Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаара пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Круги на воде


Круги на воде

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Заявка.

Название флэшбэка: Круги на воде

Общее описание: История встреч и столкновений пробужденной этари с керийским мальчиком, что по мере взросления превращался в наиболее известного обществу маньяка. Взгляд сквозь половину века на события давно минувших дней и сиюминутные решения, характеризующие выбор и определяющие будущее каждого из них.

Предполагаемые участники: Ксин Риш, Лило Гарсье

Предполагаемые место и время действия: Кера, с 5341го года и по наши дни

Дополнительная информация:Постараемся справиться без гм

Принято. ПС.

0

2

Встреча первая. Лето, 5341 год.


Остановиться, чтобы передохнуть и немного пораскинуть мозгами.
Что вообще следует предпринимать в ситуации, когда тебя подставляет тот, кому ты, вроде как, доверяешь, и не ожидаешь подвоха, да подставляет так, что из тебя чуть ли не выбивают твою жалкую душонку? Самое простое и явно окупающее все его действия - это явиться к ублюдку и размазать содержимое его черепной коробки выстрелом из тяжелого, приятного на ощупь крупнокалиберного пистолета, который он сам тебе и выдал для самообороны. Держать двумя руками, чтобы не "смазать" выстрел, не промахнуться, не повредить запястье в момент мощной отдачи. И, конечно, не уйти из его логова живой, потому что орава его головорезов достанет тебя хоть хоть их-под земли, хоть их дьяволовой задницы, с какой скоростью ни беги, как хорошо ни прячься.
Хан обставил Ри на несколько ходов вперед, и свалил, как только жареным запахло, бросив ее саму разбираться со всем свалившимся с благодатных небес дерьмом. Этари только-только успела немного оправиться и срастить переломанные кости во время последней радушной встречи с враждебно настроенными ребятами, которые жаждали найти Хана и вынуть из него кишки. А эта паскуда как в воду канула, даже не навестила ни разу, пока женщина подыхала в облезлой полуподвальной квартирке на окраине цивилизации. Мужчина знал ведь, где она, так мог бы хоть подкинуть небольшой сверток с тем, что обязательно подняло бы Риш настроение и боевой дух.
Сородич, называется. Почти семья, да.
Керу в качестве места для кратковременного отдыха Ксин выбрала не случайно - Хан этот город любил, поэтому местность уже был вдоль и поперек изучена в попытках его найти. Сейчас здесь не было ни самого Хана, ни толпы его людей, ни тех, кто желал ему смерти. Буря улеглась, и у Риш появилось время перевести дух, не переставая, однако, с опаской коситься на всех подряд.
Да и ей самой нравилось здесь - легко затеряться среди местных. В больших городах всегда так, вокруг слишком много ярких фигур, чтобы хоть кто-то обратил на тебя, жалкое ничтожество, хоть какое-то внимание.

Лесопарковая зона на окраине города никогда не пользовалась особой популярностью среди керийцев, особенно летом, посереди буднего дня. Кто на работе, кто в отпуске, кто вдали от города, кто, напротив, в его центре, и лишь только учащиеся и пенсионеры выбирались сюда, чтобы подышать свежим воздухом. Учащиеся, пенсионеры и Ксин. Она частенько в последнее время приходила сюда, чтобы послушать тишину и насладиться запахом чистой природы.
Она растянулась во весь рост на обшарпанной лавочке и, заложив руки за голову, глядела в небо. Высота ведь должна ей нравиться, воздух должен быть ей близкой стихией, она должна грезить полетами, любить расправить крылья и взвиться ввысь, но нет, на небо она предпочитала смотреть с земли.
Умиротворяющий щебет птиц успокаивал, ласковое солнце приятно грело, а усталость от очередной череды перемещений, как межмировых, так и в пределах города, словно делала тело тяжелее. Ри как будто не могла заставить себя подняться или хотя бы пошевелиться, последняя попытка закончилась лишь тем, что нога соскочила с края лавки и осталась, согнутая в колене, упираться в почву.
Веки тяжелели, а в мыслях появлялась приятная легкость, и состояние это настолько стремительно охватывало слабое сознание, что сопротивляться вскоре не осталось сил, да и причин бороться с ним не было. Риш уснула.

+2

3

Превью

https://image.ibb.co/guuRty/10.jpg
Впечатление: Не очень ухоженный ребенок с окраин Керы, тем не менее, недостатком внимания или социальной неблагополучностю на вид не выделяется.
Внешность: Десятилетний мальчуган в сильно поношенной одежде, которую не жалко выпачкать в грязи и порвать, местами, а особенно в локтях и коленях, аккуратно заплатана разноцветными тканями. Длинные и лохматые каштановые волосы прячет под панамкой, и если бы не тот факт, что у девочек не бывает одновременно густых, вьючных и крепких волос, их длина могла бы слегка запутать обывателя глядящего на ребенка со спины.
С собой: Детский велосипед зеленого цвета и несколько бумажек с рисунками.

- Мам, я на улицу! – Крикнул уже собравшийся в путь мальчуган, хлопая за собой хлипкой деревянной дверью. Приятное солнечное летнее утро только начиналось, и пока дневная жара вкупе со смогом столицы не поднялась до критической отметки, приковывая людей к мягким диванам напротив телевизоров, заставляя спасаться от жары при помощи домашних лимонадов, холодного чая, пива и прочих напитков из холодильника, Лило мог в полной мере насладиться школьными каникулами, расслабившись и вдоволь набегавшись по излюбленным им местам в тени деревьев местного парка. Именно там, под раскидистыми ивами на прошлой неделе они с мальчишками закапывали сокровища и делали карты, по которым их можно было обнаружить. И пока конкуренты спали или смотрели утренние мультики, юный Гарсье имел возможность отправиться в поиски несметных богатств, зарытых под камнями и кустарниками, и уже к обеду прослыть самым удачным пиратом и охотником за сокровищами в этой части города. Как знать, возможно, соседские мальчишки даже изберут его капитаном, и до конца каникул именно под его руководством пиратская флотилия будет держать курс к неизведанным берегам и новым приключениям. Оседлав велосипед, Лило помчался в парк, сжимая в руке клочок этикетки от газировки, на котором были изображены три скамейки, с крестом под второй. Эту карту он выиграл в честном споре с другим пиратом, пуская камни по водной глади лягушками и одержав сокрушительную победу, и теперь, сокрытые в недрах скамьи сокровища были его по праву, разве что тот мальчишка вероломно выкопал их прошлым вечером и перепрятал в другое место.

Добравшись до подходящего по описанию места, Лило бросил якорь, приковав велосипед к дереву при помощи цепочки и замка. Дальнейшее приключение требовало идти вброд, подмечая каждую мелочь и буквально заглядывая под каждый камень. Свои сокровища в виде коллекционных фишек и забавных камней с разноцветными прожилками, Гарсье спрятал максимально хитро, утопив в пруду и пометив белой ленточкой то место, где среди толщ ила спрятан клад. Однако же поиски чужих тайников обещали не менее трудные экспедиции, а возможно и опасности, связанные с нависшим над ними проклятием. Так, клад под скамьей оказался надежно укрыт и охранялся спящей на лавочке великанше. Лило понимал что бродяги опасны, и что незнакомцы могут оказаться вовсе не милыми личностями, ведь, человек что спит в парке а не дома, по определению странный и озлобленный на всех. У него нет дома, кровати, одеяла, и от него может нести алкоголем и сигаретами, с чего бы ему быть хорошим? Однако ждать, пока тётя выспится и уйдет по своим взрослым делам представлялось мальчугану слишком долгим занятием. Вдруг она тут до вечера лежать будет? А ему, в обед уже нужно быть дома, мама велела не опаздывать к столу, иначе запретит гулять так далеко.

