Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Настоящее » Новые ощущения


Новые ощущения

Сообщений 31 страница 60 из 95

1

Тема обсуждения эпизода.

Общее описание: Острые ощущения высоко ценятся среди химериков. Именно таких ощущений обещает Джин её старый знакомый, предлагая попробовать его новый ментальный наркотик. Является ли удачным его изобретение - пока неясно. Является ли оно безопасным? Это тоже придется выяснять методом проб и ошибок.

Цель: Завязка сюжета. Получение осколков.

Предполагаемые участники: Джин Фостер, Хлоя. Мастер - Матата Слабоумие и Отвага.

Предполагаемое место действия: Кауса.

Дополнительная информация: Первый эпизод сюжетной арки "Игра"

0

31

С одной стороны, эффект от этого нового наркотика проходил быстро, сознание возвращалось в реальность сразу, как только пластинка отсоединялась от виска, в отличие от многих других, где требовалось время, чтобы полностью избавиться от наваждения. Но, с другой, тем не менее, несмотря на исчезновение самого видения, требовалось некоторое время, чтобы снова, как бы, научиться воспринимать себя именно здесь и сейчас. Легкое ощущение нереальности происходящего оставалось, даже когда Фостер ощупывала собственные ноги, когда ощутила какой-то животный, неестественный голод, когда обещала больше никогда не прикреплять к виску эту штуку.
Также понадобилось несколько затянутых мгновений, чтобы вспомнить, что она, вообще-то, в комнате не одна. Где-то справа должна быть Хлоя. Химерик лениво повернула голову в нужную сторону. На полу рядом с собой Джин подругу не обнаружила, однако ноги, ступнями стоявшие на полу, свидетельствовали о том, что она так осталась на прежнем месте - в кресле.
"Надеюсь, у нее все в порядке," - подумала Фостер, однако она не спешила подниматься с пола. В конце концов, он такой гладкий, твердый и удобный для того, кто буквально только что вновь обрел собственные конечности...
Легкие подергивания Хлои свидетельствовали о том, что она, по крайней мере, жива.
"А разве этого не достаточно?" - Джин мыслила примитивными понятиями, на большее ее мозг в это время способен не был. До сих пор оставалось несколько искаженное восприятие, все кругом казалось слишком простыми, чтобы напрягать мозговые извилины в размышлениях. Кауситка находилась как будто на грани то ли сна, то ли собственного мира. Казалось, реальность вот-вот сменится чем-то до сих пор невиданным. Она закрыла глаза, чтобы попробовать разобраться для начала с собой, а потом уже и с окружением.
Одного резкого, надрывного, иглой вогнанного в слуховые проходы крика хватило, чтобы заставить Джин окончательно очнуться. Он прозвучал громко и крайне болезненно, а после разнесся эхом внутри черепной коробки Фостер, заставил вздрогнуть.
- Хлоя! - распахнув глаза, четко, твердо, без крика произнесла Джин.
Все тут же оказалось на своих местах, только голова немного закружилась от резкого подъема. Не вставая на ноги, то ли ползком, то ли на четвереньках, то ли еще какими-то способами (Джин сама не поняла, как), химерик за пару секунд добралась до кресла, в котором все еще была Хлоя. Судя по движениям тела, над которым почти полностью был потерян контроль, по гримасе ужаса на лице, Эммерс хотела избавиться от ОНО немедленно.
Джинджер резко сняла пластину с виска подруги.
- Черт, ты в порядке? Ты кричала, - Джин, достаточно сильно, но мягко сжав в руке слегка вспотевшую ладонь подруги, с нескрываемым беспокойством вглядывалась в ее лицо.

0

32

В тот момент, когда Хлоя уже готова была сдаться и утонуть в бесконечном ничто, окружающем её со всех сторон, в её сознание неожиданно прорвался испуганный, дрожащий шепот.
"Ты... ты здесь?" - Голос, судя по всему, был в таком же шоке от временного отключения от головы девушки, как и она сама. Судя по всему, он был перепуган не на шутку и даже не попытался сообщить фалаксу свое мнение относительно происходящего. Хотя фразочки в стиле "а я же говорил" относились к его любимым и без конца повторялись - каждый раз, когда Хлоя умудрялась, не послушав его, вляпаться в какую-то нехорошую историю.
Сразу за соседом появилась и Джин - судя по голосу, она была обеспокоена происходящим ничуть не меньше самой Хлои.
- Черт, ты в порядке? Ты кричала.
Эммерс рывком соскочила с кресла, оттолкнув Фостер в сторону. Ноги, которые, к счастью, оказались на месте, как и руки, непослушно подогнулись и фалакс рухнула на пол, чудом умудрившись не разбить лицо. Знатно выругавшись, при этом испытав небывалую радость от звуков собственного голоса, Хлоя попыталась подняться, упираясь на дрожащие руки. Желудок свело и спустя мгновение девушку вырвало - остатками жалкого пайка, съеденного ещё на Алхоре.
- Да вы, блять, больные все, суки... - прохрипела она, с трудом принимая сидячее положение и вытирая рот чистым белым рукавом. Девушку била крупная дрожь, а сознание, все ещё не пришедшее в себя до конца, пыталось сопоставить и объединить в одно предыдущую и нынешнюю реальности. А от этого голова кружилась ещё больше, вызывая желание рухнуть обратно на пол, мордой в собственную блевотину и, наконец-то, спокойно умереть.
Ощупывая вновь обретенные конечности вновь обретенными конечностями, Хлоя невидяще смотрела в стену, безуспешно пытаясь привести мозги в порядок и перестать дрожать.

Отредактировано Хлоя (2017-07-05 23:27:42)

0

33

В только что вырванном из наркотического состояния теле оказалось неожиданно много энергии. Маленькие ладони с силой толкнули Джин в грудь, заставив ее шлепнуться задницей на пол и машинально опереться на руки, чтобы не упасть и не треснуться затылком о гладкую твердую поверхность.
Хлоя неожиданно резко вскочила с кресла и отпрыгнула в сторону, но на этом прилив сил и закончился. Ноги отказались удерживать на себе вес, пусть даже такой маленький. Девушка упала лицом вниз, в последнее мгновение успев подставить руки под голову. Джин, и без того обеспокоенная, испугалась за состояние подруги еще сильнее, когда ту вырвало. Раньше особо переживать за обдолбанных сотоварищей ей не приходилось, она и сама не редко оказывалась в подобном положении, но с Хлоей все было как-то иначе, в первую очередь потому, что та была существом, совершенно не приспособленным для подобных вещей.
- Да вы, блять, больные все, суки... - еле слышно произнесла она, слегка приподнимаясь.
Джин, до этого испуганно смотревшая на Хлою и словно оцепеневшая, теперь с облегчением выдохнула и едва заметно улыбнулась одним только уголком губ. Улыбку вызвало не состояние Хлои, само собой, и не сказанная ею фраза, а факт того, что она в принципе что-то сказала. Химерик отвечать не стала, все равно возразить было нечего, а подтверждения слова девушки не требовали, ведь, учитывая эту ситуацию, бывшую одной из миллиарда подобных, такой вывод сам собой напрашивался.
- Я сейчас, - оповестила Джин, ползком направившись в сторону двери. Спустя пару секунд она все же поднялась на не слишком слаженно работающие ноги и выскочила из комнаты максимально быстро, насколько только могла.
Не было ее, от силы, минуту. Вернулась кауситка со стаканом воды и пледом. Хлою до сих пор била сильная дрожь, а взгляд все еще был не вполне осмысленным. Поставив стакан на пол перед фалаксом, Джинджер перебралась за спину подруги и принялась укутывать ее в плед.
Хлоя сама приняла решение пробовать ОНО одновременно с Джин, лишась возможности быстро остановить действие наркотика, но Фостер в случившемся винила себя, и только. Надо было запретить, настоять, повлиять, и наплевать, что Эммерс все равно сделала бы по-своему. Надо было хоть что-то сделать. И наплевать, что Джинджер представления не имела об эффекте.
- Прости меня, - все еще находясь позади Хлои, шепнула Джин ей на ухо, слегка сжав ладонями плечи подруги. Признавать собственные ошибки сложно, но в этот раз слова сами слетели с языка, и причиной тому был страх. А если бы Хлоя пострадала или вовсе умерла? А если бы ее сознание зависло бы в том ледяном космосе? Ужасные перспективы. - Не надо было.

0

34

Её немного отпустило, когда плеч коснулся плед, которым с неожиданной нежностью Фостер решила укутать свою гостью. Дрожь, может, и не прошла, однако стала заметно слабее, взгляд сфокусировался и, неожиданно, позволил обнаружить на полу перед фалаксом стакан с водой. Руки, не спрашивая разрешения, схватили очень удачно оказавшуюся здесь жидкость и, продолжая игнорировать сигналы мозга, отправили эту жидкость прямиком Хлое в рот, пролив чуть меньше половины.
Вытерев рот вторым, более чистым рукавом, Эммерс поставила стакан обратно на пол и встала, пытаясь заставить ноги держаться прямо и не подгибаться в любой удобный момент.
- Я сама виновата. - просипела она внезапно севшим голосом и, неуверенной походкой, придерживая плед на плечах, ушла в ванную комнату.
Там она пробыла почти полчаса, пытаясь окончательно прийти в себя после этого издевательства над мозгом, которое устроила эта херова маленькая пластинка. К моменту, когда она, по мнению её и Голоса, пришла в себя, они вдвоем уже вынашивали планы. как из этой маленькой, отвратительной штуки сделать своеобразное оружие. Сложность состояла лишь в том, что подобраться к противнику на расстояние вытянутой руки для Хлои равносильно самоубийству, из-за чего использование пластинки становилось делом муторным и сложным. Но идея ей нравилась.
"Вот будет здорово нацепить эту херь на голову тому ублюдскому проводнику." - неожиданно сообщил сосед и Эммерс согласно кивнула. Тому поехавшему бугаю не помешал бы часик другой в абсолютном нигде. Если только эта пластинка будет работать за пределами Каусы.
- Надо будет проверить, - сообщила она в пустоту, уже выходя из ванной. Рубашку она решила не надевать - грязные пятна на рукаве ей не очень понравились, да и смысла в ней не было - плащ на голую плоскую грудь наделся легко и выглядел даже лучше, чем в комплекте с рубашкой. Застегнув плащ на странные магнитные - или не магнитные? -  липучки, Эммерс решила, было, усесться обратно в кресло, но теперь эта чудесная мебель не казалась ей такой превосходной, как раньше. поэтому, прошествовав мимо, она опустила свое седалище на подоконник у открытого окна.
- Это пиздец, Фостер. - сообщила она наконец, после нескольких минут молчания. Мысли все ещё не могли собраться в кучку, но путать реальности девушка уже перестала, чему была очень рада. - Как такое вообще может нравиться?

