Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаара пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Огни уходящей осени


Огни уходящей осени

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Заявка.

Название флэшбэка: Огни уходящей осени.

Общее описание: Химерики любят разнообразить свой досуг, и Джинджер никогда не выделялась из общей массы своих сородичей в стремлении сменить обстановку. Она нашла для себя способ развлечься - случайные путешествия за пределы Каусы. Она не знает, где окажется на сей раз, но стремится просто убраться подальше от поднадоевшего города.
Люди Родона заняты своими ежедневными проблемами, и у них не всегда есть время осмотреться по сторонам, но Джей Тич - исключение из правил. Она смогла сохранить заинтересованность в окружающем ее мире, не успев еще утонуть в рутине серых, одинаковых будней.
Для непрошенной гостьи интерес представляет новый для нее мир и его жители, внимание местной же сосредотачивается на гостье.

Предполагаемые участники: Джиллот Тич, Джин Фостер.

Предполагаемые место и время действия: Таэтрика, 6 лет назад. Осень 2558 года.

Дополнительная информация: Я хочу передать привет своим маме и папе.

Принято. ПС.

0

2

Она поднялась по лестнице, зная, что она никого не повстречает на своём пути. Небольшой коридор был абсолютно пуст, и лишь далеко в столовой гудели голоса, напоминая Джиллот шум пчелиного роя в дупле дерева. Двери всех классов были распахнуты, и из кабинетов веяло осенней прохладой. Видимо, учителя решили открыть окна, чтобы проветрить помещение после учебного дня.
Тич шла у противоположной стены, где давным-давно, когда-то были окна, выходящие на улицу. И коридор здесь раньше был куда светлее и приветливее для своих обитателей. Теперь же окна были замурованы кирпичом, а в коридоре царила темнота. Особенно тогда, когда свет здесь был выключен на ночь.
Ученики покрывали эти стены различными надписями и уродливыми рисунками, а как только их отмывали, всё начиналось сначала. Совсем неподобающее поведение для обитателей одного из самых престижных интернатов. К счастью, такие вещи происходили только в этом коридоре: на первом этаже и третьем часто ходили учителя, поэтому времени что-то нарисовать у учащихся не было.
Джиллот помнила, что сама проголосовала на общем собрании за то, чтобы эти окна замуровали. Потому что до этого их так же разрисовывали маркерами и красками.
Они полностью закрылись от стороны, выходившей на улицу. Другая, которая была со стороны двора, ещё никогда и никого не беспокоила, хотя двор открывал окружающее интернат пространство ничем не хуже улицы. Несмотря на это, обносить двор бетонной изгородью никто не стал. Ученики «Муравейника» отчего-то боялись того, что происходит за пределами их обиталища. Джиллот и сама заметила в себе такие изменения спустя год. Это место меняло характер и разум тех, кто здесь живёт. Здесь все были со своими странностями. Нормальными тут только были новенькие студенты, а их, между прочим, было совсем не много, в год по 5-10 человек максимум.
В «Муравейник» принимали только определённых подростков. Не таких как другие. Но они не объясняли того, как избирают себе учеников. Это всегда оставалось загадкой для Тич.
Это учащиеся называют его «Муравейником». На самом же деле интернат носил длинное и величавое название, которое Джиллот уже не помнила. Он имел более чем вековую историю и бережно хранимые традиции. Но достаточно только увидеть «Муравейник», чтобы понять, что он начал разваливаться ещё в прошлом веке: замурованные камины, сложная система дымоходов, а в ветреную погоду в стенах как будто бы завывают волки.
Зато здесь были библиотека, бильярдная, бассейн, кинозал.
Джиллот аккуратно толкнула дверь в свою комнату. Личную комнату. Конечно, она рассчитана на двух человек, и когда-то у Тич был сожитель. Но, как правило, долго здесь никто не задерживался.
Вторая кровать была полностью завалена книгами, пузырьками и пробирками с жидкостями, и прочим хламом. У стены рядом стоял шкаф с различными ядами и прочими веществами, которые Джиллот хранила для экспериментов.
Тич медленно подошла к окну и подняла раму вверх, опираясь локтями на подоконник, склоняясь ближе и с наслаждением вдыхая ночной воздух. Садилось солнце, с горизонта ползли тёмные грозовые тучи, и где-то далеко сверкали молнии. Джиллот любила наблюдать за грозой из своей комнаты, в одиночестве. Сидя на кровати с кружкой кофе, взятой из местного кафе в подвале и листая какую-нибудь научную книгу.
Вот и сейчас, опустив раму обратно, Тич с ногами заползла на свою постель поверх одеяла, скрестила ноги перед собой и взяла в руки книгу с какими-то сказками. Сказки Джиллот тоже любила ровно так же, как и рассказывать. На каждую жизненную историю у неё была своя – из сказки.
За окном громыхнуло, пошёл мелкий дождь. По всему телу Джиллот разлилось приятное тепло. Она открыла книгу где-то в середине и погрузилась в чтение.

