Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Топ-шмяк-бум-хрум-клац-бабах


Топ-шмяк-бум-хрум-клац-бабах

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Заявка.

Название флэшбэка:
топ-шмяк-бум-хрум-клац-бабах.

Общее описание:
первая и, быть может, последняя встреча вполне обыкновенного конкретного человека и вполне обыкновенного конкретного тэмпора.

Предполагаемые участники:
Карл Армстронг, Фитс.

Предполагаемые место и время действия:
Семь дней назад, где-то в лабиринте бесконечных коридоров Алхоры.

Дополнительная информация:
Помощь администрации, по крайней мере на начальном этапе, не требуется. Что будет далее - а черт его знает. Импровизируем.

Принято. ПС.

0

2

Они его ненавидят, но терпят. Они его презирают, но просят. Они его не уважают, но боятся. Люди - двуличные гады. И сейчас, очередной раз оказавшись на пороге их дома, Молох требует плату за свои услуги - временный приют. И они, эти жалкие твари, вынуждены дать ему кров, принять на своей территории. Они знают, что не ровен час и его услуги понадобятся. Пусть не сейчас, пусть даже не скоро, но когда-нибудь они будут вынуждены попросить у него помощи. И если сейчас они откажут ему - потом он откажет им. Он бывал там, где они и не мечтали; он знает то, о чем они и не подозревают; он может делать то, о чем они и подумать боятся. Он для них куда важнее, чем они для него. И они это знают. И он это знает.

Пройдя на территорию поразительно разросшегося семейства фалаксов, Молох сразу же направился в комнату умываний. Не первый раз он пришел сюда и дорога знакома ему. Ворвавшись (а иначе и не скажешь) в заветное помещение, он тут же оперся о примечательно чистый умывальник и посмотрел на собственное отражение в зеркале. Два фалакса, пребывавших в этой комнате до сих пор, поспешно ретировались сразу же, как только увидели знакомую физиономию Шороха. Карл же, не обращая внимания на окружение, что бывало крайне редко, уставился на себя. Не долго думая, мужчина скинул на пол рюкзак, до сих пор висевший на спине, стянул с рук перчатки, расстегнул один из карманов и достал оттуда малых размеров коробочку, сунув на её место перчатки. В коробочке, как оказалось, лежал футляр для линз, маленький пинцет и бутылочка с подозрительным раствором. Воспользовавшись всем этим и проделав пару не самых сложных, но в некоторой степени противных действий, Молох снял обе свои линзы, сунул их в футляр, футляр спрятал в коробочку, а коробочку положил на умывальник. По окончании этой недолгой процедуры мужчина вновь посмотрел в зеркало, придвинув к нему свое лицо почти что вплотную. Покрасневшие глаза вкупе со странным ощущением во всем теле вызывали не малой силы беспокойство, отзывающееся дрожью в руках.

Страх одолел проводника. Молох всегда боялся смерти. А болезнь, пусть даже самая пустячковая, зачастую оканчивается для фалаксов отделением души от тела. Испарина, судорожно бегающий взгляд, дрожащие руки, губа, с силой зажатая меж зубов - тихая паника. Тихая, но страшная. Шорох был растерян, испуган и попросту не знал, что делать. Так Карл реагировал на любую мало-мальски подозрительную активность собственного тела. Будь он чуть более вспыльчивым и чуть менее нежным - он разбил бы зеркало ударом кулака. И вот, за неимением иных вариантов, мужчина обернулся и полез в свой рюкзак в поисках подходящего лекарства, не малый запас коих он всегда носил с собой.

0

3

Сначала Фитс наблюдал.
Знаете, как наблюдают профессионалы? Они просто зависают под потолком в темном уголке, чтобы никто не увидел и не услышал, и пялятся во все глаза на объект наблюдения. О да, это занятие куда интереснее убеганий от поехавших крокодилоидов из соседнего мира. Или мир был не соседний - Фитс слабо представлял себе расположение миров по отношению друг к другу.
Фитс наблюдал за двумя местными, увлеченно занятыми чем-то не очень понятным. Параллельно он размышлял о том, где бы сегодня поесть. Имеет ли смысл перебираться в другой мир, или же чем-то вкусненьким можно побаловаться и здесь, посреди этих странных металлических коробок? И вот, уже почти придя к правильному, идеально взвешенному решению, тэмпор внезапно сбился. А виновником этого оказался ещё один абориген - как ни крути, а именно он, а не кто-то другой, вломился к двоим, мирно делающим свои дела. Оба объекта наблюдения как ветром сдуло, а новоявленный человек, - Фитс научился определять людей по их внешнему виду с вероятностью примерно 50/50, -  злобно, либо как-то ещё, уставился в зеркало.