Походив вокруг и подождав некоторое время, мальчик решил помочь незнакомке поскорее проснуться и свалить на работу. Отыскав среди земли и песка небольшой обломок блестящего пластика, напоминающего зеркальце, сел на соседней скамейке и принялся ловить им солнечные лучи, направляя в лицо невольной стражнице сокровищ. Быть пиратом – означает принимать на себя всю тягость решений, и никто не говорил что это легко. Но, то что это не весело тоже никто не уверял, и потому хихикая себе под нос, глядя на недовольное, сморщивающееся от надоедливых зайчиков лицо, Лило то и дело прерывался чтобы перевести дух и не расхохотаться в полную грудь

Отредактировано Лило Гарсье (2018-05-22 20:39:44)

+1

4

Рваные, непонятные, нечеткие образы, воспоминания и мысли тяжелым грузом обрушились на уставшее сознание, быстро затмив его. Ксин некоторое время еще осознавала ситуацию, понимала, где она находится и что делает, но вскоре окончательно погрузилась в мир своих обрывистых и, наверное, больных сновидений, напрочь отключившись от всего мирского.
Она терпеть не могла видеть во снах разрушение, неживые тела, Нокс и фигуры из своей прошлой, почти забытой жизни, но в моменты, подобные этому, когда она тонула в проблемах и не знала, как выбраться, самые странные и пугающие для нее образы вырывались наружу. Никакого покоя - ни наяву, ни во сне.
Вот Хан снова вещает о том, что Риш нужна ему не меньше воздуха, потому что один он не способен справиться со всеми накрывшими его с головой делами, и она осталась последней из числа тех, кому он может доверять. Вот он не реагирует на послания, скрывается и не выходит на контакт. Вот Ксин приходится стрелять в плохо подготовленных ребят, которые не ожидали сопротивления, и вот нужно что-то делать с телами. Вот и образ матери, уже ставший смутным и размытым, но все равно остающийся узнаваемым, и ее слова о безалаберности, ответственности и будущем.
Всегда, стоило только этари влезть в неприятности или натворить что-то, во снах появлялась семья. Мать и отец. Также иногда там бывал и Ренд, тоже тот еще воин на службе у ее совести.
Риш поморщилась, образ миловидной добродушной женщины смазался ярким пятном света, словно пробившимся сквозь веки прямо в ее наваждение. Мать, кажется, как раз подзывала к себе сидящую напротив нее на деревянном стуле маленькую девочку, лохматую, чумазую, одетую в испачканную и местами порванную одежду. Руки малышки по локоть в насыщенной красной жидкости, так похожей на разведенную водой краску. "Рин". Имя, оставшееся уродливым рубцом в памяти и бывшее неаккуратно высечено ножом на коже левого бедра, перекрытое узорами татуировок, но все равно никуда не исчезнувшее. Ринринринрин. "Зачем ты зовешь меня так?" Этот мелькающий свет так раздражает...
"Я тебя так плохо вижу в этих странных лучах. Сойди со света, шагни в тень."
Мать срывается с места и исчезает в затемненном углу залитой этим дурацким мелькающим светом комнаты. Темнота в углу - она как Нокс, непроглядная и абсолютная, поглощающая. Женщина исчезла, утонула в ней, оставив дочь одну. Стало одиноко, девочка обтерла испачканные ладони о смешные мешковатые штанишки.
"Где ты теперь?"
Она ведь позовет снова, как делала всегда в моменты нервного напряжения, и Ри снова не сможет подойти, как не могла уже сотню раз.

Нет. Этот свет, он совершенно точно настоящий. Раздражающие лучики, направленные прямо в глаза вечной.
Ладони рефлекторно легли на лицо, закрывая его от помехи, а сознание не хотело выходить из сна так скоро, цеплялось за померкнувший образ, старалось воссоздать его, наполнить краской, сделать полным, но, однако, тщетно. Слишком стремительно комната вокруг маленькой Рин смещалась, размывались ее границы.
Темнота всего на секунду. Веки чуть приоткрылись. Ри через слегка раздвинутые пальцы сфокусировала взгляд на чистом летнем небе. Нет, тот свет шел не сверху. Дурацкий свет, помешавший даже попробовать преодолеть расстояние в пару-тройку маленьких детских шажков.
Ксин, еще не успевшая окончательно проснуться, убрала ладони с лица и тут же скривилась - свет бил в глаза и с неба, и откуда-то сбоку.
- Да чтоб тебя, - негромко пробубнила женщина.
Она, как ей показалось, резко, одним рывком, но на деле довольно лениво и медленно повернула голову в сторону раздражителя. Вот оно что. Мальчишка подшутить решил.
- Эй, - заговорила она, обращаясь к ребенку. Он, похоже, был в полном восторге от происходящего - лицо выражало радость. Наверняка малец смеялся, пока Ксин не проснулась. - Ты что делаешь?
Злости не было, у Риш просто не осталось сил на негатив, раздражаться из-за пустяков не было ни малейшего желания, поэтому говорила она спокойно, все еще чуть растягивая слова, сонно. Этари, схватившись рукой за спинку лавки, потянулась вверх и кое-как приняла сидячее положение. Ребра срослись, но все еще ныли, и напрягать живот до сих пор было весьма неприятно. Она зевнула и тут же утерла ладонями лицо, стараясь снять сонливость.
Теперь на лице женщины отобразилось некое любопытство. Она снова перевела взгляд на потревожившего ее покой мальчонку. Он ничем не отличался от миллионов таких же детей лет десяти. Сейчас в Кере летние каникулы, и он наверняка пришел сюда играть, почему-то один. Ксин выжидательно уставилась в карие глаза ребенка, что были скрыты в тени от полей его панамы.
Обычно дети побаивались взрослых, ведь почти каждый родитель всегда старается донести до чада, что в каждом незнакомце может скрываться опасность.
"Как выкручиваться будешь?"

+2

5

Хитрый план по пробуждению великанши-стражницы зарытых сокровищ прошел как по нотам, и спустя пару минут нервного трения носа, тетя, наконец, проснулась, вот только, мальчик никак не ожидал, что утренние лучи никак не принесут ей радости пробуждения. Более того, тетя потянулась встать, весьма лениво и скованно, словно болела. Хотя, наверное, это потому, что она спала на скамейке. Когда спишь в кровати и под одеялом, вставать легче и приятнее. Это было весьма странно, Лило любил наступление утра – мама готовила завтрак, папа пил крепко пахнущий кофе и читал газету, а по телевизору показывали мультики. Определенно утро – самая лучшая часть дня! Однако, видимо не для всех, и вместо дружелюбного «Привет», тетя как-то злобно на него глянула, на прямую спросив о том, что он делает. На какое-то мгновение Лило замер не то в испуге, не то в смущении, ожидая, что если будет молчать и делать вид, что он тут абсолютно не при чем, тетя начнет искать иную причину своего пробуждения и ругаться на кого-нибудь еще. Хотя в душе мальчика и подрывало прямо сейчас сорваться и убежать, но душа вольного пирата требовала сохранять самообладание, тем более что спасти велосипед он точно не успеет, а если он вернется домой без него – папа будет ругаться куда как сильнее. Добыть заветные сокровища оказалось не так-то просто. Смутившись и покраснев под взором незнакомой женщины, Лило тихонько пробубнил себе под нос:

- Извините…
Мама с папой запрещали ему болтать с незнакомцами, и тем сложнее было подобрать слова для сложившейся ситуации. Лило хотел было объясниться, что ему крайне важна именно эта скамейка, но разве взрослым есть до этого дело? Да уж, пиратство дело крайне не простое, еще раз с грустью глянув на свою этикетку с пометкой под скамьей, мальчик собрался было вернуться к пруду и покидать камешки, пока женщина окончательно не проснется и не пойдет своей дорогой.