Отредактировано Хлоя (2017-07-07 00:11:39)

0

35

Хлоя никак не реагировала на присутствие рядом Джин. Как будто плед сам опустился ей на плечи, как будто стакан с водой возник из ниоткуда. Она не вздрогнула привычно, когда руки Фостер коснулись ее плеч. Странно было видеть Хлою такой подавленной, такой... никакой. Это удручало и только сильнее подогревало в Джин чувство вины.
Но Хлою хотя бы перестало так сильно колотить. Хотя бы жажду она утолила.
Когда Эммерс поднялась на ноги, Джинджер с трудом подавила порыв схватить ее, чтобы удержать, и извиниться еще пару раз. Пару десятков раз. А если она сейчас уйдет и больше не вернется?
Мысли после ОНО все еще оставались какими-то примитивно-наивными, суждения слагались непривычно детские, а реакции были чрезмерно явными. Фостер ощущала себя нашкодившим ребенком, которому следовало бы понести наказание за проделки. Она потупила взгляд и уставилась в пол прямо перед собой, закусив нижнюю губу. Но Хлоя, похоже, не винила ее. Она сказала лишь, что сама виновата, на что Джин помотала головой, но не озвучила ни одной из блуждающих в сознании мысли.
Хлопнула дверь, зашуршала вода.
Минута, другая, третья, десятая, Хлоя все не выходила из ванной комнаты, а Джин до сих пор не двинулась с места. Эта заторможенность раздражала, но не поддавалась контролю, она должна была сама сойти на нет, что, собственно, и случилось. Пока Эммерс отсутствовала, кауситка хотя бы успела нажать пару кнопок, чтобы пол снова стал чистым, и еще пару, чтобы приготовилась еда.
Когда фалакс вернулась, Джин уже сидела на полу возле дивана и с нескрываемой жадностью поглощала синтезированный стейк, который по виду, запаху и вкусу был ничем не хуже (а может, и лучше) натурального. Ела она руками, несмотря на то, что принесла приборы. Эммерс ждал такой же сочный и вкусный кусок искусственного мяса, но она этот факт проигнорировала, усевшись на подоконник, чем удивила Джин. Неужели только на нее напал этот почти звериный голод?
Хлоя молчала, и тишина, которая, казалось, начинала давить на уши, очень быстро заставила Джин перестать жевать. Начинать разговор первой она не хотела, так как до сих пор ощущала себя не в своей тарелке. Приходилось ждать какого-то вердикта от Хлои.
- Это пиздец, Фостер. Как такое вообще может нравиться? - заговорила, наконец, Эммерс.
Джин негромко фыркнула.
- Ты где находишься? - спросила она, подняв глаза на подругу, - Многие кауситы любят такое, а иногда и чего покруче. Мы же больные зажравшиеся ублюдки, забыла? - невесело усмехнулась Джин, вспоминая слова, которые говорила Хлоя еще в самую первую их встречу, - Но это - да, пиздец. Может, все было бы не так плохо, если бы не ощущение отсутствия конечностей, - Джин непроизвольно поморщилась, - Отвратительно. Кроме того, твой организм совершенно не подготовлен для всего этого. Жаль, что твой первый опыт оказался таким неудачным. С другими вещами все могло бы быть иначе.

Отредактировано Джин Фостер (2017-07-07 00:45:12)

0

36

Джин пыталась как-то объяснить то дерьмо, которым на самом деле оказалось "что-то интересное", предложенное тем химериком, - как его там? - Аароном.  Вот только понимания у Хлои не возникло ни на грамм - что и не удивительно для человека, не привыкшего получать удовольствие от превращений в одинокий беспомощный обрубок. Будто личинка какая, или ещё что похуже, мать их.
Желудок предательски заурчал - занятая приведением мозгов в прежний относительный порядок, Эммерс не заметила, как проголодалась. Причем, судя по всему, она была готова сожрать не только этот кусок мяса, что приготовила Фостер, но, возможно, и саму Фостер - желание есть накатило внезапно и почти непреодолимо, будто скрывавшийся в ночи хищник внезапно набросился на свою слабую, беззащитную и уставшую белобрысую жертву в помятом белом плащике на босу грудь...
"Черти благие, о чем я вообще?" - подумала девушка, пытаясь связать воедино скачущие в черепушке абсурдные образы. Удавалось это с трудом, к тому же вид аппетитной пищи никак не давал покоя, вынуждая Хлою, время от времени, посматривать в сторону предложенного обеда.
- Мне не понять. - резюмировала фалакс в ответ на слова Джин. Соскользнув с неожиданно удобного подоконника, - высшие силы, тут есть хоть что-то неудобное? ощущение, что даже если ты уснешь с головой в своей собственной заднице, тебе все равно будет гораздо удобнее, чем где-либо ещё! - Хлоя подошла к сидящей на полу кауситке и умостилась рядом.
- Вряд ли бы я ещё хоть раз появилась в вашем больном на голову мире, если бы не ты. - внезапно вырвалось у неё, хотя обычно Эммерс старалась не особо выказывать свои чувства даже к самым близким ей людям. К тому же это было правдой - кто, как не Фостер притащила фалакса в свой дом, горя желанием показать ей все сомнительные прелести этого полумертвого города?
Голод не позволил девушке насладиться вкусом искусственного, судя по всему, мяса - она проглотила все за пару заходов, почти не жуя и не потратив на него и минуты. Потрясающая элегантность, Джин должна быть в восторге.

Отредактировано Хлоя (2017-11-17 17:38:16)

0

37

Голод, видимо, служил чем-то вроде побочного эффекта от ментального наркотика, и проявлялся у всех, ну, или почти у всех. Джин усмехнулась, услышав, как зашумел желудок Хлои. Присоединяться к трапезе девушка не спешила, хотя все больший процент ее внимания концентрировался на приготовленной специально для нее тарелке. Учитывая общее состояние, было совершенно не удивительно, что она не торопится закидывать в желудок пищу, все-таки ее наизнанку вывернуло полчаса назад, а это дело малоприятное.
Подруга, судя по отрешенному виду, то ли не вслушивалась в слова Джин, то ли не слышала их вовсе. У нее нынче редко возникали вопросы, по крайней мере, серьезные, по поводу образа жизни и пристрастий кауситов. Год близкого общения с представительницей мира дал свои результаты - как минимум, Эммерс перестала таращить свои и без того огромные глаза каждый раз, когда встречала что-то непривычное, непонятное или, по ее мнению, нелепое. Удивительно, но прожившая всю жизнь в Алхоре Хлоя смогла как-то унять собственное негодование и принять Каусу со всеми ее причудами такой, какой она была. Приняла она и саму Фостер, несмотря на первое впечатление. Каким-то образом ей удалось перестать видеть в Джинджер малолетку-переростка, хоть это наверняка было совершенно не просто. Хлоя была на десятилетие младше Джин. Если учитывать скорость роста фалакса и каусита до взрослого состояния, то разница составляла пару десятков лет, а если к этому приложить еще и доступность информации и, соответственно, знаний, то пропасть между ними была неизмерима. Но Фостер видела в Хлое мудрость и реальный жизненный опыт, которых она сама была напрочь лишена, что и служило одной из причин, по которым химерик тянулась к подруге и пыталась рассмотреть в ней пример, что ли. Не все ее поступки были логичными и правильными, но нездорового безрассудства, свойственного Джин, в Эммерс было в разы меньше.
- Мне не понять, - ответ был короток, лаконичен но, в то же время, никакой смысловой нагрузки в себе не имел.
- Я знаю, - кивнула Джин. - Мне иногда тоже. Но подобные вещи затягивают, даже если они делаю тебя беспомощным и нагоняют ужас, вроде этой штуки, - Джин кивнула в сторону двух металлических пластинок, лежащих на краю стола. - Когда на протяжении всей жизни у тебя рутина - пусть даже такая, как наша, местная - начинаешь искать разнообразия. И это затягивает, заставляя пробовать разное. А перебраться в другой мир мешает отсутствие там Сети и всех этих технологий. Удобство превыше всего, выходит так. Да, жалобы-жалобы-жалобы! - звонко засмеялась кауситка. - Я молчу.
Хлоя решила, наконец, подойти. Она опустилась на пол рядом с Джин. Фостер поерзала на месте, чтобы развернуться к подруге лицом, и принялась дожевывать свой обед. Или завтрак. Или чем там являлся этот прием пищи.
- Вряд ли бы я ещё хоть раз появилась в вашем больном на голову мире, если бы не ты, - сказала фалакс вдруг, заставив Джин оторвать взгляд от ее тарелки.
- И я рада, что привела тебя сюда тогда, - кивнула Джинджер, - Кто, если не ты, будет вытаскивать меня из похмельного сна? - она усмехнулась, вспоминая все прелести сегодняшнего утра.
А Джин еще переживала, что ест руками. Зря. Хлоя стремительно, как будто еду могут отнять, проглотила мясо почти целиком, не пережевывая и не стремясь ощутить вкус. Фостер, как раз закончившая прием пищи, с улыбкой наблюдала за этим действом.
- Еще?

