Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Что-то невразумительное » Ложные идолы


Ложные идолы

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Заявка.

Название эпизода:
Ложные идолы.

Общее описание:
Как оно обычно пишется, "около полугода назад". (с)
Кауса -> неизвестный мир.
Познакомились, значит-ца, дамы в баре, выпили, поболтали, еще выпили, еще поболтали, еще выпили... Захотели сменить обстановку, уйдя в первый попавшийся мир, а словили в итоге проблемы - классика жанра. Реальность, населенная антропоморфными пташками, где главная головная боль - кровожадные и алчные до чужой плоти Боги из металла и плоти. В общем, героинь не первой трезвости ждет сомнительная участь... И, ко всему прочему, сбежать просто так не получится.

Предполагаемые участники:
Джин Фостер, Фрай.

Раздел:
«Что-то невразумительное».

Дополнительная информация:
Му.

Принято. ПС.

0

2

Что ищет Джин Фостер, когда из раза в раз пересекает порог увеселительных заведений, подобных этому? Чего нужно кауситке, когда она снова и снова заводит совершенно ненужные знакомства, о которых забудет уже через несколько часов? Что ею движет, когда она распространяет по организму вещества, которые, будь восстановление чуть медленнее, давно угробили бы нервную систему к чертовой матери?
Ответ один - поиск разнообразия. Именно желание слегка вырваться из рутинного течения жизни заставляет ее вновь и вновь оказываться в таких местах, делая рутиной и это. Какой-то замкнутый круг. По крайней мере, этот образ жизни создает иллюзию выбора, как будто существует множество вероятностей для развития событий, хотя снова и снова кауситы собираются в одних и тех же местах, не обращая внимания при этом на закономерности, которые сами же задают.
Джинджер улыбалась, ей было приятно находиться здесь. Сидя возле барной стойки, за которой разливал напитки Эрни, хозяин вечеринки, она наблюдала за местной публикой - ничего необычного, химерики с совершенно разной степенью модификаций собрались здесь, чтобы развлечься. Джинджер была среди собравшихся, пожалуй, самой «нормальной», ее скорее выделяло из общей толпы отсутствие видимых отличий от обычного человека, нежели их наличие. Только серебристо-белые глаза словно светились в свете разноцветных ламп. Ее одежда, хоть и обтягивала тело со всех сторон, не была очевидным призывом к действию для собравшихся ради одной только цели - найти себе спутницу на вечер. Фостер хотела немного отдохнуть и развеяться, выпить, пообщаться с сородичами и, может быть, по итогам вечера уединиться с кем-то. Или не уединиться, ведь, скорее всего, для того, чтобы переспать с кем-то, под конец вечера даже идти никуда не нужно будет.
Джин задержала не слишком заинтересованный взгляд на паре девушек, что обхаживали мужчину. Никто из троицы не заслуживал особого внимания, как и их весьма навязчивые действия, поэтому Фостер вскоре отвлеклась на прочих посетителей, пытаясь найти хоть кого-то, кто выделялся бы среди многообразия модифицированных существо, ярких красок и действий, которые во многих других мирах расценивались бы как развратные. Кто-то не испытывал неудобств, ловя очередной приход от сочетания различных веществ, что были проглочены, вколоты или вдохнуты. Кто-то испытывал кайф от очередных стимуляторов, установленных в районе висков. Такие вещи отключали сознание и создавали для экспериментатора новую реальность. Некоторые подключились к сети и использовали визуализаторы, чтобы создать эффект присутствия себя в другом месте или, напротив, перенести кого-то в этот бар. Голографические трехмерные изображения порой было сложно выделить из толпы, разве что свет на них ложился иначе, на определенных углах пронизывая неощутимую текстуру. Народу прибавлялось, музыка, до этого, не мешавшая разговорам, становилась громче, а свет - все приглушеннее, только разноцветные огни мерцали, перескакивая из стороны в сторону в такт звукам местной музыки и, соответственно, движениями танцующих.
Джин была недовольна, когда ее стакан опустел, на лице у уже нетрезвой кауситки тут же появилось выражение какой-то детской обиды - брови нахмурились, образуя меж собой вертикальную полоску-морщину, уголки губ опустились.
- Эй, Эрни! Ты позвал меня сюда, чтобы я сидела с пустым стаканом? - окликнула она заигрывающего с тремя девицами каусита.
- Джин, милая, перегнись через стойку и возьми все, что тебе нужно, - вполоборота обернувшись, ответил ей хозяин вечеринки. - Если не хочешь присоединиться к нам.
- Охеревший ты тип! - сообщила ему Фостер, но совету последовала.
Животом улегшись на высокую барную стойку так, что ноги перестали касаться пола, она достала все, что сочла нужным - пару бутылок сверкающего на свету янтарного напитка, а также незатейливую стеклянную коробочку, в которой лежали заботливо скрученные местными наркоманами сигареты. В тонкую папиросную бумагу был завернут с любовью выращенный травяной сбор, который мог запросто расслабить даже самого напряженного каусита.
- Дай-ка, - выхватив у проходящей мимо фигуристой красотки ее сигарету, Джин от нее прикурила и снова заняла прежнее место, выпуская изо рта клуб густого белесого дыма. Сигарета была тут же возвращена хозяйке. - Благодарю.
- Потанцуем? - спросила та сразу же.
- Давай попозже, если выдастся случай, - ответила Фостер. Сейчас снова отрывать задницу от удобного стула не хотелось.
- Как скажешь, - пожала плечами девушка и тут же ретировалась, оставив Джинджер в одиночестве. Все равно она через пару минут забудет об этом коротком разговоре.