- Хотите мороженку? – Неожиданно для самого себя выдал юный Гарсье, чувствуя гложущее его чувство вины за произошедшее. Мама всегда говорила ему, в любой ситуации, что бы ни произошло, главное вовремя извиниться и сделать приятный подарок, и тебя все простят. А что может быть приятнее вкусного мороженного? Впрочем, тут, желание самого Лило перевешивали чувство долга, а лично он был бы не против откушать сладкого. Да и, после такого, тетя определенно будет к нему более благосклонна и возможно даже переберется спать на другое место. Однако решение одной проблемы тут же порождало другую – он заговорил с незнакомкой.

- А как вас зовут? Меня, капитан Лило! – Хмуря маленький носик  после недолгих раздумий, огласил мальчуган. Оказалось, проблема незнакомцев решается быстро, даже странно, почему все так об этом беспокоятся?
Сунув руку в карман, мальчик извлек из него пару крышек из-под газировки и несколько монет, и принялся скрупулезно отсчитывать две стопки по три-пятьдесят, как осознание того, что на две мороженки ему не хватает, пришло вместе со смешанным чувством абсолютного непонимания как быть дальше.

- Ой… - Не то огорченно, не то обиженно буркнул себе под нос мальчуган, стараясь не поднимать глаза чтобы не видеть злую тетю, что наверняка все еще обижается на него.

+1

6

Ребенок не торопился отвечать на прямой вопрос о том, что же он делает, а жаль, ведь Риш были интересны не только его действия как таковые, но и их смысл. Не просто же так он решил приставать к взрослому человеку, который, очевидно, устал настолько, что умудрился уснуть на первой попавшейся ровной горизонтальной поверхности. А ведь Ксин действительно была уставшей, даже, пожалуй, измученной постоянным нервным напряжением, сбивчивым сном по паре-тройке часов в сутки, регулярными перемещениями с места на место и вполне обоснованными опасениями за собственный зад.
Конечно, после такого бесцеремонного вмешательства в ее личное пространство и необычного пробуждения от неприятного сна, вечная не чувствовала себя хоть сколько-то отдохнувшей, напротив, положение стало еще хуже, добавилось несильная, но навязчивая головная боль. Было очень неприятно проснуться так, да еще и обновить в памяти давно заваленный всяким хламом, запылившийся, почти забытый образ, который хотелось бы, пожалуй, навсегда там похоронить. Или не хотелось?
- Извините… - тихо настолько, что разобрать слово можно было прочтя его по губам, произнес мальчик.
Этари негромко, да и не больно-то весело, но все-таки усмехнулась. На губах появилась легкая и не такая мягкая, какой могла бы быть, улыбка. Женщина опустила ноги вниз с лавки и развернулась к парнишке всем телом. Локти она поставила на колени и чуть подалась вперед, смещая центр тяжести на изрядно покрытые татуировками руки, чтобы не напрягать лишний раз спину и живот. Сознание еще не до конца вернулось в привычный ритм работы, поэтому Ксин на несколько секунд закрыла лицо ладонями, после чего еще раз помассировала пальцами веки. В глаза словно песка насыпали, должной резкости зрения не было, но Ри все равно перевела взгляд слегка покрасневший глаз на мальчишку, и теперь смотрела на него неотрывно, ожидая продолжения этой забавной истории.
Дети ведь зачастую бывали задиристыми, редко думали о последствиях своих действий, обычно даже не понимали, что сами могут втянуть себя в неприятную ситуацию. Странно было отметить про себя схожесть детского поведения с поступками самой вечной. Она же тоже постоянно шла на риск даже ради достижения какой-либо сомнительной, вовсе не оправдывающей поступков, цели. Ри, конечно, никакой угрозы для мальчика не представляла, но он-то об этом знать не мог. Или же он всех вокруг считает беззлобными небесными ангелами до тех пор, пока те не докажут обратное?
- Хотите мороженку? - спросил мальчик, чем изрядно удивил Ксин, заставив улыбнуться снова, на сей раз - его непосредственности. - А как вас зовут? Меня, капитан Лило!
- Капитан Лило, говоришь? - приподняв брови, переспросила Ри. Непонятно, откуда взялось такое благосклонное настроение, но женщина отчего-то решила проявить участие. Ей стало немного жаль парнишку, ведь он мало того, что гулял один, без веселой компании друзей, так еще и наверняка чувствовал себя виноватым перед спящей в неположенном месте взрослой и, скорее всего, хоть сколько-то пугающей женщины. - Я Ксин, - представилась Риш, прикидывая, чем может обернуться это странное знакомство и незамысловатая болтовня. Кончено, точного ответа предсказать было невозможно, но ей проявление дружелюбия по отношению к мальчугану показалось не самой плохой из всех возможных идей.
Капитан Лило выудил какой-то хлам из кармана поношенных штанишек. Ксин не слишком интересовало, да и не очень-то хорошо было видно, что там перебирает в руках парнишка, но, услышав его смущенное и озадаченное "ой", она тут же сделала, казалось, правильные выводы. Виновник ее быстрого и неприятного пробуждения действительно собирался угостить ее мороженым вместо того, чтобы убежать, например, с места происшествия. Сама Риш бы, например, убежала как в детстве, так и теперь. Еще бы отсыпала сверху несколько непечатных слов в адрес того, кому сама же и помешала. А это ребенок, видимо, был иного толка - сознательный и ответственный, только вот, наверное, слишком доверчивый и наивный.
- А ты храбрый пират, капитан Лило, - произнесла Ри, наклонившись к валяющимся на земле возле лавки вещам. Она взяла смотанную в неаккуратный сверток куртку, что лежала прямиком на черном рюкзаке. Развернув ее, женщина сунула руку в карман и, немного пошарив внутри, вытащила видавшую виды, неаккуратно сложенную бумажную десятку. - Хочешь мороженого - так и скажи. На вот, сходи да купи, в награду за смелость, - она протянула банкноту парню, ожидая, чтобы тот подошел и взял предложенное. - Только вот скажи мне, капитан, тебе никто не объяснял, что незнакомцы могут быть опасны?

+1

7

Мальчик буквально светился от нахлынувшего на него приступа гордости – мало того что тетя Ксин его похвалила, так еще и признала храбрым! А заодно и капитаном. Капитан Лило, чужими устами звучало еще более круто чем в мыслях юного Гарсье. Вмиг осанка Лило выпрямилась а взгляд стал натужено-серьезным. И если бы не стремящееся расплыться в улыбке лицо, смущенное красными красками, то его вполне можно было бы принять за ответственного и непогодам развитого мальчика. И словно этого было мало, так он еще и денюжку заработал, бумажную, сам. Пожалуй, это был лучший день в его жизни, жаль только никто из соседних мальчишек в это не поверит, а маме рассказывать нельзя – заругается. Женщина протянула банкноту и Лило притормозил, пристально вглядываясь в новую знакомую. А ведь действительно, причины бояться странных взрослых спящих в парке были. Сили, девочка-рухатт живущая через пару домов от домика семи Гарсье как-то рассказывала про бабку, что ворует детей и уводит их жить в лес. С этим сложно поспорить, особенно когда мальчишки на год постарше опознали ее, рыскавшей в мусорном баке неподалеку от парка. Страшная, в черной одежде, растрепанная и косая на один глаз. Жуть. Видимо, она не одна такая, отец их часто называл бродягами, а бродяги дома не имеют и живут, где придется. Интересно, разве можно так жить? Неужели нельзя найти дом и поселиться там? Бродяги представлялись Лило странными ребятами, пугающе странными, ведь комфорт и блинчики невозможно соизмерить ни с каким из благ жизни на улице. Но почему-то же люди выбирают такую жизнь?