0

38

Хлоя слабо улыбнулась - замечание Джин о похмельном сне немного приподняло ей настроение. Приятно понимать, что тебе рады хоть где-то, даже если эта радость притянута за уши. Видимо, ощущение абсолютного одиночества, испытанное недавно под воздействием этой гребанной пластинки, до сих пор не до конца покинуло не привыкшее к подобному сознание фалакса. Это раздражало, но Эммерс ничего не могла с собой поделать - возможно, для приведения мозгов в порядок требовался серьезный пинок со стороны. Или, хотя бы, от её молчаливого последнее время соседа в голове.
- Не беспокойся, я уже привыкла к твоему нытью про ужасную судьбу, постигшую этот мир. - с улыбкой ответила Хлоя подруге на её "я молчу".
И правда - Фостер не редко переводила разговор на обсуждение проблема Каусы. И поначалу фалакса это раздражало до ужаса - ну какие, блять, могут быть проблемы в этом мире, помимо их лени и поехавших набекрень мозгов? Но со временем Хлоя привыкла и перестала обращать на это внимание - скорее всего, она тоже постоянно жалуется, просто не замечает этого. У каждого свои проблемы, разве нет?
"Нет!" - заявил Голос, в корне не согласный с подобным заявлением. - "Она просто выскочка с завышенным самомнением!"
- Да-да, я это уже слышала. - Эммерс не сразу поняла, что произнесла это вслух. А сообразив, бросила взгляд на Фостер. - Это не тебе... - пробормотала она, резко встав с пола, раздраженная и злая на себя за то, что в очередной раз не сдержала своего внутреннего диалога там, где он и должен быть - в голове. - Блять.
Размышляя, чем занять руки, Хлоя прошлась по комнате, время от времени хватаясь за различные примочки и стараясь поменьше смотреть в сторону хозяйки квартиры. Пока не сообразила, что несколько минут назад та спросила про добавку к еде - как раз тогда, когда фалакс разговаривала сама с собой.
- Мне кажется, что я бы съела еще с десяток таких кусков. - сообщила она, стоя спиной к Джин и продолжая разглядывать непонятного назначения прибор. - Но, думаю, это  из-за той херни. Она как-то вызывает чувство голода. Уверена, это пройдет.

0

39

Настроение Хлои все-таки несколько улучшилось, это стало понятно по начавшей проявляться на замученном лице улыбке. Джин любила, когда подруга улыбалась, это приоткрывало в ней какие-то из тех граней, которые почти всегда скрыты под настороженно-внимательной, презрительно-язвительной непрошибаемой маской. Улыбалась она и когда Фостер вспоминала утренние последствия прошлой ночи, и когда упомянула про "жалобы-жалобы", так раздражающие Хлою в самом начале их знакомства. Удивительно, насколько можно привыкнуть к, условно говоря, человеку. Черты, которые изначально доводили до белого каления, со временем начинают восприниматься как-то иначе, с улыбкой, без раздражения. Так получилось и с манерой Джин жаловаться. Чего можно ожидать от избалованного ребенка, коим, по сути своей, несмотря на возраст, была Фостер, если не постоянных преувеличений, эмоциональных рассуждений и выставления собственных проблем выше любых иных? Она, при этом, прекрасно знала, что палку перегибает, но ни разу еще не смогла изменить тактику даже ради эксперимента, что уж поделать, когда нрав такой.
Хлоя на очередные "жалобы-жалобы" ответила на удивление бодро, с учетом состояния, а потом, замолчав, снова переменилась в лице. Задумалась ненадолго, а потом неожиданно, как раз в тот момент, когда Фостер предлагала добавку к обеду, выдала:
- Да-да, я это уже слышала.
Джин едва заметно вздрогнула, так как такого ответа не ожидала. Потом с долей разочарования прикрыла ладонью глаза. Она давно заметила за Хлоей эту особенность - словно в светловолосой головушке девушки жил кто-то второй. Эммерс иногда то шептала что-то невпопад, то резко уходила в себя, погружаясь в личные размышления, то вовсе менялась в поведении и характере настолько быстро, что эту смену невозможно было предугадать. При этом у нее каждый раз подвергались изменению и манеры, привычки, даже взгляд становился каким-то другим. И эта не к месту брошенная фраза лишний раз убедила Джин в том, что в сознании Хлои не все в норме. Раньше таких, настолько неосторожно высказанных фраз Джинджер от подруги не слышала...
- Это не тебе... - как будто бы оправдываясь, тихо и нечетко произнесла Хлоя, вскакивая на ноги.
Джин не ответила, только, убрав руку от лица, кивнула, мол, "я поняла", но Эммерс вряд ли это движение заметила.
- Блять.
Что вообще нужно делать в ситуации, когда друг случайно, сам того совершенно не желая, открыл тебе кое-что личное? Может, это и не было секретом, но раз Хлоя сама никогда не предпринимала попыток поговорить об этом, то наверняка не хотела, чтобы кто-то знал. Или, по крайней мере, чтобы Джин знала.
Кауситка неспешно поднялась на ноги и прошла к Хлое, которая почти судорожно хватала расставленные в комнате мелкие предметы.
"Интересно, сколько же сказанного она пропускает мимо ушей?" - подумала Джинджер, подходя, - "И давно ли это у нее?"
- Мне кажется, что я бы съела еще с десяток таких кусков, - вдруг Хлоя вспомнила заданный вопрос. Джин не думала, что вспомнит, не думала, что она вообще слышала. - Но, думаю, это  из-за той херни. Она как-то вызывает чувство голода. Уверена, это пройдет.
Поднимать тему голосов в голове Фостер не решилась. С одной стороны, интерес к этому явлению был немалый, но, с другой, правду знать не хотелось. Неприятно, да и как-то непривычно для Джин было осознавать, что у близкого человека есть подобная неоднозначная, а может даже и опасная черта, поэтому вслух озвучивать это она не хотела категорически, тем более, что помочь нечем. Кауса, хоть и могла творить удивительные вещи, плохо взаимодействовала с иномирянами, поэтому, даже при всем желании, вряд ли удалось бы избавить Хлою от проблемы. Да и не факт, что для нее это проблема.
Девушка вертела в руках вышедшее из строя устройство связи. Теоретически, оно должно было поддерживаться и за пределами Каусы, однако заискрилось при первой же попытке использования, с тех пор Фостер держала его у себя, почему-то не предпринимая попыток отремонтировать или выбросить.
- Оно сломано, - остановившись по левую руку от Хлои, произнесла Джин. - А жаль. Работало бы - можно было бы связываться, находясь в разных мирах. Но выше головы не прыгнешь, пока никто не придумал, как заставить его действовать.
"Ох, и пожалею я об этом, наверняка," - мельком подумала Фостер, когда ее руки уже обвились вокруг Хлои. Без подтекста, просто теплое дружеское объятие. Эммерс не любила, когда к ней прикасаются, тем более, резко, без разрешения или хотя бы намека. А Джин схватила ее совершенно неожиданно, причем не только для фалакса, но и для самой себя. Порыв, который сложно было проконтролировать и пресечь.
Это было не из жалости или сожаления. Ощутив себя одиноким потерянным существом посереди то ли Черноты Нокса, то ли беззвездного ледяного космоса, хотелось немедленно почувствовать рядом кого-то живого, настоящего, теплого. Кто же виноват, что они были в комнате наедине, и больше прикасаться было не к кому?
Отпускать не хотелось.
Пожалуй, за одно объятие сейчас можно было бы стерпеть даже сломанный нос.

Отредактировано Джин Фостер (2017-07-13 11:17:34)

0

40

- Оно сломано.
Джин, видимо, решила, что Хлое на самом деле интересно, что это за штуковина и для чего нужна. Или, во всяком случае, делала вид, что решила так - чтобы не смущать проколовшуюся Эммерс еще больше. В любом случае, злившейся на себя девушке немного полегчало от понимания, что не надо будет объяснять подруге причину немного странного поведения.
Хлоя вспомнила их знакомство - тогда из-за Голоса она чуть не пристрелила неожиданно свалившуюся ей на голову беловолосую незнакомку. Наверняка с того момента у Фостер накопилось немало случаев необъяснимого поведения и странных слов со стороны фалакса. Пожалуй, было бы интересно узнать, что она думает по этмоу поводу. Но поднимать эту тему для Эммерс было чем-то очень личным и тот факт, что она подсознательно всегда пыталась ото всех скрыть этого ублюдка в её голове, лишь доказывал это. Может, когда-нибудь, лет через пять-десять...
"Размечталась!" - заявил голос и девушка вздрогнула. И правда, о чем это она? О каких десяти годах вообще может идти речь?
Руки Джин неожиданно обвились вокруг Хлои. Моментально напрягшись, фалакс уже собиралась, было, привычно заехать наглому нарушителю её личного пространства куда-то в очень болезненное место, но что-то её остановило. Нет, Эммерс не стала в миг любительницей обнимашек и тесного общения с окружающими - просто после бесконечного одиночества, навеянного  пластинкой, сознание девушки восприняло близкий контакт с Фостер немного по-другому. Без острого желания исчезнуть как можно скорее.
Интересно, на что Джин рассчитывала? Она же знает, что имеет все шансы на перелом, ушиб, или просто синяк на лице за подобные выходки. Может, на неё тоже подействовала эта ублюдочная пластинка? Это, пожалуй, можно было простить.
Расслабиться, конечно, особо не получилось - все же многолетние неприятие тесных контактов не исчезнет моментально даже при самом остром желании. Однако первое напряжение, превращающее тело Хлои практически в камень, прошло, оставив место для более спокойной и не такой дерганной своей версии.

