Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Не лезь ко мне в штаны


Не лезь ко мне в штаны

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

Заявка.

Название флэшбэка: Не лезь ко мне в штаны

Общее описание: Бэнту попадает в Каусу в самый центр увеселительной программы, и решает по-тихому свистнуть кое-что у очень занятой друг другом парочки тамошних жителей. Может, с кем другим это бы и прокатило, тем более, что воровство химерикам мало знакомо, и о сохранности своих вещей кауситы заботятся не столь рьяно. Вот только Бэнту решила украсть особый, улучшенный болтер Эргера, а киборг не любит расставаться со своим оружием, и тут же пускается в погоню.

Предполагаемые участники: Бэнту Дари, Эргер

Предполагаемые место и время действия: Кауса, полтора года назад, поздний вечер

Дополнительная информация: Первая встреча двух нелюдей, чьи дороги еще не раз пересекутся на одном витке спирали.
Помощь не требуется.

Принято. ПС.

0

2

Визуализация

  http://s5.uploads.ru/t/ka5DG.jpg

Сссамозарядный, – протянул Рейт довольно, вжимая в неоновую колонну высокую, не многим ниже его самого девушку, обтянутую ярко-алым латексом в цвет короткого ежика волос. Локтем одной руки он уперся в сияющий каркас, другая откровенно скользила по бедру красотки. Ткань латексной узкой юбки собиралась в тонкие складки, большой палец недвусмысленно вжимался с внутренней стороны, прямо в скольжении вверх, пока не уперся в явную преграду. Белья под юбкой не обнаружилось. Рейт, хищно усмехнувшись, намеренно отвел руку за свою спину, решив не портить аппетит слишком быстрой победой. Выудил болтер из-за ремня, и, наставив дуло прямо в подбородок красноволосой, щелкнул предохранителем.
Полуреактивные снаряды с корректируемой траекторией… – продолжал он нахваливать оружие, улучшенное для него под заказ одним гениальным инженером. Холодная сталь коснулась кожи подбородка девушки, та подалась грудью вперед, чуть запрокинула голову, и Эргер заскользил дулом вниз, по шее, ключицам, груди, повторяя траекторию всех углублений и выступов. Горячее дыхание с его губ обжигало возбужденной красотке висок, пока болтер опускался все ниже и ниже, иа потом и вовсе нырнул под узкую юку.
Убийственная разрывная сила, одного выстрела достаточно. Нужно только нажать на этот рычаг… – уже хрипло раздалось у женского уха, ушная раковина которого сверху и до середины была модифицирована декоративной сталью с узорчатой инкрустацией. Эр прошелся прохладным железом по нежным складочкам, и одновременно толкнулся пахом в бедро красотки, отчего создавалось впечатление, будто говорит он вовсе не о спусковом крючке оружия. Красноволосая тихо простонала, чувственно прикусила нижнюю губу и сорвано выдохнула.
– Ты дашь мне им поиграть?
Произнесено это было очень тихо: в шумном помещении, полном галдящих, спорящих, а то и трахающихся кауситов, где громкость музыки вибрировала по поджилкам, ее слова сложно было бы расслышать. Эр уловил только ветерок от ее голоса, преобразуя кохлеарным имплантатом в сказанные слова, но его затуманенный разум уже отдалился от мыслей о болтере. Неприлично острые, со стальными наконечниками коготки заскребли по ткани рубашки мужчины, сковырнули одну пуговицу,  другую, начав сверху вниз, затем и третью. Дурацкие допотопные застежки явно быстро надоели красотке, и она, вдруг раздраженно коротко зарычав, ухватилась за обе полы, и рванула ткань в стороны. Пуговицы разлетелись по сторонам, а острые наконечники уже царапали испещренную шрамами кожу.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-01 21:48:36)

+1

3

Бэнту тут уже бывала. Первый раз ее сюда закинуло случайно. Она оказалась посреди незнакомой улицы, было темно, а альм нервничал так, что она снова перенеслась обратно, стоило только подумать о доме. Теперь она была готова к незнакомому миру. Нож в ножнах приятной тяжестью оттягивал ремень ее узких брюк, темно-бардового цвета. Поверх черной футболки маленькая, кожаная куртка с заклепками.
Улица была освещена яркими неоновыми вывесками. Она была тут днем, но все было серо и тускло. А сейчас город преобразился, словно приветствуя Бэнту.
Альм был неспокоен, то терся у ее ног, то забирался на плечи и тыкался мордочкой в ее распущенные волосы.
— Ну тише ты, — попыталась успокоить его Бэнту, — Сходил бы тоже прогулялся.
Зверек пискнул, и спрыгнул с ее плеча на землю, а затем быстро скрылся за углом одного из домов. Она не боялась за него. Если ему будет грозить опасность, она это почувствует. Медленно ступая по плиткам тротуара, Бэнту с интересом разглядывала все, что улавливал ее взгляд. Больше всего ее завораживали люди. Их необычные прически, внешний вид, и тела... у многих они были... Она не могла подобрать нужного слова. Ненастоящие. Прохожие же будто не замечали ее, спеша куда-то по своим делам.
Она решила вновь наведаться в этот мир из-за Ару. Возможно тут удастся найти что-то, чем можно расплатиться с ним.
— Не меня ищешь, сучка?
Он возник перед ней внезапно, когда она засмотрелась на одну из витрин. Высокий, с широченными плечами, чем-то похож на Ару, и ее бросило в дрожь. Рука молниеносно легла на рукоять ножа.
— Где тут можно выпить?  — без какого-либо страха выпалила Бэнту, и посмотрела на мужика так, будто вот-вот перегрызет ему глотку, если он еще раз назовет ее сучкой.
К ее удивлению, тот  расхохотался и указал в переулок, а сам пошел дальше.
Бэнту свернула в нужном направление. Как и на Эхо, местный бар находился на неком расстоянии от людных мест. В конце переулка мигала разноцветными огнями неоновая вывеска в виде фигуры обнаженной женщины. У входа стоял огромный охранник, который так же не обратил на нее никакого внимания, когда она прошмыгнула мимо него.
Клуб бы больше по размерам, чем клубы Эгра. Необычная музыка была перегружена басами. Ей она не понравилась, но выбирать не проходилось. В помещении было людно, накурено. Она прошла через танцующую толпу и присела за барной стойкой с краю.
Внимание ее привлекла пара у стены. Мужчина и женщины. Он прижимал ее к стене, откровенно лапая, забираясь рукой под короткую юбку девушки. Бэнту волнительно заерзала на стуле, смотря на это, ощутив как в паху заныло от возбуждения. Но быстро отвернулась, позвав бармена.
— Налей мне... чего-нибудь.
Чем-нибудь оказался напиток янтарного цвета, который бармен плеснул ей в невысокий стакан. Она не знала названия, и вкус был отвратительно горьким, но вскоре от него приятно закружилась голова и девушка попросила еще. Взгляд ее продолжал блуждать по посетителям клуба, в поисках чего-то ценного. С пустыми руками возращаться она не намерена.

+1

4

Нет, – Эргер отрицательно мотнул головой, мгновенно выудив болтер из-под алого латекса, резко схватил оба запястья красотки, и немного грубо вжал их в колонну у нее над головой. Аловолосая шумно выдохнула, и выдох его сорвался в тихий стон. Стальная рукоять явно болезненно давила на косточки, и химерик, спустя несколько секунд, перехватил обе руки своей одной, чтобы снова спрятать оружие за пояс на пояснице.
Не касайся меня, если я не позволил, – произнес он раздраженно, хмуро. Рейт не хотел допустить, чтобы красноволосая разодрала его кожу. И дело не в переполненном баре, не в том, что кто-то может заподозрить, понять… Не в том, что Эргер до сих пор скрывал свое генетическое отклонение, и в его профессии охотника позволить кому-то знать, что с регенерацией тканей у него огромные трудности – было бы непозволительным риском. С таким знанием любой химерик имеет гораздо больше шансов против Эра, да, но причиной было вовсе не это. Рейт просто не любил позволять это всем. И, порою, довольно грубо обходился с особо непонятливыми сучками, любящими пустить коготки в ход.
В конце концов, упрекнуть его в трусости никто не мог. Все знали, что он один из лучших охотников. Может, не из первых, но довольно близок к тому.
Даже не кончишь без моего разрешения… – продолжил он, наконец натягивая полуусмешку и крепче сжимая пальцами два тонких, но отнюдь не хрупких запястья. Взгляд же остался тяжелым, и девушка замерла слегка сконфуженно. Рейт давил, а она явно была морально слабей, а потому едва не обмякла в его руках, выказывая готовность послушания.
Скучно. В ушах Рейта внезапно появился тонкий тихий звон, остальные звуки в помещении угасли на его фоне, отдалились, будто он находился в полной тишине, вибрация от мощных басов пробивалась дрожью по коже. Искусственные пальцы мужчины сжали чужие запястья до боли, стальные стыки протезов болезненно впились в живую белую кожу, и аловолосая сжала пальцы, напрягла в кулаки, губы её задрожали, а глаза вперились прямо в серые напротив, будто она пыталась понять, а не сошёл ли Эргер с ума, не стоит ли попытаться оттолкнуть, защититься.
Скучно. Слишком просто, слишком ясно, однообразно, пресно.. Он никогда не любил этого грёбаного послушания, он выходил из себя, зверел от скуки, если всё проходило слишком просто. Эру будто необходим повод разогнать в венах кровь, его тело требовало движений и адреналина. Скучно...

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-03 23:50:36)

+1

5

Просканировав взглядом некоторых посетителей бара, Бэнту снова перевала внимание на пару у колоны. На этот раз ее заинтересовал предмет, который мужчина держал в руках. Как поняла девушка, это было оружие. Оружие, которого не знают на Эхо. Ару любит оружие,  она видела у него огромную коллекцию различных мечей и сабель, и вероятно, он оставит ее в покое за эту вещь. Хотя бы не надолго. Алкоголь сделал свое дело. Бэнту была полна решимости завладеть этим предметом.  Она построила в голове план, по которому нужно было действовать четко и быстро.  Сделав последний глоток, и резко поставив стакан на стойку, девушка соскочила со стула. Она двигалась легко и непринужденно, а глаза горели, как у пустынной лисицы, которая вот-вот настигнет свою жертву. В крови зашкаливал адреналин, она любила это чувство опасности, и была зависима от него, не меньше, чем от «флэшбэка». Пара находилась от нее буквально в нескольких шагах. Огромная толпа танцующих тоже была ей на руку, в ней можно легко затеряться. Бэнту  оказалось рядом в одно мгновение. Резкое столкновение. Ее плечо об его спину и дело сделано.
— Простите, меня толкнули.
Проворковала она, одарив свою жертву наигранно робкой улыбкой. Почувствовал ли он, что в это время она его обокрала? Вероятно. А возможно он так увлечен своей женщиной, что не вскоре это поймет.
За те недолгие годы,  когда Бэнту  была предоставлена сама себе, она научилась выживать в преступном мире. Кража была одним из способов заработать себе на жизнь, и в ней девушка была хороша. Тот мужчина не должен был заметить, как она случайно столкнувшись с ним, незаметно вынула странный предмет из кобуры. Болтер уже находился в ее сумке, что была перекинута через ее плечо, а сама девушка спешно покидала клуб, расталкивая локтями танцующих.
На улице уже стояла глубокая ночь,  Бэнту вылетела из клуба и бросилась бежать, стараясь при этом держаться в тени, не попадая под свет фонарей и вывесок.  Она обернулась лишь однажды, заметив позади себя чей-то силуэт. Сердце учащенно колотилось в груди, но паниковать она не собиралась. Она свернула в один из переулков, и начала мысленно звать альма. Он был далеко. Чувство тревоги становилось сильнее.

Отредактировано Бэнту Дари (2017-11-02 22:07:49)