0

3

- Бэтти, блять, ты серьезно?!
Фрай картинно закатила глаза, позволяя давней знакомой затащить себя внутрь сомнительного притона. Альгия ощущала смутные подозрения, что не стоит обращаться за помощью к химерику, если нужно найти управу на хандру. И уж тем более нужно бежать, причем без оглядки, если на такое у кауситского аборигена глаза начинают сиять нездоровым блеском.
Полукровка, утратив бдительность, все-таки наивно согласилась на предложение посетить "одно любопытное местечко", где, согласно авторитетному мнению, ей должно понравиться так, что все заботы одним махом утратят свою значимость, и теперь была вынуждена расхлебывать последствия своей неосмотрительности.
- Давно ли бухлом решаются все проблемы на этом свете?! - не уставала бухтеть и возмущаться Фрай, по непонятным для себя причинам все так же находясь рядом с кауситкой. Та лишь с снисходительной улыбкой обернулась на альгию:
- А ты можешь сказать, когда этот метод выходил из моды? Брось, тебе нужно развеяться, - химерик подмигнула и вальяжно приобняла свою спутницу за плечо.
Фрай же всячески разыгрывала из себя несчастную жертву. Угрюмо зыркала исподлобья на всех, что-то бурчала себе под нос, как старая бабка, и ежесекундно угрожала, что свалит вон из этого оплота разврата и возлияний. Потом, оказавшись усаженной Бэтти за столик, альгия смирилась со своей участью. Выпила, слушая беспечную болтовню химерика. Выпила еще. Вспомнила неприличный анекдот в тему, рассказала - поржали. Уже и сама потихоньку развязалась языком, вспоминая те или иные забавные истории из жизни. Бэтти была неплохим слушателем.
Всю идиллию испортил подсевший парень, которого Фрай захотела послать, а Бэтти - напротив, приманить в их дружный женский коллектив еще ближе. Альгия смирилась, хотя всячески демонстрировала, что против такого общества. Потом вроде увлеклась беседой, хотя химерику явно хотелось иного, а не просто разводить болтологию. Потом какой-то непонятный черный пробел в памяти, и полукровка обнаружила, что они втроем уже не за столиком, а в каком-то маленьком помещении с диваном. Причем те двое уже наполовину раздеты и всячески намекали Фрай, что не стоит от них отставать!.. Мозг заявил, что слишком трезво мыслит для подобного опыта и дал команду ногам уносить вон.
- Пиздец какой-то, - мрачно изрекла альгия, вернувшись в зал. Не на это она рассчитывала, позволив Бэтти затащить себя в этот поганый клубобар, гори он в аду! Полукровка просто не представляла, насколько иное отношение ко всякого рода развлечениям сложилось у кауситов в итоге. Понимала, что да, веселые ребята, которым напрочь отпекло мозги. Специфические интересы. Но чтобы вот так вот просто пойти трахаться с чуваком, даже имя которого не знаешь, да еще и попытаться сообразить на троих?!
- Бабы, блять, - продолжала возмущенно бубнить Фрай. Она-то, дура, рассчитывала, что как две порядочные девушки посидят и поболтают о том, о сем за парой коктейлей. Знала бы - копыта ее здесь не было бы!
Хотелось выпить. Голова, конечно, слегка шла кругом от местных напитков, однако полукровка осторожничала и не решилась выпить больше пары глотков странного содержимого из поданного бокала.
Поэтому, да. Необходимо выпить. Она подошла к стойке и мрачно уставилась на задницу и ноги кауситки, которая чуть ли не нырнула туда. Та невозмутимо (наверное, поскольку лица-то не было видно) завладела всем необходимым для счастья и устроилась обратно на стуле, заодно выловив какую-то деваху, чтобы прикурить от ее папироски.
Фрай продолжала пристально наблюдать за химериками в их естественной среде обитания, дивясь такой... легкости что ли в поведении? Никаких личных границ, никаких "ритуальных" ухаживаний и заигрываний. Как все, блин, просто.
Еще больше разве что удивляло то, что многие из них не видели особой разницы в поле партнера. И это альгии казалось чем-то... противоестественным и чуть ли не мерзким.
- Тут самообслуживание что ли? - не увидев бармена за стойкой и памятуя о том, как кауситка взяла то, что ей нужно было, поинтересовалась Фрай, подойдя чуть ближе. По крайней мере, эта белоснежка выглядела чуточку надежнее Бэтти, которая, поди, уже и думать забыла про альгию. Ну а Кауса - мир, где можно не особо скрывать, что являешься гостем.

