Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаара пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Кауса » Эргерион Рейт. «Самоубийца, лезущий на рожон»


Эргерион Рейт. «Самоубийца, лезущий на рожон»

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Имя персонажа:
Эргерион Рейт (с ударением на «е»), но в кругах игроков известен как Эргер (ударение на первую букву имени).

2. Возраст:
78 лет.

3. Родной мир и раса:
Кауса, химерик.

4. Является ли персонаж пробужденным:
Да.

5. Внешний вид персонажа к началу игры:
Высокий мужчина ростом 190см, весом 95кг. Мезоморфное сложение: широкие плечи и грудная клетка, мускулистые, сильные ноги. Обе руки заменены кибернетическими протезами, каркасы которых выполнены из сложных полимеров и легковесных сплавов матово-черного цвета. Вместо органической мускулатуры в протезе используются миомеры — гибкие кабели с электростимуляцией, имитирующие действия мышечной ткани, но с усиленным результатом. Именно искусственные конечности дают Эргеру возможность идеального владения огнестрельным оружием любого типа: их основные элементы подсоединяются к мозгу и зрительным нервам, посекундно считывают и обрабатывают данные с врожденных чувств химерика, связанных с равновесием и ориентацией, и регулируют управление «мышцами» искусственной руки, что повышает стабильность прицела в движении. Но, хотя аналог тактильных ощущений в кибер-руках включен необходимостью – температура, текстура, давление, плотность и вес – это все-таки не то же самое, что прикоснуться к чему-либо (или кому-либо) живой, настоящей рукой. Это только имитация осязания.
Позвоночник Рейта укреплен специальным пластинчатым имплантатом от копчика и до самого затылка. Под одеждой его не видно, во всяком случае, если не носить слишком уж облегающих вещей, зато эта модификация позволяет не ограничивать нагрузки: стальной хребет не переломит пополам от чрезмерной тяжести. В движении хромированные пластины сходятся и расходятся совершенно беззвучно, но и осанка у химерика приобрела агрессивный вид, словно зверь в изготовке напасть или защищаться: спина чуть выгнута, плечи с виду напряжены.
В спокойном состоянии двигается Эргер медленно, расслабленно, своим спокойствием подчеркивая уверенность в себе и своих силах. Впрочем, почуяв угрозу, химерик тут же перестраивается в «рабочее» состояние, его сосредоточенность возрастает в разы, глаза сужаются, как бы уменьшая линию обзора, но улучшая качество восприятия визуальной информации. Движения быстры, скупы и отрывочны, в полной готовности выхватить оружие в любую секунду и воспользоваться им, но без лишнего размаха. Собственно, сами глаза, имеющие светло-серую радужку и визуально кажущийся расширенным зрачок, только днем неотличимы от обычных. Ночью же в них можно заметить цветные блики работы оптических мембранных имплантатов, слишком блеклые и мелкие, чтобы быть видимыми в хорошо освещенной среде. Каждый имплантат из двух представляет собой тончайшее покрытие, наносимое на глазное яблоко, и синтетическую нервную ткань, подсоединяемую к зрительному нерву, а также оснащен оптоэлектронной ретинальной системой индикации, которая накладывает цифровые данные прямо на сетчатку.
Улыбается он редко, для Эра настоящая, искренняя улыбка – сродни доверию собственной слабости. Зато криво саркастично усмехается он частенько: правый уголок губ приподнимается с коротким выстрелом-выдохом; подскакивает, а затем искривляется правая бровь. Обычно глаза при этом не выражают никаких эмоций в противовес мимике, будто на деле мужчине плевать на все.
Кожа у Рейта слегка смугловатая, испещренная множеством различных боевых шрамов, а так как он с рождения отмечен генным отклонением, при котором кровь не сворачивается самостоятельно (только при использовании специальных  биотехнологий) – каждая рана, даже мелкая, могла стать фатальной. В основном это резаные рубцы, которым нет чиста: на груди, шее, торсе, один даже пересекает правую бровь химерика.  На груди под кожей выделяется сеть проводов, закрепленных болтами: немного грубая, но великолепно сработанная связка имплантатов.
Сзади, ближе к правому боку, шрам похожий на росчерк четырех острых когтей, или клинка с четырьмя лезвиями. Есть и округлый рубец от огнестрела под левой ключицей, и на стыке правого плеча и шеи – ожог от кислоты, которой часто заправляют дикрайзеры нового поколения на случай полной выработки игл в патроннике. Никаких татуаровок каусит не имеет, точнее, он пробовал самые разные в свои 25-30 лет, но в итоге вывел все до единой.
Нос у Рейта не раз сломан и имеет заметное уплотнение в переносице. Хорошо выражены носогубные складки, налобные и межбровные морщины. Абрис челюсти и область над губами обычно покрыты как минимум трехдневной черной щетиной, а подбородок украшает короткая, не более чем в сантиметр бородка, визуально его удлиняющая. Волосы темно-русые, не густые. Тембр голоса – хрипловатый баритон, хотя, когда мужчина повышает тон, звучит более грубо, резко, а речь приобретает свистяще-рычащие ноты за счет усиления нажима на буквы «С», «Ш/Ч/Щ» и «Р».