+1

6

Ещё секунда, две, и он готов был во внезапном порыве впиться сильными чёрными пальцами в тонкую шею. Тишина давила, раздражала, скука снова начинала влиять на него, тянуть на дно к худшим из мыслей, к отвратнейшим из намерений. Ещё секунда, или две... Но внезапный толчок со спины заставил его вжаться грудаком в мягкую, обтянутую латексом грудь кауситки, и почти сразу же киборг ощутил облегчение на ремне: увесистый, хоть и компактный по-своему болтер больше не оттягивал кобуру вниз. Это явно не просто столкновение танцующих в алко-нарко-укуро-угаре.
Словно в замедленном режиме Эр ослабил растерянно хватку. Он даже не мог подумать, что кто-то решит позариться на его оружие, он просто не сталкивался с таким никогда, но обернулся достаточно резко, чтобы увидеть.. Это мог быть друг, решивший подколоть, это могла быть очередная красотка, решившая сообразить на троих, это мог быть кто угодно. Но все, что Рейт увидел, это ослепительно белую на фоне смуглой кожи лица улыбку. Улыбку настолько наигранную, что это вызывало вопросы, и, возможно, Эр вытряс бы их из незнакомки, не развернись она и не дай дёру в тот же миг.
Ч-черт! – выругавшись, Рейт мигом забыл о зажатой девушке. Модификаций у незнакомки явно было не много, она хоть и была быстра, но в пределе обычного, так что киборг мигом бросился за ней, оставив алую наедине с собой: ни извинений, ни просьбы подождать, ни попытки сгладить исчезновение – ни слова вообще. Просто отпустил резко, и сорвался в погоню. Уже на бегу взялся за рукоять второго, не улучшенного но не менее опасного болтера за поясом, помедлил мгновение, вспомнив о полицейских дронах Р-Альфа, и отпустил с досадой на лице, снова чертыхаясь. – Да твою ж..! – придётся охотиться не по правилам Игры. Придется обходиться без огнестрельного оружия. Непривычно. Неудобно. Ново.
Если он попытается выстрелить – скорее всего, умрет сам, а жить, отчего-то, хотелось, пусть даже парой секунд ранее мужчина мог ещё поспорить, стоит ли оно того.
Продираясь сквозь танцующих, а-то и матерящихся химериков, которых оттолкнула убегающая брюнетка, Эргер перескочил через пару столов (один опрокинув, совершенно случайно), потерял несколько бесценных секунд, дающих девушке фору и, наконец, вырвался на улицу. Резкий стоп, замотал головой вправо-влево, ища беглянку, и, найдя, пустился за ней.
Темноволосая убегала быстро, отдельные длинные пряди развевались от скорости бега, создавая впечатление шлейфа.
Ветер бил в лицо и в обнаженный грудак, охлаждая горячность охоты; не застегнутые полы рубашки раздражающе мешались, постоянно заплетаясь под локтями. Умные линзы постоянно цепляли в фокус бьющиеся кончики и раздражали этим.
«Завтра нужно наведаться к Рейву, пусть подправит грёбаный ретинальный монитор, он явно дал сбой после последнего провала под обломки.»
А Торри хоть и псих похлеще Эра, но профессионал своего дела, химерик не удивится, если однажды Рейв побьет все запреты и создаст какой-нибудь Р-бета-ИИ на основе нано-технологий. Обязательно предназначенный для убийства вне Арены, конечно же, ну, чтобы уж если нарушать законы – то сразу все три.
Впервые столкнувшись с явлением кражи в самой Каусе, Эргер был уязвлен до глубины души, ведь, выходит, это именно он сам виноват, что разгуливал с бесценной игрушкой не заботясь о ее сохранности. Тем более, что в иных мирах, где он успел побывать, воровство распространено не мало, и сам Эр имел дело с этим, так что не стоило забывать о том, что такое возможно, пусть он и находится в родном. Не стоило обольщаться, что здесь он в полной безопасности от досадного явления.
Безумно хотелось крикнуть что-нибудь вслед воровке, но гордыня не позволяла: любое «Стой», «Верни» и подобное – будут звучать невероятно глупо. Потому что не остановится. Потому что не отдаст, если Эргер сам не поймает и не отберёт силой. А потому он лишь мысленно покрывал воровку всеми возможными ругательствами, маневрируя по её следам поворот за поворотом, проулок за проулком. Она избегала ярко освещённых неоном улиц, держалась более тёмных, безлюдных. Расстояние между ними сокращалось медленно, но неумолимо, и Эргер не потянулся за брюнеткой в очередной проём между зданий. Виртуальная карта раскрылась перед глазами, видимая только ему: там будет тупик, единственный путь для отступления девушке – вправо, то есть прямо параллельно этой же улице, но в противоположную сторону. Усмехаясь такой удаче (неужели девчонка не понимала куда бежит?) Рейт резко бросился вправо, в переулок поярче, обогнул здание, повернув влево, прямо наперерез беглянке. Здесь он и встретил её, победно усмехаясь.
Попалась. – выдохнул он гортанно, полный удовлетворения сему факту. Ей некуда деваться, только если броситься обратно, но мужчина снова обогнет здание и окажется перед её лицом. – Не советую возвращаться назад, – качнул он головой, злорадно усмехаясь, и уже медленно, как хищник, не желающий спугнуть свою жертву, шагая по направлению к темноволосой незнакомке. Объяснять причину он не стал. Во всяком случае, если девчонка и не последует совету, у него всё ещё будет шанс не дать ей уйти и поймать. А осознай девушка, что загнана в угол – кто знает, на что она способна и на что она пойдёт?

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-05 16:32:56)

+1

7

На ночной улице стало прохладнее, но Бэнту даже не ощутила этого. Кровь вскипала у нее в венах, а сердце колотилась на пределах возможного.  Волнение и тревога нарастали. Альм был где-то далеко, а без него переместиться она не могла.  Мужчина шел по следу, как ищейка, ей не нужно было оборачиваться, чтобы знать это. Она чувствовала его каждой клеткой своего тела. Нагоняет. Девушка старалась держаться, но страх постепенно сковывал ее конечности. Давно она не испытывала этого противного, жалкого чувства, и ее это раздражало. Незнакомый город с его темными закоулками будто отторгал ее, куда не кинься — тупик. Еще бы, она тут чужая, да еще посмела забрать то, что ей не принадлежит. Какая же это была глупая идея. Ее мастер всегда говорил ей, что противника надо выбирать себе по силам. Нужно думать, просчитывать все наперед, всегда иметь ходы отступления. Но она была бы не Бэнту, если бы не стремилась взобраться на все вершины, стать лучшей, первой.
Он все ближе, а она на распутье. Либо идти к той улице, откуда пришла, и затеряться в толпе прохожих, либо нырнуть в какую-нибудь подворотню и отсидеться в тени.  Силуэт позади нее пропал. Неужели она оторвалась? Дыхание девушки было сбито, кровь стучала в висках и мешала думать. Повернув за угол, она прижалась спиной к холодной, сырой стене какого-то строения. Нужно было перевести дух, и понять, где она находится.  Кажется она потерялась.
— Где же ты...
Телепатическая связь с альмом была слаба. Она не понимала почему. Возможно так на нее повлиял напиток, который она выпила в баре, а может этот мир действует на нее так. Ей нужно собраться и идти дальше, на тот слабый сигнал, что посылает ей зверек.  Переулок, в котором она оказалась, с двух сторон  окружали высокие, мрачные стены. Под ногами то и дело попадались пустые банки из под пива, рваные куски газет, да и запах был как в помойной дыре. Она ускорила шаг, но через несколько метров встала как вкопанная. Путь ей преграждала высокая, металлическая решетка.
— Ччччерт! Невероятно!
Черты лица Бэнту ожесточились. Каждая мышца ее тела была напряжена.  Окинув взглядом преграду, и оценив свои возможности, она решила отступить назад. Буквально в нескольких метрах был проход, который снова выведет ее на главную улицу.  Ускорив шаг, девушка двинулась к спасительному, как она полагала, выходу, но не дойдя до конца, увидела его.  Он подходил медленно, уверенно, как хищник, который наконец загнал свою жертву в тупик и вот-вот готов наброситься. А она действительно была в западне. Позади нее решетка, а если повернуть обратно, он снова настигнет ее, так как  знает этот город, а она нет. Рука Бэнту медленно легла на рукоять ножа. Если он подойдет, она даст ему отпор, и ей плевать, на то, что этот человек вдвое, а может быть и втрое больше ее. Она ловка, мобильна и умеет владеть ножом, а его оружие у нее в сумке.
Его самоуверенная ухмылка бесила Бэнту, она оскалилась, ощерилась, всем своим видом напоминая дикого зверя, готового в любой момент броситься в атаку. Глаза направлены в глаза незнакомца, ладонь на рукоятке вспотела от волнения и перевозбуждения. Еще секунда и она готова была двинуться на него, но тут  краем глаза девушка заметила приоткрытое окно, оно находилось прям над мусорными баками, один из них был накрыт крышкой, и Бэнту злорадно усмехнулась.
Движения ее были легки, прыгучи и отточены годами. В одну секунду она рванула к баку,  оттолкнулась от земли и в прыжке взметнулась на него, тут же скользнув в приоткрытое окно.  Нет, просто так она не сдастся!
Помещение в котором оказалась девушка было огромным. Внутри находились стеллажи, заставленные коробками различных размеров. Несколько флуорисцентных ламп тускло освещали мрачные проходы. Бэнту знала, что мужчина последует за ней, но тут она может спрятаться, перевести дух, возможно незнакомцу надоест игра в «кошки-мышки», и он оставит ее в покое. Но все ее естество говорило об обратном. Он настигнет свою цель. Её.

Отредактировано Бэнту Дари (2017-11-04 01:48:52)

+1

8

Девчонка походила на загнанную в угол рысь, скалящуюся настигнувшему её зверю. Эргер буквально ощущал исходящую от неё решимость действий: она так легко не сдастся, не позволит себя захватить. Понимала ли воровка, что в конце концов у неё нет шансов избавиться от Эра, если только не убив, а последний вариант отпадает просто потому, что любой химерик с детства знает Третий Великий запрет? Может, и понимала, но всем своим видом показывала, что готова кусать и царапать, только не даться киборгу слишком быстро и просто.
В голове у мужчины тут же всплыли новостные полосы о загадочных смертях игроков вне Игровых полигонов. Страха не было. Он, слишком самоуверенный, просто не мог бы и предположить, что убийцей окажется хрупкая девчонка без должной прошивки. Он ведь, если захочет, размажет её в пыль. А потому мелькнувшая мысль тут же погасла под напором иных вопросов: например, зачем ей болтер Эргера, и почему бы ей просто не реплицировать точно такой же в ближайшей лаборатории?
Чем ближе Эр подходил, тем отчетливее видел её глаза, отвечающие прямым, решительным взглядом. Даже дерзким. В полутьме, в цветных отсветах неонов, он мог уже различить её торчащие из-за сбитых прядей волос заострённые уши: интересный способ выделиться, на его памяти многие кауситки украшали ушные раковины стальными навершиями или пирсингом, эта же явно поиграла с генной модификацией, потому что уши выглядели вполне настоящими, не пришитым имплантатом, а полноценной частью её тела.
Одна тонкая ладонь незнакомки напряжённо сжимала что-то у пояса. Мельком глянув вниз, Рейт понял, что это нож, а не огнестрел. Так где же болтер?
Не нервничай, крошка. – начал было Эргер, видя как девчонка судорожно ищет глазами любые пути к отступлению.
«Бросится.» – констатировал Эр про себя, и невольно напрягся всем телом, готовый отбить удар или отскочить от брошенного в его направлении лезвия.
Просто объясни мне...
И тут девушка усмехнулась ему. Эр запнулся, склонив вопросительно лицо набок, сощурив в непонимании глаза..
Она бросилась стремительно, пантерой взметнулась вверх, не к нему: к мусорному баку у стены и к оказавшемуся открытым над ним окну.
Ну что за долгие прелюдии? – выдохнул Эргер, смиряясь, не спеша направился туда же, перескочил через оконную раму и тоже оказался внутри. Странно, но эта ситуация, такая простая, обычная, как для Игрока, привыкшего к погоням, на этот раз не заставляла его скучать. Эр хотел настигнуть воровку. Интерес прожигал его изнутри: кто она и зачем сделала это? Просто заглянуть к ней в глаза, просто вытрясти признание, на кого работает паршивка, а возможно ещё и отыметь её так, чтобы отмывалась от его рук целый год. Не с тем связалась, чёртова девка. Для того, чтобы справиться с Эром, ей как минимум полагалось прошиться получше его самого.
Внутри было темно, пара флуоресцентных ламп под потолком не спасали – множество стелажей огромного склада умаляли проходимость света от одного к другому. Но визоры Рейта прекрасно справлялись с задачей ночного видения даже в своём неисправном состоянии, проблема была не в освещении, а в лабиринте стеллажей.
Её сбитое дыхание, слишком шумное для такого помещения с гуляющей акустикой, вело его по следу. Он не спешил: всё равно найдёт. Во всяком случае, дверь к выходу из склада за его спиной, и мимо мужчины незамеченной воровка никак не выйдет. Только бы и к окнам не подходила.. Но та, похоже, наоборот, углублялась.
Тяжелые ботинки киборга гулко ступали по пыльному полу. Размеренно, четко один за другим: без сбоев, секунда в секунду, как своеобразный метроном, отмеряющий мгновения до поимки. Акустика усиливала гул, растраивала в эхо, создавая обманчивое ощущение, будто он подходит сразу с трех разных сторон. Стоило бы и мужчине потеряться: вдруг красотка на самом деле тоже вовсе не за этими ящиками: но в отличии от незнакомки, Эргерион её уже лично видел. В тёмной нише между стеллажами, загнанная, затихла в надежде, что Эр её не найдёт.
Шаг... Он вырулил из-за угла, у неё со спины.
Шаг... Навис над её тонкой фигуркой чёрным силуэтом, протягивая руки.
Шаг и рывок. Рейт схватил девчонку за плечи и резко вжал в свой грудак сильными искусственными протезами рук.
Попалась. – произнёс он снова, тихо-тихо, чтобы не подхватило эхо, горячим выдохом над острым кончиком ушной раковины. А искусственные пальцы правой почти нежно заскользили по ключице вверх и цепко, чуть болезненно сжались на нежной коже шеи. – Где болтер?

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-05 18:15:08)

+1

9

Бэнту не могла отдышаться. Она чувствовала себя рыбой, выброшенной на берег. Даже не смотря на хорошую физическую подготовку, девушка задыхалась. Сердце предательски стучало. Быстро, учащенно, и ей казалось что он выследит ее по этим ударам, громким стуком заполняющие помещение склада.  Темнота в павильоне была ей на руку, огромные стеллажи бросали длинные тени, и ей было где укрыться, но она никак не могла установить связь с альмом. И это было еще одним поводом для тревоги.
Выглянув из-за угла,  девушка заметила промелькнувшую тень незнакомца, он был совсем близко.  Она не должна бояться, она должна напасть первая. Сумка с тяжелым оружием явно была помехой. Проскользнув в следующий проход, Бэнту заметила щель между коробками. Быстро скинув сумку с плеча, она затолкала ее в проем, запомнив цифры на стоящей рядом коробке, чтобы после вернуться. Отсутствие тяжелой ножи дало ей легкости, и немного уверенности в себе. Ее рука вновь легла на рукоятку ножа, девушка пригнулась, и крадясь пошла дальше. Теперь нужно было выследить незнакомца. Шаги его  эхом раздавались по павильону. Сложно было угадать откуда исходит звук. Бэнту же ступала тихо, ее ботинки без каблуков из тонкой кожи почти не издавали звука. 
Внезапно все затихло Девушка замерла. Ни раздающихся ухо чужих шагов, ни мелькающей тени мужчины рядом. В этот момент ей показалось, что она перестала дышать. Она так явно ощутила его присутствие позади себя... Его запах, его силу,  словно уже испытала это. И стоило только ей об этом подумать, как  ее рванули за плечи.
Сильные руки, металлическими тисками сжали ее предплечья так, что Бэнту вскрикнула. Ее волосы взметнулись, а потом рассыпались по плечами, а глаза испуганно уставились на незнакомца.  Он вжал ее в свою грудь и она почувствовала как жаркое дыхание касается ее щеки, прокрадывается к уху, а металлические пальцы смыкаются на тонкой шее. Перед глазами поплыло, но кончики пальцев все еще в надежде тянутся к рукоятке.  Надо только потянуть время, и она сможет.
— Большой мальчик потерял свою игрушку?
Не смотря на то, что дышать ей было трудно, и пальцы сжимающие шею причиняли боль, девушка не подавала виду. Ее большие глаза сузились, словно не он хищник, а она, на пухлых губах застыла дерзкая, сучья ухмылка. Пусть даже не думает о том, что ей может быть страшно. Хоть он на порядок выше ее, и сильнее. Его руки, как у машины, но и она не лыком сшита.
— Тебя мама разве не учила, что нельзя так обращаться с дамами? Отпустишь, может быть отдам...
Бэнту не принужденно замялась и тут же резко дернулась. Она понимала, что он не выпустит ее теперь, и не даст сбежать, но все же решила проверить, насколько он силен. Ее ладонь при этом резким движением  скользнула ниже, и ей почти удалось ухватиться за рукоятку ножа. Пырнуть разок другой и этот громила просто истечет кровью. Она в этом профессионал, знает куда ударить, чтобы смерть наступила как можно быстрее.
Не докончив фразы девушка затихла, какой бы сильной духом она не была, дышать ей уже откровенно было нечем. Взгляд ее стал острым и безжалостным, Бэнту стиснула зубы и резко схватилась за нож, но обстоятельства были сильнее ее.  Рукоятка просто выскользнула из влажной ладони и с металлическим лязгом упала на бетонный пол.

