Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Настоящее » Чужая территория


Чужая территория

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Тема обсуждения эпизода.
Заявка.

Название квеста: Чужая территория

Общее описание: Совсем недавно, одна из наиболее крупных смешанных группировок случайно наткнулась на информацию об аномалии, расположенной в нижних центральных отсеках корабля. Находка, представляющая из себя полностью изолированные несколько сотен кубических метров пространства, расположенная там, куда уже давно не ходил ни один разумный человек, или фалакс - в самом центре территории прокаженных. Заинтересованное странной находкой, руководство "Роя" собирает отряд из добровольцев - как своих, так и нанятых со стороны, - для вылазки в опасные отсеки.

Цель: Завязка сюжета. Получение осколков.

Предполагаемые участники: Ксин Риш, Макс Вейрон, Молох. Мастер - Одуванчик.

Предполагаемое место действия: Алхора.

Дополнительная информация: Первый эпизод сюжетной арки "Наблюдатель".

Принято. ПС.

0

2

Арк Оуэн стоял у двери, с недовольным видом скрестив руки на груди. Правая нога его нервно отбивала о металлический пол какой-то незамысловатый ритм, лишь подчеркивая общее впечатление раздраженности и нетерпеливости. Время от времени он поглядывал на запястье правой руки, где расположились старые механические часы – старые-старые, видевшие, судя по всему, ещё времена, когда «Алхора» находилась на земной орбите. Одет он был, как и все, кто находился в помещении, в свободную, качественно сделанную и, пожалуй, относительно новую одежду, произведенную на одном из заводов-репликаторов людей, а не сшитую вручную одежку фалаксов. Внешне он почти ничем не отличался от своих подчиненных и никаких отличительных знаков не носил, полностью сливаясь с окружающим его разношерстным сбродом, который Оуэн за тридцать лет умудрился превратить в работоспособный, цельный организм.
Арк был недоволен. Конечно, причин для этого не было - до назначенного часа оставалось ещё немало времени, однако он привык, что все приходят заранее. Все его люди уже были на месте, кроме проклятой Риш.
Эта своевольная стерва никогда не считалась со временем, чем, временами, приводила главу «Роя» в бешенство. Вот  только она была слишком ценным кадром, чтобы можно было просто пристрелить её в порыве сильных чувств. Поэтому Оуэн терпел все её нахальство и показную независимость – в первую очередь в обмен на огромное количество полезных данных, которые она могла дать, как информатор. Конечно, это не была единственная причина, но именно она была отправной точкой, с которой началось их – Ксин и Арка, - сотрудничество.
В этот раз опозданию своевольной бабы даже было вполне нормальное объяснение. Оставалось лишь надеяться, что она управиться с данным ей пустяковым заданием без каких-либо затруднений.

Остальные члены «Роя» были на месте. Арк в очередной раз окинул взглядом собравшуюся компанию. Добровольцев, желающих нырнуть в глубины «Алхоры», прямиком в пасть прокаженным, оказалось не так уж и много. Помимо Риш, из людей Оуэна в увеселительной прогулке вызвались участвовать только четверо.
Первым добровольцем и, собственно, инициатором, была Алана Ферн. Именно она обнаружила аномалию. Именно она предложила собрать группу. И именно она её возглавит. Эта женщина была гением во всем, что касалось самой разной техники – от обыкновенной проводки до сложнейших систем, оставшихся со старых времен. Вот только в бою от неё не было никакого толку. Из оружия у неё с собой всегда лишь разделочный нож – на случай, если придется выпотрошить и освежевать какую-нибудь крысу в голодный период. В данный момент она расположилась в стороне от остальных, уткнувшись, как обычно, в свой КПК.
Вслед за Аланой вызвался, как и следовало ожидать, Вал Джамар. Вместе они составляли отличную команду, так как непревзойденные мозги Аланы прекрасно дополнялись потрясающими боевыми навыками мужчины. Вал умел обращаться, пожалуй, с любым видом оружия, хоть и предпочитал холодное. Полная противоположность технику, он души в Алане не чаял и был готов за Ферн хоть в пасть прокаженному прыгать, хоть  в открытый космос. Вот только никакой взаимности от этой пацифистки, что не удивительно, так и не дождался. Смуглый и высокий, Джамар с закрытыми глазами сидел на одной из металлических коробок, опираясь спиной на стену, чем напоминал уснувшего от усталости работягу.
Третьим оказался фалакс – единственный из всех добровольцев представитель расы переменчивых ребят. Его решение принять участи в вылазке удивило Арка больше всего. Киан Ристерд никогда не значился в рядах тех, кто из любопытства готов будет рискнуть хоть чем-либо, не говоря уже о жизни. А ведь прогулка на территорию прокаженных, в первую очередь, являлась именно риском для жизни, как не посмотри. Какую выгоду искал во всем этом хитрый фалакс, никто не взялся бы угадать. Мысли Киана, как и его поступки, подчинялись каким-то странным, понятным лишь Ристерду, правилам. Его знание корабля, навыки выживания и разведки, конечно же, могли оказаться крайне полезными, однако его мотивы были сомнительны, а потому заставляли немного нервничать. Впрочем, Алана одобрила его кандидатуру, и Арку не нашлось, что возразить. Теперь фалакс медленным, размеренным шагом мерял периметр комнаты, чем раздражал Оуэна еще больше, чем не пришедшие заранее гости.
Помимо главы «Роя», за неспешными, бессмысленными перемещениями Киана следила Тихоня. Просто Тихоня – ни имени, ни фамилии, лишь прозвище, данное давным-давно. Эта женщина, вместе с Джамаром, пожалуй, являлась основной ударной силой группы. Не смотря на довольно хрупкое телосложение и не особо высокий рост, Тихоня была профессиональным снайпером, одним из лучших, кого Арк когда-либо знал. Она великолепно стреляла из всего, что могло стрелять – от самодельного лука до лазерной винтовки.  Причины, по которым эта женщина вызвалась сопровождать Алану, также оставались для Оуэна тайной. Сейчас Тихоня сидела недалеко от Джамара, в обнимку со своей любимой рельсовой винтовкой и следила за передвижениями Ристерда.

Помимо Тихони, никто из присутствующих не держал на виду оружия. Здесь оно было ни к чему, хотя, конечно же, каждый, кроме Ферн, имел при себе, как минимум, пистолет. Помещение, в котором они все находились, располагалось немного в стороне от места сбора основного состава «Роя». Это помогало избежать лишнего шума и избавляло от необходимости вести гостей на территорию группы.
Этот отсек был частью «нейтральной территории», то есть мест, где нечего ловить ни людям, ни фалаксам, ни, даже, прокаженным. Подобные места пользовались популярностью у множества бродячих группировок, особенно смешанных, подобно «Рою». Но, хоть эти места и считались безопасными, никто и никогда не оставлял занятую область без защиты. Потому и сейчас вокруг месторасположения основного состава группы были поставлены многочисленные посты и любые пути, ведущие к «Рою», были перекрыты неприветливыми людьми и фалаксами с оружием наперевес.
Арк ждал. Если ничего внезапно не поменяется, к четверым, сидящим здесь, присоединятся еще трое. Слишком мало для полноценного рейда, но вполне достаточно для разведывательной вылазки. Класть десятки своих людей ради непонятной аномалии Арк не собирался и никакие уговоры и доводы Аланы не могли заставить его передумать. Он и так сделал больше, чем должен был. Он позволил собрать группу добровольцев, дал пару сторонних  контактов, даже оружием и припасами снабдил от всей души.
Конечно, он мог бы и не стоять сейчас здесь в ожидании сбора всей группы. Однако желание лично увидеть приглашенных со стороны гостей и обычное, здравое любопытство, не позволило Оуэну оставить все на попечении Аланы и уйти заниматься более важными делами. Как ни странно, он чувствовал некоторую ответственность за происходящее, хоть и с самого начала отдал решение основных вопросов этому неугомонному технику-пацифисту. Кроме того, его присутствие означает заинтересованность всего «Роя» и, как следствие, право этого самого «Роя» на все, что будет найдено в процессе вылазки. И это было, пожалуй, самое главное.

Отредактировано Одуванчик (2017-09-06 11:08:14)

+1

3

"Так, кажется, пришли..." - подумал Макс, посматривая на пару охранников «Роя» у дверей, ведущих к месту встречи. Подойдя к одному из них, фалаксу, он достал из кармана мятый лист бумаги, на котором можно было разобрать контракт по найму. Охранник лишь усмехнулся, всем своим видом показывая, что тому вообще нед дела и кивком указал на дверь, давая разрешение на вход.
"Ну да, нормальный человек сюда не сунется, независимо от того, знает ли он, что здесь происходит или нет..." - подумал наемник и снова скомкав лист бумаги, засунул его обратно в карман. Тяжелые створки двери раздвинулись в стороны и Макс наконец вошел внутрь. Некоторых из присутствующих он знал лично, о некоторых лишь наслышан, а также была пара незнакомых лиц. В общем, все как и всегда, за исключением самой цели, ради которой он сюда пришел. Пройдясь взглядом по присутствующим, наемник заметил Арка Оуэна, пусть тот и не выделялся среди остальных, не узнать такую фигуру было сложно.
"Видать, к нему мне и надо, отчитаться о прибытии..." - после этой мысли, Макс направился в сторону Оуэна. Ранее ему часто приходилось пересекаться с «Роем» и не только в качестве их наемника, но и будучи нанятым в команду конкурентов.
- Арк Оуэн, я полагаю... - произнес наемник, протягивая руку в знак приветствия - Макс Вейрон, прибыл по контракту. Думаю Вы меня и так помните. Из всех заданий, в которых мне приходилось участвовать с вашими людьми, это, пожалуй, самая опасная авантюра за всю мою жизнь. Надеюсь, мы найдем что-нибудь, помимо старых кофейных автоматов и склада моющих средств, было бы обидно... - ухмыльнулся наемник посматривая краем глаза на Алану Ферн. Он приметил ее как только вошел в помещение. КПК в ее руках так и манил своими тайнами и информацией в нем сокрытой, что любопытство начинало съедать изнутри.
"А вот и она, мой главный конкурент. Когда речь заходит о научной и технической части, связанной с этим летящим в пустоте космоса корытом, обычно в первую очередь вспоминают всего пару человек, меня и Алану Ферн. Хотелось бы мне заглянуть в этот ее КПК, да и не только в КПК..."

0

4

Стук двух пар подошв по металлическим рифленым листам, что устилали пол по всему кораблю. Шли молча - Молох и Ксин. Она вела, он следовал, просто за одно-единственное обещание, которое она должна исполнить. Прекрасное стечение обстоятельств, недаром же Риш считали на редкость удачливой сукой.

На Алхоре, этой чертовой посудине, не было ни одной живой души, которую Риш не смогла бы найти при должном рвении и желании. По крайней мере, если речь шла о персонажах значимых, а не о всяком сброде, который жрет собственное дерьмо, чтобы выжить.
Если она не знала кого-то лично, то знала кого-то, кто знал, или кого-то, кто знал кого-то, кто знал. За долгие годы жизни здесь, при закрытости территории и постоянной слежке одних за другими, сложно было остаться вне всего этого бульона, в котором с долей извращенного наслаждения варятся местные. Ксин все еще не причисляла себя к ним, хотя в стороне не оставалась.
Идея искать Молоха ради выполнения задачи, в которую ее, вообще-то, никто не заставлял и даже не просил ввязываться, была логичной и обоснованной - этот парень побывал у самого дьявола в заднице, пережил неисчислимое количество моментов, в которых мог бы сдохнуть, но не сдох, он знал корабль почти так же, как собственные пять пальцев.
Лично с ним Риш знакома до недавних пор не была, но, как водится, знала кого-то, кто помог его найти и, по счастливому случаю, успел за свою недолгую жизнь задолжать этари. Долги были прощены за наводку, и все остались довольны. Ксин была наслышана об Армстронге, и рассказы вселили со временем окрепшую уверенность, что равных ему в его деле не сыскать. Каждый второй мог назвать себя проводником, но хорошим проводником, кто бы что ни говорил, назваться имел право далеко не каждый. Молох - имел.
Ксин планов не строила, она была сторонницей импровизации, и, если бы ей не удалось уговорить его, то она убедила бы Арка в том, что проводник - штука совершенно необязательная, и с его задачей справится, как раз-таки, каждый второй. Точно так же, как убеждала его несколькими днями ранее в абсолютной необходимости привлечь именно Молоха. Оуэн же не идиот, за делами, своими и чужими, следит. На привлечение Молоха в качестве проводника согласился быстро, если только Риш сама все сделает. Как всегда. Хочешь - достань.
Какие слова говорить, какие рычаги давления использовать, что предлагать взамен - вопросы забавные и интересные, но на них искать ответы этари решила уже после того, как познакомится с Карлом лично.
Познакомилась. Нашла его далеко не в том состоянии, в каком ожидала, что стало очередным указанием на удачливость вечной. Молоху нужна была помощь, и Ксин ему ее оказала еще до того, как успела назвать свое имя или даже как-то обозначить собственное присутствие. Еще до того, как успела понять, что перед ней именно тот, кого она и искала. Сплошная импровизация, все, как и заказывали. За помощью последовало предложение, за предложением - обещание, исполнение которого не отнимет много сил и времени, хотя не сказать, что об этом Риш хоть сколько-то переживала. Услуга за услугу, все просто.
Главное, чтобы они оба выжили, иначе не видать этому дерганному черноглазому исполнения его внезапно возникшей мечты. Или видать, но путь будет долог и тернист, учитывая отсутствующие навыки и недостаток информации.

Вот и выдалось им шагать по местным коридорам, выстукивая монотонный ритм собственными подошвами. Шли долго.
А вот и знакомые лица - Рой прибыл как раз вовремя, сколько бы они тут ни находились, именно так, чтобы Ксин не пришлось никого дожидаться, ведь она терпеть не могла ждать. Она и Молох, соответственно, не опоздали, и Риш, хоть и была рада, что все собрались до ее прихода, искренне недоумевала, зачем так рано. Можно было еще в картишки поиграть и погулять по незамысловатым окрестностям. Одного из присутствующих Ксин не встречала ранее. Незнакомец, как явно выбивающийся из общей массы персонаж, удостоился самого первого взгляда красноватых глаз, однако имя и цель прибытия спрашивать она не спешила, ведь Его Величество Арк Оуэн наверняка не стал бы привлекать к миссии тех, в ком не был уверен.
- Босс! - громким возгласом Ксин нарушила тихий унылый бубнеж немногочисленных присутствующих. Только войдя, этари отсалютовала правой рукой, на секунду поднеся ладонь к виску, и тут же проследовала к явно недовольному Арку, впрочем, факт его недовольства проигнорировала. Она знала, что ждали, собственно, только ее, а Арк ждать любил ничуть не сильнее, чем сама Ксин. Да и она прекрасно знала, что она просто его раздражает. Временами. Но сильно. - Молох, проводник, - представила она ему черноглазого. А после и его - черноглазому - Арк Оуэн, босс. - Отойдя в сторону, она остановилась у стены, чтобы видеть всех присутствующих. - Всех приветствую. - Взгляд упал на Ферн, которую было необходимо отвлечь от ее электронной игрушки. - Мышь, - Ксин стала перечислять всех присутствующих по очереди и указывать на них пальцем, как в детской считалочке, - Тихоня, Призрак, Вал, и... - Она в ожидании уставилась на незнакомца, ожидая услышать имя или прозвище, по которому к мужчине можно было бы обращаться.

+1

5

Мушка жужжала,
В сетку попала,
Не плачь и не ной -
Скоро станешь едой...

Молох мнил себя беспомощной мушкой, брыкающейся в чужой паутине. Всегда. В каждое мгновение жизни. И даже в это. Особенно в это. Сейчас он шел след-в-след за страшного вида дамой, оказавшейся подозрительно вовремя рядом, дабы протянуть мужчине свою руку, предлагая помощь столь необходимую, что даже жутко. Чем больше сила, тем больше и ответственность. Обретя могущество, даруемое лишь избранным, Молох оказался слишком слаб и тщедушен, чтобы его обуздать. Ксин пообещала исправить сие недоразумение, поставить проводника на ноги. Не просто так, конечно же. За плату. Плату адекватную. Но до боли в животе неприятную. Не было у бледнолицего иного выбора, кроме как заключить самоубийственную сделку. Торговаться он никогда не умел - сдался почти сразу, согласившись на все навязанные условия.

"Я выживу! Выживет и она!" - подумал про себя Карл. Он не был намерен погибать. В его сердце возродилась надежда на светлое и почти безоблачное будущее. В данный момент мотивация Армстронга кипела и бурлила, переливаясь через край. Давно он не шел на дело в столь хорошей моральной форме. Он был готов рвать металл зубами, топтать врагов и прыгать в бездну, лишь бы эта грубоватая баба отвела его в края обетованные.

И все же, даже учитывая это, со стороны мужчина вовсе не выглядел радостным или счастливым. Он всё так же нервно озирался, судорожно хватался за оружие при каждом нежданном скрипе или писке, беспричинно потел, хрустел суставами и скрипел зубами. Никто, находящийся в своем уме, не стал бы доверять такому проводнику и лишь его репутация заставляла всё новых и новых клиентов обращать на него внимание, просить помочь и платить награду. Надуть, что примечательно, этого мстительного гада никто не пытался уже давно. Сравнительно давно.

