Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаара пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Просто шутка


Просто шутка

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Заявка.

Название флэшбэка: Просто шутка.

Общее описание: Непробужденная Фостер, живущая весьма свободно и разгульно, оказалась в компании малознакомых сородичей. После принятия весьма существенного количества алкоголя вперемешку с местными наркотиками организм Джин не выдержал и отключился в самый разгар веселья. Кауситы, недолго думая, решили своеобразно подшутить над ней, перенеся за пределы Каусы, прямиком в Алей. Там химерик, совершенно не имевшая представления о месте своего пребывания, и очнулась. Знатно удивленной Фостер предстоит, для начала, наладить контакт с кем-то из местных, чтобы придумать способ возвращения домой.

Предполагаемые участники: Тэйлин Элай, Джин Фостер.

Предполагаемые место и время действия: Алей, два с половиной года назад.

Дополнительная информация: И все будет хорошо.

Принято. ПС.

0

2

Химерики живут легко. Делают, что хотят, не имея почти никаких ограничений. Они могут позволить себе все, что угодно, и даже больше, ведь правил жизни в Каусе всего три. Нарушишь их - умрешь, а во всех остальных случаях можешь даже не терзать себя угрызениями совести. Джин Фостер в своих попытках развеять скуку всегда обращалась к местным способам получить удовольствие, которые вряд ли, по сути своей, сильно отличались от тех, что существовали в других мирах. Существа, населяющие Спираль, по большей их части, были похожи, и их методы борьбы с рутиной не отличались оригинальность. Из основного и самого популярного - все любят секс, наркотики и алкоголь. Кто говорит, что не любит, просто не нашел именно свой вид и способ, в этом Джин была убеждена. Кауситы, как и представители большинства других рас, весьма примитивны, ведь все они в разной степени стремятся к одному и тому же - к удовольствию. К выработке организмом ряда химических соединений, которые заставляют поверить в счастье.
Удовлетворяй свои потребности, и будешь бодр, весел и доволен жизнью, так ведь?
В разных мирах имеют место и разные порядки, и во многих из них, к сожалению, существует такое понятие, как общественное осуждение, и это зачастую мешает жителям реализовывать свои желания, а в Каусе же можно найти сотоварищей при любом раскладе, какая бы безумная идея ни пришла в голову.
Нашла и сама Фостер. В этот раз она оказалась в практически незнакомой компании. Она встречала пару раз некоторых из тех, кто был сейчас в ее окружении, но даже имен не помнила. Это ведь такая мелочь - какое-то там имя, тем более, что ее собственное вряд ли кто-то из присутствующих смог бы вспомнить. Особенно с учетом состояния. Все пребывали под кайфом, причем намешали в себе столько всего, что никакой анализ не помог бы определить, какие именно вещества были введены в организмы кауситов. Джинджер было весело, она совершенно непринужденно общалась с сородичами, хотя уже не могла сконцентрировать внимание на лицах, наблюдая вместо них расплывчатые светлые круги. Она танцевала, совершенно потеряв ориентацию в пространстве, смеялась, позабыв о громкости своего собственного и чужих голосов. Подкрепив и без того умопомрачительный эффект от смеси веществ ментальным наркотиком, воздействующим на определенные отделы мозга с помощью электрических импульсов, Фостер стремилась расширить границы собственного сознания и небывалым образом изменить восприятие окружающего мира, чтобы хотя бы собственное любопытство удовлетворить, но не учла, что всему есть предел.
Предел настал не с первого и не со второго раза, потребовалось несколько часов наверняка не самых полезных для самого организма, но невероятно приятных воздействий, но тело все-таки не выдержало. Отключилось в тот момент, когда кауситка пыталась проникнуться очередным видением. Кажется, она видела космос.
После космоса наступила темнота, выбраться из которой не получалось неизвестно сколько времени.
Джин не чувствовала ничего, пребывая в странном состоянии абсолютного небытия, словно ее никогда не существовало ни в какой из возможных реальностей.
Темнота, тишина, вакуум. Как будто не было ни ее самой, ни ничего вокруг. Даже осознания того, что все резко оказалось стертым, тоже не было.