0

41

Комок нервов. Фостер зажмурилась, чувствуя, как Хлоя окаменела от прикосновений. Казалось, вот-вот она покроется острыми иглами с ног до головы, лишь бы только внеплановое вторжение в ее личное пространство закончилось. Однако, если изначально Джин не думала так скоро отпускать подругу из объятий, то теперь, ощущая эту скованность, зажатость, даже легкую дрожь, химерик хотела этого еще меньше. Риск получить локтем промеж ребер или кулаком в лицо был велик, как и риск быть непонятой и обруганной, риск испортить отношения с Эммерс и многие другие риски. Фалакс терпеть не могла, когда к ней прикасались, и Джин, успевшая неоднократно напороться на ее реакцию, давно уяснила этот факт. Знакомо, не удивительно и совершенно ожидаемо, банально, можно даже сказать. Не стало бы сюрпризом даже колено Хлои, резко встретившееся с челюстью Джин. Но даже если риски себя не оправдывают, Фостер не готова была отпустить эту крошечную, а от напряжения ставшую еще меньше, фигурку.
Казалось бы, просто объятие, которое в большинстве случае не несет в себе ничего, такими обмениваются миллиарды жителей миллионов миров, однако почему-то Джинджер казалось, что она готова постоять целую вечность так, обнимая маленькое тело.
А Хлоя не сопротивлялась. Не вырывалась, не пыталась ударить, исчезнуть или хотя бы выругаться. Она, стояла на одном месте, не шевелилась и терпела, когда неожиданный прилив нежности закончится. Или Джин только показалось, что терпела. Тело, сжатое крепкими, но мягкими объятиями, вдруг немного расслабилось.
Теплая. Именно этого ощущения и этого слова не хватало в той ледяной пустоте, создаваемой чертовой металлической пластинкой. Теплая, живая, осязаемая. Настоящая.
Кауситка открыла, наконец, глаза, чтобы посмотреть на ту, кто, возможно, уже давно взглядом мечет искры. Но нет. Эммерс, похоже, была не против один-единственный раз ощутить себя в чьих-то объятиях. Только легкий испуг на лице намекал, что девушка все-таки воспринимает ситуацию чрезмерно остро. А внешне, если не заглядывать в глаза, даже не скажешь. Джин, как будто чувствуя и понимая ее страх, слегка ослабила объятия и мягко, с присущей ей плавностью погладила подругу ладонью по спине - от лопатки до поясницы и обратно.
Химерик в своих вечных поисках новых ощущений - искусственных, навеянных, воссозданных и усиленных, совсем забыла про то настоящее, что может быть вызвано самыми простыми и обыденными вещами. Вроде этого объятия. Глядя на Хлою, видя ее легкую растерянность, Джинджер улыбнулась. Она сама не могла в полной мере разобрать, что ощущает, но прежде всего это была радость от нахождения рядом с подругой, а кроме того...
"Да черт знает."
Джин взяла из рук Хлои сломанное устройство и, так и не отстраняясь от девушки, вернула его на прежнее место. Мягко коснувшись рукой ее подбородка, кауситка немного повернула лицо девушки к себе и совсем легко коснулась ее губ своими. Всего на секунду.
"Дура!" - тут же осеклась Джин. Разум как будто затуманился на мгновение, но сейчас необходимый минимум ясности ума вернулся, чтобы в светлую голову Фостер влетело понимание абсолютной ошибочности совершаемых действий. Нет, нет и еще раз нет, еще секунда, и Эммерс врежет ей. Как минимум. И поделом. Знает же, что с Хлоей так нельзя.
- Прости, - тут же выдала она, моментально расцепив руки и отстранившись от девушки. Она сама была в легком шоке, ибо совершенно не собиралась навязывать Хлое свои внезапно возникшие (откуда только взялись!) романтические проявления. Виноватый, даже слегка испуганный взгляд Фостер бегал по маленькой фигурке, не зная, где остановиться и куда спрятаться.
"Уйдет и не вернется," - к такому заключению пришла Джин, хотя верить в это не хотелось. - "А сначала врежет."
Одна оплошность, единственная слабость и мимолетное помутнение рассудка могли стоить слишком дорого. Чрезвычайно. Риск не оправдан, определенно.

0

42

Несмотря на оцепенение и кажущееся внешнее спокойствие, в голове Хлои царил хаос. Голос метался в ярости, кричал, как резанный, вопил и извивался с такой силой, какой Эммерс не испытывала уже много и много лет. Пытаясь совладать с безумствующим в сознании отголоском прошлого, фалакс в панике вспоминала, чем когда-то давно заканчивались подобные приступы. Будет здорово, если пострадает только она - подвергать опасности Фостер девушка не хотела, хоть та и была причиной надвигающегося срыва.
Успокоившись поначалу, Хлоя снова поддавалась необъяснимой панике и желанию сбежать подальше от этих проклятых рук. Мысли о том, что проще всего будет прибить Джин этим дохлым устройством связи, тем самым навсегда избавить себя от вероятного повторения инцидента, Эммерс изо всех сил гнала от себя. Голос требовал действий, метался в своей клетке, вызывая этим ещё большую панику у фалакса и приводя её своей яростью во все больший ужас. А Фостер ни капельки не помогала, а лишь усугубляла и без того тяжелую ситуацию.
Хлоя с ужасом смотрела, как Джин аккуратно забирает из её рук прибор, глаза фалакса, и без того огромные, казалось, сейчас выскочат от испуга и сильнейшего напряжения, сковавшего тело. Когда пальцы химерика нежно дотронулись до подбородка Хлои и немного повернули её лицо, фалакс полностью потеряла способность двигаться. Почти все силы уходили на то, чтобы  агрессивный ублюдок, продолжающий безумствовать и пытающийся перехватить контроль над телом, оставался в своей клетке. Остальных сил хватило лишь на открытые в испуге глаза, которыми, не моргая, Эммерс смотрела на свою подругу. А в тот момент, когда губы Джин коснулись губ Хлои, фалакс будто током ударило и ослабевшие ноги, до этого дрожавшие от напряжения, подогнулись. Эммерс резким движением оперлась рукой на стол, пытаясь удержаться на ногах и тут же поняла, что проиграла.
- Прости. - голос химерика утонул в ликующем вопле, вытеснившем все мысли из головы Хлои. Голос, сминая последнее сопротивление, взял дело в свои руки. Такого не случалось уже очень, очень давно. Эммерс была уверена, что подобное осталось далеко в прошлом...
Продолжая свои попытки вернуть себе контроль над телом и разумом, девушка наблюдала, как не-Хлоя резко делает шаг вперед, будто предлагая Фостер продолжить начатое, а потом со всего размаху опускает ей на голову то самое устройство связи, о котором буквально минуту назад говорила Фостер. Добавив к этому удару ещё несколько, фалакс повалила Джин на пол, планируя, судя по всему, добить противника остатками сломанного прибора.
"Нетнетнетнет..." - Хлоя отлично понимала, что теперь полностью поменялась в Голосом местами. Это она теперь билась в клетке, пока он творил то, что вздумается. Например - пытался убить Фостер. Её Фостер...
- Стой! - вообще, она планировала сказать это мысленно, но что вышло, то вышло. Не ожидавший подобного, сосед девушки на секунду растерялся - это как раз хватило на очередную перемену мест. Не особо расстроившись из-за этого, Голос, вполне удовлетворенный проделанной работой, молча удалился, оставив девушку разбираться с произошедшим.
- Прости... - Хлоя ткнулась лицом в грудь подруге. - Я... я не хотела... вернее, хотела, но... не я... не вся я... я, мы... - попытка объясниться перетекла в несвязное бормотание и всхлипы. - Прости.

Отредактировано Хлоя (2017-07-19 18:42:08)

0

43

Джин ожидала почти чего угодно - что Хлоя оттолкнет ее, ударит, начнет кричать или, в конце концов, просто исчезнет, и готова была к любой из возможных реакций. Но того, что случилось в итоге, она предугадать не могла никак. Если сначала настрой подруги показался сравнительно дружелюбным, несмотря на испуг, то дальнейшие события кардинально сменили представления Джин обо всем. Ярость, вот что это было. Слепая, неконтролируемая ярость. Как будто перед ней была уже не Хлоя, а кто-то очень на нее похожий. Кто-то совершенно озверевши, выживший из ума, не поддающийся контролю и не подчиняющийся никаким правилам. Эммерс схватила этот треклятый прибор так резко, что Джинджер даже среагировать не успела. Доля секунды, и его увесистый корпус врезался ей в висок.
Если бы Джин была в состоянии размышлять, она отметила бы ту немереную силу, которой обладало маленькое тело Хлои и удивилась бы, решив, что девчонка является куда более серьезным противником, чем кажется на первый взгляд.
Эффект неожиданности помешал Джин предотвратить первый удар, а последующим воспрепятствовать кауситка была уже не в силах. Чудовищная боль моментально разнеслась по всей голове, в ушах звенело с такой силой, как если бы Джин находилась под куполом огромного колокола. В глазах потемнело, равновесие и контроль над собственным телом были утеряны. Послышался треск, и оставалось только надеется, что треснул корпус прибора, а не черепная коробка химерика.
Падение. Удар затылком об пол довершил начатое Хлоей - сознание отключилось, правда, совсем ненадолго. Будь организм Джин более примитивным, недоработанным, настоящим, не исключено, что нападение могло бы привести к более серьезным последствиям.
- Стой!
Фостер упустила момент, когда Хлоя запрыгнула на нее сверху. Джинджер рефлекторно, не открывая глаз, загородила руками голову. Достаточно жалкое зрелище, так как движение было вялым, руки бессильно упали на лицо, и все, иных действий совершить она была не в состоянии. Удары прекратились. Осталась только эта чудовищная боль и звон в ушах, больше не было ничего.
- Прости...
Джин вздрогнула, когда почувствовала какую-то тяжесть на груди, но сил, чтобы убрать помеху, не было.
- Я... я не хотела... вернее, хотела, но... не я... не вся я... я, мы...
Хлоя, похоже, пришла в себя. Судить об этом было рано, да и сложно, учитывая весьма расплывчатое представление о реальности, которое в данный момент имела Джин. Она приоткрыла глаза, чтобы оценить ситуацию не только на ощупь. Огромные черные круги мелькали в глазах но, к счастью, расступались. Фостер запустила ладонь в волосы, как раз туда, куда Хлоя била, и, взглянув на испачканные кровью пальцы, снова ощутимо вздрогнула от испуга, как будто впервые увидела собственную кровь. А Хлоя, положив голову Джин на грудь, похоже, плакала.
- Прости.
Джин не ответила. Вяло, в силу своего состояния, но приложив заметные усилия, она уперлась руками в плечи фалакса и, отстранив ее от себя, коленом отпихнула в сторону, а сама перевернулась на бок, спиной к Хлое.
- Ебанутая, - тихо отозвалась Джин, аккуратно и очень медленно, чтобы снова не упасть, приподнимаясь. Все-таки, если вдруг этой ненормальной снова захочется ее убить, то она должна хотя бы это видеть. Она смогла кое-как сесть на полу, согнув ноги и обхватив их руками. Голова тяжело опустилась на колени. Смотреть было сложно. Сидеть, впрочем, тоже, но вполне, вроде, терпимо, если не открывать глаз с этими их черными мерцающими кругами. - Ты чертова психопатка. Я, мы, блять, не хотела... - холодно говорила Джин, так и не поднимая головы.
Совершенно точно, действия Фостер, за которые ее, скорее всего, могли бы и убить, не стоили всего этого. Однозначно, не стоили. Джин не могла даже представить, что один едва ощутимый поцелуй может обернуться ее разбитой головой и чьими-то слезами. Однако остановивший удары крик, последующие извинения и эти слезы могли бы дать кауситке понять, что ситуация, развернувшаяся в сознании Хлои, была куда более серьезной, чем Джин себе представляла, но сейчас она была слишком зла и растеряна, чтобы хотя бы попытаться что-то осознать. И слишком сильно трещала голова.