Внешность

http://sh.uploads.ru/t/f2kAy.jpg

6. Предпочтения в одежде:
Эргер предпочитает свободную одежду, никаких облегающих маек и, тем более, брюк. Так и оружие спрятать проще, и двигаться удобней, и, вроде как, не стыдно. Цвета предпочитает приглушенные и темные: серые, коричневые оттенки,  особенно преобладает черный. Химерик вовсе не стремится обратить на себя внимание яркими расцветками и ультрамодной одеждой сумасшедшего кроя. Он, прежде всего, «игрок», «боец», потому и одевается максимально удобно, и считает, что узнавать его на улицах должны даже просто по походке. А так, это может быть и кожанка поверх свободной майки, с джинсами, заправленными в тяжелые берцы, а может быть и черный плащ до колен, скрывающий наличие оружия.

7. Биография:

Его называли «другим», и пытались «исправить».  
С первых дней появления Эргера на свет было ясно, что родители допустили ошибку в формировании кода его ДНК. Его кровь не сворачивалась самостоятельно. Вообще. Никак. И все попытки исправления отвергались высокими, но недостаточно совершенными технологиями Каусы.
Он буквально родился на привязи к лабораториям, где имелись необходимые биотехнологии, к помощи которых приходилось прибегать каждый раз, стоило ребенку оцарапать колени.
Родители Рейта ударились в медицину и ген-инженерию, проводили много времени в попытках создать способ устранения редких «отклонений» в генах. Создать самостоятельно на основе той тучи информации, доступ к которой предоставлял имп. Вот только эксперименты не давали результатов, и все больше отторгали Эра от участи подопытной крысы. Единственное удачное их свершение – это создание более компактного варианта технологии, позволяющей остановить кровь. Не без своих недочетов: лазерное прижигание плоти сопровождалось болевыми ощущениями и оставляло шрамы. Впрочем, как раз отметины можно было свести на нет и после, портативный катерайзер (Cauteriser) был в первую очередь предназначен для мгновенной помощи, и был весьма примитивен: рана просто прижигалась лазером, чтобы парень не истек кровью. Дальнейшая обработка все равно требовалась, но уже не так срочно, а потому страх за малейший порез больше не тяготил ни ребенка, ни его родителей. (Гораздо позже, более полувека спустя Эргерион самостоятельно усовершенствовал прибор, сделав его чуть больше, но с функцией «диспенсера»: скоб из саморассасывающегося со временем биопласта, который не отторгается организмом, чтобы стягивать края раны на манер степлера. Эдакая универсальная первая помощь при ранениях более тяжелых, чем простая царапина. В случаях, когда просто прижечь мало.)