Отредактировано Фрай (2017-11-30 00:17:14)

0

4

- Тут самообслуживание что ли? - раздалось слева.
Джин, до этого погруженная в свои размышления и резко из них вырванная неожиданным вопросом со стороны, тут же перевела взгляд серебристых глаз на ту, которая посмела потревожить ее покой. Густой дым, что кауситка в этот же момент выпускала изо рта, не дал возможности сразу рассмотреть лицо незнакомки, однако уже спустя несколько секунд Фостер узнала в ней одну из тех барышень, которые только недавно были увлечены одним молодым кауситом. Джинджер улыбнулась.
- Ты можешь попытаться отвлечь Эрни от важных дел. Он же хозяин сегодняшней вечеринки, - приподняв правую бровь, Джин развернулась на высоком барном стуле и пальцем указала на мужину, который теперь расположился на одном из столиков, поглощенный процессом своеобразного общения с тремя весьма привлекательными особами. Он сидел на столешнице, спиной к Джинджер, а лицом - к танцполу, на котором, ни на кого не обращая внимания, под музыку шевелились (ибо танцем их движения назвать можно было далеко не всегда) кауситы. Фостер задержала взгляд на Эрни и его компании. Голова одной из девушек мелькала где-то в районе ширинки мужчины, а две другие вились с обеих сторон от него. Та, что была слева, привлекала внимание прочих посетителей выдающимися размерами и прекрасной формой теперь уже обнаженной груди. Как же легко расстегнуть незатейливую конструкцию, что была создана для удержания двух половинок ткани вместе… Вторая девушка, что стояла справа, была, казалось бы, чуть скромнее своей подруги, ее кофта до сих пор оставалась застегнутой, да и особой инициативы в отношении мужчины или своих подруг она не проявляла. Как будто ее кто-то заставил постоять рядом. Но первое впечатление о ней было обманчиво - мужчина уже давно расправился с застежкой ее брючек и скользнув в них ладонью, а с первого взгляда и не заметишь... - Но его это не обрадует, я думаю. Если только ты не хочешь стать пятой единицей в их теплой компании.
Джин, сама того не заметив, совершенно неосознанно, прикусила нижнюю губу. Слишком долгий и слишком прямой взгляд… Лишь спустя несколько секунд наблюдения Фостер смогла отвести глаза от них и снова вернуться к рассмотрению лица девушки, что стояла слева от нее.
Какое-то невеселое, мрачное выражение ее милого личика заставило Джинджер на секунду нахмуриться. Она бегло осмотрела девушку с головы до ног, после чего снова подняла глаза и уставилась ей в лицо. Было в ней что-то нетипичное, в глазах читалось какое-то странное отторжение всего того, что происходило вокруг. Волосы девушки были слегка взъерошены, что придавало ей толику едва уловимого очарования. Еще Фостер сразу обратила внимания на ее ступни, отличающиеся от обычных, человеческих, но это нисколько не удивило химерика - в Каусе, да даже в этом помещении, было множество тех, кто сильно отличался от простых людей. Или, может, она вообще не из местных, тогда ее странный вид объяснялся куда проще. Обращаться к импу и искать информацию о находящихся перед ней незнакомцах, Фостер не любила, предпочитая знакомиться лично, поэтому даже не стала заходить в Сеть, чтобы выяснить личность девушки.
- А ты что? - она кивнула в сторону, где увидела незнакомку впервые. Там, где чуть ранее располагались два оставленных вдвоем каусита, уже никого не было. Видимо, решили удалиться в более тихом местечке или поискать для себя еще кого-то, чтобы немного разнообразить времяпрепровождение. - Твои друзья тебя не впечатлили? Ты сама их покинула, или они сочли, что тебе в их скоромном кругу не место? - спросила она, снова улыбнувшись какой-то неопределенной, странной улыбочкой. Алкоголь быстро и мягко действовал на мозги, как будто укутывая сознание в приятное на ощупь одеяло. Все резкие углы восприятия сглаживались, окружающий мир, казалось, чуть замедлялся, а краски, звуки и действия со стороны были куда более приятными. - Присядь, если хочешь, - рука Джин плавно указала на соседний стул. - Эрни сказал брать все, что нужно, и я не вижу поводов для стеснения. - Химерик снова поднялась на ноги и точно так же, как минутами ранее, нырнула за стойку, улегшись на столешницу животом. Она извлекла оттуда второй стакан, который тут же поставила перед незнакомкой. Пара секунд, и там уже плескалась играющая радугой на свету жидкость из одной из вытащенных ранее бутылок, а заодно наполнился и стакан Джин, до этого успевший изрядно опустеть. - Прошу.

