Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаары пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четверолапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Спрячь дерево в лесу


Спрячь дерево в лесу

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Заявка.

Общее описание: Мираад, отправив супругу с ребятишками на отдых к родственнице, отправился развеяться на большой керийский карнавал. Зрелище, которое грех пропустить - удивительные костюмы, неповторимые наряды, конкурсы для определения лучшего среди участников, а так же множество иных красочных мероприятий... А что тут делает Фрай? Притворяется местной в костюме оленёнка, чтобы сбить со следа пару типов, не особо-то и довольных ее поведением в их родном мире. Как обычно вести себя скромно и тихо не спешит.

Предполагаемые участники: Фрай, Мираад Гранс.

Предполагаемые место и время действия: Кера, 4 года назад.

Дополнительная информация: -

0

2

- Один взрослый, - с приветливой улыбкой альгия наклонилась к кассовому окошку, протягивая деньги. Будь она местной жительницей Керы, то нешуточно бы возмутилась такой ценовой накрутке за сомнительный развлекательный аттракцион и однозначно прошла мимо. Целая штука за входной билет! Если ей не изменяла память, то на такую сумму можно было запастись продовольствием на добрую неделю. Но полукровка здесь турист, которой деньги достаются насколько в большинстве случаев легким способом, настолько, к сожалению, не самым честным образом.
А еще за ней гонятся. Конечно, глуповатые преследователи еще должны отставать от Фрай на добрый десяток миров, поскольку мастерство запутывания следов, петляя не хуже зайца в лесу, альгия вынужденно освоила давным-давно. Баххоры, которые и желали расквитаться с полукровкой, скорее всего найдут ее рано или поздно. Вот только они, будучи далеко не гуманоидного облика, с превеликим трудом отличат Фрай от любого другого человека, если вообще отличат - представители людской и им близкой внешностью рас для баххоров "все на одно лицо", сами сетовали.
Задерживаться в Кере альгия не собиралась, и это получилось скорее спонтанно: она появилась в этом мире, собираясь тут же бежать дальше, как на глаза попалась афиша того самого большого карнавала-фестиваля, где... Что? Правильно! Будет множество керийцев, каждый из которых проявит фантазию в создании наряда. Если баххоры и заявятся по душу альгии, то пусть вначале поищут ее и не сойдут с ума от буйства красок. Даже любопытно будет отыскать ребяток, которые нарядились оленями (впоследствии-то Фрай узнала, что внешность алейцев во многом схожа с животными других миров...) и позлорадствовать, что их костюмы убоги, ничтожны и жалки!
Ловя на себе множество любопытных взглядов, а кого-то ими же и одаривая, полукровка прошла через главные ворота на площадь и не без интереса осмотрелась по сторонам. Наверное, стоит отыскать какой-то стенд или карту с перечнем основных мероприятий, верно? Вдалеке, где больше всего толпится народу, установлена сцена, и оттуда слышится музыка. Но танцевать девушка не настроена. Всеобщее веселье потихоньку захватывает и ее, а улыбка на губах кажется на удивление жизнерадостной. Конечно, Фрай ни на секунду не забывает, что люди - наглые твари, которые по жизни ее бесят, однако не фокусируется на этом факте больше, чем следует.
Оправив сумочку на плече и одарив кого-то кокетливым взглядом, девушка направилась куда-то вперед в поисках своей цели. Главное, избегать детей. Кому-то они, может, и цветы жизни, но альгия их воспринимала не иначе, как кактусами. Все эти их вопли, капризы и слюни-нюни просто выводили из себя.
Да, однозначно, никаких детей в этой жизни. Подождите, это... что?
Проследив за каким-то долговязым мужиком в серьезном черном костюме, рядом с которым крутились два спиногрыза в желтых масках и синих комбинезонах, Фрай раздраженно фыркнула и обошла непонятную семейку. Что-то знакомое крутилось в мыслях - вроде бы, почти поняла, кого изображали, но...
Впрочем, какая разница? Ей же нужно всего-то узнать, что тут происходит. А еще найти оленей, да. Чтобы их обсмеять, тыча пальцем.
Главное, не встретиться лицом к лицу со своими преследователями. Слава богу, они не настолько агрессивны, чтобы открыть огонь по мирным и беззащитным жителям. Но испытывать наглостью свою удачу на прочность Фрай не особо хочет.

0

3

*за два дня до настоящих событий*
- Слушай, дружище, - зевнул Фарк, развалившийся в мягком кожаном кресле косметического салона. - Конечно, я знал, что ты немного не в себе, но чтобы так.
- Ты сам меня заставил. - Мираад растянул предложение, стараясь, как меньше шевелить лицом. Сейчас там работал гример, пытающийся изобразить шрам и шевелиться было нельзя. - И что, собственно, тебе не нравится?
- То, что ты и здесь проявляешь нездоровое рвение. - Голос собеседника был ленив, словно бы тот и не пытался достучаться до друга. - Это же фестиваль-карнавал, а не конкурс костюмов. Надел бы маску просто. И вообще, почему пират?
- Во-первых, не пират, а капитан Эзекль. Во-вторых, я читал на сайте, конкурс там тоже будет. И я хочу приз жене показать.
- Вы не могли бы поменьше шевелиться. Грим неровно ляжет. - В этот раз голос подал уже гример и на этом разговоры прекратились.  Лишь Фарк обреченно вздохнул, уткнувшись в планшет.
Да, ситуация действительно вышла из под контроля друзей Мирда. Изначальный план вытащить друга с испытательных полигонов погулять на карнавале быстро превратился в  череду подбора образов и костюмов. Всерьез заинтересовавшись идеей перевоплощения, Мираад выбрал образ одного из любимых своих персонажей - капитана Эзекля. Это был знаменитый пират, почти исторический персонаж, а картина с его изображением висела в Большом Изобразительном музее Керы. Почти каждый житель Лории хотя бы раз, но слышал о нем. По легенде, человек этот был вовсе не человек, а дракон, и на картинах того времени его изображали с когтистыми руками.
И Гранс, с присущей ему дотошностью, принялся вливаться в образ. Костюм - яркий фиолетовый камзол, треугольная шляпа, большие мешковатые штаны и высокие кирзовые сапоги, - были выполнены на заказ и уже томились в ожидании праздника. Дело оставалось за малым: загримировать шрам, надеть линзы и приделать когти, которые, конечно же, тоже были выполнены по заказу Гранса.


