Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » На хрена нам война


На хрена нам война

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Заявка.

Название флэшбэка: На хрена нам война.

Общее описание: Что может быть лучше отдыха под жарким солнцем на курорте Таэтрики? Только спокойный отдых на курорте Таэтрики. К сожалению, в этот раз любимое место уже будет занято непрошеным гостем, от которого очень сложно избавится. Уничтоженные здания, реки крови и гибнущие в панике люди обеспечены.

Предполагаемые участники: Ксин Риш, Хлоя.

Предполагаемые место и время действия: Таэтрика. Три года назад.

Дополнительная информация: Ксин будет за мастера.

Принято. ПС.

0

2

Жизнь здесь похожа на кадры из черно-белого фильма, одного из тех, что люди условной современности смотрят, чтобы получше узнать свое прошлое. Но мало кто из счастливых обладателей плоских телевизоров имеет хоть малейшее представление о том, что их прошлое пятидесятилетней давности для кого-то является настоящим в эту самую минуту. Тот же образ жизни, тот же уровень развития, та же мода, привычки и новшества, разница только в наличии цвета и некоторых особенностях самой действительности.
Здесь было приятно и спокойно находится, несмотря на нарастающие конфликты местных жителей. Пока не для всех очевидна проблема, а кому-то вроде Ксин вообще нет никакого дела до местной социальный сферы, лишь бы продолжала существовать индустрия развлечений. Когда мир выходит на новый уровень развития, в жителях возрастает желание потреблять, использовать новшества по полной программе, что влечет за собой неизбежное возрастание количества предложений. Родон был как раз на заре развития, в том приятном отрезке, когда цены еще не успели подскочить, а доступность разного рода товаров и услуг уже успела распространиться.
Здесь даже травку и кокаин раздавали почти бесплатно. Но не за этим прибыла сюда Ксин. Она хотела просто отдохнуть, побыть в тишине, покое, прогреть свои нестареющие кости под местным солнцем и понежиться в соленых водах местного безграничного океана.
За долгие годы регулярной смены места жительства Ксин научилась игнорировать чужое внимание и правдоподобно округлять глаза во время разговоров о том, что она странная. Здесь это тоже было необходимо. Местные, при их уровне жизни, не привыкли видеть тех, чья кожа была бы покрыта краской более, чем на девяносто процентов, да и сам по себе привычный стиль Ксин никак не подходил под здешний. Она выбирала для себя наиболее уединенные места, и, как ни странно, одним из таких был один из крупнейших отелей, в котором всегда тьма народа. Но здесь же множество входов и выходов, и огромное количество совершенно разных постояльцев, постоянно сменяющих друг друга, здесь никому ни до кого дела нет. В этом круговороте разных людей легче всего остаться незамеченным.
Риш, скинув на песок всю лишнюю одежду (все, кроме плавок) бодрым шагом направилась в прохладные синие воды. Что-что, а плавать она любила. Вокруг никого - прекрасная возможность избежать взглядов и недовольного шепота за спиной. Прекрасная возможность отдохнуть.

0

3

Хлоя любила воду – практически во всех её проявлениях. Нередко она вспоминала тот момент, когда перед её глазами впервые предстало море. Высшие силы, это было чем-то сродни потрясению, ужасу и просветлению одновременно – привыкшая к вечному дефициту всего на Алхоре, фалакс даже представить себе не могла такую массу воды, собранную в одном месте только для того, чтобы в нем плескались представители местных форм жизни.
Конечно, первые впечатления быстро прошли и теперь Эммерс воспринимала все эти огромные скопища воды как должное и, обычно, не упускала возможности воспользоваться их наличием. Пусть она и не является образчиком чистоплотности и опрятности, но, при наличии должного количества воды, она могла размокать в ней часами. И именно поэтому она уже довольно давно, приглядела себе в одном богами забытом, отсталом мирке одно приятное местечко,  с чистой, теплой – в зависимости от сезона, конечно же, - убаюкивающей водой, в которой могла нежиться несколько дней подряд. Нежиться, полностью выкинув из головы все проблемы – Алхоры, Керы, Эха и прочих ублюдских миров, с которыми её, по различным причинам, приходилось часто контактировать.
Хлое не было дела до здешних политических дрязг, до внутренних конфликтов, расовых несогласий и прочего говна, в котором она не имела ни малейшего желания участвовать. Она приходила в этот мир для одной единственной цели – отдохнуть. И ничто, совершенно ничто не помешает ей и в этот раз выполнить этот простой план.
- Вот дерьмо! – Эммерс пришла на свое любимое место и обнаружила, что этот уютный кусочек местного рая уже оказался кем-то занят. Впервые за много лет.
Отель располагался на окраине довольно крупного мыса и, по сути, был окружен парой десяткой тихих, уютных бухт и одна из них, как уже привыкла считать девушка, была её личной. Она бы никогда её не обнаружила, если бы ей не посчастливилось оказаться в этом мире именно там, по колено в ледяной зимней воде. Со стороны это уютное местечко было практически незаметным, а потому, обычно, всегда пустовало. Но теперь сюда кто-то  заявился.
Хлоя с недовольной миной разглядывала брошенную на песок одежду, после чего подняла глаза к воде, где различила плавающую среди сверкающих волн фигурку.
- Вот дерьмо… - повторила фалакс обреченно, после чего сплюнула на песок и, в сердцах пнув чужие шмотки, прошла чуть дальше. Отойдя на десяток метров, Хлоя плюхнулась на песок и задумалась. Понятное дело, что в этот раз отдых оказался испорчен. Но неизвестно, когда ещё получится сюда выбраться. Уж точно не в этом году – «Сон» затевал долгосрочный рейд к носу корабля, там будет не до прогулок по солнечным пляжам.
Она кинула сумку рядом. Там не было ничего действительно ценного – лишь местный вариант денег и сменная одежда, чтобы не выделяться на фоне окружающих. Все ценное она оставила в своей комнате в Кере – там, где хранила вообще все важное и полезное, либо то, что посчитала таковым.
Хер с этим незваным гостем, пусть барахтается. Хлоя пришла отдыхать и размокать в теплой морской воде – Хлоя будет отдыхать и размокать в теплой морской воде.

