Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Смотри в себя


Смотри в себя

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Заявка.

Название флэшбэка: "Смотри в себя"

Общее описание: двухмесячный роман с одним из местных жителей у альгии заканчивается более, чем трагично: выслушав слова девушки о том, что им лучше разбежаться, химерик просто-напросто сигает прямо в Нокс, оставляя свою возлюбленную в полном шоке. Не понимая, свидетельницей чего стала только что, Фрай бредет по улице, натыкается на какого-то каусита и просит того запросить данные о погибшем через имп, не веря в случившееся.
Но имя отсутствует в базе...

Предполагаемые участники: Фрай и Эргерион Рейт.

Предполагаемые место и время действия: около 14 лет назад, Кауса.

Дополнительная информация: Му.

Принято. ПС.

0

2

Ландерс сомневалась, не смея в мыслях поставить окончательную точку в этом решении, принять его, согласиться, что так будет лучше всего. Сердце болезненно саднило всякий раз, стоило ей пытаться подобрать слова для того, чтобы сказать - хватит. Так больше не может быть.
Нет-нет-нет, - начинало частить сердце, когда Фрай пыталась морально собраться. Нет-нет-нет.
Она прикрыла глаза, бессильно привалившись спиной к стене. Через несколько минут подойдет Лантор. Через несколько минут Фрай скажет, что не видит их совместного будущего, а потому пора подводить всё к концу.
Нет-нет-нет.
Черт побери, как назло ведь в мыслях всплывает целый ворох воспоминаний, мельтешащих подобно осенним листьям, поднятым в воздух шальным ветром. Альгия закусила губу, не открывая глаз. Черт побери, да. Лантор умудрился показаться не таким, как все. Фрай до последнего верила, что его симпатия к ней - просто игра, за которой ничего не стоит. В самом деле, химерику, одуревшему от скуки и приевшихся развлечений, сойдет за новинку исполнение странного ритуала под названием "ухаживания".
Кажется, альгия сломилась за неделю с небольшим. Больше всего подкупало то, что Лантор действовал уверенно. Казалось, он не представляет, что может прийтись не по вкусу девушке, и та попытается его отшить. Фрай, к слову, пыталась возвести между ними границу. Пыталась трусливо сбежать, ощущая, что к ней подбираются непозволительно близко. Полукровка не могла позволить, ведомая гордостью, признаться в страхе довериться, позволить себе принять тот факт, что теперь есть не только "я", но и загадочное "мы", которое принесет с собой много чего нового и захватывающего.
Когда альгия в очередной раз попыталась сказать, что ее необходимо оставить в покое, добавив звонкую пощечину для пущей убедительности, Лантор не рассердился. Потирая горящую щеку, он лишь улыбнулся и сделал шаг к ней навстречу.
И честно слово, Фрай совершенно не поняла, как так сложилось, что через пару минут они стояли уже в обнимку и целовались где-то в тропическом лесу, полном ярких красивых бабочек. Но целое облако пестрых крыльев не шелестело громче, чем билось ее сердце в тот момент... Да, потом он позвал к себе домой. И покуда Фрай сомневалась, ее заминкой воспользовались. Ее просто повели, не обращая внимания на вялое сопротивление, которое вскорости прекратилось.
Да, тогда альгия сломилась духом, и трепетная лань прекратила биться в львиных когтях, отдаваясь чужой воле. Она всё так же искала подвох, всматриваясь в его глаза. Пыталась подловить, раскрыть заговор против нее с целью подшутить, но всё бестолку. Лантор терпел, Лантор журил за каждую провокацию, а потом просто утягивал в свои объятия и не выпускал из них добрую минуту. Фрай обязательно недовольно бурчала в этот момент, обвиняя в телячьих нежностях и розовых соплях. Вот только карие глаза лучились светлым счастьем, не в силах это скрыть. Каусит непозволительно искусно подобрал к ее сердцу ключ. Тонко чувствовал, где нужно уступить и дать время подумать, а где нужно настаивать на своем. И это обескураживало, лишало точки опоры из-под ног. Ощущая себя раскрытой книгой, Фрай еще больше боялась, понимая собственную беззащитность, но болезненного удара так и не последовало. И она поневоле доверилась.
Потом, конечно, на цветной сказке появились грязные пятна реальности. Он оказался вспыльчивым, ревнивым, капризным. Порой Лантор напоминал избалованного ребенка, который не видел разницы между своей девушкой и какой-либо неживой вещью. Всецело принадлежать и исполнять чужие прихоти. Нет, к ней тоже прислушивались. И порой эта неволя была слишком сладкой, чтобы от нее отказываться. А видеть пылающий ревностью взгляд было приятно, понимая, как тобой дорожат.
Но теперь Фрай сдалась. И поняла, что больше не может - задыхается. Пора с этим кончать...
Нет-нет-нет.
Он как подросток. Он обязательно наиграется. И бросит ее первым.
Нет-нет-нет.
Какое будущее у них может быть? Химерики, кажется, бессмертны. Она - нет, если никоим образом не повлиять на процесс старения. Что, ей тоже стать наполовину машиной?
Нет-нет-нет...
И тот ли это, с кем хочется разделить жизнь? И всегда ли в трудную минуту его плечо будет рядом, чтобы можно было опереться?
Нет-нет-нет...
Ожидание было слишком томительным.