Однако тетя на вид была не такая страшная как бродяги. Причудливая, да. Подстрижена, как мальчик, но при этом улыбалась и казалась совсем беззлобной, но на проверку выяснилось, что одно дело быть храбрым капитаном на соседней скамейке, и совсем другое – подойти к незнакомке и взять у нее купюру, нарушив сразу два главных запрета родителей.
- Мне не разрешают брать деньги и конфеты. – Смущенно ответил мальчик, отодвигаясь по скамье на треть метра дальше. – И я вас не боюсь, я быстро бегаю, могу добежать до того ларька за пол секунды!

Лило гордо указал на мороженщика, расположившегося по другую сторону озера, и хитро блеснул глазками. Конечно, он немного приврал, не за пол секунды. За три, ну, может, пять, смотря, когда начать отсчет и вести его от нуля или единицы. В любом случае, подобное заявление заставляло сердце в его груди колотиться не так сильно, чем в тот момент, когда он вновь вспомнил жуткую бабку. Да и то, что гнаться за ним бесполезно, должно было стать своеобразной страховкой, на всякий случай отводящей подобные мысли от женщины.

- Тетя Ксин, а почему нельзя говорить с бродягами и незнакомцами? – закончив мысленно представлять свой полет бреющей стрелой вдоль границы озера, сопровождаемый ловкими движениями и крайне неловкими попытками поймать его, и закрепив эти образы как истинно-верный план действий в случае беды, спросил мальчик. Папа ранее уже объяснял ему что нельзя и точка. Мама говорила что поставит в угол. А дети рассказывали байки от которых ночью становилось страшно спать. Но неужели все настолько плохо, и почему никто ничего не делает, когда сумасшедшие старухи забирают детей и оставляют их жить в лесу?

Отредактировано Лило Гарсье (2018-06-07 12:38:07)

0

8

Забавным парнишкой оказался этот Лило. Противоречив, как и все дети, по-своему логичен, не уверен в своих действиях, но очень любопытен и не слишком труслив, в самом деле. Ри редко доводилось общаться с детьми - как правило, ни находилось ни единого повода, чтобы завязать беседу с ребенком, а тут просто случай так сложился, что и она никуда не спешила, и мальчик оказался общительными и не из пугливых.
Он явно был воодушевлен разговором с новой знакомой, взрослой, серьезной и, скорее всего, странноватой. Наверное, капитан Лило был горд собой, раз смог заинтересовать кого-то старше своих же сверстников, но замялся, когда женщина протянула ему деньги. Брать десятку он отказался - родители же не велят. Но зато похвастал скоростью бега, отметив при этом, что этари вовсе не кажется ему угрозой.
- Погоди, погоди, - Ксин опустила ладонь с зажатой между пальцев купюрой себе на колено. - Ты недооцениваешь взрослых. Многие из них умеют бегать и побыстрее тебя, - усмехнулась женщина, повернув голову в сторону фургона с мороженым, куда ранее указал мальчик. - Ты выигрываешь в маневренности за счет комплекции, ты наверняка выносливее, но я вот выше тебя, ноги у меня длиннее, и я могу делать более широкие прыжки при беге. Есть шанс, что я смогла бы тебя обогнать.
На самом деле, Риш не была уверена в своих силах и пари заключать не стала бы, даже если бы Лило предложил. Будь она здорова, конечно, составить достойную конкуренцию десятилетнему парнишке труда не составило бы, однако недавняя встреча с тяжелыми ботинками тех, кто жаждал найти Хана, смешивала ее шансы на победу с грязью точно так же, как рифленые подошвы вбивали в грязь ее саму.
Ксин никак не выдала того легкого волнения, что возникло от осознания, что она снова ляпнула что-то, не подумав. А что, если парнишка в самом деле решит предложить пробежаться наперегонки? К нормальной активности Ри смогла бы вернуться только через две-четыре недели, но никак не сейчас - бег повлек за собой сбой в дыхании и, как следствие, расширение грудной клетки, плюс ко всему, неизбежно заставил бы тело излишне быстро шевелиться, напрягаться и сотрясаться от столкновения ступней в твердой поверхностью земли, а это - совсем не то, что нужно едва сросшимся ребрам.
- Тетя Ксин, а почему нельзя говорить с бродягами и незнакомцами? - спросил Лило, все еще немного смущенный.
Вот так, всего пара минут общения, и она уже "тетя Ксин". Звучит, надо сказать, жутковато.
- Тебе родители не рассказывали? - удивленно приподняв брови, спросила Ри, но тут же сообразила, что, скорее всего, они действительно не оповещали сына об опасностях, таящихся во внешнем мире. Эти взрослые серьезные люди всегда делали так - стараясь оградить чадо от неприятностей, они просто строго-настрого запрещали делать те или иные вещи, но никогда не рассказывали о причинах таких запретов или же придумывали всякие небылицы, не имеющие ничего общего с действительностью.
Кера была не самым жестоким местом, где довелось бывать Риш, но и в ней встречались редкостные отморозки, от которых действительно следовало бы держать детей подальше. Кто-то к числу негодяев мог бы причислить и саму Ксин, напрочь выровняв понятия о плохом человеке и выставив все категории "плохих" в один ряд. Этари сама не была ангелом небесным, и имела дела с другими не-ангелами. По ее делам запросто можно было бы счесть ее "плохим человеком", хотя она, конечно, никакой угрозы для ребенка не представляла.
Но вряд ли родители этого мальчика желают рассказывать ему о разных категориях мерзавцев, подлецов и подонков, а сам он в силу возраста едва ли может разобраться в этом сам. Ксин считала, что на вопросы детей необходимо отвечать, что она и делала, когда многие годы тому назад преподавала. Но как рассказать ребенку о всех угрозах, которые могут настигнуть его в этих городских джунглях? И как пояснить, что для того, чтобы пострадать, не обязательно даже и общаться с незнакомцами, брать у них конфеты и деньги, ведь иной раз достаточно, просто выйти из дома? Как вложить это в разум десятилетнего мальчика, не сломав его представление о жизни, о мире, о людях, о поступках, не подпортив ему психику?
- Потому что ты никогда не можешь быть уверен, что незнакомец говорит тебе правду и не представляет угрозу, - пожала плечами Ксин. - Ты со временем поймешь, что люди не всегда такие, какими кажутся. И не только бродяги и незнакомцы, иногда лучшие друзья могут оказаться куда хуже, чем ты ожидаешь. Вот ты говоришь, что ты меня не боишься, - хитрый прищур и заговорщицкая улыбочка на лице Ри сглаживала углы серьезной темы разговора и слегка смягчала акценты, придавая речи вечной некоей игривости. - Почему?

+1

9

Мальчик выразительно посмотрел на ноги Ксин. Действительно, они были довольно длинными. Этот момент юный Гарсье не учел и чувствовал себя достаточно неловко, запоздало подмечая столь очевидную деталь. При желании ее прыжок мог бы сравниться с тремя, а то и четырьмя шагами десятилетки, и как же тогда убежать? Встав со своей скамейки, Лило отсчитал три шага и начал проводить ногой длинную и кривоватую линию, параллельную скамейки знакомки. Лило не знал как именно ее воспринимать и называть,  но поскольку они представились друг другу, незнакомкой она точно не может быть. В мысли мальчика закралось подозрение, что она является знакомкой, слово странное, но по смыслу должно подходить. Закончив хлопотать над линией, мальчик вновь с вызовом посмотрел на женщину.

- А вы сможете с места допрыгнуть до линии? – Наконец спросил он, выдерживая в голосе нотки соперничества и явную уверенность, что сам при желании точно смог бы, словно подтверждая самому себе, что переживать не о чем. Несмотря на длинные ноги, взрослые бегают лениво и по дорожкам, и в основном по утрам, словно стыдятся того, что делают. И даже если знакомец или незнакомец может делать шаг равный трем его, он найдет причину, по которой не станет так бегать или прыгать.