+1

10

Искусственные пальцы, сжимающие шею, почти по настоящему ощущали пульсацию крови в тонких венах под нежной кожей. Совсем реально Эргер чувствовал аромат волос красотки (а сейчас, вблизи, он действительно отмечал странную, какую-то слишком «натуральную», что ли, её красоту), а погоня пусть и ослабила возбуждение, но не отняла желания спустить напряжение. Он ощущал, что загорается снова. Медленно, секунда за секундой, долго, тягуче распалялся по новой, присутствие стройной незнакомки и эта дерзкая выходка, пожалуй, была ключом. Пальцы сжимались сильней. Эр боролся с глупым желанием вжать её в стену.
Где. Болтер. – повторил он раздельно, сцепя зубы и шумно дыша носом. Со стороны могло показаться, будто сдерживает злость. В принципе, в его случае вожделение и ярость – это почти одно и то же. А брюнетка только дерзко усмехалась, раздражая, заставляла Рейта желать раздавить её, но получить желаемое. Её сарказм только сильнее разжигал, она смотрела на него с ярым вызовом, и словно даже не чувствовала боли, отчего Рейту лишь сильнее хотелось эту боль причинить, больше, больнее, так, чтобы увидеть слёзы, чтобы...
Девушка дёрнулась и пальцы Эра ещё сильнее впились в тонкую кожную обшивку, перекрывая окончательно кислород. Его рука, как чаша хищной Дионеи, будет сжиматься тем сильней, чем больше будет трепыхаться жертва. Он уже не слишком хорошо соображал. Где-то на грани сознания он ещё помнил, что убийство чревато, но ему казалось, что он сможет себя остановить.
Не отпущу, пока ты мне не скажешь...
«Зачем тебе болтер, куда ты его дела, и вообще, кто ты такая, черт тебя дери?» – хотел продолжить он, но вместо последнего вопроса просто запустил анализатор личности. Он никогда не встречал эту девчонку, но Кауса на то и Кауса, что внешность можно изменить в любой момент. У Эра появилось тонкое подозрение, кем могла быть эта незнакомка, и он решил проверить тут же.
«Личность не найдена.» – последовал ответ. Имп не находил данных.
Эр запросил снова, затем ещё раз, но ответ неизменен.
«Личность не найдена.»
«Не найдено.»
И тогда до него вдруг начало доходить.
Хватка медленно начала ослабляться, шум в голове, безумное наваждение начало отступать, Эргер отвёл своё лицо от волос незнакомки, дабы видеть лучше: ещё раз пробежался взором по её необычно натуральному лицу с не совсем обычным цветом кожи, по совсем уж необычным заострённым ушам, каких он нигде и ни разу не видел, по губам, необычно для Каусы не покрытым яркой краской. А потом эхо разнесло по складу звук падающего предмета. Эргер, вроде бы, и осознавал, что упавший болтер издал бы совершенно иной звук, более тяжелый, гулкий, и что он не прокатился бы с таким тонким металлическим звоном по бетонному полу... Но взгляд сам собою упал вниз, на упавший клинок, будто мужчина искал для самого себя повод потянуть время, чтобы успеть понять, успеть решить, что делать с этой женщиной из какого-то совершенно незнакомого ему мира.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-05 23:08:42)

+1

11

Казалось, прошла целая вечность, будто время превратилось в резину, что тянется и тянется, и не видно этому конца и края. Бэнту скалилась,  ее смущал взгляд незнакомца, и это ее бесило. Она чувствовала себя слабой, и дело было даже не в физической слабости. Перед ее глазами пронеслась недавняя картинка из клуба, где этот мужчина вжимал в стену другую девушку, она вспомнила свои ощущения, и на секунду представила себя на ее месте. Ей хотелось того же, хотелось адреналина, жестокости, грубости. Не даром ее называют отчаянной, ведь чувства самосохранения у нее нет. И ее буквально влечет туда, где опасно, где пахнет смертью. А от него ею просто несло. Взгляд Бэнту стал более ярым, черты лица обострились, став хищными. Ей не в коем случае нельзя поддаваться своим слабостям. Он враг, а она, в данный момент, его жертва. И если она хочет выжить, и уйти целой, то ей нужно собраться и действовать более обдуманно, чем какое-то время назад в клубе.
Он и не думал ее отпускать, она читала это в его глазах, в каждом слове, в каждой ноте его голоса. Он получит свое. Такие, как он, всегда получают желаемое. И ей не надо знать законы этого мира,  этих людей, которые внешне хоть и отличаются от сидов, но внутри такие же. Все везде одинаковые! Кто-то сильнее, кто-то слабее. И везде выживают первые. А сейчас ей уж никак не хотелось быть второй.
«А сейчас, девочка, сконцентрируйся. Вспомни то, о чем тебя учили в школе боевых искусств. Дыши ровно»; говорил ее внутренний голос.
Звон металла продолжает дребезжать в ушах. Бэнту уже чувствует, как ошейник из металлических пальцев слабеет. Ее цепкий взгляд не упускает движения его зрачков. Он отвлекся. Ей хватит и доли секунды, она не упустит эту возможность. Она уже давно  приметила слабую точку на его сильном теле. Резко дернувшись и немного развернувшись,  Бэнту всадила локтем в кадык киборга.  Рука мужчины обмякнув, упала ей на грудь, и сползла по телу. Девушка резко пригнулась и ловко подобрала лежащий рядом нож.
В одно мгновение Бэнту выпрямилась, и злорадно усмехнулась, приняв боевую стойку. Она в любую секунду готова была броситься на него. И теперь, когда он пропустил первый удар, Бэнту чувствовала себя сильнее.
— Так о чем мы говорили ранее?
Ее глаза победно сверкали, но радоваться рано. Она понимала, что еще в тупике, и что он легко может вновь овладеть ситуацией.
— Не знаю я никакого болтера. Так что дай пройти. Или мой дружок окажется между твоих ребер!
Она кивнула в сторону своей руки, в которой сжимала нож. Лезвие опасно сверкнуло, отразив свет флуорисцентных ламп.
— Свали говорю!
Она почти кричала, тяжело дыша, все ее тело было напряженно, каждая мышца была актива и под контролем мозга. Всем своим видом Бэнту напоминала фурию, готовую ринуться в бой.

Отредактировано Бэнту Дари (2017-11-06 01:06:00)

+1

12

Упустил момент, потерял бдительность, позволив себе отвлечься. Эргер это понял сразу, увидев, как тонкое лезвие со звоном отскочило от серого бетона и снова упало, прокатившись пару сантиметров влево от него: паршивка пыталась его пырнуть! Взгляд серых глаз тут же резко метнулся к её лицу, но бесценные мгновения потеряны: Рейт не успел, брюнетка с полуразворота саданула по кадыку. Ещё на подлёте подмечая движение в свою сторону, Эр инстинктивно отклонился всем корпусом. Тело, наученное годами тренировок, сделало всё без участия сознания, это спасло от летального, всё-таки, если бы сучка всадила кадык со всей силы в трахею, вряд ли у Эра оставался бы шанс. А так вышло, что удар смазался, оказавшись опасным, но не смертельным.
Мир на миг вспыхнул взрывом нейронов в мозгу, Эра обожгло болью, непривычной, жуткой невозможностью вдохнуть. Если бы не искусственные линзы, ему на глаза наверняка навернулись бы слёзы, да и над телом Эргер временно утратил контроль, руки, съехав с фигурки напротив, судорожно схватились за шею. Он попытался вправить кадык...
Облегчение не пришло, только дышать стало возможно через несколько бесконечных секунд, пугающих своей новизной бездыханности, острой кислородной нехваткой. Но гордость не позволяла так просто отпустить воровку. Эргерион будет побеждён девчонкой? Да он сам удавится после такого!
Когда мужчина повернулся к брюнетке, она уже во всеоружии готовилась ударить или защититься, такая взлохмаченная, дерзкая, как настоящая необузданная дикарка: того и гляди зарычит. Эр вскипал изнутри, и боль пусть не ушла, но отступила на второстепенный план, не сковывая действия, а разжигая желание мести.
Он в миг посерьёзнел, выпрямился. Руки опустились вниз - не упали безвольно, а вполне контролируемо сжались в кулаки. В глазах застыло пламя ярости, но Эргер не скалился, минимум напряжения на его лице.
Он не отошёл не смотря на слова дикарки. Заведя одну ладонь за спину, Рейт преспокойно достал второй, не улучшенный, но такой же разрушительный пистолет.
Вот это – болтер, – произнёс он стальным, ровным голосом, в котором можно было безошибочно распознать: больше никаких шуток. Уже никакого хвастовства любимым оружием, никакого сарказма или самомнения. Сейчас он являл собою чистую сингулярность. «Микросекунда до взрыва».
Дуло поднялось прямо к симпатичному смуглому лицу. Ни бровью не дернул, не моргнул, кроме держащей болтер руки не дрогнул ни мускул. Он целился прямо между глаз незнакомки, и всем видом давал понять: выстрелит без раздумий.
Хочешь узнать, чем эта штука лучше твоего «дружка»? – произнёс он тихо, но эхо все равно подхватило последние гласные, разнесло по старому складу. Эрггер убедился, что клинок не имеет разрывной силы, что это просто очень острый столовый прибор, и с оружием Каусы не идёт ни в какое сравнение. Что девушка из какого-нибудь отставшего, как и большинство, мира. Дикарка, не видавшая ещё истинного превосходства технологии над заостренным железным жалом.
Оно не требует близости с противником, и убивает с первого раза, куда бы не попал.
Искусственный чёрный палец щелкнул предохранитель. Эр блефовал. Но никому, кроме него самого, не дано о том знать.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-07 09:00:06)

+1

13

Напряжение в павильоне нарастало. Оно постепенно заполняло всю его площадь, а та была не малых размеров. Бэнту стояла с ножом в руке, в боевой стойке, готовая идти вперед, на своего противника. Теперь, когда он стоял перед нею, она могла рассмотреть его по лучше. Он был не похож на тех мужчин, которых она знала. Было в нем что-то такое, что тянуло ее и отталкивало одновременно. Несмотря на высокий рост, мужчина был ловок, так как смог увернуться от ее удара, и она понимала, что если бы попала в цель, он бы уже не встал. Ее пугали его руки, неживые, как у робота, ей они показались такими холодными, бездушными. Бэнту вновь и вновь представляла их на своей шее, и ей становилось не по себе.
Внезапно перед глазами девушки поплыло, она еле заметно покачнулась, но собралась и снова встала в стойку. Заметил ли ее противник, что она слабеет? Он не должен знать этого, а она должна действовать быстрее, иначе ломка из-за «флешбэка» сыграет с ней злую шутку.  Ей не хотелось сейчас испытать ту боль,  когда внутри все взрывается на мелкие кусочки, медленно поглощает, затягивает будто в трясину. Нельзя этого допускать, она должна вернуться домой и принять дозу.
От мыслей о наркотике, ее от влек мужчина.  Когда он достал из-за спины болтер, Бэнту напряглась. Ее пронзительный взгляд устремился на незнакомый ей предмет. Девушка нахмурила брови. Она не понимала, как работает эта штука, как ею можно убить, да еще в бесконтактном бою.  Дуло находилось меж ее глаз, по спине девушки прошел холодок, а на лбу и висках выступила испарина.
Щелчок...
Сердце Бэнту замерло, она вздрогнула, расправив плечи, сглотнув подступивший к горлу ком, но ничего не произошло, и оно вновь заколотилось как бешеное. Да еще  с такой силой, что ей казалось, еще не много и  выскочит из  груди. 
— Похоже твоя штука не работает!
Она не поняла, что это был блеф, что он просто хотел ее напугать. Ее губы саркастично изогнулись в язвительной улыбке, а в глазах вместо испуга вновь появилось что-то хищное.
— Наверняка как и та, что у тебя в штанах!
Выпалила Бэнту, прекрасно зная, как мужчин задевает, когда ущемляют их достоинство. Хватит, она слишком долго стоит на месте! Он ничего не способен ей сделать, и с этими мыслями Бэнту двинулась на противника. Дико и отчаянно, как всегда это делала, когда ей угрожала опасность. Она не пряталась, она не терялась, а уверенно шла в бой. Отпружинив от земли, девушка в прыжке выставила руку с ножом в перед, целясь мужчине в горло. Что он теперь будет делать? Тыкать в нее своей игрушкой? Все так стремительно,  одна секунда и она влетает в сильное тело, и тут происходит то, чего она не ожидала...

