Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Отрывки из биографии » «Формула смерти»


«Формула смерти»

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

«Иногда я чувствую, как Скука разрастается внутри, пускает метастазы всё глубже в моё тело и нарушает целостность мыслей. Она расходится чёрной гнилью по венам, захватывает всё новые и новые нейронные узлы, перехватывает управление над моим телом. Но хуже всего – что и над сознанием тоже.
Скука – вирус, разрушающий мою нервную систему, как червь-древоточец подтачивая долго, постепенно, год за годом вытлевая бесконечные ходы-лабиринты в сознании. Она бросает химериков то в жерло вулкана, то в бескрайние недры нокса, но меня она сводит с ума иначе: подменяет приоритеты, понятия правил, сознание последствий и масштаб внутренней войны. Скука приходит в мой разум хаосом, нашёптывает новые правила, подсказывает разрушительные, кровавые, безумные идеи борьбы с тишиной в голове. И если не я однажды сорвусь первым, думаю, это сделает любой другой химерик. Да. Я удивлен, что никто не сорвался раньше, потому что даже мне уже не раз пришлось побывать у самой грани. Но в нужный момент рядом оказывалась Ты
http://s4.uploads.ru/t/kAXqb.jpg
Скука – мой страшнейший диагноз. Ты – седативное, временно притупляющее приступы безумия, накатывающие так внезапно. С тобою я не становлюсь нормальным, но с тобою мое безумие, по крайней мере, имеет повод, имеет выход, имеет блок. Вся моя злость имеет точные значения, исходный код в ячейках самоосознания.
Без тебя я срываюсь, меня накрывает внезапными вспышками. Вот я завлекаю очередную красотку на перепих, а вот уже сжимаю искусственные пальцы на её тонкой слишком не твоей шее, с одной мыслью: успею ли разглядеть в зрачках девчонки страх, когда одним щелчком переломлю хребет?
То я, вроде, нормальный, то меня вдруг бросает в ярость. Я злюсь не из-за чего, просто «вдруг», «внезапно». А потом, спустя время лишь, я понимаю, что едва не переступил грань. Что меня уже могло не быть вовсе.
Но с тобою всё не так. Мой анамнез неутешителен, мой диагноз смертелен, но есть лекарство, продлевающее временно эту бесполезную жизнь.
Ты вносишь исходные данные в программу, построенную на хаотичном коде из бесконечных неоформленных формул. ТЫ вносишь те нужные значения в ячейки, из которых ведётся счёт. Без которых итог – лишь бессмысленный набор символов и чисел.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-12-12 19:00:59)

+2

2

Темные провалы заученных наизусть развалин Игрового полигона были одинаково бездонными в этот раз. Ни в одном проеме Эргер не замечал ни малейшего движения, не слышал ни вдоха, ни шелеста ткани, ни щелчка затвора или падения сорванной чеки. Тишина и непроглядная темень, с которой, почему-то, не справлялась даже встроенная в ретинальные имплантаты система ночного видения. Казалось, что здесь никого нет. И это настораживало еще сильнее, потому что Эргер точно знал: враг несомненно должен быть рядом. В том и заключается суть «Игры».
Легкий свистом воздух расколол один кинжал. Эр на одних инстинктах умудрился увернуться, он направил дуло болтера в направлении места, откуда только что метнули оружие; разрушительной силы снаряд вырвался и устремился к черному окну. В темноте полуразвалившегося помещения раздался взрыв, посыпалась кирпичная крошка. И все. Снова тишина.
Убил?
Новый кинжал стал неожиданностью не потому, что Эргер расслабился после выстрела. На этот раз сталь, ракручиваясь вокруг своей оси, летела с совершенно противоположной стороны и, только-только Эргер послал снаряд в черный провал многоэтажки, как еще одно лезвие прошило его плечо уже сбоку. Так выходило, будто враг не один, будто их как минимум трое, или какое-то невиданное Эргером оружие метает кинжалы, пока Игрок преспокойно курит где-то между развалин. Но как только киборг осознал, что нужно укрыться в четырех стенах самому, а не стоять посреди полигона будучи открытым для обстрела, кинжалы, словно острые осколки стекла, полетели в него со всех сторон. От некоторых мужчина умудрялся увернуться, но это меньшее число из десятков, может, целой сотни прицельно брошенных ножей. Часть из них он сумел отмести искусственными руками. Но многие из них достигли цели, одна за другой вгрызлись в живые участки тела химерика. Каусит кружился вокруг себя пытаясь понять, откуда же исходит обстрел, но кинжалы будто возникали из воздуха.
Их слишком много, Эргер. Нужно уходить! Уходим! – слова сидки раздавались отовсюду одновременно, точно так же как и эти кинжалы возникали из самой темноты. Эргер бросился то к одному черному провалу, то к другому, потому что здание внезапно разорвало и мужчину отбросило волной. Несколько осколков прошили его ногу, и теперь он, истекая кровью, уже не мог достаточно быстро бежать.
Их слишком много, Эргер! – повторяло эхо, и невозможно было различить откуда возникает звук.
Где ты? Черт возьми, где ты?
Но эхо не утихало, как не давало и новых слов. Как заевшая пластинка повторялось одно и то же вырванное из памяти химерика.
Рейт бросался от здания к зданию в надежде укрыться, но из-за раненой ноги он двигался медленно, и только это спасало его: развалины разрывало прямо перед мужчиной, войди парой секундой раньше, и Эргер бы уже давно был погребен под кирпичами. Полигон рушился, на глазах обращаясь в сплошное поле из обломков, пока не осталось одно единственное здание. Эргер бросился туда, но не вовнутрь. Он обогнул развалины и зашел за дальнюю стену. Взрывы прекратились, тишина снова завладела полигоном, но звуки все же были. Тихое дыхание, срывающееся на стон, легкий шорох ткани и скрип кожаных брюк, приглушенный смешок, утонувший в поцелуе...
Эргер остановился у самого угла. Он уже знал кто там, он видел это тысячи раз в самых разных вариациях, но сейчас не осознавал, что это только сон. Его сердце колотилось, все тело в живых его частях болезненно жгли невидимые медузы. Он не смотрел на кинжалы и не пытался вытащить ни один из них.
Медленно Эргер сделал шаг. Он смотрел, как чужие руки сжимают смуглую кожу на Ее  талии, как Она  льнула не_к_нему. А потом оба одновременно заметили его присутствие, обернулись, засмеялись, переглянулись, не разрывая объятий.
Проваливай в свою дыру. – снова сказала она, усмехаясь, обжигиющие бессилием слова, ведь он помешал Ее забавам.
Поэтому ты хотела меня убить? – услышал киборг собственный охрипший голос, но в ответ только новый смех из ее уст.
Ну зачем же марать руки? Ты и сам истечешь, все, что мне нужно – не дать тебе вот это, – в руках сидки оказался знакомый мужчине катерайзер. Шиан отобрал его, подбросил в руках, оглядел, а Ее проклятые губы беззвучно повторяли въевшиеся в память слова: «Я больше не желаю тебя видеть!»
Химерик выстрелил. Точнее, нажал на курок, но ничего не произошло. Он жал и жал, но механизм заклинило напрочь, бессилие заставило Эра броситься к ним, сжать изрубленные кинжалами импланты в кулаки. И тогда сид выпрямил два пальца одной соей свободной от объятий руки, направил в лицо Рейта, и, улыбаясь победно, изобразил выстрел.