Тем не менее, тетя Ксин никак не показывала враждебность, хотя и говорила довольно странные вещи, недостаточно простые и понятные. По мнению женщины любой человек мог быть врунишкой и забиякой, как какой-то рухатт. От этой мысли Лило хихикнул, живо представляя себе ожившую картинку из отцовской газеты, на которой серый и зубастый воришка с маской на глазах, бежал с мешком прямиком в открытые ворота полицейского фургона. Но ведь люди не рухатты, зачем им так себя вести?

Но далее слова знакомки уже не вызывали смеха. Задумавшись над ними, Лило вспомнил как его друг Пит, неделей ранее одолжил у него несколько комиксов, а позднее поменялся со своими приятелями и потерял их след. Действительно, иногда друзья ведут себя как незнакомцы.

- У вас прическа смешная, мальчишеская, и сережки повсюду. – Искренне улыбнулся юнец, на вопрос, почему не боится собеседницу, добавив порцию наблюдений:

- Плохой человек выглядит плохо, наверное, чтобы все знали, что он злой и обходили подальше. От таких людей пахнет, у них грязная одежда, лица страшные и еще есть тоненькие усики – мальчишка приложил пальцы к носу, демонстрируя какие именно он имеет в виду и вновь посмеялся.

Женщина не подходила ни под один критерий из этого списка. Она выглядела странной, местами отталкивающей, но совсем не злой. Мальчишка готов был поспорить, что она не из тех, кто вообще способен даже подумать о том, чтобы навредить детям. На расстоянии трех шагов, конечно же, эта уверенность была гораздо сильнее, чем вблизи.

- Я все равно не понимаю, почему нам нельзя говорить – подвел итог Лило, проводя мысленную черту под всеми словами Ксин, о том что она может обмануть его, что странно, конечно, но ведь для того и нужны книги, чтобы все перепроверить в случае сомнений. Так же под большим вопросом оставалась угроза, которую она могла нести, но тут мальчишка уже сам смог объяснить, почему она не кажется такой уж и страшной или опасной, хотя бы относительно жуткой старухи, что временами прохаживает меж домов на его улице.

Мальчишка прикусил губу, задумываясь над всем этим.
- А еще, я думаю люди всегда такие, какими кажутся, - задумчиво дополнил юный Гарсье. – Мой папа носит белыую рубашку, потому что он работает в офисе. А у продавца мороженого фартук в ягодку. Я пират, а вы похожа на расхитительницу гробниц. – вновь хихикнул мальчуган, пальцем указывая на крутую почти мужскую одежду, что подчеркивала образ знакомки, в то время как остальные женщины одевали легкие платья для прогулок по неумолимо приближающейся жаре.

Отредактировано Лило Гарсье (2018-06-18 19:01:16)

0

10

Ксин с любопытством наблюдала, как Лило поднялся со скамейки и принялся подошвой ботинка чертить на песке линию. Внимательно, сосредоточенно, кропотливо он делал один маленький шаг за другим, вырисовывая полосу, которая, наверное, должна была стать идеальной прямой, однако местами, несмотря на старания мальчишки, косила относительно Ри то вверх, то вниз. Юный капитан даже не побоялся приблизиться к женщине, проводя черту параллельно месту, где она сидела. Вечная догадалась, к чему это все затеял, и, стоит сказать, лучше бы он предложил побегать наперегонки, чем...
- А вы сможете с места допрыгнуть до линии? - спросил ребенок.
Да, именно это.
Риш выдохнула. Блеск в глазах мальчика выдавал азарт, да и сама этари всегда была подвержена дурному влиянию духа соперничества, ей было интересно принимать вызовы, пусть даже дело касалось незатейливого спора с десятилетним мальчишкой. Расстояние было небольшое, менее полутора метров, Ксин смогла бы прыгнуть до линии без особого труда, хоть и никогда не любила прыжки в длину, считая их совершенно бессмысленными. Помимо нелюбви к предложенному виду соперничества, она все-таки сомневалась, стоит ли предпринимать попытку, ведь здоровье находилось не на том уровне, чтобы рисковать. В глазах женщины тоже плясали по-детски задорные искорки, которые свидетельствовали о заманчивости предложения, однако она, пристально уставившись на линию, резко мотнула головой, отказываясь от по-странному привлекательного предложения.
- Спроси ты у меня это через месяц - прыгнула бы. И допрыгнула бы. Сейчас я не в лучшей форме, - улыбнулась Ри. - Так что извини, юный капитан, спорить с тобой я не стану.
В конце концов, надо же иногда строить из себя взрослую и сознательную. Скучно, конечно, но надо.
В ней взыграло желание попытаться вопреки всему, но толика здравого смысла останавливала порыв. Этари на секунду закатила глаза, как будто спорила не сама с собой, не со своим внутренним голосом, который то и дело задавал один и тот же вопрос - "а что, если попытаться?", а словно объясняла непонятливому задире простейшие истины. Иногда, даже слишком часто, чтобы это не стало казаться системой, она раздражала саму себя, вот прямо как сейчас.
Мальчик наверняка остался горд собой за победу в так и не начатом соревновании, Ксин же была как-то по-детски недовольна, хоть и понимала, насколько нелепая сложилась ситуация.

- У вас прическа смешная, мальчишеская, и сережки повсюду, - отозвался Лило, отвечая на вопрос о том, почему не боится новую знакомую. Вот так просто - забавная прическа и обилие колечек в ушах - это вполне достойный повод, чтобы мальчишка не боялся, а наоборот тянулся к общению с таким странным для Керы персонажем, как Ксин. Такой ответ позабавил Ри, она рассмеялась, однако отвечать не стала, давая ребенку возможность высказать свою позицию. Он как раз объяснил, какими, в его понимании, должны быть плохие люди. Детская наивность была объяснима - отсутствие жизненного опыта и изменение всего вокруг простыми понятиями сказывались. Очень не хотелось рушить иллюзий, однако с такими представлениями ребенок как раз и имеет все шансы стать жертвой "плохих людей".
Перебивать и прерывать его рассуждения Риш не спешила, стараясь понять, чем же руководствуется ребенок в своих суждениях. Как оказалось, отталкивался он от внешнего вида, что было, конечно, в корне не верно. Радовало только, что для самой Ксин он не придумал критериев, по которым она бы попадала в категорию плохих людей. Дослушав его речь, она понимающе кивнула, давая ребенку понять, что его точка зрения имеет право на существование, но ей, само собой, было, что возразить.
- Расхитительницу гробниц? - переспросила Ксин и рассмеялась. Пиратство и расхитительство пока что, в представлении Лило, входили в число благородных занятий, хотя на деле отнюдь таковыми не были. Мальчик и от истины далек не был. К гробницам женщина отношения не имела, однако воровство различного рода входило в число ее грехов. Гордиться тут было нечем, но отрицать собственные поступки перед самой же собой и выставлять себя в своих же глазах лучше, чем есть на самом деле, было бы высшей мерой идиотизма. - Ты еще мало знаешь о жизни, о людях и рухаттах, которые тебя окружают, капитан Лило. Вот я могу сказать, что тебе не надо меня бояться, и ты поверишь? А если я скажу, что я могу тебя, - Ри замялась, не желая произносить пришедшее на ум слово "убить", - розгой высечь, например, ты станешь меня бояться?
Немного помедлив, поразмыслив несколько секунд, она поднялась на ноги и, с легким прищуром, хитро глядя на мальчика, добавила:
- А если я все-таки допрыгну до линии?
"Черт, вот что я делаю?" - спросила саму себя Ри, прогладив ладонью слегка занывший от резкого подъема бок.
- Ладно, два шага в сторону, а то задену! - велела Ксин.
"Ну, не подведи меня, хилое больное тельце," - с нескрываемым азартом, усмехнулась та, кого только что окрестили расхитительницей гробниц. расхитиельницы же наверняка должны уметь хорошо и далеко прыгать.
Ксин осмотрела окружающее пространство, оценив шансы на успех - не зацепиться ногами за лавку позади, не упасть, подскользнувшись на сухом песке, не сломать ноющие ребра... Столько нюансов для простого приема, кто бы мог подумать. Для лучшей устойчивости Ри поставила ноги по ширине плеч, параллельно друг другу, после чего подняла руки вверх, присела, опуская их и заводя назад, и оттолкнулась, чтобы совершить прыжок.
При столкновении пяток с поверхностью боль в области переломанных костей стала настолько очевидной, что игнорировать ее было невозможно, и Ксин, едва только приземлившись, медленно осела задницей на песок, взяв упор на левую руку, выставленную позади тела. Риш слегка развернулась, чтобы не смазать старательно прочерченную линию. Она поморщилась, плотно прижав ладонь к болящему боку.
Допрыгнуть она смогла, как того и ожидала, приземлившись за проведенной Лило чертой, о чем свидетельствовали четкие отпечатки рифленых подошв на песке. Здравый смысл, как обычно, пасовал перед ребяческим задором - оно того определенно не стоило, но думать об этом надо было раньше.
Тяжело выдохнув и скривившись, она ощупала область возможного повторного перелома, но по ощущениям кости все-таки остались целы, или почти, ведь могла образоваться новая трещина в месте срастания.
- Ну, я смогла, - отметила она. Голос теперь был лишен всякого азарта и звучал как-то глухо, блекло. Подниматься она не спешила, глядела на своего собеседника снизу вверх. - Не повторяй моих ошибок, - рвано усмехнулась она, понимая всю глупость ситуации, - не бери на себя слишком много, если плохо себя чувствуешь, идет?