*текущие события*
Карнавал пестрел красками, музыкой и огнями. Атмосфера праздника чувствовалась в каждом пришедшим сюда. Даже те, кто был без костюмов, словно бы, дополняли этот маскарад своей  выделяющейся внешностью. Да, здесь обычный повседневный вид бросался в глаза не хуже медведя в конференц-зале.
Компания друзей с интересом и шумом рассматривала большой стенд с картой и расписанием мероприятий. Не заметить его было совершенно невозможно, равно, как и подойти к нему сейчас. Слишком много пространства занимала компания из пяти человек. Они то смеялись, то громко спорили о выборе дальнейшего направления, то вновь принимались изучать карту.
Мираад стоял особняком среди этих людей, не особенно-то и вслушиваясь в их разговоры. Да чего уж там говорить, он вообще отвернулся от стенда и не без интереса рассматривал костюмы гостей. Если они и смогли вытащить его на карнавал, это совершенно не значит, что он тут же превратится в общительного весельчака. Не то что бы Мирд был невесел, нет. Он достаточно быстро поддался общему веселью и на лице его уже поигрывала легкая улыбка. Но и пришел он сюда не ради гомона друзей и участия в многочисленных конкурсах. Из последних его интересовал только один - конкурс костюмов. А что касается друзей... Они и сами себе развлекательную программу могут устроить. Потому он просто стоял немного в сторонке, терпеливо дожидаясь, когда товарищи соизволят закончить демагогию и выберут, наконец, направление.

0

4

Ну, чтобы найти хотя бы взглядом искомое, достаточно оказалось повнимательнее осмотреться вокруг, постаравшись отрешиться от живого скопления красок и персонажей, словно сошедших со страниц комиксов и кадров из фильмов. Кого-то Фрай узнавала, но многие были то ли плодом фантазии участников и гостей, то ли попросту менее известные.
Например, вон тот мужик, обряженный в ужаснейшей цветовой гаммы, которая нещадно лупила по глазам, камзол. И шляпа. И штаны. Господи, что за клоун?! Глядя прямо на незнакомца, девушка, не таясь, хмыкнула и рассмеялась. Впрочем, беззлобно. Без намеренной цели обидеть, задеть или оскорбить. Перед стендом с афишей столпилась шумная группа, и фиолетовый пират, похоже, был с ними. Или не был - уж больно кислая рожа у него, как то казалось альгии, которая заметно отличается от жизнерадостных физиономий остальных товарищей.
Знаете, кстати, чего не хватает в таком случае самой девушке? Компании. Душевной компании, с которой можно увязаться, вспоминать совместные приключения из жизни, сплетничать не без смешка об общих знакомых и весело проводить время. Фрай раздосадованно прицокнула: с одной стороны, знакомцы в Кере были, однако не настолько близко альгия поддерживала связь с ними. С другой - не тот ли этой случай, когда худая компания лучше, чем никакая?
Можно было бы позвонить, даром, что пара мобильных номеров даже значилась в блокнотике, вот только у Фрай не было телефона. Когда-то был, ныне валялся в каком-то месте, о котором девушка сходу и не вспомнит.
- Кошмарик... - одарив пирата одной из своих очаровательных (по крайней мере, как на то надеялась сама альгия) улыбок, подошедшая к нему Фрай не без любопытства уставилась в разноцветные глаза. Надо признаться, взгляд у мужчины был жутковатый, однако полукровка прекрасно понимала, что это - лишь костюм. Вот только сразу промелькнула шальная мысль: пробужденных на этой площади сколько? Нет сомнений, что альгия в этом плане не одинока. Слишком соблазнительный шанс и возможность показаться в настоящем облике тем, кто отличается от гуманоида в значительной степени.
А еще Фрай ощутила... такое сложное и необъяснимое чувство, которое является верным и надежным сигналом, что кто-то переместился, заявившись в Керу. Кажется, их было трое - именно столько баххоров, кстати, и мечтало надрать альгийскую хвостатую задницу.
- Так вот, кошмарик, позвонить есть? А то сдуру телефон дома оставила, - бегло обернувшись за спину, но не увидев никого особенного (ну, эм, особеннее тех, кто ее окружают в настоящий момент), полукровка вновь уставилась на пирата с насмешливым прищуром. Впрочем, взгляд ее казался добрым и мягким. Обманчиво теплым таким. И улыбалась не как стерва - есть все шансы купиться.
Но тут же Фрай пришла к выводу, что даже если до кого-то дозвонится и уговорит составить ей компанию, то придется ждать, слоняясь в подозрительном одиночестве, которое наверняка привлечет внимание этих придурков, похожих на гибрида носорога и крысы. Поэтому внимание спешно переползло и на компанию, которая собой заслоняла стенд.
- Зайчики, - протянула альгия, - Раз уж так много места заняли и хрен подступишься, может быть, подскажете, чего там нынче интересного и где?
А интонация весьма красноречиво намекала, что одного ответа от "зайчиков" ей недостаточно, и вообще полукровка весьма не прочь прибиться к ним, напросившись в товарищи. В конце концов, почему нет? На фестивале весело, наряд позволяет немного забыть, кто ты есть на самом деле, все проблемы остались где-то там, за воротами, а потому душа поневоле раскрывается даже тем, кого знать не знаешь. Наверное. Фрай, в конце концов, не психолог, а просто судит по себе.