Зато пробуждение выдалось тяжелым.
Разум проснулся еще до того, как тело было способно реагировать на импульсы, передаваемые мозгом, и это в первые сколько-то мгновений очень пугало. Джин понимала, что она, во-первых, существует, что она, во-вторых, - Джин, в ее памяти мелькали четкие картины минувшего вечера вплоть до момента, когда сознание отключилось, погрузившись в темноту. Она помнила и тех, с кем она провела последние часы, и почти весь перечень принятых веществ и использованных ментальных стимуляторов. Проблема была только одна - она не могла ни пошевелиться, ни даже, хотя бы, открыть глаза, чтобы взглянуть на место, в котором находится. Чем четче становилось сознание, тем больше открывалось и проблем. Второй стала чудовищная головная боль. Казалось, что голову проще снять с шеи, чем ждать, когда это состояние пройдет. Третья проблема - Сеть. Доступа не было. Сколько бы Джин ни пыталась пробиться, ничего не получалось, как будто бы там, где она находилась, не было Сети, но как такое вообще возможно, если она была в Каусе?
Осознание того, что «была в Каусе» и «сейчас в Каусе» - это понятия не тождественные, заставило распахнуть, наконец, эти дурацкие, непослушные веки. Свет в глаза не бил, но все равно требовалось промогратьсь. Зажмурившись несколько раз подряд, Фостер попробовала сфокусировать внимание на том, что было перед ней. Ну, она, по крайней мере, точно лежала, иначе не видела бы мир перевернутым на девяносто градусов. Все пространство вокруг было освещено неяркими лампами теплого света, под щекой и, видимо, под всем остальным телом Фостер находилась поверхность, то ли покрытая, то ли состоящая из земли и мелкого щебня, а пыль, казалось, осела в легких химерика и никогда их не покинет. Это точно была не Кауса. И Джин точно была не в Каусе.
Мысли все еще путались.
Кругом то ли не было ни единой живой души, то ли местные привыкли к виду всяких ушедших в отрыв до потери сознания особ, раз никто не спешил помогать.
Джин, еще не рискуя шевелить кажущимися неродными конечностями, кое-как развернула голову, чтобы взглянуть наверх. Странно. Вроде как, улица, а неба над ней нет. Что за ерунда такая?
Она кашлянула, попытавшись выгнать пыль их дыхательных путей. С первого раза не помогло, но кашлять кауситка больше не пыталась, потому что непослушное тело плохо поддавалось командам начавшего активную деятельность мозга, отдаваясь на каждую попытку сделать хоть что-то глухой болью. Надо хотя бы привыкнуть к новому положению вещей, прежде чем начинать думать о чем-то. Фостер снова закрыла глаза.

0

3

Как много в жизни зависит от образования, которое дается в самом начале жизни, когда хочется гулять, веселиться, тратить жизнь на развлечения, а не на учебу. И большинство считает, что учеба как-нибудь не так важна, как кажется, что экзамены сами себя сдадут, а молодость дана для удовлетворения собственных желаний. Так считало большинство альгий-полукровок, из-за чего до последнего курса института они не доучились. И пусть это их ни капельки не расстраивало, среди однокурсников Тэй остались в основном чистокровные альгии, с которыми общение как-то не заладилось. И пусть юная альгия была солидарна с ними в вопросах учебы, основным кругом её общения были полукровки, хоть это и заставляло девушку разрываться между учебой и развлечениями.
Алей вообще был странным по политическому устройству и моральным принципам его жителей. Тэйлин никогда не могла понять негативного отношения к полукровкам, ограничений на рождаемость и всех остальных строгостей. Нечистокровные альгии казались девушке "живыми", веселыми и импульсивными, проживающими жизнь не для кого-то, не для высоких и недостижимых целей, а для себя, в свое удовольствие, что резко отличало их от чистокровных, которых интересовала лишь учеба, работа и другие нудные вещи. Очень часто Элай радовалась, что, несмотря на чистокровность, больше похожа на полукровку, пусть и не внешне, но по характеру. Ограничения на рождаемость тоже поднимали среди круга её общения волну неодобрения. Мало пропитания и территории? Так постоянно происходит освоение новых территорий, на которых можно построить и жилье, и возвести поля с пастбищами. К тому же более строгое ограничение рождаемости полукровок наталкивало на мысли о расизме.
Но выйти из сложившейся много лет назад системы было очень трудно. Приближалось окончание института, отец уже начал намекать на то, что неплохо начать искать работу, ведь не могут же родители вечно содержать любимую дочь. А если Тэйлин начнёт работать, на гулянки с друзьями останется намного меньше времени. К тому же девушку злил сам факт, что она станет винтиком в ненавистном механизме. Но для этого она так долго получала образование. Именно с этой целью. И никуда от этого уже не сбежать, разве что признав,что все труды и время напрасны. Но Тэйлин так не умела.
В качестве практики Тэй отправили обустраивать новые тоннели. Их уже выкопали, осталось только привести в надлежащий вид, чем и должна была заняться девушка. Пыльные, грязные, с тусклым освещением, иногда в них бродили разнообразные грызуны и насекомые. До самого последнего момента Тэйлин пыталась понять: это ей намекают, в каких условиях она окажется, если и дальше её будут замечать в компаниях полукровок, или просто случайность. И пусть второй вариант был куда более вероятен, злости на мир это не убавляло.
Наконец, собравшись с силами и захватив с собой всё необходимое, она отправилась исследовать тоннель. Чтобы избежать повторения ошибок прошлого, когда она чуть не погибла под завалом, Элай предупредила родных и дала им координаты тоннеля. Путь предстоял недолгий, да и на осмотр места работы много времени не уйдет, поэтому Тэйлин пообещала друзьям обязательно встретиться вечером, и двинулась в путь.
Ближе к окраинам, где прокладывались новые туннели, людей становилось всё меньше. И даже оставшиеся старались обходить задумавшуюся о своём рысь. Возле входа в тоннель было пустынно и на миг могло показаться, что весь мир вымер, а девушка осталась единственной в этом мире. Хотя даже если бы так оказалось, она могла бы быстро переселиться в другой, где, пусть и пройдя через многие сложности, остаться жить. Изнутри тоннель оказался именно таким, как Тэйлин себе его и представляла. Где-то послышался писк мыши, рядом с ботинком прополз наглый червяк, и альгийка еле удержалась от соблазна раздавить его. Недолго думая, она поспешила вперёд, надеясь быстрее отделаться от рутинной работы.
В глубине тоннеля послышался кашель, короткий и болезненный. Кому ещё взбрело в голову лазить по туннелям? Вроде, такую работу дали только мне," - подумала Элай, сбавила шаг, делая его более тихим, и начала внимательно всматриваться вперёд. В начале вдалеке показалась какая-то странная фигура, лежавшая на земле. Можно было подумать, что это простая неровность, ошибка, допущенная рабочими, но зная трудолюбивость и перфекционизм альгий, это напрягало. Наконец, Тэйлин смогла разглядеть девушку, лежавшую на земле без движения. Оставшееся расстояние рысь преодолела бегом. Сразу в глаза бросилась непохожесть незнакомки на альгиев. "Возможно, она случайно попала сюда из другого мира, и, судя по всему, переход дался ей непросто, - подумала Тэй, присела на корточки и прислонила лапу к шее иномирянки, прощупывая пульс.
- Эй, с вами всё в порядке? Очнитесь, - пульс прощупывался, и Тэйлин внимательно вгляделась в лицо девушки, готовясь в случае чего быстро бежать за помощью.