Открылась очередная дверь, а за ней прогрузилась не самая приятная картинка: слишком много (больше одного) людей, явно умеющих метко стрелять и, вполне вероятно, любящих это делать. В такие моменты фалакс жалел, что не может вырастить у себя на затылке лишнюю пару пристальных глаз. Не здороваясь, а лишь внимательно изучая новых "товарищей" взглядом, не поворачиваясь ни к одному из них спиной, мужчина отошел немного вправо - в угол. И сел. Молоху с каждым мгновением становилось всё более и более некомфортно - он считал себя наименее опасным и агрессивным и наиболее уязвимым и слабым жителем этого помещения.

Отредактировано Молох (2017-09-09 14:08:38)

0

6

Когда дверь открылась, и в проеме появился Вейрон, Арк облегченно выдохнул. Конечно, он доверял своим людям и их навыкам, однако лишний профессионал в группе будет совершенно не лишним. А в профессионализме новоявленного человека Оуэн не сомневался. Они уже встречались раньше, работали и, временами, конкурировали. И пусть, бывало, наемник работал против интересов «Роя», его знания и навыки вызывали у Арка лишь уважение. Наверное, именно поэтому Вейрон был одним из первых, кого он посоветовал Алане в качестве еще одного участника вылазки.
Ферн была не в восторге. Между этими двумя, судя по всему, было что-то вроде молчаливой конкуренции, однако и эта упертая дама не могла оспорить полезность такого человека, как Макс и не могла не видеть все те плюсы, которые его наличие может принести группе.
Впрочем, самому Арку до этого дела не было. Все эти гении, с его точки зрения, были похожи на детей, меряющихся имеющимися в наличии умениями, знаниями, опытом и другой схожей дурью. С этим ничего нельзя было сделать, но из этого можно было  извлечь кое-какую выгоду. Здоровая конкуренция, как всем известно, весьма полезна для профессионального роста. Вот пусть и растут – без его, Арка, непосредственного участия.

- Арк Оуэн, я полагаю... – наемник, окинув быстрым взглядом находящихся в помещении людей, направился прямиком к Оуэну. Глава «Роя» кивнул в знак приветствия и крепко пожал протянутую руку. - Макс Вейрон, прибыл по контракту. Думаю Вы меня и так помните. Из всех заданий, в которых мне приходилось участвовать с вашими людьми, это, пожалуй, самая опасная авантюра за всю мою жизнь. Надеюсь, мы найдем что-нибудь, помимо старых кофейных автоматов и склада моющих средств, было бы обидно...
- Рад, что ты с нами. Вернее – с ними, – мужчина неопределенно хмыкнул. - Если судить по обещаниям Мыши, там должно быть что-то интереснее кофейных автоматов, – с легкой улыбкой сообщил Арк, вслед за Вейроном скосив глаза на Ферн, уткнувшуюся в свой КПК.
- Да-да… - протянула женщина, не отрываясь от любимой игрушки. – Обнаруженные отсеки, судя по всему, должны содержать что-то интереснее всего перечисленного. Из того, что я нашла, выходит, что там, как минимум, один из резервных серверов корабля, - Алана сделала многозначительную паузу. Может, для того, чтобы все слушающие осознали важность найденного. Может, просто отвлеклась на что-то в КПК. Делать подобные паузы была в характере Аланы и Оуэн давно перестал пытаться понять, к чему они, какой несут смысл и несут ли его вообще. – Хотя, после прокаженных там могло уже ничего не…
Слова Ферн были прерваны внезапным громким появлением двух последних участников вылазки. Ксин, как обычно, была в своем репертуаре, в то время, как её спутник оказался на редкость молчаливым и, как ни странно, напуганным. Немного приподняв левую бровь, Арк следил за передвижением новоявленного проводника, пытаясь, хоть отчасти, понять, кого эта стерва притащила с собой.
- Босс!
Арк перевел взгляд на Риш и вся его заинтересованность моментально испарились. Проследив за наигранным приветствием, глава «Роя» лишь ещё больше утвердился в своей нелюбви к этой лысой дамочке с её выкрутасами и манерой поведения. Пожалуй, будь у него возможность, он пристрелил бы её прямо здесь и сейчас, не раздумывая ни секунды. А Ксин, казалось, отлично понимала это и просто хотела испытать, насколько велико его терпение.
- Молох, проводник, - с этими словами Риш начала знакомить Молоха с присутствующими. Начав с самого Арка, она стала указывать на окружающих пальцем, представляя его – кого по прозвищу, кого по имени. Как обращаться к наемнику, пришедшему незадолго до неё, Риш не знала и потому замолчала, давая возможность кому-то другому представить Вейрона. Когда её голос замолк, Оуэн облегченно вздохнул.
Названный Молохом проводник скромно и зажато умостился в уголке, стараясь, судя по всему, привлекать как можно меньше внимания. Не такого Шороха ожидал увидеть Арк после всех громких хвалебных описаний. Этот парень казался зашуганной помесью Вала и Тихони – такой же здоровый, и такой же молчаливый. Оставалось надеяться, что он не сбежит при первом же признаке опасности. Конечно, он не был единственным, кто сможет сориентироваться даже в незнакомой части корабля. Тот же Ристерд вполне был способен заменить обычного проводника, хоть и не мог похвастаться теми знаниями, которыми обладают настоящие мастера этого дела. Однако Оуэну было бы гораздо спокойнее, если бы он знал наверняка, что эту группу будет вести  профессионал.
Когда все, наконец-то, были друг другу представлены, Арк несильно пнул железный ящик под Ланой, заставляя её оторваться от КПК и обратить внимание на окружающих. Конечно, она могла все рассказать, не отрывая взгляда от устройства, однако Оуэна эта её привычка всегда раздражала, и он не смог отказать себе в удовольствии помешать женщине постоянно таращиться в миниатюрный экран.
- Так как все уже здесь, можно приступить к прояснению некоторых деталей. Лана, - Арк еще раз пнул ящик, на котором сидела Ферн, привлекая её внимание, - было бы неплохо, если бы этим занялась ты, как инициатор.

Ферн, наконец, отвела взгляд от КПК и осмотрела присутствующих. Ристерд перестал ходить туда-сюда и, скрестив руки на груди, устроился у стены, рядом с другими. Вал открыл глаза, и перевел взгляд на Алану, ожидая её слов. Тихоня, все так же сидя в обнимку со своим оружием, не проявляла никакой заинтересованности – хотя Ферн знала, что эта женщина все отлично слышит и воспринимает информацию ,пожалуй, получше многих. Взгляд техника на мгновение задержался на Молохе. Этого человека – или фалакса? – она не знала совсем. Здесь он исключительно по инициативе Ксин, что, если быть откровенным, совсем не та причина, по которой Мышь была бы рада знакомству. Риш раздражала техника так же, как и сама Ферн раздражала эту лысую стерву. Оставалось лишь благодарить все существующих и не существующих богов за то, что у них не часто появляются причины контактировать друг с другом.
Самое плохое состояло в том, что, в отличие от других членов «Роя», госпоже Риш Лана не доверяла совсем. Может быть, она ценный информатор, но никакой верности группе в Ксин нет, и не будет никогда. И это было для Аланы определяющим фактором. Соответственно и привлеченный этой дамочкой проводник не вызывал ни капли желания работать с ним. Что, впрочем, не мешало Арку согласиться на уговоры Риш и не включить, по возможности, этого чудика в состав группы.
Закончив осмотр находящихся в помещении персонажей, Мышь опустила взгляд на свой КПК, за что чуть снова не словила пинок от Оуэна. Странно, что господин начальник решил спихнуть все организаторские дела на неё – обычно именно он старался участвовать во всех, даже самых незначительных, операциях. Сейчас же он довольствовался ролью советчика и стороннего наблюдателя, что, по мнению Ланы, совсем ему не подходило. Причины подобного поведения были для Аланы непонятны, однако Арк был совсем не дурак, и она решила не забивать себе голову дополнительными проблемами, объяснив для себя все тем, что у Оуэна и без этой вылазки хватает забот.
- В общих чертах вы уже всё знаете, - начала техник, многозначительно пожав плечами. Уж простите, оратор из неё никакой. Ей куда проще объясняться с техникой, чем с людьми. – Из подробностей важно следующее, - она опять заглянула в КПК. - Аномалия расположена в нежилой зоне, под отсеками с криокапсулами. Рядом расположены несколько старых, пустых складов – там, скорее всего, тусуются прокаженные в неизвестных количествах. По некоторым косвенным данным, там находится один из резервных серверов «Алхоры», один, или два небольших склада с неизвестным содержимым и… - Ферн снова сделала паузу и, подняв глаза, посмотрела на Вейрона, - и несколько сотен работающих криокапсул. Почему все это там находится и зачем – понятия не имею. В базе данных информация об этой области практически отсутствует. На имеющихся у нас чертежах там пусто. Лишь некоторые сторонние данные, такие, как отчет о распределении энергии, отчет о температуре, показания датчиков давления и прочее, и прочее, и прочее – все это говорит о том, что там нихрена не пусто, господа.  – Алана осмотрела собравшихся, - если потребуется, я предоставлю любому из вас все найденные данные и результаты анализа всех систем. Вопросы?

Отредактировано Одуванчик (2017-09-11 16:43:37)

+1

7

- Если судить по обещаниям Мыши, там должно быть что-то интереснее кофейных автоматов - слова Арка заставили Макса лукаво улыбнуться. Он как никто другой знал, что представления и реальность часто бывают диаметрально противоположны. Наконец в разговор вступила Алана, видно сдавшись под тяжестью косого взгляда Оуэна. Но, договорить ей не дали, прибыли оставшиеся участники экспедиции. Отойдя в сторону, Макс достал свой КПК из сумки и решил свериться со своими данными. Как не крути, информации у него было не так уж и много, а то, что аномалию нашла именно Алана, укололо его гордость ещё сильнее. Наконец, настало время для брифинга и, оторвав взгляд от своего карманного компьютера, наёмник перевёл взгляд на Ферн.

- В общих чертах вы уже всё знаете. Из подробностей важно следующее: аномалия расположена в нежилой зоне, под отсеками с криокапсулами. Рядом расположены несколько старых, пустых складов – там, скорее всего, тусуются прокажённые в неизвестных количествах. По некоторым косвенным данным, там находится один из резервных серверов «Алхоры», один, или два небольших склада с неизвестным содержимым и несколько сотен работающих криокапсул. Почему всё это там находится и зачем – понятия не имею. В базе данных информация об этой области практически отсутствует. На имеющихся у нас чертежах там пусто. Лишь некоторые сторонние данные, такие, как отчёт о распределении энергии, отчёт о температуре, показания датчиков давления и прочее, и прочее, и прочее – всё это говорит о том, что там нихрена не пусто, господа. Если потребуется, я предоставлю любому из вас все найденные данные и результаты анализа всех систем. Вопросы? - слова Аланы заставили Макса задуматься.

"Любопытно. Если криокапсулы активны, значит прокажённые до них ещё не добрались. Это радует. С другой стороны то, что они до сих пор активны и ни одна не подверглась сбоям, говорит о том, что капсулы находятся в отдельной, автономной сети, что на общем фоне выглядит крайне странно. Я бы ещё понял, если бы это был высший офицерский состав «Алхоры», но это не он. Этих людей хотели спрятать, как и тамошнее оборудование. Спрятать их хотели ещё на заре основания миссии, судя по всему, что говорит о том, что у наших предков также всё было не совсем гладко. Ну не могли же эти отсеки возвести после старта миссии, правда же, при этом ещё и спрятать. И так, что в итоге. К нашей цели придётся прорываться и прорываться с боем, так как расположение аномалии самое неудачное и путь к ней пролегает прямо через самое скопление прокажённых. Но, как только мы до неё доберёмся, если доберёмся, внутри, нас должна ждать относительно безопасная зона, где мы сможем укрепиться и занять оборону. Но есть и другой вариант, внутри могут быть всевозможные системы безопасности, турели, роботы, газовые камеры, которые могли напихать в подобное место на случай, если его обнаружат, что само по себе опаснее самих прокажённых, ведь тогда, мы буквально окажемся зажаты между молотом и наковальней. Надо будет обсудить этот момент с Ферн..." - размышлял Макс, уставившись в пустоту перед собой, после чего перевёл взгляд на Алану, а потом и на свой КПК. Быстрыми движениями пальцев по сенсорному экрану, он создал невидимую частную сеть с алгоритмом шифрования, который наёмник позаимствовал когда-то у Ферн. Обнаружив КПК Аланы в поиске устройств, Макс выслал ей приглашение в созданную сеть, чтобы та могла обмениваться с ним файлами и сообщениями.

- Да, если не против, мне было бы интересно ознакомиться с данными... - произнёс Макс ожидая, что Алана перешлёт данные по сети. Что касается вопросов, то наёмник рассчитывал обсудить свои мысли лично с Ферн, используя КПК, что он и намеревался сделать. Всё равно большинство его вопросов носят технических характер, ответы на которые были бы мало полезны остальным, а также некоторые размышления, которые могли посеять сомнения в присутствующих, озвучь он их неаккуратно вслух. Поэтому, он тактично отошёл к стене, облокотившись об неё и уставился в экран КПК в ожидании оповещения о том, что Алана приняла приглашение.

Отредактировано Макс Вейрон (2017-09-14 13:15:08)

0

8

Ксин нравился такой взгляд - полный нетерпения и нежелания находиться с ней в одной комнате. Именно таким и одарил ее Оуэн, стоило ей только рот открыть. Этари, взглянув на него, усмехнулась. Да, он мог бы ткнуть дулом пистолета ей в лысую голову, но не стал бы делать этого в присутствии такого количества народа, включая пацифистку Ферн. И не стал бы делать этого в принципе, из-за того, что, видимо, считал Ри нужной для себя и для Роя, как ни крути, и она этим пользовалась уже неприлично долго, как будто испытывая мужчину на прочность и стойкость характера. Вопрос был лишь в том, когда польза от нее окажется меньше того уровня раздражения, которое возрастало у Арка, стоило ему только с ней пересечься. Но, все-таки, им иногда удавалось нормально общаться. Благо, Оуэн старался ставить интересы большинства выше собственных, и, даже несмотря на то, что, помимо его самого, здесь была и Мышь, которая тоже с радостью, как минимум, расквасила бы Ри нос, место этари в группе все же нашлось. Могло показаться, что дракон не знает и не умеет ничего, но любой, кто умудрялся предположить подобное, очень быстро разубеждался в догадках. Другое дело, что Ксин до последнего предпочитала вести себя максимально несерьезно, не позволяя составить о себе верное мнение с первых минут, в отличие от всех остальных - собранных, ответственных и очень занятых. Кроме Молоха. Молох вообще избрал для себя наиболее нетипичную для человека его уровня тактику - уселся в угол и не подавал никаких признаков жизни.
Риш смерила его настороженным и непривычно серьезным взглядом, мол, не зря ли она вообще притащила его сюда? Оправдает ли он ее собственные ожидания и ожидания Арка, которые, отчасти, были ею же и навязаны? Не придется ли Ксин слушать потом эмоциональные речи "босса" и Мыши, которая тоже была, совершенно очевидно, недовольна ни присутствием этари, ни того, кого она с собой притащила. Если вдруг Молох так или иначе облажается, ей придется многое выслушать. Или много высказать самой, чтобы заткнуть безостановочно отчитывающих ее коллег по миссии. Впрочем, несмотря на возникшую настороженность, не так уж и сильно Ксин переживала, ведь кому, как не ей, знать о том, что первое впечатление может быть обманчивым?
Все общались с Мышью. Арк общался с Мышью, не удостоив надоедливую Ри даже сухим приветствием, незнакомец общался с Мышью, полностью проигнорировав интерес Ксин к нему. Этари раздражалась каждый раз, стоило только Алане привлечь к себе внимание, ведь дракон, хоть убейте, понять не могла, что в ней находят окружающие. Она настолько отзывчива и приветлива, что тошнит. Это ли путь к успеху? Риш поморщилась, когда Оуэн легко и не слишком навязчиво пнул железный ящик, на котором примостила свою пятую точку мисс Ферн, пытаясь привлечь ее внимание к присутствующим. Женщине не нравилось, что все кругом относились к Лане с такой... нежностью, что ли.
Впрочем, Ферн, хоть и не с первого раза, но действительно оторвалась от своей игрушки и принялась рассказывать, что знала про предложенную ею же самой миссию. Рассказала про расположение искомого и возможные опасности на пути. Пока Ферн вещала, Риш стащила со спины рюкзак и выудила откуда-то с глубины на свет Божий свой КПК, которым пользовалась совсем уж изредка, да и не всегда по назначению - он также часто служил фонарем, молотком, блокнотом или дополнительным весом в рюкзаке на случай, если этим рюкзаком надо отбиваться от всяких ублюдков. Многофункциональная, знаете ли, штука.
- Черт, - прошипела она, поняв, что совсем забыла, что устройству требуется подзарядка, - компьютер умер, и, скорее всего, давным давно. Порывшись в рюкзаке еще немного, она вынула сменный аккумулятор. Поковырявшись с поцарапанной крышкой, она установила заряженную батарею и, к моменту, когда Лана предложила поделиться информацией, и незнакомец запросил данные для себя, как раз раздался приветственный радостный звук включения КПК. - Мне тоже скинь, - кивнула Ри, взглянув на Лану, а после осмотрев и остальных присутствующих, начиная неизвестным наемником, заканчивая Молохом, - И что, товарищи, когда выдвигаемся и с чего начинаем? Теория - это интересно, конечно, но я это уже слышала, и меня больше волнует практическая часть. Мышь, - она снова уставилась на Лану, впрочем, совершенно беззлобно, - Ты обещала мне карту, а я все жду.
Вряд ли Алана забыла о просьбе Риш скинуть ей подробный план местности и своем обещании поделиться им в ближайшее время. Скорее всего, дело было именно в отсутствии доверия. Ферн не хотела делиться сведениями с этари, она не воспринимала Ксин как часть Роя, не могла расслабиться в ее обществе, и ей, пожалуй, было проще скинуть любую информацию первому подвернувшему наемнику, - Ри снова покосилась на незнакомца - чем ей. Несмотря на то, что Ксин еще ни разу не подставила никого из группы, и ни раз оказывала им существенную помощь. Но доверие - штука сложная, насильно мил не будешь, поэтому дракон всего лишь напомнила, сделав вид, что верит в забывчивость Ланы. Хотя, может, та и вправду забыла...