0

3

Она сама захотела этого.
Перемещение, о котором ей не было известно ничего - ни название мира, ни его структура, только лишь язык местных был загружен на имп-накопитель, и то заблокирован до тех пор, пока портал не будет использован. Путь мог оказаться совершенно случайным, однако в этот раз Джин решила отдать выбор мира другим искателям приключений, но сама понятия не имела, чем может закончиться для нее это путешествие. В этом и был весь интерес - перемещаться в неизвестность, где можно оказаться и посереди боевых действий, и в зараженном холерой городе, и на пиратском судне, и в рабстве, и в наводненном кровожадными неразумными тварями мире. Иногда авторы идеи снабжали путешественника предметами первой необходимости, но узнать об этом можно было лишь в самый последний момент. Джин не знала, положено ли что-то подобное ей.
Портал работал только в одну сторону, после чего блокировался на сутки, и непробужденному химерику приходилось выживать в совершенно непредсказуемых условиях хотя бы установленное количество времени. Дальше - по желанию.  Сообщи «своим», что все в порядке, и можешь оставаться в гостях сколь угодно долго.
Фостер не знала, чего ожидать от компании сумасбродных сородичей, иногда ведь они придумывали совершенно немыслимые планы, которые порой заканчивались если не смертями, то увечьями.
Ее нарядили в какую-то странную, слишком скучную на ее вкус одежду, слегка подкорректировали цвет глаз до светло-серого, сделали визуально чуть моложе и выперли из Каусы под веселые подколки, смех и пожелания удачи. Вряд ли кому-то могло прийти в голову, что Джинджер способна голыми руками постоять за себя, а значит, если ей не всунули в руки мешок с необходимыми вещами, значит, ничто ее жизни угрожать не должно, и это, с одной стороны, успокаивало, но с другой определенно расстраивало - острота ощущений была главной целью этой авантюры, а о каких эмоциях можно говорить, если мир не хранит в себе опасностей?
Портал сработал, вызвав у кауситки легкое головокружение. Она никогда не любила эти штуки, как будто ждала от них какого-то подвоха, словно они были созданы для того, чтобы однажды ей навредить. Фостер, еще не открыв глаз, машинально обшарила руками тело, как если бы имела основания сомневаться в наличии на местах всех его частей. Это не несло в себе никакого смысла, ведь даже если бы что-то пошло не так, она не имела возможности вернуться обратно. Небольшое устройство для перемещения выключилось, встав на таймер. Ровно сутки. Джин сунула его в карман кожаного черного плаща.
Накопитель тут же начал процесс открытия нового для Фостер языка. Ощущения при этом были странноватые, словно в памяти случайно всплывали каким-то образом забытые знания. При подключении к Сети это происходило быстро, однако за пределами ее действия процесс должен был занять какое-то время, и то, часть информации усвоилась бы только лишь при прямом общении с кем-то из местных. А уж о процессе адаптации речевого аппарата под произношение новых, непривычных конструкций, вовсе думать не хотелось - это, как правило, несло в себе определенные проблемы, и, в лучшем случае, удавалось сойти за обладательницу странного акцента, либо же, речевых дефектов.
Базу для своей истории основывать пока было не на чем.