- Лантор... Прости, но... нам лучше остановиться. Остаться друзьями, или около того... - за весь этот разговор она так и не посмотрела в его глаза. За спиной химерика простирался Нокс, и черная рябь отзывалась еще большим холодком на саднящем и жалующемся на такой поступок болью сердце.
- Значит, наигралась, да? - она видела, как его руки сжались в кулаки. Фрай знала, как остро Лантор умеет реагировать на некоторые вещи. Показывать эмоции он не стеснялся. А уж если происходящее не было ему по вкусу, то об этом даст знать во всех красках.
- Нет, пойми меня правильно, просто мы слишком...
- Мы были слишком счастливы вместе, не правда ли? - Фрай чувствовала не только вину, но и страх. Нет-нет, не то, что ее ударят или причинят боль. Страх, пожалуй, был порожден сомнением: правильно ли поступает? Не зря ли подпалила мост, уйдя на противоположный берег?.. Вернуться уже не получится...
- Пусть будет так, Фрай Ландерс. Я вижу, тебе нечего сказать. Ну что же, прощай.
Всё оказалось слишком просто. Она даже ощутила привкус разочарования, что Лантор не попытался остановить. Не пробовал образумить. Будто давным-давно отпустил ее в своих мыслях, а теперь конец их отношениям оказался наконец просто озвучен. Официально признан.
И вот от этого стало по-настоящему больно.
Каусит шел быстрым злым шагом в сторону Нокса. Фрай же удрученно осталась стоять на месте, поникнув плечами. Его обида показалась ей странной. Какой-то наигранной. Словно он был не химериком...
- Лантор! - она не выдержала. Позвала, и он обернулся, не останавливаясь. Помахал рукой ей с издевкой и... сделал шаг. В Пустоту. В Нокс.
- НЕТ!!! - Фрай уже сама бежала к нему, точнее, к месту, где он только что стоял. Подорвалась мгновенно, как внутри кольнуло тревожным опасением, что грядет нечто страшное. То, что действительно не удастся исправить. - Лантор! ЛАНТОР!
Конечно, он не откликался. Она звала его, покуда не охрипла, еще минуты три, не веря. Даже не плакала - почему-то глаза были сухи. Зато внутри всё было исполосовано. Фрай казалось, что она прямо чувствует эти кровоточащие порезы где-то в районе сердца.
Она в отчаянии обернулась, надеясь увидеть хоть кого-нибудь еще. И чужой силуэт не ускользнул от внимания альгии.
- Помогите! Пожалуйста, стойте! - полукровка подлетела к незнакомому мужчине, задыхаясь от стремительного бега. Эти несколько десятком метров девушка преодолела за доли секунд. - Лантор... Лантор Эйгон... Он в базе? Скажите, пожалуйста... Он в базе? - голос непозволительно дрожал. И вот теперь потекли слезы, отчего она прикусила губу.