Не убегать от возможной драки, а одержать победу невредимым.
Боль, идущая рука об руку с прижиганием, не добавляла желания лишний раз пользования прибором, но это было лучше, нежели сидеть на привязи и общаться с людьми только через имп. Подростком Эр хотел действий, приключений, веселья, и родительские опыты ему осточертели своей бесполезностью. Как это свойственно химерикам, а особенно парням в юношеском возрасте, Эргер совершенно не принимал всерьез риски и вместо того, чтобы учиться избегать опасности, напротив, тренировался в изворотливости, ловкости, силе, все больше шел на риск, оттачивая навыки собственного тела. Незаметно для себя он постепенно становился адреналиновым наркоманом, привыкая к постоянно сопровождавшему его риску.
Тогда Эргеру было всего лет четырнадцать, впрочем, он не был тщедушным и замордованным ребенком: с виду вполне нормальный подросток, с какими общался с момента создания катерайзера, с коими совершал безумства, искал новых ощущений, набирался опыта во всех доступных кауситам областях. Уже тогда он старался выделяться среди других, желал быть скорее «исключением», нежели «отклонением» от нормы. Учился бороться со своими страхами перед болью и намеренно нарывался на драки. Друзья, знавшие об ошибке кода, обеспечившей парню постоянный риск, не отдавали отчета в том, что могут стать причастны к его смерти, и нередко пользовались этим знанием в спорах. Привязанности и доверие рушились, оставляя невидимые метки не на теле, а в памяти каусита. Так что с юношества Рейт научился одной простой истине:

  Если кто-то знает о твоей слабости – он обязательно надавит на нее.
Если не знает – может надавить на мозоль совершенно случайно.

В будущем именно это осознание диктовало химерику защищаться от случайностей. И лучшим способом для этого он посчитал создать о себе громкий, буквально кричащий образ агрессора, при полном сокрытии факта наличия у него отклонения. Он хотел заведомо отбить у потенциальных оппонентов желание уколоть его в спину.
Шрамы, о которых никто не должен был узнать – скрывались при помощи биотеха, играющие ему на руку – напротив, оставались напоказ. В мире, где любая информация и любые технологии общедоступны, где все химерики изначально равны между собой, а почти любое отличие легко устранить – единственным не общедоступным хранилищем информации была голова химерика, и единственным достойным способом выделиться – именно характер. Рейт, с присущим ему, как и многим химерикам, подростковым максимализмом, долго совершенствовал образ беспринципного агрессора. А со временем и сам начал верить, что является таковым на самом деле.

Не удивительно, что этот мир умирает. Он не имеет смысла существования.
За десять лет до появления «Игры», Эргериона уже полностью поглотил его собственный образ, а вместе с ним и мир развлечений Каусы. Как и все скучающие химерики, Эр участвовал чуть ли не в любом кипише, добивался внимания модифицированных красоток, менял связи так быстро, как только мог, модифицировал собственное тело, принимал разного вида наркотики, и вообще жил на полную катушку, коротая скуку в постоянной нехватке удовлетворения. Ему не хватало риска, зависимость от адреналина заставляла его гореть совершенно не миролюбивыми теориями, потому как существование в таком мире как Кауса казалось бесцельным, бессмысленным, незначительным и ненужным, и собственная жизнь начинала терять свою ценность.
Именно тогда Эргер впервые совершил переход в другой мир, совершенно внезапно, без каких-либо повлиявших на открытие способности событий. Он просто «вдруг» перешел: одно окружение сменилось иным. И, конечно же, его закинуло в неприятности, будто Спираль решила исполнить желание заскучавшего пробужденного. Впрочем, если бы не интерес к новым мирам, возможно, характер Рейта развился бы иначе. Скука и нехватка адреналина уже начинали сводить его с ума, и кто знает, чем бы это в итоге закончилось, если бы не внезапное «пробуждение».
Самоубийца, лезущий на рожон.
Все возможные миры Химерик изучил от и до уже спустя несколько лет активных скачков, и, хотя в них он нашел много интересного для себя – скука, опаснейшая болезнь Каусы, все равно начала подбираться к нему снова.
«Игра» заинтересовала его сразу, как только появилась, но первые пару месяцев Рейт не участвовал в поединках, он только наблюдал, подключаясь к охотникам или жертвам через имп. Испытываемые теми и другими эмоции завораживали мужчину, разжигали его. Он неосознанно учился, подмечая в поведении жертв или охотников то, что еще не прошило просторы информационных сетей импа. И чем больше Эр замечал для себя, чем больше привыкал к искусственным «чужим» эмоциям, тем больше он убеждался, что хочет участвовать лично.
В тот день, когда «Игра» перешла на новый, смертельный уровень, Эргер уже окончательно определился со своей ролью, и вышел на поле с новехонькими встроенными в кибер-протезы рук стабилизаторами прицела, подсоединенными к мозгу, и все его последующие модификации были нацелены не на уникальность и красоту, а на пользу в «Игре». Именно чистые, неподдельные, собственные эмоции в такой охоте стали его лучшим лекарством от бесцельности бытия. Сперва удовольствие ему приносили сами убийства жертв, а целью игры для Рейта было поскорее выследить и убить. После, когда число убитых перешло определенную границу и осознание чужой смерти от его руки уже не так щекотало нервы, Эргер постепенно стал превращаться в охотника. Он исхищрялся в умении подойти близко к жертве, но дать ей уйти. Лишь для того, чтобы снова настичь с другой стороны. Теперь он упивался эмоциями противников, загнанных в ловушку, противников, обретающих и тут же теряющих всякую надежду выйти живыми. Он играл с жертвами, как кот с мышью, и вместе с этим терял последние остатки доброты.