+1

11

Ответ женщины полностью удовлетворял самомнению юного капитана, что стоял и ухмылялся собственной прозорливости. Он знал, так и знал, что ни один взрослый не станет соревноваться с ребенком. Так уж они устроены, что не будут играть даже если их сильно упрашивать. Возможно, потому что могут показаться глупыми со стороны. Лило не понимал этого, что плохого может быть в игре, это же весело. Но взрослые предпочитали ходить с серьезными лицами и постоянно быть чем-то недовольны, отнекиваясь что когда он подрастет – сам все поймет, а если уж так хочет, то пускай поскорее подрастает и играет с собственными детьми. Именно так мальчик и собирался поступить, когда повзрослеет, и с тех самых пор как научился писать и читать, начал вести перечень игр и их правил, чтобы ничего не забыть и не перепутать. Быть взрослым в его понимании не означало быть угрюмым, в конце концов – он живет в свободном мире и волен делать что хочет. Так президент сказал по телевизору, и отчего-то мальчик верил, что это - чистая правда. Взять хотя бы тетю Ксин, она девочка, но одевается как мальчик, спит, где хочет и надевает кучу сережек вместо двух, наиярчайший пример в глазах десятилетнего паренька. И Лило тоже мог вырасти и стать кем угодно, хоть пиратом, хоть космонавтом, главное, как говорила ему мама – учиться хорошо, а в остальном запретов нет.

Услышав от знакомки очередное предостережение, произнесенное тем не менее, игривым тоном и с веселой улыбкой на лице, мальчик посмеялся вместе с Ксин, заражаясь ее эмоциями, и скорчив рожицу в ответ не менее игриво заявил:
- А я тогда папе расскажу, будем оба битые розгами! – сквозь проступающий смех выдавил из себя Лило, сорвавшись под конец и силясь сдержать сильно сжатыми губами прорывающийся смешок. Представленная в лицах ситуация казалась ему крайне забавной. Женщина уже не казалась ему злой или страшной, она была молодой и веселой, и более подходила на роль школьной подруги, чем взрослой тети из круга маминых знакомых. Ему нравилась эта знакомка, непринужденная и беспечная, не проводящая черту между ними, а наоборот, разделяющая его мысли и игры и принимающая в них участие, словно бы ей тоже было десять, максимум одиннадцать лет.

Женщина встала, явно намереваясь переиграть свое решение и переспорить юного капитана. Лило послушно отпрыгнул в сторону, на всякий случай показывая, как это делается. Взрослые часто забывают все подряд. Широко раскрыв глаза, Лило замер, наблюдая за подготовкой тети Ксин.

- Тогда я сбегаю и куплю нам мороженое! – С ликованием в голосе провозгласил капитан после чего затих и напрягся всем телом, словно бы это он сейчас должен был играть на спор. Все мысли из юной головы вмиг куда-то улетучились, он даже дышать перестал, словно забыв как это делается, и для чего нужно. Позабылся и предмет спора, ведь изначально он хотел доказать самому себе что Ксин не сможет с ним тягаться и не догонит, если тот будет бежать широкими прыжками, теперь же все поглотил азарт и сопереживание, окончившееся громким ликованием мальчика, подскакивающим на месте от радости за чужой успех. До мальчика не сразу дошло, что имела в виду Ксин, когда говорила что не в лучшей форме. На тот момент ему показалось, что она имеет в виду спортивный костюм, взрослые бегают и прыгают только в них, словно бы в другой одежде так поступать нельзя. Но теперь ликование медленно сменялось серьезностью и беспокойством.

- Вы болеете? – Спросил наконец мальчик, глядя на несколько усталое лицо, покривившееся словно бы она наступила на гвоздь. Заразиться Лило вовсе не хотел, болеть летом, да еще и в каникулы, когда все дети на улице и играть можно до позднего вечера, было бы слишком обидно. Да и мороженку он тогда не поест, некрасиво не предложить, но если Ксин нельзя холодное, то она будет смотреть и завидовать тому что ест он, что тоже как-то нехорошо.

- А почему вы взяли много, если знали что это ошибка? - Вновь спросил Лило, и пользуясь случаем полез под скамью, проводя пальцами по песку. Вскоре его рука нащупала крупный и гладкий кусок стекла, за которым скрывался тот самый злополучный клад. Аккуратно извлекши из земли осколок и разрыв песок под ним, Лило победоносно крикнул:
- Ура! Клад! – и достал небольшой пакет, свернутый в трубочку. Присев на скамью и развернув находку, Лило принялся раскладывать его содержимое. Несколько карамелек, миниатюрная машинка, картонные кругляши с изображением героев мультфильмов, жвачка и записка «Клад капитана Симона».

Аккуратно сложив последнюю и отправив себе в карман, Лило широко улыбнулся, протягивая конфеты тете Ксин.
- Утро только началось, а я уже нашел один клад, к вечеру я стану самым богатым пиратом! – Гордо подметил мальчишка, после чего развернул жвачку и вытащил вложенную под обертку наклейку из серии смываемых татуировок, всматриваясь в изображенный на ней череп, из глазниц которого выползает змея.
- Круто! А ваши татуировки тоже смываются?