От неожиданного и, главное, громкого вторжения Фитс невольно дернул ушами, из-за чего тело его, слегка оттолкнувшись от стены, поплыло в сторону центра помещения. И пусть тэмпор находился высоко под потолком, любой поднявший голову не мог не заметить беспомощно плывущую над ним черную волосатую дребедень. Возвращаться к нормальной силе тяжести было опасно - сваливаться на голову аборигену никак не входило ни в чьи планы. Попытавшись загребать ушами, Фитс лишь усугубил ситуацию, направив себя к стене, на которой висело зеркало. А ведь прямо перед зеркало стоит этот...

Уиииии! - пока его круглое волосатое тело совершало методичные обороты вокруг своей оси, зоркие глаза Фитса узрели очень важную деталь. Человек положил что-то в футляр, футляр спрятал в коробочку, а коробочку...
Когда абориген отвернулся от зеркала, тэмпор как раз подплыл к стене. Радостно пританцовывая в воздухе, он с довольной физиономией на мгновение вернулся к нормальной силе тяжести, после чего, снова её выключил. По инерции тело Фитса с умеренной скоростью полетело прямиком вниз - к заветной коробочке, лежащей на умывальнике. Ухватив её ушами, Фитс грациозно приземлился на пол, после чего подпрыгнул, чтобы взлететь вверх.
К сожалению, Фитс не учил физику даже чуть-чуть. Вес коробочки оказался недостаточным, чтобы оставить тэмпора на полу, но его хватило, чтобы предполагаемый полет к потолку закончился падением в умывальник.
С негромким, но заметным звуком типа "шлеп".

0

4

Ощущение, переполнявшее всё тело, были фалаксу незнакомы, а оттого пугали его куда сильнее, чем огнестрельные раны и ожоги, к коим он в какой-то мере даже привык. Это чувство не было ни на что похоже: ни на боль, ни на усталость, ни на давление. Оно было иным, странным, будто бы нереальным и невозможным. Время от времени мужчина терял себя в пространстве, чувствовал себя разбитым на множество осколков, автономных друг от друга. Будто бы сознание пыталось отделиться от тела, а тело от самой реальности. Объективно говоря, это чувство не было неприятным физически, но оно вызывало жуткие эмоциональные и физические стрессы существа со столь нежной душевной конструкцией.

Позабыв о всем, мужчина копался в собственном рюкзаке, судорожно выхватывая коробочки с лекарствами и препаратами, тут же отбрасывая их в сторону. Мужчина не мог найти ничего, что хотя бы гипотетически могло вылечить недуг или заглушить его. Где-то на задворках подсознания Молох понимал, что нет ничего, что могло бы ему сейчас помочь, но надежда крепко в него вцепилась. Надежда - глупое, но упорное чувство. Настолько увлеченно проводник раскапывал свой рюкзак, что не уделил и толики внимания тому, что творилось в данный момент за его спиной. Тихий, еле слышимый шорох, исходящий сейчас от умывальника, ни в коей мере не волновал мужчину. Не разволновал его и чуть более громкий "шлеп", прозвучавший не далее, чем через пятнадцать секунд после шороха. Но вот полноценное осознание факта того, что ни одно из припасенных лекарств не подошло и не помогло бы мужчине в данной конкретной ситуации, в крайней мере его огорчило. Молох отбросил в сторону последнюю коробочку и его лицо исказилось пугающей гримасой: брови чуть ли не вплотную сошлись на уровне переносицы, образовав почти непрерывную волнистую линию, а уголки рта ушли настолько далеко вниз, что чуть было не ушли за подбородок. Чуть ли не до слез раздосадованный фалакс, сидевший до сих пор на корточках, резко рухнул назад, приземлив свою задницу на пол и ударив затылком о умывальник с такой силой, что аж искры из глаз посыпались. Затяжное и истошное "ауч" вылетело изо рта мужчины на такой громкости, будто бы сам Молох хотел усилием гортани разбить все зеркала в умывальной комнате.