0

4

Ксин любила воду нездоровой для огненного создания любовью, она готова была проводить в ней часы напролет, что и старалась делать по мере возможности. Ничто и никто не мешал, можно было плескаться, плавать, нырять да и просто лежать звездой на блестящей рябой поверхности, раскидав конечности в стороны. Вода успокаивала, как будто смывала проблемы, навевала приятные, плавные мысли, которые проносились в голове с такой же ненавязчивой легкостью, с какой переливается водная гладь при штиле. Открыв глаза под водой, можно было увидеть причудливые водоросли, камни и забавных морских обитателей. Ксин ныряла, заняв себя бессмысленным, но отчего-то забавляющим ее делом - сгребала песок со дна и вытаскивала на поверхность в попытках найти какой-нибудь интересный камушек или ракушку. Нет, сувениры ей были не нужны, все найденное она почти сразу выпускала из рук, просто такое незамысловатое действо неплохо отвлекало от насущных дел. Какое-то ребячество, но почему бы и нет, пока никто не видит?
Риш изредка поглядывала в сторону берега, чтобы проверить, не стащил ли кто ее скудное барахло. Не то, чтобы ей было бы сильно жаль одежды или тех грошей, что были небрежно сунуты в карманы штанов, но разгуливать во всем своем нагом великолепии по людным местам у нее особого желания все же не было. Впрочем, заинтересуй кого тот мусор, что она имела привычку на себе носить, вряд ли этари могла бы воспрепятствовать краже, находясь от берега на приличном расстоянии, но хоть подготовиться морально возможность имела.
Долгое время ни на берегу, ни в воде не наблюдалось никого, как всегда, пустынный пляж, куда, как ни странно, никто не заглядывал, несмотря на непосредственную близость к оживленному отелю и, в целом, городской местности, где кипела жизнь. Ксин считала это место особенным, его как будто специально некто оградил барьером, не позволяющим проявлять интерес к заводи.
Очередной взгляд, и внимание тут же сосредоточилось на маленькой фигурке, совершившей странное действие с валяющимися в беспорядке на песке вещами.
"Пнул, что ли?" - Риш нахмурилась, вглядываясь, но так и не смогла толком понять, что происходит. Как вообще валяющиеся шмотки могут кому-то помешать? Не все же место они занимают, в конце концов!
Половую принадлежность фигуры с такого расстояния, определить было невозможно, но Ксин отчего-то решила приписать незнакомца к числу мужчин. Агрессор отошел от вещей этари и уселся на песке. Человек явно различил в воде и саму Риш, но пока не предпринимал попыток выйти на контакт. А ведь дракон так хотела поплавать спокойно...
Она пыталась отвлечься от расположившегося на песке человека, пыталась не смотреть на него, продолжая беззаботно плескаться в морских водах, но так и не смогла, поплыла к берегу. Интересно, ее присутствие мешало незнакомцу так же, как и его присутствие мешало Ксин?
"Да какого же хрена ты распластал жопу по песку, когда видел, что не один?" - возмутилась про себя этари. А ведь правда - человек явно рад чужому присутствию не был, так зачем тогда оставаться? Поискал бы себе более уединенное место, что ли.
Как же отяжелели конечности от долгого плавания. Как же не хотелось вылезать из воды. Насчет своего внешнего вида этари не переживала - тело, покрытое татуировками, могло бы и вовсе оставаться без одежды в любых ситуациях, поэтому наличие на нем одних только плавок женщину не смущало. Она выбралась на берег и, слегка пошатываясь на ослабших, вязнущих в песке ногах, направилась к своим вещам, на которые налетел песок после агрессивного нападения со стороны забредшей в бухту девушки. Да, это все-таки была девушка, изначально Ксин обозналась, и не признавать этого было бы глупо.
Шумно выдохнув, этари схватила осыпанную сухим песком одежду и встряхнула пару раз.
- Раз явилась, видя, что тут занято, так и нехер психовать, - выпалила она, кинув раздраженный взгляд на девчонку. На вид ей было не более двадцати, по человеческим меркам, да и внешний вид не позволял всерьез назвать ее девушкой. Девчонка - она и есть девчонка.

Отредактировано Ксин Риш (2017-08-25 23:44:11)