+1

5

Фрай мужественно вытерпела вонючую дымовую завесу, которую ей пустили в лицо вместо стандартного приветствия. Не имея возможности выматериться вслух (для того пришлось бы сделать вдох, а легкие однозначно не горят желанием знакомиться с парами местных курительных веществ), альгия мысленно отозвалась целым комплектом нелестных слов о девушке и ее поступке. И когда они наконец-то смогли друг друга видеть, полукровка выглядела не самым дружелюбно настроенным созданием в этом баре, потому и улыбку встретила с толикой недовольства в ответном взгляде.
- Важных дел? - насторожилась Фрай, предчувствуя, что за этими словами кроется какой-то балаган. Она проследила глазами в сторону, куда ей указала белобрысая, уставилась на этот оплот разврата, почти скатившийся в сторону оргии, и замерла, чувствуя, как по щекам начал расползаться жар.
Почему-то потребовалось усилие, чтобы отвести взгляд. Нет-нет, ей не было интересно и увлекательно наблюдать за разыгравшейся сценой. Скорее, мозг настолько охуел, что призывал посмотреть еще, дабы убедиться, что это не галлюцинации. Мол, так бывает. Серьезно бывает.
- Пиздец какой-то, - повторила альгия, смутно вспомнив, что уже так высказывалась касательно, кажется, всей Каусы в целом. Впору было благодарить Бэтти, что та, оказывается, еще отличилась скромностью, пытаясь затащить полукровку с каким-то парнем в уголок подальше от всех, а не устроить веселье на виду. Впрочем, хрен с ней. Белобрысая вызывала чуть больше симпатии, хотя настороженность никуда не девалась. Она, кажется, сидела за стойкой сравнительно долго, но пьяной в стельку не казалась. А еще не производила впечатление охотницы, которая высматривает, с кем бы тоже уединиться. Фрай до сих пор не могла смириться с тем, что большей части химериков глубоко плевать, с кем целоваться и заниматься куда более откровенными вещами. И пусть у полукровки за спиной остался опыт такого однополого контакта, она вовсе не спешила повторять. Да и вообще не намеревалась подпускать к себе ближе, чем оно того следует.
В общем, белобрысая не выглядела той, кто станет домогаться, и это целиком и полностью устраивало Фрай. Она заняла стул рядом с девушкой.
- Я не в настроении на подобную хрень, - буркнула альгия, не зная, как еще более тактично ответить на вопрос незнакомки. Не говорить же, в самом деле, что по мнению Фрай они тут все охуели в край?.. - Но меня не изволили предупредить о таких планах. Или это была импровизация, что особого значения не имеет, - полукровка пожала плечами, с легким любопытством уставившись на лицо собеседницы. Блеск глаз, словно у куклы, казался ей симпатичным. Даже интересно, на что способна эта девушка? Каждая вторая из них представляет собой настоящую машину для убийств. И можно сильно обмануться, купившись на хрупкий и невинный вид.
И снова удар по стене сложившихся стереотипов, из которой выпало кирпичиков. Иногда альгия элементарно забывала, что химерики не обременяют себя такой хренью, как валюта. Хочешь выпить - на, пей. Сколько хочешь. Хорошо, сволочи, устроились. Даже слишком хорошо - взгляд снова было потянулся в сторону "хозяина сегодняшней вечеринки", но остановился на полпути и вернулся на место, пристыдившись такой прогулки.
- Спасибо, - задумчиво отозвалась Фрай на подозрительную заботу о своей персоне, сопровождая каждое движение кауситки настороженным взглядом. Мало ли, та решила, что встретилась ей подходящая кандидатура, с которой можно сделать не самые приличные вещи?! Тут, знаете ли, никому нельзя верить. И спиной поворачиваться не стоит, а уж про наклониться за чем-то и того больше рискованно. Может быть, и белобрысая так изящно ныряет, демонстрируя всему миру упругую задницу, не просто так. Может быть, тут за каждым поступком, за каждым движением кроется свой мотив, не такой очевидный.
"Тьфу ты, блин, уже параноиком становлюсь."
Хотя похабный анекот, общий смысл которого сводился к "расслабишься - выебут", все равно так и лез на ум.
- Я тут не самая местная, поэтому все-таки спрошу - это точно не какая-нибудь машинная смазка? - стараясь выглядеть предельно непринужденной, Фрай всё равно казалась белой вороной и, в довесок, ворчливой, всем недовольной бабулькой, которая вокруг себя видела одних проституток и наркоманов.
Впрочем, такой взгляд на мир не лишен смысла.

Отредактировано Фрай (2017-11-18 01:29:01)