0

5

После падения, тэмпор замер на несколько секунд. Долгих, очень долгих секунд, на протяжении которых он ожидал очередных проблем от хозяина коробочки. Но ничего не произошло. Скорее всего, абориген оказался глухим и потому никак не отреагировал на шум. Это логично вписывалось в происходящее, поэтому и было принято за истину.
Последующий удар по умывальнику и пронзительное "ауч!" заставили Фитса сжаться в маленький, напуганный комочек шерсти. Второй испуг продлился чуть дольше первого, однако любопытство все же пересилило. Пытаясь точно определить причину и следствие произошедшего, тэмпор медленно выглянул из умывальника вниз. Внизу был абориген - он по каким-то немыслимым причинам лежал на полу.

Череда мыслей пролетела у Фитса в голове, после чего улетела дальше, не оставив и следа. Это немного расстроило его, однако, будучи до крайности позитивным парнем, тэмпор улыбнулся на все свои полсотни зубов. потом, радостно помотав ушами перед лицом поверженного человека, спешно покинул умывальник с коробочкой в руках.
Тут бы и сказке конец, но глаз Фитса упал на рюкзак, в котором могло лежать ещё очень много чего интересного. На мгновение задумавшись, взвесив все "за" и "против", тэмпор весело зашлепал по полу в  направлении новой цели. Добравшись до цели, тэмпор с головой нырнул в глубины рюкзака в надежде отыскать там хоть что-то интересное.
А ещё лучше - вкусное. Но тут как повезет.

0

6

Отдернув голову от умывальника, мужчина обеими руками схватился за ушибленное место и с силой зажмурил глаза. Куда более тихий, но всё ещё полный боли стон доносился из закрытого рта Молоха. Руками он нащупал пару капель крови - не мало, но и не много. Пытаясь заткнуть пробоину своей хрупкой тыковки, проводник вновь открыл глаза. И сделал он это ровно в тот момент, когда перед его лицом вдруг возникло два черных мохнатых веника. Не успев должным образом отреагировать на появление и пропажу пары наистреннейших ушей, "поверженный враг" лишь захлопал глазами. Очередной шлепок, послышавшийся где-то под умывальником, смог таки привлечь внимание фалакса и тот в то же мгновение обернулся на звучание. Увидев на полу оживший ночной кошмар тараканов, Молох немножечко приоткрыл рот от удивления. Мозг мужчины тут же выдал наиболее правдоподобную по его мнению теорию: по логике, такое существо физически не могло быть реальным, а более походило на какую-то галлюцинацию. Карл уже ловил подобные приходы от передозировки некоторых лекарств, но в прошлый раз ему померещилось нечто в разы более ужасное и пугающее. Что-то настолько страшное, что мозг попросту не был способен так же четко анализировать получаемую зрительную информацию и Молох не мог себя убедить в том, что это всего лишь видение. С тех пор мужчина старался не допускать подобного. И, как он сейчас полагал, его старания не возымели успеха.

Существо на своих коротеньких лапках гордо и прытко прошествовало до рюкзака и без лишней скромности в него окунулось. Картина была настолько странная, что поверить в её неправдоподобность было куда проще, чем признать её реальность. Всё сложилось как нельзя кстати: ведь именно сейчас Молоха одолела странная болячка, симптомы и последствия которой мужчина в полной мере даже не представлял. И сейчас он на все сто процентов уверился, что его кончина близка. Полный злобы и отчаяния, Карл поднял свою ногу над землей и резко опустил её вниз, ударив по рюкзаку с той малой силой, что в нём ещё оставалась.

0

7

- ААААААААААААААААААААААА! - заверещал Фитс спустя секунд десять после удара. Эти самые десять секунд потребовались ему, чтобы осознать, кто, что, за что и, главное, кого ударил. Выводы оказались неутешительны, ведь если на тебя опускается что-то тяжелое со скоростью, с которой обычно бьют - значит тебя бьют. И это очень обидно.
Удар оказался не то, чтобы очень сильным, но достаточным для небольшого пушистого шарика с длинными ушами. В панике, Фитс умудрился запутаться в каких-то лямках и перевязках, вследствие чего, когда тэмпор выпрыгнул из рюкзака, рюкзак прыгнул за ним. Попытавшись освободиться от внезапного плена, Фитс покрутился на месте несколько раз. Никакой пользы это не принесло - у тэмпора лишь закружилась голова и немного нарушилась работа вестибулярного аппарата.