Отредактировано Джин Фостер (2017-07-20 07:51:57)

0

44

Ничего странного не было в том, что Фостер не оценила неразборчивые извинения, время от времени перемежающиеся со всхлипами и попытками объясниться. Сначала руки, а потом колено химерика отодвинули Хлою подальше, после чего Джин медленно, вяло отвернулась от испуганной девушки.
- Ебанутая. - Эммерс вздрогнула от звуков голоса. Не слова, а интонация заставила её сжаться еще сильнее прежнего. - Ты чертова психопатка. Я, мы, блять, не хотела... - передразнила Фостер последние слова фалакса в совершенно неожиданной, холодной манере. Таких интонаций Хлоя никогда от своей подруги не слышала и теперь, с каждым произнесенным такими тоном словом, вздрагивала, как от удара.
"Думаю, тебе пора идти." - спокойно, как ни в чем не бывало, сказал Голос со своими привычными, ехидными интонациями. У него никогда не было лица, но Эммерс была уверена, что сейчас он улыбается. Своей мерзкой, наглой, довольной улыбкой человека, сотворившего какое-то дерьмо и полностью этим удовлетворенного.
Хлоя отрицательно мотнула головой. Уйти сейчас, не попытавшись что-то объяснить, означало уйти насовсем. Возвращаться после такого побега ей бы ни гордость, ни совесть не позволили, да и Джин вряд ли бы была в восторге от неожиданной встречи с тем, кто её чуть не убил. Уходить она не хотела, но и что делать дальше - не имела никакого понятия. Уже много лет Эммерс была уверена, что способна, если не полностью, то, во всяком случае, в большой степени контролировать себя и сдерживать свои приступы. И было совершенно несправедливо, что из-за подобной самоуверенности пострадала именно Джин.
Фалакс в очередной раз всхлипнув, постаралась вытереть рукой мокрое лицо и, не зная, куда себя деть, отползла поближе к стене. Прислонивший к ней спиной, Хлоя поджала ноги, превратившись в маленький, белый комок, вздрагивающий время от времени - стоило только сознанию в очередной раз прокрутить перед глазами все только что произошедшее.
- Я не хотела. - тихо повторила она. Скорее для себя, чем для сидящей недалеко Фостер. - Это все не я...

0

45

Слава высшим силам, Хлоя не приближалась, не пыталась дотронуться, не говорила больше ни слова. Подобные проявления в данный момент Джин не оценила бы по достоинству, они только сильнее вывели бы ее из себя.
И слава высшим силам, Хлоя не уходила.
Сейчас, сидя на полу с разбитой головой и чудовищной болью в виске, звоном в ушах и этими злоебучими черными пятнами перед глазами, Джин хотела, чтобы Эммерс убралась прочь и больше никогда не показывалась ей на глаза. Но где-то на задворках сознания мелькало блеклое осознание, что это желание - временно. Фостер сдерживалась, чтобы сгоряча не высказать девушке свои мысли, потому что понимала, что та действительно уйдет, и уйдет навсегда.
Там, куда Фостер спихнула фалакса, послышалось шевеление, и Джин, рефлекторно дернулась, с усилием подняв отяжелевшую голову с колен.
- Знаешь, для чего тебе дано ротовое отверстие? - вдруг спросила она, слегка повернув голову к Хлое и краем глаза проследив ее перемещения, - Чтобы говорить, когда что-то не нравится. Словами. - тон голоса Джин так и оставался ледяным, она сама чувствовала, слышала, как слова острыми кольями слетают с языка. - Я бы поняла. С первого раза, не дура все же.
Хлоя слушала, отползая к стене. Не отвечала. Джинджер снова прикоснулась к разбитому виску и, теперь уже совершенно равнодушно, устало, взглянула на окровавленные пальцы. Она не хотела больше ничего говорить, но сдержаться отчего-то не смогла.
- Знаешь, не обязательно ебашить меня по голове, чтобы до меня дошло.
Фостер плохо понимала ситуацию, но была слишком зла, чтобы спросить, что это, черт возьми, было. Хлоя прибилась к стене и сидела там, сжавшись. Джин отвела взгляд в сторону и, поняв, что долго смотреть по сторонам не может, закрыла лицо ладонями, чтобы только не видеть эти чертовы круги.
- Я не хотела. Это все не я... - тихо, практически неслышно шептала Хлоя.
Фостер, не отрывая лица от ладоней, удрученно замотала головой, как будто не веря услышанному. Или не желая слышать вовсе.
- Ты хоть знаешь, что, если бы ты перестаралась, то уже могла быть мертва? - спросила Джин, и тут же замолкла.  Какого черта? Какого черта она переживает за жизнь Хлои, которая только что чуть не убила ее саму? Бред какой-то. Ответ на этот вопрос тоже маячил где-то на грани подсознания - Фостер не хотела верить в это, но точно знала, что Хлоя не врет. Это действительно была не она. Голос Джин в этот момент прозвучал по-иному, без этих чрезвычайно ледяных интонаций, но все еще оставался твердым, совершенно недобрым.
- Я тебя слушаю, - после небольшой паузы сказала она, опустив руки. Говорила теперь тихо, как будто выдохлась. Предприняв пару не слишком успешных попыток развернуться к Хлое лицом, Джин на третий раз все-таки с задачей справилась. Сидеть в одном положении было еще ничего, сносно, но вот попытки даже слегка сместиться давали немалую волну головокружения. Проморгавшись, Фостер подняла серебристые глаза на фалакса. Она не хотела начинать с резких вопросов, но... - Давно это с тобой?
Фостер не завела бы этот разговор никогда, она готова была всячески игнорировать странное поведение подруги, делать вид, что не услышала сказанные невпопад фразы, сколько угодно убеждать себя, что все в порядке, и из раза в раз менять тему разговора, как сделала это несколькими минутами ранее, заметив, как нервничает Хлоя, случайно выдав свое настоящее состояние. Правды в данном случай Джинджер боялась, ведь знать о наличии легкой придури к подруги - это одно, но осознавать, что в ней живет еще одна полноценная личность, способная подчинять Хлою своей воле, - это совсем другое. Было, на самом деле, страшно, тему поднимать не хотелось изначально, и теперь, когда она уже была озвучена, было желание немедленно исчезнуть, лишь бы не слышать ничего из того, что могла бы рассказать Эммерс. Но кровь на белоснежных волосах давала понять, что отложить разговор не удастся, оттягивать некуда.

Отредактировано Джин Фостер (2017-07-21 08:17:44)

0

46

Если ещё пару мгновений назад Хлоя была готова все рассказать подруге и во всем объясниться, то после вопроса Джин "Давно это с тобой?", фалакса будто замкнуло. Голос в голове молчал, решив, видимо, что в данный момент принятие решений можно оставить хозяйке этой самой головы. А Эммерс понятия не имела, что сказать.
- Я... - язык прилип к нёбу и слова, которые должны были быть произнесены, так и застряли на полпути. С чего начать? Как вообще можно рассказать о том, что ты всегда находишься в компании, всегда с кем-то споришь и постоянно с ним борешься? Особенно если этот "кто-то" - ты сама, или, точнее, странная, ненормальная, агрессивная и почти неуправляемая часть тебя. Хлоя с трудом представляла, с чего можно было начать подобный разговор. Она могла рассказать об изнасиловании, о перемещениях, о пытках и, как следствие, первом появлении этого странного, казавшегося тогда таким правильным и доброжелательным, существа, поселившегося внутри её головы почти двенадцать лет назад.
Всего двое, кроме Хлои, знали о существовании Голоса. Остальные, вроде Торна, или Джин, могли подозревать, но сама фалакс никогда не говорила с ними о подобном. И, если быть откровенной с самой собой, не собиралась открывать им эту свою сомнительную, неправильную сторону - в первую очередь потому, что не была уверена, смогут ли они понять её.
Девушка успела уже много раз пожалеть, что пришла сегодня к Фостер в гости. День оказался чересчур насыщенным, в первую очередь эмоционально, и эмоции эти, если говорить откровенно, были отнюдь не положительные. Хлоя пришла сюда, чтобы попросить Фостер попробовать продлить ей жизнь, а вместо этого оказалась втянута в тестирование отвратительнейшего мнемостимулятора, после чего по всем фронтам проиграла ублюдочному Голосу и, как результат, чуть не убила ту, за чьей помощью пришла. Это просто провал, с какой стороны не посмотри.
- Я... - повторила фалакс, пытаясь справиться с паническим страхом и с пропажей подходящих слов. Получалось не очень, но, во всяком случае, в голове у неё начали складываться какие-то отдельно взятые словосочетания, а это уже многого стоило. - Мы...
"Нет-нет-нет!" - никаких "мы", она здесь одна и именно она должна попытаться что-то сказать. Глупо будет сейчас спихнуть всю вину на какой-то там сомнительный голосок в голове.
- Давно. - пробурчала она. Выдавила через силу и любому было понятно, что даже такое ничего не объясняющее признание, далось ей с огромным трудом.