0

6

- Важных дел? - переспросила девушка, поначалу не рискуя оборачиваться, чтобы взглянуть в ту сторону, куда уставилась Джин. Она как будто ощущала спиной, что там не происходит ничего такого, на что ее ограниченное какими-то внутренними рамками сознание не взбунтовалось бы, яростно требуя уйти отсюда немедленно. Но все же поддалась любопытству.
Пока взгляд девушки оставался на Эрни и его игрушках, Джин, оторвавшись от созерцания этого действа, посмотрела в свою очередь, на незнакомку. Хитрая улыбка заиграла на лице кауситки, а в глазах сверкнули задорные огоньки азарта.
- Пиздец какой-то, - резюмировала девушка после продолжительного взгляда в сторону творящегося неподалеку разврата. Видимо, происходящее зацепило внимание не только Фостер, но и ее, этой простой гостьи откуда-то извне. То, что девица не местная, сомнений не вызывало, ведь местные не реагируют так на все, что происходит в Каусе. Местные не краснеют, видя, как кто-то лезет в чужие штанишки. А ведь девчонка с трудом оторвала от той великолепной четверки взгляд, и теперь еще сложнее будет стереть со щек этот румянец. Подобная реакция на то, что происходит вокруг, всегда забавляла Джинджер, она вызывала любопытство и желание проверить, где там у соседнего сознания граница дозволенного. Здесь, казалось, граница была уже достигнута, девушка напрочь отрицала подобное. Химерику всегда была интересна природа таких ограничений и внутренних барьеров, выстроенных разумом самостоятельно или же навязанные реальностью, в которых разуму этому приходится существовать. Джин считала, что такие барьеры нужно если не рушить до основания, то хотя бы смещать, существенно расширяя границы, но она никогда никому своего мнения не навязывала, понимая, что у всех свое собственное восприятие. Но румянец этот, что так некстати проявился на щеках девушки, показался Фостер умилительно-забавным. Настоящим. Подобное она видела раньше, но ни разу - у представителя ее родного мира.
- С таким настроем тебе лучше убраться отсюда до того, как эта ситуация выйдет за пределы того столика, - с усмешкой произнесла Джин, снова кинув взгляд, на сей раз - короткий, на Эрни и девушек. Эти четверо с каждой секундой увлекались процессом все больше, хотя пока не спешили привлекать посторонних. Но то ли еще будет… - Дай этим существам пару часов, и все будут втянуты в масштабную оргию, - пояснила Фостер, слегка дернув плечом, как будто сомневаясь, стоит ли ей самой дожидаться этого времени. Она снова затянулась зажатой между пальцами сигаретой и выпустила изо рта клуб дыма, но на этот раз отвернулась, чтобы не обкуривать собеседницу.
Забавно, что, несмотря на свои предубеждения, девушка все-таки заняла высокий барный стул рядом с беловолосой незнакомкой. Ох уж эти противоречия, когда тебе, вроде, противно смотреть, а ты все равно то и дело косишься на раздражитель, когда не хочется оставаться, а ты все равно усаживаешься поудобнее, не хочется пробовать, а руки сами тянутся… В Каусе с рамками дела обстояли попроще ввиду их почти полного отсутствия. Отсутствовало и общественное порицание, что сказывалось на всеобщих настроениях. Были вещи, которые и Фостер казались каким-то перебором, но даже такая консервативная, в сравнении с иными местными, особа никогда не старалась пристыдить или вразумить кого-либо, ей бы такое и в голову не пришло. Все имеют разум, вправе сами решать.
- Я не в настроении на подобную хрень, - недовольно проговорила девушка. - Но меня не изволили предупредить о таких планах. Или это была импровизация, что особого значения не имеет, - добавила она.
Джин, выслушав мнение незнакомки со всем вниманием, засмеялась. Не потому, что как-то хотела показать свое мнение, а просто искренне, звонко, мелодично засмеялась, удивившись несмышлености своей собеседницы. Она слишком плохо знает Каусу.
Взгляд карих, а при здешнем приглушенном свете, в котором яркими вспышками мелькали разноцветные огоньки, и вовсе казавшихся черными, глаз на секунду остановился на отблескивающих серебром глазах Джин, вынудив ту перестать смеяться. Как будто застеснялась, что ли?
- Извини меня, - слегка склонив голову, произнесла Фостер, так и не сумев стереть с лица улыбку. - Тебе стоит учитывать, что мы редко строим какие-то планы. Вряд ли твои друзья, - взгляд упал туда, где она видела ребят, от которых отсоединилась незнакомка, в последний раз, - планировали, что вообще окажутся здесь сегодня. Не говоря уже о том, что решат уединиться. А может, через полчаса мы увидим их в качестве главных героев вон того, - она кивнула в сторону столика, за которым расположился Эрни и его команда, - действа. Кто знает? - она пожала плечами.
- Спасибо, - выдавила из себя девчонка, когда перед ней образовался стакан с янтарной жидкостью.
Она следила за Джин, как будто бы ища подвох в каждом ее жесте, подозревая в чем-то или ожидая… А чего она могла ожидать? Что Фостер бросится на нее в попытке взять силой? Что накачает ее невесть чем ради собственной забавы? Что втянет в какие-то неприятные приключения? Эта мысль позабавила, ведь такое было совершенно не свойственно кауситке, но, впрочем, у незнакомки не было ее возможности убедиться в отсутствии отрицательных намерений у химерика.
- Я тут не самая местная, поэтому все-таки спрошу - это точно не какая-нибудь машинная смазка? - спросила она, чем снова вызвала улыбку на губах Джинджер.
- Ты забавная, - отозвалась кауситка, после чего снова втянула очередную порцию дурманящего дыма. - Нет, обычный алкоголь. Аналог того же виски, только местный. Мягче, не такой колючий на вкус, опьяняет иначе. Он будет обволакивать твое сознание, постепенно раздвигая границы. Так что много не пей, если вдруг не хочешь оказаться в компании Эрни, - усмехнулась она. - Тебе не стоило приходить сюда одной, или в компании тех ненадежных ребят, если у тебя нет цели приобщиться к местному образу жизни. Но вообще, расслабься ты, твое напряжение я даже на расстоянии ощущаю, как будто ты испускаешь из себя электричество. Как зовут? - поинтересовалась вдруг Джин, взглянув в темные глаза девушки. - И откуда тебя сюда занесло?