В следствие этого мельтешащий комок шерсти врезался в ногу своего обидчика. После этого, увидев злобного аборигена, Фитс с яростным шипением укусил противника за ногу и со всей силы шлепнул единственным свободным ухом. Второе оказалось запутанным в переплетениях лямок и ремней, веревок и шнурков, из которых, как показалось тэмпору, целиком состоял проклятый рюкзак.
Совершив кусательное наказание, Фитс вприпрыжку кинулся прочь из помещения, громыхая привязавшимся к нему рюкзаком и рассыпая по дороге его содержимое.

0

8

Весь тот происходивший после удара бардак вызывал столь реалистичные ощущения, при этом казавшись столь неправдоподобным, вызывал пульсирующую головную боль и даже тошноту. Молох, что и без того был не самым здравомыслящим фалаксом Алхоры, в таком состоянии рассуждал и действовал и вовсе алогично и спонтанно. Он перестал думать над тем, что делает. Он перестал понимать, что видит. Его мозг, разбитый под напором пессимизма, будто бы отключился. За то недолгое время после удара, что проводник провел в зыбучих песках прострации, маленький ушастый комок не-пойми-кого успел проделать слишком много телодвижений, столь бодрый и резких, будто бы в его крошечном тельце была заточена энергия солнца. Даже будь Молоху дело до нового знакомого, он бы попросту не уследил за ним. И лишь полный ярости укус смог разбудить мужчину. В то мгновение, когда зубы перекролика проткнули штаны и кожу, Карл ожил. Комок будто бы поделился крупицей собственной энергии, влив её через рану. Вот только вместе с энергией перетекла и ярость. Молох будто бы укушенный (а он и был укушен) вскочил с пола и погнался за убегающим существом. Зачем? - хрен его знает. Что делать с существом по завершению догонялок? - а хрен его знает. Глупо? - да. Забыв про вещи, забив на собственное состояние, Молох побежал выплескивать на маленьком существе весь тот накопленный за день стресс.

0

9

Ах, какая величественная картина погони открылась бы случайному зрителю, доведись ему оказаться в этот чудный момент поблизости! Каков накал страстей! Как нарастает напряжение среди участников забега! Резкие повороты, рывки из последних сил, хитрые петли и замысловатые виражи...
Все это, увы, не в этот раз. Потому что Фитс, осыпая руганью преследующего его человека, как полоумный перебирает крошечными лапками, попутно пытаясь освободиться от рюкзачного плена. Спустя несколько поворотов ему это удается. Рюкзак, уже пустой, ведь все рассыпалось по дороге, остается лежать посреди коридора.
В надежде, что теперь-то обезумевший абориген от него отстанет, тэмпор на мгновение оборачивается. Как раз для того, чтобы увидеть огромную тушу, продолжающую нестись по направлению к нему.
- Стой, стрелять буду! - орет наш герой, наставляя на нападающего украденную у того коробочку. Стараясь, при этом, не сбавлять хода. - Смотри у меня, я не шучу! - добавляет он для пущей важности, после чего резво заворачивает за угол.
Для того, чтобы уткнуться в закрытые двери.

0

10

А ведь бежал мужчина действительно убого. Некогда весьма выносливый фалакс, закаленный не самой приятной участью, удивлял всех тех, кому до сего дня приходилось играть с Молохом в кошки-мышки, при том не важно на каких ролях. Но сейчас, подкошенный и выбитый из сил непонятной хворью, проводник еле полз, пытаясь настигнуть существо, казавшееся ему привидением мутировавшей крысы. И лишь из-за ограниченности помещений маленький юркий сорванец не успел сделать ноги, а после и вовсе забежал в тупик. К сожалению или счастью, но каннибал потратил свои последние силы на то, чтобы догнать проказника, а потому за мгновение до того, как перед "Джерри" возникла закрытая дверь, "Томас" окончательно потерял сознание и на полном (но малом) ходу рухнул неподалеку перед дверью и проскользил по полу прямо до Фитса, остановившись о неё же. Ни одного слова, вылетевшего до этого из крошечной зубастой пасти малыша, здоровяк, разумеется, не услышал. И вот сейчас, лежа на полу с открытыми глазами и потерявшимся сознанием, бледный фалакс стал похож на труп чуть менее, чем полностью. Стеклянные глаза будто бы утратили жизнь, а изо рта потекли слюни.