0

47

- Я...
И тишина.
Хлоя замерла, не двигалась. Она продолжала сидеть, прижавшись спиной к стене и подобрав ноги. Была напряжена, Джин видела, как ее время от времени охватывала дрожь, следила за хаотичной сменой направления ее взгляда. Испуганные голубые глаза, казавшиеся сейчас еще больше, чем обычно, шарили по комнате, ни на чем не останавливаясь, сама Эммерс вряд ли видела то, на что смотрела. Единственное - ни одного, даже самого короткого, взгляда не досталось самой Фостер, что, впрочем, было совершенно не удивительно. Выглядела фалакс так, как будто не она только что била, а ее.
Тишина давила на уши, раздражала. Кауситка сама заметно нервничала, борясь с желанием как следует встряхнуть и без того напуганную подругу за плечи. Она догадывалась, что вразумительного ответа от Хлои не дождется, и это осознание бесило еще сильнее, чем ее молчание.
- Я... Мы... - снова попыталась заговорить Хлоя.
Фостер все время не отводила от нее глаз, периодически только зажмуривалась и моргала несколько раз подряд, чтобы сфокусировать взгляд, который никак не поддавался контролю.
И снова молчание.
Джин была не в силах взять и отключить, как по щелчку, возникшую в ней злость, поэтому ждала ответа подруги, как повода понять ситуацию, остановить собственный круговорот спутанных мыслей и перестать, наконец, сжимать уже побелевший от напряжения кулак. А ответа не было. Она уже хотела встать и покинуть комнату, оставив не желающую делиться правдой Хлою наедине с тем, кто только что был намерен, похоже, убить химерика. Или хотя бы попытаться встать, ибо тело, похоже, не было в восторге даже от мыслей о самом минимальном движении. Но не сидеть же здесь вечно в ожидании...
- Давно, - отозвалась Хлоя, когда Джинджер уже не ожидала услышать от нее хотя бы звук.
Очевидно, что даже это единственное сказанное слово дорогого стоило. Плотно сжатый кулак сильно, яростно влетел в идеальную поверхность пола. Разжался. Костяшки сначала покраснели, потом проступила кровь. Полегчало, как будто. Фостер опустила глаза и уставилась на пол, в одну точку, где одиноко лежал маленький осколок корпуса разбитого об голову кауситки устройства. Это слово сметало к чертовой матери любые из тех надежд, что до сих пор теплились в сознании Джин. Значит, все действительно не в шутку, по-серьезному. И, значит, все куда опаснее, чем казалось еще несколькими минутами ранее. Джинджер как будто снова ударили по голове.
Помолчав немного, уложив в мыслях смысл единственного произнесенного Хлоей слова, она, наконец, снова подняла глаза на Хлою.
- Успокойся, - это прозвучало как приказ. - Никто не умер. Заживет на мне быстро. Если бы я могла, я бы попробовала сделать вид, что ничего не было, но, как ты понимаешь, не могу. Я могла бы до бесконечности игнорировать твои странности. И я, черт возьми, делала это. Долго, упорно, всеми возможными способами. Но теперь... Где гарантия, что ты не убьешь меня, когда я буду, например, спать? - столько сказанных слов Джинджер сама от себя не ожидала, но заставить себя остановиться не могла. - Я понимаю, что это не ты. Я надеюсь, что это не ты. Ты же это не контролируешь, верно? Получается, что ты создаешь опасность для окружающих просто своим присутствием? - Фостер горько усмехнулась. Слишком много информации, к которой Джин едва ли хотела иметь отношение. Слишком сложная ситуация.

0

48

Фостер говорила резко, приказным тоном, чем только ухудшала ситуацию. Хлоя терпеть не могла, когда с ней разговаривали подобным образом и все время, пока её подруга говорила, пыталась удержать себя от резких ответов и, тем самым, не переводить разговор в очередную перепалку, к которой, обычно, всегда сводились любые попытки учить фалакса уму-разуму. Конечно, Джин была права - по-своему. Но ведь она, почему-то, не учитывает, что за все время знакомства Эммерс ни разу, до этого момента, не проявляла себя агрессивно по отношению к ней, хотя, видят высшие силы, иногда она того заслуживала.
Как объяснить ей, что она для Хлои - противовес, важная гирька на весах её эмоционального равновесия? Что именно Фостер и несколько других близких знакомых не позволяют самой Эммерс, сидящей на противоположной чаше этих ублюдочных весов, рухнуть вниз, сгинуть под бесконечными ошибками, провалами и потерями. Это невозможно объяснить словами - вернее, нельзя объяснить доступными вечно молчаливой Хлое словами. Не способная в полноте описать то, что происходит в её голове, девушка просто молча слушала то, что воспринимала как обвинения в свой адрес. И молчала.
- Ты же это не контролируешь, верно? Получается, что ты создаешь опасность для окружающих просто своим присутствием?
Создает. Это действительно так, пусть сама фалакс была уверена, что давно справилась со своими внутренними проблемами. Может, если бы не херов наркотик, она бы и смогла удержать Голос под контролем. Может, если бы не поцелуй, этот хитрый ублюдок даже не попробовал бы  что-то предпринять. Может, надо было сразу уйти, как только Фостер решила немного сблизиться. Может, надо было вообще не приходить сюда, а просто остаться жрать те помои в темной, вонючей каюте Алхоры. Или, даже, вообще никогда не покидать этот сраный полумертвый кусок металла, плавающий посреди пустого, ненавистного космоса. Сдохнуть прямо там, под тем грязным сопящим скотом.  И не было бы последующих поисков, Голоса, пыток, убийств, помрачений. Не было бы взрывов, унесших тысячи жизней. Не было бы мира, вымершего от занесенной из другой реальности болезни. Не было бы вечных поисков ответа...
Не было бы Эха. - Хлоя даже не поняла, кому именно принадлежит эта мысль - ей, или же ей вечному спутнику. В любом случае, именно упоминание этого названия вернуло её в реальность. Она понятия не имела, сколько прошло времени с момента вопроса Фостер, сколько она просидела в этой позе и не спрашивала ли химерик что-то ещё. Возможно, прошло пару секунд, но утверждать это хоть с какой либо уверенностью фалакс бы не стала.
- Это... - начала Эммерс, стараясь упрятать поглубже то безумное волнение, охватившее её после воспоминаний об Эхе. - Этого давно не случалось. - Она не была уверена, но показалось, что голос фалакса стал немного тверже. Видимо, воспоминания о другом, куда более серьезном провале, немного сгладили остроту ощущений. Конечно, никакой радости от этого не появлялось, однако сам факт того, что она, пусть и совсем чуть-чуть, умудрилась взять себя в руки, успокоил Хлою лучше любых слов и воспоминаний. - Я сама не ожидала.

0

49

Безусловно, Джин не собиралась говорить столько слов и даже не подозревала, что у нее вообще получится составить хотя бы одно вразумительное предложение. Безусловно, она не хотела говорить тем тоном, каким в итоге получалось говорить. Безусловно, она не хотела хоть как-то задеть Хлою, обидеть ее. Также Фостер прекрасно понимала, что сама повлияла на то, что ситуация сложилась именно так. Она сама была виновата в том, что сидела теперь с разбитой головой, окровавленными пальцами и разбитыми костяшками левой руки, однако едва ли химерик считала виноватой только себя. Ее действия послужили особым условием для того, чтобы Хлоя, или кто это на самом деле был, среагировала именно таким образом, однако Эммерс могла бы хотя бы раз упомянуть о том, что подобное в принципе возможно.
Джинджер не была уверена, что Хлоя вообще слышит обращенные ей слова, чрезмерно много слов, с учетом ситуации. Кауситку саму раздражал ее поучительно-обвиняющий тон, но сменить его специально не получилось. Только договорив, она переосмыслила все ею сказанное. Противно было от того, что пришлось высказать все это той, что и без этих всех этих вопросов и нравоучений чувствовала себя явно не в своей тарелке.
Девушка не отвечала, не двигалась да и, казалось, даже не дышала.
Повисло тягучее молчание. Слышно было только до сих пор не угомонившийся звон, такой раздражающий и протяжный, тихий, но крайне навязчивый.
"Лучше бы она меня вырубила не на одну секунду. Хотя бы." - подумала Джинждер, снова принявшись пальцами скатывать подсохшую кровь с волос. Будь она до сих пор без сознания, можно было бы, как минимум, отложить все эти неприятные разговоры, или, как максимум, если бы Хлоя смогла ее убить, избежать их вовсе. В этот момент такой выход почему-то казался Джин более предпочтительным. Только один факт смущал ее в придуманном раскладе - если бы Эммерс все-таки смогла убить ее, моментальное местное правосудие настигло бы ее сразу, хотя она, теоретически, могла сразу исчезнуть и больше никогда не появляться в Каусе. А будь Джин мертва, поводов для возвращения у нее и не было бы. Наверное.
"Что за бред?" - в очередной раз спросила себя Фостер. Какого, все-таки, черта ее волнует возможная, в случае смерти самой Фостер, судьба Хлои?
- Это... - заговорила вдруг Хлоя, вырвав Джин из размышлений. - Этого давно не случалось. Я сама не ожидала, - теперь уже ее голос звучал почти так же холодно, как ранее - голос самой Фостер.
Химерик поежилась, словно физически ощутив, как потянуло холодом. По спине пробежали мурашки, возникло желание укрыться одеялом с головой и не вылезать из-под него. Не видеть свет, не слышать ничего, никому ничего не отвечать, не подавать признаков жизни.
- Ладно, - на выдохе сказала Джин. Она как будто бы устала говорить, думать, слушать. - Хорошо, что никто не умер и никому не пришлось иметь дела с местными хранителями правопорядка. Зато ты теперь можешь быть уверена, что я больше ни разу не стану поводом для подобного срыва, - Фостер едва заметно улыбнулась, стараясь развеять это гнетущее напряжение, - Я тебя не трону даже пальцем, - вот серьезно, иметь какие-либо физические контакты с Хлоей, пусть даже это невинное легкое касание ладоней, расхотелось моментально. - Сидеть мне здесь надоело, - выдала Джин, уже окончательно вернувшись к привычному тону голоса - расслабленному, слегка насмешливому, немного капризному и по-своему требовательному.
Кое-как, с трудом, кауситка встала на колени. Пришлось побороться за право удерживать тело в вертикальном положении - от движений начинала кружиться голова, сильно вело куда-то в бок. Еще несколько совершенно неловких, неуверенных движений, и Джин поднялась на ноги, но тут же поняла, что совершила ошибку. Попятившись назад, едва не упав, она уперлась спиной в стену. Все кружилось сильнее, чем когда-либо на ее памяти.
- Блять, - выдохнула она, согнувшись почти до прямого угла, оставив задницу единственной точкой соприкосновения со стеной и рискуя вписаться лбом в пол, если голова все-таки перевесит. - Ебучий случай...
Двигаться как-то нужно было, однако организм встречал любые попытки одинаково - головокружением и нарастающей тошнотой.