0

7

Пожалуй, одно раздражало в незнакомке - та рассматривала Фрай, будто диковинную зверушку. И нет, вовсе дело не в каких-то внешних отличиях, коих не так уж много было у полукровки и кои не так уж, к слову, бросались в глаза - забавляла белобрысую именно реакция альгии на всё происходящее, будто монашка впервые в жизни оказалась где-то за пределами своей кельи и оказалась ужасно возмущена воцарившимися развратом и похотью за стенами родного монастыря. Глядя на такой подход полукровки, поневоле и впрямь можно задаться вопросом, чего она тут забыла. На деле же всё было донельзя просто: Фрай, как и многих, опьяняла свобода, которую дарила Кауса. Вот только наслаждалась альгия не замечательным шансом предаться любому из своих грешков и слабостей, являя миру свою изнанку, которая обычно от всех тщательно укрывается - куда больше ей импонировала возможность не таиться и не скрывать, кто она есть. И именно эта самая свобода с правом побыть собой - полукровкой от альгии, на которую никто не будет подозрительно косить глазом, обвиняя в недостаточной породности родословной, - манила больше всего...
- Неужели трахаться не может надоесть? - глубокомысленно изрекла Фрай, выслушав добродушное замечание о том, что альгия ошиблась миром, если рассчитывала на какой-то иной тип досуга. Сама она не могла понять такой ненасытности к плотской близости. Особенно с теми, кого видишь первый раз в жизни. Она могла понять ситуации, когда страсть просила разум отойти в сторонку и занимала его место, заставляя два сердца вспыхнуть и потянуться друг к другу, но...
Происходящее ведь никоим образом не относится к таким случаям. Наверное, она старомодна, может, слишком закрепощенная и предана целому вороху стереотипов, но... так и тянет повторить - пиздец какой-то.
- Ну, начнет это, - таким тоном, будто речь шла про лужу какого-то дерьма, сказала Фрай, поведя плечом, - Расползаться - уйду. Не будут же насиловать, в самом деле? - и хоть полукровка пыталась сказать это пренебрежительным тоном, какой-то процент подозрения и сомнений умудрился просочиться в этот риторический вопрос.
Она вздохнула. Никто, пожалуй, не в силах лучше всего укротить ее настроение, кроме нее самой. Потому остается придержать свое раздражение и обратить внимание целиком и полностью на собеседницу, не растрачивая его на созерцание всевозможной порнографии в чистом виде.
К тому же, та девушка рассмеялась, и Фрай вопросительно подняла бровь, мол, ну-ка, поделись, чего смешного тут углядела? Однако кауситка тут же поспешила извиниться, не дав повода устроить словесную перепалку.
- Да уж, - выдавила из себя полукровка, не зная, как на подобное реагировать. По всей видимости складывалось так, что виновата как раз она, построив неправильные ожидания, которые весьма предсказуемо обломились. И, собственно, складывалось и так, что претензии можно было высказать исключительно себе. А признавать ошибку за собой Фрай не хотелось. Она была готова сослаться на обстоятельства, которые сложились именно так, как сложились. На того парня, который показался для Бэтти слишком желанной компанией. В общем, на всё, что угодно, лишь бы не заляпаться самой грязью вины. - Я иногда забываю, насколько вы своенравные ребята со своим взглядом на мир, - она нервно усмехнулась, поняв, что этим самым "вы" возвела стену между собой и химериками. Подчеркнула, что каждый сам по себе. Не то, чтобы это было слишком плохо, но предсказать реакцию собеседницы Фрай затруднялась. - Что же, буду иметь в виду, что всё построено на импровизации и зове души, - альгия усмехнулась снова, мимолетно задумавшись, уместно ли даже образно упоминать душу у тех, кто отдал свое тело технологиям, став наполовину машиной.
В бокале, согласно описанию, ничего страшного не таилось. Полукровка задумчиво кивнула, принимая ответ, однако все-таки помедлила, крутя стакан перед глазами и рассматривая содержимое, которое никак не могло определиться, какой же цвет ему принять. Значит, виски, но мягче вкусом. Обволакивает сознание, раздвигает границы - звучит как реклама чего-то... Специфического. В который раз усмехнувшись своим мыслям за этот вечер, Фрай отпила глоток, с удовольствием отметив, что вкус ей понравился. И эту приятность захотелось ощутить вновь, поэтому она вновь пригубила напиток.
- А вы забавные для меня, - добродушно сощурившись, объявила она, не обидевшись. Пьянела альгия вообще сравнительно быстро, правда, и отпускало ее так же весьма скоро, а потому натворить каких-либо дел обычно попросту не оставалось времени. - Ну уж нет, - уверенно сказала она, - Я столько выпить не способна, чтобы меня вдруг понесло на подобное, - полукровка упрямо избегала называть вещи своими словами. То ли стеснялась, то ли не решалась, то ли была на то иная какая-то причина.
- Я не одна пришла сюда, - качнула головой Фрай, слушая очередную порцию нравоучений. Блин, да чего она тут прилипла-то, а? Прямо-таки местный гид по миру. Может, достопримечательности еще покажет, сводив под ручку? - Я пришла сюда с Бэтти, которая меня притащила, рассказывая, что я буду в восторге. А потом прилип этот... этот... - полукровка нахмурилась, сосредоточенно уставившись перед собой, тщась вспомнить имя каусита, которого, к слову, и не знала, - В общем, приперся тот парниша, подсел, а потом как-то так случилось, что-о-о... - не зная, как продолжить рассказ, Фрай растянула последнее слово, прикидывая, какими оборотами можно описать случившееся. Не придумала - вздохнула. - Что они почти раздеты и уже тянутся помочь мне не отставать от них, - проворчала она в итоге, сделав очередной глоток. Альгия и сама не заметила, как довела уровень жидкости в своем бокале до самого дна, поэтому очень удивилась, обнаружив, сколько незаметно для себя успела выпить. А раз почти выпила всё, то почему бы не довести дело до конца?..
- И вовсе я не напряжена, - вновь уставившись в серебристые глаза, которые притягивали к себе взор похлеще Эрни со своим гаремом, заявила Фрай, - Что я тебе, скат электрический или тран... транстофа... трансформатор ебаный? - запутавшись в сложном для такого состояния слове и оттого малость разозлившись, чуть на повышенной интонации брякнула альгия. - Я-то Фрай, ага. А тебя как величать? - не без любопытства она продолжала смотреть прямо в глаза собеседницы. Интересно, она с такими и родилась... или была создана? Или это какие-то модификации? - Алей, если слыхала, - оттуда буду. Да только бываю я там слишком редко. Вольная пташка, иначе говоря, - она потянулась, прищурившись, и подняв руки вверх. После чего невозмутимо дотянулась до початой бутылки, вновь наполнив свой стакан. Отпила.  - Ты выделяешься на фоне всех остальных, - внезапно заметила Фрай, вновь залипнув в серебристых глазах. - Единственная, кто рассиживал в одиночестве. Почему?