0

11

Убедившись, что дальше пути нет, Фитс развернулся, дабы встретить надвигающуюся опасность во всеоружии. В это время злобный абориген с грохотом рухнул на пол и заскользил к тэмпору по гладкому металлическому полу. Героически зажмурив глаза, Фитс со всей своей богатырской силы шлепнул подъезжающего противника ушами по голове. Три раза.
После этого он отскочил в сторону, не желая быть раздавленным этим огромным ненормальным человеком. Услышав легкий стук, тэмпор храбро открыл глаза. Открыл глаза и обнаружил, что противник уставился на него стеклянным взглядом, а стук был произведен ударом головы аборигена о металлическую переборку. Немного склонив голову-туловище набок, Фитс пытался сообразить, что же сейчас произошло. Местный не подавал никаких признаков жизни, а глаза его невидяще уставились куда-то сквозь тэмпора.
Внезапное прозрение заставило Фитс слегка подпрыгнуть от удивления.
- Я тебя убил, что ли? - обратился тэмпор к поверженному врагу и гордо упер уши в бока, позируя перед несуществующей публикой. Видимо, его последние удары оказались более сильными, чем он планировал, что привело к летальному исходу. Плачевно, конечно, ведь Фитс никак не собирался отнимать жизнь, даже у такого мерзкого создания, как этот абориген. - Хо-хо! Будешь знать, как связываться с моими могучими ушами! - взвизгнул он и, напевая победный гимн, уверенно забрался на спину побежденному.
После чего пару раз попрыгал на противнике и, убедившись, что здесь безопасно, начал отплясывать победный танец в такт победному гимну.

Отредактировано Фитс (2017-06-03 21:31:47)

0

12

Странности набирали обороты. Когда мужчина вконец потерял сознание, его "я" сняло всякие ограничения и с его телом начали происходить самые невероятные преображения, которые некому в этом мире было осознать. Сдерживаемый до сих пор эмоциональной слабостью, начался то ли физический, то ли метафизический процесс, происходящий у каждого индивида индивидуально, а потому неописуемый и странный. Рычажок, который мужчина со всей ментальной силой сдерживал, вдруг переключился. Что-то изменилось в организме Молоха. Что-то, что уже будет не исправить. И вдруг, всё так же бессознательно, мужчина пропал. Пропал из этого мира. И возник в ином. Всего на мгновение, но он оказался где-то одновременно далеко и близко. Где-то, где над головой развернулось бесконечное небо, а под ногами - земные просторы. По окончании этого мгновения Карл вновь возник в родном мире, но на пару метров выше - ровно над головой Фитса, упавшего с пропавшего Молоха на пол. И, вновь возникнув в пространстве Алхоры, мужчина упал на недокролика. И опять пропал. И оказался где-то там. Где-то ещё дальше и ещё ближе. Теперь Армстронг оказался посередь улицы какого-то фантастического, по меркам фалакса, города. И вновь, мгновение спустя, он вернулся на корабль, опять же возникнув над ушастым злодеем и опять же на него упав. Такое происходило ещё раз десять-пятнадцать в течении минуты. В родной мир мужчина успел вернуться и обмороженным, и обгорелым, и мокрым, и каждый раз иным. Окончилось это ровно в тот момент, как в глазах проводника вдруг загорелся огонек сознания. Лежа на полу (а может и на Фитсе), Молох с облегчением выдохнул. Боль ушла, ушли и головокружение, и прочие неприятные чувства. Фалакс почувствовал себя живым, живым настолько, насколько это только возможно. Прекрасное чувство одолело его. Настолько прекрасное, что прекраснее этого ему раньше испытывать ничего не доводилось.

0

13

Все, что происходило в в следующие пару минут, Фитс до сих пор старается вспоминать как можно реже. Это было сродни его приключению с этими мерзкими штуками, под названием "ребенки". Только что гордо восседавший на поверженном противнике, тэмпор внезапно упал на холодный железный пол. И мало того, что упал - треклятый абориген рухнул на него сверху, всеми своими десятками килограмм. Или сотнями - Фитс не особо вдавался в изучение различного рода мер, а потому слабо представлял себе разницу между десятью и сотней кило.
Потом абориген снова пропал - тэмпор ощутил какое-то знакомое ощущение, но не успел уловить его, так как на его бедную голову снова рухнул беспощадный человек, вторично впечатав пушистый черный шарик в металлическое половое покрытие. Будучи с рождения очень сообразительным малым, Фитс уже после десятого падения человека на него понял, что пора как-то выбираться из этого кошмара.