Отредактировано Бэнту Дари (2017-11-07 00:07:53)

+1

14

Эргерион блефовал, держа девчонку на мушке, глядя, как она чуть заметно обмякла, пошатнулась, приопустила в руке клинок, но всё же снова собралась. Он принял это на свой счёт, конечно же, никогда не знавший понятия зависимости, и всё так же бесстрастно смотрел в её глаза, целясь между бровей, будто вот-вот выстрелит. Но это только блеф. Он стоит слишком близко к ней: болтер не предназначен для стрельбы с такого расстояния, Эра самого заденет, да и не намеревался он её убивать, если, конечно, не оставит ему выбора. Но должна же брюнетка, в конце концов, иметь хоть какое-то чувство самосохранения? Ей совсем не страшно? Эр уже точно решил для себя, что второе оружие заменит новейшим дикрайзером, но руки всё никак не доходили. И зря. Сейчас малая, но всё так же опасная для противника мощность его игл помогла бы куда больше. Просто пригвоздил бы дикарку, припугнул бы оторванной рукой, отправил бы на восстановление конечности в ближайшую лабораторию. Того и гляди радовалась бы новой руке пуще прежней.
Но сейчас приходилось откровенно блефовать, как ни отвратно сознавать собственное бессилие, и Эргер сделал явную ошибку, сняв оружие с предохранителя. Он не учел, что девушка из малоразвитого мира посчитает тихий щелчок за саму попытку выстрелить, и отсутствие разрушительного, обещанного киборгом результата, примет за неисправность игрушки.
Похоже, твоя штука не работает! Наверняка, как и та, что у тебя в штанах! ‒ произнесла она, расслабляясь, усмехаясь потрясающе гаденькой ухмылкой, какую не у каждого химерика встретишь. Самоуверенности ей не занимать. А вот с умом, всё-таки, проблемы, раз не бережёт себя. Как и у Эра, которого аж взвило от последних слов в желании смять дикарку, растереть в пыль, и выебать напоследок, чтобы не сомневалась: всё у него работает исправно. Его бесстрастное лицо потеряло всю твёрдость эмоций, глаза заискрились яростью снова, руки напряглись так, что палец на спусковом крючке вот-вот без участия сознания зажмет его до упора, всё тело пришло в готовность броситься к брюнетке и вбить в её голову: не того решила обокрасть. А когда безрассудная чёртова девка прыгнула на мужчину, он с трудом успел отвести руку в сторону: по инерции палец сжался, соскользнул со спускового крючка, и болтер вытолкнул разрывной снаряд.
Твою ж..! ‒ только и успел он ляпнуть, прежде чем перехватил свободной рукой запястье держащей клинок, и резко крутанул, сжимая до боли, впиваясь более твердыми, нежели настоящие, подушечками пальцев в болезненные точки, заставляя выпустить лезвие. Взрывом обоих отнесло на пару метров в сторону, прокатило по бетонному полу склада. Ящики, щепки, металлические осколки от раздробленного стеллажа посыпались градом на упавшую пару, но киборг был, в принципе, готов к этой оглушительной мощи, не потерял бдительности на этот раз, не выпустил руки девчонки из своей искусственной ладони, а напротив сжал её хрупкое, как для него, немодифицированное сталью тело, и в перекате навалился всем своим весом, вжимая в грязный пол. Переждав те микромгновения разрушения и урагана из летящего со всех сторон стекла и металла, Эргер вбил сжатое запястье в бетон прямо над головой дикарки, и с вызовом посмотрел на неё сверху вниз. Близко-близко, тело к телу, всем весом, чтобы не могла оттолкнуть. Одна скула оказалась слегка рассечена одним из осколков, по лицу стекала алая струйка, доходя до самого уголка губ.
Детка, да по тебе смирительная рубашка плачет, ‒ криво усмехнулся он, кончиком языка снимая с уголка щекочущую жидкость. Вряд ли брюнетка поняла, что для Рейта это был комплимент лучших сортов.
Вот так, вжимая воровку в пол, контролируя любое её движение целясь правой под нижнюю челюсть, вжимая холодную сталь ощутимо, Эргер впервые за очень долгое время ощущал, что власть бывает интересной и желанной. Эту сучку, ни в какую не желающую сдаваться, он хотел приструнить. Даже если для этого пришлось бы связать по рукам и ногам. Даже если бы пришлось стараться больше, чем обычно бывало.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-07 11:09:22)

+1

15

Бэнту подкинуло взрывной волной, это длилось буквально мгновения, но перед  глазами девушки пронеслась целая жизнь.  Доли секунды с того момента, как его палец спустил курок, до того, как она перевернувшись по бетонному полу несколько раз упала на спину, погребенная своим противником.
Эти несколько мгновений все еще стояли в ее помутневших глазах. Падающие с диким скрежетом стеллажи, летящие отовсюду коробки, звук разлетающихся стекол. Все разом, будто она оказалась в центре урагана. Ее несло и несло, а он был рядом. Его рука, с  пугающими, металлическими пальцами сжимала  запястье Бэнту, девушка уже не могла сопротивляться. Симпатичное лицо сидки скривила гримаса боли, глаза были широко распахнуты от охватившего ее ужаса. Бэнту ощущала как пальцы будто сами по себе разжимаются, будто он руководит ее рукой, как марионеткой. Лезвие выскальзывает,  падает, и теряется  среди коробок, осколков, и прочего хлама. А она летит все дальше и дальше, падая в темноту.
Постепенно, девушка начала приходить в себя.  Голова дико ныла в области затылка, в ушах стоял звон, к горлу подкатывала тошнота. Сидка открыла глаза. Зрение было расфокусированным, но постепенно детали начали вновь приобретать свои формы и очертания, и первое, что увидела девушка — было его лицо.
Еще находясь в контузии, Бэнту пыталась пошевелиться, ей казалось, будто ее парализовало, но теперь причина была ясна. Она попалась. Он все-таки победил. Брюнетка лежала под своим соперником, пригвожденная к бетонному полу его сильным телом.  Ноги девушки были раздвинуты, а жалкие попытки сделать захват больше походили на объятия. Обе руки зажаты над головой, а под подбородком дуло. Она все же дернулась, попытавшись оттолкнуть его бедрами  — безрезультатно.  Он явно не просто человек. Хотя от его тела все же исходит жар. Особенно в области паха. Ее это смутило, но она продолжала гордо смотреть ему в глаза, даже снизу вверх, будто все равно чувствует себя выше, будто это он на лопатках под ней.
— Кажется я ошиблась, твоя штука работает...
Девушка одарила его острой, хищной улыбкой, вкладывая в свои слова скрытый смысл. Ее бесила его наглая, самодовольная, победная ухмылка, будь ее руки свободны, она бы стерла ее с его лица.  Силой этого громилу не взять, но может у нее получится надавить на другие его слабости? У нее еще есть шанс. Ее альм. Зверек сам нашел ее, и сейчас крался к ней, минуя возникшие препятствия из коробок, упавших со стеллажей. Ей главное сейчас отвлечь внимание этого монстра.
— Так и будешь тыкать в меня этой хренью?
Бэнту прикрыла глаза, опуская взгляд на руку киборга, сжимающую болтер, а затем резко распахнула их, одними ими показывая желание, испепеляя его. Ее пухлые, сочные губы были приоткрыты, будто прося поцелуя, жадного, неистового.
— Или может потыкаешь в меня чем-нибудь другим?
Она уже чувствовала, как маленький, влажный носик касается ее пальцев. Он тут. Ее альм нашел ее. На лице девушки вновь появилась улыбка, легкая, задорная, такая бывает только тогда, когда человек счастлив. Она рассмеялась. И исчезла.

Отредактировано Бэнту Дари (2017-11-07 20:58:35)

+1

16

Девушка билась под мужчиной, дёргалась, испытывая силу его хвата, всё сильнее сжимала колени, между которых он так удачно расположился на ней, напирая. Он не уступал, только злорадствовал, победно усмехаясь: куда ты денешься, детка? Я всё равно сильней.. Но её чертовы рывки заставляли кровь подступать к паху, бугор вздымался в штанах и плотная ткань, раздражая, откровенно давила на чувствительную плоть.
Бэнту явно осознавала что творит.
Рейт целил ей под челюсть дулом болтера, но, скорее, для проформы, просто для эффекта контроля и угрозы, просто из какого-то эстетического любования на красивое лицо, подпертое прекрасным оружием. Женщины и оружие были двумя его слабостями, его страстью, а женщина с оружием у виска, с дулом у самых губ или где-нибудь в ином, более интересном месте, была его фетишем, с какой стороны не посмотри.
И всё же Эр без зазрения убрал оружие, оперся на внутреннюю часть искусственной ладони, сжавшей рукоять, и чуть-чуть отняв корпус от мягкой груди красотки, поймал её всё такой же дерзкий, но чуть притуманенный, как ему показалось, взгляд. У него самого рассудок туманился, в сознании плыло, давление в паху усиливалось, и мир сужался до размеров небольшого кокона, центром которого были два сплетенных в неравной борьбе тела. Рейт крепко держал два запястья, не давая вырваться, смотрел то в глаза, то на губы брюнетки, почти не заметно сжимая губы, будто всё ещё пытаясь понять, стоит ли поддаваться слабости. Ему уже начинало казаться, что девушка намеренно заводит, специально трется о него, стреляет глазами, распахивает пухлые губы.. Соблазняет. Завлекает, чертовка, хотя должна, чёрт возьми, бояться и умолять. И, кажется, киборг вовсе не был против объездить эту строптивую лошадку, показать ей, кто здесь бог.
Но воровка вдруг засмеялась, облучая мужчину своей ослепительно белой улыбкой. В этот момент она показалась ему совсем другой: не той знойной стервой, уведшей болтер, больше схожей на отчаянного загнанного в угол зверька. В этот момент, смеясь, она сияла счастьем, сияла солнцем, и Эр замер на долю секунды, запечатлевая в памяти новый, незнакомый ему образ. Кажется, он никогда и никого не видел счастливыми. Не скучающих кауситов, уж точно.
А потом смех оборвался, оставив от себя быстро стихший эха гул. Она просто исчезла, растворилась, растаяла сном прямо из-под киборга, заставив Эра одиноко повалиться на пол, благо, не высоко лететь-то.
Сссучка, ‒ констатировал он, усмехнувшись всё же, перевернулся на спину, и уставился в потолок, не видя ни балок, ни флуоресцентных ламп, только смуглое лицо паршивки с дерзкой ухмылкой, запечатлевшейся как неотъемлемая часть образа Бэнту, и какой-то небольшой зверёк у её руки. Руки мужчины стиснулись в кулаки.
Незакрытый гештальт.
Сжатый кулак тыльной стороной прошелся по щеке и скуле Эра. Он почти и не почувствовал боли, просто стекающая кровь из так и не стянувшейся раны, принялась щекотать его по виску, как только Рейт откинулся на лопатки.
Он так и не мог решить, стоит ли разгладить будущий шрам, или оставить на память.
Впрочем, в последней ‒ ещё надолго останется след.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-12 17:00:19)

+1

17

Смуглой, золотистой кожи коснулось жаркое солнца пустыни. Вместо холодного бетона и осколков стекла под нею был горячий песок. Она все еще смеялась, радуясь тому, что смогла выбраться, а может просто потому, что жива. Незнакомое для нее чувство. Что-то случилось с ней в том мире. Неужели впервые в жизни ей захотелось жить? Она сама не понимала, что было тому причиной.  И она еще никогда так не была рада видеть бескрайние просторы Эхо. Все тело ломило, затылок ныл, девушка аккуратно приподнялась и коснулась его кончиками пальцев, те стали влажными и липкими. Голову она ушибла серьезно.  Оглядев себя, она так же обнаружила под порванной тканью брюк ссадину на бедре, и стертую в кровь кожу. Альм сидел рядом, его большие, карие глаза светились золотом, он жалел ее, но ни чем не мог помочь. Бэнту взяла своего зверька на руки и поцеловала в мокрый нос.
— Нужно идти, кажется мне нужна медицинская помощь...
В попытке встать, Бэнту поморщилась, голова пошла кругом, и она снова упала на песок, отбив ягодицы.  Но девушка тут же снова приняла еще одну попытку, которая окончилась успехом. Прихрамывая, Бэнту направилась к поселку, альм сначала бежал рядом, а потом забрался по ней, удобно разместившись на хрупком плече, под копной спутанных, темных волос.
Пустыню она знала неплохо, вот же дернул ее черт подумать о ней именно в момент перемещения. Бэнту усмехнулась. Выберешься из одной дыры, как тут же попадаешь в другую! Только с ней такое может быть. Лучше бы о доме думала. Но перед ее глазами вновь всплывал образ ее противника, его отталкивающие металлические пальцы, и его притягивающий животный магнетизм. Она не хотела признаваться себе, что в тот момент, когда он был сверху, она хотела, чтобы он овладел ею.  Альм пискнул, Бэнту повернула лицо в его сторону, и увидела недоуменную мордочку зверька.
— Не смотри на меня так! Сама ничего не понимаю.
Ей хотелось избавиться от мыслей о нем, вскрыть свой череп и выскребать каждую, бросить на песок и растаптать, но все было тщетно.  Пальцы на шее, дуло у подбородка, его сильное тело на ней.  И эти образы один за другим, снова и снова, как заезженная пленка в ее разбитой голове.
Сил оставалось все меньше, голова ужасно болела, ей хотелось пить, и она  еле ковыляла, часто делая остановки, без сил падая на песок. К тому же, в том мире она оставила свою сумку, с последней дозой «флэшбэка».  Это ее огорчало сильнее всего. Вдруг до остроконечных ушей Бэнту донесся знакомый звук. Девушка подняла голову, и увидела в небе точку, приближающийся аэрокар. Взгляд сидки стал настороженным. Аэрокар летящий на под пустыней не сулил ничего хорошего! Это либо контрабандисты, либо наркодилеры. Нужно было где-нибудь укрыться, но куда не глянь, везде один песок и невысокие дюны. Собравшись с силами, Бэнту приняла единственное решение — бежать.
Аэрокар приближался, он спустился ниже, и теперь летел по направлению к ней, поднимая столбы песка вокруг. Бэнту бежала без остановки, изредка оглядываясь, пока не споткнулась.  Пальцы девушки коснулись горячего песка, она попыталась подняться снова, и тут поняла, что вокруг наступило затишье. Ни шума ветра, ни надвигающегося транспорта. Затишье перед бурей. Внезапно чья-то сильная рука схватила ее за плечо и потянула вверх, заставив встать на дрожащие ноги.
— Ну и видок у тебя, подруга.
Перед ней стоял Ару. Перед глазами все плыло, но ей не нужно было видеть сейчас черты его лица. Она по голосу понимала, что он ухмыляется, ядовито, остро, словно в предвкушении  сделать ей больно снова.
— Я, значит, ищу тебя всюду, а ты прячешься от меня в пустыне. Не хорошо это, плохую девочку надо наказать.
Ару засмеялся и резко ударил ее по ягодице, крепко сжав.  Он словно не видел, что ей плохо, не замечал ее рассеченного затылка, разорванных штанов, ссадины на бедре.
— В машину ее.
Бэнту ощерилась, но у нее уже не было сил рваться, сопротивляться, она позволила затолкнуть себя на заднее сидение аэрокара, и там отключилась.