0

50

Хлоя не знала, что еще сказать в сложившейся ситуации. Ясное дело, что вот так вот сидеть, уткнувшись взглядом в пол, не имеет никакого смысла – сомнительно, что сложившаяся ситуация решиться сама собой, без прямого вмешательства того, кто, собственно, и привел эту ситуацию в такое плачевное состояние. Хорошо хоть то, что Джин решила не устраивать сцен с руганью, угрозами и допросами. А ведь именно подобного вполне можно было бы ожидать от вспыльчивой, эмоциональной кауситки, но никак не усталого, рассудительного решения не повторять прежних ошибок.
- Сидеть мне здесь надоело, - сообщила Фостер и попыталась встать. Фалакс подумала было остановить её, но не смогла даже рта раскрыть. А ведь буквально только что она нашла в себе силы построить предложение, пусть и короткое. И даже не одно – два херовых предложения, от которых, если взглянуть правде в глаза, никакого толку, конечно же, не было. И не могло быть.
Было ощущение, что химерик до этого никогда не получала серьезных травм головы – возникший в связи с ударом дискомфорт явно был для неё сюрпризом. Хотя, возможно, она просто недооценила степень повреждений – каких, блять, повреждений можно вообще ожидать от полутораметровой дистрофичной подруги, чей вес не достигает даже сорока килограмм? Химерик согнулась пополам, рискуя опрокинуться и рухнуть лицом в пол, добавив своей голове ещё пару неприятных отметин.
- Если собираешься падать, лучше падай в кресло. Голова целее будет.
Хлоя осеклась, но было уже поздно – легкое ехидство вырвалось из её рта вместе со словами совершенно неожиданно и, самое печальное, совершенно неуместно. Как отреагирует Джин на привычное, но абсолютно неподходящее в данный момент замечание, оставалось лишь гадать, однако фалаксу казалось, что к шуткам, даже таким дурацким, Фостер сейчас не была расположена.
«В любом случае это лучше, чем молча пялиться в пол перед собой и молчать» - пришла к выводу Хлоя, хоть и не была уверена в его правильности. В любом случае - будь что будет.

0

51

- Если собираешься падать, лучше падай в кресло. Голова целее будет.
"В твоем духе," - подумала про себя Джин, выпрямляясь. Она не ждала от Хлои какой-либо помощи, да и вряд ли сама подпустила бы ее к себе вот так вот сразу, но эти ее шутки... Будь момент другим, кауситка бы оценила, так или иначе, посмеялась над собственной неуклюжестью или ответила бы какой-нибудь безобидной колкостью. Такие слова хорошо звучат в то время, когда Фостер не стоит на ногах из-за самоотверженно принятой на грудь опасной дозы спиртного, смешанной с не менее опасным количеством всяких сомнительных препаратов, например. Но только не сейчас. Несколько секунд она смотрела на Хлою неотрывно, не моргая, пытаясь уловить хоть какой-то отголосок мысли, хотя бы общее направление, в котором следовало бы строить ответ на эту метко брошенную фразу, но так ничего не сообразила. Мышцы под правым глазом несколько раз едва заметно сократились, создав не очень приятный эффект дергающегося глаза.
Ситуация, казалось, выхода не подразумевала, по крайней мере, ни один из возможных не устраивал Джинджер. Ну что, что она должна сейчас сделать? Все таки выплеснуть на Хлою весь тот успевший собраться негатив, начать орать, топать ногами и обвинять ее во всем? Подойти, обнять и простить? Начать поучительным тоном втирать какую-то херню про доверие и взаимопомощь? Нет, все не то.
Чуть с языка не слетело предложение засунуть остроумие куда поглубже, но все-таки осталось не озвученным.
"Блять," - она непроизвольно мотнула головой. Полное бессилие - вот, что ощущала кауситка в этой ситуации. Она понятия не имела, что делать и что говорить, да и вообще, стоит ли. Как будто внутри образовался Нокс, в одночасье поглотивший все мысли, эмоции, представления. Досадно.
Какое-то похожее ощущение возникает, когда на ровном месте оступаешься и падаешь, и, вроде, не очень-то больно ударился, да и испугаться не успел, а слезы все равно наворачиваются, просто из-за нелепости самой ситуации и какой-то глупой детской обиды.
Дернув бровью, Джинджер все-таки отстранилась от стены. Она не пришла ни к каким выводам, но была решительно настроена покинуть комнату. Хоть на пять минут, чтобы чуть-чуть подумать, не видя перед собой огромных глаз, в который теперь не осталось ни испуга, ни сожаления. Джин, возможно, излишне драматизировала, воспринимала слишком остро, но по-другому не получалось почему-то.
- Я сейчас, - сообщила Фостер. Это не было предложением остаться, не было просьбой уйти, просто констатация факта, мол, я вернусь, а ты делай, что хочешь.
Дверь в ванную хлопнула, замок щелкнул.
В зеркало смотреть не хотелось, было почему-то противно, и даже не от размазанной, уже успевшей высохнуть крови. Процедура привычная - умыться, обработать, выпить пару препаратов для стимуляции регенерации и снятия болезненных ощущений. И переодеться.
Джин погорячилась, говоря, что она "сейчас". Тихонько щелкнул замок на двери - входной, на этот раз. Тяжело было себе в этом признаться, но прогнать Хлою прочь Фостер не могла, но и находиться с ней рядом не хотела, поэтому не придумала ничего лучше, кроме как покинуть место происшествия, оставив девушку в одиночестве принимать какие-то решения - уходить ли, оставаться ли, идти ли следом. Химерики - те же подростки, а что делают подростки, когда что-то идет не по плану, и нужно решить проблему? Убегают.
"Умница, Фостер. Ногой топнуть и дверью хлопнуть забыла. Просто гениально," - она корила себя за полностью отказавшую в этот момент силу воли. Уйти - глупый, совершенно необдуманный, импульсивный поступок, который наверняка повлечет за собой еще больше негативных последствий, чем если бы она осталась и стала кричать, вести нравоучительные беседы или сказала бы какую-то чушь вроде "я тебя прощаю", пытаясь скорчить из себя мисс-великодушие. - "Да и плевать."
Вскоре Джинджер уже бездумно сидела у барной стойки. А ведь Хлоя терпеть не может пьяниц. Кауситка невесело усмехнулась, глядя на переливающиеся отблески ламп в своем стакане. Чего она пыталась добиться? Хотела как-то по-глупому уколоть Хлою? Не попытка ли это сделать наперекор ее желаниям и просьбам?
"Ага. Не забудь ей еще сказать, что она - худшая подруга на свете. Отлично дополнит общую картину."
Эммерс вообще может быть наплевать. Может, она уже вовсе покинула Каусу. Да и хорошо, если так, хоть не увидит этих жалких поступков, выставляющих Фостер полнейшей идиоткой.
"Дура, блять."

0

52

- Я сейчас.
Хлоя медленно подняла голову, проводив взглядом Джин, когда та неуверенным шагом направилась в ванную комнату. Все правильно. Смыть с головы кровь, подкорректировать пошатнувшееся здоровье очередной порцией суперсовременной химии местного производства - и вот, совершенно здоровый и прекрасный представитель местной фауны. Как же легко у них получается переносить повреждения самой разной степени тяжести!
У фалакса были странные ощущения. Казалось, что мысли в её голове больше похожи на мысли какого-то стороннего наблюдателя, оценивающего ситуацию с нейтральной и весьма прагматичной точки зрения. Ей бы сейчас метаться, нервничать, рвать волосы на голове и вымаливать прощения, а она сидит, ноги под себя поджала и молча наблюдает. Наблюдает за поведением подруги с разбитой головой. Наблюдает за поведением голоса в голове. Наблюдает за собственными мыслями. И , что самое раздражающее и непонятное, все это происходит с ненормальным, неадекватным равнодушием. Будто ушедший сосед в голове унес с собой все эмоции и переживания, оставив от Хлои спокойную, равнодушную, циничную и абсолютно пустую оболочку от человека.
Пытаясь разобраться в собственном отношении к сложившейся ситуации, в собственных эмоциональных переплетениях, Эммерс не услышала щелчка закрывающейся входной двери. Лишь через несколько минут фалакс неожиданно поняла, что в квартире слишком тихо и что Фостер так и не вернулась из ванной. Решив проверить возникшие подозрения, девушка резко поднялась, ухватившись за подоконник рукой, чтобы удержаться на затекших ногах. простояв почти две минут в вертикальном положении, ожидая, пока пропадет внезапное головокружение и потемнение в глазах. В комплекте с затекшими, практически беспомощными ногами это удовольствие пусть и ненадолго, но превратило фалакса в полную развалину, вызвав очередной приступ злости на собственную слабость.
В ванной химерика не было. Не было её и в других комнатах. Растерянная, злая на Джин и саму себя, Хлоя с еле слышным рычанием ударила кулаком по стоящему рядом столу. Тому самому, на котором ранее стоял тот злополучный прибор.
- Сбежала. - прошипела она, прокручивая в голове возможные места, куда могла уйти Фостер. Первым порывом фалакса было пойти по следам подруги, догнать и поговорить, выяснить все раз и навсегда. Но уже спустя несколько секунд Хлоя поняла, что не станет этого делать. Хорошим решением было просто плюнуть на все и уйти. К моменту, когда Джин вернется, след перехода уже исчезнет - Эммерс была уверена, что кауситка пошла в очередной раз заправлять себя литрами алкоголя, наркотиками и прочим дерьмом, куда более привычным, чем общение с ненормальными иномирянами, стремящимися разбить собеседнику голову. И пусть девушка не разделяла пристрастия химерика к подобным веществам, она вполне могла её понять. Возможно, она сама на месте Джин поступила бы точно так же.
Голос в голове молчал, но Хлоя была уверена, что он полностью поддерживает идею сбежать отсюда подальше и никогда не возвращаться. Он предлагал это с того момента, как Эммерс впервые оказалась в этом ненормальном мире. Что же, этот сукин сын в очередной раз, судя по всему, оказался прав. Очень жаль...

Она простояла посреди комнаты минут десять. Не смотря на принятое решение уйти, сделать это оказалось куда сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Много раз он начинала перемещение, смещая реальность вокруг себя, но так и не доводила процесс до конца, чем приводила себя в бешенство и, в тоже время, чувствуя от этого облегчение. В очередной раз Хлоя прокляла свою не особо нормальную психику и позавидовала тем, у кого нет таких абсурдных внутренних конфликтов.
Злая на свою нерешительность и и, одновременно, довольная своей сдержанностью, Эммерс бросила попытки уйти. Неспешным шагом она направилась в спальную комнату Фостер. Осмотревшись, опустив взгляд на колбу с "оки", фалакс слабо улыбнулась, после чего, сбросив белоснежные ботинки, легла на мягкую кровать. Вспоминать, когда она последний раз спала достаточное время и в нормальной кровати Эммерс не стала. Да и не успела - сон с легкостью охватил уставшее сознание, и девушка провалилась в сон практически сразу, как голова её коснулась мягкой поверхности.