0

5

Драконы, рыцари, принцессы и короли, известные деятели, животные, просто разукрашенные люди... Да, здесь было на что посмотреть. От буйства красок голова шла кругом. Костюмы и образы варьировались от простых масок стиля "Детский утренник" до удивительных в своей изобретательности нарядов. Как только ты думал, что "ничего интереснее вон того парня я не увижу", сразу же замечал кого-то еще более выряженного. Представьте, что вы попали в этакое переплетение всех времен и миров. Что Лориан II, почетнейший дон и знаменитый реформатор, разговаривает с лисицей. А та, в свою очередь, пришла сюда в компании бирюзового дракона с огромным гребнем на спине. Представили? В живую эта картина укладывалась в голове так же плохо.
Мираад уже собирался вмешиваться в незатихающие споры друзей, когда взгляд его пал на девушку, что изображала оленя. Она, по всей видимости , тоже одарила его вниманием и рассмеялась. В этот момент Гранс почувствовал себя очень неловко и в голове на секунду мелькнула мысль о несостоятельности костюма. "Ну и по-дурацки я, должно быть, выгляжу в этом камзоле". Но едва внутренний голос успел договорить, как, перебивая сам себя, выдал: "Да какого черта? Я же чертов капитан Эзекль! А он именно так и одевался. Так что хоть смейся, хоть нет, но я выгляжу, как знаменитый пират! Пусть и по-дурацки". Но внешне Мираад выдавил лишь скромную улыбку.
- Кошмарик... - За своими мыслями пират и сам не заметил, как девушка оказалась рядом. - Так вот, кошмарик, позвонить есть? А то сдуру телефон дома оставила.
Теперь усмехнулся уже Мирд. В последний раз с таким вопросом к нему подходили еще на первом курсе. Тогда, правда, это были трое сомнительных парней в кожаных куртах. Да и не на площади это было, а в переулке. И били тогда долго и от души... Впрочем, внимание девушки слишком быстро переметнулось на остальную компанию, чтобы озвучивать подобные мысли вслух. Очень хотелось повнимательней разглядеть костюм неожиданной собеседницы, но, во-первых, откровенно пялиться было невежливо. А во-вторых... Разумеется, товарищи за собственным шумом не заметили девицу. И, совсем уж неудобно говорить, Гранс не доверял друзьям общение с противоположным полом. Понять и простить их, может и, можно, - ребята в кои-то веки выбрались в город без жен и детей. Но довериться - уж извольте.
Он тут же представил, во что сейчас может превратится их прогулка. И без этого шумная компания станет еще шумнее. Все начнут выпендриваться, как это часто бывает перед незнакомцами. Тут же Крин начнет выдавать свои идиотские шуточки, а весь акцент мероприятия быстро переместится на мадемуазель. В итоге компанейская вылазка превратится в черти знает что. Все это может произойти, если мужики решат утащить бедную девочку с собой по аттракционам и есть только один способ этого избежать - быстренько спровадить нежданную гостью. Но очевидно, что это невозможно, ведь и сама девушка, похоже, была не против навязаться в компанию. А раз нельзя предотвратить, надо возглавить! По крайней мере, себе Мирд доверял значительно больше.
- Мадам, - он подошел к незнакомке поближе, слегка наклоняясь, - скажите, чем вам помочь? От этих негодяев ничего хорошего ждать не стоит.
Мираад обворожительно улыбнулся (Насколько это вообще было возможно, учитывая грим) и все-таки не упустил возможности подивиться детальности костюма. Рога, ушки, воротник - все выглядело, как настоящее. Словно бы перед ним стояла симпатичная помесь человека и оленя, а уж никак не девушка в костюме. И это тоже был как раз тот случай, когда думаешь, что ничего интереснее уже не увидишь.

0

6

Компания, напоминающая по гомону и активности второклашек, загнанных в тесные стены бетонной коробки по имени школа прямо после летних каникул, никоим образом не среагировала на вопрос альгии, даже, кажется, его не услышав. Полукровка усмехнулась снова, однако теперь губы скривились не очень-то добро - не жаловала Фрай, когда ею так очевидно пренебрегают, пускай тому виной случайность, а не явное намерение уязвить гордость девушки.
Однако на ее слова неожиданно среагировал пират, к которому альгия успела утратить интерес, вновь возвращая взгляд в сторону человека. Теперь полукровка присмотрелась к нему внимательнее, и глаза сами собой замерли на острых когтях. Конечно, слишком заметно, что это - поделка, но... этот образ...
Сам собой всплыл образ старого знакомого. Тяжело сказать, кем он приходится Фрай. Поэтому легче назвать именно так - старый знакомый. В конце концов, что было - то было. Она даже не знает, желает ли встретиться с ним вновь, хотя спроси бы кто об этом - категорически бы начала всё отрицать. Для виду, конечно же, как и всегда. Ладно, Дэя здесь нет и вряд ли будет. Нет резона думать о нем, когда есть те, кто окружает ее в настоящем. Они больше заслуживают внимания, не правда ли?
Незнакомец подкупал уважительным обращением, а так же симпатией в сторону девушки. Или просто хорошо притворялся - чем черт не шутит. Сам-то мужчина (или парень?..) за гримом был неузнаваем, а избранный им облик особой красотой не блистал. Или попросту не был в ее вкусе.
- Ме-ме-ме, - имея весьма посредственное представление о том, какие звуки издают олени (вроде где-то слышала, что они "трубят", однако тут Фрай весьма сомневалась, что способна подобное воспроизвести), альгия комично помекала, покачнув рогатой головушкой, будто нацеливалась боднуть, и выразительно топнула копытом. Вживаться в образ - так уж вживаться. - Сам ты мадам, а я не замужем! - пробурчала полукровка с явным недовольством, будто ее задели за больное. А между прочим действительно обидно! Свободная, как птица, никем и ничем не обремененная, а тут на тебе - заклеймовали, как скотину, знаком старой тетки и курицы, обремененной семьей! Сама себе девушка твердила, что никогда и ни при каких условиях не случится так, что ей вдруг захочется связать свою жизнь с кем-то, безропотно уйти в чужое владение и раствориться в этом человеке (или нет) целиком и полностью.
- Скажи-ка, негодяй, - невозмутимо и теперь уже спокойнее проговорила девушка с ехидной улыбкой, чуть подавшись навстречу к собеседнику, чтобы ее было лучше слышно, - Чего интересного тут происходит, на что стоит обратить свое внимание?
И вот ведь... Вот ведь гадство! Метрах в десяти от них через плечо пирата Фрай вдруг углядела баххора. Здоровый громила с угрюмой рожей крутил головой во все стороны, и, пожалуй, имел все шансы увидеть девушку. Она невольно переменилась в лице, почувствовав, как сдавленное сердце ухнуло вниз, к пяточкам.
Альгия не стала мешкать, тут же юркнув вперед - да-да, прямо к незнакомцу, крепко его обнимая, и уткнулась в шею носиком, будто дорвалась до возлюбленного спустя целую бесконечность разлуки.
- Тихо-тихо, спокойно, - процедила она сквозь зубы, надеясь, что пират ее слышит, - Там просто бывший мелькнул, с которым не стоит пересекаться, - легенда, надо признать, сомнительная хотя бы тем, что странно узнать кого-то среди этого калейдоскопа, однако Фрай по жизни была слаба на импровизацию, требующую мгновенной реакции и спонтанности.