Используя все свои конечности - руки, ноги и, конечно же, уши, - тэмпор изо всех сил пытался отползти подальше от эпицентра человекопадения. Сначала он планировал забрать с собой украденную коробочку - ведь это из-за неё он вытерпел столько мучений. Но, увидев, что она откатилась в противоположную сторону, понял - не с судьба. Не ползти же ему под аборигенопадом сначала в одну сторону, а потом в другую? Это ведь, как ни крути, крайне опасно для здоровья и самооценки.
Поэтому к моменту, когда человек перестал мелькать туда-сюда, Фитс уже оказался вне зоны его падения, поглаживая помятые ушки и недовольно кряхтя от ушибов по всему телу. Понимая, что после таких жестоких приключений он просто обязан хорошо выспаться, тэмпор завалился на спину буквально в полуметре от головы человека и, довольно подергивая ножками, закрыл глаза.

0

14

В то мгновение, когда тэмпор закрыл глаза, фалакс, наоборот, открыл свои. Краснота ещё не ушла, но в глазах мужчина отразилось присутствие сознания. Пребывая в недоумении, Молох не был способен вспомнить, как он сюда попал и что вообще происходило перед тем, как он вырубился. Последним его воспоминанием было то, когда он только-только зашел на территорию знакомых ему облученных. Приложив не мало усилий, мужчина смог подняться. Поднявшись, он осмотрелся, отряхиваясь при этом. Благо, коридоры были ему знакомы - он достаточно хорошо изучал территорию вокруг тех мест, где время от времени останавливался отдохнуть. Как ни крути, а это было ему жизненно необходимо. Вскоре взгляд провожатого обрушился на маленькое округлое нелепое существо, развалившееся на полу. Знай Карл о том, что такое плюшевая игрушка, то непременно бы принял Фитса за неё. Но нет. Потому мужчина предположил, что на полу, неподалеку от него, лежала обуглившаяся мутировавшая крыса - прочих животных он не видел и не знал, а о том, насколько сильно радиация может исказить живую плоть, знал не понаслышке. Похлопав себя по тощим бокам, Армстронг к великой радости обнаружил, что любимый нож и драгоценный пистолет всё ещё присутствуют на своих законных местах. Вот только рюкзака на своей спине Молох не прочувствовал, но предположил, что оставил его на территории лояльного ему семейства. Постепенно растерянность улетучилась и Карл вновь  обрел опору под ногами, четко осознавая, что делать дальше. Во-первых, надо было вернуться в более безопасное место и, во-вторых, отдохнуть и подкрепиться - приятная усталость заполнила всё тело бледнолицего и её было необходимо оттуда прогнать. Только мужчина собрался пошагать в сторону оазиса относительной безопасности, как вдруг в нём проснулся подозрительный интерес к Фитсу. То есть да, своим основным сознанием Молох полагал, что перед ним валяется погибающая крыса, но где-то на подсознании каннибал понимал, что это существо может быть чем-то иным. Подойдя к черному тельцу, фалакс присел рядом с ним на корточки и врезался в него взглядом, не рискуя прикасаться.

0

15

Фитсу не спалось. Он никак не мог понять, в чем причина подобного, ведь буквально пару минут назад он решил, что спать - это самое оно. Пытаясь разгадать эту загадку, тэмпор поочередно перебирал все известные ему причины.
Твердый пол? Да, твердый, но от этого не менее удобный - наш герой не без удовольствия лишний раз потянулся, осознавая, что твердый прохладный пол не являлся причиной от слова "совсем".
Голод? Не сказать ,что сильный, но да, есть такой. Правда, легкий голод Фитс испытывал почти постоянно, а потому глупо было бы воспринимать это за вескую причину для бессонницы.
Ушки неудобно лежат? Тэмпор, все так же продолжая лежать на спине с закрытыми глазами, пошевелил ушами - сначала правым, потом левым. Нет, первоначальный вариант был идеальным. Значит не в них причина.
Может, он просто не хочет спать? Пффф! Не, это сразу отбросим.
Может, надо место поменять? Не исключено, по подсознательно Фитс не хочет спать из-за того, что рядом валяется и, вероятно, скоро начнет разлагаться, труп аборигена. Но почему это должно мешать ему спать - совершенно непонятно. Возможно, если поменять свое местоположение, то все пойдет как надо и тэмпор с легкостью нырнет в обитель морфея, будет поглощен цветными сказками, что окружают сознание в момент его погружения в царство снов.
Так, чего это он размечтался? Сначала надо открыть глаза, встать и пойти в другое место, поприятнее. Итак, пункт первый - открыть глаза...
- АААААААААААААААААААААААААА! - Фитс заорал даже слегка громче, чем в тот раз, когда его ударили ногой. Представьте себе картину: вы стараетесь уснуть рядом с трупом, но что-то гложет вас и реальность никак не хочет отпускать ваше уставшее сознание; старательно ища причину этого, вы открываете глаза; над вами склонился огромный труп аборигена с непередаваемо жутким лицом; у него стремные черные глаза, как и подобает трупу; и, судя по всему, он сидит так уже давно.
Представили? А Фитсу даже представлять не пришлось - он оказался именно в такой ситуации, потому и заорал, как резанный. От ужаса он немного застыл, с приоткрытым после крика ртом уставившись в глаза мертвого человека. Говорить что-то он посчитал излишним и, возможно, невозможным - язык, рот, глаза и уши не особо слушались перепуганного тэмпора. Лишь руки и ноги как-то старались двигать круглое тельце подальше. Правда, без особого результата.