0

5

- Раз явилась, видя, что тут занято, так и нехер психовать.
Новоявленная пловчиха, вышедшая на песок, по мнению Хлои совершенно не вписывалась в местный антураж.  Местные дамочки не брились налысо, не забивали себе татуировками все тело и не были похожи на тюремных заключенных, покинувших места на столь отдаленные после десятилетней отсидки.
Да и говорок у этой лысой был так себе и уже после первой и, пока что, единственной сказанной ею фразы, было понятно, что учтивых разговоров ожидать от незнакомки не следует. Конечно, это не было проблемой – фалакс сама была отнюдь не благородных кровей и вежливостью не отличалась. Скорее, это, даже, могло бы помочь найти с наглой татуированной нарушительницей хлоиного спокойствия общий язык. Если бы Эммерс хотела найти с ней общий язык.
Погода и настроение не располагали к ругани и выяснению отношений, но ведь фалакс не первая начала, верно? Этот дерзкий, вызывающий тон не мог быть оставлен без ответа никоим образом. Мало того, что эта тварь приперлась на любимый хлоин пляж и мешает ей поплавать в одиночестве, так еще и дерзит, выставив на всеобщее обозрение свои татуированные, непривлекательные молочные железы. Отвратительно.
- Про «занято» у себя дома на унитазе говорить будешь, - ответила на выпад Хлоя, окинув неприятную собеседницу таким же раздраженным взглядом, каким до этого окинули саму Хлою.  – Я сюда много лет хожу и впервые вижу тут подобный мусор. – Эммерс недвусмысленно посмотрела на одежду, оставленную лысой гостьей, после чего перевела взгляд на саму хозяйку этих вещей.
Нет, на драку она не нарывалась. Последнее, чем она хотела заняться в этом уютном, спокойном, теплом месте в этот уютный, спокойный, теплый день - это бить кому-то его лысую татуированную морду. Но заставить собеседника чувствовать себя раздраженно и неприятно – это она могла с превеликим удовольствием. Могла и, к ольшой своей радости, отлично умела. Конечно, действовать на нервы всем без исключения не получалось, но подавляющее большинство знакомых девушки раздражалось от одного её присутствия.

0

6

Остра на язык, надо отметить. Стоит отдать должное этой оборванке - соображает она быстро и разбрызгивает желчь во все стороны без раздумий, стремительно, решительно и резко. Ксин такой подход к делу любила, даже если реплики были обращены в ее адрес.
- Про «занято» у себя дома на унитазе говорить будешь, - сказала незнакомка, ответив Ксин не только на ее собственные слова, но и на ее взгляд - таким же едким. - Я сюда много лет хожу и впервые вижу тут подобный мусор, - на этот раз огромные глаза пигалицы сначала уставились на вещи Риш, а после снова обратились на нее саму. Женщина только с явно насмешливой ухмылкой фыркнула в ответ, на мгновение прикрыв глаза и отвернув голову в сторону.
- Зачем дома, если это место и так стало похоже на сортир, стоило только здесь появиться тебе? - усмехнулась этари. - Я была здесь первая. За-ня-то, - выплюнула она, неотрывно глядя прямо в лицо девушки. В этом была легкая провокация, конечно, ибо сама Риш еще ни разу в жизни не поступала иначе, просто не умея и не видя других вариантов решения конфликтов, коих на ее веку было несчитанное количество. Если кто-то начинает вести себя так нагло, она никогда не может проигнорировать ситуацию. Ей всегда необходимо ответить, и каждый раз, реплика за репликой, ситуация движется все дальше и дальше, иногда доходя до разбитых физиономий или, напротив, дружеских объятий. А иногда исход сочетает в себе и то, и другое. - Не нравится - сваливай.
Ксин раздражалась быстро, вскипала, но назвать это состояние нервозным было невозможно, ибо она прекрасно отдавала себе отчет в своих действиях и словах. Или же просто позволяла себе слишком много, чтобы вписывать в понятия нормы поведения поступки, которые ни в какие рамки не лезут. Свои ошибки признавать и сожалеть о содеянном или сказанном сгоряча - это совершенно не ее вариант. Она даже испытывала, своего рода, удовольствие от ощущения, как негодование и злоба, что в ней, что в собеседнике, медленно, но верно, достигают опасных пределов. Тут до них, пределов этих, было еще очень далеко, процесс накала обстановки еще даже, можно сказать, начат не был, но игра "в слова" захватывала с первой же брошенной реплики, а "в гляделки" - с первого взгляда. Риш любила такие экземпляры - бойкие, агрессивные, ядовитые. Другие, которые тут же затыкали языки в задницы и по-тихому скрывались с глаз, тешили самолюбие этари, заставляя чувствовать какую-то внутреннюю мощь, ей нравилось вынуждать окружающих чувствовать неловкость, злобу, раздражение или даже страх перед ней самой, ей нравилось привлекать внимание. Но вот такие вот, подобные этой девчонке, вызывали немалый интерес, притягивая своей колкостью. Такие будили дух соперничества.
Вечная, на долю секунды наморщив нос, как будто почувствовав неприятный запах, отвернулась от девицы, бросила штаны на землю и уселась прямо на них. Что-что, а носить в собственных трусах "частицу пляжа" в виде облепившего мокрую задницу песка, почему-то не хотелось. Потянувшись слегка вперед, она достала брошенную неподалеку футболку и встряхнула так, что песчаная пыль с нее, поддавшись резкому ветряному порыву, устремился прямо на незнакомку. Потрясающее стечение обстоятельств. Стоит преподнести дар местным богам ветра за такую удачу.
Несколько секунд, и Риш натянула футболку на себя. Загорать она не любила - от этого приходилось чаще обновлять татуировки.
Уйти отсюда на радость заносчивой малявке? Нет. Уйти отсюда, чтобы не тратить собственные нервы? Тоже нет.