0

7

- Сам ты мадам, а я не замужем!
- Да я, собственно...
Это была одна из причин по которой Мираад не любил общаться с людьми. Тем более, незнакомыми. Вечное недопонимание и собственная трактовка - главные спутники любых взаимоотношений. Одному богу известно из каких мест приехала сюда эта девушка, но в Шиасе испокон веков, "мадам" это титул представительницы королевской семьи, а в современности - уважительное обращение к девушке. И попробуй теперь это объяснить. Слишком долго, нудно и неуместно. Впрочем, собеседница, похоже и не злилась, если судить по невозмутимости ее следующей реплики:
- Скажи-ка, негодяй, чего интересного тут происходит, на что стоит обратить свое внимание?
Но едва Гранс собрался жестом указать на компанию друзей позади, как визави прижалась к нему, обнимая так, что мурашки ровным строем промаршировали по спине. Сейчас же, разумеется, вспомнилась жена. Икина сейчас должна вовсю трепаться с мамой, причитая о негодяя-муже, что вечно пропадает на работе, редко уделяет внимание семье, и вообще, в последнее время ведет себя, как скотина. Периодичность этих поездок в родной город к родителям у нее равнялась одному году и всегда происходила в конце лета. Не было в них ничего страшного, иногда действительно нужно развеяться и выплеснуть весь накопившийся негатив. Но они раздражали. И пусть неприкрытая истерика и необоснованные упреки были лишь закономерными плодами твердолобости мужа - они все равно жутко раздражали. Икина прекрасно понимала, что таким способом до любимого точно не достучаться, но все равно делала это, а в конце дня, все равно, так же, как и девушка сейчас, прижималась к мужу. В конце концов, она собирала детей и, махнув рукой, уезжала к маме.
"Даже любопытно, что бы она сказала, застав меня так, в объятиях?" - Мираад внутренне усмехнулся, стараясь не закапываться в собственных раздумьях. Все равно жена приедет не раньше, чем через неделю, а вот друзья притихли прямо сейчас. И с этим надо что-то делать. Растерянный вид точно не способствовал принятию решений или хоть сколько-нибудь внятной реплике. Но разъяснение ситуации последовало так же быстро, как носик девушки приятно коснулся шеи пирата.
- Тихо-тихо, спокойно, - едва слышно процедила она сквозь зубы. - Там просто бывший мелькнул, с которым не стоит пересекаться.
И снова Мирд усмехнулся. Снова только про себя. Неизвестно, поверил он словам девушки или же пропустил их мимо ушей. На самом деле это было не важно. Какая разница? Если правда - надо просто помочь, благо больших усилий и не требовалось. Если же врет, значит есть на то свои причины. Углубляться в них не было никакого смысла и желания. И Мираад уже открыл рот, чтобы съязвить что-то насчет рогов, бывшего и ситуации вообще, но, словно щелчок предохранителя, в голове пролетела мысль. Сначала маленькая и робкая, она моментально, со скоростью света, разрослась до необъятных размеров, занимая всю голову целиком. "Какая разница? Бывший, не бывший. Что меня ждет дальше? Что будет, если она просто уйдет?" - Привычка говорить с тем самым голосом в голове еще с детства не покидала Мирда. - "А вот что будет: пойдешь ты со своей компанией по скучным аттракционам и конкурсам. Потом, возможно, поучаствуешь в конкурсе костюмов, а потом, возможно, вы все вместе сядете пить пиво". И пробрала его такая тоска, что аж тошно стало. Он уже спиной чувствовал, как товарищи уставились на него, вылупив удивленные глаза. Как сейчас начнется куча неуместных насмешек и вопросов. Обязательно вспомнят про Икину, а Крин обязательно выдаст что-нибудь идиотское из своего нескончаемого запаса идиотских шуток.
И он решительно сказал себе "Ну уж нет". Он нежно, но тем не менее властно, обнял девушку в ответ. Эти объятия как бы говорили "Я не сделаю ничего плохого, но не слушаться у тебя точно не выйдет". Он держал ее за талию так, как когда то держал собственную жену, бывшую тогда еще просто подругой. В тот вечер он увел ее с какого-то мероприятия гулять по институтскому  кампусу и позже Икина призналась, что именно эти объятья покорили ее.
Разумеется, никого покорять Мираад не собирался. То было спонтанное желание поскорее сбежать из этого людного места. Куда-нибудь на окраину столицы, погулять возле Бархатных прудов, посмотреть на закат и не думать ни о чем. Ни о жене, ни о детях, ни о работе. И конечно, он не знал, как отреагирует на это девушка. И тем самым мог вляпаться в еще более неприятную ситуацию. Но эта мысль была загнана куда-то слишком глубоко. И поэтому он, не выпуская ее из объятий, пошел в сторону выхода из парка, сказав лишь:
- Пошли. Просто пошли. Не спрашивай.