Отредактировано Лило Гарсье (2018-06-26 22:42:53)

0

12

Может, все-таки стоило сделать тон голоса хоть немного более жестким и выражением лица показать, что тема, выбранная для беседы, все же носит довольно серьезный характер? Ребенок считал все услышанное шуткой, еще не до конца понимая, как надо реагировать на подобные речи и как их усваивать, не исказив смысла, а саму Ксин, вкратце рассказывающую ему о реалиях обычной жизни обычных людей и ставящую перед ним неоднозначные вопросы, наверняка не воспринимал всерьез. Да и сложно было к ней вообще относиться должным образом, она это осознавала в полной мере, поэтому не видела смысла менять первое впечатление о себе в глазах ребенка - в конце концов, если ему весело, то зачем портить настроение угрюмой физиономией и слишком уж серьезным тоном? Он все-таки пришел сюда гулять и отдыхать, а не слушать поучительные лекции от незнакомых взрослых людей, которые, к тому же, создают весьма неоднозначное внешнее впечатление.
Наверное, она была бы не прочь, чтобы он смог услышать и понять то, что она ему говорила, однако Ри прекрасно понимала, что воспитание мальчика - не ее ума дело, она ему не мать, не сестра, да даже не знакомая. В чужие принципы и способы вложения в детскую голову новой странноватой, на взгляд ребенка, информации лезть не стоило - для этого ведь есть семья и учителя, а раз уж те считают, что лучший метод воспитания - это необоснованным ничем запрет, то так тому и быть. Со временем он и сам во всем разберется, как и каждый из тех, кто вынужден жить в обществе и сталкиваться с его основными законами.

После ее, само собой, великолепного прыжка и не самого удачного приземления на лице Лило показалась целая смесь эмоций. Он наверняка немного испугался, и его впечатления от проведенного соревнования было испорчено.
- Вы болеете? - обеспокоенно спросил ребенок.
- Самую малость, - отозвалась Ксин все тем же практически лишенным эмоций голосом. Боль уже была не такая резкая и сильная, как в момент совершения прыжка, но все равно оставалась весьма ощутимой. Вставать на ноги женщина пока не решалась, переживая за целостность костей, да и пугать юного капитана еще сильнее ни малейшего желания не было. - Травма.
- А почему вы взяли много, если знали что это ошибка? - поинтересовался Лило, теперь уже более будничным тоном, успевший отвлечься на занимаемую до этого женщиной скамейку.
- Всегда остается мысль "а что, если", которая может повлиять на решения, - отозвалась Риш. Она, кончено, не стала говорить, что большинство своих решений всю свою жизнь принимает, в основном, опираясь именно на эту дурацкую мыслишку. Вся ее нелогичность и безрассудство основаны именно на том, что она рискует, надеясь, что все обойдется, и иногда это действительно имеет смысл. Не в этот раз, может быть, но зато она приняла вызов, а это все равно лучше, чем переводить тему разговора и оперировать тем, что она она уже слишком стара для всего этого.
"Ага, вызов от малолетки. Можно было еще поспорить на все имеющиеся у него монеты," - отметила она про себя и тут же улыбнулась - слишком правдивая мысль, указывающая на ее общую несостоятельность как целостной серьезной личности.
Лило принялся шарить под лавкой, и Ри с долей любопытства склонилась в сторону, чтобы понаблюдать за его действиями и понять, что он там ищет, впрочем, ответ не заставил себя долго ждать. Пират нашел клад! Он тут же уселся на лавку, и, позабыв обо всем прочем, принялся изучать трофеи, осторожно выкладывая содержимое целлофанового пакетика рядом с собой. Часть своей добычи он, как ни странно, решил отдать Ксин - несколько леденцов лежали на протянутой к ней ладони. Этари, переведя немного удивленный взгляд с руки мальчика на его лицо, решила принять щедрый дар, прихватив когтистыми пальцами одну конфету. Она, улыбнувшись в ответ на столь щедрый для десятилетки жест и кивнув в знак благодарности, отряхнула руки от песка и принялась разворачивать обертку. Если Лило нельзя брать у незнакомцев деньги и конфеты, то кто сказал, что незнакомцам нельзя брать их у Лило?
- И много кладов ты планируешь сегодня отыскать? - спросила Ри, сунув карамель в рот.
Ребенок был в восторге от найденной под оберткой жвачки переводной картинки и тут же, едва успел рассмотреть изображение на ней, уточнил насчет татуировок своей новой знакомой.
- Мои - нет, они настоящие. Вырастешь, и тоже сможешь сделать себе парочку, - усмехнулась она. Пожалуй, все-таки, земля была не лучшим местом для отдыха, поэтому Ри, немного покрутившись, изыскала положение, из которого было не так уж больно подниматься на ноги. Вставать было тяжело и больно, но Ксин, морщась и болезненно пыхтя, с задачей справилась - и не в таких ситуациях, и не с такими травмами иной раз ей приходилось оставаться в вертикальном положении. - Татуировки - это круто, - добавила она, отряхивая запыленные от песка штаны.
Еще раз прощупав ребра и не обнаружив ощутимых при пальпации повреждений, она потерла ладонью больное место. Потревоженные неожиданной и совершенно лишней активностью кости ныли, разнося боль по всей половине туловища, дышать было не то, чтобы очень больно, но крайне неприятно, но Ри все равно попыталась принять наиболее бодрый вид, чтобы воодушевленный находкой ребенок не упал духом.
- Ты думаешь, дядька в фартуке в ягодку, - хитро сверкнув глазами, с прищуром, Риш кивнула на мороженщика, - будет вечно ждать, когда ты соизволишь съесть мороженого?
А ведь Лило уже не раз упомянул лакомство, значит, мысль не покидала его ни на минуту с момента их знакомства, а раз так, то Ксин не нашла причин медлить.
- Если ты не хочешь брать у меня деньги за храбрость, и сладкое из моих рук ты не примешь, то пойдем вместе. Я тоже люблю мороженое, вообще-то, - пожала плечами она. - Но чур плачу я, на правах старшей.

+1

13

Мальчик угрюмо покивал головой, словно травма было для него явлением знакомым не понаслышке. Его лицо слегка скривилось, а рука автоматически потянулась ощупывать большую ссадину на локте, заработанную им на прошлой неделе, когда Лило хвастался соседским девчонкам что может ездить на велосипеде без рук. Затея была глупая, но ребенок не мог удержать себя в руках, когда выдавался случай показать свою удаль и похвастаться навыками. В тот раз что-то пошло не так, и угодивший колесом в ухаб велосипед потянул своего наездника, перебрасывая того через раму и придавливая всем своим весом. Слез, конечно, было немало, и от боли, и от обиды, что мог пострадать любимый транспорт, и от страха, что за это ему влетит от родителей. Но, о тех давних и безрассудных временах напоминанием остались лишь царапины. Настали новые безрассудные времена, пятый день – полет нормальный, ни травм, ни неприятностей, ни сюрпризов.

Тетя Ксин судя по всему полностью разделяла тягу к показному азарту, что придавало ее образу в глазах мальчишки еще больше восхищения. Может она из тех крутых взрослых, что катаются на скейтбордах и прыгают с парашютом?  Это бы объяснило травму, взрослый и опасный спорт вообще не для слабаков. Додумав в своей голове идеальный образ новой знакомой, и уже смакуя выражения лиц приятелей, когда будет рассказывать им о новой подруге, мальчик совершенно упустил из виду простую истину – что все это он придумал сам, побоявшись уточнять и возможно, рушить собственное представление. Все что он мог – только выдавливать из себя улыбку, путаясь в куче собственных идей и фантазий, и смущаясь сказать что либо, чтобы не быть воспринятым как слишком маленький и недостаточно крутой парень. Он толком не знал, что нравится таким взрослым, но успел подметить, что в число их интересов входит азарт и удачливость. Ксин не обсмеяла его, когда тот отыскал клад, напротив, даже заинтересовалась этим. Все любят клады, это же очевидно.

- Должно быть еще четыре, – пожал плечами юнец и хитро прищурился, - и один из них спрятал я, его никто не найдет!
Лило и не скрывал что гордится своей хитрой выдумкой, он был почти самым младшим среди приятелей, и рост с возрастом ему приходилось компенсировать умением приспосабливаться под интересы более старших товарищей, умением мыслить как они, а временами и опережать их в их же суждениях. Ему не очень повезло, все дети в округе были либо старше, либо много младше, и выбор  к какому лагерю прибиться был для него очевиден. Но теперь, когда он дружит с Ксин, он вышел на совершенно новый уровень, даже в собственных глазах начиная выглядеть более круто и по-взрослому.