0

9

Царь углов ерзал на месте, пытаясь найти наиболее удобное положения для просиживания своей задницы. Но, как бы он не старался, у него ничего не выходило. И причина тому проста - он слишком неуютно чувствовал себя среди собравшихся здесь двуногих. При столкновении взглядов, Молох явно ощущал холод недоверия и ясно примечал темноту агрессии. Не было здесь людей, испытывающих к новоявленному проводнику хоть что-то более приятное, чем безразличие. Было очевидно, что, как только Карл сделает что-то хотя бы отдаленно подозрительное, то каждый первый представитель этой шайки всадит, как минимум, по одной пуле в его хрупкое тельце. Лицо фалакса скривилось в непонятной, почти что нечеловечески мрачной гримасе. Страшно. Не переходя грань ужаса, бледнолицый кое-как сдерживался и не срывался с места в побег. Он видел свет в конце туннеля - надежда, подаренная фантазиями о иных мирах, возбуждающе сияла где-то там, одновременно столь близко и столь далеко.

Молох в очередной раз почувствовал на себе взгляд Арка. Холодок пробежался по спине провожатого. Слишком уж авторитетно и сурово выглядел сей представитель былого поколения. И слишком уж легко читались в его глазах недоверие. Никто не верит в Карла и Карл к этому привык. Но взгляд Оуэна передавал иные мысли. Он был уверен. Уверен в том, что на бледнолицего нельзя полагаться. Как нельзя полагаться и на приведшую его даму.

И взгляд приведшей его дамы становился всё более и более холодным. В какое-то мгновение Карлу даже почудилось, что Ксин собирается выразить свое недовольство его поведением словесно, но нет. Её можно было понять. Слава идет впереди Молоха. К счастью это или нет - хрен разберешь. Но ясно и понятно, что устные описания почти ни в чем не сходятся с истинным порядком вещей. Зачастую Шороха описывают как какого-то демона, но правда в том, что он - лишь мышь. Маленький, серый, безучастный и пугливый грызун. Его от опасностей уберегают не исключительные навыки или знания, а гипертрофированный инстинкт самосохранения. Он - отличный бегун и прекрасный слушатель, но не боец и не хитрец.

Встретив же взглядом взгляд Ферн, Молох и вовсе растерялся. Такое ощущение сложилось, что, глядя в лицо Карла она видела кого-то иного. По крайней мере о ком-то ином она думала. Когда же она перевела взгляд на лысую леди, бледнолицый кое-что понял. Понял он то, что из всех, кто мог бы пригласить его в путешествие туда-и-обратно, его окликнула наиболее проблемная особа, которую, видимо, любит лишь она сама.

Молох поднял свой кпк над головой, дабы намекнуть, что информация необходима и ему.

- Вопросы?
- Вопрос. - Молох собрался с духом, прокашлялся, так как давно не говорил и голос его неприятно скрипел, и продолжил. - Кто есть кто и что умеет?

Молох не был компанейским человечком, но он желал хотя бы узнать, кто в этой компании что умеет и какую пользу делу он принести может. И узнать он это хотел от них самих.

0

10

- Вопрос. Кто есть кто и что умеет? – Алана подняла глаза на проводника, который, судя по всему, решил перебороть свое смущение и подать голос.
Сказать по правде, она не задумывалась об этом моменте – все здесь знали друг друга, хорошо ли, плохо ли. Даже Вейрон, привлеченный со стороны человек, был знаком с некоторыми присутствующими здесь, или, как минимум, встречался с ними раньше. Всем членам «Роя» не раз приходилось работать вместе, потому вопрос о подробном знакомстве у Аланы в голове даже не всплывал. Недочет.
Женщина посмотрела на Арка – тот с довольным видом насмешливо смотрел на неё. Видимо, он прекрасно понял и оценил причину заминки и теперь с удовольствием наблюдал за смущением техника. Ничего, это всего лишь маленький недосмотр. Главное – не совершить подобный недосмотр в чем-то куда более важном и не подохнуть в этой вылазке из-за глупой ошибки.
- Ты обещала мне карту, а я все жду, - тон Ксин, как всегда, был высокомерным и, не смотря на отсутствие враждебности, довольно вызывающим. Будто Риш обвиняла Алану в том, что та не скинула ей эту дурацкую карту. Ладно, сейчас будет.
Слегка завибрировал КПК. Алана, посмотрев на экран, обнаружила приглашение в частную сеть. Ферн бросила взгляд на отошедшего в сторону Вейрона  и приняла приглашение. Макс не дурак, если создает зашифрованную сеть, значит у него есть что-то, что не должны видеть и слышать окружающие. Либо полезная информация, либо хорошие идеи, либо каверзные вопросы. Нет уверенности, что Алана готова ко всему, но затем она и согласилась на присутствие еще одного хорошего техника в группе – чтобы было две головы, способные осмыслить все детали и все мелочи прежде, чем эти самые мелочи выльются в большие проблемы.
- Вал! – Она обернулась к Джамару, мирно сидящему в стороне, рядом с Тихоней. – Пока я немного занята, познакомь нашего проводника со всеми присутствующими, будь лапочкой, - довольная тем, что свалила всякие глупости на другого члена группы, Ферн вернулась к своей любимой электронной игрушке.
Проведя быстрый поиск, она, помимо знакомых устройств, обнаружила Ксин и еще одно неизвестное, принадлежащее, судя по всему, проводнику. Быстро проверив, так ли это, Ферн, с безумной скоростью водя пальцами по экрану, отправила архив с данными Максу, Риш и Молоху.
В архиве находились многочисленные отчеты и результаты их сравнений, все имеющиеся данные по исследуемой области и чертежи. Много, очень много чертежей. Горизонтальные, фронтальные и профильные разрезы, а так же трехмерные модели нижних ярусов корабля. Чертежи ближайших отсеков по отдельности и вместе, подробные и обобщенные. И во всех них была одна общая черта – огромное пустое место, будто стертое ластиком.
- Пустота на чертежах – это и есть наша аномалия. Это, примерно, триста кубических метров абсолютного ничего, в которые утекает прорва энергии. Судя по отчетам, которые, как вы можете видеть, я сравнивала с отчетами самых разных отсеков корабля, там расположено все, что я ранее перечислила. Но это все теория – на деле там может быть что-то совсем другое, просто схожее по показателям. Именно это и надо проверить, - она посмотрела на Вейрона, потом перевела взгляд на Ксин. – Желательно, обойтись минимальным количеством стычек с прокаженными. Прорываться с боем равносильно самоубийству – для этого надо отправлять несколько сотен человек, вооруженных до зубов. Наше дело – незаметно проползти, посмотреть, понять, что это и полезно ли оно, после чего вернуться и действовать по ситуации.
- Если там действительно что-то важное, мы организуем ударную группу с целью захвата, - вмешался Оуэн, воспользовавшись небольшой заминкой, за что Ферн одарила его недовольным взглядом. – Ваша цель – разведка, а не пальба на вражеской территории. Прошу учесть, что в случае столкновения с противником, помощи вам ждать неоткуда.
Арк замолчал, снова предоставляя слово Алане. Нахмурившись и  нервно почесав кончик носа, Ферн резко кивнула, и в очередной раз окинула взглядом присутствующих.
- У нас есть несколько вариантов действий, однако я с радостью послушаю ваши предложения. Особо интересуют мысли нашего проводника, - Алана пристально посмотрела на Молоха. Без какой-либо злобы – лишь с недоверием и, слегка, любопытством.

Тихоня, как ей и положено, сидела тихо, время от времени поглядывая на находящихся в помещении людей. И не только людей. Хоть она никогда не старалась разделять окружающих на подвиды, она каким-то образом, на интуитивном уровне, иногда могла обнаружить некоторые различия. Например, она опознала в Призраке фалакса раньше, чем он сам сказал об этом. Это было как мгновенное озарение, хотя сам Киан ничем себя не выдал.
Точно так же Тихоня знала, что она сама, Джамар и его ненаглядная Мышь, вместе с мистером Оуэном – люди. Наемник, назвавшийся Максом Вейроном, тоже казался обычным человеком. Пришедший с Риш проводник вызывал недоумение и больше все остальных заинтересовал Тихоню своей  полной неопределенностью. Казалось, она находится здесь, и, в то же время, его здесь нет. Был он действительно напуган, либо пытался лишь показать это, женщину не волновало – у каждого в этом помещении свои причуды и не её дело в этих самых причудах разбираться. Имелся смысл узнать о новоявленном проводнике побольше, однако она не была уверена, что сможет общаться с Молохом без посторонней помощи.
Снайпер с легкой полуулыбкой наблюдала за миниатюрным представлением Риш, пока так с показной нелепостью искала свое устройство связи, удивлялась отсутствию заряда и вставляла новый аккумулятор. В отличие от Арка и Мыши, Тихоня не испытывала к Ксин никаких отрицательных эмоций – лишь легкую настороженность, так как эта женщина не поддавалась никакой внутренней идентификации. Риш вела себя вызывающе, привлекала всеобщее внимание к своим выходкам и действиям, однако плотно укрывала за всем этим свою настоящую суть. Долгое время Тихоня была уверена, что Ксин – человек, однако было в ней что-то странное. Такое, какое сейчас снайпер обнаружила в Молохе. Этакая отстранённость и что-то вроде независимости, мнимой, или реальной.
Вот только из разговорчивой Ксин, казалось, невозможно вытянуть ни одного полезного слова, что крайне мешало понять её лучше. Поэтому Тихоня давным-давно прекратила свои попытки анализировать эту лысую даму, решив для себя, что это просто общее впечатление, испорченное влиянием окружающих. И вот теперь появился еще один человек, – человек ли? – который очень походил на саму Риш. Очень сомнительно, что и в этот раз её просто показалось, а на самом деле ничего особенного в Молохе нет. Желание понять, что же в этих двоих не так, занимало Тихоню куда больше, чем сама миссия. Она и вызвалась-то только двум причинам – присутствие в отряде Ксин и обычная скука. Снайпер никак не предполагала, что, помимо Риш в группе окажется еще один интересный субъект, а потому была очень довольна своим решением.
Когда же Ферн попросила Вала объяснить проводнику, как тот выразился, «кто есть кто и что умеет», Тихона присоединилась к мужчине. На вопросительный взгляд Джамара она лишь пожала плечами и улыбнулась – в большинстве случаев, этого хватало для того, чтобы все остальные вопросы отпадали. Конечно, Вал был из тех, кто мог легко общаться с Тихоней, однако на этот раз он решил не проявлять заинтересованности.
- Молох, значит? – Вал и Тихоня, подойдя к проводнику, уселись рядом. Джамар протянул Карлу руку в знак приветствия, - Я Вал, солдат, - представился мужчина негромко. Растягивать знакомство смысла не было, к тому же Ксин уже успела бегло обозначить каждого присутствующего. Тихоня внимательно следила за реакцией проводника, однако не выказывала никакого желания познакомиться поближе. – Это – Джамар указал на неё,  - Тихоня, она тоже солдат, снайпер. Лысую ты, наверняка, уже знаешь, да? – Вал кивнул на Ксин, с улыбкой. Так же, как и Тихоня, он был к Риш довольно равнодушен, однако его забавляла эта её вечная игра на нервах Арка и Мыши. – Оуэна ты, пожалуй, тоже можешь знать - он глава «Роя», его создатель. С нами он не пойдет. – Вал, судя по всему, пытался успеть до того, как Алана разберется со всеми отправками данных и продолжат обсуждение, потому не вдавался в особые подробности. – Это Призрак, или Киан, называй его как хочешь. Он считает себя разведчиком, хотя, на самом деле, его навыки довольно обширны. Они с Ксин в этом схожи, – мужчина пожал плечами, после чего кивнул в сторону Ферн, - Алана, организатор этой вылазки, она техник. Последний – Джамар указал на Вейрона, - как и ты, привлеченный со стороны. По словам Мыши, он тоже специалист по системам корабля. Я во всем этом дерьме ни черта не разбираюсь, как и многие присутствующие, так что такие головатые ребята не помешают, а? – Желая, видимо, растормошить кажущегося зажатым Молоха, Вал несильно ткнул его локтем и, переглянувшись с Тихоней, усмехнулся. Сама Тихоня скептически посмотрела на Джамара, не оценив его попытку. Впрочем, ей была больше интересна реакция проводника, чем жалкие потуги её соратника казаться веселым и смешным.

0

11

Дождавшись, когда Ферн примет приглашение, он окончательно погрузился в свой КПК, буквально забыв про все вокруг. Как только пришли данные, Макс внимательно стал их изучать, быстро пролистывая текст и графики на экране.

"В принципе, как я и думал..." - пронеслось в голове наёмника и он открыл окно чата.

"Как ты думаешь, Алана, раз капсулы все ещё активны, какова вероятность того, что они подключены к отдельной, автономной сети? Для колониального корабля это довольно странное решение. Эти капсулы явно хотели спрятать, как и тамошнее оборудование, в этом нет сомнений. Плюс, что касательно защитных систем? Если бы я хотел что-то спрятать, я бы позаботился о безопасности в случае обнаружения. Количество энергии подаваемой туда вполне хватит, чтобы запитать пару зарядных станций для роботизированной охраны и несколько тяжёлых охранных турелей. Я такие видел всего раз, в отключённом состоянии. Их располагают обычно у ключевых систем и повстречайся нам хоть одна такая в активном состоянии, вся наша группа превратится в фарш. И, возможно, именно охранные системы причина того, что там ещё не побывали прокажённые... Если что-то пойдёт не так и за нами увяжутся прокажённые... Мы буквально рискуем оказаться между молотом и наковальней..." - написал сообщение Макс и нажал отправить. Галочка рядом с сообщением оповестила о том, что оно доставлено и наёмник наконец оторвался от своего КПК. Пока он отвлёкся на изучение данных, все вокруг видимо начали ближе знакомиться друг с другом. Обратив внимание на Молоха, которому Вал рассказывал о присутствующих, Вейрон решил для разнообразия представиться лично, тем более, что Вал как раз указывал на него.

- Последний, как и ты, привлечённый со стороны. По словам Мыши, он тоже специалист по системам корабля. Я во всем этом дерьме ни черта не разбираюсь, как и многие присутствующие, так что такие головатые ребята не помешают, а? - произнёс Вал и как раз Макс уже подошёл к ним.

- Я больше специализируют по практической стороне вопроса, когда как Алана полагается на теорию. У нас с ней маленькое соревнование, она, конечно, пока лидирует, но будь у меня ресурсы «Роя»... Впрочем, уверяю, как полевой техник мне нет равных. Плюс, я весьма полезен в бою... - прорекламировал себя Макс, протягивая руку Молоху в знак приветствия - Я Макс, Макс Вейрон, обращайся, если надо что-то починить или разобрать, в том числе и оружие. Сделаю скидку как новому клиенту. - произнёс наёмник и учтиво кивнул в знак приветствия Валу, с которым ему уже приходилось пересекаться когда-то. Также он улыбнулся и кивком поприветствовал Тихоню, с которой раньше никогда не пересекался, однако слышать о ней приходилось.