0

4

«Еще пять минут, ну всего пять, ну пожалуйста», - не только тело казалось неподъемным, но и разум словно отяжелел, выводя в эфир странные, нетипичные вещи.
Лежать, не пытаясь даже пошевелиться, вдыхать мелкие крупинки пыли и песка носом и чувствовать, как они оседают на слизистой, - это казалось наиболее подходящим для ситуации вариантом. Пока ее никто не обнаружил, можно попытаться отлежаться хоть прямо на земле и собрать мысли воедино, хуже будет, когда кто-нибудь найдет полуживое тело и попытается что-то предпринять. Или спасти, или покалечить, здесь вариантов не так уж и много. В Каусе к существу из другого мира отнеслись бы, в большинстве случаев, без опаски и с любопытством, однако не все миры так дружелюбны. В большинстве из них в принципе неизвестно ничего о Спирали, жители не имеют никакого представления о том, что они не одни. Если Джин в одном из таких, то лучше бы местные обитатели были людьми или на них походили, чтобы хотя бы внешне кауситку можно было бы принять за «свою». И хорошо бы, чтобы это была какая-то «условная современность», мир, хоть чем-то напоминающий Каусу, чтобы одежда и внешний образ тоже вопросов не вызывали…
Фостер предпочла бы, чтобы, даже если на нее внимание и обратят, ее просто оставили лежать. Она не была даже уверена в том, все ли ее кости целы и не отбиты ли внутренние органы. Сосредоточиться и понять, в каком состоянии находится организм, кроме очевидной сильной передозировки препаратами и общей слабости, было невозможно. Может, ее вообще лишили конечностей, а все ощущения тяжести и тупой ноющей боли - фантомны? Конечно, вряд ли от ее новых друзей, с которыми она провела прошлый вечер (и прошлый ли? Сколько времени она вообще провалялась без сознания), можно было ожидать избиения бессознательной туши и насильственных ампутаций, но если им хватило ума выкинуть ее за пределы родного города, то предполагать что-либо на их счет было бы глупо. Джинджер ведь почти никого из них не знала, а тех, кто был ей знаком, видела лишь пару раз, и то мельком.
«Да нет, вроде, тело цело», - не без облегчения заметила Джин, попытавшись сконцентрироваться на каждой конечности и каждой части туловища в отдельности. Ничего не болело, как после ударов или переломов, была только ноющая неприятная боль, но ее вполне можно было вынести, если не предпринимать рьяных попыток к какой-нибудь активности. Только голова раскалывалась так, словно импы взорвались и разнесли мозг, преобразовав его в полужидкую кашу. Возникало ощущение, что стоит только приоткрыть рот, как оттуда на песок потекут остатки серого вещества.
Фостер злилась на себя. Она из раза в раз доводила организм до состояния умопомрачительной бессознательности, за которым неизменно следовали эти почти невыносимо болезненные ощущения. Она снова и снова обещала себе и всем окружающим, что такого больше не повториться, говорила, что вот это - точно ее предел, но постоянно умудрялась этот «предел» героически преодолевать, погружая тело в еще более безрадостное положение.
И как, как можно было не заметить момент перехода из Каусы сюда, где бы она ни была и как бы ни назывался этот мир?
«И как отсюда выбираться?» - спросила себя Фостер, еще раз приоткрыв глаза и оценив ничем не примечательную и угнетающую картину прямо перед собой. Через секунду веки снова сомкнулись.