Отредактировано Фитс (2017-06-24 20:10:55)

0

16

Существо заорало, существо зашевелилось. Молох будто бы смотрел в свое собственное искаженное отражение. Если бы внешний вид человека передавал его сущность, то Фитс и Карл были бы близнецами. Маленький, нелепый, непропорциональный, шумный, пугливый, черный - таков тэмпор снаружи, таков же фалакс изнутри. Пусть разум мужчины и прояснился, пусть от боли остался лишь след усталости, но адекватно реагировать на такое чудо-юдо Армстронг попросту не был способен. В любой другой день Молох бы уже достал пистолет и разрядил бы в волосатый мячик всю обойму. Скорее всего, промахнулся бы, но не суть. В любом случае, руки бледнолицего дернулись не в направлении оружия, а в направлении ушей малыша. В это мгновение можно было в полной мере насладиться профессионализмом мрачного ковбоя - с такой скоростью и точностью двигались его руки, что стоило бы ему похлопать. Схватив шерстяного за уши, мужчина приподнял его над землёй, дабы те две желтые пуговки, коими клептоман смотрит на окружающий его мир, оказались прямо напротив тех черных дыр, коими проводник смотрит на окружающий его мир.
- Ты - это я? - скорее прохрипел, нежели проговорил Молох. Когда-то краем уха он слышал о том, как какой-то дурень разглагольствовал про существование всяких разных миров, параллельных его миру; когда-то краем уха он слышал о том, как какой-то врун разглагольствовал про существование существ с иных, чужих и чуждых планет; когда-то краем уха он слышал о том, как какой-то псих разглагольствовал про существование чего-то паранормального, потустороннего, необъяснимого. Карл не поверил тогда ни дурню, ни вруну, ни психу, но слова их отложились в его голове личинками, только что обернувшимися полноценными червяками, буравящими его сознание. Что за существо сидело сейчас перед ним: существо иного мира, существо иной планеты, существо иного плана или обыкновенное видение, спроецированное его больной головой?

0

17

Враждебно настроенная рука аборигена схватила Фитса за уши и подняла над землей. Ушастый попытался, было, вырваться, но хватка оказалась на удивление крепкой - как будто смерть, вопреки своим обычаям, добавила этому человеку сил, а не отняла последние. Что могло происходить в этой мертвой голове, тэмпор даже представить не мог. И вообще, мало кто мог себе такое представить, если не был живым трупом, что, честно говоря, и не удивительно.
- Ты - это я? - странным голосом проговорил труп и у Фитса зашевелились волосы на кончиках ушей. Какой же ужасный у этого ужасного создания голос! Прямо как у одной из приемных - или не приемных? - прабабушек тэмпора, с которой он, было дело, провел примерно два-три дня. О, это были прекрасные и, в то же время, худшие дни в его жизни, ведь, как ни оправдывай прабабушку, но попытка сожрать правнука - дело попросту непростительное и до крайности обидное.
Неужели и этот дохлый труп тоже решит полакомиться им, Фитсем? Ну нет! Не бывать этому никогда!
- Нет! Ты - это я! - наш герой уверенно заморгал маленькими глазками и вымученно улыбнулся. Правая верхняя его конечность, которую он обычно обозначал словом "рука", почти резко и почти без дрожи, указала на человека. - Понял?

