Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » On the edge of the universe


On the edge of the universe

Сообщений 31 страница 51 из 51

1

Название флэшбэка: «On the edge of the universe»
Общее описание: Жизнь шла своим ходом, пока неожиданная встреча вновь не перевернула все с ног на голову. Кому-то придется не сладко, кому-то и того хуже, а кто-то и вовсе обязан умереть.. Но фантазия спирали Фантазиса, простите за тавтологию, закручивает судьбы в крутые спирали, и предугадать где оборвется очередной виток, а где плавно перейдет в следующий - не всегда просто.
Посмотрим, что будет?
Предполагаемые участники: Бэнту Дари, Эргер, возможно внедрение нпс
Предполагаемые место и время действия: почти год назад. В основном Кера, но не без Каусы, да и вообще, кто знает, куда нас ветром занесет.
Дополнительная информация:

0

31

В комнате нет ничего кроме старой скрипучей кровати, тумбочки, и закоптившейся лампы. Но для этих двоих будто весь мир перестал существовать. Плевать на старые обшарпанные стены. Бэнту даже не знала, что раньше было в этом помещении, которое она обжила, в которое привела Эргера. Ей было плевать на то, что какие-то часы назад она чуть не стала ужином для сену. Ей было плевать на ожидающего разговора с ней Шиана. Он снова стал тем далеком воспоминанием, в которое она возвращалась под действием «флешбэка». Но теперь и «флешбэка» не было.
Несколько раз она чуть было не срывалась, собираясь посетить Эхо, но вместо этого в ее мыслях всплывал он. Каусит, с его наглой, блядской улыбкой. И она перемещалась в Каусу. Но не к нему, а за антидотом, который хоть и временно, но сдерживал ее.
Руки девушки сдерживал ремень, который уже хорошенько натер ее запястья, но даже это не отвлекало ее от губ, от тела киборга. Он целовал ее. Его губы обжигали ее лицо, шею, ключицы. А сидке хотелось кричать от удовольствия, от желания, которое она даже не пыталась сдерживать. Волнительные секунды пролетают перед ней, когда сильные руки опутывают ее бедра, стягивая с них обтягивающую ткань брюк. И ей плевать даже на то, что дверь в комнату не запирается, и в любой момент может кто-то войти, ей даже хотелось, чтобы их застукали вот так. Одним целом. Целующихся, трахающихся. Ей хотелось, чтобы это видел Шиан.
Скрип кровати, и очередной толчок, как удар тока по всему обнаженному телу. На загорелой коже появляется испарина. Бэнту извивается под своим любовником, ловя его движения, рывки, опутывая бедра мужчины своими стройными ногами.
Ей хочется большего, хочется заполнить себя им, получить то, чего она была лишена все эти долгие месяцы.
Бесконечная череда поцелуев за поцелуем, без остановки, без права на вдох, до боли в губах. И в каждом взгляде дерзких, карих глаз, поддетых дымкой наваждения только он. Только этот чертов ублюдок.
Мне срывает крышу от тебя, долбанный ты кретин!
Но с пухлых, раскрасневшихся губ только стоны, которые наверняка могут услышать и в других помещениях старого склада. Пусть он видит, как она извивается под ним, чувствует ее податливые бедра, как она принимает его в себя, сопровождая каждый рывок чувственным выдохом. Но она никогда не произнесет этого вслух, не скажет ему о чувствах, так будет лучше и проще для них обоих.

+1

32

Происходящее в темной комнате с догорающей лампой превратилось в сплошную череду красноречивых звуков и контрасты прикосновений обоих. Жаркое дыхание, срывающееся на тихие (и не очень) стоны, несдержанные хрипы из борющихся с жадностью уст, стук спинки кровати о деревянные стены, и скрипы старых в матрасе пружин. Непрерывно, сменяя друг друга с переменной частотой и интенсивностью до пика, пока все не затихло. Эргер еще долго лежал вот так, практически на сидке, упираясь только локтем в кровать, и одной рукой нежно скользя по чуть влажноватому от испарины женскому телу.
Эргер молчал. Не было смысла задавать вопросы, на которые не найти ответов. Не было толку говорить о том, что ощущал, ведь сидка вполне могла понять все уже по тому факту, что сейчас он не стремится поддеть ее, уязвить, обидеть, что он наслаждается простой тишиной в ее объятиях, тело к телу, губы к нежной коже виска. Слабость наваливалась на мужчину тяжестью небосвода. Эргер прикрыл глаза. Еще немного, и он бы уснул (то ли от умиротворения, то ли от слабости от чрезмерной потери крови) мысленно все еще сдерживая рвущееся глупое «Моя». Он не слышал звуков в коридоре за дверью, не узнал в этих звуках приближающиеся шаги, но когда дверь внезапно отворилась, Эргер все же среагировал.
Бэнту... Оххх ты ж..! ‒ когда Эр обернулся на красочный вопль, незнакомый паренек человеческого рода прикрывал себе глаза, наполовину отвернувшись. Смотрите какие мы нежные, усмехнулся молчаливо химерик, привставая, давая девушке взглянуть на беднягу, который от нее что-то там хотел.
Я-а... Э... ‒ мялся парень. ‒ Питер попросил тебя позвать, он... Я... Прости, я не знал, что...
Бедный парнишка словно бы скукоживался под весом собственного смущения и неловкости, все сильнее отворачивался к двери, пока наконец не уткнулся в нее носом. Эргер видел, что бедняга закусил губу, не зная как выйти из положения. То ли девчонка ему нравилась до этого, то ли боялся, что кто-то из двоих начистит ему рыло за внезапно прерванное занятие, то ли обнаженных тел не видел никогда, но ситуация заставила его лицо и уши пунцоветь.
В принципе, химерику стыдливость была не знакома. Встав без стеснения, он принялся искать свои штаны, брошенные где-то здесь. Он и не подумал, что кроме красных от крови бинтов паренек без сомнения увидел и его имплантаты.
Скажи Питеру, что сидк.. ‒ запнувшись и чуть пошатнувшись, надевая брюки, мужчина исправился. ‒ Бэнту пока занята, она выйдет позже. Сейчас ей нужно обработать кретину раны.

[SGN]

Впечатление

Одежда

С собой

Высокий широкоплечий мужчина, с виду лет тридцати пяти, трехдневная щетина и мелкая бородка, влажные волосы облепили лоб.

Свободные черные штаны заправлены в тяжелые берцы, черная косуха на голое тело, из-под которой виднеются бинты.

Пачка особых сигарет с зажигалкой, нож и запасная зажигалка за голенищем правого берца.


Слабый верит в судьбу и удачу, сильный – в причину и следствие.[/SGN]

Отредактировано Эргерион Рейт (2018-01-07 20:48:54)

+1

33

Бесконечные стоны, непрерывный скрип кровати заполняют комнату. Руки девушки перевязанные ремнем немели, но по телу разливалось приятное тепло. Она вздрагивала раз за разом, пока киборг не довел ее до пика блаженства. Теперь не отдышаться, теперь только наслаждаться как по телу проходят волна за волной. Как ее накрывает и уносит куда-то далеко. К звездам, в другие миры, где нет сену, нет войн, нет наркотиков. Только они. Бэнту и Эргер.
Спустя какое-то время, когда сердце вновь забилось со свойственной ему скоростью, сидка поняла, что в порыве страсти давно ослабила ремень, сковывающий ее запястья, и легко высвободила руки. Каусит лежал рядом, его металлические пальцы оглаживали ее горячую кожу, скользя по груди к плоскому животу. И она снова подумала о том, что он ощущает, трогая ее вот так, не своими руками, а куском метала? Но как всегда промолчала.
Сейчас был тот самый момент, когда просто хотелось лежать, и не думать ни о чем. Только прижиматься к сильному телу рядом, только ощущать его тепло. Кажется, что эта близость с ним принесла ей некую легкость, хотя может быть это просто эффект от эйфории. И вскоре он закончится. Но сейчас так хорошо, что она даже повернулась к нему лицом, и мягко прижалась губами к небритой щеке.
‒ Бэнту... Оххх ты ж..!
Девушка вздрогнула и подскочила, присев на кровати, напрочь забыв о том, что на ней ничего нет. Дверь на распашку, в проеме один из людей Питера. Парень, помогающий ему с припасами. Не сказать, что они дружили, скорее просто здоровались иногда, но Бэнту часто ловила на себе его взгляды, и понимала, что нравится ему. А теперь он просто стоит и  пялится на ее грудь.
— А стучать забыл как?
Фыркнула девушка, и тут же смягчилась, заметив как тот покраснел, еще немного, и он точно потеряет дар речи.
— Питер попросил тебя позвать, он... Я... Прости, я не знал, что...
Она совсем забыла о Шиане, о Питере. Интересно сколько времени прошло с момента, когда она затащила киборга в свою коморку? Пока они трахались до такой степени, что чуть не разломали кровать в щепки. Время будто замедлило свой ход. Часов у сидки не было. И что ответить парню она не знала. Он тоже застал ее врасплох. Бэнту вовсе не боялась того, что об этом кто-то узнает, скорее роль играла внезапность.  За нее все сказал Эргер, а она лишь приоткрыла губы, собираясь что-то вымолвить, что так и осталось несказанным.
‒ Скажи Питеру, что сидк.. Бэнту пока занята, она выйдет позже. Сейчас ей нужно обработать кретину раны.
— Я так и подумал... раны.
Пробормотал парнишка, и побежал, но спустя пару секунд вернулся, и закрыл за собой дверь. Только когда он ушел Бэнту выдохнула. Киборг уже почти оделся, и девушка тоже подхватила свои брюки.
— Там в углу доски отходят.
Она показала мужчине в дальний от кровати угол.
— У меня там тайник. Много чего, что я принесла с Каусы.
Застегивая ширинку, она поднялась, оставив киборга возиться с тайником. Затем Бэнту смахнула с кровати тряпку, что осталась от ее разорванной футболки, и из ящика под кроватью, вынула другую. Вещь была старая, застиранная, но тут в Кере выбирать не приходилось. Бэнту вздохнула, и ухмыльнувшись пролепетала.
— Жаль тут нет репликатора. Так ты мне все вещи перервешь, кретин.