Вот на что, а на слух Джин жаловаться не приходилось.
Уловить в некотором отдалении от себя чьи-то одинокие шаги труда не составило. Сначала они были ровными, небыстрыми, размеренными, потом прекратились ненадолго, затем возобновились, став шумными, спешащими, рваными. К ней бежали. Только этого не хватало.
Фостер сильнее сжала веки. Легкое касание к шее заставило вздрогнуть.
- Эй, с вами всё в порядке? Очнитесь, - голос был женский, а вот язык Фостер понять не могла. Вопросительная интонация и, в целом, взволнованный тон голоса говорили об отсутствии угрозы, но ладонь Джин, все же, неожиданно резко и бойко вцепилась в запястье незнакомки, ощутимо его сжав.
Имп, лишенный подключения к Сети, анализировал сказанное этим незнакомым приятным голосов.
«И как эти ублюдки предлагают мне общаться с местными? Чтоб я еще раз связалась с незнакомцами…» - Хотя она, конечно, понимала, что свяжется, и не раз, мысленно обругать тех, кто засунул ее сюда, это ничуть не мешало.
Джин приоткрыла глаза и попыталась сосредоточить внимание на находящейся перед ней. Фокусировка произошла не сразу, а когда удалось различить черты лица местной жительницы, Фостер несколько раз моргнула, надеясь, что ей привиделось. Похоже, надежды на человекообразность местных оказались не оправданы. И как она со своим лишенным шерстяного покрова телом сможет сойти за местную? Химерики, что бросили ее тут, имеют, все же, чувство юмора, стоит отметить…
Может, тут есть и другие расы?
Но мысли быстро вернулись к анализу услышанного. Вопросительная интонация и некая забота, проявленная в прощупывании пульса, давала некоторое представление о сути сказанного. Джин, не чувствуя опасности, разжала пальцы, отпуская запястье незнакомки, но вместо этого уцепилась за края куртки, надетой на девушке, и слегка потянула на себя, стараясь дать той понять, что привлекать постороннее внимание не нужно, в помощи беловолосая не нуждается.
Спустя сколько-то мгновений Фостер неуверенно приподнялась, упершись ладонями в землю, и кое-как приняла сидячее положение. Говорить она не спешила, так как Имп пока не успел провести анализ местной речи и выдать готовый результат, создав перечень хотя бы самых основных выражений. Слишком мало было услышано. Джин только рассматривала девушку мутноватым взглядом, но, несмотря на явное общее недомогание, в ее глазах можно быть увидеть интерес.
- Я тебя не понимаю, - помотала головой она. Вряд ли местная знала язык Каусы, но как еще дать ей понять, что и Джин не может говорить на неизвестном ей языке?
«Была бы я пробужденной, не было бы проблемы…»

0

5

Очень неожиданно, когда человек (ну и не человек), которого ты считаешь как минимум без сознания, неожиданно хватает тебя за руку. Так считала и Тэй, испугавшаяся столь резкого проявления активности от незнакомки. Ну хоть не мертва, уже радует, - подумала Тэй, но следующая её мысль была об опасности, которую может представлять девушка неизвестной расы одна в глубине тоннеля, когда до обитаемых мест достаточно далеко, поэтому альгия внутренне напряглась, готовясь к неожиданным поворотам этой загадочной истории. Не так давно исследование одного тоннеля уже закончилось очень непонятно и неприятно, хотя и интересно. Тэйлин в принципе не любила скучную однообразную жизнь без особых происшествий, что так ценили её родственники.
Руку девушки отпустили, и она сразу же постаралась держать её подальше от незнакомки, но теперь схватили за куртку. Терять куртку было не так обидно, да и выбраться из неё Тэй могла достаточно быстро. Когда Тэй чуть потянули, она еле-еле удержала равновесие, всё-таки не так легко было удержаться, сидя на корточках, да к тому же альгия редко сидела в таком положении, как-то случая не представлялось. Пока Тэй размышляла о своем равновесии и старалась его удержать, её отпустили, а сама незнакомка приподнялась, но смотрела до сих пор мутноватым взглядом, хоть и проглядывал интерес. Всё это выглядело более чем странно.
- Я тебя не понимаю.
Язык оказался неизвестным. И этот факт окончательно запутал Тэйлин. Насколько она могла вспомнить, даже когда она первый раз оказалась в другом мире, язык другой расы оказался на удивление понятным, да и сама она разговаривать на нём скорее всего могла, хоть и не пробовала. Тогда девушка, которая оказалась перед Тэй не пробуждена. Или попала на Алей каким-то другим способом. Неужели представители её расы оказались правы, и на Алее выжили не только альгии. А значит существуют другие поселения, в которых, что вполне логично, разговаривают на других языках. До этого момента Тэй не верила в существование иных поселений, полагая, что все разговоры о них - сплошная выдумка, беспочвенная надежда и страх одиночества её народа. После пробуждения у неё даже появились доказательства для самой себя, ведь всех непохожих на альгий разумных существ, свидетельства о которых были официальны, она могла считать иномирянами, такими же пробужденными как и она, путешествующими по мирам. Но теперь перед ней сидело и пыталось прийти в себя неопровержимое доказательство.
- Тэйлин, - девушка показала пальцем на себя, пытаясь дать понять, что это её имя. После этого она хотела что-то сказать, расспросить, на минуту забыла о незнании языка и набрала в грудь воздуха, но вовремя одумалась и разочарованно выдохнула. Что делать с такой находкой Тэй так же не знала. Единственным вариантом пока было привести её к остальным и отдать властям, которые уже займутся изучением и допросами, но пока незнакомка находилась не в наилучшем состоянии и вряд ли могла ходить, альгия даже не представляла как исправить ситуацию.