0

7

"Охохохо!" - голос в голове загоготал так, что Хлое стоило немалых усилий не отреагировать на этот безумный рев гиппопотама, раскатистым громом прокатившийся под сводами её черепа - от правого уха к левому и назад, и так несколько раз. Больной мудак, какого хера ты ржешь, скотина?
Ответ лысой стервы не, по логике, должен был разозлить фалакса и привести к вполне ожидаемым и для всех понятным результатам. вот только вместо раздражения у Хлои только поднялось настроение - как если встречаешь старого доброго знакомого, с которым, наконец, можешь с душой поговорить. Если, конечно, никто третий-лишний - а сосед в голове был первым претендентом на это звание, - не испортит внезапно подвернувшееся развлечение.
Хлоя резко поднялась и, смотря незнакомке в глаза, сделала немного удивленное лицо.
- Учитывая, что из себя представлял этот пляж, пока ты была ту одна, могла бы меня поблагодарить за то, что я пришла.
Эммерс неспешным движением стащила с себя футболку, скинула обувь и занялась джинсами. Все это она делала показательно  неспешно, играя на публику, состоящую из одного единственного зрителя. Под одеждой её был простенький черный купальник, украденный когда-то в Кере. Вернее, не украденный, а одолженный - ей просто повезло наткнуться на заброшенный, но еще не до конца разграбленный, магазин с одеждой. Купальники последнее время в Кере спросом не пользовались, поэтому их там было довольно много. На тот момент она уже была на этом пляже несколько раз и задумывалась о том, что в обычном белье, либо голышом купаться очень несподручно и пора бы обзавестись подходящим обмундированием.
- Очень надеюсь, что после тебя в эту воду можно зайти, не подцепив какую-нибудь дрянь. И что я не вступлю в твое дерьмо, раз у тебя везде туалет, - заметила Эммерс, справившись с джинсами и оказавшись на горячем песке в одном купальнике. Конечно, некоторая, пусть и маленькая, доля смущения в ней была - в конце концов, представать перед незнакомыми людьми в подобном виде Хлоя совершенно не привыкла. Но подавать вид, что ты хоть немного не уверен - значит проиграть только начавшуюся словесную дуэль.

Отредактировано Хлоя (2017-09-08 04:26:29)

0

8

- Учитывая, что из себя представлял этот пляж, пока ты была ту одна, могла бы меня поблагодарить за то, что я пришла, - отозвалась девчонка, поднявшись и пристально взглянув на Риш, которая, в свою очередь, неотрывно смотрела на нее.
- Спорное утверждение, - протянула этари в ответ. Благодарности Ксин не испытывала, само собой, однако была вполне не против присутствия здесь этой соплячки, ибо она - неплохой шанс развеяться, обменяться парой десятков неприятных, но от этого не приобретающих хоть какую-то значимость фраз и отвлечься. Вечная планировала побыть здесь в одиночестве, чтобы воспаленный от постоянной деятельности на Алхоре мозг слегка остыл, отдохнул, вобрал в себя какие-то свежие идеи и мысли, но, видно, не судьба. При собственном нраве она часто нарывалась на тех, кто не готов был ее терпеть, и воспринимала таких персон как лишний повод поразвлечься, поупражняться в остроумии, поэтому нахалку Ксин воспринимала как, теперь уже, неотъемлемую часть ее сегодняшнего отдыха, если только ей самой не надоест общество этари. Сама же Риш никуда уходить не планировала. Во-первых, наличие рядом такой девицы не делало бухту менее приятным местом для отдыха. Во-вторых, уйти - значит отступить, а этого Ксин не делала даже в самых опасных или идиотичных ситуациях, а сложившееся действо не было ни тем, ни другим, пока что. - Уверена, что помогла этому месту стать лучше? - Риш многозначительно, с наигранно-вдохновленным видом оглядела местную природу, а потом перевела полный презрения взгляд на девушку, словно это был не живой человек, а просто грязь под ногтями.
Когда Ксин уселась, заноза в заднице начала раздеваться. Этари бросила на нее равнодушный взгляд, не оценив ничем не примечательных, почти отсутствующих форм. А та как будто бы специально растягивала процесс, словно это был сеанс завлекающего стриптиза, а не подготовка к заплыву. Внезапно возникшая мысль о том, как эта плоская со всех сторон девица смотрелась бы у пилона, позабавила Риш, она усмехнулась, бросив в ее сторону еще один взгляд. Шутки про сиськи и задницу, такие же плоские, как фигура незнакомки, озвучены не были, но даже в мыслях Ри они прозвучали со здоровенной долей самоиронии. Не ей об этом шутить, в общем...
Пока девчонка раздевалась, Ксин отметила про себя, что она совершенно не похожа на местную. Это было ясно и раньше, но сейчас почему-то мысль стала абсолютно очевидной и весьма настойчивой. Какой из миллиарда миров был ее, сказать вот так вот с ходу было бы невозможно, даже если бы Ри побывала в каждом из них, но то, что в Таэтрике она такой же турист, как и этари, сомнений не вызывало.
Разобравшись с одеждой, наконец (неужели нельзя было просто быстро раздеться и скрыться уже в соленых водах?), она все еще не спешила идти в сторону моря. Риш, ограничившись парой-тройкой коротких взглядов, быстро потеряла интерес к девчонке в купальнике и уставилась вдаль, на линию далекого горизонта.
- Очень надеюсь, что после тебя в эту воду можно зайти, не подцепив какую-нибудь дрянь. И что я не вступлю в твое дерьмо, раз у тебя везде туалет, - сказала девчонка после, казалось, некоторых раздумий.
Ксин снова лениво повернула к ней голову. Шутки про дерьмо - это всегда задорно и весело. Точно. Ровно как и про плоские сиськи. Эти двое определенно друг друга стоили.
- Да ты иди-иди, - многозначительно протянула она таким тоном, как будто бы, во-первых, действительно могла чем-то заразить воду и, соответственно, девчонку, и, во-вторых, правда везде раскидала дерьмо. - Не бойся, - подняв правую бровь, добавила она. - Ты, наверное, из любого места сделаешь гальюн одним своим присутствием, тебе не привыкать.