0

8

- Неужели трахаться не может надоесть? - спросила новая каусовская гостья.
Джин, как будто вовсе не поняв сути вопроса, взглянула на нее, удивленно округлив серебристые глаза, радужка которых теперь, под действием смеси различных веществ, была в значительной перекрыта непроглядной чернотой зрачка. Во взгляде химерика было изумление, сродни тому, что можно испытать, когда кто-то задает вопрос из серии «а почему сахар сладкий?» Наивность, которая исходила от незнакомки, забавляла, а посему Фостер рассмеялась, как будто девушка развеселила ее остроумной шуткой. На самом деле, ей просто нравилась та непосредственность, с которой иномирянка озвучивала свои странноватые вопросы и выводы. Это было чем-то новым и непривычным. Когда как здесь, в баре, никто не задавался лишними вопросами и не впадал в размышления о нравственности, нашлась одна невинная, не испорченная местным образом жизни особа, и, как по специальному заказу, общение с ней выпало именно на долю Фостер. А ведь химерик очень любила подобное, когда прелести жизни в Каусе наскучивали. Сейчас и был как раз такой момент, когда для получения удовольствия было достаточно беседы с новым персонажем, и весь привычный образ жизни отходил на второй план.
- Может, почему нет? - выдохнув, ответила Джинджер. - Наркотики могут надоесть, секс может, еда может. Надоесть может все, что угодно. Но ты не забывай про банальную химию тела - серотонин, дофамин, эндорфины… - кауситка сделала длинную затяжку и снова выпустила ртом в воздух облако белого дыма.
- … Не будут же насиловать, в самом деле?
- Да кому будет охота с тобой возиться? - приподняв бровь, ответила вопросом на вопрос Джин. Тут же все куда проще - если кто-то не разделяет твоих идей и не хочет составить компанию, то проще найти того, кто поддержит инициативу, чем пускаться в уговоры, мольбы или навязывания своего мнения. Для насилия большая часть местных была, пожалуй, слишком ленива. - Уйдешь, конечно.
- Я столько выпить не способна, чтобы меня вдруг понесло на подобное.
Слишком самоуверенное заявление для той, кто просто-напросто не привык к местной выпивке. Джин снова усмехнулась, смерив девушку оценивающим взглядом, как будто бы говоря одними только глазами «ну-ну, посмотрю я на тебя и на твое состояние чуть погодя». Впрочем, вслух озвучивать мысль она не стала, прикинула только, что гостье, при ее общей комплекции и отсутствии какой-либо еды, учитывая, что ее организм не подготовлен к местным напиткам, много точно не потребуется. А Фостер вариант, при котором эта юная особа, позабыв свое недавнее возмущение, начнет проявлять особый интерес к местной публике, не интересовал совсем. Она, напротив, хотела бы сохранить девушку во вменяемом состоянии, чтобы просто немного пообщаться с представительницей другого мира, поделиться чем-то своим и узнать что-то ее.
А язык девушки развязался моментально, после первых же глотков каусовского алкоголя. Она описала свою короткую историю появления в этом заведении, наверняка послала пару мысленных проклятий в адрес того, кто увел у нее подружку, а заодно осушила свой стакан до дна. Джинджер только наблюдала за ее действиями и вслушивалась в каждое слово. Ей было очень интересно следить за гостьей, и свое любопытство она даже не пыталась скрывать.
Спрашивать она не стала, однако сама попыталась поразмыслить о том, что, в конечном итоге, удержало незнакомку от того, чтобы присоединиться к тому, что ей предлагала ее предыдущая компания - банальное стеснение, собственные моральные рамки или простое нежелание в принципе заниматься с кем-либо сексом. Или, может, обстановка смутила? Или сама компания? Джин хмыкнула, улыбнувшись собственным мыслям. Пожалуй, слишком рано для таких прямых вопросов - если самой Джинджер труда не составит их озвучить, то девушку они наверняка спугнут, а лишать себя такого интересного общества Фостер не хотелось.
Слушая, как незнакомка пытается выговорить слово «трансформатор», кауситка снова улыбнулась, отметив про себя, что ей, пожалуй, не помешает все-таки поесть чего-нибудь, чтобы слегка замедлить процесс опьянения.
- Я-то Фрай, ага. А тебя как величать? - немного резко, но с нескрываемым интересом спросила она.
- Джин, - представилась кауситка и, сделав небольшой глоток из своего стакана, добавила, - Фостер.
Ей нравилось ощущать на себе этот изучающий взгляд карих глаз, новая знакомая как будто пыталась распознать истинную природу Фостер, найти грань между естественным и искусственным, однако, в случае с Джин, это было сделать очень сложно - отсутствие видимых следов какого-либо вмешательства делало ее почти неотличной от обычного человека, и, в то же время, в ее облике было что-то неуловимое, но явно указывающее на какую-то ненатуральность, и дело даже не только в цвете ее волос и глаз, а в общем образе.
- Алей, если слыхала, - оттуда буду. Да только бываю я там слишком редко. Вольная пташка, иначе говоря.
«Алей - холод - подземелья - альгии - зверолюди,» - тут же выстроилось в мыслях, однако озвучивать это Джин не стала, решив ограничиться простым кивком. Взгляд серебристых глаз проскользил вниз, остановившись на ногах девушки. Пока что иных звериных признаков не нашлось, только копытца, плохо различимые в приглушенном свете.
- Ты выделяешься на фоне всех остальных, - сказала Фрай, снова заставив Джин улыбнуться. - Единственная, кто рассиживал в одиночестве. Почему?
- Ты не первая, кто выделяет меня из толпы местных почему-то, - заметила кауситка, отведя глаза в сторону. Нет, не от смущения, а лишь для того, чтобы собеседница слегка отвлеклась от прямого взгляда «глаза в глаза». - Ну, знаешь, я и пришла сюда, чтобы посидеть в одиночестве. Не факт, что я так просидела бы долго, но пока не успела найти себе занятие получше. И итог меня устраивает, увлекись я кем-то здесь, не общалась бы сейчас с тобой, а? Вообще, иногда приятно просто выпить, поглазеть по сторонам, если, конечно, не раздражаться от одного только вида Эрни и его девочек, - усмехнулась Фостер, с хитрым прищуром взглянув в глаза Фрай. - Не хочешь чего-нибудь поесть? А то наша беседа может закончиться слишком скоро.