- А если настоящая надоест? – Возвращаясь к расспросам про татуировки вновь спросил мальчик. Его наклейки, по крайней мере отдирались мочалкой. Но сделать рисунок, который так не удалить, шаг слишком ответственный. А вдруг разонравится? Или, некрасиво смотреться будет? Закончив мысленно рассуждать, Лило кивнул головой, соглашаясь с женщиной. – Ваши крутые, по всем рукам растут, как змейки!

Закончив любоваться причудливым узором, мальчик оторвал основу от своей татуировки и наклеил ее себе на предплечье, вертясь и красуясь новым элементом в своем имидже перед Ксин. Теперь у него тоже была татуха, и тоже крутая. Закончив любоваться ею и довольно хмыкнув, юнец вскочил со скамейки и оживленно хлопнул глазами:
- Наперегонки? – тут же добавляя констатируемый женщиной факт – Дядя долго ждать не будет!

0

14

Лило был чрезвычайно самоуверен для своих лет, он явно считал себя умнее, сообразительнее и ловчее своих друзей. Риш это вовсе не казалось удивительным, она не видела в этом и ничего плохого, ведь уверенность в себе, порой граничащая с безрассудным желанием не только самой себе, но и другим доказать свою правоту или превосходство, заставляла ее совершать некоторые совершенно глупые поступки. Она могла показаться совершенно независимой, творящей только то, чего хотелось ей самой, но на самом деле вся ее жизнь строилась на стремлении показать себя - она на спор выкурила первую сигарету; на спор стащила первый кошелек у прохожего; на спор переспала с первым парнем; ставила ультиматумы родителям в вопросах выбора своего пути, чтобы показать самостоятельность; терпела издевательства финисийцев, желая доказать, что этари не сдаются без боя; терпела, когда ее избивали и совсем недавно, точно зная, что не подпустит ублюдков к "своим". Хоть бы кто из этих самых "своих" заглянул поинтересоваться здоровьем той, что усердно прикрывала им задницы.
Она была ведома стремлением казаться круче, чем, может быть, есть на самом деле. По правде сказать, Ри и сама не знала, есть ли у нее какие-то внутренние границы, какие-то тормоза, которые помогут ей в случае чего не оказаться в могиле из-за этого безрассудного желания кому-то показывать свои возможности. Разве что в вулканическое жерло не прыгнет из-за полной бессмысленности такого шага. Но пока есть вызов и шанс не пострадать в ходе выполнения очередного спора, она за него возьмется.
И как долго удача будет на ее стороне, от раза к разу поворачиваясь лицом в нужный момент? Сегодня вот она слегка пропустила момент, дав возможность Риш так неудачно приземлиться. Станет ли Ксин от этого осмотрительнее? Начнет ли задумываться о последствиях своих действий и потеряет ли желание каждый раз стремиться прыгнуть выше головы? Едва ли. Она точно знала, что этого недостаточно. Да даже сломай она эти хреновы ребра еще раз, этого все равно было бы слишком мало, чтобы пересмотреть свое отношение к жизни, ведь поводов, и в разы серьезнее, было предостаточно, но все равно - как об стенку горох.
Интересно, юный капитан тоже вырастет таким упрямым идиотом, вечно стремящимся кому-то что-то доказывать развлечения ради? Задатки у Лило для этого были именно те, какими и должны быть, Ри отчего-то даже не сомневалась в том, что встретила того, кто был на нее очень похож. Уменьшенную, скинувшую пять с половиной столетий, но хранящую в себе долю неблагоразумного задора версию себя. Забавно. Ксин вдруг стало любопытно взглянуть на Лило взрослого, когда личность мальчика мутирует в личность мужчины. Она хотела лишь убедиться в правоте своих суждений о его характере, который проявит себя в будущем, через несколько лет, и будет выстилать всю его жизнь.
- Тебе придется проявить смекалку, чтобы найти все клады. Впрочем, ты нашел способ убрать меня со скамейки, даже не попросив встать, хоть это и было бы проще, - отметила этари, подмигнув мальчишке, - сообразительности тебе хватает.
Может, Риш преувеличивала возможности десятилетнего парнишки, но ей самой казалось, что она прекрасно понимает его мотивы избрать более сложный путь решения проблемы - задача вполне могла состоять в том, чтобы не просто заполучить клад, но и загнать в ловушку женщину, что это сделать мешала, хитрым образом вынудив ее покинуть место. Он точно не мог знать, что Ксин из тех, кто запросто способен поддаться искушению испытать азарт от возникшего спора, но это не мешало ему хотя бы попытаться развернуть ситуацию в более интересное русло.
Озвучивать, впрочем, свои домыслы дракон не стала, чтобы парнишка не возгордился собой слишком сильно. Хватит с него и того, что он, так или иначе, справился с поставленной перед ним задачей и добыл ценные для ребенка сокровища.

- А если настоящая надоест? - спросил Лило, но тут же, как будто счел свои же слова сомнением в действительной крутости настоящих татуировок, осекся и отметил, что у Ксин они в самом деле классные.
- Надоест - перекроешь ее другим узором, - пожала плечами женщина. - Впрочем, тебе же не надоедает твое лицо, которое ты каждый день видишь в зеркале. Или твоя чистая кожа без рисунков. К татуировкам привыкаешь и начинаешь воспринимать их как неотъемлемую часть себя, - пояснила Ри, кивнув для большей убедительности. - Говорю как человек, у которого их слишком много. Думаешь, я о них жалею? - спросила она, выжидательно посмотрев на мальчишку. - Нет, не жалею, даже спустя многие годы, - усмехнулась она. - Без них я была бы не такой крутой, согласись, - во взгляде сверкнули искорки гордости и азарта, и выражение лица стало исполненным ощущения собственного превосходства. Так смотрит нахальный кот, который мало того, что сожрал спрятанную от него сметану, но еще и улегся мохнатой задницей на подушку хозяину. Может, он получит за все проделки от злобного человека, который застанет его на своей постели, но до тех пор, пока этого не случится, кот будет выглядеть счастливым и вполне довольным собой. Прямо как Ксин. Левый уголок губ пополз вверх, добавив выражению лица хитрую полуулыбку.
Лило приклеил переводную татуировку на руку и остался удовлетворен полученным результатом. Он явно демонстрировал узор, ожидая одобрения старшей подруги.
- Ну вот, теперь ты тоже стал чуть круче, - одобрительно кивнула Риш, рассмотрев рисунок на предплечье мальчика. Если бы она била себе череп со змеями, то он наверняка занял бы как минимум половину ее спины, маленькие одинокие рисуночки она всерьез не воспринимала, но для юного капитану Лило и этого было достаточно, чтобы почувствовать себя настоящим пиратом. Ксин могла только порадоваться за паренька - слишком молод и непосредственен, слишком радостен и внимателен к мелочам. - Ты только не подумай, что все люди с татуировками крутые, а все, у кого их нет - полный отстой, - предупредила женщина, решив, что лучше сказать это до того, как мальчик примется делать себе самопальные убогие татуировки с помощью подручных материалов. - Это не так работает, - с улыбкой добавила она.

- Ну, нет, братец, бегом я не побегу. В этот раз точно, - отрезала Ри, мотнув головой. В этот раз она точно не ввяжется в спор, наперегонки не побежит. - Мои сломанные ребра мне этого не простят и будут болеть еще очень долго, если я их снова поврежу. Я не хочу потом месяц бинтовать себе торс. Но ты беги, выбирай, что хочешь, а я доковыляю, как подобает всем взрослым, медленно и почти лениво. Транспорт свой не забудь, - Ксин кивнула в сторону дерева, в которого стоял велосипед.

+1


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Круги на воде