0

9

- Уверена, что помогла этому месту стать лучше?
Хлоя с большим трудом удержалась, чтобы не засмеяться, или, хотя бы, прыснуть от смеха. Надо было сохранять серьезную мину на лице, что, при её темпераменте и манере поведения, было делом отнюдь не простым. Конечно, она могла бы просто проигнорировать этот вопрос и, гордо вздернув бровь, одарить собеседницу взглядом, говорящим больше любых слов. Но это лучше оставить на потом - когда сказать действительно будет нечего.
- Глупый вопрос. Конечно помогла. А без тебя это место вообще станет райским уголком, - сообщила фалакс, подняв вверх руки и вальяжно потянувшись, сопровождая потягивание  скучающим, показным зевком.
Эммерс ожидала каких-либо замечаний по поводу своей внешности и прочихтем, которые так любят затрагивать самые разные женщины самых разных миров в попытках задеть собеседницу. Однако, к сожалению, даже если такие замечания и мелькнули в голове лысой незнакомки, она решила оставить их при себе. Хлоя даже немного расстроилась от такого поворота - хотя, если подумать, о какой внешности может говорить стоящая перед фалаксом татуированная стерва, представить было сложно.
Вероятно, именно по причине сомнительных внешних данных с обеих сторон, эту тему никто решил не поднимать. В этом пункте что Хлоя, что её собеседница, были, если можно так выразиться, в одной лиге.
Лысая двигалась так же, как и Хлоя - с показной леностью, нарочито выставленной в каждом движении, в каждом жесте, слове и взгляде. Таким поведением славятся местные дамочки - все они, как на подбор, эстетичны и надменны, кроме, конечно же, бедняков и прочего сброда. Вот только у местных такое поведение выходило естественным, в то время, как у Эммерс и её собеседницы подобное было слишком избыточным, преувеличенным и, отчасти, глупым. Что, впрочем, совершенно не мешало продолжать обеим вести себя именно так - в полном несоответствии с привычным ходом вещей.
- Да ты иди-иди. Не бойся. Ты, наверное, из любого места сделаешь гальюн одним своим присутствием, тебе не привыкать.
- Повторяешься, - едко заметила Хлоя, бросив надменный взгляд на незнакомку. - Что, мозги на другое не способны? Ладно, я пойду покупаюсь, дам тебе время придумать ещё что-то остроумное  и оригинальное.
С этими словами Эммерс зашагала к морю и, не останавливаясь, чтобы дать коже привыкнуть к неожиданно прохладной воде, нырнула. Об оставленных на берегу вещах она не думала. Даже есть эта лысая и утащит её вещи - ну что такого там есть? Ничего, только пистолет, который, хоть и был любимым у фалакса, давно уже нуждался в замене на что-то более современное. Например, на что-то из арсенала Каусы.
Минут через пятнадцать процедура купания подошла к концу и Хлоя, довольная и расслабленная, кое-как выбралась на берег, распластавшись у воды - так, чтобы волны время от времени омывали её тощие бледные ноги.

Отредактировано Хлоя (2017-09-13 20:06:30)

0

10

А ведь они, две совершенно лишенные женственности особы, две иномирянки, были чем-то похожи. Обе наслаждались, оказавшись в ситуации взаимного унижения, или хотя бы попыток унижения. Обе играли на публику, состоящую из одного-единственного зрителя. Зрителя, который являлся одновременно и оппонентом в этой нелепой борьбе за незримый, несуществующий приз. Их обеих, казалось, не радовала компания, но Ксин была уверена, что, будь незнакомка недовольна настолько, насколько старалась негодование показать, она покинула бы пляж первая. Черта с два, она, напротив, решила укорениться. Как и Ри.
Неизвестно, какое поведение присуще девчонке в любые другие моменты ее жизни, но Ксин неплохо отдавала себе отчет в своих собственных действиях. Она с уверенностью могла сказать, что не играет на публику, по крайней мере, не больше, чем всегда. Подобная наигранность жестов и фраз, которая, к слову, вовсе не портила картины, была присуща ей, стала чертой характера, для этого не нужно было прикладывать усилий, получалось само собой. Просто вот эта детскость, эта игривость стали неотъемлемыми частями привычного поведения. Или всегда были, но кто сейчас уже вспомнит об этом? Так или иначе, специально провоцировать окружающих на конфликты, привлекать внимание, действовать заведомо предсказуемо, так, чтобы все в один голос заявили, что «так и знали», или же, напротив, совершать абсолютно неожиданные, нелепые или опасные шаги, чтобы окружение возопило, что она «идиотка», - это было основой ее обычного стиля жизни.
Девчонка сделала вид, что ей смертельно скучно стоять здесь и слушать то, что говорит Риш. В ответ на показной зевок, сопроводивший ленивое потягивание, этари только усмехнулась. Это относилось и к сказанным девушкой словам.
- Вряд ли тебе удастся в этом убедиться в ближайшее время, - отозвалась Ксин, пожав плечами. Она-то никуда уходить не собиралась, независимо от присутствия здесь этой мелкой.
Эти две совершенно не вписывались в специфику этого мира. И странно, что их обеих принесло сюда именно сегодня. Удачное, по мнению Риш, совпадение. Одинокие посиделки, как ни крути, приносили неминуемую порчу настроения, а так - хоть развеяться, а потом навсегда выкинуть белобрысую девицу из головы. Во всем же нужно видеть пользу и личную выгоду, так что пусть таковая будет и здесь, что ли.
- Повторяешься. Что, мозги на другое не способны? Ладно, я пойду покупаюсь, дам тебе время придумать ещё что-то остроумное  и оригинальное, - огрызнулась девушка, смерив Ри очередным пренеприятным, и от этого забавным для самой вечной, взглядом.
- Я не знала, что пришла сюда, чтобы тебя развлекать. А мне заплатят, раз уж так? - поинтересовалась Ксин, не ожидая, впрочем, ответа.
Девица удалилась. Сначала Ри понадеялась, что она, так и бросив свои даром никому не нужные шмотки, скроется сначала в водах, а потом исчезнет отсюда, вернется домой или же пойдет дальше гордо вышагивать по другим мирам в своем купальнике. Но уже через несколько Ксин почему-то заскучала. Хотелось, чтобы эта мелкая гадина вышла на берег и обронила еще пару фраз, от которых уголки губ этари поднимутся вверх в ухмылке.
Ее не было минут пятнадцать, и за это время дракон успела усесться поудобнее, вытащить из сумки какую-то старую книгу, видавший виды блокнот, огрызок карандаша, а также утащенную из другого мира банку безалкогольного энергетика - ей просто нравился вкус - и упаковку соленого арахиса. Расположив все это перед собой, Риш приступила к какой-то бурной деятельности. Она, в прошлом - ученая, до сих пор не забрасывала привычки получать информацию из книг и записывать мысли на бумагу, тем и занялась.
А девчонка, уже вышедшая из воды и развалившаяся на мокром песке в сравнительном отдалении от этари, и вовсе осталась незамеченной.