0

6

Девушка, больше похожая на кого-то из семейства кошачьих, чем на человека, заметно напряглась, но, черт возьми, если бы у Фостер успел сформироваться план действий, то в него точно не входил бы пункт, согласно которому нужно было напугать незнакомку. Это было не только недружелюбно по отношению к ней, но и небезопасно для химерика. Кто знает, чего можно ожидать от представителя неизвестной расы в незнакомом мире? Может, девушка в долю секунды свернет шею кауситке, лишь бы избежать даже намека на опасность для себя? Или вскочит на ноги и убежит, чтобы вернуться с подмогой? Подмоги точно не нужно. Джин не хотела привлекать к себе излишнее внимание, а то получится крайне нелепо - сначала добиться нежелательных для себя последствий, а потом пытаться скрыться, не имея возможности вернуться в Каусу.
«Может, они где-то спрятали волшебную кнопочку?» - Фостер обвела взглядом мрачный сырой туннель, пытаясь найти то единственное, что дало бы ей возможность сбежать отсюда - маленькое устройство для возврата домой. Конечно, ничего не обнаружила, ведь это было бы слишком просто. Вряд ли ее новые друзья обошлись бы таким легким испытанием для нее.
Джин удрученно помотала головой - в мыслях стали всплывать некоторые события, ранее спрятанные под непроглядной пеленой так и не сошедшего наркотического дурмана. Пожалуй, в следующий раз стоит учесть случившееся и поменьше нарываться на такого рода месть, меньше хвалиться и плотно закрыть рот, когда в очередной раз захочется сказать «а вот я», решив выставить себя в лучшем свете. Она, конечно, ничего особенного не сделала, однако вполне допускала, что находится здесь по собственной вине.
«Они все равно мудаки и ублюдки,» - едва слышно фыркнула Фостер. Слишком сложно принимать собственную неправоту как данность, чувствовать собственную беспомощность, и крайне обидно - осознавать, что именно ее длинный язык и стал причиной ее нахождения здесь. - «А здесь - это где вообще?» - опасливый взгляд снова пробежался по земляным стенам, по деревянным балкам, удерживающим своды тоннеля, и остановился, наконец, на лице незнакомки.
И все-таки, похоже, не привиделось. Мысль о том, что перед ней сидит некое звероподобное существо, стала, наконец, окончательно оформленной и четкой. Девушка рассматривала, в свою очередь, беловолосую, и в ее взгляде едва ли было меньше любопытства, чем в глазах самой Джин. Значит, все же, похожих на Фостер тут либо нет совсем, либо критически мало. А это плохо.
Но, по крайней мере, незнакомка разумна, и это хорошо. Она, хоть и была несколько напугана удивительной резвостью кауситки, не спешила обороняться или бежать за помощью, пока предпочитая изучать.
Интересно, кто из них, на самом деле, может представлять большую опасность для второй?
Эти дурацкие вопросы… Они странным неконтролируемым круговоротом вертелись в мыслях Джинджер, и самым паршивым, пожалуй, было то, что ни один из них она не могла озвучить.
- Тэйлин, - произнесла девушка, указав на себя.
Что это? Это одно слово? Обозначает ли оно имя? Или название расы? Принадлежность к социальному слою, группировке? Позывной? Как много, черт возьми, вариантов.
Фостер сощурилась и, внимательно всмотревшись в лицо местной, направила в ее сторону указательный палец.
- Тэй-лин, - повторила она медленно, по слогам, как будто едва только научилась складывать буквы в слова. - Ты - Тэйлин? - спросила Джин, специально сделав ощутимую паузу между «ты» и «Тэйлин» и придав голосу очевидно вопросительную интонацию. - Я, - указательный палец теперь ткнулся в грудь Фостер, - Джин, - представилась она, кивнув. Химерик решила принять слово «Тэйлин» за имя или, по крайней мере, за способ обращения к девушке, и, соответственно, назвалась и сама.
Как заставить ее говорить? Чтобы проанализировать местную речь, нужно ее слушать. Тогда Имп сможет сопоставить ее с языком химериков и выдавать полноценный перевод, но пока что, услышав только имя девушки, невозможно было составить хоть какую-то картину.
Джинджер, немного помешкав, медленно протянула Тэйлин ладонь для рукопожатия. Если языки в мирах Спирали встречались разные, то вот как раз невербальные средства общения, как правило, были очень похожи.
- Говори, - произнесла Фостер, хоть и понимала, что собеседница не уловит смысла сказанного. Нужно было помочь себе жестами. Химерик выжидательно уставилась на девушку и на мгновение направила обе ладони к ней, как бы указывая, предоставляя ей слово, а заодно и демонстрируя отсутствие какого-либо оружия в руках, а после сделала пару вращательных движений кистями, словно поторапливая девушку. Поймет ли она, чего от нее ждут?