0

9

Риторический вопрос, повисший в воздухе, снова вынудил незнакомку переливисто рассмеяться, за чем последовал подозрительный косой взгляд альгии. Как и большинство, Фрай терпеть не могла быть посмешищем, в то же время кауситка не выглядела пренебрежительной и высокомерной. И уж шепотом самой себе можно было признаться, что улыбка шла ей к лицу, вызывая окромя подозрения и толику довольства: обычно так не смеются в обществе тех, кто вызывает неприязнь и отторжение. Полукровка не думала о том, что и это общение может быть чем-то мимолетным и стихийным - заполучив достойную замену утраченной подружке, Фрай самую малость расслабилась, погружаясь вниманием в происходящее. Раздражение сглаживалось, поддаваясь воздействию и компании, и алкоголя, и альгия вольготно облокотилась о стойку, подпирая ладонью щеку.
- Жутковато, наверное, иметь возможность дотянуться до всего, к чему душа лежит, - задумчиво проговорила Фрай, фоново ощущая, как жалобно скрипнул мозг, услышав целых три смутно знакомых термина. Можно было, конечно, начать домогаться к своей памяти и выудить из оной на белый свет понимание значения тех слов, но зачем? Куда лучше отрешенно кивнуть, будто прекрасно понимаешь, о чем ведется речь, и для тебя это само собой разумеется. - Жутковато скучно, - добавила следом альгия, сделав паузу. И неодобрительно покосилась на химерика, когда та почти что с искренним изумлением поинтересовалась, кому может показаться захватывающим и желанным силой убеждения принуждать к близости. Почему-то это звучало покушением на самооценку, негласным заявлением, мол, не стоишь ты, рыбка, того, чтобы удочку свою расчехлять. Фрай промолчала на это. Если прицепиться к словам, начать бить копытом, то наверняка ей придется отсюда уйти, оказавшись уже в полном одиночестве и потеряв расположение девушки с серебристым глубоким взглядом. Этого даже гордой альгии не хотелось.
Теперь ей подумалось, что разговор слишком походил на взаимную разведку. Странный обмен любезностями и постоянное прощупывание друг друга, приправленное ухмылками и загадочными взглядами. Фрай было любопытно, какие мысли роятся в голове... Джин? Джин Фостер? Вот и познакомились. Она кивнула, не став прибегать к заезженным фразам касательно искренней радости такой встречи. Химерик, прознав с каких краев альгия, лениво пробежалась по ней взглядом, пытаясь найти какие-то внешние особенности. И, конечно же, на глаза той попались лишь копыта. Ну, да, конечно. Уши спрятались за волосами, рогов толком и нет - те жалкие отростки можно ненароком лишь нащупать, а хвост абы кому не показывается, это почти личное. Воротник и вовсе не привлекает особого внимания - нравится носить мех, вот и носит, такова будет первая мысль.
- Ты не первая, кто выделяет меня из толпы местных почему-то.
- Потому что ты другая, - сходу и без лишних раздумий выпалила альгия, будто побоялась, что эта мысль растворится среди остальных, промедли девушка хоть долю секунды. Новое знакомство действительно захватывало. Оно ни к чему не принуждало, позволяя отступить и уйти по своим делам в любой момент, но вместе с тем подталкивало к какому-то азарту, невинному противостоянию. Полукровка затруднялась понять эти ощущения - алкоголь, распространившийся не без ее помощи по крови, мешал это сделать.
- Это странное место, чтобы побыть в одиночестве, - пожала плечами Фрай. - Разве не лучше уйти в другой мир, чтобы побыть наедине с собой?
На взгляд Джин она ответила прямым, прямо-таки вызывающим взглядом, не мигая. Будто пыталась заставить Фостер первой отвести взгляд.
- Хочу, - сказала альгия. И, ощутив какой-то тревожный укол на сердце, всё-таки повернула голову в сторону входной двери. Только что вошел какой-то тип, который не понравился с первого взгляда. Он, может, был неплох внешне, и даже мог оказаться по вкусу девушки, вот только нечто неприятное в его сути так и сочилось в каждом движении. Фрай подумалось, что такие, возжелай они чего-то, будут пытаться получить это. И получат.
- К нам попрет сейчас, - с толикой сожаления проговорила полукровка. - Уверена просто.
Незнакомец перехватил ее взгляд, что-то внутри у альгии вздрогнуло снова, и она со всей поспешностью развернулась к нему спиной, снова возвращая свое внимание к Джин.

0


Вы здесь » Фантазис » Что-то невразумительное » Ложные идолы