+1

34

Когда парнишка наконец-то свалил из полутемной комнатушки, Эргер уже как раз боролся с сорванной ширинкой. Застежка хоть так, хоть эдак, но не поддавалась и скорому ремонту явно уже не подлежала. Глянув косо на сидку, Рейт тихо вздохнул. Что ж, придется наведаться в Каусу и переодеться. Все равно не переместиться не получится ‒ катерайзер штука довольно редкая, просто потому, что кроме Эра им, наверное, пользовались считанные единицы, да и те из мазохистского рода. В том, что генного отклонения в виде несвертываемости крови не было ни у кого в Каусе, химерик был уверен на все двести.
У меня там тайник. ‒ проговорила сидка, кивнув в нужное место. ‒ Много чего, что я принесла с Каусы.
В последний раз оценив тело девушки взглядом, Эргер все же присмотрелся. Даже в полутьме его линзы-импланты давали возможность понять, что одна из досок провалена больше, чем положено, а другая слегка смещена. До того он не придавал значения этой мелочи, да и какое может играть значение красота выстроенных половиц, когда голову кружит дикое существо в твоих руках? Жидкий огонь, в объятиях которого сгореть куда приятней, чем подохнуть своей смертью где-нибудь в мягкой постели.
И все же Эр сомневался, что в тайнике найдется то, что ему нужно. Портативные трикодеры и прочая атрибутика на самом деле имели ограниченный заряд, они не могли работать без сети бесконечно. А катерайзер, опять же, был создан еще отцом Рейта, и репли-код на его создание не распространялся повсеместно просто за ненадобностью: никто из кауситов не нуждался в столь странном и болезненном заживлении.
Жаль тут нет репликатора. Так ты мне все вещи перервешь, кретин. ‒ проворчала снова Бэнту. Доставая из-под половиц накрытый тряпьем ларец, Эргер усмехнулся. Кретин и дикая стерва. Идеально подходят друг другу.
С удовольствием разорву и этот мешок, что ты на себя напялила, стерва, вот только если ты не окажешь мне помощь в ближайшие полчаса, боюсь, я буду уже не в состоянии.
Химерик усмехался, подшучивая, но по его побледневшему лицу, усталости в глазах и легкой заторможенности действий, можно было понять, что критическая точка не за горами. Что лучше не терять времени на разговоры и иную ерунду. Улыбка была слабой, какой-то вынужденной или будто сонной. Спустя мгновение Эр уже посерьезнел.
Это генетическое отклонение. ‒ произнес он даже не глядя на девушку, но тон его был откровенным, тихим, с легкой хрипотцой. ‒ Простыми бинтами мне не помочь. Нужно прижечь раны, чтобы кровь не находила выход.
Он доверял Бэнту то, что вообще не стоит никому доверять. Но доверить хотелось. Знала ли девчонка, понимала ли, что этим самым Рейт выказывает ей максимум себя? Что оттолкни его руку, предай доверие, и ...кто знает, что потом будет.
Эргер и сам не знал. И не хотел об этом думать. Он открывал себя, незнамо зачем, почти незнакомой девке. [SGN]

Впечатление

Одежда

С собой

Высокий широкоплечий мужчина, с виду лет тридцати пяти, трехдневная щетина и мелкая бородка, влажные волосы облепили лоб.

Свободные черные штаны заправлены в тяжелые берцы, черная косуха на голое тело, из-под которой виднеются бинты.

Пачка особых сигарет с зажигалкой, нож и запасная зажигалка за голенищем правого берца.


Слабый верит в судьбу и удачу, сильный – в причину и следствие.[/SGN]

Отредактировано Эргерион Рейт (2018-01-08 13:19:03)

+1

35

‒ С удовольствием разорву и этот мешок, что ты на себя напялила, стерва, вот только если ты не окажешь мне помощь в ближайшие полчаса, боюсь, я буду уже не в состоянии.
— Тоже мне, знаток моды.
Бэнту усмехнулась, не предав особого значения словам киборга. Футболка как футболка. Далеко не новая, но вполне сойдет. К тому же ее фигуру даже такая просторная одежда не скроет, и не испортит. А на мнение этого придурка ей все равно. К тому моменту, как девушка оделась, и поправила волосы, откинув их назад, каусит уже достал  ларец, в который сидка прятала все, что считала ценным и необходимым. Той штуки, которой она прижигала раны Эргера у нее не было. Зато было кое-что другое, что тоже могло помочь.
‒ Это генетическое отклонение. Простыми бинтами мне не помочь. Нужно прижечь раны, чтобы кровь не находила выход.
Бэнту замерла. Она слушала мужчину не произнося не единого слова. Сейчас он был с ней откровенен, он открывал ей что-то такое, чего бы не смел сказать никому. И внутри девушки все переворачивалось вверх дном. Если сначала ей хотелось снова съязвить, или как-то задеть его, то после этих слов сидка стала серьезной как никогда. По-прежнему молча, девушка подошла к тумбе, сделал огонь в лампе сильнее, и сдвинула ее на край, чтобы освободить место для своих запасов.  После, взяв киборга за руку, она усадила его на кровать, и взяв из его рук  ларец, поставила его на освободившееся место на тумбочке. Брюнетка достала из ларца небольшой коробок, в котором находились обычные хирургические иглы и нити, далее последовал пузырек со спиртом.
— Чем богаты, тем и рады. Боюсь перемещение в твоем состоянии не позволительная роскошь, да и если мы исчезнем ненадолго, это привлечет излишнее внимание. Так что... постарайся не кричать.
На последней фразе улыбка Бэнту стала хищной, девушка специально делала вид, что хочет намеренно сделать больно этому хаму. Но дела обстояли иначе. Бэнту хотела помочь, искренне. Она аккуратно размотала пропитанный кровью бинт, кое-где ткань прилипла к коже, и ей пришлось дернуть, чтобы оторвать его. На лицо Эргера она не смотрела, сосредоточившись только на ране. Далее сидка особо не церемонясь, плеснула антисептическим средством прямо на порез.
— Будет жечь.
Тихо шепнула она. Другого варианта обработать рану не было, да и сто процентной гарантии, что инфекция не попадет она дать не могла. Кто знает этих сену. Какую мерзость они могут принести из своих порталов? И кто знает этого каусита? Возможно у него внутри встроенно что-то,  что защищает организм, но девушка решила перестраховаться.
— Обезболивающего у меня нет. Поэтому терпи.
Сжав края раны, Бэнту взяла заранее обработанную иглу. Перед тем как начать зашивать, она взглянула на Эргера. Ей хотелось сказать, что все будет хорошо, обнять его, но нахмурившись, она быстро отогнала от себя все нежные чувства и всадила иглу киборгу в бок, начав хладнокровно накладывать шов. После первого стяжка, девушка прильнула к уху киборга и жарко выдохнула.
— Боюсь в ближайшее время ничего ты на мне не разорвешь. Да и лучше вообще воздержаться от каких-либо резких движений, крееетииин.
Улыбнувшись протянула она.

+1

36

Кровь Эра не сворачивалась, раны продолжали кровоточить, и уже весь бинт до единой нити был алым. Снаружи он, правда, уже начинал засыхать, а засохшие бинты чуть ли не намертво приставали к коже. Хоть девушка и пыталсясь освободить мужчину от пропитанных кровью бинтов как можно аккуратнее, но все же он сжал зубы до скрипа, ожидая худшего.
Его еще никогда не зашивали. Он мельком помнил, что подобным способом закрывают особо страшные раны у людей и многих других народов, но в Каусе подобных методов не использовали, и без импа Эргер даже не мог разузнать, а действительно ли ему поможет эта странная процедура.
Что она будет не из приятных догадаться не трудно.
Обжигающий антисептик был малостью против боли, причиняемой катерайзером, привычный к этому химерик лишь зажмурил глаза и немного напрягся, да и все. Сидка все пыталась то ли шутить, то ли бесить, но сейчас кауситу было совсем не до того, его жизнь или по крайней мере здоровье на ближайшее время висели на волоске. Ему было не до смеха и не до всплесков эмоций. Он ждал, когда сможет свободно выдохнуть и просто повалиться на кровать. Слабость одолевала, хотя еще не была критичной.
Обезболивающего у меня нет. Поэтому терпи. – услышал далекое. «То же мне, новость…». Он давно готовился к боли. По легкому движению химерику показалось, что Бэнту попыталась заглянуть в его глаза, но они были закрыты. Когда он поднял веки чтобы ответить на этот взгляд, девушка уже вернулась в исходную позицию и первая игла вонзилась в его кожу, поджатую тонкими, но очень крепкими пальцами, а за первым стежком последовал второй, третий...
Боль была. Но это была боль не от острой изогнутой иглы, прошивающей кожу как масло, дело, скорее, было в болезненно зажатой коже, не более того. Все оказалось не так страшно, как думал химерик, и хотя совсем расслабиться он не смог бы, но по крайней мере не приходилось превозмогать боль на пределе своих возможностей. То ли прижигание все-таки научило его, что бывает боль гораздо хуже, то ли антисептик содержал долю обезбола, то ли процедура действительно была не настолько уж страшна, чтобы не суметь вытерпеть этого процесса.
Боюсь, в ближайшее время ничего ты на мне не разорвешь. Да и лучше вообще воздержаться от каких-либо резких движений, крееетииин. – услышал мужчина, когда Бэнту наконец отложила иглу.
Я же химерик, детка, я восстановлюсь быстрее чем любой из этих человечков, – самоуверенно, но все еще глухо произнес он, наконец расслабляясь и заваливаясь спиною на девушку. Повернувшись одним лицом, он поймал темные глаза сидки своими. – Но ты уверена, что этот допотопный метод может чем-то мне помочь?
[SGN]

Впечатление

Одежда

С собой

Высокий широкоплечий мужчина, с виду лет тридцати пяти, трехдневная щетина и мелкая бородка, влажные волосы облепили лоб.