0

8

Эх. С одной стороны, если бы альгия полноценно, а не халтурно пыталась прикинуться человеком, то сбросить лишний хвост в лице погони было бы проще простого. Однако отрекаться от своей сути, забывая корни, Фрай совершенно не могла, ибо попросту не хотела. Полно миров, которые придадут ее телу абсолютное сходство с людским - отрезать уже родной хвост, решить проблемы с шерстью, необычной формой ушей, а так же сделать так, чтобы рожки больше никогда не росли. Что там еще?.. Ах да. Стопы, нормальные стопы с непонятными и отчасти даже уродскими пальчиками заместо простых копытц.
Да ну к черту эти косметические вмешательства, которые сделают из Фрай кого угодно, но не оставят ее прежней. Нет-нет-нет, за себя и свои независимость с индивидуальностью девушка была готова бороться до конца.
Вот только рожки она обязательно устранит, как только избавится от этих трех придурков. Возможно, для стороннего прозвучало бы странно, однако альгии нравится ее костяной головной убор, который, как она сама всегда считала, придает своеобразный шарм ее внешности. Поэтому изредка Фрай, если позволяли условия и возможности, разрешала себе покрасоваться перед очередным миром такой, какой полукровка и являлась по-настоящему.
Из-за этого бегство с преследователями на хвосте резко усложнилось просто потому, что слишком девушка выделялась среди прочих. А вот Кера, добрая, милая и почти любимая Кера, внезапно решила смилостивиться, подкидывая первоклассный шанс совместить приятное с полезным.
Так что здесь Фрай как рыба в воде. Никто не узнает, не найдет и не поймает.
Прильнув к незнакомцу, как к дорогому сердцу возлюбленному, альгия порадовалась в своих мыслях тому, что этого оказалось достаточно: украдкой выглянув из-за плеча, она увидела, что баххор, злой, как свора демонов, поводил носорожьей мордой из сторону в сторону и побрел куда-то прочь.
В принципе, можно валить. Куда-нибудь в противоположном направлении, однако в тот же миг Фрай ощутила, насколько властно и уверенно чужая рука заграбастала ее, как игрушку!
Никакого сопротивления незнакомец не получил исключительно потому, что альгия растерялась, не ожидая такого поворота. Конечно, мужчина мог по-всякому понять ее, и самым очевидным, поди, было решить, будто девушка кокетничает, заигрывает, всячески намекая, что не против уединиться с ним где-нибудь в укромном уголке, где им никто не помешает. Как раз уместно припомнить возмущенный возглас альгии по поводу замужества, а точнее полной свободы в этом пунктике.
Ну да, точно. Понятно. Ясно. Надумал, значит, снять ее!
- Ты что себе позволяешь?! - будто не она оказалась вынужденной проявить такую странную инициативу, Фрай со всем возмущением попыталась было высвободиться из хватки, когда они уже отдалились от стенда, однако тут же притаилась, испугавшись, что привлечет к себе лишнее внимание. Чего лукавить - с человеком альгия справится. Оружие вряд ли у того есть, в то время как у девушки припрятано множество козырей, многие из которых несведущий посчитает едва ли не сверхспособностями, как у супер-героев, про которых так любят снимать фильмы в Кере.
Именно поэтому она присмирела, позволяя себя вести, однако не переставала настороженно зыркать по сторонам. Беззаботная улыбочка, походившая больше на ухмылку, куда-то делась. Свободной рукой Фрай, сама того не замечая, впилась в сумочку, будто вокруг разгуливает толпа ворья, так и мечтающая порыскать среди имущества девушки.
Вот только до чего же ей не нравилось такое отношение! Сразу прямо-таки рога чесались показать, кто тут главный. По воле случая высвободившись из-под семейного ига, альгия теперь ненавидела всей душой попытки возобладать над ней. Так что не слабую покладистую женскую суть пробуждала мужская уверенность - на свободу рвалось желание огрызаться, вырываться и отвоевывать свою драгоценную свободу любой ценой. А если никто на нее не посягает, то всё равно прекрасный повод бесконечное количество раз настороженно косить глазом в сторону подозреваемого - часом, не усыпляют ли ее бдительность, а?
И хрен тут разберет - паранойя тому виной или гордыня, мол, каждый встречный мужик так и норовит заглянуть под юбку или утащить под венец.

Отредактировано Фрай (2017-09-08 12:08:26)

0

9

И выглядело это все - действительно очень странно. Сколько можно припомнить случаев, когда твои действия воспринимаются иначе. Эффект Пигмалиона в действии. Наглядное пособие по проективной идентификации. Получайте, господа психологи, никаких экспериментов не надо.  Все мы об этом знаем, но упорно скрываем - мы всегда будем видеть то, чего ожидает наше подсознание. Мы всегда будем подстраивать действительность, искать мелочи, придираться к поведению, лишь бы держаться в зоне комфорта. Или дискомфорта. Но это уже вопрос психологии, а закапываться в него нет ни смысла, ни желания.
Чтобы видеть растерянные лица товарищей не нужны глаза на спине. И чтобы слышать растерянное бурчание, острого слуха тоже не понадобится. Достаточно просто знать этих людей чуть ближе, чем остальных. Ненамного. Буквально один вечер в кабаке Брудершафт и ты уже знаешь, как эти люди смеются. Всегда узнаешь. После одного бокала темного пива ты знаешь, что Пенгер шмыгает носом, если не находит ответа. Ты спрашиваешь у него, когда юбилей свадьбы, и он шмыгнет носом. Как будто у него насморк. Если прогуляться с Роди по вечернему городу, то с абсолютной уверенностью можно сказать, что он тот еще любитель похлопать глазами. Иногда создается впечатление, что он вот-вот улетит. Так быстро он ими хлопает. Если Крин нервничает - он шутит. И чтобы это знать, не нужно быть его другом - он всегда нервничает. Так что, нет, никаких глаз на спине у Мираада не было. Чтобы увидеть это, они не нужны.
- Ты что себе позволяешь?! - фраза эта прозвучала так неестественно, с учетом ситуации, что Мирд невольно хмыкнул.
Насколько же нужно быть странной особой, чтобы кинуться в объятия и при этом протестовать. "Нет уж, дорогуша. Ты это начала, теперь терпи". - как будто, его мысли можно было услышать. -  "Не стоит так рыпаться, полицаев здесь много, мало ли что подумают". - Он покосился на нее, загадочно улыбаясь. Наверное, так улыбались пираты, когда похищали дамочек с прибрежных деревень. -  "Да, правильно, иди смирно. Ничего я с тобой не сделаю, даром что не дурак.
Чтобы дойти до выхода из парка, они протиснулись сквозь небольшую толпу людей, обошли небольшой ларек с надписью "Продажа билетов" и маленькой табличкой на стекле "Пирожков нет". На это потребовалась пара минут. Чтобы осознать всю абсурдность ситуации - еще меньше. И это почти, как ощущение, после того как чихнул. Представьте, какой-то мужик схватил девушку в обнимку и потащил к выходу из парка. Девушка попыталась высвободится, но безуспешно. И теперь она идет, держится за сумочку. То ли от страха, то ли по привычке, одному богу известно зачем вообще нужно держаться за сумочку. Представили? Теперь добавьте к этому абсурдный внешний вид и попытайтесь втиснуться на места этих людей. Поверьте, ощущения такие же, как будто чихнул.
- Мадам, - Мираад тут же осекся, - Мадемуазель, судя по всему, мы попали с вами в ситуацию, требующую разъяснений. И прежде, чем мы это обсудим - это, не то что вы подумали.
Гранс, уже отстранившийся и высвободивший-таки девушку, смотрел на нее разноцветными глазами, а мысли его отбойным молотком взывали к здравому смыслу. Пожалуй, если бы Мираад не умел так хорошо контролировать свое лицо, то смотрел бы сейчас на девушку крайне растерянный парень в дурацком костюме. Но привычка не выдавать заседания государственной думы в своей голове уже давно прочно укоренилась в его характере. Так что, стоял перед ней спокойный мужчина, сменивший загадочную улыбку на просто дружелюбную.