+1

3

Нокс давно манил Рейта. В этом идиотском мире не было ничего, что бы имело хоть какую-то ценность, ничего, что могло бы заставить жить. У него не было друзей, потому что он так и не научился доверять химерикам. У него не было родных, потому что он сам давно отказался от биологической родни. Все, что у него было — это дурацкие мысли о смерти.
Не его смерти. Других.
Сумасшествие порою налетало на Рейта с разбегу, сносило с ног своей внезапностью, сбрасывало с крыши. Его вдруг накрывало желание подорвать ко всем чертям этот мир, пусть даже Рейт и сам погибнет при этом. Он забирался в заброшенные районы, вблизи от Нокса, отключал имп, и фантазировал, строил идиотские планы о том, как угробить этот безликий, бесполезный умирающий мир, как столкнуть Каусу в Нокс еще быстрее.
Иногда вместо этого Рейт представлял, как и сам начнет убивать. Уже тогда, 14 лет назад он с трепетом вожделения думал о том, как его пальцы погрузятся в чье-то разорванное тело, как он будет сминать, перебирать мягкие органы в обрамлении жестких, разбитых в крошево костей... И он не раз доводил сам себя до пика настоящими тогда еще руками, просто фантазируя об этом... А потом приходил в себя и ненавидел, самоуничижаясь, ужасаясь этим мыслям, этим действиям. Потому что в те моменты он наконец осознавал, какое чудовище сидит внутри — только дай волю.
Он не давал.
Цепями сковал свои мысли и желания, свои жестокие фантазии, свои сны, в которых сплошь кровь и боли крик. Чужой, приятный до трепета и возбуждения, до новых движений пальцев по твердой плоти. Он ненавидел эти низменные, отвратительные моменты и старался забыть.
Вот и сейчас скука впивалась в его загривок клыками, заставляла фантазировать о том, чтобы кого-то убить и ощутить вкус мертвой плоти на собственном стволе. Рейт бродил у самой кромки Нокса, когда вдруг — совершенно для него ново — в темноте, вдали, увидел чье-то движение. Химерик... кажется, женского пола, во всяком случае, тонкому звону боли в истошных воплях. Она кого-то звала.
Глаза мужчины, тогда еще не прошитого имплантатами от корки до подкорки, заблестели в предвкушении, он пошел вперед, уже держа ладонь в кармане куртки, а в нем — нож. Он шел неспешно, прицениваясь со стороны, не понимая еще, что там происходит. На готове. И вдруг незнакомка увидела его. То ли он шел не достаточно бесшумно, то ли блик неонов города выхватил его фигуру в ночи, выбившись из-за очередной полуразрушенной высотки. Она, вопреки всему, не испугалась его темного образа, его безумных, темных тогда еще глаз. Подбежала к Рейту и засыпала вопросами. Эр даже опешил, увидев на лице ее слезы, кровавое наваждение дрогнуло, будто спугнули, подернулось дымкой и лопнуло, осыпав мужчину лишь остаточным туманом дурных мыслей.  Глаза уже во всю огибали девушку с копыт до головы, приходило понимание о непричастности незнакомки к этому миру. Не часто он видел в Каусе людей из других миров, и сейчас взор его удрученно застыл на пушистом подшерстке там, где у кауситок его нет и в помине. Это выглядело, мягко говоря, странно, пусть и не отталкивающе. Просто странно.
Удивляясь самому себе, собственному внезапному порыву добродушия, Эргерион восстановил подключение к импу и запросил указанное незнакомкой имя.
«Имя не найдено.» — тут же поступил ответ. Эр поморщился, сжал губы, и как-то подозрительно скосился на обладательницу копыт.
Таких нет, — произнес он, приподняв брови выше на лоб, как бы намекая, что незнакомка что-то напутала. — И никогда не существовало.