8. Профессия:
Игрок.

9. Характер персонажа:
               «У каждого человека три характера: тот, который ему приписывают;
                тот, который он сам себе приписывает;
                и, наконец, тот, который есть в действительности.»

Что ж, химерики в этом плане мало отличаются от людей.
Наряду с бесстрашием Эргеру, как Игроку, приписывают излишне агрессивное поведение, беспощадность и жестокость, бескомпромиссность и неуступчивость. Таким его видят большинство химериков, с которыми Рейту приходилось пересекаться. И не просто так. Эргерион самолично напускает на себя маску безразличия к чужим чувствам, желаниям, и, тем более, проблемам. Он не один год работал на славу о себе, чтобы в итоге она работала на него.
Эргер – игрок, и он больше предпочитает быть охотником, нежели жертвой. Он свято уверен в том, что лучшая защита – это нападение, пусть даже в моральном плане, а потому сам выковал соответствующую манеру поведения, показывая всем вокруг образ жесткого и напористого химерика. Непрогибаемость, несговорчивость – эти черты его лучшее предупреждение потенциальному противнику, который мог бы случайно посчитать Эра легкой добычей. Он не станет объяснять, что то или иное действие ему не приятно, и просить не делать так впредь. Эргерион ударит без предупреждения, чтобы раз и навсегда отбить желание хоть как-то его оскорбить, а вместе с тем и добавить в копилку своей репутации еще один дополнительный минус. Он вполне отдает себе отчет в риске однажды поплатиться жизнью за подобное поведение, но риск и адреналин давно стали для него особым наркотиком.
Если же пробиться сквозь толщи напускной агрессии, можно сказать, что этот химерик просто безумно дорожит своим душевным состоянием, что безразличие – только защита, а сам каусит вполне умеет и дорожить связями, и уважать противников, и даже поддержит в трудную минуту приятельскими объятиями (а может и тычком в бок, тут уж как выйдет). Что вся агрессия и непоколебимость – только тщательно проработанный образ, из которого Рейт почти не выходит. Разрушь его – и увидишь, что бесстрашие его касается только боли, а играя со смертью – он вовсе не стремится попасться в ее лапы. Что он не любит подпускать кого-либо слишком близко к себе именно потому, что чрезмерная привязанность для Рейта превращается в одержимость, попытку полного контроля и, как бы противоречиво это не звучало, размягчает его характер. Ведь обычно он не слишком задумывается о манерах и чувствах других, но по отношению к этому человеку (кауситу) он становится куда более уступчивым, доверчивым, боится чем-то задеть. Наступает эдакая стадия самонеопределенности, когда Эр, привыкший со всеми и всегда вести себя эгоистично и бестактно – вдруг поддает сомнению каждый свой шаг и разрывается в непонимании, как же ему все-таки действовать. Словно расщепляется на две разные личности, которые никак не придут к единому мнению. Это плохо заканчивается и тяжело переносится химериком, так что держать окружающих его  химериков, людей, и вообще кого угодно на расстоянии – личный выбор, сделанный разумом, но не сердцем.
Его гордость на самом деле легко задеть, отчего Эргер довольно вспыльчив, несдержан. Он дико ревнив, но ревность старается скрывать, считая слабостью не меньше, чем привязанность к кому-то. Собственник. Тщеславен, любит чувствовать себя центром вселенной, обожает внимание противоположного пола, чем больше вы его боготворите – тем больше шансов, что он придет к вам вновь.
На самом деле правдив, и нередко обижает своей субьективной правдой. Эгоцентрист до мозга костей. В тайне ощущает нелепую необходимость в человеческом доверии, но не признает ее ни в коем случае.
Однако же стоит понимать: то, что Эргер о себе думает или пытается показать — вовсе не обязательно является правдой. Он может не быть лучшим из лучших на самом деле, но слава о его агрессии, жестокости и непредсказуемости заведомо должна заставить противника метаться от мысли к мысли: «Что он предпримет? Как мне поступить? Вдруг он предугадает мой шаг и нападет со спины? Действительно ли он совершил ошибку мне в пользу, или это очередная уловка кота, играющего с мышью?» А все мы знаем, что метания и беспокойность не идут на пользу сосредоточенности. Напустить страху – уже полдела для победы.