0

10

Нет, а что ей, собственно, делать-то оставалось? Невозмутимо улыбаться, находясь в поле зрения баххора, альгия не хотела просто потому, что немал шанс подлости, что ее узнают, на нее среагируют, начнется погоня, в ходе которой неизбежно пострадают простые смертные. Вообще-то говоря, до чужих жизней Фрай дела мало, и куда ближе к телу родная шкура, но не всегда же стоит быть эгоисткой?..
В общем, для баххора, более-менее сведущему в особенностях человеческого поведения, людские обнимашки не показались чем-то особенным и странным. Тем более, что он ясно и четко знал, что цель их представляет собой одиноко одинокую одиночку.
А вот то, что девушка может затесаться в компанию любой ценой, сообразит иномирец много позже. Если вообще сообразит.
Между тем Фрай была вынуждена следовать рядом с мужчиной, раздраженно косясь на него взглядом исподлобья. Чужие мысли для нее потемки - действительно не представляет, чего задумал распавлинившийся пират, который загадочно поглядывал на нее в ответ.
Наверное, не имей альгия возможности избавиться от такого странного проводника в неизвестность или самоустраниться из его поля зрения, то нещадно бы струхнула, запаниковав и пытаясь вырваться силой, отчаянно зовя на помощь. И всё равно даже при всех припрятанных по рукавам и иным интересным местам козырях у Фрай оставалось чувство беспокойства. Себя она знала, равно как и то, что так просто себя увести не позволит. Да и бесцеремонные прикосновения не терпит. И потому, оказавшись загнанной в угол, альгия долго прижиматься к чужаку не намеревалась - ей хватило бы доли секунды, чтобы отпрянуть назад после спонтанных проявлений псевдо-ласки, но...
Мужчина, видимо, решил, что на ловца и зверь бежит. Поди, размечтался, что уже и проблема с вечерне-ночным досугом оказалась решена, потому и держит крепко. И вот это смущало альгию: ее смогли увести. Да, конечно, она своими взбрыками и выкрутасами побоялась привлечь внимание как баххоров, так и хранителей общественного порядка, поскольку документов с собой у нее не было. И вообще могли возникнуть немалые проблемы с идентификацией ее сомнительной личности, а потому в пень.
Но Фрай позволила себя увести. Позволила вот так вот бесцеремонно, бессовестно нагло, по-собственнически мужчине устроить свою лапищу на ее стане и загрести в своеобразные объятия, которые равноценны обращению ко всему миру - она со мной, кыш.
Поэтому, когда незнакомец все-таки соизволил возвратить девушке ее личную свободу и независимость, то получил в ответ взгляд, сравнимый с драконьим пламенем по температуре и пылкости.
И вовсе не о страсти или симпатии речь.
- Ты... - возмущенно выдохнула альгия, удерживая свое желание обрушить на бедные уши мужчины просто цунами из мата с оскорблениями на самой грани. Умолкла, невольно чиркнув копытом по асфальту.
Разъяснения? Какого бога ради она должна перед кем-то отчитываться, тратя в один миг ставшим драгоценным время?!
Вдох-выдох.
Фрай все-таки сумела придержать себя на месте, не разнося в пух и прах человека вместе с его дурацким миром. Более того - яркая вспышка гнева сменилась злым намерением подшутить.
- Разъяснить? - она понизила голос до загадочного шепота, глянув на керийца со всем высокомерием, на кое вообще могла быть способна. - Изволь.
Рука девушки юркнула в сумочку, после чего на свет появился небольшой ограненный кристалл... или то, что было похоже на кристалл, поскольку на ладони альгии оно переменило свой цвет с прозрачного на ярко-малиновый, а стоило солнечному лучу попасть на ограненную поверхность, как послышалось тихое пение. Или музыка. Что-то среднее, если говорить точнее.
- Вот эту хренотеньку я спиздила из одного мира на сувенир, а это оказалось запрещено у местных жителей, и теперь за мной гонятся целых три придурка, которые ни разу не похожи на людей. И да, я и сама не отсюда, - ухмыльнувшись, перебирая пальцами свой драгоценный трофей (на каждое касание черным цветом пробегалась рябь), Фрай с нежным трепетом ожидала, когда кериец вылупится на нее в полном изумлении, покрутит пальцем у виска, обзовет придурошной и поспешит ретироваться.
Она даже не заметила, что по привычке сматерилась.

Отредактировано Фрай (2017-09-12 09:18:16)