0

7

Тэйлин впервые столкнулась с языковым барьером. Ей столько хотелось узнать от незнакомки: откуда она, представителем  какой расы является, как они у себя живут, почему эта девушка оказалась здесь в таком состоянии и многое другое. А самое главное, через диалог можно было понять - представляет ли незнакомка опасность или может ей самой что-то грозит. Всё-таки просто так посреди заброшенного тоннеля не лежат. У Тэйлин было очень много догадок. Ещё не до конца верилось, что где-то на Алее остались другие расы и поселения, и что они так же могут отдельно от альгий продолжать жить и развиваться. Но при этом было бы очень интересно изучить их, возможно обменяться какими-то элементарными технологиями, а может и предложить длительное сотрудничество. Планы Тэй зашли уже очень далеко, она уже представляла, что в итоге с помощью этой неизвестной расы они смогут вернуть нормальный климат на поверхность, заселить всю планету заново и жить в мире и согласии. Однако, девушка напомнила себе, что пока перед ней лежит лишь единичный представитель другого поселения и, если подумать, вообще может быть изгнанником собственного народа, который лишь по счастливой случайности забрел в нужный тоннель в нужное время. Этим можно было объяснить и плохое состояние здоровье. Наверняка с собой ей дали очень мало еды и питья, если вообще дали, да и долгие скитания по тоннелям в одиночестве ни к чему хорошему не приводят. Эта девушка могла уже давно сойти с ума или заболеть чем-то неизлечим. К тому же, если её изгнали, значит она представляет опасность для общества.
К таким выводам пришла Тэйлин и решила подождать со сдачей незнакомки властям. Ведь первоначально её надо довести до обитаемой местности, а куча вечно спешащих неизвестно куда альгий могут окончательно помутить рассудок или сподвигнуть на преступление. Пока найденная не представляла опасности для Тэй, можно было оставаться здесь. Если что-то измениться, альгия скорее всего успеет добежать до поселения и даже ценой своей жизни предупредить остальных об опасности. А дальше пусть сами разбираются. Для этого есть куча разнообразных специально обученных альгий.
- Ты - Тэйлин?
Первое слово этой фразы было непонятно. Но вопросительная интонация намекала, что это вопрос. Что на него ответить Тэй не знала, потому что не поняла сути, поэтому предпочла промолчать.
- Я - Джин.
- Джин, - медленно повторила Тэйлин за девушкой и указала на неё. Протянутая для рукопожатия рука показала, что девушки совершили знакомство и назвали свои имена. Это уже облегчало налаживание контакта. Тэй ответила на рукопожатие и улыбнулась.
- Говори.
Неизвестное слово и активная жестикуляция привели девушку в замешательство. На секунду она задумалась, но затем вопросительно посмотрела на Джин.
- Я не понимаю, что ты хочешь. Дать тебе что-то? - Тэй задумалась. Дать ей было нечего, разве что незаконченный чертёж, ради завершения которого она сюда пришла, или письменные принадлежности. Но ведь даже письменность у их народов наверняка разная. Может, новая знакомая так намекает на разговор и таким жестом пытается передать слово? Но ведь она не понимает языка Тэй. Хотя, наверное, стоило попробовать.
- Наш мир, - она обвела руками всё пространство вокруг, стараясь чтобы её поняли, - называется Алей. А-л-е-й, - повторила она по буквам для убедительности, - здесь живет раса, которая называет себя альгии. Вон там, - девушка указала на выход из тоннеля, - находится город, где мы живём. Но тебе туда нельзя, - она снова указала на выход, затем указала на Джин и отрицательно помотала головой. Но в тот же момент задумалась насколько, наверное, глупо выглядит со стороны. Да и понять её наверняка слишком сложно, разве что стараться интуитивно улавливать смысл.
- Это всё бесполезно, - вздохнула она, произнеся эту фразу скорее для себя.

0

8

Ну, по крайней мере, начало странному общению было положено. Та, что назвала себя «Тэйлин» не спешила бежать к своему народу, не стремилась обезвредить и без того беззащитную Фостер, вот только понять, чего хочет от нее беловолосая, девушка была не в состоянии. Хорошо, что оставались невербальные способы общения - ответ на простое рукопожатие и легкая улыбка девушки-рыси давали основания для того, чтобы отложить переживания в сторону, Джинджер, вроде как, была вне опасности. Видимо, и Тэйлин, в свою очередь, все же, сочла, что от Фостер ждать подвоха не приходится. Это радовало.
- Я не понимаю, что ты хочешь. Дать тебе что-то? - произнесла девушка настолько бегло, что Джин не смогла даже разобрать, как правильно разделять слова в этом предложении. Или в нескольких. Вопросительная интонация заставила напрячься сильнее, Джин сощурилась, попытавшись одними губами повторить услышанные только что звуки. Если местная и в самом деле что-то спросила у нее, то чего она ждет в ответ от той, что не способна ее понять?
Так и не дождавшись ответа, Тэйлин решила, сама того не осознавая, сделать именно то, о чем ее просила Джин, - она начала говорить. Все услышанные слова оседали в памяти импа-накопителя, но пока что во множестве терабайтах хранимой информации не находилось ни одного совпадения. Неужели придется учиться воспринимать чужой язык без всяких вспомогательных средств, без доступных в базе данных словарей, примеров выражений или хотя бы образцов словосложения и конструирования предложений?
- Наш мир, - девушка очертила в воздухе окружающее пространство, и Джин послушно проследила каждый сантиметр ее движений, - называется Алей. А-л-е-й.
«А-л-е-й. Алей. Ну же, чертова хреновина, найди мне, что такое этот Алей», - Фостер попробовала было сосредоточиться, однако Тэйлин продолжила говорить, сбив Джин. Ну, не об этом ли беловолосая просила изначально?
- Здесь живет раса, которая называет себя альгии.
«Найдено совпадений: **%№;"?;%:""?:%;%%;**. Алей - название подземного мира, заселенного звероподобными существами, называемыми альгиями. Альгий-альгия-альгии.»
Джин выдохнула и на секунду прикрыла глаза. «Чертова хреновина», хоть и имела сбои в работоспособности, нашла что-то по паре услышанных слов. Эти сведения попали на имп химерика извне, она никогда не бывала в Алее и не знала о существовании такого мира, однако заботливые ребята, бросившие ее здесь, явно хотели хоть сколько-то облегчить ее печальную участь, загрузив ей в память какие-то обрывистые сведения, которые не нашлись бы сами без прямого запроса по названию. Хитрые засранцы, умеют играть с сородичами. Но и на том спасибо, что оставили хоть что-то.
Без доступа к Сети и с учетом общего замутненного состояния разума химерика, информация с памяти устройства извлекалась долго и не полностью. Если и были в ней какие-то примеры местной речи для сопоставления с тем, что Джин слышала сейчас, то пока что они оставались недоступны. Требовалось больше времени, но, так или иначе, Фостер была довольна хотя бы тем, что получила. Она улыбнулась, снова взглянув на Тэйлин, которая все еще продолжала что-то рассказывать.
Когда альгия рукой указала на Джинджер и замотала головой, стало понятно, как здесь звучит один из вариантов запрета. Появилось некое понимание и значение слова или приставки «не». «Не понимаю», «не-льзя». «Называет-ся» - значение слова - иметь название, именоваться.
- Тебе - нельзя, - повторила Фостер, кивнув.
- Это всё бесполезно, - подытожила Тэйлин. Смысл слов все еще ясен не был, но интонация выдавала расстройство.
Беловолосая резко замотала головой, как бы веля девушке не падать духом. Фостер-то точно знала, но вскоре сможет хоть как-то различать местную речь и выдавать словестные конструкции, пусть и примитивные поначалу, но хотя бы понятные и осмысленные. Только как рассказать об этом новой знакомой?
- Ты, - Джин пальцем указала на девушку, говоря местоимение все еще на языке Каусы, так и не найдя совпадений, - назы-вае-тся Тэйлин. Ты на-зыва-ется аль-гия. Мир на-зы-вает-ся, - она обвела руками окружающее пространство, - Алей. Туда, - кауситка взмахнула ладони в сторону, куда ранее указывала девушка, и отрицательно замотала головой, - не-льзя. Я, - Джин указала на себя, - По-ни. Маю, - указательный палец постучал по виску беловолосой, размазав по нему грязь. Но грязь - это последнее, о чем сейчас беспокоилась Джин.
Все слова в ее невнятной речи, кроме местоимений «ты» и «я», звучали на местный манер, однако сильно был выражен акцент и очевидная неуверенность в том, как правильно надо говорить.