Отредактировано Макс Вейрон (2017-09-22 11:16:26)

0

12

Молох, наконец, обратил на себя внимание, махнув своим КПК, да еще и голос подал. Ксин выдохнула и кивнула, стоило только ему задать вопрос, но этот кивок был адресован ей самой, а не проводнику или кому-либо иному из присутствующих. Она уже не рассчитывала, что черноглазый решит хоть как-то себя проявить, думала, что Шорох все время их совместной работы будет вести себя так, словно его не существует. Нет, Риш старалась не делать выводов, ведь он должен был оказаться лучшим в своем деле, а его дело - вести, а не языком трепать. Для второго в группе была сама Риш.
Все, что говорила Ксин, было проигнорировано.
"Мне что, в ладоши похлопать?" - цокнув языком и на секунду наморщив нос, она еще раз оглядела присутствующих, и, столкнувшись взглядом с Мышью, поняла, что ее все-таки слышали. Отвечать не захотели, конечно, но слышали. Лана тут же снова опустила глаза в свое устройство. Хоть Ри и говорила спокойно, Ферн, скорее всего, все снова восприняла не так, как следовало бы, слишком остро, впрочем, ничего не сказала, только разослала файлы среди присутствующих. Дракон лениво взглянула на произвольно загоревшийся экран слегка дернувшегося в ее руке карманного компьютера. Когтистые пальцы с характерным негромким стуком ударяли по экрану - Риш листала полученные файлы, бегло рассматривая графики, схемы и чертежи. Кое-что из этого дракон видела и слышала раньше, когда только был поднят разговор о необходимости этой вылазки и обсуждены известные детали, правда, она не знала подробностей, ей были доступны только общие черты, поверхностные сведения и приблизительные наброски, когда как сейчас она получила все, чего недоставало.
Мышь чуть подробнее рассказала про аномалию, упомянув, что требуется вести себя максимально тихо и осторожно. То же подтвердил и Арк, который вообще черт знает зачем здесь до сих пор находился. Шел бы уже по своим делам, строить серьезное лицо где-то в другом месте. Ксин показалось, что эта оговорка про разведывательную цель миссии казалась в большей степени ее самой, чем всех остальных. Может, только показалось, однако такое наставление действительно было небезосновательным, ведь этари не всегда могла остановить себя в желании идти напролом. Она это знала, все это знали. Никто из присутствующих, кроме Молоха, не смог бы понять такого самоубийственного поведения, никто не смог бы и ответить на простой вопрос, каким же образом женщине каждый раз удается отделаться максимум незначительными ранениями, но никак не серьезными увечьями или смертью. Она всегда возвращалась, хоть и зачастую спустя время, когда уже никто не ожидал найти ее, живую или мертвую. И всегда делала вид, будто так и должно быть. Но в этот раз от действий каждого из присутствующих, не исключая и саму Ри, зависела судьба миссии и, собственно, ее участников. Один доведет ситуацию до края - сдохнут люди, если не все, то часть точно. Ксин, конечно, скорее всего, сможет унести ноги, а вот остальные, даже Молох, который пока не освоился со своей способностью, - не факт. Ну, допустим, кого-то Риш сможет прихватить с собой. Одного. Из шести. Нет, рисковать она не станет. Она пока что в своем уме. Этари кивнула, поймав на себе беглый взгляд Аланы.
Ри старалась следить за всеми. Не из недоверия, просто не хотела упустить что-то, несмотря на то, что со стороны казалось, что ей нет никакого дела до происходящего вокруг. Она была заинтересована в миссии. В этом не было какого-то значительного смысла, это не был вопрос выживания или хотя бы комфорта, ведь эти темы были неактуальны для пробужденной, однако сама идея воодушевляла. Во-первых, Ксин хотела помочь дружественной организации в ее начинаниях, и если цель в итоге будет стоить потраченных усилий, женщина порадуется. Во-вторых, операция - это что-то вроде аттракциона, приключения, источника острых ощущений, а ведь для этари они немаловажны, даже если все может закончиться плачевно. Чем ведь черт не шутит.
Она подмигнула Тихоне, заметив ее взгляд на себе. Они не слишком много времени проводили вместе, лишь иногда сталкиваясь на общих сборах или в подобных операциях, толком не общались. Тихоня не могла сказать ни слова, а Риш, в свою очередь, понимала лишь малую часть того, что она показывала жестами. Кроме того, не умеющая держать язык за зубами и требующая реакции от окружающих этари не могла много времени проводить в обществе того, кто не способен ответить. А ведь пуля промеж глаз не считается за ответ. Впрочем, Тихоня не вызывала никакого раздражения, напротив, Риш скорее импонировала ей, а та, в свою очередь, тянулась к Риш, не испытывая при этом никакого негатива, и это забавляло.
Джамар по просьбе своей «просто подруги» рассказывал Молоху о присутствующих, и Тихоня присоединилась к нему. Видимо, проводник чем-то заинтересовал ее, по крайней мере, Ри заметила хитринку в ее глазах, точно такую, какая проскальзывала иногда, когда их с этари взгляды пересекались. А Вал, будучи человеком, к себе располагающим, старался ввести Молоха в курс дела, не вызвав при этом еще большего страха и растерянности у проводника. Представил себя, представил Тихоню, назвал Ксин лысой...
Женщина, усмехнувшись, приподняла руку на уровень лица и шустро пошевелила пальцами, как бы снова приветствуя Молоха. Конечно, лысую он уже знает. Если бы не лысая, его бы тут не было.
Странно, но Вал ничего против Риш не имел, несмотря на ее крайне натянутые отношения с Аланой. Хотя, впрочем, он обладал очень легким характером, добродушным нравом и хорошим чувством юмора, поэтому находил общий язык с окружающими легко. Он не был обидчивым и восприимчивым, поэтому любые эмоциональные возгласы Ксин, даже если они его и затрагивали, никогда не застревали в его памяти и не были основой для построения дальнейшего общения.
- ... Они с Ксин в этом схожи.
Речь шла про Киана. Этари, отвлекшаяся было на изучение полученных материалов, бросила на Вала не особо добрый взгляд, нахмурилась. Несмотря на то, что речь шла лишь о навыках, Ксин не понравилось, что ее имя, слово «похожи» и описание Киана стояли где-то рядом. Этого парня Ри не любила, причем не так же, как «не любила» Мышь и Арка. Слишком неоднозначный. Если в остальных можно было найти хотя бы намек на искренность, то этот - абсолютно скользкий тип. Ксин недоумевала, почему тот еще жив. Если главной проблемой, способной свести Риш в могилу, был ее длинный язык, то Киан обладал целым рядом качеств, за которые стоило бы от него избавиться. Его терпели, потому что он был полезен для Роя, Рой был полезен для него, но Ри была уверена, что доверять этому типу нельзя, он ведь не моргнет глазом и подставит всех, если кто-то назовет выгодную для него цену. Впрочем, вряд ли только у дракона фалакс вызывал такие чувство, он никогда не был любимчиком общественности в силу своего характера.
В беседу вклинился и незнакомец. Наконец, Ксин узнала, как его зовут. Макс Вейрон, значит. Сразу вспомнить, слышала ли она его имя ранее, Ри не смогла. Может, если ей удастся узнать какие-либо подробности о нем, в мыслях возникнет озарение, однако пока что память не отзывалась на запросы. Впрочем, он явно был не глуп, силен и эрудирован. Стоило бы пообщаться с ним, разузнать, кто такой и чем известен, где бывал, что видел, с кем знаком... Учитывая, что Макс был привлечен по инициативе самого Оуэна, Риш в нем не сомневалась. Арк, хоть и заставлял Ксин морщить нос почти каждый раз, когда они пересекались, был отнюдь не дурак, он отлично оценивал ситуации и являлся человеком расчетливым, рассудительным, обладал, помимо обширных знаний, хорошей интуицией. В его выборе глупо было бы усомниться.
- Слушай, - щелкнув пальцами, Ксин отошла от стены, возле которой стояла, и резкими шагами пересекла комнату, чтобы быть ближе к Алане. Остановившись рядом с техником, этари наклонилась над ней и продолжила, - Вот ты говорила, что при самой идеальной ситуации путь туда и обратно займет трое суток, без учета времени на изучение. Если идти кратчайшим путем и обойтись без неожиданностей. Но я, да, по собственной вине, каюсь, пропустила обсуждение возможных препятствий и проблем, - говорила Риш не громко, чтобы не привлекать к беседе внимания остальных. Только Арк, находящийся рядом, слышал ее слова, - Расскажешь о НЕидеальных ситуациях, кроме пересечений с прокаженными? - никакого вызова, экспрессии в ее словах не было. Ведь она могла общаться нормально. Иногда.

0

13

Высоковат и бородат, но нежен и аккуратен. Если бы Молоху в принципе могло нравиться хоть что-нибудь человеческое, то голос Джамара определенно радовал бы его уши своим приятным звучанием. К сожалению или счастью, но проводник - не из таких. Двуногих он не любит, двуногих он даже ненавидит. Была бы у него возможность жить отдельно от всех прочих, он бы так и поступил. Но нет. Эти проклятущие человечки истоптали каждый гребанный дюйм этого дырявого металлического корыта. И, более того, многие из них, в том числе и Вал, неоправданно искренне любили трогать всех вокруг. Но Молох этого не любил! Так что на протянутую в надежде на рукопожатие ладонь бледнолицый посмотрел так, будто бы здоровяк начал расстегивать ширинку, собираясь достать своего броненосца. Разумеется, Карл не ответил взаимностью, лишь одарив лапищу Джамара презрительным взглядом.

Говоря откровенно, близость двух потенциально опасных тел пугала и нервировала Молоха. Лишь то, что он все последние года учился близости с людьми, помогало ему сдерживаться сейчас. Ещё несколько лет назад бледнолицый бы лишь только поймав на себе чужой взгляд и почувствовав чужую заинтересованность, сжался бы в комок, выпучил бы иглы и свалил в туман. Так что любой из тех немногих, кто видел черноглазого до начала его социализации и ныне, с чистой совестью бы сказал, что годы людей таки меняют.

Молох молча выслушал доклад Джамара, не перебив того ни разу. И тут - чпок - удар локтем о локоть. Проводник глянул на солдата так, будто бы всерьез вознамерился силой мысли взорвать его голову. В это мгновение, похоже, решился вопрос того, кто в этом походе погибнет первым. Сперва бледнолицый, разумеется, растерялся, но, как только мысли в голове выстроились в определенном относительном порядке, мужчина встал. Встал резко, нервно. Пальцы, спрятанные в перчатки, громко хрустнули. "Этот парень не фанат прикосновений" - слова, будто бы печатными буквами проявившиеся на лбу проводника. Шаг, ещё шаг и ещё и вот Молох вновь переместился в свободный от человекоподобных угол. На этот раз садиться не стал. По понятным причинам внимания на Макса он обратить попросту не умудрился и ответом его не порадовал.

Молох хотел было разразиться пламенной речью на тему того, почему его лучше не трогать, но, осознавая, что каждое слово, приходящее ему в данный момент на ум, звучит как прямая и откровенная угроза, он решил сдержаться. Пусть и был он немного не в себе, но с жизнью прощаться из-за пары необдуманно брошенных слов, он не желал. Предпочтя, в итоге, не поднимать сию щекотливую тему и, вообразив, что всем вокруг и без того стало ясно и понятно, что к прикосновениям он относится прохладно, проводник уткнулся в свой кпк, на который был сброшен вагон и маленькая тележка разнообразной, но сухой информации.

Молох понимал, что каждый первый из присутствующих ожидал от него каких-либо инструкций или решений, но, честно говоря, сказать ему было нечего. Те районы сам он, будучи неадекватным трусом, старался избегать. Оно и было понятно. Надо быть умалишенным, чтобы переться туда. На этом корабле можно найти и более скорую и легкую погибель. Но ныне у него выбора не было - идти надо. И даже так у него не было ни одной идеи, достойной оглашений. В своем участии в сей опасной экспедиции он и вовсе смысла не видел. Лишь парой внимательных глаз и пессимизмом он мог бы облегчить поход для временных товарищей.

0

14

Поначалу Тихоне показалось, что проводник  попытается убить Вала на месте – сразу после толчка локтем Молох резко изменился в лице и посмотрел на Джамара так, что солдат, если и хотел чего добавить, мгновенно передумал это делать. Она, даже, на всякий случай, сняла свою винтовку с предохранителя точным движением пальца. А спустя пару мгновений, когда психованный проводник резко вскочил, Тихоня рефлекторно взяла его на прицел – на тот случай, если этот парень решит сотворить здесь что-то нехорошее.
Впрочем, стрелять не понадобилось – Молох просто решил отойти подальше от надоевших ему людей, после чего уселся в дальнем углу, уткнувшись в экран своего устройства. Тихоня опустила винтовку и вновь поставила её на предохранитель. Реакция проводника вызвала у неё улыбку, однако и некоторую долю сомнения – если от этой черноглазки не будет никакой пользы во время вылазки, он, со своими тараканами в голове, может превратиться в обузу.
Хотя одна только ошалевшая физиономия Вала стоила того, чтобы посылать Ксин за этим чокнутым. Женщина давно уже не видела такой растерянности и раздражения на лице своего старого знакомого, поэтому одно лишь это, по мнению снайпера, полностью оправдывало присутствие здесь этого странного, молчаливого проводника. Вот только, если это все, что он может, то смысла в его дальнейшем присутствии не было, как бы Риш не убеждала других в надобности умелого проводника.
Конечно, всем было понятно, что ни один разумный человек не будет шастать там, куда они намерены идти. Однако проводник на «Алхоре» – это не только человек, знающий пару хороших путей через длинные и запутанные коридоры. Эта ржавая дыра внутри вся практически одинакова, особенно в центре, где чертовы отсеки, коридоры, каюты и склады, дублируют друг друга с этажа на этаж. Рабочие секции, вентиляционные и грузовые шахты, сетки коридоров и расположение камер различного назначения – все это, иногда с абсурдной точностью, повторяется на протяжении сотен этажей корабля, а значит, опытный проводник вполне способен определиться даже в ранее незнакомой местности. Способен найти – точнее, предположить, - наиболее короткий путь, выявить пути обхода и места остановок. И все это – без многочасовых разглядываний дурацких, запутанных и, в большинстве своем, бесполезных чертежей. Когда тебя за жопу хватает прокаженный или, что ничем не лучше, какой-нибудь агрессивный ублюдок, желающий приобщиться к твоим шмоткам, оружию и еде, некогда заглядывать в чертежи.
Всем этим и еще многими другими объяснениями оперировала Ксин, когда уговаривала Арка добавить в группу действительно хорошего проводника. Вот только сам Молох, видимо, понятия не имеет, чего от него хотят и что он тут делает. Зато, судя по выражению лица Вала, прекрасно справляется с тем, чтобы нервировать всех еще до того, как они вышли.
Тихоня продолжала следить за черноглазкой, однако от её внимания не убежало то, как Оуэн, недовольно посмотрев на проводника, перевел взгляд на Риш, молча покачал головой и, похлопав по плечу Лану, быстрым шагом направился прочь из помещения. Видимо, более серьезные обсуждения будут ждать Ксин позже. Может – после возвращения, если таковое состоится. Ясно было одно – ничего хорошего Арк по поводу новоявленного члена группы не скажет. И, в случае возникновения проблем, Ксин будет что выслушать. И, возможно, не только выслушать. Господин начальник казался человеком мирным, однако был скор на расправу с теми, кто, по его мнению, приносил больше вреда, чем пользы.
А у Риш и до этого был не самый лучший послужной список.

Реакция проводника на ничем не примечательный, легкий удар локтем, обеспокоила Вала куда сильнее, чем это могло показаться на первый взгляд. И дело было не в отказе жать руку, молчании, или уходе в другую часть помещения. Джамар прекрасно понимал, что у каждого из присутствующих здесь свои тараканы и свои проблемы с головой. Вот только тараканы Молоха напрягали солдата куда больше, чем тараканы трепливой Ксин, насмешливой Тихони, самоуверенной Аланы и хитрожопого Киана.
С пониманием посмотрев на Макса, который, так же, как Вал, оказался не в самой приятной ситуации при попытке поздороваться с черноглазым проводником, Вал хмыкнул и перевел взгляд на Тихоню.
– Мой вам, ребята, совет – следите за этим парнем внимательно, – негромко сообщил он, прекрасно понимая, что, на самом деле, предпочел бы пристрелить проводника, или, на крайний случай, просто не брать с собой.
Тихоня в ответ жестами указала, что этот «парень», вообще-то, просто не поздоровался, и нет повода для серьезных подозрений. Джамар лишь пожал плечами.
- Он может не здороваться сколько ему угодно. Но такой взгляд, как у него, обычно не сулит ничего хорошего. Не удивлюсь, если во время вылазки он случайно перережет мне горло посреди ночи.
Джамар передернул плечами, вновь посмотрев на уткнувшегося в КПК Молоха. Он все больше убеждался в том, что брать с собой этого ненормального было не самой лучшей идеей. Конечно, решение принимал не он, но, если бы от Вала хоть что-то зависело, этот молчаливый говнюк бы уже лежал с ножом в глазу. Или пулей во лбу.