0

18

Не видя разницы между своим предположением и ответом шерстяного комка, Молох прищурил глаза и уронил на Фитса тяжелейший из всех своих взглядов - взгляд оценивающий. Не то чтобы самооценка проводника пошатнулась, когда он понял, что сейчас держит в своих руках отражение собственного эго, но всё же он ожидал чего-то большего. Забавное совпадение: уши бледнолицего вдруг заболели, будто бы кто-то их выворачивает. Сия боль и слова круглолицего были, объективно говоря, не самым нерушимым доказательством теории того, что Армстронг держит сейчас за уши самого себя, но не самому адекватному фалаксу в не самом адекватном состоянии они казались весьма разумными. Вновь скривив лицо непонятной гримасой, Карл продолжил диалог:

- Допустим. Зачем ты вдруг возник передо мной? - Молох не был способен даже предположить, почему его больной рассудок навеял ему сие видение, а посему проще всего было спросить это у самого видения, - Почему именно сейчас?

Хватка ослабла, но всё ещё была весьма крепка. Армстронг совсем позабыл, что находится сейчас пусть и неподалеку от лагеря дружественных фалаксов, но всё же не на охраняемой территории. Удивительно, но параноидальные замашки вдруг пропали, а сам бледнолицый был слишком уж сконцентрирован на разбирательствах с собственными галлюцинациями.

Отредактировано Молох (2017-07-09 11:50:07)

0

19

Фитса крепко держали за уши, и Фитсу это очень не нравилось. Совсем не нравилось - вот прям настолько, что он бы укусил злобного аборигена в лицо, если бы мог дотянуться. И если бы вообще имел привычку кусать разнообразных аборигенов в их отвратительные лица. Вы только гляньте - ну классический человек, только страшнее и, что самое ужасное, мертвее. С живыми мертвыми тэмпор раньше не пересекался, а потому понятия не имел, как надо с ними себя вести.
И вообще - как можно быть живым и мертвым одновременно? Это же как черный белый, или, на крайний случай, голодный сытый - такая же дурь и белиберда из взаимоисключающих, опровергающих друг друга понятий! Как вообще с такой дурью можно найти общий язык? Но Фитс пытался. Ведь преодолевание трудностей - это его, можно сказать, призвание. Цель ,ради которой он был рожден.
- Ээээээ... - уверенно заявил он прямо в лицо опасности и пару рас дернулся в разные стороны, проверяя прочность руки, схватившей тэмпора за его непомерно длинные, но очень полезные уши. Вопросы аборигена отдавали легким помешательством. Даже не легким - судя по интонациям и смыслу, вопросы были из разряда "каков смысл жизни?" и "почему я?". Исходя из своего богатейшего опыта общения с людьми и им подобными, Фитс привык их все считать подверженными этаком синдрому поиска глубинного смысла и этот индивид, вероятно, так же был подвержен этой ужасной, но, слава богу, не заразной дурной болезни. И, опять же исходя из огромной опыта, Фитс знал, что на подобные вопросы лучше отвечать пространно - это даст пищу для размышлений и очередного поиска смысла.
- Ибо пришло твое время! - заявил тэмпор, подняв руку вверх. Будь на этой руке нормальный палец, можно было бы сказать, что он указал перстом в небо, но, увы, выглядело это не так впечатляюще, как хотелось бы.

0

20

Молох ни черта не понял, но всё же посмотрел наверх. Обыкновенный, мать его, потолок! Какой может быть сакральный смысл в куче слепленных металлических пластин? Бледнолицый всю свою жизнь только и видел, что эти проклятущие серые холодные стены и кровеносные пятиконечные мешки, вскрывающие друг друга. Слишком пристально мужчина вгляделся в то место, куда указал пушистый мясной шарик, будто бы не теряя надежду что-то там найти. Потихоньку в нём копилось раздражение, ведь ничего особенного в потолке он найти не мог - ибо там не было ничего. В конце концов, всё окончилось тем, что лицо бледнолицего вновь исказилось в злобной гримасе. Сперва отпустив одно ухо, мужчина, потянув Фитса за другое, отбросил его в сторону. Мгновение спустя он уже встал и потянулся рукой за оружием. Легко было предугадать, зачем он это делает. Но, как только Молох прикоснулся к пистолету, тут же пропал. Не за углом, не в тени, а в ином пространстве. Он вновь переметнулся из одной реальности в иную. Но, в отличии от прошлых скачков, в этот раз он, во-первых, был в сознании, а, во-вторых, не появился тут же вновь. Видимо, мужчина перешагнул в иной мир, а обратно вернуться не смог.

0


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Топ-шмяк-бум-хрум-клац-бабах