Отредактировано Джин Фостер (2018-04-03 01:01:28)

0

9

Настроение медленно ухудшалось. Тэйлин привыкла, что почти всю интересующую её информацию можно было найти в библиотеках или узнать у знакомых, а тут даже обратиться не к кому. Может, если эта девушка из другого поселения, в библиотеках сохранились старые словари или самоучители языка этого народа. Конечно, язык мог несколько поменяться за столь долгое время, но основные понятия наверняка остались примерно такими же. Это сильно бы облегчило общение, но даже до самой ближайшей библиотеки надо было ещё дойти, к тому же не факт, что именно в ней сохранились такие книги. Новую знакомую брать с собой нельзя, слишком отличается от местных жителей, моментально привлечет внимание, а служители власти подоспеют спустя несколько минут и заберут необычную девушку. Оставлять её тоже нельзя, может уйти или её состояние может ухудшится. Она и так была найдена не в самом лучшем состоянии, насколько могла судить альгия. А на поиск нужных книг может уйти несколько часов, а то и пара дней. Этот факт окончательно разочаровал Тэй.
- Тебе - нельзя.
Привычная речь на мгновение вернула Тэйлин надежду, но лишь на несколько секунд, пока до неё не дошел смысл сказанного.
- Мне-то как раз можно и нужно. Это тебе нельзя, - очень тихо произнесла она, опустив взгляд на каменный пол тоннеля. Что же мне с ней делать? - подумала Тэй, но так и не смогла найти ответа. Безысходность ситуации давила на неё сильнее, чем камень, упавший на неё во время последней вылазки в туннели. Каждый мой проект в туннелях оканчивается каким-то безумно интересным, но малоприятным событием, - окончательно расстроилась она. Безумно хотелось взвыть.
- Ты назы-вае-тся Тэйлин. Ты на-зыва-ется аль-гия. Мир на-зы-вает-ся Алей. Туда не-льзя. Я по-ни. Маю.
Тэйлин внимательно взглянула на новую знакомую. Её слова повергли альгию в шок. Она уже и не надеялась, что её поймут, что Джин так быстро научится строить примитивные предложения. Пусть с ошибками и дичайшим акцентом, который режет слух, привыкший к правильной, красивой речи, хуже ножа, но она говорит. Теперь не придется искать словари, рыться в пыльных книгах, в надежде, что найденная девушка не уйдет, а хотя бы минимум нужной информации отыщется. Да и учить чужой язык не придется, разве что в далеком будущем, когда её раса наладит контакт с другим поселением.
- Ты, - повторила Тэй на неизвестном языке, интуитивно понимая смысл слова, и повторила уже на родном, - Ты,- затем девушка сделала небольшую паузу, чтобы позволить найденной девушке понять и усвоить сказанное, а затем проделала туже операцию с другим местоимением, - Я - я.
Любопытство снова захлестнуло альгию с новой силой. Если девушка быстро усваивает слова, то можно научить её и другим, а после узнать почти всю интересующую информацию. Тэйлин огляделась, думая, что можно сказать и по тому же принципу узнать.
- Я, - она снова указала на себя, на всякий случай, затем поднялась и сделала несколько шагов, - Пришла. Оттуда,
-
она указала на выход из тоннеля, Откуда пришла ты? - медленно спросила Тэй, надеясь, что смысл вопроса дойдет до Джин.