Свободные черные штаны заправлены в тяжелые берцы, черная косуха на голое тело, из-под которой виднеются бинты.

Пачка особых сигарет с зажигалкой, нож и запасная зажигалка за голенищем правого берца.


Слабый верит в судьбу и удачу, сильный – в причину и следствие.[/SGN]

0

37

Кровь продолжала сочиться через края раны, правда уже не так как раньше. Бэнту старалась делать все быстро и аккуратно, чтобы не причинят лишних неудобств Эргеру. Наконец девушка сделала последний стежок, убрала иглу, снова протерла рану антисептиком, и вынув из шкатулки пластырь, наложила его сверху. Каусит за все время не издал и звука, мужественно перетерпел всю процедуру, хотя Бэнту знала, что это наверняка очень больно.  Теперь оставалось надеяться, что в рану не попала зараза, и не случится никого воспаления. Но и это не проблема, он вскоре сможет вернуться в Каусу, и залатать себя там. Ей не хотелось думать о том, что Эргера скоро может не быть рядом, даже когда он бесил ее, выводил из себя, это было такой неотъемлемой частью ее жизни, что отказываться от этого она  не хотела, и не могла.
На сосредоточенном лице сидки появилась улыбка, когда этот громила лег в ее объятия.
– Но ты уверена, что этот допотопный метод может чем-то мне помочь?
Мужчина смотрел ей в глаза, и Бэнту понимала, что сейчас, в это мгновение, она не то что соврать не сможет, а даже слегка приукрасить правду, выдать что-то обнадеживающее.
Хрупкие плечи девушки слегка приподнялись, она глубоко вдохнула, а потом на выдохе тихо проговорила.
— Я не знаю, никогда не сталкивалась с таким. Сейчас тебе нужно отдохнуть. Я принесу тебе поесть.
Бэнту наклонилась, и прижалась губами ко лбу мужчины.  Ей не хотелось никуда идти, но Питер никогда не звал  просто так. Если он зовет, то значит дело важное. Сомневаться в этом не приходилось, она привела в лагерь двоих незнакомцев, наверняка другие люди насторожились. Странные времена. Люди бояться людей, когда снаружи есть враг пострашнее. Сену. Она в этом уже убедилась. Эти твари не знают что такое сострадание, ими руководит только голод. А жрать они готовы всегда и кого угодно, даже друг друга, когда рядом нет теплокровных.
Тело Бэнту все еще помнило прикосновения и поцелуи каусита, и сейчас они были так близки как никогда, что девушка не находила в себе сил подняться, и покинуть эту комнату без окон, которую тускло освещала одна керосиновая лампа.
— Пойду, а то меня наверное заждались.
Она мягко прошлась ладонями по плечам киборга, помогая тому приподняться, и лечь на кровать. А потом встала и вышла из комнаты не оглядываясь. Ей не хотелось, чтобы он видел  эмоции на ее лице в этот момент. Бэнту прямиком направилась в бар. Где как не там можно застать старика? Если он в лагере, то найти его можно было только за стойкой, в компании здешних постояльцев. Но какого было ее удивление, когда за стойкой напротив Питера восседал Шиан. В баре никого кроме них было. И девушка поняла, что сейчас и состоится этот самый важный разговор, где Шиан потребует от нее чего-то взамен. И по его горящим глазам, и хищной улыбке на загорелом лице она догадывалась чего.

+1

38

Немного отдохнуть, вот все, чего Эргер хотел сейчас. Десять минут тишины, и можно снова вступать в бой. Только в Каусу наведаться за каким-нибудь оружием и припасами, без которых разгуливать по Кере желания не возникало, встреча с одним-двумя сену не казалась бедой, но когда тварей оказалось слишком много, Эр наконец понял, как ошибался думая, что пары огнестрелов хватит для самозащиты.
И все же этот опыт научил его.
Когда Бэнту ушла, Эргер отпустил ее без труда. Пока она будет объясняться со своим стариком, киборг как раз составит в уме список нужных вещей, которые стоит с собою взять.
Пару компактных болтеров с менее разрушительной силой, чем обычный: один для себя, другой для девчонки; и, конечно, приличное количество боеприпасов для них. Несколько шариков плазменных бомб со стяжками тоже не помешают, двуручная кибер-серпента с силовыми снарядами тоже давно ожидала крепкой имплантированной руки киборга, но это оружие хоть и было эффектным, однако для игр казалось излишне громоздким и напыщенным. Пришел ее час.
Кроме того нужно наведаться к Рейву на починку, оплавленные ошметки стальных клинков на его протезах рук не внушали чувства безопасности, да и портили вид. Даже несколько идей для улучшений нашли наконец себе место для осуществления, а Торри без сомнений сумеет использовать свой уникальный мозг для претворения этих задумок в жизнь.
Пока не было сидки, мужчина успел уже продумать все до мелочей, но оставался один нерешенный вопрос. Действительно ли Шиан может помочь сидке, и если да, то чем это грозит? Неужели действительно не будет никаких побочных эффектов после операции такого рода?
О том, как много потребуется времени Эргер и не думал. Он ждал Бэнту, чтобы наконец разъяснить, что они будут делать дальше. В его понимании, они вместе должны были отправиться к Шиану и наконец расспросить об операции. Киборг даже не заметил, как так вышло, что из проводника сида он вдруг превратился в ее личного телохранителя, готового разорвать вся и всё. [SGN]

Впечатление

Одежда

С собой

Высокий широкоплечий мужчина, с виду лет тридцати пяти, трехдневная щетина и мелкая бородка, влажные волосы облепили лоб.

Свободные черные штаны заправлены в тяжелые берцы, черная косуха на голое тело, из-под которой виднеются бинты.

Пачка особых сигарет с зажигалкой, нож и запасная зажигалка за голенищем правого берца.


Слабый верит в судьбу и удачу, сильный – в причину и следствие.[/SGN]

+1

39

Свет в баре был приглушен, рядом с Шианом на стойке стояло два бокала и бутылка вина, принесенная ею, Бэнту, с Каусы. Питер только заметив девушку, сразу удалился, лишь кивнув. Сама же Бэнту не спешила подходить ближе, так и застыв со скрещенными на груди руками.
— Даже думать не хочу, что ты сделала с тем парнем, которого я за тобой послал, бедный аж заикой стал.
Девушка молча ждала, когда он перейдет к тому, зачем все-таки звал ее.  Из подсобки снова показался Питер с подносом в руках. На подносе стояла миска супа, хлеб, и кружка с чаем.
— Проведаю пока того другого, наверняка с дороги голоден.
Бэнту опять молча кивнула. Она совсем забыла, что собиралась накормить Эргера, и была рада тому, что это сделает Питер. Когда мужчина вышел, девушка все же решилась, и подошла ближе, заняв место рядом с Шианом у барной стойки.
— Что ты хочешь взамен, Шиан? Что я могу дать тебе, у меня даже дома нет.
Она развела руками, но сид ничего не ответил, он откупорил бутылку, и разлил темную жидкость по бокалам. Бэнту пить не хотелось совсем, она бросила быстрый взгляд на вино, и тут же снова перевела его на Шиана.
— А мне и не нужно ничего, чего ты мне не сможешь дать. Мне нужна ты.
Девушка замерла. Да, она ожидала нечто такое, но все равно оказалась не готова к подобному признанию.
— Через столько лет?
— Мой отец занимался исследованиями. Он почти создал антидот, который смог бы многих избавить от зависимости  «флешбэка». Но, его нашли. Моего отца и мать схватили.
Бэнту была в шоке. Она не знала этого, она не понимала врет ли Шиан сейчас, или с его семьей и правда случилась беда. Ее губы открылись в безмолвном потрясении.
— Последние слова отца были о том, что я должен бежать. Бежать как можно дальше. И когда вооруженные люди ломились в мою комнату, я мысленно представил безопасное место, и оказался там. Это была Кауса.
Надо же. Его тоже первый раз закинуло туда. Что же это за мир такой? В ее мыслях снова возник Эргер, но Бэнту тут же прогнала его, вновь устремив все свое внимание к Шиану.
— Я не понимал как это произошло, почему это произошло, я просто начал новую жизнь там. Я занялся исследованиями, стал изучать науку... Но я каждую минуту думал о тебе.
Шиан протянул свою руку к руке девушке, и Бэнту не одернула ее. Она ощутила тепло его ладони поверх своей. И ее вновь накрыло воспоминаниями о жарком солнце Эхо, до того, как мир поглотил «флешбэк».
— Я помогу тебе, если ты пойдешь со мной. Только ты и я.
Теперь Бэнту поняла, к чему клонит сид. Она закрыла глаза и улыбнулась.
— Тебя что то связывает с кауситом? Дороже ли эта связь того, что я могу тебе дать? Ты будешь первой с Эхо, кто порвал связь с альмом. Ты освободишь их, нас...
Сид еще долго рассказывал ей о тех перспективах, что ждут ее. По его словам, связь не будет разорвана окончательно. Просто жизнь одного больше не будет зависть от другого. А девушке именно этого и хотелось.
Шиан кивнул на вино и предложил выпить, тем самым закрепить их сделку, и не  долго думая, Бэнту потянулась за бокалом. Она не знала, что в вино подмешан тот самый наркотик с Эхо, что усиливает желание. Не знала, что Шиан пойдет на такую подлость. Ее слово накрыло. Перед глазами поплыло, и Бэнту сама не поняла, как горячие губы Шиана оказались на ее губах.