+1

18

Какое-то время Рейт ещё лежал вот так, глядя в потолок, несколько бесконечных десятков секунд, разбивающих день на неравные отрезки он прокручивал перед глазами виртуальные образы.
Игра, завершившаяся слишком быстро.
Доза порошка, с помощью которой Эргер заглушал скуку, усиливал ощущения радости и гордости от победы.
Сучка в алом, явно обещавшая стать простым сосудом для вброса спермы, не больше: слишком податлива, послушна, когда Рейт буквально требовал смертельного танца с тысячей игл, на которых двое сношались бы, рыча, как обезумевшие звери. Потом погоня за воровкой, утащившей пистолет.
Все эти образы прокручивались в ускоренной промотке, буквально по кадру в секунду, пока не дошли до недавних событий. Эр остановил прокрутку, замедлил вчетверо, чтобы рассмотреть смуглую дикарку.
Её одежда, её прическа, её быстрые, отточенные движения... Её в меру пухлые губы, острые скулы и дерзкий вызов в темных глазах, её колени, тщетно пытающиеся сомкнуться, толчки её тела в попытке обрести свободу, мягкость её груди под его грудаком и ни на что не похожий иномирский аромат, не имеющий определения. Всё это медленно скользило в сознании мужчины, не давая возбуждению ослабить давление в брюках, но поправить дело в ручную было ниже достоинства Эра.
Он уже знал, куда пойдет, но для начала нужно подняться.
Повреждения фиксировались лишь в незначительных царапинах, ссадинах от стеклянных осколков, ничего смертельного, а потому Эр не спешил пользоваться катерайзером. Он поднялся, стекло и дробленый пластмасс затрещали под тяжелыми подошвами, потекли тонкие ручейки по грудаку и щеке. Эргер не обращал внимания. Организм его требовал выхода энергии, и киборг направился к выходу из склада: к двери, а не к окну. Недалеко, буквально метров триста от поворота, находился телепорт, в который мужчина нырнул тут же. Он спешил. Точнее, его движения не были судорожно-нетерпеливыми, он шел ровным, уверенным шагом, но шел достаточно быстро и точно-направленно все в тот же бар, откуда недавно словно испарился. красотка в красном все еще была здесь, правда, в стену ее зажимал уже другой химерик. Эр оттолкнул его, словно и не замечая преграды, просто оттащил за воротник ядовито-салатовой кожанки позади и перехватил аловолосую за лямку латексного лифа. Потянул ее за собой, в более темный угол, куда не так явно попадали неоны танцпола. Не из смущения, не из стеснения, не из моральных общественных правил, каких у кауситов, кажется, нет и никогда уже не будет. Эр втолкнул красотку лицом в стену, аккурат за круглым столиком с одним широким мягким уголком-диваном, и расстегнул ширинку.
Может, она решила, что он за ней вернулся. Может, ей вообще было плевать, кто ублажит ее этой ночью. Возможно, ее заводила мысль быть принужденной. Она не сопротивлялась, не подавала признаков борьбы. Принимала, упираясь ладонями в стену перед собою, кусая губы, и черт его знает, что думая при этом.
Эру было все равно. Он думал о другой и представлял, как другую хватает за темные волосы, а потом с чувством превосходства шепчет у самого уха:
Не лезь ко мне в штаны, если не готова к тому, что в них.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-10 22:37:04)

+1

19

Вилла «красное солнце» — была самым настоящим оазисом посреди пустыни. Ару нравилось жить в комфорте и роскоши, и он охотно сорил деньгами ради этого. Площадь виллы была огромная, главное здание и небольшие постройки около окружены трехметровым забором из красного камня, отсюда и пошло название. В самом же здании было более двадцати различных помещений, обставленных с шиком. Но самой большой гордостью наркодилера являлся огромный бассейн, сделанный под искусственный водоем, с двухметровым водопадом. И это посреди засушливого района, где в обычные трущобы с трудом поступает питьевая вода.
Бэнту пришла в себя в одной из комнат виллы. Она сразу поняла где она, потому что ни раз тут бывала. К ее удивлению, чувствовала она себя превосходно, медики Ару восстановили ее, залечив ссадины инъекцией нанитов, так что на ее теле теперь не было ни одной царапины. И как напоминание о них в ее волосах остались частички запекшейся крови. Порванную одежду сняли, одев девушку в хлопковую тунику, какие обычно предоставляются пациентам больниц. Она не понимала, почему Ару еще не убил ее, а вместо этого еще и подлатал. Что-то тут было не так. Ей нужно скорее бежать отсюда. Взгляд девушки тут же выхватил стоящую на комоде клетку, в которой  сидел ее альм, все это время зверек вел себя тихо, позволив  хозяйке отдохнуть и восстановить силы.
— Сейчас я освобожу тебя! И мы покинем это место.
Бэнту вскочила с кровати, и рванула к клетке, но тут раздался рык. Девушка замерла. Обогнув небольшой столик, рыча, на нее шел бурый кот. Самое опасное, хищное животное Эхо. Котом его можно назвать с натяжкой, взрослые особи обычно достигают немалых размеров, этот же был просто огромным. Высота в холке полтора метра, в длину зверь достигал трех, и это не учитывая хвоста, под темной бурой шерстью были заметны ярко выраженные мускулы. Бэнту знала его, это был альм Ару. Он не тронет ее без приказа хозяина, но рисковать Бэнту не собиралась.
Не прошло и минуты, как в комнату ворвались два головореза из свиты Ару. Подхватив девушку под руки, они потащили ее в приемный зал. Бэнту не сопротивлялась. Она понимала, что сейчас это бесполезная трата сил.
Ее заволокли в приемный зал и швырнули так, что потеряв равновесие, она упала на колени. Перед  ней возник Ару. Резко схватив Бэнту за волосы, мужчина заставил ее поднять взгляд вверх. Ни говоря ни слова, мужчина замахнулся другой рукой рукой, и врезал ее пощечину, да еще с такой силой, что у девушки полетели искры из глаз, а во рту появился металлический привкус крови. Он разбил ей губу. Она ощерилась, дернулась, готовая в любой момент броситься на него, но тут же поникла, когда сид сильнее натянул ее волосы на кулак.
— Ну-с, начнем беседу. Где деньги за товар, который ты брала на прошлой неделе?
Бэнту не спешила отвечать, она улыбнулась, треснутая губа защипала, но окровавленная улыбка выглядела дерзко и вызывающе.  Неужели он вылечил ее, чтобы покалечить собственноручно? Сейчас Ару превосходил все ее ожидания!
— Смотрите, она улыбается!
Ару выпрямился, иронично усмехнувшись,  и окинул взглядом двух своих подчиненных, что остались стоять у входа.
— Сейчас я сотру эту наглую улыбку с твоего лица.
Мужчина замахнулся снова, но девушка решила схитрить.
— Не надо, прошу.
Улыбка исчезла, а вместо нее появился жалостливый, виноватый взгляд.
— У меня были покупатели, мы договорились, что встретимся на окраине,  у ущелья. Хотели взять три дозы, но меня просто кинули, избили, и оставили в пустыне.
— Лучше бы они тебя убили! Бесполезная дрянь!
— Ару, я все тебе верну, я сделаю все, что ты захочешь.
Взмолилась она, едва сдержав нахлынувшие слезы. Губы Бэнту дрожали, девушка коснулась бедра мужчины и заскользила пальцами вверх к паху. Дойдя до ширинки его брюк, она настойчиво стала поглаживать там. Бэнту знала, что он никогда не мог перед ней устоять. Сид заметно  убавил пыл. Три дозы не такая уж большая потеря, а вот упустить  возможно вновь трахнуть эту строптивую суку он не мог. Со стороны казалось, будто Бэнту и правда сдалась. Но привыкшая выживать в жестких условиях девушка, просто хотела потянуть время. У нее было чувство, будто скоро в ее жизни все изменится.
— Прими ванну, и надень что-нибудь посимпатичнее этого мешка.
Ару отпустил волосы Бэнту и свистнул. Позади девушки возник Нисо, альм Ару. Кот зарычал.
— И не вздумай глупить.
Бэнту поднялась с колен, шла она не торопясь, чувствуя горячее дыхание зверя позади себя.

Уже через несколько минут Бэнту лежала  в теплой ванне. Мысли о том, что нужно вытащить альма из клетки, и бежать отсюда не давали ей покоя. Перед глазами мелькал образ незнакомца, что пытался убить ее в другом мире. Затем Ару. Она зажмурилась, и погрузилась в воду с головой. Ей хотелось снова ощутить теплые волны Антры, прикосновения Шиана, но сколько бы она не пыталась представить его, в ее фантазиях вновь и вновь появлялся тот незнакомец с металлическими руками. Бэнту сама не заметила, как ее рука оказалась между бедер. Девушка тяжело задышала, трогая себя, представляя скользящие по ее телу металлические пальцы. Она почти достигла пика, как в дверь застучали.
— Ару ждет!
Выругавшись, Бэнту выбралась из ванны, она без капли смущения прошла в чем мать родила мимо приставленного к ней сида. На кровати спальни уже было приготовлено платье. Черное, полупрозрачное и такое короткое, что едва прикрывало задницу.  Она машинально надела его, даже не взглянув на себя в зеркало, а потом замерла, заметив рядом лежащий флакон духов. Тонкий аромат пустынной розы окутал своим шлейфом помещение. Пустынная роза, так звал ее Шиан... ей срочно нужна доза «флэшбэка», а значит нужно сегодня как следует угодить Ару.

Отредактировано Бэнту Дари (2017-11-11 17:38:45)

+1

20

Кровь стекала с лица мужчины, пачкала шею и спину красноволосой красотки, делала короткий ежик ее волос влажным, каким-то  облезлым, что ли. Но Эр заметил это только когда судорогой зашелся над нею... и затих. Пара секунд, пока он сфокуссировал взгляд, пока рассмотрел окровавленный затылок перед собой, пока осознал, где находится, и почему вообще здесь, а не где-то еще. Напряжение его сходило постепенно, медленно разъяснялись мысли, и тот подъем в настроении тоже сходил на нет. То ли от кровотечения, то ли от мыслей, что паршивка ушла, оставив за собою незакрытый, противно маячащий перед Эром гештальт.
Наконец, придя в себя, отбросив образ брюнетки из своих мыслей хотя бы на время, Рейт застегнулся и направился прочь из бара. В голове уже выстраивался четкий план поиска дерзкой дикарки.

Первым делом Эргер вернулся в свою квартиру. Программа интерьера еще с месяц назад начала давать задержки: когда мужчина открывал дверь, он какое-то мгновение успевал разглядеть серые бетонные стены и фанеру подвесного потолка с криво врезанными софитами. Уже на его глазах его собственная квартира-студия приобретала привычный вид.
Сама по себе квартира была не слишком большая, 5х5 жилой площади в общей сложности. Рейт не имел привычки принимать толпы гостей у себя, да и сам дома он бывал не слишком часто, потому не заморачивался по поводу хором, зато отдавал предпочтение удобству и компактности. Маленькая квартира обладала всем самым необходимым, и каждый неиспользуемый на данный момент блок идеально скрывался в недрах толстых, но полых стен. Голосовое управление предоставляло все в нужный момент, когда нужно – из стены выезжала и раскладывалась двуспальная кровать почти во всю квартирную площадь; когда требовалось, она складывалась в широкий мягкий диван; по заказу убиралась обратно в застенок. По командам можно было включать-выключать свет, поднимать и опускать наружную стену, застекленную вне; вызывать из угловой части пластинчатую раковину, которая преобразовывалась в душевую, только скажи. Если надо, можно было вызвать скрывающие шторы, чтобы незваный гость не смотрел, как ты моешься. Впрочем, этим Эр не пользовался никогда, потому что стеснение у него отшибло напрочь еще в раннем юношестве. Точно так же вызывался мини-стол с двумя стульями прямо у окна, а в другом, незадействованном углу скрывался нано-ассемблер: репликатор пищи, и почти любых не слишком больших предметов, формулу которых загоняешь в принт.
То есть, здесь было всё, но в состоянии покоя, когда каждая деталь скрыта – здесь не было вообще ничего. Серые стены и пол, а также несколько мигающих диодов по углам и над дверью, говорящих об исправности и готовности ИИ загрузить нужный скинтон, просканировать личность или включить требуемый химериком блок удобств.

Одно слово, и из белой стены с голубыми подсвеченными прожилками между блоков (простой, но со вкусом, так сказать, скинтон, без излишеств в виде картин или анимаций) бесшумно выезжает бесчисленное количество хромированных пластин. Сперва примерно посредине, на уровне пояса, как раковина, но уже в процессе эти пластины перестраиваются, переворачиваются, выстраивают каркас душевой кабины с магнитожидкостным герметизатором, не дающим воде расплескаться вне душевой. Здесь же сканер температуры тела определяет оптимальны нагрев воды для каусита, а сама вода льется из нескольких отверстий в стенах и каркасе кабины. Никаких полотенец: осушка происходит автоматически.