0

10

Разбираться, вникать, слушать и усваивать не просто не хотелось, а было физически тяжело, как будто любая мысль, идея, информация, что внедрялась в сознание, добавляла веса и без того тяжелой голове. Хотелось только уткнуться лбом в сырую землю и остаться в этом темном тоннеле до тех пор, пока все не закончится. Сложно было определить только, чем является это самое «все». Имеется ли в виду проходящая естественным образом детоксикация организма, ее пребывание в неизвестном мире, попытки Тэйлин добиться от нее хоть чего-то? Или, может, Фостер готова приравнять под понятие «все» собственную жизнь и лежать на холодной каменистой почве до тех пор, пока организм не откажет?
Джин не разобрала слов в быстром тихом бормотании, но могла бы поспорить на что угодно - новая знакомая была расстроена. Девушка отрешенно смотрела на рассыпанные кругом камни, обшаривала отсутствующим взглядом пол в попытках, кажется, зацепиться хоть за что-то, чтобы найти в себе силы и желание остаться. Может, какие-то внутренние противоречия не давали расслабиться и откинуть лишние мысли. Как здесь вообще заведено? Почему новоприбывшей нельзя туда, откуда пришла альгия? Там все враждебны или, напротив, боязливы? Почему к Тэйлин не относятся эти определения?
Вопросы роились в сознании, множились, заполняя собой всю, казалось, черепную коробку. Еще чуть-чуть, и она треснет, не выдержав их давления изнутри. Раздражало отсутствие возможности задать их, хотя бы часть, чтобы слегка разгрузить уставший разум и получить хоть сколько-то полезную информацию. Хотелось разложить все по полкам, но, как назло, именно сейчас не было никакой возможности узнать все, что было необходимо голодному до сведений сознанию.
Что так огорчало Тэйлин, стало ясно сразу, стоило только беловолосой попытаться заговорить, составляя хоть сколько-то осмысленные предложения. Как и Джин, альгия хотела взаимодействия.
О чем она хотела бы спросить кауситку? Что хотела бы услышать? Чего ждет за спасение? Можно ли, в конце концов, ей доверять?
Порция за порцией появлялись вопросы. Фостер зажмурилась и помотала головой, словно это могло помочь справиться с обилием мыслей, которые бесполезно озвучивать.
- Ты, - Джин слегка сощурила глаза, улавливая явную разницу в произношении такого привычного, но по-новому звучащего слова. - Ты, - добавила Тэйлин на родном языке.
Фостер кивнула, давая понять, что смысл слова уловила.
- Ты, - повторила она на местном, указав пальцем на девушку.
- Я - я, - провела такую же аналогию альгия, и Джинджер снова повторила, указав на этот раз на себя.
Видимо, достигнутый успех, хоть и был незначителен, но, тем не менее, очень обрадовал Тэйлин, в ее взгляде снова зародились искорки азарта и интереса, как будто для нее теперь первостепенной целью стало общение с иномирянкой. А понимает ли она, что Джин не из этого мира в принципе? Способна ли она перемещаться за пределы этих странных подземелий?
- Я. Пришла. Оттуда, - сказала альгия, сопроводив слова движениями.
Фостер уловила смысл и закивала, улыбаясь.
- Откуда пришла ты? - вопросительная интонация тут же стерла улыбку с лица беловолосой. Понимать отдаленный смысл - одно дело, но сразу научиться отвечать - совсем другое.
Она сдвинула брови и отвела взгляд в сторону, пытаясь сопоставить новые незнакомые слова. «Пришла» - понятно, с «я» и «ты» разобрались, «оттуда» - тоже ясно, а вот смысл такого на него похожего «откуда» до сих пор не был известен Джин. Что находится за выходом из тоннеля? Какая там часть Алея? Город? Жилые районы? «Оттуда» - это направление или все-таки наименование места, и почему оно так похоже на «откуда»?
- Я, - протянула Джин, указав на себя. - При-шла, - повторила она слово, до значения которого догадалась. - Кауса.
Больше сказать было нечего. Более точные координаты были бессмысленны, а название это, если Тэйлин не имела представления о Спирали в целом, альгия могла принять за название незнакомой части ее родного мира - соседнего города, страны, планеты, улицы в ее родном городе. Пока о масштабах Алея судить было невозможно, как и о его возможностях и осведомленности. Кто знает, может быть, здесь есть какая-нибудь своя Кауса?
- Не пришла, - уверенно мотнула головой химерик. Джин, конечно, хотела сказать, что в Алее оказалась случайно, но пока что ей не хватало слов, поэтому она взяла известное обозначение действия и приставила к нему то, что, по ее мнению, было отрицанием. - Не я, - добавила она.
«Это глупо», - подумала Фостер, пытаясь по выражению лица Тэйлин понять, ясен ли ей смысл всего этого бессвязного, скорее всего, бреда.
Джин сместилась, чтобы подняться. От попытки изменить положение тела голова закружилась, и кауситка, только встав на колени, сразу подалась вперед, едва не упав. Выставленные вперед руки помогли избежать столкновения лицом с землей.
«Так, ладно», - она шумно выдохнула, не спеша выпрямляться снова, так и оставшись стоять на четвереньках. - «Раз встать пока не получается, будем и дальше строить общение.»
Джинджер неловко села на бедро и осмотрела пустой темный тоннель, в который уже раз. Грязные пальцы прихватили пригоршню земли, и через секунду грунт оказался перед лицом Тэйлин на раскрытой ладони Фостер.
- Называется? - спросил она куда более бегло, не деля теперь уже знакомое слово на слоги.

0


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Просто шутка