+1

40

Когда за дверью послышались тихие, какие-то даже осторожные шаги, Эргеру уже надоело валяться в постели, он не хотел уснуть и пропустить разговор Бэнту с этим мутным типом, а потому встал, подошел к ларцу с медицинскими и не только принадлежностями сидки, и стал разглядывать, что в них. Когда дверь отворилась, огласив приход дикарки глухим треском прогнившей лутки, Эргер даже не оглянулся.
Почти десять минут. – констатировал Рейт время ее отсутствия, сверившись по внутреннему таймеру. Он держал в искусственной руке огарок, наклонял его и со скуки лепил из топленого воска ее лицо. Так, что фитиль торчал прямо из макушки. – И что же хотел от тебя твой старик? Кто он тебе, кстати? На родственника не смахивает, он человек, а ты явно чистокровная сидка.
Всего лишь хороший ее друг. А вот кто ты? – раздался старческий, но достаточно твердый голос и, обернувшись, Эргер наконец осознал, что это не Бэнту пришла, а сам старик. Девушки в комнате так и не было, и Рейту это очень не понравилось.
Сам старик держал в руках небольшой поднос с какой-то неприглядной похлебкой, хотя в мутной жидкости на дне миски все же проглядывалось тощее куриное крыло. Эргер вспомнил, что именно девчонка хотела принести ему съестного. Неужели старик по-отечески решил прощупать ухажера «дочурки»? Это быглядело, по крайней мере, максимально правдоподобно, если тот заикающийся паренее уже успел растрепать за каким занятием застал сидку.
Зови меня Эргер. – не помедлил Эр с ответом. Что-то смутно настораживало его во взгляде старика, в том, с каким отчаянием, что ли, Питер вглядывался в руки Рейта.
ЧТО ты? И зачем тебе Бэнту? Что тебе от нее надо?
Руки старика тряслись, поднос кренился, а суп уже начал проливаться. Питер не замечал. Он смотрел на искусственные ладони, которые, как вдруг очнулся, вспомнив, Рейт, он так и не закрыл перчатками. Химерик не знал что сказать. Он уже выдал свое происхождение в другом лагере и закончилось это не лучшим образом. Чтобы не убить всех – лучше убить только одного, ну, двух, пока не узнали другие. Но кто даст гарантию, что паренек, Нокс бы его побрал, не растрепал уже об этом всем остальным.
Несколько секунд каусит просто молчал, не зная как ему поступить.
Лучше пусть она будет с ним. Да. С ним будет безопасней. Он хотя бы человек. – не унимался старик, и тут вдруг Эргера осенило. Оттолкнув с дороги Питера, он, на ходу надевая перчатки и застегивая куртку, направился из комнаты. Он не знал, куда идти, но по пути поймал того самого парнишку, взял его за грудки, приподнял над землей, вбив спиною в стену, и заставил сказать, где Бэнту может быть.
Питер с мистером раьфом ожидали ее в баре.. Слева по коридору, четвертая дверь, та, что шире.. С более свежей краской... – прохрипел бедняга. Эр поставил его на место почти осторожно и направился в указанное место быстрым шагом. Она не должна говорить с этим типом сама!
Химерик едва не с ноги отворил широкую дверь, окрашенную хорошо, если года три назад с серо-зеленый, и увидел...
Его накрыло волной то ли ярости, то ли ненависти, то ли еще каких-то неведомых доселе чувств. Эргер стремительно набросился на самозабвенно целующихся сидов, оттащил Бэнту за майку сзади и отшвырнул так, чтобы она свалилась на пол от силы его рывка. Главной же целью был Ральф. Эргер так быстро, как, наверное, не реагировал даже на игровом полигоне, схватил сида и вмазал в его челюсть своей искусственной рукой. Он буквально в замедленном режиме видел как рассек тому губу, и с удовольствием садиста уже наносил второй удар. Лицо Эра в тот момент было нечеловеческим. Безумный оскал зверя. Та буря эмоций, что бушевала внутри, захватила над его разумом контроль. [SGN]

Впечатление

Одежда

С собой

Высокий широкоплечий мужчина, с виду лет тридцати пяти, трехдневная щетина и мелкая бородка, влажные волосы облепили лоб.

Свободные черные штаны заправлены в тяжелые берцы, черная косуха на голое тело, из-под которой виднеются бинты.

Пачка особых сигарет с зажигалкой, нож и запасная зажигалка за голенищем правого берца.


Слабый верит в судьбу и удачу, сильный – в причину и следствие.[/SGN]

+1

41

Вслед за губами в дело пошли руки Шиана. Где-то далеко, на задворках сознания Бэнту хотела противиться им, но ее тело желало обратного. Ее кидало в дрожь от прикосновений сида. А он продолжал ее целовать, напирая, срывая с нее футболку. Ткань начала трещать, а затем последовал толчок. Бар замелькал перед глазами опьяненной девушки. И когда в падении она с силой ударилась обо что-то, кажется это был стул, Бэнту поняла, что это не Шиан, это Эргер схватил ее.
Затылок девушки ныл, коснувшись его рукой, Бэнту ощутила липкость, а когда поднесла пальцы к лицу, заметила на них кровь. Уже второй раз, из-за этого сукина сына страдает ее голова!
В ушах звенело, но приложив усилия, сидка поднялась на ноги. Картина, представшая перед ней пугала. Разъяренный киборг набросился на сида, превращая красивое лицо Шиана в кровавое месиво. Не смотря на боль и головокружение, Бэнту рванула вперед, она схватила Эргера за руку, чтобы предотвратить очередной удар, но ее опять откинуло в сторону. Снова сильный приступ головокружения. Она еле устояла на ногах, и когда ей немного полегчало, девушка вновь направился к мужчинам.
— Эргер, прекрати! Оставь его! Ты слышишь меня, больной ублюдок!
Сидка попыталась вклиниться между дерущимися мужчинами, не смотря на риск получить удар от железной руки киборга.
— Какого хрена ты вытворяешь?
Несмотря на то, что лицо Шиана было разбито, сид нахально улыбнулся, словно он уже выиграл этот бой. Его губы были перепачканы кровью, и в тусклом свете казались почти черными. Он усмехался, он насмехался над кауситом.
— Хочешь драться каусит? Давай подермся! Мне кажется не совсем честно подкрадываться вот так ко мне и моей девушке.
Бэнту бросила в жар. Ей не хотелось, чтобы все было так.
— Шиан!
Воскликнула она, мысленно собираясь продолжить, что она не его девушка! Но наваждение от вина прошло, и сидка вспомнила про договор с Шианом. Это тот самый момент, когда не нужно будет объяснять Эргеру почему она так поступает. Пусть считает ее конченной шлюхой. Пусть ей будет больно как никогда. Но надо сделать это сейчас.
— Прекратите немедленно оба! Эргер... проваливай в свою дыру. В свою хренову Каусу, я больше не желаю тебя видеть!
Тон сидки был резок, холоден, но в больших, карих глазах застыли слезы. Она произносила слово за словом, но ей казалось, что это за нее говорит другой человек.
На шум драки в помещение бара влетел Питер, ведя за собой двух амбалов из охраны лагеря. Рослые мужчины тут же набросились на каусита, в попытке оттащить его от Шиана. А Бэнту зажмурилась, не желая больше смотреть на происходящие вокруг.
Кажется я допустила самую огромную ошибку в своей жизни. Альм услышал, и находясь в комнате девушки, издал жалобный писк.

+1

42

Сидка кричала, требовала прекратить бойню, но киборг не унимался. Лучше бы ей не лезть ему под руку, потому что всю свою злость он должен выместить именно на Шиане. Рейт боялся, что не хватит ни разума ни сил остановиться, если под руку полезет она сама. Он может убить. Именно здесь и сейчас, как разъяренный зверь Эргер понимал, что способен на что угодно. Что неистовая его злость управляет каждым движением и он получает удовольствие от одного только вида крови.
Капюшон не скрывал лицо сида с самого начала, и он улыбался, улыбался самодовольно и победно, а киборг только сильнее выходил из себя. Он разбивал ненавистное лицо мужчины без шанса на отпор, без варианта на ответное причинение боли. Губы того превратились в сплошные кровавые ошметки, была уже рассечена левая бровь, носом шла кровь, да и глаза были залиты алым. А сид все равно улыбался. Насмехался над вышедшим из себя идиотом. Он всем видом своим говорил: залечить раны я смогу и в Каусе, а вот Бэнту тебе уже не привлечь.
Хочешь драться каусит? Давай подеремся! Мне кажется не совсем честно подкрадываться вот так ко мне и моей девушке. – произнес, отплевавшись, сид, и оттолкнул все-таки Эргера, но тот набросился вновь, уже не замечая, как тот ловко обнажил световой клинок, разве что не активировал, но это не требует временных запасов. Перед глазами химерика стояла кровавая пелена ярости и он, наверное, безрассудно напоролся бы на светящееся лезвие, если бы слова сидки не остановили его, как вкопанного.
Она его гнала.
Она выбрала не его.
И, может, Эру было бы плевать, кого там выбрала взбалмошная дикарка, ведь он был точно намерен присвоить ее себе, но тут его схватили два громилы и он вдруг отчетливо увидел застывшие слезы в глазах брюнетки прежде, чем она зажмурилась. Так боится за своего щенка?
Каусит мог бы отбросить амбалов почти без труда, но он не стал. Под барабанный бой пульса в висках он не оказал сопротивления, и уже никому не смотрел в глаза, ни сиду, ни девчонке, ни даже старику. Он сдался.

