкнул выключатель, и Хлоя могла осмотреть осветившееся лампами теплого света помещение. За последние три года здесь почти ничего не изменилось, только стол со стульями были другие и отсутствовали миски для собаки. Пропали всякие статуэтки, что приволок сюда не Торн, и почти все фотографии с холодильника.
Вопрос о том, чем кормить незваную гостью, даже не стоял. Открыв дверцу холодильника, Хейл выставил на стол несколько объемных емкостей с пирожками.
- Ко мне мама заезжала вчера. Она не может не привезти с собой еды на месяц вперед, а я не могу все съесть. Так что ты удачно зашла, - он извлек из ящика тарелку и уложил на нее пирожки, сколько - не считал. Тарелка отправилась в микроволновую печь. Щелкнула кнопка электрочайника, и он зашипел, подогревая воду. Торн насыпал в заварник ароматный черный чай - он почти перестал пить чай из пакетиков. Выставил на стол сахарницу, корзинку с конфетами и печеньем, пока еще пустые чашки, а также, именно перед Хлоей, тарелку с горячими пирожками.
- Приятного, что ли, - он развел руки в стороны, как будто не зная, что сказать или предложить. - Чайник сейчас закипит.
Хейл всматривался в лицо старой знакомой, изучал ее, как будто видел впервые. Он все еще не представлял, как она оказалась в его доме. И зачем.
- Не думал, что еще когда-то тебя увижу. Умеешь удивлять, - сообщил он, наливая воду в заварочный чайник. - Сейчас.
Мужчина вышел на полминуты в гостиную, вернулся со своим недопитым пивом. Хейл налил в Хлоину чашку заварку, разбавил кипятком. Сам же Торн уселся, наконец, отодвинув подальше от себя все еще пустую чашку.
- Рассказывай. Ты просто так, в гости решила заглянуть, или причина есть? - спросил он.

0


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Бытовая зарисовка