0

11

Стоять с лицом гранитной статуи, когда собеседник полон эмоций - увлекательное занятие. Особенно, если собеседник тебе незнаком. Особенно, если возмущен. И, чего уж таить, когда ты ситуацией совершенно не владеешь. Тяжелый непроницаемый взгляд, вовремя положенный на человека, иногда действительно помогает избежать нежелательных ситуаций. Иногда.
Но давайте смотреть правде в глаза, - Мираад совершенно не знал, как объяснить незнакомке уже сложившуюся ситуацию. Как объяснить, что последние пять минут своей жизни это результат спонтанного желания. Как объяснить, что мысли сами выстроились так, что Гранс решил, будто бы она не против прогуляться. Любая попытка будет исковеркана женским разумом и использована против тебя. Без шансов. Одно слово и ты труп. Одного взгляда девушки достаточно, чтобы понять, что ты - мерзавец. Что ты - виноват.
Но заряженные крупнокалиберной картечью слова выстрелили лишь выдохом. Это был "пфф" на исходе мысли. В большинстве случаев люди успевают остановится, прежде чем озвучить внутренний голос. Половину таких остановок характеризует слово "Спокойно". Еще половину - "С какой стати?". И совершенно не важно насколько большой была заготовленная речь. На выдохе получается "пфф". И уж этого Мираад точно не ожидал.
Как и не ожидал того, что олень перед ней стоит не в обуви, а в самых натуральных копытах. "Что, простите?" - только и смог ахнуть Мирд - "Это вообще как?". Но копыта, как оказалось, были не самой большой причиной для удивления. Кристалл приковывал взгляд Гранса не хуже, чем порножурнал - школьника. Чего уж говорить о речи, которая последовала за представлением дивной вещицы.
На этом моменте мужчина невольно приподнял бровь. И внутренний голос его безостановочно кричал "Стоп!". Сказать, что Мираад запутался окончательно - ничего не сказать. Хотелось просто крикнуть "Да что у нас тут происходит, в конце концов?!", оглядеться по сторонам в поисках хохочущих зрителей и спокойно уже пойти по своим делам. Но он лишь приподнял бровь и выдавил мысленно "Ну давай поиграем, почему ж нет".
- А я, - Капитан Эзекль! Владыка северных морей, кошмар Наратовских судов. - Сказал он, картинно кривляясь.
Мираад чувствовал, что нужно добавить что-нибудь еще к своей дурацкой реплике, но в голову ничего не приходило. Так и стоял он, уперев одну руку в бок, и уставившись на собеседницу  насмешливым взглядом. Мол, не только ты можешь тут чушь нести. Посмотрим, что ты теперь скажешь... - усмехнулся про себя Гранс.

0

12

Фрай и вовсе не приходило в голову, что это незнакомец должен объяснить свои действия и именно об этом велась речь от него. Для нее всё было просто и очевидно, как дважды два - пять: какой-то паршивец посмел думать, что ее легко прикарманить и увести за собой, а теперь еще вознамерился требовать что-то с девушки. Именно поэтому приговор "наглец, нахал и мерзавец" прочно заклеймил беднягу, который весьма посредственно понимал, что вообще происходит.
- И где твой корабль, пират, или сегодня ты тоже - сухопутная крыса? - с наигранной томностью, стрельнув лукавым взглядом из-под густых ресниц, поинтересовалась Фрай с откровенной усмешкой на губах. Да, Кера достаточно развита, чтобы создать фитюльку, похожую свойствами на то, что сейчас девушка держит в руке. Вот только кристалл, его некое подобие, если говорить точнее, был живым, и долго его афишировать чужому миру совершенно не стоит - по своему опыту альгия знала, что эта сволочь может в какой-то момент испугаться и заверещать со всей силы. А в темноте в сумочке он волей-неволей впадает в глубокий сон.
Почему бы не поиграть? От баххоров не так сложно скрыться, тем более, что в любой момент достаточно скинуть на землю то, что... позаимствовала, так сказать, чтобы они отвяли раз и навсегда. А потому... Ха-ха-ха. Альгия знала, как непробужденные, напоминающие зашоренных лошадей, будучи слишком ограниченными, жалкими, едва способны принять то, что не укладывается в их привычное миропонимание.
В общем, забавные зверушки, если им показать, что мир, а точнее миры - намного более сложная структура, чем им кажется. Фрай знала и то, что некоторые из тех, кому она позволила увидеть нечто большее, чем закрома их родины, прихватив очередного попутчика с собой забавы ради, кончали потом с собой, будучи не в силах смириться с новыми знаниями. Или просто не желая теперь жить там, где провели большую часть своей жизни, но не имея возможности путешествовать.
В общем, рискованная авантюра, но, в конце концов, какое дело альгии до участи пирата?
Кристалл отправился в сумку, и убирала его Фрай нарочито неспешно, давая время незнакомцу почувствовать себя в полной мере глупо. Потом легко качнув рогатой головой, в своих мыслях сетуя на то, каким нежелательным для нее образом можно повести с собой, девушка вновь подошла вплотную, даруя объятия. Не особо крепкие и душевные, надо отметить...

Обзорная экскурсия была яркой, эпизодической, однако надолго задерживаться в очередном мире Фрай не имела возможности. Ее переход не мог не встревожить баххоров, которые наверняка уже неслись следом.
Она и незнакомец стояли на каменном утесе, а впереди простиралось безграничное нечто, напоминающее океан. И всё бы ладно, однако в небе замерли исполинские медузы, неспешно и вальяжно прощупывали воздух вокруг себя длинными жгутообразными конечностями. Одна из них вынырнула из океана в нескольких метрах от парочки, и альгия, не отходя от пирата, тут же переместила их в другой мир.
Теперь они стоят на площади в самой гуще толпы. Впереди - плаха, уже зачитывают приговор, а палач злорадно поигрывает топором. Средневековый дикий мир, и всё бы ладно, вот только у каждого из этих жителей по две головы. К счастью, появление странной парочки оказалось незаметным для обычного люда, захваченного зрелищем казни.
- Глубоко вдохни и задержи дыхание, - посоветовала Фрай перед очередным переходом, однако вовсе не озаботилась убедиться, что незнакомец последовал ее наставлению.
Новый мир: легкие опаляет раскаленным жаром. Вокруг пепел и огонь, дым и искры. В лавовом озере с веселым смехом и урчанием танцуют огненные элементали, переливаясь всеми оттенками красного.
Но долго тут не протянешь. Новый мир...
Некогда эта поляна была сплошь покрыта цветочным ковром, а вдалеке виднелся огромный дворец. Но теперь они стоят перед драконом, еще живым, но пребывающим в агонии. Из распоротого брюха извивающейся твари вывалилось вонючее содержимого нутра. Зверь цепляется когтями за землю так, будто от этого зависит его жизнь. А вокруг ржут кони, кричат люди, звенят мечи и доспехи, свистят стрелы, и в небе рвут друг друга другие драконы - неразумные прирученные звери, которых отправили убивать.
Достаточно.
Они снова стоят в Кере там же, откуда и переместились. Альгия не дает пирату и перевести дыхание - ее пальцы властно обхватывают мужчину за запястье.
- А теперь - бежим, - и сама она, недолго думая, тут же кинулась в сторону толпы, чтобы затеряться, ведя за собой незнакомца.