Отредактировано Эргерион Рейт (2017-11-18 23:34:48)

+1

4

Лантор говорил, что в Каусе безопасно. Рассказывал историю появления Трех Великих Запретов, ведя к тому, что в бездушном мире техники нечего бояться. Фрай допускала вероятность его правоты, да и в целом все-таки верила в то, что местные законы соблюдаются. Но именно рядом со своим избранником чувствовала себя спокойнее. По самому городу они бродили мало: Лантор показал несколько наиболее интересных кварталов, а на остальное предложил не тратить драгоценное время, отдавая его в дань куда более занятным... видам досуга.
Иногда альгия сомневалась, что имеет дело с химериком. Он неуловимо чем-то отличался от остальных, и Фрай терялась. С одной стороны, она имела очень посредственное представление о кауситах, чтобы судить наверняка. С другой - порой собственной интуиции более, чем стоило доверять.
То Лантор будто пытался быть таким, каким она его мечтала видеть. То словно действовал назло, стараясь вывести девушку из себя на пустом месте, и демонстрировал целый ворох недостатков, вызывающих зубной скрежет.
С ним было настолько не соскучиться, что это утомляло. Первоначально альгия была ослеплена множеством ярких и, главное, новых эмоций, шла на поводу, мнила себя счастливой. А потом выдохлась и обозлилась от нехватки энергии, которую с нее продолжали требовать. Она не была способна на такую отдачу в постоянстве.
Это не было любовью, и даже в самый разгар юношеского максимализма полукровка прекрасно понимала подобное. Влюбленность, разбавленная страстью. Чувство счастливого опьянения от того, что кому-то нужен, кому-то нравишься, кто-то желает тебя, а так же ревнует к остальным.
Но эти отношения были костром, накормленным соломой. Костром, который вспыхнет так ярко, что даже ослепит, взметнется прямо к небу, опаляя невыносимым жаром... И так же скоро угаснет, оказавшись горсткой золы с багряными всполохами.
Фрай считала, что время пришло, как горько ни думалось ей о разлуке. И пусть она вполне осознанно сделала шаг навстречу, до того немало помешкав, нужно ли ей это всё, девушка не делала ставки на вечность.
И вот теперь... теперь такое безумие, которое не укладывалось в голове. Ей до сих пор не было больно лишь потому, что не верилось в правдивость случившегося. Лантор просто сделал шаг в черную рябь и растворился без следа. Казалось, он в любую минуту вернется назад. Или просто выйдет из-за угла, картинно вскидывая руки - оценила фокус, а?
Сейчас его не было рядом, но его слова о том, что Кауса безопасна, Фрай помнила. И потому в случайном прохожем видела в первую очередь спасение, но никак не угрозу. Где-то глубоко в мыслях альгия отметила, что ее рассматривали с толикой удивления. Но от химериков не было резона скрываться: прекрасно зная о других мирах и периодически их посещая, они знали и про разнообразие рас, населяющих Спираль. Никаких вопросов незнакомый мужчина не задал, по всей видимости, подавая запрос в ту самую сеть, пронизывающую мир существ, слившихся с техникой в единое целое.
Фрай выжидала, чувствуя, как предательские слезы прокладывают себе путь вниз, оставляя блестящие дорожки. Кауситам, конечно, эмоции не чужды, да и они сами не терпят пресности, но альгии... Да нет, ей было плевать в тот момент, что о ней подумают.
- Таких нет, - сердце обреченно рухнуло вниз. Девушка перестала дышать, уставившись куда-то мимо незнакомца в пустоту. Значит, погиб. На ее глазах. Она боялась даже соприкоснуться с мыслью, что причастна к этому, что сама подтолкнула к такому безумному ходу.
- И никогда не существовало.
- Что? - Фрай растерялась. Мог ли быть Лантором гостем в Каусе? Но... он же при ней использовал имп, а разве не только химерикам это доступно? Он был таким же, как все остальные. Был со своими модификациями... Он объяснял и рассказывал альгии, даже показывал, да только те заумные слова попросту не задерживались надолго в мыслях полукровки. Нет. Нет-нет-нет. Это какая-то ошибка. Исключено. Невозможно.
- Нет, это... этого не может быть, - медленно проговорила Фрай. До чего тяжко было удерживать себя хотя бы в пограничном состоянии, понимая, что нельзя позволить рассудку ускользнуть песком сквозь пальцы. - Может быть, какой-то сбой в системе? Он же... Я же его только что видела, и он... он... он ушел в Пустоту... - сказать это было сложно. И больно. Словно, озвучив это, альгия приняла случившееся. Признала, что это произошло, именно это, никак иначе.
Никто не выйдет из-за угла, сказав, что пошутил. Чуда не произойдет.
- Может быть, Вы видели?.. - ей пришлось сделать паузу после вопроса, потому что голос, и без того дрожащий, сорвался на всхлипывания. - Он... но правда же был... Живой и настоящий! И он точно химерик... Был... Был, - она пошатнулась, чувствуя, как резко вдруг закружилась голова.
Был.
Больше нет.