10. Пробный пост:

Последний раунд.

Стоя в засаде, Эргер перезарядил правый, более используемый болтер. Медленно, стараясь не издать ни звука, задвигая очередной элемент, он состыковал рукоять. Тень почти бесшумно скользил у старого разбитого аэрокара, футах в пятнадцати от него, и не видел химерика только потому, что его капюшон уменьшал обзор. Впрочем, пару мгновений спустя он уже повернулся, и неприкрытые вовремя глаза, бликующие цветным мельтешением обрабатываемой информации, выдали Рейта с проводами. Благо, перезарядиться он успел, и тут же отскочил вправо, за полуразрушенную стену здания, потому что дикрайзер Тени пустил разрывную иглу прямо в него.
Разбитый застенок, где Эр был всего мгновение раньше, тут же затрещал, посыпалась обмокшая от дождя штукатурка. Эргер пустился в темноту того же здания, но лишь чтобы выйти из него с другой стороны: перепрыгнуть через раздробленную раму старого окна и обойти противника сзади.
Тень действительно бросился вглубь.
Неприятный осадок осознания, что его против воли выдвинули на роль «жертвы», не давал покоя Рейту первых двадцать минут. Игра запланирована всего на час, итоги подсчитывались каждую его треть. Эр, в неизбежной необходимости прятаться и избегать попадания игл или лезвий, постоянно следил за Тенью на расстоянии. Тот же пускал в ход свой арсенал и не мало подпортил и без того полуразрушенную архитектуру местности. То ли бросал вызов, то ли показывал превосходство. Он вполне мог идти посреди улицы не скрываясь, отличная защита экзоскелета предохраняла даже против болтеровского снаряда, и Эргер был уверен, что капюшон Тень не снимает по той же причине. Иначе просто не было смысла сужать видимость нелепым элементом одежды, не дождя же он боится?
Следующую треть игрового часа Эр, уворачиваясь, скрываясь в провалах черных стен, заставлял противника израсходовать как можно больше игл из барабана. Короткие очереди тщательно просчитывались химериком: четыре иглы… две.. восемь... А всего сто пятьдесят. Ему нужно было выгадать те несколько секунд, пока Джордан останется без снарядов, пока будет менять барабан. Приходилось провоцировать на растраты, рискуя собственной шкурой.
И наконец последний раунд, по завершении которого, если никто не умрет, победу одержит набравший больше зрительских подключений, а это, ясное дело, будет игрок, показавший самую эффектную игру. То есть – Тень. Но Эргер того не допустит.
Внезапный прыжок и сдвоенный выстрел: одновременно два болтера пустили боеприпасы вглубь помещения, куда вошел оппонент, а сам химерик, сгруппировавшись, перекатился к углу здания, вскочил, и метнулся к другому окну. Снова сдвоенный свист. Точное попадание в затылок по капюшону не дало никакого эффекта, разве что Джордан легонько подался вперед, сдерживая почти погашенную материалом отдачу. Из такого делают оки, новейший вид безотказной брони. Как и ожидалось. Выходит, лицо – единственная часть, которую хоть как-то можно повредить, но как раз лицо к лицу у Рейта нет шансов, пока дикрайзер Тени наготове пустить заряд.
Приходилось изворачиваться.