После Эр телепртировался к Рейву, стребовал с него новый улучшенный болтер, на замену украденному присмотрел отличный дикрайзер, а так же буквально шантажом заставил переработать ручные протезы. Рейв расширил их функционал, теперь кроме меткой стрельбы и полной компенсации отдачи, новые руки Эргера имели выкидные стальные пластины, острая тонкая сталь, что может перерубить любую плоть. А кроме того ученый внедрил под кисть небольшие энергоблоки с возможностью не небольшом, всего до двух метров, расстоянии выстреливать мощными сгустками тока, при чем мощность напряжения возрастала с увеличением расстояния: чтобы не пострадал сам Эр, напряжение нагнеталось прямо в полете, и чем ближе противник, тем слабее последствия.
Конечно же Эр понимал, что на любое действие есть противодействие, а потому заказал для себя защиту от ЭМИ. Пока что, правда, она была на экспериментальном уровне, при срабатывании она частично опустошала энергоблок, но Рейв обещал подумать над тем, как усилить защиту, при этом уменьшив энергозатраты на нее.
Последней в тот день вшивкой для Эра стала улучшенная система определения личности. Теперь ему нужно было гораздо меньше времени на обработку данных. Точнее, в родной Каусе это происходило мгновенно, но суть новой модернизации состояла как раз в том, чтобы поиск можно было осуществлять даже без подключения к импу. Рейв не был пробужденным, и хоть убей не понимал этой странной прихоти Эра, но сделал, что он от него хотел. Конечно, новый сканер личности не выдавал подробные профайлы, не имея доступа к базе. Новая его функция работала иначе. Рейв мог просто вбить в программу образ нужного ему человека, и даже на огромнейшем расстоянии сканер проводил анализ всех возможных лиц, попадающих в область зрения киборга, и при обнаружении схожестей обращал внимание пользователя. То есть, этот блок сканирования практически работал самостоятельно, по запуску, и все, что нужно было Эргериону – это просто находиться в людных местах и вертеть головой, чтобы умные линзы сами собой осуществляли поиск по лицам.
Впрочем, точно так же поиск мог осуществляться и по голосу, кохлеарный имплантат был так же включен в оборот, и вычленял нужный голос из миллиона одновременно звучащих. Но как раз его работа не имела такой огромной дальности, как визуальный блок.
Только после прошивки, переработанный, буквально сияющий, как новая тачка, Эр, одевшись соответствующе, вооружившись и задав поисковой шаблон, открыл коридор в первый попавшийся мир, чтобы начать поиски девчонки.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-11 22:57:01)

0

21

Просыпаться каждый день. испытывая испепеляющую ненависть к себе, стало для нее привычкой. Уже не было той лавины отчаяния, горести, и сожаления. Она жила ради дозы, ради одного единственного воспоминания. Им она заглушала все. Мечты о светлом будущем, свое одиночество, желания. Ее больше не было. Она могла передвигаться по территории виллы, купаться в бассейне, сопровождать Ару в клубе, но душа ее была заточена вместе с ее альмом в малюсенькой клетке. Клетка находилась в апартаментах Ару, и навещать  его она  могла только тогда, когда сид нуждался в ее теле. Она для него действительно была просто телом. Красивой игрушкой. Инструментом. Клиенты охотно брали у нее «флэшбэк». Из бесполезной дряни, Бэнту стала необходима ему. Потеря ее, для него означала только одно — лишится прибыли.
Первое время она еще строила планы, даже думала о том, чтобы схватить клетку с альмом, и переместиться куда угодно. Куда бы не забросила ее спираль. Но возле клетки всегда сидел Нисо, который охотно бы разорвал ее на куски, по одному щелчку пальцев своего хозяина.

Клуб "Зыбучие пески" был закрытым заведением. Тут отдыхали все свои. Несмотря на то, что находился он на окраине Эгра, что была южнее, сюда слетались все "сливки" общества со всех уголков Эхо. Дорогой алкоголь, «флэшбэк», и самых красивых сидок можно было получить только тут. У Ару  всегда был забронирован столик в этом заведении. Бэнту сидела рядом с ним, вальяжно раскинувшись на кожаном диванчике черного цвета. Ее волосы были завиты в локоны, и тяжелыми прядями спадали ниже плеч. Сегодня Ару нарядил ее в красное платье без плеч и бретелек, такое же короткое, как и все те, в которые он ее наряжал. Ему нравилось смотреть на ее ноги, нравилось, что это платье можно было легко задрать, и трахнуть ее где ему захочется. Макияж девушки был ярким и вызывающим. В принципе сейчас она ни чем не отличалась от остальных шлюх клуба, разве что цветом кожи, и тем, что была «на поводке» у своего хозяина.
В клубе было шумно, громко играла музыка, стоял гул голосов и смеха. Бэнту уже привыкла к этой шумихе, повторяющейся изо дня. Ничего не менялось, разве что только цвет ее вульгарных платьев.
Сегодня она могла отдохнуть. Свою норму работы она уже выполнила, и думала лишь о том, как получить у Ару вознаграждение. Очередную дозу. Мужчина же вовсю увлеченно общался с новыми поставщиками, которые предлагали ему новую, улучшенную формулу «флэшбэка». Она не вникала в разговор, да и Ару было все равно плевать на ее мнение, но девушка видела, что ее спутник очень заинтересован в сделке, хотя его явно не устраивала цена. А и ей не терпелось вколоть себе новой дозы, чтобы хотя бы на какое то время исчезнуть из этого ада.
— Предлагаю бесплатно опробовать товар тебе и твоей леди, я уверен, ты не пожалеешь о вложенных в него деньгах.
Бэнту оживилась. Накрашенные ярко-красной помадой губы растянулись в хищной улыбке. Рука девушки легла на бедро Ару, и из скучающей красотки она вновь стала фурией.
— А почему бы и нет, продавец должен знать свой товар.
Ее глаза блестели в свете неоновых вспышек огней танцпола. Один из поставщиков, высокий крупный сид, волосы которого были выкрашены в белый, протянул ей ампулу. Бэнту благодарно кивнула, и тут же подскочила. Но Ару схватил ее за руку, остановив.
— Ты куда это?
— Спокойно, я всего лишь хочу в дамскую. К тому же Нисо пойдет со мной.
Ару злобно смерил ее взглядом, но все же отпустил. Она не понимала, что нашла в нем. Наверное все же огромную роль сыграла внешность сида. Он был красив и силен, но его душа была такая же черная, как и его глаза или волосы. Она не могла себе представить человека более жестокого, чем Ару.
В небольшом тесном коридоре, у туалетных комнат, толпилось много народа. Бэнту преодолев все препятствия, наконец попала в дамскую. Тут было грязно, стены исписаны нецензурной бранью и пошлыми картинками, в одной из кабинок уже во всю кто-то предавался страсти. Она остановилась у окна, положив сумочку на подоконник, девушка выудила шприц. Ей было все равно где, главное побыстрее. Даже если Ару найдет ее тут без сознания, а потом изобьет до полусмерти. Игла безошибочно находит вену. Бэнту начинает чувствовать слабость, ноги подкашиваются, и девушка опускается на грязный пол, покрытый серой плиткой. Ее начинает трясти, по телу проходит озноб, она успевает понять, что-то не так, как ее силком вырывает из этого мира. Не тело, лишь сознание.  Она больше не на берегу, рядом нет никого, только тьма и холод.

+1

22

Дикарка словно в нокс провалилась. Эргер слишком долго её искал, но гордость не позволяла ему прекратить поиски. Это бы значило, что он провел почти месяц зря, и что она, опять же, его облапошила, спрятавшись слишком хорошо. Что он оплошал, оказался недостаточно прыток и умен. Потому, чем меньше оставалось надежд, что он её найдёт, тем больше сил Эргер тратил на эти поиски, улучшая имплантаты, увеличивая зону поиска, прибегая даже к таким глупым методам, как самостоятельный опрос.
А, я её знаю, – произнёс сид с ярко-рыжими волосами, которого Эргер угостил дозой галлюциногена, – Я с ней спал. У неё такая задница, чесслово, просто персик!..
Не дослушав, Рейт направился прочь. Выдумки его мало интересовали. Да и заинтересовал его больше шёпот за собственной спиной.
Эргер сделал вид, что не слышит, просто подходит к барной стойке и заказывает что-то на пробу, а на деле навострил имплантаты на вычленение разговоров, заинтересовавших так сразу. Эти люди, точнее сиды, только что говорили ему, что никогда не видели девчонку с виртуального образа, разводили руками весьма правдоподобно, а сейчас шушукались между собой.
Он из полиции?
Не знаю, но похоже на то. Иначе зачем бы он искал эту сучку?
Если так, то он полный идиот, если думает, что кто-то скажет ему правду.
Ни один дурак не захочет признавать связь с наркодиллером.
Дак она ведь только распространитель.
И сучка Ару по совместительству, ты не знал?
Видел их пару раз вместе… Мне не показалось, что Ару дорожит этой оторвой, она ничем не лучше всех местных шлюх.
Это уже больше походило на правду.
Спустя пару минут, за углом того самого заведения, Рейт стиснул искусственные пальцы на шее сида, подняв его так, что ноги болтались над полом. Одновременно он прикурил, намеренно делая паузу, прежде чем заговорить.
Жить хочешь? – просил он, выпуская дум в словах, затем перевёл взгляд обратно на сигарету. Местную, надо сказать, купил у какого-то барыги. Ну, как купил… Отжал. И не зря, наркотическое действие мутило рассудок, усиливало выработку дофамина, и сейчас мужчина едва не оргазмировал от ощущения дёргающегося под пальцами кадыка.
Хм, интересное действие… – произнёс он, размышляя про себя вслух, кивнул одобрительно, и, наконец, снова посмотрел на болтающегося сида, будто только вспомнил о нём. Парень, конечно же, ничего не сказал. Просто не мог, ведь его дыхательные пути были пережаты, кислород не поступал в кровь, лицо сида начинало краснеть, а губы шевелились в беззвучной мольбе. – А, точно. – вспомнив, что убив не добьётся ответа, Рейт внезапно отпустил паренька. Сид грохнулся наземь, и мужчина присел на корточках рядом сним. Заглянул в глаза.
Всё, что мне нужно, это ответы на вопросы. – спокойно произнёс он, снова медленно смакуя затяжку.
Я уже всё сказал, я никогда не видел этой девки! Можете проверить, я не лгу, я никогда её не видел! – попытался оправдаться сид, потирая свою шею. Голос его был хриплым и тихим, будто возможность говорить не успела восстановиться за эти несколько секунд. Эргер покачал головой укоризненно, с долей снисходительности во взгляде.
Ну же, давай ты не будешь выдавать мне заведомо проигрышные фразы. – произнёс он как-то по-приятельски, будто ничем не грозит, максимум по плечу похлопает в утешенье. И одновременно действительно сканируя мозг парня. Ложь в данном случае показала бы активность нейронов левого полушария. Казалось, будто сид действительно говорил правду, но Эр-то знал, что даже в этой системе есть свой подвох.
Не видел девчонку? Возможно, это правда. Но это не значит, что ты о ней ничего не знаешь, так? – усмехнулся он, затягиваясь снова. Удовольствие сходило на нет. Кажется, наркотики этого мира были слишком слабы для модернизированного организма киборга, их действие проходило слишком быстро, чтобы успеть насладиться. Сид не ответил, чтобы не выдать ни правду, ни ложь, зато его взгляд мельком пробежался за спину Рейту. Мгновение спустя послышался рык, а на Эра кинулся огромный койот песочного цвета. Не успевая полностью уклониться в полу сидячем состоянии, или же встать, Эр просто высвободил ровное стальное лезвие из левого протеза, и резким выпадом локтя разрубил голову пустынного волка пополам. Кровь брызнула на мостовую, а зверь обмяк, не издав не звука, зато сид перед Эром взвыл не своим голосом, и бросился к животному.
Что ты сделал? Что же ты наделал? Мой альм… – вопил он, то пытаясь растормошить мертвого зверя, то вдруг бросившись на Эргера со световым клинком, но здесь мужчине помог заряд шокера, и парень снова скатился по стене на пол.
Теперь я сойду с ума, или тоже сдохну… – тихо лепетал парнишка, ещё подёргиваясь от действия шокера. – Нельзя убивать альмов, иначе сид обречён...
Итак, мне нужна девчонка. – Эргер устало сгрёб волосы, упавшие на лоб, и пальцами зачесал их к затылку. О свойстве связи местных жителей с их альмами он уже успел расспросить кого-то другого. Сейчас его интересовал иной вопрос. На остальное не хватало времени. – Ты говорил, что она сучка Ару. Так вот, кто такой этот Ару, и где его можно найти?


Спустя полчаса Эр уже находился в доме наркодиллера. Охрана была мертва. Эргер нетерпеливо выбивал каждую дверь в огромном доме, в поисках шальной девчонки, но в большинстве своём апартаменты пустовали. Лишь в одном и помещений слышался постоянный треск и лязг металлических прутьев, оказавшись внутри, Эр видел, как знакомое ему существо беспокойно билось в клетке. Возможно, альм чувствовал угрозу, исходящую от пришельца. А может, он ощущал опасность, которая именно в данный момент угрожала самой Бэнту, но ничем не мог ей помочь.
Где твоя сидка, зверь? – спросил мужчина, не особенно надеясь, что ему ответят. Оглядевшись, он понял, что девчонки действительно здесь нет. Мужчина вздохнул обречённо, и уставился на зверька. Разговаривать с животными ему ещё не приходилось, более того, он ощущал себя сбрендившим в край идиотом. Но другие сиды говорили, что их альмы не менее разумны, чем они сами. Это казалось невероятным, но Эргер всё же попытал удачу, пнул клетку искусственной рукой, и снова спросил у зверька.
Эй, хватит вертеться, где твоя сидка? Обещаю, я её не покалечу. – сказал он. Конечно же, вовсе не считая, что необходимо говорить только правду. В конце концов, альмы чувствуют своих сидов, а не всех подряд, так что его ложь не должна быть разоблачена.
Зверёк, чем-то схожий на мелкую степную лисицу, настороженно приостановился и Эргер готов был поклясться, что животное посмотрело на него с надеждой, а затем носом ткнулось в запертую дверцу из стальных прутьев, и заскребся лапами, одновременно и скуля, как побитый пёс, и угрожающе порыкивая.
Чёрт с тобой.. – спустя несколько долгих секунд раздумий, мужчина руками разогнул прутья. Животное тут же сигануло на него, чуть не сбив с ног, оттолкнулось от грудака киборга, и принялось быстро перебирать лапами, удаляясь вон. Благодарности за освобождение Эр, конечно же, не ждал, но бросился следом за альмом в надежде, что он выведет его к остроухой.