+1

5

Эргерион видел, как растеряна девчонка. Не казалась она сумасшедшей, не казалась сбрендившей напрочь. Ее удивление и растерянность, насколько он вообще мог судить по эмоциям женщин, выглядели настолько неподдельными, что Эр сделал еще запрос, усомнившись уже в том, что сам запросил верно. Но ответ не изменился. Дважды Эр не мог ошибиться.
Не найдено имя ни в базе существующих кауситов, ни в архиве мертвецов. – ответил он ощущая, что пыль безумия осыпалась с него, будто ветром сдуло тонкий фатин.
Незнакомка выглядела не просто удрученно, да и слезы ее говорили о большем: испуг, даже ужас. И боль, вот ее Рейт чувствовал кожей, и именно сейчас она действовала на мужчину, почему-то, негативно. Он прекрасно знал, что это не так, но отчего-то почувствовал себя ответственным. Будто он причастен к обману, будто именно он должен этот узел развязать. Хотя осознание, что девушка из другого мира вообще-то ему никто и звать ее никак – заставляли этой ответственности сопротивляться. Его и тянуло, насильно влекло помочь незнакомке, и одновременно отторгало: да схуяль?
Эргерион боролся. Лучше всего сейчас просто уйти, пусть разбирается со своими проблемами сама, он здесь лишний. Рейт все равно никого рядом с ней не видел, и если тот недохимерик бросился в нокс – Рейт-то здесь при чем? Да и сбоев в системе не бывает, на сколько знал мужчина. За прожитые им годы ни разу он не запечатлел ни одного.
Девушка, казалось, вот-вот совсем уже разревется, и Рейт машинально отступил, невольно выражая протест: «Не нанимался я подтирать кому-то сопли!»
Он собирался было уже развернуться и уйти, но альгия пошатнулась. Инстинктивно химерик подался еще назад, но вдруг его накрыло отвращением к себе: Да что же он за мужик такой, если прячется от женских слез? Если сбежать готов, поджав хвост, при малейшем намеке на ответственность или хоть какую маломальскую помощь?!
Девушка не упала, и хорошо. Не сразу Рейт переборол необъяснимое желание уйти, отвязаться от незнакомой ревущей девчонки. И шагу к ней все равно не сделал, только застыл в ступоре, никогда еще не успокаивал плачущих женщин.
Сглотнув, Эргерион уже на автомате третий раз проверил указанное альгией имя. Сжал зубы, понимая что, видимо, так просто ей не помочь, придется все же потрудиться. Невольно сгреб вверх волосы, упавшие на лоб, тяжело выдохнул, смиряясь, и спустя несколько долгих секунд, непрестанно глядя на блестящее от слез лицо девчонки, мужчина все-таки произнес, как бы нехотя, тихо, с тонкой надеждой, что альгия в любой момент просто исчезнет, переместится в свой мир, и он никогда ее больше не увидит.
Либо он тебе соврал на счет имени, либо химериком не был в корне. Есть же подпольные инженеры, которые могут вживить любой имплантат кому угодно из любого мира.
И только озвучив, Эр с опозданием стал вспоминать, что, вообще-то, существа из других миров не так легко принимают имплантаты, как химерики, их организмы и сам геном недостаточно силен для того. Да и если некоему иномирцу вживили имплант, дающий доступ в имп, то почему его подпольно не внесли бы в базу?