КПК провибрировал и Алана обнаружила там сообщение. Вейрон, видимо, действительно решил все важные вопросы обсудить тет-а-тет, не оповещая остальных о своих догадках и сомнениях. Разумный, пусть и слегка эгоистичный ход. Такая переписка служила доказательством, что у Макса нет, по каким-либо причинам, доверия к собравшимся здесь людям, что немного раздражало Ферн, хоть и не было чем-то критичным.
Пока все вокруг были заняты всеобщим знакомством друг с другом и прочей ерундой, Мышь постаралась как можно быстрее набрать ответ. Вот только куда там – всем обязательно было отвлечь её от важного дела.
- Расскажешь о НЕидеальных ситуациях, кроме пересечений с прокаженными? – негромкая речь все-таки заставила Лану оторваться от написания ответа и посмотреть на Ксин. Иногда казалось, что Риш живет в каком-то другом, совершенно не связанным с местной гнилой посудиной, мире. И подобные вопросы лишь подтверждали это впечатление.
Не то, чтобы Ферн особо интересовалась прошлым женщины, стоящей перед ней, однако некоторые повадки лысой вызывали у Мыши, да и не только у неё, недоумение. Будто она витает где-то в гребаных облаках, наподобие тех, что можно увидеть на всяких голограммах, картинках и проекциях.
- Ну как тебе сказать… - протянула Ферн, тяжело вздохнув, тем самым показывая, насколько не вовремя сунулась Риш со своим вопросом. Вот только и теперь закончить ответ у Ланы не вышло – внимание её, да и всех остальных, привлек Молох, резко вскочивший со своего места. Лицо его, как показалось Алане, выражало крайнюю степень отвращения к окружающим и, чем-то, напоминало вечное выражение лица Ристерда. Только, пожалуй, более эмоциональное.
В проводника из своей любимой винтовки целилась Тихоня, в то время как взгляд Вала, судя по всему, также не сулил проводнику ничего хорошего. Этого еще не хватало. Они еще даже не выбрались никуда, а конфликты уже начались.
Впрочем, все закончилось раньше, чем Ферн, либо Арк успели вмешаться – Молох проследовал в единственный пустующий угол, подальше от остальных, а Тихоня опустила оружие, так им и не воспользовавшись. Мышь облегченно выдохнула. Трупы ещё до начала вылазки – это плохая примета. И она была уверена, что Оуэн считает точно так же. Мужчина, одарив тяжелым взглядом и проводника, и Риш, покачал головой и направился к выходу, не сказав ни слова. Лишь ободряюще – ободряюще ли? – похлопал Мышь по плечу. Бросил, так сказать, на произвол судьбы.
- Знаешь, - негромко, но так, чтобы слышали все, проговорила Лана, обращаясь к Ксин, - у меня есть некоторые сомнения относительно правильности участия в группе некоторых присутствующих здесь лиц. Отвечая на твой предыдущий вопрос – психи, неспособные держать себя в руках, и, при этом, являющиеся членами группы – это одна из очень серьезных «неидеальных ситуаций». Ты обещала, что у нас будет проводник, знающий корабль, а не беспомощный инвалид, забивающийся в угол и не способный связать больше пары слов вместе.
Отвернувшись от Риш, Алана дописала ответ Вейрону, который, судя по всему, как Вал, пытался понять, что из себя представляет новоявленный проводник. О защитных системах она думала, однако их наличие – как и отсутствие, - никак не могло быть определено, пока группа не окажется на месте, а значит, кроме досужих размышлений, ничего действительно дельного, сделать было нельзя.
«Думаю, так и есть. Без обеспечения должной автономии все оборудование, рано или поздно, отключается, либо выходит из строя. Возможно, если там действительно капсулы, в них могли быть размещены важные шишки. Не экипаж корабля – они, как известно, смылись с этого корыта давным-давно. Но там могут быть все эти министры, секретари, главы того, главы сего и прочие ублюдки, которые должны были руководить колонизацией.
Защитные системы придется отключать на месте. Отсюда достать до них невозможно. Не думаю, что они станут реальной проблемой – только в случае, если нас, как ты предположил, зажмут. Тогда придется попотеть, в другом случае – думаю, нас с тобой хватит, чтобы отрубить любую технику на этом корабле при должном усердии, желании и времени.
Меня раздражает, что мы понятия не имеем, где там что – где двери, где стены, где вход и есть ли выход. И это помимо того, что я до сих пор не могу построить точного маршрута, который бы обошелся наименьшей кровью»

+1

15

Медленно убрав протянутую руку, Макс озадаченно посмотрел в спину Молоху. Неловкость момента прервал Вал, посоветовав всем пристально наблюдать за проводником. Тяжело вздохнув, наёмник почесал затылок, криво улыбнувшись.

“Да уж, он та ещё душа компании…” – проводив взглядом проводника, Макс лишь хлопнул по плечу Джамара, который высказывал свои подозрения по поводу Молоха.

- Ну, у каждого свои тараканы в голове, поверь и не таких видали… - произнёс Макс, переведя взгляд на свой КПК. Ферн тем временем высказывая мнение о возможных форс-мажорных обстоятельствах также не обошла лестным словом Молоха.

“Да уж, первое впечатление самое важное, малыш… И ты провалил вступительный экзамен. Дальше тебе будет ну очень непросто… Ты уж держись…” – Макс пожалел про себя проводника, пожав плечами. Ему было в общем-то все равно, отдавать свою жизнь в чужие руки он не собирался, поэтому полагаться на услуги проводника или кого бы то ни было в этой комнате он не собирался. Ничего не поделать, таков менталитет наёмника, поэтому несмотря на общую видимость командной работы, Макс всегда по большей части полагался на себя. Так-что, в голове уже были приблизительные наброски действий в случае, если группа попадёт в засаду или же что-то выйдет из под контроля. По данным, которые передала Ферн, можно было относительно без труда найти место назначения и без проводника, затратив на это чуть больше времени и имея больший риск встречи с прокажёнными. Однако, если даже с проводником стычки будут неизбежны, то будет уже не важно, есть он в группе или нет. Тем временем от Ферн пришло ответное сообщение, прочитав которое Макс невольно улыбнулся.

“Выходит, действуем по ситуации. Непривычно слышать от тебя такое, Ферн. Обычно импровизации это по моей части, а по твоей планирование. Видать тебе прямо таки очень хочется туда попасть…” – наёмник вполне оценил иронию ситуации, немного посмеиваясь про себя. Похоже, несмотря на все планирование, группа действует абсолютно вслепую, что явно ставит Ферн в неловкую ситуацию. Всё-таки она не является оперативником на передовой, поэтому подобное для нее явно непривычно и она чувствует себя не в своей тарелке. Немного подумав, с хитрой и довольной улыбкой Макс начал писать ей ответ.

“Ну, неплохое боевое крещене ты себе устроила, Ферн. Не бойся, я за тобой пригляжу, я этим на жизнь зарабатываю, работа на передовой есть мой основной доход, ты же знаешь. Предупрежу лишь, что это сильно отличается от заранее подготовленных условий и лаборатории, придется работать в грязи, на скорую руку и, возможно, под свист пуль над головой. Может, тебе пересмотреть свои пацифистские взгляды и все-таки взять у Джамара пистолет?

P.S. Кстати, как все закончится, может сходим куда-нибудь поужинать вместе? На верхних палубах носовой части есть отличное заведение, где подают прекрасную выпивку. Его владелец мне обязан, я было дело спас его бизнес, поэтому имею некоторую скидку и весьма хорошее отношение. Плюс, сама знаешь, места там весьма элитные, я не то, что-бы хочу выпендриться, просто будет грех не попробовать настояще мясо и качественный алкоголь, а не ту бадягу, что готовят на нижних палубах...”

Отредактировано Макс Вейрон (2017-10-04 11:30:33)

+1

16

Мышь соизволила все же поднять глаза на нависшую над ней Ксин. Риш уже сотни, тысячи, сотни тысяч, кажется, раз видела этот ее взгляд. Она награждалась им почти при каждой своей попытке заговорить с Ланой, а иногда и просто при случайной, или не очень, встрече, когда никто ничего сообщать, объяснять или спрашивать не должен был.
- Ну как тебе сказать… - заговорила она, всем своим видом показывая, что у нее есть дела куда более важные, чем разговоры с этари. Да даже если бы она, черт возьми, не знала, куда себя деть от скуки, если бы у нее сломалась эта ее идиотская игрушка, что женщина постоянно вертела в руках, если бы ей потребовалась помощь Ксин, вечная все равно была бы одарена таким же взглядом, тем же тоном и совершенно идентичной манерой поведения. Сама Ри тоже не была образцом дружелюбия, и к Мыши не питала никаких особо приятных чувств, кроме того, она отлично понимала, что просто раздражает Ферн, и для этого вовсе не требуется какая-то особая причина. Единственная причина - сама Ксин. Вряд ли в условиях типичных, рутинных для Алхоры ситуаций положение вещей можно было бы как-то изменить, да и смысл? Рин никогда не стала бы навязывать свое общество тем, кто раздражался от одного ее вида, кроме как с целью вывести особо чувствительных к ней персон из себя. В данном случае их с Мышью объединяла общая цель, не более того, и никто не в силах был бы заставить их непринужденно беседовать за стаканом местного, довольно, надо сказать, мерзкого алкоголя.
Ри несколько раз притопнула ногой, заметно раздражаясь от затянувшейся паузы. Мышь иногда казалась совершенно нерасторопной, и в этот раз тоже, несмотря на то, что прошла всего какая-то пара секунд. Могла ли она говорить еще медленнее? Этари растянула губы в совершенно фальшивой, даже без намека на естественность, улыбке и уставилась в карие глаза собеседницы. В ее радужке, как и обычно в подобных случаях, словно ярче стали играть красноватые искры, добавляя взгляду еще больше эмоций, как будто одного только выражения лица было не достаточно. Ферн бесила.
Впрочем, недолго длилось молчание. Всеобщее внимание привлек Молох, к которому как раз подошли трое, стараясь разговорить. Ксин, выпрямившись, резко повернула голову в сторону начавшейся возни. Она не уловила, что там случилось, и случилось ли вообще, но не просто же так Тихоня прицелилась... Проводник вскочил с места и стремительно переместился в наиболее удаленный от скопления людей угол. Похоже, даже сказать что-то хотел, да передумал. Впрочем, действия его говорили за него. Этари смерила снайпера внимательным взглядом и тут же снова уставилась на Молоха. Тот был зол, на мгновение даже создалось крайне неприятное впечатление, что вот-вот начнутся выяснения отношений с применение оружия. Джамар тоже был возмущен. Не зол, вроде, но весьма насторожен, ошарашен. Редко можно было застать Вала в подобном состоянии - чаще всего его попытки завязать общение заканчивались успешно, когда как Шорох, видимо, перевернул весь его внутренний мир. На губах Ксин мелькнула едва различимая улыбка, но даже сама Ри не могла бы с уверенностью сказать, что она означала. Ситуация-то не радовала совершенно.
Едва ли Ксин станет защищать черноглазого и отговаривать Тихоню от выстрела. Едва ли постарается как-то оправдать его поведение. Едва ли она станет исполнять свое обещание, если проводник облажается. А ведь облажаться - это не только не выполнить поставленную задачу, но и, например, подставить Ри. А эта зараза успешно шла к этой цели с первых же секунд своего появления.
Даже если бы Риш была тупа, как пробка, и не понимала бы, что такое странное поведение от того, кого она сама сюда притащила, не сулит ей самой ничего хорошего, одного только взгляда Арка хватило бы, чтобы все встало на свои места. Это видели все, это поняли все. Все знали, что этари ждет крупный разнос с вполне вероятным летальным исходом, ведь каждый из присутствующих здесь был прекрасно осведомлен, что Оуэн и без того готов прострелить ее лысую башку, а тут еще и повод образовался. Она сама его образовала.
«Да чтоб тебя!»
Теперь Ксин, когда Оуэн удалился, ощущала некоторую неловкость. Пришлось приложить немалые силы, чтобы подавить желание врезать черноглазому по его хмурой роже. Буквально через секунду пришлось справляться с порывом вмазать еще и Лане:
- Знаешь, у меня есть некоторые сомнения относительно правильности участия в группе некоторых присутствующих здесь лиц, - начала Мышь, только сделав вид, что вещает лишь для Ксин. Слышали ее все. - Отвечая на твой предыдущий вопрос – психи, неспособные держать себя в руках, и, при этом, являющиеся членами группы – это одна из очень серьезных «неидеальных ситуаций». Ты обещала, что у нас будет проводник, знающий корабль, а не беспомощный инвалид, забивающийся в угол и не способный связать больше пары слов вместе.
Риш усмехнулась и, демонстративно выждав, когда Лана допишет свое проклятое сообщение, ответила:
- Знаешь, - копируя, с некоторой издевкой, манеру речи Ферн, заговорила Ксин. Глаза сощурились. - Я хотя бы подняла задницу, чтобы он у нас появился, - взгляд пробежал по ящику на котором сидела Алана, с явным намеком на ее, казалось бы, бездействие. Ри никогда не стала бы отрицать того, что техник, как автор затеи, сделала очень много для ее реализации, но сейчас просто был не тот момент, чтобы закрыть рот. Стоило бы, конечно, но Ксин же не из тех, кто затыкается, когда это сделать нужно. - Большой папочка ушел, теперь ты у нас босс. Давай, распоряжайся, скажи, что мы не возьмем его с собой, справимся своими силами и сами найдем выход из любой жопы, в которой окажемся. Хочешь, чтобы я повела, да? Сильно сомневаюсь, Мышь. Да, еще есть Макс, который, может, крутой наемник и совсем не дурак, держит себя в руках и вполне связно говорит, но знает ли он корабль? Или Призрак? В конце концов, у нас есть еще пара дней, я приведу другого, или не я, как хочешь. Но ты только имя назови.
Риш терпеть не могла, надо сказать, когда кто-то брался критиковать ее действия, не делая попыток предпринять свои собственные. Вот и тут тот же случай.
Рассказывать о причинах, по которым Ксин привлекла Молоха к операции, было излишним. Все и так знали о репутации проводника, и повторять уже давно, да и не раз высказанные мысли не хотелось. Эта черноглазая падла уже успела своим поведением здорово подкосить и без того шаткую репутацию этари в группе, но вряд ли Молоха можно было бы назвать реально опасным в условиях, когда вокруг него шестеро вооруженных незнакомцев. Агрессию он пока не проявил. То, что парень дерганный и нервный сам по себе, было ясно сразу, стоило только Ксин его увидеть. Кроме того, знала она и о еще одном нюансе, который наверняка сказывался на его состоянии, но объяснить это присутствующим было невозможно. Но ничто из этого не указывало на его отрицательные профессиональные качества. В конце концов, решить проблему его наличия в группе можно будет на любом этапе великой миссии, если только Мышь не решит отказаться от него прямо сейчас.

+1

17

Киан наблюдал за происходящим отстранённо, не вмешиваясь в разговоры и обсуждение вылазки. Он уже выяснил для себя все, что хотел еще до того, как явился сюда, а потому считал свое присутствие излишним. Сближаться с новыми членами группы он не планировал – эту затею  он оставил неугомонному добряку Джамару, яро пылающему идеей узнать всех получше. Скорее для того, чтобы хоть чем-то занять себя, а не из интереса, фалакс рассматривал всех участников вылазки,  машинально отмечая тех, кого надо будет бросить, при случае, в первую очередь.
Пока Лана разглагольствовала о найденных данных, о том, что они могут найти и прочей чепухе, Ристерд наблюдал за попытками Вала в очередной раз сблизиться с незнакомыми людьми. Попытка вышла провальной, хоть и смогла развеселить Киана. Удивленный солдат, напряженная Тихоня и озадаченный наемник, назвавшийся Максом, смотрелись комично, особенно, если к ним добавить этого черноглазого проводника, жмущегося по углам подобно испуганному ребенку. 
Как ни крути, команда подобралась не ахти – чего и следовало ожидать от добровольного набора под руководством Ферн, чье самомнение, пожалуй, могло бы поспорить только  с её же нежеланием запачкать ручки. Мышь была отличным техником, даже гением, однако, как и у всех гениев, с головой у неё был непорядок. Киан не знал, чем вызвано нежелание убивать других, однако считал, что это либо признаки слабоумия, либо обычное лицемерие, позволяющее Лане в очередной раз выделиться из толпы окружающих её простых людей.
Ферн он не любил. Мать вашу, да он никого из собравшихся на дух не переносил, из-за чего каждый раз спрашивал, стоит ли оно того и не надо было ли отказаться от этой затеи еще в самом начале. Повода его вхождения в группу не знал никто, а сам Киан каждый раз задавался вопросом о  важности причины, побудившей его сделать это. Иногда ему приходилось даже насильно запрещать себе размышлять на эту тему – настолько сильно он боялся, что кто-то узнает его мотивы. Пусть со стороны он выглядел, как обычно, расслаблено и насмешливо, с нотками презрения, внутри он все последние дни трясся от одной мысли, что может чем-то выдать свои намерения другим участникам группы.
Киан наблюдал. Ничего большего ему не оставалось. Все, что должно было сказано, уже было им сказано – раньше, при разговоре с  Ферн и Арком, а также еще раньше, при разговоре с этим странным парнем, назвавшимся Звездочетом.
Отголоски твоих мыслей могут быть слышны издалека – так сказал этот чрезмерно серьезный незнакомец. После этих его слов, показавшихся Ристерду, почему-то, очень важными,  фалакс стал каждый раз пытаться перекрыть свои думы другими – на случай, если чертов Звездочет окажется прав. Так и в этот раз, как только размышления его свернули в сторону недавней встречи, мужчина, скривившись, мотнул головой, прогоняя навязчивые мысли и переключаясь на окружающих Киана людей.
Алана как раз высказывала, что она думает по поводу несдержанности новоявленного проводника, а Риш отгавкивалась, хотя и она, и все вокруг прекрасно понимали, что в случае каких-либо осложнений с Молохом, виноватой окажется именно громогласная лысая баба, а не кто-то другой.