Джин огляделась по сторонам. Ничего примечательного, глухие стены, выкрашенные краской скучного мрачного цвета, исписанные какими-то символами, изрисованные незамысловатыми рисунками. Фостер всмотрелась в написанное - разобрать смысл слов было несложно, все было моментально проанализированно и запомнено, кто-то писал оскорбления, кто-то - незамысловатые стишки, некоторые признавались в чувствах. Вроде, так обычно и ведут себя подростки. Подростки? Химерик сощурилась, пытаясь прикинуть, где могла оказаться, но, не имея аналогичных примеров из Каусы, могла лишь предполагать, что и смысла особого не имело. Джин предпочитала узнавать, а не угадывать, поэтому, еще раз окинув взглядом длинный коридор в оба конца, развернулась и пошла вперед, не переставая осматривать новое помещение и вслушиваться в звуки. Поблизости не было слышно ничего, кроме шума дождя, и лишь где-то вдалеке, словно снизу, стоял тихий гул, сигнализирующий о наличии там людей.
Фостер, снова обернувшись, шагнула в ближайшую открытую комнату. Несколько рядов столов, по два стула возле каждого из них, все развернуты в одну сторону - к стене, где располагалось исписанное мелом темно-серое полотно. Беловолосая проследовала к ближайшему окну, чтобы взглянуть, что за ним. Вечер, ливень, барабанящий по стеклу, старое помпезное здание, некоторые из окон которого зияли черными дырами в серых каменных стенах, другие же светились теплым желтым светом. Аккуратный внутренний двор, чистый и совершенно пустой, словно все местные жители попрятались внутри своей обители, но какова в том была причина? Дождь? Всего лишь дождь? Или вечер, плавно окутывающий улицу обволакивающей зыбкой темнотой?
«Учебное заведение,» - подвела итог кауситка, пройдясь по классу, осмотрев записи на доске, пролистав некоторые книги. - «Неужели нельзя было придумать что-то поинтереснее?» - она была несколько расстроена выбором своих сородичей относительно места ее пребывания на ближайшие сутки. Джин все-таки рассчитывала на обилие интересных событий, а какой экшн может быть в какой-то школе, или чем там на самом деле являлось это заведение.
Комната вскоре была покинута.
Джинджер следовала по пустующему коридору, заглядывала в открытые помещения, читала некоторые записи на стенах и рассматривала оставленные на них рисунки, вскоре осмелилась и пройтись по некоторым из жилых комнат, однако в них никого не было, не горел свет. Здесь было так мало запертых дверей. Странно.
Блуждать в одиночестве ей вскоре наскучило, и она решила пойти чуть дальше изучения пустующих помещений и зачитывания незамысловатых стишков на стенах. Чтобы лучше понять местный быт, надо найти здесь хоть кого-то.
Из-под этой двери, в отличие от многих других, пробивался тусклый свет, а значит, внутри кто-то был, если только не вышел недавно. На табличке у входа было написано всего два слова, указывающих на имя и фамилию обитателя, когда как на всех прочих значилось по два-три таких сочетания.
Джин легко толкнула дверь, даже не постучав, и заглянула в образовавшуюся щель. Девушка, подобрав ноги, сидела на идеально заправленной постели с книгой. Пока что это все, что удалось рассмотреть. Незнакомка наверняка могла заметить фигуру у приоткрытой двери, но кауситка не спешила говорить - ей нужно было услышать, как звучит местная речь, чтобы постараться ее воспроизвести, а потому она пока лишь рассматривала девушку, не поприветствовав ее, не представившись, не заявив о цели визита. О последнем, впрочем, еще предстояло поразмышлять.

Отредактировано Джин Фостер (2018-06-24 00:52:44)

0


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Огни уходящей осени