Охранники вытолкали киборга за стены и он, едва дыша, просто исчез, как только они отпустили его искусственные руки, наплевал на скрытность и на всё вообще. Он переместился домой, в родной коробок, где его ждала привычная пустота квартиры, запоздало сработавшая система  интерьера и горячий душ.
Химерик еще долго стоял под струями, отдающими паром, и вспоминал расквашенное в кровавое месиво лицо с издевательски победной насмешкой. Он еще не раз с тех пор представлял, как выдавит эти насмешливые глаза, выбьет зубы под улыбающимися губами и оторвет заостренные уши, а затем засунет их в пасть Шиана. Насильно.

И он множество раз потом вдруг замирал и приходил в ярость в самый неподходящий момент, стоило лишь показаться, что с ветром принесло легкий шлейф аромата пустынной розы.
[SGN]

Впечатление

Одежда

С собой

Высокий широкоплечий мужчина, с виду лет тридцати пяти, трехдневная щетина и мелкая бородка, влажные волосы облепили лоб.

Свободные черные штаны заправлены в тяжелые берцы, черная косуха на голое тело, из-под которой виднеются бинты.

Пачка особых сигарет с зажигалкой, нож и запасная зажигалка за голенищем правого берца.


Слабый верит в судьбу и удачу, сильный – в причину и следствие.[/SGN]

+1

43

Это все не правда. Это все сон. Люди вокруг нее двигались как в замедленной съемке. Перед глазами плыло. Она слышала крики, звуки бьющейся посуды, глухие удары. Чьи-то руки заботливо прикладывали к ее затылку смоченное в чем-то полотенце. Наверняка это Питер, лица она разглядеть не могла. Когда все затихло,  кто-то помог ей подняться, и обнял. Бэнту начала приходить в себя. Она поняла, что находится в объятиях Шиана, и последнее, что брюнетка увидела, это как Эргера уводят под руки.
— Все кончено, милая. Его больше нет.
Тихо, успокаивающе проговорил сид, аккуратно убирая локоны растрепавшихся, темных волос с лица Бэнту.
Девушка отстранилась, и резко подняв взгляд на лицо сида, отшатнулась. На нем места живого не было, но фирменная нахальная улыбка никуда не исчезла.
— Выгляжу не очень, правда?
Бэнту промолчала, сделала еще шаг назад, выскальзывая из объятий Шиана, а потом со всех ног, бросилась из помещения бара.
— Оставь ее, она вернется.
Рядом с Шианом возник Питер, в руках мужчины была аптечка.

А Бэнту все бежала и бежала. Перед ее глазами мелькали полуразрушенные, опустевшие дома, серые улицы. Начинало темнеть. Девушка опомнилась лишь тогда, когда оказалась на границе Керы. Дыхание было сбито, затылок снова гудел. Сидка прислонилась спиной к стене одной из заброшек, и ее пробрало. Она разрыдалась. Бэнту и вспомнить уже не могла, когда она последний раз плакала. Возможно это было в далеком детстве, или даже в другой жизни. Она рыдала не сдерживая себя, не сдерживая криков, выпуская изнутри всю накопившуюся боль. Сейчас она многое бы отдала, чтобы вернуть Эргера, но он исчез. Наверняка вернулся в Каусу. И вряд ли захочет видеть ее снова. Она его потеряла.
Девушка успокоилась только когда окончательно стемнело. Пустынная улица вокруг погрузилась во тьму, из темных проемов окон не было видно ничего. Ни малейшего огонька.  Она нехотя сделала шаг вперед, и все же направилась обратно в лагерь. Там ее уже встречали.
Лицо Шиана привели в более менее божеский вид, но Бэнту с трудом различала в этих распухших чертах его прежнего. Стоило ей только войти, как мужчина оказался рядом.
— Ты где была? Я беспокоился?
— Нужно было подышать воздухом.
Глухо ответила она, понимая, что покрасневших от слез глаз, и кончика носа ей не скрыть.
— Ладно. Я подумал, что медлить не стоит, и завтра же с рассветом мы отправимся обратно в мою лабораторию. Питер обещал найти нам фургон. Это безопаснее, чем передвигаться на своих двоих.
Возможно так и было. Но по рассказам постояльцев бара, из порталов выходили сену размером с фургон, или даже больше. Но сидке уже было все равно. Ей хотелось побыстрее со всем покончить, а потом... А потом снова бежать. Бежать так далеко, насколько это вообще возможно.

+1

44

Около недели прошло с тех пор. Несколько игр, едва не закончившихся для Эргера плачевно из-за внезапной потери контроля, вылились на временное исключение. Рейв Торри, как личный техник киборга, намеренно отключил ключевые имплантаты, объяснив это тем, что не позволит мужчине выйти на Игровой полигон, пока тот не придет в себя. Рейв понятия не имел что стряслось у Эргера, но он не имел привычки задавать такие вопросы вслух или проявлять эмоции, он проявил заботу о сухим отключением важных для боя возможностей, вот и все. Ни уговоров, ни наставлений, ни попыток понять. Это и нравилось в нем Эргеру. В моменты, когда стыдно за собственное бессилие, когда собственные проблемы кажутся идиотизмом, он не хотел общения с химериками, которые будут напирать, давить и выпытывать все мелочи происшествия. Он предпочитал обойтись без соплей и разговоров по душам, переждать неприятный этап своей жизни, пока бури внутри не успокоятся сами со бой.
Он был больше суток спокоен. Даже, почти двое уже, когда в голову пришла эта странная идея снова наведаться в Керу. Захватив с собою бутылку хорошего виски и лучший табак, чтобы не давиться той самопальной дрянью, которую подают на Кере, Рейт завалился прямо в знакомый бар Питера. Он не стал проходить контроль, не стал испрашивать разрешения, просто уселся за один из старых столов с испещренной мириадами трещин лаковой поверхностью.
Старик, заметив киборга, узнал его сразу. Пошептавшись со своими амбалами, он разузнал, что Эргера никто не видел в лагере. Будто просочился тише воды, ниже травы.
Эр курил сигарету, глядя в одну точку, и держа блестящую пачку в искусственной, не скрытой перчатками руке, одним уголком водил по столу, задумчиво повторяя каждую трещину из пересекающих друг дружку.
Питер медленно подошел, и сел рядом. Он молчал какое-то время, то ли собираясь с мыслями, то ли не зная с чего начать, то ли ожидая, что Эргер начнет первым. Но тот молчал, и старик первым разорвал тишину.
Зачем ты здесь? Бэнту ушла, – произнес он, и голос его был менее твердым, чем раньше. Каким-то уставшим, поникшим, и все-таки неприязненным.
Эргер молча пожал плечами. Он сам не знал, зачем пришел. Вместо ответа, помолчав с полминуты, киборг откупорил наконец принесенный виски и плеснул в принесенный им же прозрачный как хрусталь стакан. Пододвинул к Питеру. Тот не взял подачку.
Я не могу тебе сказать куда он ее увел.
Вновь пожав плечами Эр отхлебнул прямо из бутылки, жгучая жидкость обожгла гортань, приятно растеклась по крови теплом и расслаблением.
Люди. – произнес он все так же задумчиво, но уже с легкой насмешкой. – Вы боитесь того, чего не понимаете, да?Слабые трусливые твари...
Лицо Питера налилось кровью, побагровело, он сжал кулаки.
Если бы я только захотел, я бы переломил твой хребет двумя вот этими пальцами, – сощурившись, химерик приподнял согнутую в локте руку, прихватил стакан, которым побрезговал хозяин бара, и напоказ раздавил стекло одним движением, даже не напрягаясь.
Если бы хотел. Но я не сделал этого. И будь ты умнее, ты бы понял, что это что-то – да значит.
Убирайся! – все-таки прохрипел старик, хватаясь за столешницу, по которой уже растекался виски из расщепленного в искусственных пальцах стакана. – И больше никогда не приходи сюда, ясно? Никогда!
Усмешка сошла с лица каусита. Он отхлебнул из бутылки еще пару раз и поставил ее на усеянный осколками стол.
А вот это уже не тебе решать. Я не стану просить разрешений. – ответил он прежде, чем вновь переместился.

+1

45

Лаборатория Шиана находилась за пределами города. Бэнту не спрашивала, почему именно там. В пути они практически не общались. Все мысли девушки были о киборге. Она чувствовала невероятную боль, и с каждым преодоленным километром ее тянуло назад. Но уже не было смысла возвращаться. Он ушел. И в этот раз навсегда. Это тяжкое чувство, что поселилось у нее в душе не проходило, а даже усиливалось изо дня в день.