Заведение, в которое привел Эргера альм воровки, чем-то слегка походило на тот бар, в котором она обокрала мужчину. Едва не сдирая лапы в кровь, животное мигом заскочило в дамскую комнату. Эр кинулся следом за ним, и тотчас обнаружил девчонку лежащей на полу. Боком, с пеной, шурующей изо рта, и иглой в вене. Улучшенный сканер Эра показал, что показатели жизни в девушке теряются, что пульс её всё реже, а дыхания уже почти нет. Не было времени на размышления. Опустившись перед девчонкой на пол, Эргер сгреб её в охабку. То ли альм понял, что собирается сделать Эр, то ли он чисто инстинктивно запрыгнул ему на шею, и коридор между мирами перенёс одновременно троих.
На самом деле Рейт переходил в незнакомые миры всегда только из своей квартиры, и всех троих тут же выплюнуло на серый пол. Задержка проявления текстур составила одну целую, тридцать две сотых секунды, по истечении которых стены засветились голубоватыми полосами, обозначающими проёмы между мебельными блоками.
Кровать. Аптечка. – скомандовал мужчина. Постель выехала из стены и бесшумно опустилась ножками на пол. Альм заскочил на неё первым, следом же Эргер сбросил и сидку. Затем он порылся в аптечке, открывшейся прямо в стенном проёме, нашел пару ампул и шприц. Сперва набрал жидкость из одной ампулы, затем добавил треть из другой. Он не был уверен, что на сидов действуют те же лекартсва, но собственной мед-лаборатории в его квартире не было, за этим делом мужчина всегда обращался к нерадивому соседу, что жил пару этажами ниже. Собственно, сейчас он пытался дозваться его через имп, одновременно завязывая жгут на предплечье девчонки. Парня не было дома, он, оказалось, гостил у сестры, но помогал советами через виртуальную видеосвязь, показывая, куда нужно колоть,сколько, и давая советы по уходу.
Делать мне нечего, няньчиться с ней ещё... – ворчал киборг, но всё равно ввел инъекцию внутривенно. Естественно, ничего не произошло, но Фин уверил, что действие лекарств покажет себя уже через пару часов.
Всё, что оставалось Эру – это ожидать, пока сидка проснётся.
Или умрёт.

+1

23

Никто и не обращал внимания на лежащее на полу тело, хотя народу вокруг было не мало. Сиды умирали от передозировки слишком часто, чтобы это стало чем-то за ряда вон. Особенно сейчас, когда первоначальную формулу наркотика всячески модернизировали, и как говорят, улучшали. За последние полгода население Эхо сократилось на многие проценты. Некогда развитый и прогрессирующий мир приходил в упадок. Стремительно, как будто какая-то неведомая сила хотела очистить его для своих нужд. И никто не препятствовал этому.
Бэнту уже не бил озноб, не было судорог, даже кровь, что текла из носа остановилась. Она будто уснула. Вокруг нее была темнота, ужасающая, густая. Ее можно было сравнить с самым глубоким местом Антры, где надо тобой  тонны воды. Она слышала сквозь эту толщу чьи-то голоса, но сама не могла издать звука. Интересно, все ли попадают сюда, когда умирают? Она понимала, что умирает. Ей не было страшно, ей было все равно, будто она часть этой темноты. Так и должно быть. Нет ни ада, ни рая. Мы просто становимся ни чем. Возможно очень скоро она перестанет даже мыслить, а может мы и есть всего лишь случайно брошенная мысль в бесконечном потоке времени. Она чувствовала, что растворяется в этом небытие. Постепенно забывая лица, имена, слова. Последнее, что мелькнуло в угасающем сознание было; — как же чудно быть ни чем, я наконец-то свободна.
Внезапно она почувствовала силу, которая подняла ее и закружила. Она была словно песчинкой, подхваченной ветром. Ее поднимало все выше и выше, потоки воздуха проникали внутрь ее дыхательных путей. Бэнту начала задыхаться. Темнота исчезла так же резко, как и появилась. Она будто отторгает девушку, не желая принимать в своих объятия.
Веки Бэнту задрожали, но все еще были слишком тяжелыми и она не торопилась их открыть. Об ее плечо терлось что-то мягкое и теплое, и она сразу узнала этот влажный носик, что скользил по ее загорелой коже. А потом она услышала его в своем сознание. Альм переживал, хотя картинки, что передавал ей зверек, были ей не понятны. Его кто-то освободил, и она точно не у Ару. Тут холодно, слишком холодно для Эгра. Она даже не на Эхо. Сердце забилось бешено, неугомонно, возвращая ее к жизни. Девушка сделала глубокий вдох и распахнула глаза.

+1

24

Время шло. Эр успел скурить уже восемь сигарет, принесенных с Эхо. Ему казалось, что с каждым разом их действие всё сильнее искажает его состояние.
Сидка спала. Её альм, первое время истошно скулящий, уже давно притих, и только дрожь его тела отдавалась вибрацией по всей площади кровати, на краю которой сидел и Эр.
А сидка всё спала.
Эр уже сам не понимал, зачем притащил её в свой мир, зачем вообще пытался её спасти. В конце-то концов, он давно уже забил на тот старый болтер. Сейчас он носит ещё более совершенный, да и пользуется им довольно редко, с недавних пор отдавая предпочтение менее разрушительному оружию, дающему возможность помучить жертву ожиданием смерти. Но Рейт не мог себе этого признать просто потому, что, опять же, месяц поисков тогда потерял бы всякий смысл. А потому он оправдывал себя одним простым фактом: «Я не люблю, когда Моё берут без спросу. Я должен был её найти. И проучить»
Как именно он должен проучить воровку Эр ещё не думал. Пока что важно было привести её в сознание, иначе проучить будет просто некого.
Состояние сидки стабилизировалось, дышала она уже более глубоко, сердечный ритм пришёл в норму. Пока что Рейт не стал везти её в лабораторию. Если девчонка убивает себя какой-то отравой, это её дело, её право, и вообще не его забота. Он просто сидел на разложенной кровати, курил, и ждал, глядя на то, как медленно вздымается её грудь в мерном дыхании. Взгляд скользил по её телу, по округлой груди, по плоскому, обтянутому тугой алой тканью животу, по короткой узкой юбке платья и стройным ногам, одна из которых была изящно согнута, будто девушка позирует для фото, а другая совершенно неизящно откинута в сторону, открывая красноречивый вид на то, что под юбкой. Мельком Эр представлял, как его искусственные руки скользят по приподнятому колену, вниз по бедру, как он опускается над сидкой.. Но тут же мужчина одёргивал себя: не хватало ещё трахать бесчувственный полутруп. Сложно было не признать, что девчонка действительно красива, пусть даже лицо её испачкано запёкшейся кровью и одета она вовсе не во вкусе Рейта. Короткое платье заставляло думать об одном. Но он никогда не уважал так одевающихся безмозглых шлюх, только и знающих, что подставлять своё тело. Нет, вовсе не из-за моральных норм, о которых он наслышался в других, отличных от Каусы мирах. Скорее, Эргерион не считал нужным уважать то, что дается легко и просто и кому угодно. Он ценил лишь уникальные вещи. Как и уникальных химериков, альгий и людей. А отсутствие уважение для него было всего лишь безразличием, а не осуждением. Ему просто было на таких плевать: сосуд для вброса спермы, не больше не меньше.
Ожидая, Эр сидел на кровати, опершись о стену у окна. На подоконнике стояла пепельница, а за стеклом горели яркие неоны верхних уровней каусы. Киборг не сразу заметил как сидка открыла глаза. Он продолжал бесстыдно разглядывать её освещенное неоновой радугой тело в полутьме квартиры, затягиваясь новой сигаретой. Наверное, в его крови всё ещё играл незакрытый гештальт, требуя от Рейта завершения банкета. А может, он просто слишком давно не имел секса, полностью ударившись в поиски беглянки. В любом случае, короткое платье красотки сейчас весьма кстати подчёркивало все нужные углубления и округлости дикарки.

+1

25

В окружающем ее помещении было темно. Бэнту не двигалась, ожидая, когда ее глаза привыкнут к темноте. Альм посылал ей сигналы о том, что она тут не одна. И ее удивлял тот факт, что зверек так спокоен. Бедняга многое пережил, находясь в заточении у Ару, и видимо даже нахождение тут воспринимал как лучшее, чем могло бы быть.
Девушка не понимала еще где она оказалась, последнее, что она помнила были; клуб, Ару, новый наркотик, производная «флэшбэка», а затем пустота. Она помнила, что находилось за пределами жизни, за пределами миров, и что та пустота действительно существует. Но еще  не осознавала, что с ней произошло. Где я? Альм зашевелился, и послал ей телепатически картинки; серые улицы, яркие неоновые вывески, странные люди, у которых некоторые части тел заменены искусственными имплантатами. Сердце Бэнту заколотилось сильнее. Ей захотелось встать и рвануть, но куда, и в какую сторону? Бежать было некуда. Пока что. Но она обязательно найдет выход.
Он тут.
Вспышкой в голове осознание, что тот, кого она ограбила некоторое время назад нашел ее. Краем глаза Бэнту замечает силуэт. У него отсутствуют черты, так как мужчина сидит спиной к свету, что проникает в окно. Но фантазия Бэнту безошибочно дорисовывает каждую линию, придавая силуэту краски. Это он. Тот, которого она давно забыла. Закопала под толщами «флэшбэка», юношеских  воспоминаний, и грязного секса. Неужели она вырвалась из лап Ару только затем, чтобы оказаться в плену других. Жутких, металлических, неестественных.
Он курил и смотрел на нее. Бэнту не видела его глаз, но отчетливо ловила на себе его взгляд, такой проникновенный, осязаемый. Он еще не понимал, что она очнулась. Или просто слишком увлекся тем... Что у нее между ног.
Она выругалась про себя, поняв, что его ноги раздвинуты, а платье слишком коротко,  она даже не помнила, есть ли на ней белье.  Смысла прикрываться уже нет, он видел, и она уже ничего с этим не сможет поделать, если только не сотрет его память. А это сделать Бэнту не могла. Пусть любуется, ублюдок! Где он еще на такую насмотрится!
Ей нужно было действовать. Совершенно случайно ее пальцы коснулись небольшого, пластикового предмета. Ощупав его, Бэнту поняла, что это шприц. Она осторожно подтянула его к себе и зажала в кулаке.
— И как ты еще дрочить не начал? Или я пропустила самое интересное?
Голос ее звучал тихо, слабо. Но язвительно и дерзости в нем было не занимать. Она начала подниматься, сначала подперев локтями тело, а потом сев на кровати, сведя наконец колени вместе.
— Ты не удержишь меня тут.
Ее губы, перепачканные остатками красной помады криво изогнулись в усмешке. Она уже заметила в дальнем конце комнаты дверной проем, и послала альму телепатический сигнал, чтобы зверек был наготове. Двигаясь плавно, Бэнту свесила длинные ноги с кровати, и начала вставать. Голова шла кругом, ее адски тошнило, но сейчас, покинуть это место было целью номер один. Несмотря на то, что она еще не пришла в себя как следует, Бэнту вновь была готова к бою. Ее глаза сверкали, когда она смотрела на своего противника, тело по инерции напряглось. Девушка приняла боевую стойку. Только в этот раз вместо ножа в ее руке был шприц с тонкой иглой, которая вряд ли бы нанесла ее похитителю сильный урон.

+1

26

Эргерион не решился бы сказать, как долго сидел вот так, скуривая косяк за косяком и разглядывая тело молодой девицы. Прошло ли обещанных Финниганом два часа, или гораздо меньше? Впрочем, встроенный внутренний таймер безошибочно подсказал:
«Время введения инъекции – 19.21.
                               Сейчас – 23.49.»
Голос – тихий, не окрепший со сна или болезни, не поймёшь – неожиданно вырвал мужчину из фантазий и размышлений, и Эр, возможно, устыдился бы колкости сидки, не будь он химериком, привыкшим, что сексуальное влечение есть общепринятая норма, а стыдиться стоит, скорее, его отсутствия. Хотя отрицать факт того, что фантазии его за это время несколько раз по кругу крутились вокруг одной дерзкой особы, Эр не стал. Пожелай девчонка удостовериться, бугор в районе паха выдаст его с потрохами проводов.
Дрочить? – ухмыльнулся Эргер в ответ, и вжал окурок в прозрачную пепельницу из термопласта, смяв её так, словно мстил за слишком быстрое окончание расслабляющего эффекта. Ну, или за ту же колкость дикарки.
Зачем, если ты тут лежала без памяти, и я мог просто отыметь твою тушку? – съязвил он, окинув встающую на локтях девчонку пошлым, полным злорадства взором, и вновь голодно скользнул по её стройному телу глазами, в которых сейчас нет-нет, да искрились цветные блики работающих микродиодов ретинальных имплантатов. – А ты вообще уверена, что я не сделал этого, пока ты спала?
Когда сидка села, разведённые колени наконец сошлись вместе, закрывая вид на её тонкое, слишком облегающее заманчивые рельефы бельё. Пришлось с неким внутренним, незаметным стороннему глазу, сожалением перевести взгляд на лицо брюнетки. Волосы её были растрёпаны, алая помада смешалась с кровью, размазанная по лицу. Девчонка выглядела совсем не так, как в их первую встречу. Сейчас она казалась Эру больше похожей на химерика: откровенный наряд, яркий макияж и сочные, завлекающие формы. Словно только-только в групповухе поучаствовала, при чём не в завидной роли. Она была явно ослабевшей после приступа чего бы там ни было, едва не умерла, но вопреки всему не отступала от образа дерзкой знойной суки. Это, пожалуй, кроме внешних черт лица, было главной особенностью сидки, по которой Рейт, наверное, узнал бы её из тысячи. Всё такая же дикая, хотя сам киборг уже успел убедиться, что её мир не такой уж и отсталый в техлологическом аспекте. Наверное, он всегда будет звать её дикаркой в своих мыслях.
Но это только больше подогревало к ней интерес.
Брюнетка вдруг, подскочив, напряглась всем телом, словно бы Рейт угрожал заковать её в кандалы. В её руке блеснула тонкая игла оставленного им на кровати шприца, и девчонка держала её с таким видом, будто знает, что делает, и одним махом воткнёт Рейту как минимум в глаз.
Мужчина встал тоже, понимая, что сидка попытается снова от него сбежать.
Не так быстро, детка, я не для того тебя так долго искал, чтобы упустить снова, ясно? – проговорил он твёрдо, голос будто сталью отдался от квартирных стен. По телу его тоже прошлось напряжение и готовность схватить девчонку при малейшем движении. Конечно, он мог бы просто обработать её зарядом шокера, на таком расстоянии его действия как раз хватило бы, чтобы дикарку сшибло с ног обратно на кровать. Но Рейт отчего-то медлил, не предпринимал ничего, не использовал силу имплантатов. Только смотрел на неё зло, цепко, уверенный, что не даст уйти или навредить себе.
Ты должна мне. А я не забываю своих должников. – зачем-то он произнёс. Наверное, пытался запугать, дать ей понять, что настроен серьёзно, что не позволит второй раз себя облапошить.