0

11

В отличие от углубившейся в процесс чтения книги Ксин, Хлоя не могла полностью абстрагироваться оттого факта, что в данный момент кто-то находится рядом с ней. Более того - этот "кто-то" был совершенно ей незнаком, следовательно, был потенциально опасен. Конечно, девушка подсознательно понимала, что серьезных проблем от незнакомки ждать не приходится – она, как и сама Эммерс, предпочитала переброситься парой приятных оскорблений и игнорировать собеседника, чем вступать в серьезный конфликт с физическими увечьями по его окончании.
Несмотря на расслабляющую обстановку, теплую воду, омывающую ступни и щиколотки, жаркое солнце, легкий бриз и свежий воздух, девушка никак не могла полностью расслабиться. А этот наглый ублюдок, плотно засевший в её голове много лет назад, лишь подливал масла в огонь своими возгласами и замечаниями.
«Посмотри на неё. Посмотри на неё. Посмотри на неё. Посмотри на неё. Посмотри на неё. Посмотри на неё…» - ему больше фалакса не давало покоя нахождение еще одного человека поблизости. Ему просто обязательно надо было знать, чем лысая особа занимается на данный момент и не собирается ли она пристрелить Хлоя вот прямо сейчас, или, как минимум, порезать её чем-то очень острым и болезненным.
- Заткнись-заткнись-заткнись-заткнись… - бубнила Эммерс в ответ на её требования. Делала она это как можно тише, чтобы не предстать перед сидящей неподалеку незнакомкой в еще более неприглядном свете и не дать новых поводов для подколов.
Её размышления и бубнеж, скулеж и ругань Голоса, умиротворенное чтение неизвестной книги Ксин – все это было грубейшим образом прервано в тот момент, когда прогремел взрыв. Грохот взрыва на мгновение оглушил Хлою, а когда она, спустя мгновение, вскочила на ноги, ударная волна швырнула ей в лицо пыль, песок и ветки, заставив покачнуться и отступить на шаг назад.
Определить силу взрыва с такого расстояния не представлялось возможным, однако стало ясно место происшествия – тот самый отель, которому принадлежал местный пляж, в том числе и эта бухточка, в которой пытались уместиться две похожие, но совсем разные жительницы других миров.
Вдалеке послышались крики, зовы о помощи. Что-то из уцелевших останков разлетевшегося в разные стороны здания отеля рухнуло, подняв в воздух еще больше пыли. Еще можно было услышать сработавшие сигнализации и сирены, однако, помимо столба дыма на месте многоэтажного, стеклянного сооружения, с пляжа было не разглядеть.
- Заебись, мать их. – ругнулась Хлоя, вытряхивая из волос пыль и песок. Отдых, судя по всему, мог быть окончательно испорчен. Это было… ужасно.