— Пора на процедуры, милая!
Раздался зазывающий голос Шиана. Бэнту  не могла вспомнить, какой сейчас день, сколько их вообще прошло с того момента, как она оказалась в этих стенах. Шиан обустроил старую городскую больницу, превратив ее в современный научный комплекс. Позже выяснилось и то, почему он выбрал именно это место. Сид проводил эксперименты, и не все они были легальны. А кто будет искать его в богом забытой дыре? Никто. Сукин сын спланировал все превосходно, ведь чтобы добраться до него, нужно преодолеть многие километры, и в любой момент перед тобой может открыться портал, выплевывающий сену.
Когда они только въехали в это  место, с виду ни чем не отличающее от остальных заброшек старого года, Шиан относился к ней хорошо. Сид все еще надеялся на взаимность со стороны девушки. Но Бэнту были противны его прикосновения, его поцелуи. Ей приходилось напиваться до потери сознания, чтобы ложиться с ним в постель. Но самое страшное началось потом.
— Ты готова?
Девушка медленно открыла глаза, вокруг которых появились темные круги. Она не могла шевелиться, ее руки и ноги были пристегнуты ремнями к кровати. Позади Шиана возникли два рухата. Пересохшие губы девушки дрогнули в ухмылке.
Прошлый раз она легко уложила двух людей санитаров, поэтому ублюдок привел рухатов. Да, они сильнее и огромнее, а в ней почти не осталось крови.
— В процедурную ее!
Шиан понял, что расположить к себе девушку ему не удастся. Он прекрасно видел, понимал, о ком она думает ежеминутно. Первое время процедуры были безболезненны, но сидка вскоре поняла, что Шиан просто тянет время. Что он не знает никакого способа разорвать связь, он просто заманил ее, разлучил с Эргером.
Какая же ты глупая, Бэнту.
Два огромных рухата отстегнули обессиленную сидку от койки, и схватив под руки потянули в процедурную.  Ее швырнули на другую койку, над которой возвышался Шиан, одетый в белоснежный больничный халат. В руках сид держал прибор для сбора спинного мозга.
— Твааарь...
Шикнула девушка, пытаясь вырваться из лап здоровяков.
После первой попытки бегства, Шиан изменился, ему она больше не была нужна как девушка. Ему нужен был объект для экспериментов. Из нее сутками выкачивали кровь, брали спиной мозг. Шиан облучал ее, пропускал через нее ватты тока, экспериментировал с различным инъекциями.
— Держите ее крепче!
Девушку прижали к кушетке лицом вниз, она даже не делала попыток сопротивляться. Далее Шиан задрал ее больничную рубашку, и всадил иглу в спину.
Я не закричу, не закричу. Но в который раз стены лаборатории огласил ее крик.
— Что ты сделал с ним? Что ты с ним сделал?
Повторяла она, пока сид выкачивал из нее спинную жидкость. Последние дни она перестала чувствовать альма. Он просто исчез из ее головы, и это пугало девушку сильнее, чем все болезненные процедуры вместе взятые.
Шиан склонился к ее остроконечному уху, и тихо выдохнул.
— Я делаю то, о чем ты сама меня просила. Унесите ее обратно. Пусть отдыхает. И проследите, чтобы поела. Если откажется запихните в нее силком.
Сид отдал распоряжение рухатам, сложив все анализы в пробирки, он не оглядываясь на Бэнту вышел из процедурной.

+1

46

Когда Эргер оказался в старом баре в следующий раз, он был заметно пьян и немного под кайфом. Он не смог бы объяснить почему его тянет именно сюда. Но вокруг что-то именилось: верзилы-охранники, перешептываясь, поглядывали на него с неясным киборгу выражением, с готовностью не дать ему уйти, остановить любой ценой.
Что, старик решил исполнить свои угрозы? – пьяно усмехнулся Эр и всем своим нетрезвым видом продемонстрировал небрежность к сему фанту, вальяжно расселся за столом, подтянул поближе алюминиевую пепельницу и преспокойно курил в ожидании каких-либо действий. Никто ему не ответил, лишь окликнули какого-то бармена-паренька и заслали его на поиски хозяина бара. Эргер не повел и бровью, всем своим видом показывая безразличие. Гордыня. Он не намеревался позволить коснуться себя и пальцем, тем более что Рейв подключил все имплантаты в действие пару дней назад, а алкогольный угар еще и добавлял излишнего безрассудства.
Питер влетел в помещение едва волоча свои старческие ноги. Видно было, что здоровье подводило старика. С каждой последующей встречей он чувствовал себя все хуже. И все же это не помешало Питеру поспешно доковылять до столика Рейта. Он оперся морщинистыми руками о спинку пустующего стула. Эру показалось, что Питер за эти несколько дней постарел как минимум на пять лет, если не больше. Он выглядел обеспокоенным, но Эргер воспринял это по-своему.
Давай ты не будешь попусту меня прогонять, – усмехнулся он пьяно и затянулся сигаретой. Пепел упал прямо на столешницу и оставил небольшой серый сред на ней. – Я тебя не тронул, хотя мог бы. Ты же понимаешь, что мне скучно возиться со столь слабыми ничтожествами как ты? Ты мне не интересен.
Питеру не понравились слова и он стерпел их с видимым усилием воли.
Два дня назад... – начал было он, но запнулся. Слишком явно было, что он сомневается в своем решении, но другого выбора у старика не имелось.
Два дня... Позавчера к нам пришли двое людей. – произнес он наконец. Эргер вскинул брови не понимая сути разговора. – Они рассказали, что работали в некой лаборатории... далеко отсюда, очень далеко.
Говоривший тяжело и сбито дышал, но если сперва Эр решил, что старик просто запыхался от быстрого для своего возраста хода, то теперь он отчетливо слышал неуверенность и отчаяние в его рваных вдохах. Каусит невольно склонился ближе к человеку,  искусственная рука с сигаретой меж пальцев сама собой улеглась на стол. Он молчал, но легкое покачивание головы и прищур глаз выдавали немые вопросы: «Что ты хочешь мне сказать? И зачем?»
В этой лаборатории по их словам.. ученый... невероятно богатый ученый ставил эксперименты на... – старик дышал все тяжелее с каждой секундой, он взирал в серые глаза киборга с неистовой надеждой, контрастирующей с неприязнью прошлых встреч. Одна старческая рука внезапно сжала искусственную ладонь химерика, вторая прижалась к груди самого Питера в районе сердца. Но он не отвел взгляд. А Эргер напрягся, мгновенно трезвея от услышанного.
Ты должен ее спасти!
Где это место? – вопрос прозвучал сухо и глухо, хотя на самом деле Эру казалось, что на него навалился тысячетонный груз. Старик с трудом, но все же выудил из кармана бумажный грязный листок с координатами.
Ты должен ее спасти... – повторил он.
И не было ни времени ни желания препираться, твердить, что ни перед кем пока Эргер  не наживал долгов.
Он тут же сорвался с места.

+1

47

Бэнту пришла в себя. Ее держали в небольшой палате. Стены, пол, потолок, все было таким белым, что резало глаза. Свет горел ярко, значит сейчас день. На ночь его обычно приглушают, но не гасят до конца. А ей так хочется полежать в темноте, чтобы не видеть перед собой абсолютно ничего. Девушка вспомнила ту темноту, то спокойствие, в котором она растворялась тогда, после того, как у нее случилась передозировка. Сейчас такого не было.
Ее постоянно пичкали какими то лекарствами, стоило только ненадолго сознанию проясниться, как ей вкалывали очередную дозу какой-то дряни, и она опять погружалась в бессознательность.
В те короткие промежутки времени, когда к Бэнту возвращалось сознание, она вспоминала киборга, и думала о мести. О мести Шиану.
Сейчас ее руки, ноги как и всегда были пристегнуты к койке ремнями. В вену была воткнута игла. Девушка попыталась дернуться, но это не могло, они затянуты слишком крепко.
В палату кто-то вошел. Бэнту приподняла веки и заметила Шиана. В руках тот держал миску с едой.
— Ну здравствуй, дорогая, как чувствуешь себя?
Бэнту промолчала, но ее озлобленный взгляд говорил вместо нее.
— Тебе надо поесть. Я сам готовил для тебя.
Поставив миску рядом на тумбочку, он поправил подушку под головой девушки, и слегка приподнял ее. Сев с краю на кровать, Шиан, подчерпнул ложкой содержимое миски и поднес к губам Бэнту. Девушка не сопротивлялась. Раз уж она решила мстить, то ей нужно набраться сил, а без еды это сделать будет не возможно.
— Я пришел порадовать тебя! Мы на пути к удивительным открытиям! И все благодаря тебе, любовь моя! Ты не представляешь, какую власть мне это принесет, когда я вернусь на Эхо!
Сидка оскалилась, не будь она прикована ремнями, то набросилась бы на Шиана, вгрызлась бы ему прямо в глотку, но сейчас такой возможности у нее было.
— Где альм, чертов ты психопат? Что ты с ним сделал, сукин сын.
Это должно было прозвучать грозно, но услышав собственный голос, Бэнту не узнала его. Слабый, осипший, лишенный жизни,как у столетней старухи.
— Если с ним что-то случилось, я уничтожу тебя, Шиан.
Но Шиан был невозмутим. На его лице уже не было заметно тех ссадин, которыми одарил его Эргер. Сид снова был прекрасен, будто железные кулаки никогда не касались его идеального лица.
— С ним все хорошо, если будешь хорошей девочкой, то скоро я разрешу вам увидеться.
— Почему я не чувствую его?
Шиан улыбнулся, и наклонившись над ней, прошептал ей в губы.
— Я рассоединил вас, Бэнту. Мне это удалось. Но, за неимением других подопытных, я не знаю, временный это эффект или постоянный. Если действие вещества не закончится через три дня, нас ждет самый важный эксперимент.
В душе Бэнту поселился страх. Что этот ублюдок собирается сделать? Мало ли крови он из нее выкачал. Девушка напряглась и сжала кулаки.
— Через три дня я убью твою зверушку, и посмотрю, что станет с тобой.
Опасения Бэнту оправдались. Глаза девушки налились яростью. Она резко дернула ремни еще раз, так что один все же треснул. Глаза Шиана раскрылись от страха, он тут же нажал кнопку сигнализации, и в палату ворвались все те же два рухатта.
К тому моменту, как Бэнту высвободила одну руку, ее уже схватили и крепко держали, а она продолжала кричать, разрывая голосовые связки.
— Я прикончу тебя, конченный псих! Я уничтожу тебя!