Ферн, слушая тираду Ксин, поглядывала на устройство, лежащее в руках. Возражения Риш были, на взгляд Мыши, крайне сомнительны и не несли в себе какого-либо смысла, а сказаны были, вероятно, просто потому что промолчать эта дамочка не могла. Риш говорит не потому, что ей есть что сказать. Она говорит, потому что у неё есть рот.
Зная этот небольшой нюанс, алана куда спокойнее воспринимала стоящую перед ней женщину и, временами, даже умудрялась серьезно её раздражать. Желание выводить кого-то из себя не было свойственно Алане, однако в случае с Ксин она просто не могла удержаться. Возможно, у Риш была точно такая же ситуация.
- Пока то, что твой Молох знает корабль лучше нас, известно лишь с твоих слов и пары слухов, - конечно, она слегка перегибала палку, слухов было не пару, а гораздо больше. Вот только не говорить же об этом прямо сейчас, когда есть такой хороший повод снова поиздеваться над Лысой. – Так что… - она пожала плечами, показывая, как относится к тем самым словам Риш и слухам.
Удачно завибрировал КПК. Это позволило женщине отвлечься от разговора – пусть даже только для виду. Дочитав сообщение до конца, Лана посмотрела на Вейрона, немного приподняв одну бровь, после чего усмехнулась.
- Основные трудности – она вновь повернулась к Ксин, отвечая на ранее поставленный вопрос, а заодно оповещая всех остальных, - не только в проходе по территориям прокаженных. Сейчас мы находимся на пятьсот семнадцатом этаже, а спуститься надо на тридцать четвертый – именно там находится верхняя граница аномалии. Прямого спуска нет, надо будет переходить от одной шахты к другой, а работает, по моим данным, только одна. В других местах надо будет ползти пешком. Как долго ты способна лезть по лестницам, Ксин?
Пока она говорила, взгляд её, время от времени, опускался вниз, где она неспешно набирала ответное сообщение Максу. Мысли свои относительно приглашения она решила оставить при себе. Не хватало еще ревности Вала ко всему прочему. Вот же балаган, мать их.
«Не задирай нос, умник. Посмотрим по ходу дела, кто за кем будет приглядывать. А работать в грязи – ну, весь корабль, сплошная грязь, так что ничего принципиально нового в этом, думаю, не будет.
P.S. Лучше о миссии подумай. Если выберемся целыми – я обдумаю твое предложение»

Ферн поднялась, наконец, с насиженного места и убрала КПК в нагрудный карман. По её мнению, разговоры почти исчерпали себя, и все не упомянутые мелочи можно будет уточнить по ходу дела. Осталось лишь сообщить еще один блок основной информации.
– Последнее и самое важное. При благоприятном стечении обстоятельств путь туда-обратно займет около трех дней, без учета времени изучения самой аномалии. Примерно треть пути пройдет по территории прокаженных, так как именно там заканчивается одна из лифтовых шахт и необходимо будет пройти почти три километра до другой. Эта, последняя, судя по всему, в исправном состоянии и спустит нас прямиком на тридцать четвертый этаж, после чего надо будет пройти еще почти километр. Помимо блужданий по чертовым коридорам, нас ждет четыре нерабочих лифта, по шахтам которых надо будет спускаться, так что берите с собой веревки, они пригодятся, - Мышь поочередно посмотрела на Киана, Молоха, Ксин, Тихоню, Макса и Вала. Почему-то она была уверена, что так называемые «благоприятные обстоятельства» в этот раз окажутся не очень благоприятными. – Я не собираюсь задерживаться и планирую выход уже завтра, в восемь утра по корабельному времени. Советую взять припасов на пять дней, а также запасные устройства связи и оружие. Много оружия. Я оружия не несу, потому беру пару походных аптечек и дополнительную электронику. Остальные вопросы можете задать через КПК, а пока я, пожалуй, удалюсь вслед за Оуэном.
Ферн кивнула всем на прощание и размашистым шагом покинула помещение. Джамар, хмыкнув, хлопнул Вейрона по плечу и молча ушел вслед за Мышью. Киан не заставил себя ждать и, так и не проронив за все время ни одного слова, также последовал за ушедшими. Тихоня так и осталась на месте – спешить ей было некуда, зато интересно было еще немного понаблюдать за Молохом, Ксин и Максом.

+1

18

Макс с лёгкой улыбкой смотрел на экран своего КПК, читая сообщение от Аланы. Её ответ его более чем устроил и он с ехидной ухмылкой посмотрел на Ферн. Она тем временем подвела итог встречи и огласила финальное время сбора. Наемник хотел уже подойти к ней, однако та уже быстро покинула помещение. Цокнул языком, Макс начал набирать сообщение в своем КПК.

"А чем ты занимаешься до завтра? Я к тому, что мы можем и не выжить, может сделаешь мне поблажку и сходишь со мной в" - Макс перестал печатать и перечитав написанное с недовольным выражением лица почесал щеку.

"Нет, слишком навязываюсь, некрасиво получается..." - подумал он и стер написанное, решив пока ничего не отправлять. Поместив КПК обратно в свою сумку, он подумал, что не плохо было бы осмотреться повнимательнее, раз предоставилась такая возможность. Так получилось, что общее представление о присутствующих он уже получил. Да и с некоторыми из них он уже неоднократно пересекался. Но вот кое с кем он всё-таки знаком еще не был. Девушка, которая привела проводника, привлекла внимание Макса с самого начала, хотя он всячески старался не подавать виду. Не обратить на нее внимание было сложно, так как та внешне весьма выделялась, даже среди экстравагантных обитателей Алхоры. Несмотря на одежду, было видно, что часть, если не всё её тело было в татуировках, в крайнем случае видимая часть точно была заполнена ими без каких-либо больших пробелов. Наемник представил девушку без одежды и в этом плане она скорее напоминала ходячую картинную галерею, а Макс явно был далёк от подобного рода искусства. Нет, конечно, он любил художественное творчество, у него даже есть знакомый художник, который рисует превосходные картины обнаженных и чертовски горячих девушек. Вот такое художество наемник любил. Хотя, возможно все не так уж и плохо и девушка покрыта татуировками не с головы до ног, кого сейчас удивишь рисунками на теле? Так или иначе, она была единственной, о ком Макс пока не составил хоть какого-то начального представления. Поэтому он, не долго думая, решил исправить это недоразумение и познакомиться, так или иначе, скоро им придется прикрывать друг другу спину. Подойдя к Риш, Макс протянул руку в качестве приветствия.

- Похоже, только с Вами у меня пока еще не было возможности познакомиться. Меня зовут Макс, Макс Вейрон, инженер-техник, наёмник... - выдержав некоторую паузу, он старался не сильно таки изучать татуировки, которые мог рассмотреть, хотя любопытство частично брало верх.

"Может, это типа карты, геометрические узоры, хотя... Кажется я видел череп, врятли череп является частью карты. Вроде там какой-то штрихкод или... Должен же быть какой-то смысл в них, наверное... Или нет..." - размышлял Наемник ожидая ответа.

Отредактировано Макс Вейрон (2017-10-19 10:42:26)

+1

19

«Бла-бла-бла,» - протянулось в мыслях Ксин, пока Алана вещала о сомнительной пользе Молоха для группы. Вранье же чистой воды! Слава, которой обладал этот чертов проводник, оправданная она была или нет, не могла обойти стороной и Ферн, женщина точно знала, какое мнение сложено о Шорохе на Алхоре, поэтому ее слова о «паре  слухов» заставили Риш усмехнуться. Бред ведь.
А еще эта дурацкая штука у нее в руках, как же она раздражала. Мышь при каждом удобном случае утыкала взгляд в экран, отвлекаясь от всего вокруг, включая того, с кем общалась на данный момент. Может, чтобы добиться от нее чего-то дельного, лучше перейти на обмен текстовыми сообщениями? Ксин снова закатила глаза, выжидая, когда Лана вновь обратит на нее свое внимание. Благо, хоть ответ она набирать не стала, ограничившись только прочтением сообщения. В этот раз взгляда с легким налетом недоумения удостоился наемник.
«Ну, наконец-то,» - подумала этари, когда Мышь заговорила, отвечая, наконец, на поставленный вопрос. Она вкратце описала основный трудности, которые могут встретиться на пути, и, как стало ясно, неуравновешенный тип среди союзников - не самая большая проблема. Его, в конце концов, можно убрать из команды достаточно легко и быстро, что едва не продемонстрировала Тихоня парой минут ранее. Куда более серьезным поводом для беспокойства должен был стать сам путь вниз, а затем и вверх. По дороге может встретиться что угодно и кто угодно. Помимо неработающих лифтов, необходимости преодолевать огромные расстояния по проржавевшим лестницам и заброшенным коридорам, кроме прокаженных, всегда оставался риск нарваться на группу вполне разумных, но совершенно недружелюбных существ, при встрече с которыми может показаться, что общество местных мутантов или падение в чернеющую бездонную шахту - не такой уж и плохой вариант развития событий. На Алхоре полно было тех, кто с радостью вытянет из каждого встречного кишки через крошечное отверстие возле пупка, и подобных психов, по мнению Ксин, не стоило списывать со счетов. Впрочем, озвучивать этого она не стала, считая, что каждый должен понимать все возможные риски и здраво оценивать шансы на выживание.
- Как долго ты способна лезть по лестницам, Ксин? - спросила Ферн, наконец, уставившись на Риш.
- Пару-тройку этажей как-нибудь осилю, - огрызнулась этари. Странный вопрос. Мышь прекрасно знала, что ее собеседница не сидит на месте, постоянно перемещается по кораблю, а значит, лестниц в ее жизни предостаточно. Вряд ли Ри уступала кому-то из присутствующих в способности лезть вверх или спускаться вниз, цепляясь за эти хреновы перекладины. Да, дракон это терпеть не могла, но, увы, на этой ржавой посудине лестниц и пустых шахт не избежать. Раздражала тут и общая утомляемость любого среднего организма при подобных действиях. Сколько осилит каждый из присутствующих? Сколько нужно будет делать остановок? Сколько лифтовых дверей нужно будет открыть из шахты, не зная, что находится на этаже? - И мои усилия будут зависеть от того, кто будет ползти подо мной, - добавила она чуть тише. Кто знал Ксин достаточно хорошо, мог бы понять, что эта фраза совершенно точно не является угрозой, ведь, несмотря на внешние данные и производимый эффект, Ри является достаточно миролюбивым существом. Начистить кому-то лицо - пожалуйста, обругать кого-то - всегда рада, полоснуть ножом по чьей-то коже - можно, при необходимости, убить ради спасения - случалось, но поспособствовать тому, чтобы кто-то сорвался вниз из-за прихоти… Вряд ли. Проблема в том, что никто из присутствующих не знал женщину в должной мере. Все находящиеся здесь, кроме Макса и Молоха, вовсе не имевшими представления о ней, знали этари скорее как особу взбалмошную, ни о чем не думающую и идущую на поводу у собственных мимолетных желаний, а значит, и способную на совершение сумасбродных поступков, поэтому, вероятно, могли бы допустить совершение ею неоправданных и нелепых убийств.
Лана снова отвлеклась на сообщение. Ри сбросила на пол рюкзак и, поставив согнутую в колене правую ногу рифленой подошвой к стене, прислонилась спиной к металлической поверхности, сложила руки на груди. Она осмотрела присутствующих, снова обратив взгляд на Ферн, когда та опять подала голос. Техник рассказала, сколько времени планирует провести в пути, описала, что может потребоваться, а также и, вкратце, маршрут движения. Ксин кивнула, когда Алана замолчала, и, так ничего и не ответив, проводила ее взглядом до двери. Вал и Призрак также удалились из комнаты, а вот Тихоня отчего-то осталась, хотя Ри считала, что та уйдет следом за Джамаром. Эта немая девчонка - да, ей было не так уж мало лет, но казалась она именно девчонкой за счет этого огонька во взгляде, что выдавал ее почти ребяческий интерес - была странноватой на фоне всех остальных, поэтому, в свою очередь, привлекала внимание Ксин. Этари подняла рюкзак и сунула в него руку, выискивая что-то. С едва различимой улыбкой она извлекла оттуда крупное желто-красное яблоко. Такие простые вещи были редкостью на корабле, выращивались в небольших количествах, достать их было сложно, не имея должных связей и знакомств, когда как Рин, помимо этих самых связей, имела возможность покинуть корабль, чтобы взять что-либо за его пределами. Удобно, чертовски удобно.
- Тихоня! Лови, - привлекла внимание снайпера Ксин, после чего бросила яблоко девушке. - Съешь.
Дракон оттолкнулась ногой от стены, намереваясь покинуть комнату, как это сделали другие, но, едва только совершила шаг вперед, перед ней возник Макс. Он протянул ладонь для рукопожатия.
- Похоже, только с Вами у меня пока еще не было возможности познакомиться. Меня зовут Макс, Макс Вейрон, инженер-техник, наёмник... - сказал мужчина.
Ри мельком взглянула на Молоха, как на образец полностью противоположной манеры поведения. Неужели сложно вести себя подобным же образом, как вел себя Макс? Ведь такое отношение к новым знакомым способно расположить, помочь составить вполне приятный портрет и настроиться на благоприятный исход совместной миссии. А то и вызвать у соратников желание вытащить тебя из задницы, если ты вдруг в ней окажешься. Вот Карл претендентом на спасение в случае непредвиденных обстоятельств не был, причем по собственному же желанию.
Впрочем, от проводника она отвлеклась быстро, уже через секунду переключив внимание на наемника. Вот он делал все правильно, он хотел работать в команде и совершал действия, которые помогали сблизиться с товарищами по заданию, даже если это самое сближение было абсолютно поверхностным и незначительным. Строго говоря, Ри уже знала, как его зовут и чем он занимается, и он ее имя слышал, но в общении ведь главное проявить интерес, что мужчина и сделал. Приятный, открытый жест, и этари решила ответить тем же.
- Ксин Риш, - пожав протянутую руку, представилась женщина. Когтей на руках она не скрывала, так что Макс вполне мог заметить эту незначительную аномалию, которая не бросалась в глаза, но сейчас была более чем очевидна. Одно слово могло поставить все на свои места - «мутация». Здесь в это верили и воспринимали как своеобразную норму. - Лишняя деталь корабля, назначение неизвестно, - усмехнулась она. А ведь правда, вряд ли хоть одна живая душа могла с уверенностью описать ее деятельность, умения, да хоть что-то конкретное, помимо подробных сведений о ее личностных качествах. Она многое знала, многое умела, но не причисляла себя к какой-либо так называемой профессии. - Можно на «ты», если нет возражений. Нам придется много времени провести вместе, так что формальности ни к чему.
Этари заметила интерес Вейрона к ее татуировкам, мужчина рассматривал то, что не было скрыто одеждой, как будто представляя, каким может быть продолжение рисунка, и есть ли у узора конец. Подобное случалось нередко, подобные взгляды Ксин, кажется, уже могла чувствовать хоть спиной, хоть во сне, и зачастую такое любопытство раздражало женщину, но в этот раз она пребывала в нормальном расположении духа, поэтому лишь улыбнулась, решив пока что никак не комментировать ситуацию. Можно было бы ответить на пару стандартных вопросов, но для этого их нужно было сначала услышать. Вот так вот сразу портить отношения с тем, кто еще не успел составить о ней дерьмового мнения, своими личными домыслами и комментариями Ри не хотела, поэтому в кои веки решила промолчать. А то вдруг у него просто такая манера смотреть, и глаза всегда бегло "обшаривают" все окружающие объекты, без всякой цели, и это вовсе не является показателем какого-либо интереса?

+1

20

Толпа рассосалась, и в помещении сразу стало куда просторнее. Молох продолжал залипать в свой КПК и, видимо, не планировал обращать внимания на то, что происходит вокруг. Тихоня, опираясь спиной на металлическую холодную стену, подобрала под себя ноги и, сидя в позе лотоса, молча - как и ожидается о человека с именем "Тихоня", - наблюдала за оставшимися членами группы.
От неё не ускользнул многозначительный взгляд, который бросила Ферн на Макса. Что там он ей написал, и что вообще могло быть между этими двумя, снайпер понятия не имела, но очень надеялась, что Мышь не станет устраивать какие-либо интрижки во время вылазки. Добродушный и прямолинейный Вал мог воспринять все это слишком близко к сердцу, что не может не сказаться на общем настрое участников. К тому же расстраивать здоровяка-добряка - последнее дел, на которое Тихоня бы решилась, потому что она прекрасно знала, на что этот спокойный и, вроде как, не злобный человек способен, если его вывести из себя.
Впрочем, это, по большей своей части, было не её дело. Просто было немного обидно за Джамара, так долго и так безответно сохнущему по заносчивой и излишне самоуверенной Лане.
Куда важнее и интереснее было понаблюдать за оставшимися - двое из них были новенькими, а третья так вообще Ксин, так что Тихоня надеялась узнать, либо просто подметить для себя что-то новое. С её образом жизни новых людей она видела не часто, а чтобы еще и не через оптический прицел - так вообще единицы. Потому упускать возможность поизучать других людей она не могла упустить никак.
Брошенное Риш яблоко женщина словила ленивым, но от этого не менее ловким движением, после чего, не задумываясь, впилась зубами в сочный фрукт. Задумываться о том, где Лысая раздобыла такое редкое лакомство, Тихоня посчитала излишним. Все равно, без Киана и Вала, она не могла полноценно общаться с оставшимися, а потому спросить Ксин было попросту невозможно.
Слова Риш о "лишней детали корабля" заинтересовали снайпера куда сильнее, чем все остальное, включая неизвестно откуда взявшееся яблоко. Было в этих словах что-то правильное - не просто глупая шутка, которыми Ксин успела прославиться. Эта татуированная особа и правда казалась лишней среди жителей Алхоры. Не вписывалась, хоть и, по всем признакам, идеально подходила к населяющему это корыто контингенту.