Тень вскинул руку с оружием даже не повернувшись, разве что слегка, по инерции. Эр стремительно бросился прочь, и новая очередь разрывных игл – кажется, восемь поочередно – прошила стену. Старая кладка разлетелась осколками кирпичей, оставив только голые железные прутья, бедро Рейта прошило болью. Не от иглы, благо, это вывороченный прут врезался в кожу. Плохо, но терпимо. Эргер не стал бесполезно тратить боеприпасы и скрылся за углом еще одного узкого здания. Стена его была разрушена настолько, что там, внутри, в блеклых отсветах неонов жилой части города, можно было увидеть провал в подвальную часть. Рейт бросился туда в надежде выиграть время и прижечь рану катерайзером, случайно задел какой-то обломок, и тот с грохотом свалился вниз, выдавая место дислокации химерика противнику. Передумав, мужчина спрятался в затемненном углу, все-таки не спустившись вниз.
Тень, явно раздраженный, вышел из-за проломленной кирпичной кладки и двинулся к подвалу. Его уверенность в собственной непробиваемости чувствовалась за версту, но до сих пор он попадал в Эргера разве что осколками. Рана на бедре кровоточила, плотная ткань штанов набиралась влаги. Он ждал, пока Тень прыгнет вниз, но тот оказался не столь глуп, а может оглянулся на всякий случай. Это было слишком близко для выстрела болтером, подобие авиационного снаряда просто не успеет раскрутиться.
«Е..ть.!.» – только и успел выдохнуть Эргер, отскакивая и группируясь. Первая игла раскрошила штукатурку над его головой, последующие следовали попятам, обдавая пылью и острыми гранями кладки, пока он не скрылся за целой на вид колонной. В темноте здания он ориентировался лишь при помощи функции ночного видения.
Дыхание Эргера сбилось от такой близости смерти. Адреналин мощной волной прокатывался под кожей, горячил кровь, ускорил в разы сердечный ритм, но вместе с тем и будто прояснил сознание. Пока Тень обходил колонну с другой стороны, не растрачивая иглы без пользы, Эр внезапно выскочил и выстрелил, на этот раз не сдвоенно, а с задержкой. Первый снаряд устремился в лицо оппонента. Впрочем, Эр знал, что он успеет отвернуться, того и ждал, именно потому второй боеприпас ударил в выставленную, готовую уже зажать палец в выстреле правую руку, в надежде просто выбить оружие. Не вышло. Палец залип на крючке, иглы посыпались из дикрайзера долгой, бесконтрольной очередью, Эргер, едва успевший скрыться снова за колонной, шумно и часто дышал, закусив до боли нижнюю губу. Один его кибер-протез провис бесполезными ошметками на паре обугленных проводов, торчащих из плеча, а штукатурка с колонны и стен впереди продолжала рассыпаться по помещению. Пока, наконец, не опустошился весь барабан.
Тень чертыхнулся. Впервые за все время Игры Эр услышал его голос, слишком знакомый, чтобы не вспомнить. Джордан Корри. Один из его старых «друзей», знавших об «отклонении ген».
Рейт не стал дожидаться, пока Тень сменит патронник, он выстрелил в противника молниеносно: примерно на уровень подбородка, не скрытого ни воротником, ни капюшоном.
Но буквально за микромгновение до того он, как в замедленной съемке, видел, как Джордан, бесполезно зажав крючок игольника, одновременно сощелкнул другой затвор, пока не знакомого, добавленного с обновлением блока, и дикрайзер с хлопком выплюнул капсулу с кислотой. Шея, в опасной близости к сонной артерии, зашипела, загорелась адски болезненно, Эру показалось, что его кожу и мышцы разъест до самого позвоночника. Сверхпрочная же ткань капюшона оппонента закрыла зрелище разрываемой в месиво головы, только на грудную часть экзоскелета вылились влажные ошметки плоти и черепной кости. То ли Тень самоуверенно надеялся, что Рейт не пробьет, не попадет в единственное незащищенное место, то ли он не успевал отвернуться.

Что ж, не важно кто шел впереди, последний раунд определил победителя.