+1

27

Ей было плохо. Хотелось только одного, зарыться в одеяло, и спать до тех пор, пока не станет лучше. А станет ли? Ее знобило, по коже толпами бегали мурашки. Привыкшие к жаркому солнцу Эхо, сиды плохо переносили более низкую температуру. И она была не исключение. В комнате по-прежнему было темно, лишь свет неоновых вывесок попадал в окно, бросая цветные блики на темный силуэт у окна, делая его угрожающим. Сейчас она видела угрозу во всем. Но самое удручающее это то, что она уже в берлоге у зверя. И как бы она не дергалась, не сопротивлялась, он не даст ей уйти. Она даже готова была вернуть ему тот предмет. Пойти прямо сейчас, и рыться среди разрушенного склада в поисках болтера. Но вредность и неуступчивость взяли свое. Пусть убьет, пусть прикончит ее прямо тут. Но она не пойдет у него на поводу, не покорится.
Шаг за шагом, Бэнту отходит от кровати, тихо ступая босыми ногами по пластиковой поверхности пола. Ну и мирок. Тут все из пластика и металла... Ничего натурального. Даже люди не натуральные! Но она сможет тут обжиться, привыкнет. Лучше тут, чем снова возвращаться на Эхо, где ее найдет Ару. А он наверное сейчас просто в бешенстве.  Бэнту представила его озлобленный взгляд, бешено горящие глаза, и как он отдает приказы своим ублюдкам, во чтобы то не стало доставить ее к нему. Нет, туда точно нельзя. На этот раз Ару ее не простит. Но и тут не все гладко. Если этот незнакомец нашел ее в другом мире, то найти в этом ему вообще труда не составит. Девочка, да ты влипла!
Слова незнакомца насторожили ее, вместо агрессивности на лице на мгновение застыла маска удивления. Но все сомнения тут же отпали. Он ее не трогал. Зато с острого языка тут же слетела новая порция колкостей.
— В твоем случае, — Бэнту оценивающе прошлась взглядом по мужчине. Заостряя внимание на области паха, и хоть ей не видно было при тусклом освещении толком ничего, но она знала, что он  видит ее лицо. — Уверенной быть нельзя.
Пора, она уже вышла на прямую, где до двери нет никаких препятствий. О замке девушка и не думала. На Эхо было не принято запирать двери. А если их и запирали, то замки были очень просты.
Все это время альм стоял перед ней, шипя и скаля зубы, готовый броситься на обидчика своей хозяйки. Но Бэнту понимала, что ее зверек слишком мал для такого монстра, и если бросится атаковать, то пострадает сам. А этого она допустить не могла. Ее сердце продолжало стучать в диком темпе. Это был не страх, а скорее волнение, адреналин.  Она часто дышала, сжимая шприц в руке, хотя понимала, что попади она в руку мужчине, то игла просто сломается об нее, не причинив и малейшего вреда. Да и глаза у него наверное ненастоящие. Так что целиться в них бесполезно.
— Боюсь тебя огорчить, ты зря потратил все это время, потому что я тебе ничего не должна.
Она понимала, что речь идет о болтере. О той страшной штуке, способной на расстоянии уничтожить противника. И нет бы сознаться, что она оставила его там, на том складе, под обломками и коробками. Возможно незнакомец оставил бы ее в покое, но это было не в духе Бэнту.
— Не пытайся остановить меня.
За мной. Телепатическая команда альму, Бэнту уже успела заметить стоящий у стены столик, с выключенным ноутбуком.  На Эхо тоже были компьютеры, но выглядели они иначе. Да ей и без разницы было, что это. Она просто схватила предмет, показавшийся ей увесистым и швырнула в мужчина, а затем бросилась к двери. Альм тут же рванул за ней.  До спасительной двери еще немного. Она про себя считает шаги. Три. Два. Один, и наконец руками упирается в прохладный пластик.

+1

28

Девушка пятилась, а Эргер всё сильнее напрягался, готовый прыгнуть на неё в любой момент. Одна мысль о том, чтобы снова выпустить паршивку из лап - будила в нем зверя. Он не собирался её отпускать, не сейчас, когда наконец нашел, не после месяца долбаных поисков и потери самообладания.
В твоем случае уверенной быть нельзя, – проговорила девчонка едко, при этом презрительно поглядев в зону паха мужчины. Это уже было лишним, это уже было слишком. Что она хотела этим сказать? Что размеры слишком малы, чтобы она почувствовала это?
Ах ты ж..! – Эргер бросился на сидку, уже готовый вжарить ей шокером в бок, чтобы обмякнув, опустилась перед ним на колени. Он жаждал отыметь эту суку так, чтобы она навсегда запомнила, с кем имеет дело. Эр никакого внимания не обращал на мелкое животное, не воспринимая его за противника или даже помеху. Он загорелся яростью, и его было не остановить, даже брошенный в киборга иномирский аналог импа, что не имплантировался в мозг, а носился отдельно – и тот не остановил его. Мужчина просто отшвырнул предмет высоко к потолку и, рыча, как обезумевший, всё-таки подскочил к Бэнту, схватил её за предплечье. Она бы не отперла дверь, благо, Рейт позаботился об этом еще пока брюнетка спала, и отдал ИИ команду не реагировать на чужие команды. И всё же он поймал её за мгновение раньше, чем девушка попыталась оттолкнуть дверь от себя. Резко дёрнул на себя, сила кибер-имплантатов превышала обычную, человеческую, девушку мотнуло в его руках, как тростинку на ветру. И тут же он швырнул девчонку на постель.
К тому времени ИИ завизжала сиреной:
Повреждение! Повреждение!
судя по всему, отброшенный ноутбук угодил прямо в центральный блок системы пожаротушения, потолок словно ситом прошили, из потолка выехали форсунки, и на Эра, на Бэнту, на пустынного зверька и на огромную кровать, занимающую большую часть квартиры Эра, из них полилась вода, разбрызгиваясь мелким, частым дождём.
Только выругавшись, Рейт навалился на сидку, пока она не успела ещё хоть что-то сделать. Сжал запястья с силой, пригвоздил их своими руками к кровати. Безапелляционно, немодифицированным рукам не справиться с кибер-имплантатом. Не женским тонким, во всяком случае.
И почему каждый раз, как я тебя встречаю, ты обязательно, блять, устраиваешь какой-нибудь погром?! – прорычал он зло, ведь на этот раз не разгромлена, но затоплена его личная квартира. Он хотел было дать ИИ команду отменить систему пожаротушения, но взор его упал на лицо несостоявшейся беглянки. Капли орошали его, смывая запекшуюся кровь, но оставляя всё-же размазанную по коже помаду.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-13 18:57:46)

+1

29

Опять это напряжение, это возбуждение, что сковывает конечности, затуманивает разум. С Ару она никогда не ощущала ничего подобного. С Ару у нее пропадала воля, он был для Бэнту как наркотик, которому она не могла противиться. Этот мужчина выглядел опаснее, больше сида, но почему то рядом с ним в Бэнту просыпалась какая-то дикая, необузданная сила. Возможно она просто его не знала, не понимала как вести себя с ним, от того и действовала необдуманно, забыв о страхе, рискуя, бросаясь на рожон.
Эти секунды, от места где она стояла до двери, кажутся вечностью, расстояние в пару метров — длинной дистанцией. Треск ломающийся аппаратуры, чтобы то не было, доносится до ее чувствительных, остроконечных ушей. Ладони толкают пластик двери, он не поддается, а ее похититель уже рядом. Его стальные пальцы сжимают плечо девушки. От боли хочется взвыть, но она молчит, стиснув зубы. Альм рычит рядом. Маленький зверек отважно защищает свою хозяйку, цепляясь зубами за штанину мужчины. Но тот не обращает на него никакого внимания. Внезапно комната начинает кружиться перед глазами Бэнту. Ее отрывает от земли, и в следующую секунду девушка падает на кровать. Всю комнату оглушает непонятная ей команда.
— Повреждение!
Звук продолжает раздаваться из невидимых глазу динамиков. Бэнту теряет драгоценные секунды, и попытку снова рвануть к двери. Незнакомец в прыжке кидается на нее, пригвождая своим телом к мягкой поверхности кровати.
С потолка начинает лить. Вода тысячами струями падает ей на лицо, заливает глаза, смывает с кожи следы засохшей крови, и частично макияжа. Бэнту начинает дергаться, лупя своего противника по спине, но тот ловит ее руки, и опять, как тогда, зажимает их над головой девушки. Она слишком слаба, чтобы дать ему отпор. Ее все еще мутит от принятых препаратов. Но она яро продолжает дергаться, змеей извиваясь под сильным телом, не обращая внимания на то, как задирается платье, обнажая ее упругие бедра. Понятие стыд для нее отсутствует и так, а в данной ситуации так тем более. Будь ее единственной помехой платье, она бы запросто сняла его, и удрала в чем мать родила.
Внезапно ей захотелось расхохотаться, когда она услышала вопрос незнакомца. А ведь и правда, обе их встречи заканчивались не хилым таким разгромом. Но ее вины тут явно нет. Она снова дернулась, пытаясь столкнуть с себя сильное тело. Попыталась ударить его коленом, высвободить руки, но у мужчины была стальная хватка. На секунду девушка остановилась, чтобы перевести дыхание, но тут же ощутила слабые импульсы получаемые от альма. С ним что-то было не так. В такой потасовке его могли случайно задеть, а может этот подонок навредил ему. Бэнту ощерилась, став похожей на дикую кошку. Ей хотелось загрызть своего противника, и она зашипела, напрягая всю нижнюю часть лица.
— Что то ты с ним сделал? Я уничтожу тебя, грязное животное!
Вода продолжала заливать комнату, ее глаза, которыми она готова была испепелить киборга. Ей хотелось рыдать, драться, исцарапать ему лицо, но все что она могла это извиваться всем телом под его, в надежде, что он устанет ее удерживать.

+1

30

Он ощущал её запах, снова тот необычный аромат. Изучив кое-как Эхо, Эргер уже знал, что так пахнет пустынная роза. Greenovia Dodrentalis, так ее называли сиды.
Девчонка продолжала биться в руках мужчины, но он держал её крепко, подавляя любые толчки и серьёзно смотрел в её тёмные глаза с размазанной тушью на веках. Её платье совсем уже задралось, открывая перед мужчиной тонкое бельё, загорелая кожа сидки привлекательно блестела от влаги, да и сам Эр очень быстро вымок до нитки. Волосы намокли и больше не лежали, послушно зачёсанные к затылку. Теперь его слишком длинная чёлка, которую всё времени не было состричь вместе со всеми волосами, мокрыми прядями липла ко лбу и свисала вниз. Вода лилась, не прекращая заливать всю квартиру, попадая в нос, от чего дышать нормально им было не особо приятно, и Эр дышал ртом. Распахнутые чуть губы не давали дождю из питьевой воды попадать в рот, зато Рейт ощущал, как ручьи стекали по подбородку, по переносице и между бровей, как заливали с волос по шее его загривок. И всё равно он не отдавал команду прекратить поток.
Да прекрати же.. – произнес он, силой удерживая бьющуюся девчонку. Он буквально сидел на ней, вжимая в постель, подпирая с обеих сторон собственными коленями и стискивая запястья девушки над её головой. Но она вдруг завопила что-то об альме и забилась ещё яростнее. Рейт, наслышанный историй о том, что случается с сидами после смерти альма, замешкался на какую-то долю секунды, оглянулся назад в поисках зверька. Только сейчас он вспомнил, что когда он набросился на сидку, под ноги ему попала какая-то преграда, и он без труда отбросил ненужный предмет, не задумавшись даже о его природе. Он просто забыл об альме, не смотря на то, что тот скалился и шипел, прямо как сейчас щерилась дикая сидка. Как же она нравилась Эру такой: необузданной, сумасшедшей, дикой. Заводила с полуоборота не только наличием хорошей фигуры и лица: в Каусе этого добра завались, здесь редкость встретить некрасивого человека. А потому привлекать его, за все его 76 с лихом лет жизни, давно уже стала скорее не внешность, а нечто более глубокое. Или поверхностное? Характер, подача, индивидуальность. То, что отличает от других. Что делает химериков  особенными. Уникальными. Редкими.

+1


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Не лезь ко мне в штаны