Отредактировано Бэнту Дари (2018-01-15 20:51:43)

+1

48

Лишь когда Эргер переместился в Каусу затем, чтобы экипироваться, он резко остановился. Казалось, времени не было, нужно было спешить, но сомнения ворвались в его голову клубом дыма, за которым не разглядеть здравых мыслей: что, если это просто ловушка? Старик ведь изначально его невзлюбил и, по всей видимости, винил во всех смертных грехах вкупе с появлением сену на этой планетке. А что теперь, он внезапно решил, что враг всия Спирали должен спасти ту, которая сознательно выбрала путь с другим?
Тот мятый огрызок бумаги с картой, нарисованной чьей-то твердой рукой, направлял к опасным местам, далеко ото всех известных лагерей Керы. Не приходилось надеяться, что путешествие обойдется без встреч с сену, наверняка они там кишели, как в иных мирах комары, и кто знает, справится ли Эргер, откройся портал на его пути снова.
В прошлый раз их было двое. Трое, считай, ведь не будь рядом Шиана с его плазменной стяжкой-гранатой, то не факт, что все обошлось бы так просто. Эр, конечно, в последний момент попытался бы переместиться в родной мир, но где гарантия, что сену не последовал бы за ним? Киборг ведь ничего не знает об этих тварях. Кроме одного: они столь разнообразны сами по себе, что невозможно выработать одной универсальной тактики против этих тварей. Одни медлительны и бронированы, как танки, иные так быстры, что и киборг позавидует, третьи испепеляют кислотой все, чего сумеют коснуться, и далее, далее, далее, сколько фантазии хватит.
сильная часть его сопротивлялась, стопорила химерика, не давала сделать шаг к оружейному шкафу, вызванному голосовой командой. Эта часть твердила Эргеру, что Бэнту сама избрала свой путь и пусть сама расхлебывает то дерьмо, в которое вляпалась по собственной воле. Ведь пожелай она – Эр смог бы поднять хоть пол Каусы вверх дном, но найти способ излечить ее от этой гнилой болезни. Сделав свой выбор она ясно показала, что Эргер ей не важен, а уязвленное самолюбие мужчины не могло смириться с таким исходом просто так.
И все же была другая часть каусита, твердящая обратное: нужно ее спасти. Тот самый «внутренний Рейт», закрытый за слоями самоконтроля, спустя годы дающего сбой. Выстроенный образ мужчины трещал по швам, когда дело касалось одной конкретной сидки. Эта его часть, уже давно мысленно обозначенная Эргером как часть Слабая – на удивление в этот раз оказалась сильней, а потому, собрав с собою чуть ли не весь имевшийся дома арсенал, надев бронежилет и в одну долгую затяжку скурив сигарету, мужчина через считанные минуты уже снова оказался в Кере.

Он шел несколько часов и успел уже перечислить все известные ему трехэтажные. Если некто там, на вершине спирали дал пробужденным возможность перемещаться из мира в мир, то что ему стоило сделать апгрейд способности, позволить еще и внутри мира выбирать место перемещения? В Кере не было порталов Каусы, а живший большую часть своей жизни в мире полном удобств, химерик раздражался от необходимости тратить так много времени на подобное дело.
Чем дальше каусит забредал, тем чаще встречались ему сену. Поначалу по одиночке, с ними было справиться легко. Потом он замечал и порталы, плюющиеся тварями, как косточками от куриных крылышек, которые подавал Питер в своей занюханной забегаловке. Но теперь киборг был гораздо более подготовлен чем в тот первый раз. теперь он знал, как бороться с полчищами сену, плазменные стяжки помогали не тратить много времени на бой, а система ночного видения киборга позволяла беспрепятственно двигаться безлунной ночью.
К месту мужчина прибыл лишь утром. Гораздо удобнее было бы напасть ночью, когда охрана спит, но Эр боялся опоздать. Да и, что греха таить, его выворачивало наизнанку от мысли, что он будет бездействовать так долго.
Он пошел. Перебежками, тихими мелкими шагами семенил от угла к углу. Внутри лаборатория была отлично оборудована, хотя извне не отличалась от местных развалюх. Все это было жутко неудобно. Гораздо проще все то же самое проделать в Каусе, где через имп можно разузнать карту здания и даже перехватить обзор камер, а при наличии специального Рейвовского имплантата можно было бы взломать многие из защитных/охранных систем.
Здесь же приходилось все делать наобум, не обладая полной картиной информации, от чего каждый свой шаг химерику приходилось обдумать триста раз, взвесить за и против, продумать наперед хотя бы пару вариантов реагирования, если что-то пойдет не так... Он двигался медленно, засиживаясь за очередным укрытием почти по минуте прежде, чем все-таки скользнуть дальше.
И все же это не было невозможной задачей. Эргеру посчастливилось быть Игроком, а потому он еще на полигоне хорошо научился ориентироваться не по информации, передаваемой импом, а по информации, даваемой его собственными модернизациями: зрением, слухом, быстротой реакции и, конечно же, силой, тем, что давали импланты, внедренные в его тело и мозг.
Голос сидки он услышал из-за угла, но лишь на какой-то короткий миг. Не составило трудо кауситу понять, что она кричала из комнаты, дверь в которую вот-вот отперлась, и тут же закрылась. По размеренным шагам в его сторону было ясно, что кто бы там ни был вышел из комнаты, в которой держали сидку. Точнее, судя по этим же шагам, он был не один: трое.
Временно скрывшись в одном из закрытых кабинетов (благо, взял с собою кроме оружия еще и набор отмычек и дешифратор для электронных замков), Рейт дождался, пока троица растворится в глубине здания. По голосу он узнал Шиана, но остальных не знал. Какое-то время ему пришлось потерять дожидаясь, пока сид раздаст распоряжения: почти не дыша, чтобы не выдать своего присутствия, химерик вдвойне обрадовался, когда вокруг воцарилась полная тишина. Настроенные на максимальный прием децибелов, Эргер убедился что ни вдоха, ни выдоха, ни шороха ткани ни далеких шагов - никого нет рядом, и лишь тогда выбрался из-за укрытия, прежде хорошенько заперев дверь как была во избежание подозрений. Следующим пунктом назначения была сидка. Сложнее всего войти в ее комнату так, чтобы дикарка своим криком негодования не выдала его.
И все же Эр рискнул. Отперев дверь, от быстро шмыгнул внутрь.

+1

49

Оставались сутки до той даты, когда Шиан должен быть усыпить альма. Для Бэнту последние дни после его слов были сущим кошмаром. На ней уже не ставили опыты, не терзали иглами, не пичкали таблетками. Ее просто заставили ждать чего то жуткого, и неминуемого. Она мысленно просила прощения, пыталась найти эту тонкую телепатическую связь со своим постоянным спутником. Но ее не было. В голове стояла тишина, которая приводила девушку в ужас.
Сид пришел под вечер, Бэнту сидела на кушетке, спрятав лицо в коленях.
— Как и обещал. Можете провести эти последние часы вместе.
Когда девушка подняла взгляд, и увидела в руках Шиана своего альма, ей хотелось кинуться на сида, расцарапать его лицо. Она жалела, что тогда у Питера в лагере остановила Эргера. Жалела, что не дала ему доделать дело до конца. Альм был истощен, сидка поняла, что его тоже пытали, что над ним издевались. Зверек уменьшился вдвое, если не больше, и совсем не походил на себя прежнего.  Шиан подошел ближе к сидке, и аккуратно положил альма рядом с Бэнту на кушетку.
— И да, ты сама в этом виновата.
Сказал он уже выходя из палаты, не оборачиваясь на Бэнту. А как только он вышел, у Бэнту потекли слезы.
— Прости меня, прости пожалуйста...
Она не могла найти слов, взяв альма на руки, она прижала его к своей груди, пальцы девушки мягко заскользили по гладкой шерстке зверька. Альм молчал, не рычал, не пищал, не посылал ей мысленных сигналов. Только большие, карие глаза с вкраплением золота, преданно смотрели на Бэнту.
Сидка не знала, сколько времени они просидели вот так, просто смотря друг на друга. Девушка совсем отчаялась, она не видела выхода из этой ситуации, и уже считала часы до конца. Ее клонило в сон, но она не хотела провести последние часы в забвении, и всячески старалась не уснуть. А потом случилось то, что вновь вселило в нее надежду. Где-то глубоко в мыслях, под толщами сознания, она почувствовала слабую пульсацию. Закрыв глаза, Бэнту пошла на этот сигнал, время ее было уже на исходе, но сигнал становился все сильнее. Они снова тянулись друг к другу все быстрее, разрывая нити и оковы, которыми сковал их Шиан, и наконец Бэнту удалось восстановить связь.
— Бэнту. Мы выберемся отсюда.
Девушка услышала эту мысль так четко, что сначала даже не поверила, что ей это удалось. Он снова был с ней. Им удалось восстановить связь. И теперь она ни за что, и никогда даже пытаться не будет разорвать ее.
В палате было одно небольшое окно, которое находилось выше человеческого роста. Это даже нельзя было назвать окном, просто щель, в которую только кошка и пролезет. Девушка бежать бы не смогла. А вот альм...
Нужно было действовать как можно быстрее, начинало светать, а значит в любой момент мог прийти Шиан. Подвинув тумбочку к форточке, Бэнту обмотала простыней кулак. Затем сидка взобралась на тумбочку, и одним ударом разбила преграду к свободе. После сидка вернулась за альмом, и прежде чем поднести его к окну, прошептала.
— Беги к Питеру, спрячься там. Я выберусь отсюда, обещаю.
Она аккуратно выпустила альма наружу, посадив прямо на небольшой подоконник. К счастью палата находилась в полуподвальном помещении, и до земли было недалеко. Вдохнувший свободы зверек со всех ног бросился в сторону лагеря, а Бэнту взяла самый большой осколок, оставшийся от разбитого окна, и вернув тумбу на место, спрятала его под подушку. Когда в палату войдет Шиан, она будет готова к встречи с ним.