Отредактировано Фрай (2017-09-14 21:05:26)

0

13

Сколько мыслей может промелькнуть в голове за десяток минут? Сколько эмоций могут сменить друг друга в веренице быстроменяющихся событий? Словно сотни, тысячи, миллионы осколков витража цветными безделушками разлетаются внутри головы, перемигиваясь разноцветными отражениями, лопается единственное, за что еще можно было цепляться – здравый смысл. Десятки вопросов, преимущественно простых и глупых, но кажущихся такими сложными после увиденного, заполняют голову. И все это истощает ресурсы головного мозга с астрономической скоростью, высасывает остатки логики и мировосприятия, и когда эти ресурсы кончаются, когда ответов на вопросы не находится и сознание приходит в ступор, происходит мозговой коллапс. Взрыв сверхновой. Ты сам так истощаешь себя, что срабатывает предохранитель. И все, что должен был сказать вслух, все, что хоть сколько-нибудь отразит твое состояние, превращается - в «пфф».
- А теперь – бежим. – Рука, обхваченная у запястья, потянулась вслед за незнакомкой и, запоздав лишь на секунду, следом потянулся и сам Мираад.
Было в этом голосе что-то неуловимое, причем совершенно невозможно сказать – что. Сметая осколки, отрывистыми картинками в голову тут же хлынули воспоминания: крик лаборанта перед взрывом на испытаниях; едва слышимый и упавший хрип институтского полковника; «замри» испытателя на стрельбище. Все это насаживалось на одну ось – этим людям хотелось подчиняться. Необъяснимо, на уровне инстинктов, ты выполнял их приказы так быстро, как мог. Ложись – упал, замри – замер. И не важно, что ты делал и в каком положении был – ты исполнял. Потому что на задворках сознания ты знал, ты слышал, чувствовал, что на кону –  твоя жизнь.
Потому Мирд дернулся следом, в два шага нагнав странную незнакомку, отставая лишь на полкорпуса, он бежал за ней. Бежал, закинув все мысли, вопросы и образы куда-то очень глубоко. «Потом» - только и успел подумать он.
Впереди были люди, они стояли на их пути, и Мирд громко и властно крикнул: «С дороги!». Плевать ему было, что слишком много внимания он привлекает, плевать, что ничего не понимал, он просто делал, подчиняясь неизвестно кому. Плевать ему было на того парня, что замешкался, а потому был бесцеремонно вытолкнут с пути. Наверное, он, этот парень, даже упал. Но Гранс не видел этого, не хотел видеть, плевать ему было. И не знал он, что потом ему будет НЕ плевать. Что потом, он остановится, -  когда-то же они остановятся, - и скажет: «какого черта?». Это будет потом. Сейчас – бежать за ней и только за ней.

0

14

Незнакомец не сопротивлялся. Не начал пытаться выяснять, что тут происходит, а так же какую наркоту, когда, а, главное,  каким образом успела подбросить ему девушка. Не начал умничать, ссылаясь на уровень современных технологий и их возможности, обвиняя в мошенничестве и использовании этих самых примочек. Может быть, тому виной его выдержка, разбавленная способностью хладнокровно мыслить. Или же дело попросту в том, что бедняга, встретившейся на пути альгии, пребывал в самом настоящем шоке, а потому попросту не имел никакой возможности проявить видимую глазу реакцию.
В любом случае, он не мешался, а послушно перебирал лапками следом, и пока для полукровки этого было достаточно. Она бы многое дала за возможность спокойно постоять несколько секунд, чтобы во всех красках оценить выражение лица мужчины и эмоции, которые неизбежно найдут выход наружу.
Где-то за спиной раздался истошный крик - Фрай не стала оборачиваться, лишь прибавила ходу, ощущая, как каждый удар копыта по асфальту отдает неприятно в ноги выше. Амортизирующая поверхность - хотя бы простая земля - была бы в разы приятнее поступи, однако это не тот случай, когда стоит себя жалеть лишний раз. Полукровка не знала и не особенно хотела знать, что произошло: не было сомнений, что баххоры подняли суматоху, однако дошло дело до жертв или нет оставалось лишь гадать.
Куда больше альгию интересовал вопрос, где им схорониться и переждать бурю, которую сама девушка и подняла этой короткой прогулкой по мирам, навсегда перевернувшей представления незнакомца. Нужно ли повторять, что Фрай было глубоко плевать, каким образом мужчина это переживет и переживет ли? Серьезно, она забудет о нем думать в тот же миг, как потеряет из поля зрения.
Впереди замаячил комплекс аттракционов, и большое полотно афиши с разноцветными буквами, складывающимися в незатейливое "ЗЕРКАЛЬНЫЙ ЛАБИРИНТ", не могло не привлечь внимание девушки. Там было не так людно, как того хотелось - по всей видимости, людское скопище сейчас занимали конкурсы в другой части огромного парка, однако Фрай без лишних сомнений рванула именно туда, лишь теперь позволив себе обернуться на долю секунды. По лицу спутника ее глаза мазнули без излишней сосредоточенности и сфокусировались на пространствн позади них двоих. Баххоров не было видно, однако альгия ни за что не поверит, что ее не ищут. Значит, и останавливаться нельзя, хотя легкие просят пощады.
Никакого билетера (или как называется должность стоявшего на входе, который без пропуска не дает ходу дальше?.. Фрай даже задумалась на секунду, пытаясь вспомнить) так же не виднелось поблизости, однако двери в темноту были открыты. Альгия продолжала тащить незнакомца за собой.
Уже спустя пару метров этого темного коридора после того, как герои проскользнули за антрацитовый занавес в его конце, начался лабиринт. Света спрятанные под потолком лампы давали ровно столько, чтобы кое-как ориентироваться в пространстве, проникнувшись пугающей и загадочной атмосферой.
И да, Фрай уже заблудилась, ощутив потерянность и легкую панику - вокруг было множество отражений, а два зеркала, устремленные взглядом друг в друга, и вовсе даровали ощущение бесконечности пространства. Альгия вначале здорово струхнула, встретившись взглядом с самой собой. Тут волей-неволей, сама того не замечая, она покрепче сжала в пальцах запястье спутника.

0


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Спрячь дерево в лесу