Когда Эр проснулся, его трясло от ярости.
Но еще больше от бессилия и презрения к самому себе.

+2

3

Однажды ты спросишь почему я глубоко закопал себя под слоями масок, под стальными защитными куполами, под отработанными движениями, заученными фразами с колкой усмешкой... Почему я не реагирую на добро как полагается, а рычу и кусаюсь вместо того, чтобы принять. Скажешь, что я не ценю хорошего отношения? Что понимаю только таких же, как сам?
Моя проблема именно в том, что хорошее помню, а плохое забывается, ибо незначительно.
Подосрать не требует трудозатрат и великого ума, это все мелочи, может любой. Другое дело — хорошее отношение, хотя не обязан; помощь, когда не просил: все это необычно для мира в котором я рос, наполовину уличный пес, я учился с детства рычать и показывать зубы обидчику, даже если страшно и больно — не поджать хвост. А потому, когда вдруг кто-то внезапно и безвозмездно ко мне по доброму, вот без причин, без ожиданий ответного, просто так... Вот тогда я себя ощущаю столбом, ведь не научен правильно на добро реагировать. В то время как другие проявляют эмоции, визжат или обнимают помощника-добряка, пожимают руки, сияя в 32 софита, я лишь сдержанно благодарю, потому что не умею иначе, не выдавлю. Даже если чувствую, знаю, что нужно проявить благодарность весомее, даже если внутри пробуждается тот самый побитый щенок из детства... которому раньше не протягивали руку даже «друзья», глядя, как толпой на одного, слабого, но уже тогда гордого, пусть в грязи, пусть с изорванными сандалиями.
Внешне не увидишь, эти эмоции скрыты слоями образов и тщательно выстроенного мною, в память «вшитого» иглами прожитых лет самоконтроля, но внутри...
Невидимое никому существо с удивленными преданными глазами на мокром месте не от обиды, а от неверия, непонимания, зачем кому-то просто так и для меня, незнакомого, чужого, серого.

Добро хуже зла. Безразличие — правило!
Помощь воспринимается нападками, попытками уязвить.
Я никогда не прошу об одолжениях: справлюсь сам, или пойду на дно, но это будет моя вина, и надежда на одного лишь себя.
Мне проще не принимать помощи, не надеяться на чужое плечо, потому что страшнее всего потом разочарование...
А без доверия не будет и обид, ведь я не жду добра, не ожидаю подарков с небес.

Безразличие — норма.

Вот бы еще научиться не помнить хорошего, не подставляться под удар со спины тем, кто бил уже не раз. Закрыться за новыми куполами, дополнительными преградами, за черными дырами в вакууме собственной вселенной не на двоих. На одного лишь меня.

Свою защиту я выстраивал с дества, и до нынешних лет совершенствовался в этом мастерстве. А потому ты, наверное, всегда будешь свято убежден что я неблагодарное, скользкое, мерзкое..

И, может, ты отчасти прав, мне до этого не должно быть дела.

Безразличие.

Отредактировано Эргерион Рейт (2018-01-20 01:18:16)

+1


Вы здесь » Фантазис » Отрывки из биографии » «Формула смерти»