0

21

Столь легко и столь естественно люди сближаются друг с другом. Но не Молох. Он не умеет. Его не научили. Кто бы мог подумать, что столь элементарным вещам необходимо кого-либо обучать. Но факт остается фактом, быть человеком для него тяжело, скорее даже невозможно. Он - каннибал. Каннибалом был и им же и останется. Никто уже не сможет приручить животное по кличке Шорох. Нет тех, у кого бы хватило терпения и мотивации для столь благородного поступка. Что сделал Молох? Отстранился, вскочил и отбежал, бросив один из своих фирменных взглядов. Всего лишь. Но этого было достаточно, чтобы каждый из здесь присутствующих записал его в персональный список врагов. Джамар, жалкий лицемер и трус. Кажется, Молох расслышал, как зазвенели бубенцы здоровяка в тот момент, как их взгляды встретились в последний раз. Вал, вполне вероятно, больше никогда не осмелится повернуться спиной к черноглазому. Забавно. Присутствие всего одного потенциального врага в рядах союзников столь крепко подкосило дружелюбного наемника. Интересно, сможет ли он представить себя на месте Молоха, перманентно мнящего всех вокруг своими врагами? Вероятно, окажись смуглый хоть раз в том же положении, что и Карл, то его шикарная шевелюра резко бы потеряла цвет, форму и объем. Лишь Алана казалась проводнику более жалкой и слабой, чем здоровяк. Молох жив до сих пор потому, что он - крыса. Существо, способное отгрызть собственную лапу, дабы выжить; существо, способное лить и свою, и чужую кровь ради выживания; существо абсолютно самостоятельное. Ферн же - насекомое. Паразит, живущий за счет других; паразит, самомнение которого перевесило бы что угодно, кроме собственной слабости; паразит, что умудряется смотреть сверху-вниз на крыс. Она неоправданно самоуверенна. Видимо, считает, что Молох - лишь пылинка, которую легко сдуют Джамар и Тихоня. То, что испытывал сейчас Карл нельзя было назвать уверенностью в собственных силах. Но он точно знал, что выживет где угодно и среди кого угодно. Из всей братии каннибалов, кои были проклятием куда более пугающим, чем даже прокаженные, лишь он выжил. А собравшаяся здесь компания - всего лишь малышня в сравнении с каннибалами. И куда более положительно мужчина оценивал оставшуюся пчелку - Тихоню. Она была проста, как валенок. У неё было ровно два шаблона поведения: затишье и атака. Она не видела в Молохе врага, по крайней мере ему так казалось, но чуть что - без угроз и предисловий просто отстрелит его головешку из первого же огнестрела, что попадется ей под руку. К черту все эти разглагольствования и лишние мозгования, она была уверена в собственных силах и от того, идет с ними в команде Молох или же не идет, ей не было ни тепло, ни холодно. Прочие же и вовсе не вызвали у проводника каких-либо особенных чувств и переживаний. Макс Карла не волновал, с Ксин Карла связывал договор, а сложить хоть какое-то впечатление о ещё более молчаливом существе, чем он сам, Молох попросту не был способен, лишь ощущал некую свою связь или схожесть с Кианом. Буря дум мешала бледнолицему полноценно погрузиться в свой кпк, дабы более ли менее подробно составить представление о том, что же их ждет. Понятно ему было лишь одно - оружия пригодится много.

0

22

- Ты явно общительнее своего протеже - усмехнулся Макс, почесав затылок и посмотрев на Молоха. Обстановка вокруг явно начала разряжаться и все потихоньку покидали помещение, готовясь к началу миссии.

- Ксин Риш, значит. Я запомню, надеюсь ты прикроешь мне спину, а я в свою очередь постараюсь сделать так, чтобы мы не оказались в какой-нибудь смертельно-опасной западне. Если выживем, попрошу Ферн проставиться. Ну и если надо будет помочь с оружием или техникой, в плане ремонта, обслуживания и модификации, смело обращайся. Думаю, после этого задания выжившие заслужат скидку... - Наемник иронично засмеялся. Было заметно, что он точно сомневался в том, что до конца миссии доберутся абсолютно все. Да что там юлить, он вообще весьма пессимистично оценивал шансы на успех, однако, шанс найти нечто настолько ценное, что это пришлось прятать еще при запуске корабля, явно был ценнее шанса склеить ласты. Не сказать, что Макс любил погеройствовать или настолько рисковать, просто событие настолько из ряда вон выходящее, что забиваться в далекую нору было бы абсолютной глупостью.

- Ты уж присмотри за проводником, с таким отношением, я не думаю, что кто-то бросится к нему на помощь в случае чего. А так, нас хотя бы двое будет. Но, честно признаюсь, если будет слишком жарко, геройствовать я не буду... - парень пожал плечами, но мысль прервал на середине неожиданно завибрировавший КПК. Достав его, Макс бросил взгляд на экран. На экране красовалась информация о новом письме.

Оглавление:
"U2FsdGVkX1+ofuDHNPT8ScBrH1WhiiuSg+btj6VsSukM/IOCiBAM8tcc6MofNnJwfv/P1oytqFJYuQh25GO6cQ==".

Имя отправителя:
"U2FsdGVkX19xAtzR4VNx73oNXEMWYvS/ZmY8gN6fyJ8GdjreIQtAE7vfow92Y8cx".

Открыв письмо, перед глазами появилось содержание следующего вида:

Текст письма

"U2FsdGVkX18F3/UPn94AKM7eW/gqtZ+h9aKVTBK178NVcrwhHI+cFnX9wGYGt7p9
UrJP2km4Bfs179aL1tIM0y7rl+q9oCukYPzlZYxoRb7uI8ldZP8xQkwCtqiUuOXL
BR+K3kDbPyF7LjNgJq5GmuCOADWhJRcG/yOrOCEdn4FFOXJ3H2Azfk5hr9rffDap
mqiV6wW+8dSv3mm7Jvi1hmbfKt3w5ANPGKmXkRJ5pAnsTCKie7BdvnwevkL+z2YJ
2MSyzOb1mKeZKeIRFvlSiLXjzRzp+Ti36iutv0BPAd6mSR6q5oLL7xLQtuG+7t0y
4xQUOWPlCOffzpDxev7b7NmJUMAvxn3K94ZjDy7aEV4lvLL3vgQUXKTJAF9k8kEC
tBiIYMypuhJT1beCZUBLhSWhxgdTHnxCR/QcXxhHoCUOI6wgg/DZVcx1D7zGmDnd
XVaIGVbrnz5+4Bsu5OogIzfLMxjw8mE/iqy0C7doP3m7hrUvrfONMnNgkqEUYPt2
f6/GOpJoiKsOVUVFv63szWSdW0oV2Sny/0ID2t3gs365fSlAFcLanJQsne7e+t0F
2OM6MeKSD+vOHdqt0sYK4lCx+4la8gRrcpl2xpjcH5q86ZTJyqB7r9XRkIgaEghI
F9CBnuU3yAbwEmdejX17l/utcs9snPol2Yt0J/Etc8phh7VRTiZBOx+eMPxCEhTN
33GXqzB8VmEJeZKwfKJiyfpZHZ6MAdBu0MthNvlGiqPxHEaTfg2blLpO36lngy0L
VkFHpHza1cyihl97fftIU9DSLo+nWns0llrZxI9DXdXvBaATPn5KtocVH0Gx7gHp
kiAqzeMEOKGusqBjvLt6wGUJpRCsXCFRtlvKd/Hze2HvBgBS3Bon+uLnVZPaKptn
U4bO5j3wfRIDlXQzp/hoEhOXTpZD+ss71JxZ7+kl1JsiX2KQea4n3vZLKW0arM54
yMOdXBN/rPOxA0qkkQ3iH8A3V+u/FkfZS+HWguA/ZDKluxZSxwa01EfFVU7rAlb4
X6GKiKebIdAIxOhNDcWwSXB+gmF0MeCiuFpI0IW7buA/FcE36lVZcQQpXrerSZ1l
QrxqadRIZFJNEHCmWjqG5B+fH8CE+d8Zk4+o19FLbCODzYkvY5pBpULd7zFrGNDk
PODZxxA2nmJmV/oFKcuE/UaWjCeZDshdDNHLlyJDLr7YRyyjTlka1eVhu6RbG3c3
dKMp5JqGNe3qLc4t30zX6Ol2DxOEANPSCyiiDi2pDyveK2PHwtYIC9/jecDUt/7k
U/lcDNRMWCRKQnTfwubL7cxOlOkPGTHOBDzIUYkVcS7PHm1RBE1s3KXJpPF6IKp4
5QgSPRhNc4EwEQesQb1yi+3sPsklzYEKoZIc5iDCkrYUbBUX3hdRR3CsqaqVWdLL
o2mh71pp2bk3Wvs8tnNqh0Rx+3U5RZ5ld4roP0XV9Y5zZfbulP5ehVa6g9DTp0kU
95OIRnXlhGFu7qYX0lPrCWgwfktJmMyei3ST0eKvnNytKph44MVoIsenBYhkfdVF
bC1PCsTghNP7SsBAX/qlt+SNL6Xv/+6wUZx4CZI+QtMVm7i2HoZLgYP3/hBqMz/r
O8uutNBu6Sg8OgUOq8leNd7JssnFLyfa0F4n4BSb3sZkdXqjbgq2AD6g/scpznVU
eMalMN5Ck95swQ8/ZW3omJX/VxmZEEt3earlKSuwPcQ/oWG0PsSg5TojN377JSsg
whC2YWuBbzM+nhELYeoNchaWony/H/0B/UdHeAQc48icvlrtIiw1294Gmc0/G81l
mFNQltlvVgQJRuQC4DXZFsfHt5xv+UpGW1Xvkwkmobsqc83eAtYMUmUPY5ao2nx6
WMfneLK3oRndiXUBXmO0Dz7bxkWfktdOHSPuKTpLiMkPHW0zd4z4XyuWNV+mIU5H
Y7thXQcSqB9/vii6jblkNaowYUvtSIb2L6c0vnxaL0hZvkhKsKWNkszW6lrb6Qi/
hOL+EJ0qDFJEieRS8Rwl14mgVD4JRkOB0ZSx+nACugEzLYjqtJ6mRbjjCGoqFIOU
jlKx9xYflKpvd01TKal5Gx87CFINc4lK8GccXsepezx1bbQi0BZxZ9yZGNLYhtKC
8EnT66S1HuRzzScv+/ya5cghlx6iXY/xdy4M+q2RamqYpZLwWMRRJv8kjZhV6rOa
twSmA/QZQWAYAKJXEqvlV02pev6jEBKlEummFZeEVSJGOCKhJvrZ0pISs2WOUAOT
1lK3Nn3XxKXlZ3x5xFcYYV1L/n8Mm7NmwqMPpg/uGSuHtfnRxp2ZGJc2vLPZtSOI
bXSgFFQVg75yoPXN9TwuNZ7yCnMtHeyGIgLyKxuwiyZVotBrVAR5IRAM7Oy9aFsq
nTTBUUPhPFGlmRYfKFXrxdtTcQrh1cavLwQvFUfD1d8JkhJctmbl25my5OACuodW
GsaSkoYaTGu89CdDmwK7hTcYeOw1izUITeX1XBthJZbm3Ow016AF/oaWAQqAgBUl
2cGgj+QrzgANJRKNFuWPoRdPwXzcCjnlyWPRSqXk2Ri3mC0hWomFopWV85huWQeh
FX7nQbc+2VV+9WROo/4vDqv6fWeUbY8ZTwFdJjfhHb3RuNGJtvRdl5ZlvbS3Ncpo
iplgVJ1kblaZ5CypDirwVKS+t/K4jpBVk64Ecwc0rq7t9ggRpaEoELsufvh9Hf4Y
1j/PO8NBzaJEigIMo6g7qTgPReYrJxL577j2AZfq19PDGpWHRbmPvme+zSq/zGEX
IK4zyU4rgkWjZw6DDbIjiDRqUfO2/Tc1HskiW/QwDM6WGaujtDZGHUISsjsDG8P8
JsOxecCqKPJiVZkQNmNS3UOFAQYgh0/GnP95IZUjpX9Lrem5MD+SFY/FvEJP+gNy
tkCLpMfIAzfvfj2Mhl4kwb8Z2ahjet9tX84qQTGlaHC94cgspU3DU8GBeCoS3T1X
B2Jcg7LzEpwCmifQf3k1+Tse1xAGlV1ycX6V+ZJ8LWh+BTruOg+Mbyi8TOnBI9qH
iQ7AB5EMdh1t9zwMvrPKmIj9hoqQqsOgtouXtAxDfjYrgqCHXokK2AijMpCzmwiT
94+Peyp0HFpJY1ptGP5w7Fo3FEyOAfsRAnTOLLiC10b9Z0UPhF+pKEr9+qo/whtL
iwbdnfbfbEADGAqr0RB7Oi1VAZgttlzoHsO+p1+419ho+6V51vAtpS2hlZpoL1s0
1NFoNEbDy/IM++ueaPJ2xu4/bo1jxeSG711mBx+zIB7SFHYzuU/+xXrnPapEothO
FFF6Z81jXX2nxG77mPxbe+n/xFB4gNkj0uZO6YawX7MT54DewhVO2w0dqc0YLEwu
TszRz2qtWNe7GmCdkZQ23HOJ5i/Aa11PiIxIqei3A2rRFAo9Me5rTXP2rWNdWX/k
2d+UphGywxx8FHqSYfZf5/dTsYwoQ2XBCFJDIoegkLp7VeUmQ6POynLP++rwseWP
p64SAQTWAW4uZ2tsJo+JIVjXv8ZecMXlFhPBCUHt6jNvIejJwREL+Og+gYlU3vyO
aJhxPZalebncGHUVob5+10DiMygIGWd0Sf9OqET4Z3PY+OC6kXAjNJTX/MPmh0Jq
egQDUip+gmkCFMJryZ/w544cLDre1Vd3nu7Pefbw3n0fwlMu6NkPOhbs6ENu676u
nzhQ0so42uHtGkFfC6K9AFIsdVROBD8S2HKIeavRYk83aWwuKZbnyZffBhiu6Wiz
Lo59fheppHqa4nLA+iPNyYpPv5v+BdIAOtbjvmut9X8wJjqMDpph5WOKCgNMcq0B
/IkVPE0+YUs2++30IKp1l/pNHBbY7BGgPZQ//MCeIxZ0ZYl6t1w2kXT2Pc87QmB+
upnDoMiq5WwJZ+HmlVr2IJFK5Un8QyLK1D5GRV+sK+I61/JF3Ur6KSVYMUAdAE5k
rQD5t/o35qiZxTASkqowcOlH3AnSfEXN7kc3Oaxk2Fkxx6gaRv92BhjV3th6IQ+e
WwBCQZKwwm44O6VGcawDLzXTXbH85p+QGrbJ4ECVgjfXYXF6lgZwIQM1jaNWifqL
mcmxq4yi8RXjmFTW6uxQrNQRxF2aDk/A286YveE2GVVilQgGNGBDo6d1tUx31JUF
Asc2XTx78K6UeSnJN3b4pA=="

Макс не подал виду и даже не пытался скрыть от Ксин текст письма. Он лишь удивленно фыркнул, поместив письмо в категорию ожидающих удаление.

- Спам какой-то... - проронил он и посмотрев на Ксин, тепло улыбнулся.

- Ладно, мне надо отлучиться, все-таки нужно подготовиться. Встретимся уже на миссии - с этими словами наемник быстрым шагом направился к выходу, уставившись в свой КПК. Уже в дверях, убедившись, что нет посторонних глаз, он переместил письмо из категории ожидающих удаление обратно. После некоторых манипуляций с шифрованием, так как он знал ключ, перед ним предстал оригинал письма в читабельном виде. Идя к себе, он прочитал письмо, на лице появилась легкая улыбка и только сейчас он полностью удалил письмо со своего КПК. Нужно было приготовиться к миссии, самое интересное было уже совсем скоро.

Оригинал
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Макс Вейрон (2017-11-07 12:07:20)