+1

6

Этот незнакомец, случайный прохожий, попавшейся ей на пути, был спасительной соломинкой, за которую тонущая альгия была намерена держаться до последнего. Да, конечно, это было высшим проявлением эгоизма, но разве не естественно ли подобное в стрессовой ситуации, когда инстинкт самосохранения хладно в каждом предмете или живом объекте видит средство для спасения?..
Не только в чужом присутствии девушке виделась поддержка: она необъяснимым образом понимала, что нельзя позволить себе смириться, опустить руки и утонуть, захлебнувшись, в горе. И сейчас полукровка всячески цеплялась не за тот факт, что Лантор сгинул в Ноксе, а за его полнейшее отсутствие в базе, с учетом того, что у нее практически не было повода сомневаться в искренности химерика. Наверное, не было. Предположение чужака, не знающего ни ее, ни Лантора, ни сложившиеся между ними отношения, неожиданно посеяло зерна сомнения, тут же давшие всходы.
Она сглотнула, пытаясь унять слезы. Сдавшись, утерла их рукавом, не заботясь, какое впечатление производит на незнакомца - всё равно в плачущей женщине красоты слишком немного. Незнакомец крутился рядом, явно смущенный подобной встречей. Видимо, что-то мешало ему просто проинформировать альгию о том, что искомый не найден в базе, после чего скрываться с ее поля зрения с чистой совестью и выполненным долгом. Она воспринимала это как должное, не будучи в силах из-за собственного состояния хоть как-то отблагодарить.
Девушка продолжала лихорадочно соображать, каким еще образом можно отыскать Лантора, на случай, если тот действительно соврал касательно имени. Полукровка не понимала и не видела смысла в подобном обмане, однако каусит мог оказаться прав. Фрай беспомощно огляделась по сторонам, пытаясь отыскать подсказку, в каком направлении стоит пустить вскачь свои мысли - уже чувствовалось, как боль тянет свои руки к горлу, грозясь снова затруднить дыхание, и с этим нужно было срочно что-то делать. Нельзя топтаться на месте, нельзя предаться пассивности и сломиться. Тогда точно утонет, безвозвратно утонет. Глядишь, следом за ним сделает шаг в Пустоту.
- Камера, - осенило Фрай, и она указала пальцем в сторону одного из устройств, которое было закреплено наверху столба и неспешно, методично разворачивалось то в одну, то в другую сторону, фиксируя всё происходящее. - Думаю, там есть запись происходящего... Ведь к ней... есть возможность подключиться и увидеть, что было? Поиск в базе можно осуществить не по имени, а по лицу?
Вот так вот, отлично. Уйти от мысли, что Лантор с собой покончил, сфокусировавшись на некой загадке, которую предстоит решить. Фрай не верила, что разорванные отношения могут побудить сделать шаг в Пустоту. Тем более, для химерика, для которого отношения неизбежно временное явление - однообразие наскучит и приестся, а в Каусе, как альгия примерно поняла, идет постоянная погоня за чем-то новеньким и оригинальным.
А там, глядишь, выяснится, что всё это - розыгрыш. Именно на это делала немалую ставку девушка, успокаивая себя тем, что собственноручно придушит Лантора за подобные шуточки.
Главное, чтобы незнакомец всё так же был расположен к помощи и сотрудничеству. Альгия даже не думала, что тому может элементарно надоесть весь этот цирк. Или что с нее справедливо что-нибудь потребуют за свои услуги.

+1


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Смотри в себя