0

12

Старая потрепанная книга уже больше походила на истлевающий кусок прогнившей древесины, чем на пособие, из которого еще можно вынести какую-то информацию. Даже брать ее в руки было небезопасно для ее сохранности, такие вещи обычно оставляют в сухих комнатах и страницы переворачивают пинцетом, чтобы не повредить ветхую бумагу, а Ксин вот отчего-то решила, что вынести эту древность на пляж - самая удачная идея. На самом деле, ей не хотелось оставлять работу в отеле, а тут, коли выдался момент, можно было еще раз вчитаться в исписанные мелким почерком страницы. Рукопись была сложно читаема, и немногие смогли бы понять смысл этой странной вязи, столетиями хранимый на плотно исписанных страницах. Эту книгу, и еще пару подобных, Риш удалось достать совершенно немыслимым образом, и теперь она, хоть и сделала несколько копий, которые запрятала по разным точкам Спирали, хотела перенести данные на более новый носитель с оригинала, сохранив специфику начертания алфавитных символов, вот только ни одна клавиатура не воспринимала этот язык. Приходилось писать вручную, разбирая слишком мелкие буквы, которые она сама же когда-то написала. Некоторые слова, а то и целые предложения так и оставались неразгаданными из-за потертостей на осыпающихся листах, и именно поэтому Ри вынуждена была разбирать текст, записывая отрывки в блокноте, карандашом.
Девчонка, что оставалась лежать у воды,  не мешала поглощенной деятельностью женщине, ее тихий бубнеж этари не слышала. Это не было попыткой игнорировать раздражающий объект, это - лишь следствие вовлеченность в процесс, заставляющий забыть об окружении напрочь. Если оставить Риш здесь одну, она будет делать свои записи до тех пор, пока не на улице не стемнеет, забыв обо всем на свете. Не сказать, что это было очень интересно или несло в себе какой-то смысл, но это являлось частью давно забытой жизни, о которой дракон до сих пор иногда вспоминала с грустью. Магия Яхаара давно утеряна, а значит, вся информация, столетиями хранимая в рукописях, не несла в себе никакого смысла, но что-то заставляло Ксин заниматься этой бесполезной деятельностью. Как знать, может, удастся еще отыскать мир, где действуют схожие законы и где удастся снова обрести утраченную некогда силу.
Грохот позади и сильный толчок в спину, от которого Ри резко подалась вперед и проскользила задницей по песку. С неприятным покалыванием осела на коже пыль, чем-то неслабо приложило по спине. Рефлекторно прижав старинную рукопись к груди, этари развернулась, кое-как встав на колени. Потребовалось время, чтобы прийти в себя и осознать произошедшее.
- Заебись, мать их, - возмущенно выдала девчонка, отряхиваясь.
Ксин опустила глаза, взглянула на находящуюся в руках книгу. Чертово везение! А ведь был же хренов выбор, оставить ли рукопись в отеле, не выходить ли из номера вовсе или поступить так, как она в итоге и сделала - взять пособие с собой и отправиться на пляж.
- Вот же блядство, - ошарашенно проговорила Ри, наблюдая, как оседают клубы пыли и мусора там, где только что стояло громадное здание. В который уже раз по воле случая она выбирает именно тот вариант, который сохраняет ей жизнь? - У меня там вещи лежали, блять, - сообщила она незнакомке зачем-то, как будто это вообще имело хоть какую-то важность. Кое-какая одежда, немного техники для Роя, незначительные запасы провизии… Это все можно будет собрать снова, причем быстро, но Ксин, видимо, пребывала в шоке, поэтому и заговорила о своих жалких пожитках. - А ты? Тоже вышла сегодня оттуда, - когтистый палец указал на место взрыва, - по счастливой случайности?
Дракон поднялась на ноги, стряхнула налипший песок. Книгу свою она захлопнула и поспешила спрятать ее, блокнот и видавший виды карандаш в рюкзак.
- Что, придется искать новое место для отдыха, а? - спросила она, снова взглянув на девушку.
Чем больше осознание ситуации занимало в мыслях места, тем сильнее Ксин охватывала дрожь. Пальцы впились в лямку рюкзака, оставляя отметины от когтей. В голове не укладывались обстоятельства, заставившие Риш выйти из здания незадолго до взрыва. Глупо - просто захотелось искупаться.
Шум и крики, рев сирен, свет приборов - это все доносилось и до бухты, где остались две чужие для Таэтрики особы. Любые приятные воспоминания от отдыха теперь будут смазаны этим чертовым взрывом. А ведь этари так хотела провести немного времени в тишине и спокойствии.

Отредактировано Ксин Риш (2017-10-20 20:10:07)

0

13

- Я, блять, туда вообще не захожу никогда, сразу сюда иду, - излишне громко ответила Хлоя, слегка оглушенная грохотом взрыва. Незнакомку она расслышала с трудом, а некоторые слова так и остались какими-то мятыми, гулкими и непонятными.
Пока лысая отряхивалась и прятала книгу в рюкзак, Эммерс постукивала себя по ушам, пытаясь привести и в более достойное состояние, при котором не потребуется переспрашивать каждое третье слово, а остальные два угадывать по движению губ собеседника. По опыту она знала, что это в ближайшем времени пройдет, да и сам эффект был довольно слабый – слишком уж далеко женщины находились от эпицентра взрыва.
Хотя надо признать, фалакс с легким налетом уважения подумала о тех, кто умудрился незаметно собрать в одном месте столько взрывчатки, что она превратила огромный отель в руины, расшвыряв обломки здания на сотни метров вокруг. Еще повезло, что в эту маленькую, неприметную бухту ничего не полетело, а то  могло и убить, не дав даже опомниться.
Хлоя вздрогнула от мысли, что, сложись все чуть-чуть иначе, она бы сейчас продолжала лежать на песке, ногами в воде, а сверху, на ней, лежал бы неподъемный, но очень красивый кусок железобетона, со всеми его кусками арматуры, торчащими в разные стороны. И один из железных прутьев, по закону жанра, проткнул бы ей голову в районе левого глаза.
- Пиздец… - прошептала она за мгновение до того, как незнакомка, успев привести себя в относительный порядок, задала вопрос о новом месте для отдыха. Эммерс недоумевающе посмотрела на собеседницу. Слух к этому моменту стал немного лучше, так что она довольно отчетливо расылшала почти все слова, однако сам смысл их никак не хотел угнездиться в её лохматой голове.
Новое место? После стольких лет? Как же так, блять?
- Да пошло оно нахер! – рявкнула девушка вместо здравого ответа. – Я все равно буду здесь! Солнце, блять, светит. Песок, блять, греет. Море, блять, теплое. Только шезлонга не хватает, для полноты картины,  - фалакс огляделась по сторонам, будто бы выискивая тот самый шезлонг.
В этом укромном райском уголке подобной роскоши не было, но Хлоя отлично знала, что стоит лишь пройти чуть дальше, за сраный бурелом, и там этого добра полным полно – выстроенных ровными, красивыми рядами, специально для всех местных идиотов. А потом она, ничего не сказав, кинулась в густые заросли. Всего несколько десятков матерных слов, пара царапин и три минуты времени – и вот она, Хлоя, снова в уютной бухточке с белым, легким, удобным шезлонгом наперевес. Каким-то невероятным образом, она умудрилась прихватить с собой еще ибольшой зонтик, установкой которого тут же и занялась.
- Все равно этим ублюдкам оно уже без надобности, - сообщила она куда-то в пустоту, без определенного адресата.