0

23

На слове «протеже» Риш вытаращила карие глаза, взглянув сначала на Молоха, потом на Вейрона, всего одним крайне красноречивым взглядом дав понять наемнику, что нет, проводник не имеет к ней ни малейшего отношения. Она просто привела его, даже толком не зная. При его несговорчивости и ее вспыльчивости их близкое сотрудничество привело бы к образованию одного трупа, и кому бы он принадлежал - вопрос любопытный. Кроме того, Ксин - далеко не из тех персон, кому пришлась бы по душе идея взять над кем-то шефство, а Молох не относился к тем, кому нужен наставник.
Этари усмехнулась, окончательно отбросив идею о своем над кем-то покровительстве. Нет уж, это все осталось в далеком прошлом, которого никто из местных и представить себе не способен, а теперь она едва справляется с той ответственностью, что на нее накладывает ее собственная жизнь, чтобы ручаться за кого-то еще. Разве что, при предстоящей командной работе придется отвечать за других в той же степени, что и другие будут отвечать за нее.
- Спроси у Мыши про мою общительность, и она скажет, что мне надо зашить рот, - отозвалась она. - В лучшем случае.
Сам Макс говорил много, долго, а Ксин только молча слушала, иногда лениво кивая в ответ. Когда речь снова зашла о Молохе, Ри сощурила глаза, бросив на него еще один взгляд. Короткий, полный равнодушия.
Вейрон мысль, вроде, не закончил, отвлекшись, но это не помешало этари ответить на услышанное.
- Геройствовать не станет никто. Но все равно надо помнить, что у нас есть общее дело, Вейрон, - это не было сказано как укор или поучение, просто Ксин озвучила очевидный факт, который уж точно не оказался сюрпризом для наемника. Теперь они были командой, и решать проблемы им предстояло вместе.
Макс вытащил КПК, чтобы прочесть пришедшее сообщение. Он не стремился закрыть экран, даже, напротив, акцентировал внимание Риш на тексте письма, что представлял собой сплошную тарабарщину. Не то, чтобы ей было очень интересно, кто и что пишет новому знакомому, но взгляд все же на пару секунд задержался на экране.
- Спам какой-то... - сказал он, переместив письмо в очередь на удаление. Доброжелательная, даже чересчур мягкая для практически незнакомого человека, улыбка появилась на его лице при взгляде на Ри.
- Как скажешь, - пожав плечами, ответила она.
- Ладно, мне надо отлучиться, все-таки нужно подготовиться. Встретимся уже на миссии, - попрощался Вейрон и тут же рванул к выходу, словно бы спешил. А ведь до того, как ему пришло сообщение, он не торопился.
Риш несколько секунд простояла неподвижно, глядя на дверь в помещение. Многие ли люди отправляют спам в очередь на удаление вместо того, чтобы очистить КПК от него сразу же? Многие ли люди так демонстративно сообщают о том, что им пришел спам? Многие ли уходят, резко прервав беседу, после получения бессмысленного послания. Ксин хмыкнула, улыбнувшись одним только уголком губ.
Заметила она и еще кое-что, на что вряд ли обратила бы внимание, окажись КПК в поле ее зрения на меньшее время. «Отправитель», «тема» и «текст» сообщения на экране были указаны строго друг под другом, поэтому взгляд Ри привлек очевидный момент - все три блока начинались с одной и той же комбинации символов, что наводило на мысль, что ни хрена это не спам, просто автор письма не хотел, чтобы текст был прочитан посторонними.
Ушел бы он просто, не сделал бы он акцент на сообщении, чтобы никто не подумал, что там что-то серьезное, так Ксин бы и не обратила внимания, пошла бы по своим делам, но нет, Вейрон как будто специально сделал так, чтобы ее заинтересовать. Вряд ли ему это было нужно, но, тем не менее, этого он добился - все мысли Риш за несколько прошедших секунд уперлись в это дурацкое зашифрованное сообщение.
«Ну, блин,» - Ксин раздосадованно поджала губы, понимая, что в битве здравого смысла с любопытством победитель определен заранее.
Можно было проследить за Вейроном и выкрасть его КПК, при условии, что он идиот, который разбрасывается устройствами направо и налево и не удаляет компромат сразу же. Можно было обратиться у Алане, но в этом деле шансы на успех еще меньше, чем при первом варианте. Или… Ксин машинально подняла голову, буквально на секунду, чтобы взглянуть на камеру, что висела прямо над ней и, соответственно, над недавно покинувшим помещение Максом.
- Приятного аппетита, - сказала Ксин, взглянув на жующую яблоко Тихоню. - Ладно, ребята, у меня есть план выспаться до завтра, и я буду его придерживаться, - сообщила она двум оставшимся, самым молчаливым членам группы. - Вам бы того же посоветовала. Надеюсь, мы не растеряем половину нашего бравого отряда до утра, - она взглянула сначала на Молоха, а потом - на сидящую по другую сторону от нее девушку. Или на ее винтовку. - Счастливо оставаться.
Выспаться - такой идеальный план перед тяжелой миссией. Ну зачем, зачем, зачем все это начинать-то? Она негодовала, попыталась выкинуть из головы возникшую идею, уговорить себя не лезть не в свое дело, но тщетно. Любопытство, подкрепленное оправданием из серии «а вдруг он что-то замышляет?» захватило Риш с головой.
Тихоню опасаться не стоило, Ри знала, что девчонка не представляет угрозы, несмотря на ее навыки стрельбы. Винтовка стреляет, если стрелок того хочет, а в Ксин снайпер целиться не стала бы. При ней можно было выхватить последние минуты прямо с камеры на КПК, но этари смущал проводник - доверия к нему не было ни капли, поэтому выбрать пришлось более долгий и сложный путь. Она знала, где находится аппаратная, и это знание только дальше отодвинуло мысль о том, что не надо ни во что совать нос. Нужно было просто немного пройтись.
Никто не отсматривал видеоматериалы, никто не интересовался происходящим, многие даже не вспомнили бы о камере, и этим нужно было воспользоваться. Встретить кого-то в аппаратной - большая редкость, и Ксин удалось ее избежать. Найти нужную камеру, выхватить нужный отрезок времени и сбросить полученное на КПК…
- Потрясающе, Риш. Выспаться, блять, хотела. Браво, - пробубнила себе под нос вечная, проверив результат проделанной работы.
Вскоре она уже спешила в занятую ею каюту.
А дальше ее ждало интересное времяпрепровождение - разгадывание дурацкого ребуса.
Риш с ногами забралась на жесткую койку и сидела теперь, прислонившись спиной к холодной металлической стене. На ноге ее лежал потрепанный блокнот, в который она огрызком карандаша записывала символы. Рассмотреть мутное изображение с камеры при сильном увеличении, чтобы можно было распознать текст на экране КПК Макса, было очень сложно, поэтому Ри решила перенести шифр на бумагу - с бумаги проще вывести его в электронный документ и, соответственно, прочесть. Можно было бы использовать второй КПК, чтобы не писать от руки, сократив тем самым затрачиваемое время, но эта идиотская любовь к рукописям снова дала о себе знать.
- А еще собирать вещи… - тихо протянула она, записывая очередные символы.

0

24

Тихоня, доедая яблоко, следила за разговором Ксин и Вейрона. Ничего интересного обсудить они не успели - наемнику пришло сообщение, которое он излишне громко и уверенно назвал спамом, после чего в спешке покинул помещение, стремясь, видимо, поскорее этот самый спам прочитать. Случайно или нарочито он привлек всеобщее внимание к сообщению - неизвестно, но, как бы то ни было, он это сделал, заинтересовав, как минимум, одну надоедливую особу.
Риш с почти незаметным подозрением во взгляде проводила Макса глазами, после чего, спустя пару секунд, на мгновение подняла голову вверх. Тихоня машинально подняла глаза и увидела то же, что увидела Ксин - камеру, записывающую происходящее. Сомневаться в том, что Арк продолжит наблюдать за собравшейся группой, не приходилось, так что камера наверняка была в рабочем состоянии и, вероятнее всего, записывала все либо на собственный носитель, либо в ближайший аппаратный узел.
Разгадать замысел лысой не составляло труда – она просто сунется в ближайшую аппаратную, чтобы как можно скорее удовлетворить собственное любопытство и прочитать чертово сообщение. У снайпера даже возникла идея присоединиться к ней в этом увлекательном занятии, либо попросту попытаться выкрасть КПК Вейрона, однако никаких шансов, что он не удалил письмо сразу после прочтения, не было. Этот нюанс превращал всю затею в бессмысленный риск, а ввязываться в подобное Тихоня запретила себе еще в детстве. В конце концов, там может быть что-то совершенно заурядное и не несущее в себе никакого смысла – просто слишком личное, чтобы читать при посторонних.
Придя к такому выводу, снайпер, последний раз укусила сочное яблоко и, посмотрев на тихо сидящего в углу проводника, так и не сказавшего больше ни слова, вышла из помещения. Небольшая сумка со всем необходимым была ею собрана еще утром, поэтому делать ей было нечего – лишь забраться на самодельную, жесткую кровать под импровизированное одеяло и уснуть.
Так она и поступила.


Ферн готовилась к вылазке уже давно, однако постоянно твердила себе, что все еще что-то забыла и что-то не учла. Опыта прогулок по территориям прокаженных у неё было не так уж и много и все они даже близко не стояли с тем, что предстояло на этот раз. Пусть по расчетам путь должен был занять около трех дней, на самом деле Мышь рассчитывала не меньше, чем на неделю. В конце концов, три дня – это лишь на дорогу. Сколько они будут торчать в самой аномалии, если обнаружат там что-то интересное, неизвестно.
Поэтому она собиралась уже третий день. Клала в огромную сумку все необходимое, потом вытаскивала то, без чего можно обойтись, и запихивала что-то другое, после чего, вытряхивала все и пыталась уместить побольше – на всякий случай. В результате она собрала целых две тяжелые сумки, разумно предположив, что одну из них спихнет Валу. Количество техники, взятой в дорогу, было совершенно неадекватным для любой другой вылазки, однако Ферн была уверена в том, что большая часть ей потребуется однозначно, а остальные – просто не помешают в случае чего. Она не взяла оружия, зато набрала куда больше всякого рода съедобной дряни, способной прокормить всю группу – безвкусные хлебные лепешки, вяленое крысиное мясо, бутыли с водой.
Теоретически, с добычей воды проблем быть не должно – система водоснабжения окутывала практически весь корабль и наткнуться на очередной санузел было довольно просто. Во всяком случае, пока группа находится в центре корабля. Что было внизу, у криокапсул, понять было трудно, а времени искать там воду могло и не оказаться – именно эти мысли и навели Ферн на идею взять с собой, как минимум, три литровых стальных посудины с драгоценной жидкостью.
Количество вычислительной техники, сканеров и прочих радующих глаз устройств могло привести в восторг любого знающего толк в подобных игрушках человека, однако сама Лана все еще считала, что всего этого мало. Ведь вполне могло попасться что-то, для чего все подготовленное не подойдет совершенно – и кто тогда будет виноват?
Тусклые электронные часы, горящие над входом в каюту Аланы, показывали, что до подъема оставалось чуть более трех часов, когда женщина, наконец-то, решила, что собрала достаточно и, проклиная себя за медлительность, уснула.


Вал не готовился. Вся гора оружия, которую просила взять Мышь, валялась где-то в углу его жилой каморки, занимая примерно две трети помещения, остальную треть которого занимала импровизированная, собранная из нескольких стальных ящиков, кровать. Проснуться за полчаса до сбора, собрать все стреляющее и режущее добро в кучу, развесить на себе, как гирлянду – и в путь-дорогу. Еду и воду, он точно знал, подготовит Ферн, а все остальное ему было без надобности. Его роль во всей этой затее с проникновением на территорию прокаженных была проста, как лапоть – не дать членам группы умереть раньше, чем это потребуется.
Поэтому сейчас Джамар был пьян и, судя по всему, собирался продолжать заливать в себя все больше и больше вонючего, неизвестно из чего сделанного, самогона. В наручных часах своих он, еще несколько часов назад, поставил будильник, который должен был разбудить его как раз за те самые полчаса до сбора. Именно на этот самый будильник он надеялся, когда, наконец, отрубился, не выдержав давления алкоголя на сознание, где-то посреди коридора, вместе с еще несколькими такими же жизнерадостными пассажирами корабля.


Призрак был так же легком на подъем, как и Тихоня с Валом, однако на этот раз, учитывая некоторые обстоятельства, он решил подготовиться чуть более серьезно. Помимо странного устройства, данного ему Звездочетом, Киан положил в заплечный рюкзак десяток обойм, запасной пистолет – в добавок к тому, что всегда висел на поясе, несколько сух-пайков, дополнительный набор первой помощи и несколько полностью заряженных аккумуляторов для КПК. Сверху бросил сменную одежду, из-за чего казалось, что одежкой набит весь рюкзак.
Все перечисленное лежало поверх очень важных вещей. А именно – комплекта взрывчатки, способной проделать даже в крепкой обшивке корабля дыру диаметром в несколько десятков метров. Все это, конечно, если чертов Звездочет не обманул. Не верить, впрочем, его словам повода не было, а потому Ристерд все время думал, насколько быстро надо бежать, чтобы взрыв такой силы не превратил взрывающего в очень мокрое и очень пустое место.
О наличии взрывчатки никто, помимо самого Киана, не знал и это полностью  его устраивало. Надо было только не прогореть в пути и не выдать замысла во всей его полноте другим участникам группы, особенно пронырливой немой суке, которая, казалось, всегда за всеми следит.
С этими мыслями Призрак застегнул рюкзак, поставил на на замок блокировку с личным кодом и лег спать.


В восемь утра Ферн, зевая, уже была на месте. Была она там, если точнее, уже пол часа как, но, как обычно, была единственной, кто решил заявиться раньше условленного срока. Две большие, тяжелые сумки у её ног, напичканные едой, медикаментами и электронными приблудами разных масштабов, мирно ждали тех, кто согласится их тащить.
Тихоня и Киан заявились почти одновременно – за пятнадцать минут до установленного времени и, по привычке, заняли свободные углы помещения. Выглядели они куда свежее, чем Ферн. И уже точно куда свежее, чем помятый, не очень приятно пахнущий Джамар, умудрившийся прийти без пяти восемь.
Снайпер была обвешана всевозможным огнестрелом – пара пистолетов по бокам, один сзади на пояснице, парочка мелких, но очень болезненных короткостволов крепились в самодельные кобуры на сапогах. Под курткой прятался еще один пистолет, а на левом плече висела любимая винтовка. На другом плече находился похожий на мешок рюкзак, забитый патронами, едой и прочими мелочами, необходимыми человеку, чтобы выжить среди коридоров Алхоры. Помимо огнестрельного оружия Тихоня имела при себе пару ножей по бокам, рядом с пистолетами и еще один, спрятанный в сапоге.
Киан, положив свою сумку у ног, молча ковырялся в устройстве связи, время от времени хмурясь и негромко чертыхаясь.
Джамар, не смотря на крайне помятый и вообще неважный вид, упаковался серьезнее всех. И, хотя, далеко не все из взятого им, можно было увидеть, сейчас он представлял собой, скорее, ходячий магазин с оружием, чем нормального человека. Небольшой ручной топорик, два острых, тяжелых тесака, чуть больше десятка ножей, распиханных по разным местам, пара пистолетов на виду, еще пара – не на виду. За спиной пушка потяжелее, на груди пушка полегче. В штанах, под курткой,  под футболкой, в рукавах – везде было спрятано что-то, предназначенное на убийство человека. Казалось, Вал собрался воевать против всего корабля в одиночку, однако никто даже слова ему по этому поводу не сказал – вполне возможно, что именно эта гора ходячая гора оружия в нужный момент окажется наиболее уместной и полезной  из всей группы.
Оставалось лишь дождаться остальных участников вылазки.

0

25

Оставшись наедине с собой, Молох глубоко вздохнул. Боже, благослови одиночество. Хвати у него дури, проводник бы с радостью вычистил эту бренную посудину ото всякой жизни. Правда, даже при таком исходе, ему бы в каждой тени чудился вражеский оскал и, в итоге, он бы скорее повесился, чем дожил бы до столь скорой фалаксовой старости. Да и вообще, есть на этом корабле пара тел, чьи жизни бы бледнолицый не смог бы оборвать - не хватило бы духу. Несколько человек таки умудрились своей беспрецедентной настойчивостью пробиться через защитный кокон Молоха, сплетенный из нитей ужаса, и своими маленькими ручонками ухватить того за ещё не до конца сгнившее сердце. Окончив глубоко вздыхать, проводник оторвал свою задницу от пола и, лишний раз осмотревшись, двинулся вон. Даже столь неестественному существу был необходим сон, а спать оставалось не так уж и долго. К тому же, оружия у паренька было, мягко говоря, немного. Привыкший передвигаться налегке, по обыкновению он носил с собой лишь пару пистолетов, пару ножей и много, очень-очень-очень много патронов. Лишний патрон для Молоха был равноценен запасной жизни, как в старых-добрых видео-играх былых лет, о которых фалакс даже не подозревал. Выстрел лишал противника жизни, сохраняя оную проводнику. Карлу было, что сказать по этому поводу. Наверное, это была единственная тема, методом которой можно было выбить из него чуть менее сухой ответ и даже вынудить его заняться столь бесполезным ныне занятием - философствованием. Посему не было ничего удивительного в том, что половину от веса проводника составляли обоймы и патроны, столь скрупулезно распределенные и закрепленные по всему его телу. Медленно шагая и вслушиваясь в каждый шорох, Молох вышел из помещения и, будто ищейка по следу, каким-то неведомым образом отыскал ту самую комнату, где можно было набрать лишние стволы и боеприпасы. Карл не доверял чужому оружию - за своим-то он следил сам - а потому в дополнение к своим пистолетам он взял лишь ещё два таких же и, опять же, патронов. Что-то из еды, что-то из воды и что-то из медикаментов у черноглазки уже было при себе - ел он мало и по внешнему его виду это было вполне легко определить - он вообще выглядел не самым здоровым представителем здешней фауны. После всех пополнений запасов Молох выбрался из набитого оружием помещения и пошел дальше по коридору - в поисках самого темного угла, в который он мог бы забиться. Забравшись в самую задницу здешних отсеков и найдя самую захламленную каюту из всех, Карл кое-как в неё забрался, закрыл за собой дверь, включил будильник, принял наиболее необычную для сна позу, схватился одной рукой за пистолет, другой - за нож, и закрыл глаза. Проснувшись по сигналу, мужчина запихнул свое оружие туда, где ему и место - в кобуру и ножны, вылез из своей коморки, размялся и двинулся обратно к месту встречи. Он не выспался. Он вообще никогда не высыпается. Не умеет. Но сейчас он был в чуть более хорошем состоянии, нежели ещё вчера. На внешнем же виде удавшийся отдых никак не сказался - всё такое же бледное лицо излучало холод, всё такие же темные мешки под глазами высасывали свет и счастье из окружающей среды. Что не удивительно, ведь он не торопился, Молох пришел не первым. И из всех, кто уже пришел, он выглядел наименее загруженным. Тем более, в сравнении с Джамаром. Мешок на его спине выглядел так, будто бы в него погружен портативный мини-завод по изготовлению оружия. Забавно. Молох множество раз видел, как прокаженные утаскивают своих жертв за собой в вентиляцию и прочие дыры. Так вот. Если вдруг такое случится с этой командой, то единственный, кого смогут так похитить - Молох. Остальные в вентиляцию не влезут, слишком велики их сумки. Умей проводник смущаться, ему бы стало резко неловко, ведь даже та же Алана и та взяла с собой поболее всякого груза.

- Поедим? - Молох будто бы пытался не выходить из собственного репертуара, стараясь каждый новый раз удивлять окружающих. Действительно, кто бы мог подумать, что первым, кто решится проявить инициативу, будет именно он. Вероятно, большинство уже где-то чего-то да перехватило. Но не он. И этой фразой он будто бы намекал, чтобы его покормили. Поесть перед дальним походом, который хрен его знает окончится крайне скоро или, напротив, слишком поздно. Но жрать ограниченные запасы было бы не очень умно.

0


Вы здесь » Фантазис » Настоящее » Чужая территория