Даже если сейчас он корчится в попытке прижечь горящую до судорог во всем теле шею.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-10-29 16:13:23)

+1

2

ЗАКОНЧЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ


НЕ ЛЕЗЬ КО МНЕ В ШТАНЫ

"]

http://s7.uploads.ru/VTc0D.jpg


Ссылка на эпизод

Участники:
Бэнту Дари, Эргерион Рейт.

Место и время действия:
Кауса, полтора года назад, поздний вечер.

Общее описание:
Бэнту попадает в Каусу в самый центр увеселительной программы, и решает по-тихому свистнуть кое-что у очень занятой друг другом парочки тамошних жителей. Может, с кем другим это бы и прокатило, тем более, что воровство химерикам мало знакомо, и о сохранности своих вещей кауситы заботятся не столь рьяно. Вот только Бэнту решила украсть особый, улучшенный болтер Эргера, а киборг не любит расставаться со своим оружием, и тут же пускается в погоню.

http://s4.uploads.ru/AOLvs.jpg


ПРЕРВАННЫЕ ЭПИЗОДЫ


СМОТРИ В СЕБЯ

http://s7.uploads.ru/VTc0D.jpg


Ссылка на эпизод

Участники:
Фрай, Эргерион Рейт.

Место и время действия:
около 14 лет назад, Кауса.

Общее описание:
Двухмесячный роман с одним из местных жителей у альгии заканчивается более, чем трагично: выслушав слова девушки о том, что им лучше разбежаться, химерик просто-напросто сигает прямо в Нокс, оставляя свою возлюбленную в полном шоке. Не понимая, свидетельницей чего стала только что, Фрай бредет по улице, натыкается на какого-то каусита и просит того запросить данные о погибшем через имп, не веря в случившееся.
Но имя отсутствует в базе...

http://s1.uploads.ru/UfQS4.jpg


ЗНАЕТ КОШКА, ЧЬЕ МЯСО СЪЕЛА?

http://s7.uploads.ru/VTc0D.jpg


Ссылка на эпизод

Участники:
Марсири, Эргерион Рейт.

Место и время действия:
~2 года назад, Кауса.

Общее описание:
Первое в жизни участие Эргериона в Игре, где цель - убийство, а не поимка противника. Прекрасно загоняя свою жертву, Рейт даже представить не может, кто и каким образом помешает его победе.

http://s2.uploads.ru/wKXuO.jpg


NIGHT OF STAR GAMES. ПРОШЛОЕ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

http://s7.uploads.ru/VTc0D.jpg


Ссылка на эпизод

Участники:
Бэнту Дари, Эргерион Рейт.

Раздел:
Что-то невразумительное.

Общее описание:
Когда это было — не сказать. Да и было ли? Возможно, это произойдет через пару лет. Может, этого мира давно уже нет, а может он только готовится расправить крылья. Небольшой отрывок из прошлого, которого не было, сон, который не приснился ни одному из нас. Праздник, о котором вам еще только предстоит услышать: Ночь звездных игр, когда электричество угасает по всей планете, чтобы его заменили огни костров и полярное сияние небосвода. В такую ночь нет места борьбе: никаких приключений, никаких перестрелок и погонь. Эта ночь для интимных касаний, поцелуев украдкой, для того, чтобы запомнить или своими руками создать Светлый момент. И не важно к какому времени отнести, в равной степени это может быть как прошлое и будущее, так и настоящее, только где-то в параллельной вселенной, пошедшей по другой ветке развития событий. Это наш подарок друг для друга. Только для двоих.

http://s4.uploads.ru/AOLvs.jpg


0

3

ДОСТУПНЫЕ УМЕНИЯ


РАСОВОЕ УМЕНИЕПобедившие чуму

ИЗУЧЕННЫЕ УМЕНИЯТехнологическое превосходство
(пассивное умение)
Сильный ген (пассивное умение)
Барьер (активное умение)
Обман зрения (боевое умение)
Творец (активное умение)
Голоса в голове (активное умение)

СОБРАННЫЕ РЕАЛИИРеалии II
Реалии X

0


Вы здесь » Фантазис » Кауса » Эргерион Рейт. «Самоубийца, лезущий на рожон»