&del&

Отредактировано Бэнту Дари (2018-01-18 21:13:19)

0

50

Ошеломленная Бэнту сидела на кровати. В голове эхом повторялись последние слова Шиана.
— Через три дня я убью твою зверушку, и посмотрю, что станет с тобой.
За себя сидка не боялась, но то, что она подвергла этим испытаниям альма, грызло ее изнутри. Ей хотелось рыдать, но последние дни слез и так было много. Ей хотелось кричать, но она знала, что никто не услышит ее крик. Это было сильнее того отчаяния, когда она сидела на «флешбэке», это бессилие убивало ее.
Соберись, соберись, соберись.
Повторяла она себе. Не может все так кончится. Не должно.
— Ты рушишь все, к чему прикасаешься.
Новый голос в голове. Это Ару. Давненько она о нем не вспоминала. А сейчас, те дни на Эхо, которые казались ей безнадежными, вызывают лишь смех.
Шиан вкалывал ей что-то, из-за чего ее способность перемещаться теряла свои силы. Много раз девушка пробовала это сделать, надеясь, что так она сможет спасти альма. Но подлец Шиан предусмотрел все. Горькая ухмылка застыла на губах Бэнту, когда она подумала об этом. Перед ней был весь мир, с миллионами возможностей, а она собственными руками подтолкнула все в бездну.
Она ненавидела эти белые стены, иногда ей казалось, что она начинают сужаться, и вот вот раздавят ее, она ненавидела Шиана. Это не он, не тот Шиан, в которого она была когда-то влюблена. Его кто-то подменил, взял что-то мерзкое, и облачил в красивую внешность Шиана. Что с ним стало? Возможно убийство его родителей так повлияло на него, что из доброго парня он стал мерзким, подлым злодеем.
Пальцы девушки в отчаянии сжимали простынь, застилающую кушетку. Дверь за Шианом закрылась, клацнул металлический замок, и сидка зажмурилась, вновь пытаясь поймать телепатическую связь с альмом. Последние несколько дней ей ничего не кололи, а таблетки, которыми пичкали, она втихую сплевывала в раковину туалетной комнаты, прилегающей к палате.
Шаги Шиана затихали в длинном коридоре, а сидка все глубже погружалась в себя. Глубокий вдох, состояние похожие на медитацию, зарядка которой ее учили в школе боевых искусств, и Бэнту удается откинуть все лишние мысли, что мешали ей сосредоточиться. Темнота в дальних уголках ее подсознания, и где-то в дали едва различимый огонек. Сидка без замедлений движется на маячок, ее тянет туда все сильнее. Огонек начинает пульсировать, пульсация становится все сильнее, сливаясь с биением ее сердца, и наконец в ее голове она слышит свое имя.
— Бэнту, помоги мне.
Она смогла! Она поймала связь, которую Шиан все эти дни рвал, отдаляя их друг от друга. Она почувствовала альма снова, но не успела ни о чем расспросить. Бэнту услышала  клацанье замка. Связь, которую она пыталась так долго поймать, оборвалась снова. Испуганная девушка вздрогнула, открыв глаза,  ожидая возвращение Шиана, но внезапно застыла, не веря тому, чего видит.
Перед ней стоял каусит. Тот, кого она предала, от кого отказалась. Кого променяла на урода, который издевался над ней все это время.
— Ты сама в этом виновата.
Снова голос Шиана в ее голове. Неужели это ублюдок что-то подмешал в еду, и теперь ее одолевают галлюцинации? Но видение не исчезает.
— Эргер?
Осторожно крадясь как кошка, сидка сползает с кровати, а потом в одно мгновение оказывается рядом с киборгам, бросаясь в его объятия. Пусть он оттолкнет ее, ударит, но сейчас ей нужно снова ощутить его сильные руки, почувствовать жар его тела. Услышать его голос. Он пришел за ней. Снова...
— Прости меня, прости за все...
Губы девушки хаотично заскользили по небритой щеке, приближаясь к уху мужчины. Даже если это все сон, галлюцинация от лекарств, пусть это длится вечно,  пусть все останется так.
— Ты... ты...
Слова застревают комом в горле, а где-то в конце коридора снова раздаются чьи-то шаги. Лишь на мгновение, Бэнту почувствовала прилив  сил и надежду, но внезапный шорох заставил девушку задрожать, и сильнее прижать в телу киборга.
— Он найдет нас. И убьет.
Выдохнула она, подняв на мужчину взгляд полный отчаяния, а потом снова услышала альма.
— Бэнту, помоги мне...

+1

51

Воплей не последовало: видимо, девчонка успела успокоиться за это время. Войдя в помещение и заперев за собою дверь, каусит замер на месте глядя в ее затравленные глаза. Бэнту невероятно изменилась с тех пор как киборг в последний раз ее видел. Образы из записанных воспоминаний замелькали в радужке глаз, сравнение кардинальных изменений. Под глазами залегли синие тени, от чего карие глаза казались огромными на худом лице. Кожа ее поблекла от истощения, стала сухой от недостатка воды. Губы больше не имели того здорового привлекательного розового оттенка, побледнели, будто даже им не хватает крови. Сама девушка истощала, даже волосы ее теперь стали блеклыми, утратили былой блеск и великолепие. Эргер просто не мог поверить, что это действительно Бэнту. Что нужно было с ней сделать, чтобы превратить в затравленного  тощего зверька?
Сидка, кажется, удивилась его появлению, сама, небось, не могла понять, стоит ли рассчитывать на помощь со стороны. Но химерик не мог ответить, не смог вымолвить ни слова.
Девчонка что-то лепетала, пыталась извиняться, бросившись на мужчину с надеждой. Руки, даром что искусственные, сами собою прижали ее к широкой груди, но Эргер молчал.
Он прибыл сюда ее спасти и навсегда распрощаться с мыслями о сидке. Он не хотел поддаваться этой идиотсткой одержимости, от которой избавлялся столь долго. Не хотел, но тело само реагировало на ее близость, руки сами сжимали хрупкое тело, губы без участия головы приоткрылись: он хотел ответить на поцелуй, но губы сидки заскользили мимо, неуверенно зашептали у самого уха. Как раз в тот момент, когда сверхслух донес до сознания каусита шаги нескольких человек за дверью.
Он найдет нас. И убьет.
Рейт пошатнулся в какой-то миг, но выстоял и сжал дрожащую девушку еще сильней. Видимо, он все-таки не увидел камер, ведь как иначе его засекли? В груди разросся огромный тяжелый ком: если Эр не поможет девушке, то этот ком раздавит все внутри, расплющит важные органы, легкие и сердце. Он задохнется сам, если не поможет Бэнту уйти.
Я не позволю. Верь мне. – попытался каусит убедить, понимая, что очень быстро сдался без боя. Что другая его часть – Сильная – будет еще долго изничтожать вторую за слабость, если Бэнту предаст опять. Эргер понимал, что будет гноить сам себя, если ошибется в ней снова, но он, как зависимый наркоман, просто не мог поступать иначе. Его тянуло к дикарке. Он готов был простить все, лишь бы не выпускать из своих искусственных рук. Он никогда бы не сказал этого вслух, но его ломало и выворачивало от мысли, что она принадлежит другому. Собственничество превратилось в одержимость, хотя этого Эргерион еще не понимал, лишь поверхностными отрывками улавливал свои собственные ощущения между мыслей.
А шаги приблизились и стали еще более осторожными. Наверное, для человеческого слуха утихли совсем, но Эргер знал, что эти двое сейчас по обе стороны от двери. Притаились. Он слышал их дыхание, слышал как щелкнул один за другим затвор предохранителей. Видимо, Шиан притащил для своих телохранителей каусские экземплярчики поновей.
Ты в порядке? Где альм? Ты сможешь найти его по зову? – прошептав, Эргер снял с предохранителя один болтер и сунул его сидке в руки. Как только оба они подготовятся к приему гостей можно будет открывать дверь. – В этом чертовом здании столько комнат, что, боюсь, нас убьют раньше, чем мы осмотрим каждую из них. Так же он надел на руку девушки тугой браслет-маячок. – Не снимай. Так нужно. – объяснять, что так он будет «видеть» ее местоположение если они разделятся времени не было. Последней в руки дикарки попал небольшой мешок с комбинезоном. Кивком Эр попросил его надеть. Комбинезон этот был разработан Рейвом Торри уже довольно давно, по своим функциям он походил на работу «оки». Он полностью состоял из тонких трубок с дилатантной жидкостью, вязкость которой возрастает при увеличении скорости деформации сдвига. Сам по себе комбинезон был вполне мягок, но чем с большей силой и скоростью наносится удар, тем больше сопротивления оказывает такой комбинезон. К сожалению, он не защищал от порезов тончайшей стали, трубки перерубит попалам,; тонкими иглами можно попасть вообще между стыками трубок: этих местах комбинезон будет уже уязвимей, но в остальных случаях его защита почти не отличалась от защиты «оки», разве что, этот костюм был не таким тонким, и не столь эффектным с виду. Его Эргер взял специально для Бэнту. Он должен был быть уверен, что она останется жива.

+1


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » On the edge of the universe