0

14

Ксин не ожидала, что все настолько плохо. Себя она слышала отлично, но в момент, когда незнакомка стала отвечать ей на вопрос. Риш поняла, что слова ее гулким эхом разносятся в голове, звуки не имеют никакой четкости. Хорошо, что она смотрела на девушку и могла хотя бы по движению губ понять, что та говорит.
- Я, блять, туда вообще не захожу никогда, сразу сюда иду, - явно напрягая голосовые связки, сообщила девчонка. Ксин кивнула, как бы сообщая, что информация принята. Говорить вслух не стала, ведь, вероятно, девушка испытывала точно такие же затруднения со слухом. Временные, конечно, но от этого не менее неприятные, стоит сказать.
Этари пару-тройку раз приложила ладонь к правому уху, плотно прижала, а после резко оторвала. Послышался характерный звук, как если бы она откупорила бутылку с газировкой. Те же манипуляции были проделаны и со вторым ухом, что значительно улучшило ситуацию с восприятием звуков внешнего мира, будь то шелест прибоя, пение птиц, низкий, приятный голосок до сих пор незнакомой особы или шум и крики со стороны взорвавшегося отеля.
- Повезло, - пробухтела женщина чуть позже, когда со слухом стало получше, не заботясь о том, слышала ее оппонентка или нет. Все равно сказанное имело смысла не больше, чем шорох туалетной бумаги.
- Пиздец, - резюмировала блондинка, и с этим утверждением невозможно было не согласиться, правда своего согласия Риш решила никак не выражать, все равно же сказать больше нечего было, а бросаться ничего в себе не несущими «ага» и «угу» женщине не шибко хотелось. Сказано это слово это было шепотом, но при прочтении данного слова по губам просто невозможно было ошибиться.
А вот идея искать новое место для отдыха на побережье девицу явно не воодушевила, о чем она не замедлила и сообщить в весьма недоброжелательной манере, хотя неприязненность ее не затронула, как ни странно, ту, кто, собственно, соответствующий вопрос и озвучила.
- Да пошло оно нахер! - сказала она, вынудив Ксин еще раз направить взгляд в сторону возникшей пустоты в пространстве, туда, где только что стоял огромный отель, а теперь зияла огромная дыра. Небо, здания в округе и выбитый кусок, как будто глупый создатель забыл деталь от своего дурацкого конструктора. - Я все равно буду здесь! Солнце, блять, светит. Песок, блять, греет. Море, блять, теплое. Только шезлонга не хватает, для полноты картины, - добавила она.
Резонно. Ксин усмехнулась, наблюдая, с какой решительностью девчонка оглядывает берег. Ее настрой забавлял, будил интерес к ней самой, заставлял хотеть наблюдать за ней и дальше, выжидая ее последующих действий.
А она ведь направилась куда-то, вскоре скрывшись за небольшой земляной насыпью, отделявшей этот дикий уголок от цивильного отельного пляжа. Ри так и осталась стоять, только руки в бока уперла. Она поглядывала то на место взрыва, то в сторону, куда удалилась незнакомка. Минута, другая, а ситуация не менялась. Но если девица не собиралась уходить, то куда же она, черт возьми, делась?
«А,» - ответ пришел сам собой - никуда. Блондинка вернулась, неся с собой шезлонг и, мать его, огромный пляжный зонт, который, едва только ступив на прежнее место, стала монтировать в песок.
- Все равно этим ублюдкам оно уже без надобности, - сообщила она, не отрываясь от процесса.
Странные ощущения в этот момент одолевали Ксин. Вроде, в нескольких сотнях метров от нее только что произошла масштабная трагедия, наверняка унесшая десятки жизней. Но ведь это никоим образом не касалось ее самой. Рвануло и рвануло. Яхаар тоже когда-то рванул, и что-то никто не поспешил на помощь… Да и вообще, в Спирали ежедневно исчезает немереное количество миров, а тут - всего один отель, да и среди бела дня, когда постояльцев там - жалкая горстка.
Этари снова усмехнулась.
- А ты циничная, - сообщила она, как будто собеседница могла упустить и не заметить эту черту своего же характера.
Пожалуй, стоит уметь относиться к жизни так, как эта малышка. Легко так, «не моя проблема - меня не волнует». Пожалуй, это сохраняет огромное количество таких ценных нервных клеток, немереное число которых Ри и так угробила за свои почти шесть столетий.
«О, да, скоро же шесть сотен,» - задумалась она на мгновение, в очередной раз удивившись собственной живучести. Удачливая же сука, недаром так говорят.
Понаблюдав немного за стараниями странной девчонки, Ксин, не особо долго размышляя на тему этики, застегнув рюкзак, куда до этого убрала свои научные труды, быстро ушла туда же, куда уходила незнакомка. Ждать себя она не заставила, вернувшись с тем же пляжным набором, что и девушка.
- Как ты, блять, это донесла? - засмеялась Ри, неаккуратно выставив шезлонг на песке. Она была в полтора раза меньше Ксин, а зонт, вообще-то, штука неудобная и тяжелая.
Вскоре был установлен второй зонт, и бухта приобрела еще больше райских черт, чем имела ранее. Дошло дело до сбора и отряхивания от песка вещей.
- Ну ё, - раздосадовано всплеснув руками, возмутилась этари, когда остановилась возле опрокинутой банки энергетика и рассыпанных по песку орешков. - Блядство, - заключила она. У нее, конечно, была еще пара подобных порций с собой, но вот так бездарно разбазаривать еду она не планировала.
Помимо того, что сюда она пришла первая и уступать место не была намерена, что бы там ни происходило поблизости, теперь у Ри была еще одна причина оставаться здесь - хотелось понаблюдать за действиями странной девчонки. Этим она и занялась, разместившись на шезлонге и снова вынув свою книгу и записи из рюкзака. Она не пялилась на нее, конечно, но то и дело поднимала глаза. Вроде, можно было завязать разговор, но она же как раздраженный подросток, таким надо дать остыть для начала, а потом уже приставать с беседами.

0


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » На хрена нам война