0

53

Фостер сама не знала, что ей нужно. То ли она ждала, что Хлоя вдруг окажется перед ней, влепит пощечину и потащит домой, отсыпаться, а после - долго беседовать на серьезные темы, то ли хотела, чтобы эта девчонка больше никогда в ее жизни не появлялась. Совершенно противоречивые желания, совершенно нелогичные мысли и абсолютно, абсолютно отсутствующая логика в суждениях. Посиделки в одном из любимых заведений, где, в отличие от сотен прочих, всегда было мало народа и бесперебойно играла приятная, ненавязчивая музыка, а не тот зубодробительный шлак, что был в моде, не продлились долго. Джинджер, набравшись алкоголя и, что характерно, храбрости, направилась на выход.
Она отлично знала, куда пойдет.
Знакомые, за много лет изученные наизусть переулки, дома, дороги и тротуары кружились в калейдоскопе, созданном опьяневшим сознанием, однако это почти не мешало кауситке идти. Путь был долгий, смутный, сбивчивый, однако Фостер и не заметила, как оказалась на месте. Едва только приоткрылась нужная дверь, в нее ввалилась Джин, не дожидаясь приглашений и приветствий. Поймала пару комментариев насчет своего состояния, но, впрочем, пропустила их мимо ушей.
- Никто не смеет учить Джин Фостер жизни! - громогласно заявила она, скидывая туфли и плащ прямо посереди пола. - И все двери открыты для Джин Фостер!
Уилл, помотав головой, захлопнул дверь и увел непрошенную гостью из прихожей. Он привык, поэтому не был удивлен. Если у Фостер проблемы, она надирается и приходит к нему в поисках утешения. А он и не прочь. Одна таблетка, и сознание изменилось. Бессмысленное алкогольное опьянение, грозившее дебошем на потеху публике и последующим пьяным сном в том положении, какое только успеет принять отключающееся тело, превратилось в опьянение иного рода. Все стало казаться иным, более ярким, красивым, даже поганые ощущения изменились. Однако и это не радовало. От алкоголя хотя бы мыслительный процесс идет совершенно иначе, отключая все действительные проблемы и всю на них реакцию, а здесь проблемы остаются проблемами, только видятся под другим углом. Так лучше, чем в оригинале, но не намного.
- Ты сегодня никакая.
Даже Уилл отметил, хотя обычно на общество Фостер не жаловался. Следовало взять себя в руки, чтобы он успел забыть сказанное до того, как она уйдет. Удалось, вроде.
Нужно было возвращаться домой. Смысла в этом Джинджер особого не видела, даже получила предложение остаться в гостях, но все-таки ушла.
Сколько ее не было? Часов пять?
"Все равно ее там уже нет," - уж в этом химерик была уверена, как ни в чем другом. - "А что, если не ушла?" - подумала вдруг она, подходя к двери. - "Нет." - сомнения почему-то испарились, как только ладонь легла на дверную ручку. Хлоя точно не стала бы оставаться здесь.
И правда. Тишина в квартире была абсолютная. И пустота. Закрыв дверь, Джин прислонилась к ней спиной и закрыла глаза. Постояв так немного, поборов желание снова покинуть территорию, теперь казавшуюся враждебной, она все-таки прошла в гостиную.
"Может, правда переехать?" - хоть к Уиллу, хоть в какую-нибудь сраную Керу, хоть куда, сейчас это значения не имело. Джин, ведомая любопытством, заглянула в каждую из комнат - Хлои действительно не было. Даже намека не осталось на ее раннее присутствие, кроме разбитого прибора и нескольких кровавых следов на полу. В голове тут же зароились мысли о поиске - перевернуть Алхору вверх дном, растормошить того здоровяка из Керы, найти, в конце концов, Молоха. Что угодно. Где угодно. - "Надо прилечь." - Логично. Здравая мысль, учитывая, что прямо сейчас все равно толку никакого нет в том, чтобы искать. Нужно успокоиться и подумать.
Почти бесшумно открылась дверь в спальню, также тихо туда вошла и Джин.
И улыбнулась. Все было проще, чем казалось на первый взгляд.
Что-то внутри как будто щелкнуло, вставая на место, все шестеренки сложились. Маленькая фигурка спокойно лежала прямо поверх покрывала на кровати. Хлоя спала. Не ушла. Или вернулась. Какая, к чертовой матери, разница? Главное, она здесь, а это хоть что-то, да значит. Будить не хотелось, поэтому Джин тихо бросила на пол плащ, оставила у входа туфли и тихо опустилась на кровать. Спать не хотелось, она просто прилегла на самый край, спиной к Хлое. Нужно дождаться, когда она проснется.

0

54

Хлоя всегда спит чутко - суровые реалии Алхоры любого приучат к чуткости и готовности в любой момент либо вскочить и стрелять в неизвестного противника, либо вскочить и бежать, спасая свою задницу. На старом, грязном космическом корабле редко бывает, что неожиданное пробуждение не является результатом большой проблемы, свалившейся тебе на голову. Наверное, именно поэтому Эммерс в любом удобном случае старается уходить спать в более спокойные места, где никто не потревожит её хрупкий сон неожиданным визитом.
Именно поэтому первые несколько секунд, прошедшие после внезапного пробуждения, привели фалакса в мгновенное состояние сильной паники. Цепляясь за обрывки какого-то стремительно гаснущего сновидения,  сознание Хлои пыталось выявить угрозу и, моментально доведя себя по исступления, искало пути спасения. Эти несколько секунд девушка, ничего не соображая, пялилась в спину, оказавшуюся прямо перед её лицом и лишь знакомые белые волосы остановили Эммерс от ухода в другой мир.
Фостер. Вернулась.
Хлоя моргнула пару раз, прогоняя остатки сонливости и восстанавливая в голове все недавно произошедшее. Интересно, сколько она проспала? Час? Десять? Выспавшейся она себя, конечно же, не ощущала, но организм, привыкший к сну продолжительностью в три-четыре часа, чувствовал себя на удивление отдохнувшим.  Исходя из собственных ощущений, фалакс решила, что спала никак не меньше трех часов, а то и все шесть. Поразительная непредусмотрительность.
Оставалось решить, что теперь делать. Что вообще нужно делать в такой ситуации? Просить прощения? Опять? На это Хлоя была не готова. И не будет - она уже извинилась и не один раз. Кроме того, сомнительно, что Джин вообще нужны все эти мудацкие, ничего не значащие извинения. Вот только от осознания того, что она извиняться не будет, идей, что делать дальше, не прибавилось. Скорее, наоборот - на одну идею стало меньше. Осталось ноль. Ноль сраных идей.
Конечно, можно было просто продолжать так лежать, однако приступ паники, случившийся сразу после пробуждения, полностью лишил организм желания спать дальше. А валяться в течение нескольких часов будет... затруднительно, если не сказать больше.
Можно было бы сбежать, но теперь, когда Фостер вернулась, она легко сможет отследить, куда сбежала её гостья. Надо было пользоваться моментом и уходить, когда химерик ушла, вот только кривые, нерабочие мозги не позволили воплотить в реальность этот простой и логичный план.
Можно было бы что-то сказать. Вот только в риторике Хлоя была очень, очень слаба и ничего действительно подходящего не смогла бы  из себя выдавить, даже при самом сильном желании. Разве что опять сказать какую-то глупость и, тем самым, окончательно развалить, и так не особо крепкие, отношения.
Эммерс не была уверена, что Джин спит. Скорее всего, именно то, что кауситка легла на кровать, и послужило сигналом к пробуждению фалакса. Так что, скорее всего, Фостер ещё была в сознании. Если, конечно, не была пьяна - но против этой версии свидетельствовала аккуратность, с которой хозяйка квартиры ложилась на кровать и тишина, в которой она это делала. Будь Джин пьяной, Хлоя бы сразу об этом узнала - как только её подруга зашла в квартиру. Были бы песни, ругань, смех, гости - такие же пьяные, либо накачанные наркотой по самые уши, - с которыми Фостер, скорее всего, тут же завалилась бы в постель.
Эммерс вздрогнула от одного только представления подобной картины. Непонятно, какие именно чувства она испытывала при подобных мыслях, но омерзение было в начале этого списка. В самом, блять, начальном начале. Нулевая позиция.
Каждый раз, когда мысли Хлои обращались к этой стороне жизни Фостер, фалакс недоумевала, что же, в конце концов, удерживает её возле этой совершенно другой, совершенно непонятной и совершенно неприемлемой, для самой Хлои, личности. Они были разными - совсем, абсолютно и полностью. Практически противоположности. Так почему же она лежит сейчас в её кровати, а не ищет приключений на свою тощую жопу где-то в другом, более подходящем, мире?
Пожалуй, именно ответ на этот вопрос так взбесил Голос, что тот, впервые за долго время, вырвался на волю. Хорошо это было, или плохо, понять было трудно. Это просто было. И неизвестно, что с этим делать.
Рука Хлои неуверенно легла на  лежащее перед нею тело беловолосой подруги и, ухватившись покрепче, притянула к себе. Уткнувшись лицом в спину Джин, под самым затылком, фалакс старалась сказать хоть что-то, подходящее ситуации. Но не смогла.

0

55

Джин не хотела спать совершенно, но и бодрствовать, ощущая гнетущее чувство пустоты внутри, не хотела еще больше. Как водится, лечь, не шевелиться, даже не дышать, не думать и не пытаться что-то предпринять. Просто исчезнуть бы сейчас, да не в другой мир, а исчезнуть в принципе, чтобы не существовать ни в одной из реальностей, никогда, нигде. Чтобы даже намека не оставалось на то, что когда-то Джин Фостер была в принципе.
Чертов наркотик. Все эти чертовы наркотики, что эта хренова крошечная пластинка, приведшая к ситуации, из который просто не существовало того выхода, который устроил бы кауситку, что таблетки, принятые из рук Уилла, которые напрочь стерли следы алкогольного опьянения, такого приятного, такого мягкого и позволяющего забыть и не думать. Реальность под действием этих маленьких белых шариков менялась совсем ненадолго, и теперь восприятие вернулось в полной мере. Это как нырнуть в чан с вязкой жижей и не иметь возможности всплыть, вдохнуть, да и даже пошевелиться.
Зачем Джин вернулась сюда? Зачем, застав Хлою спящей, легла рядом? Надо было просто уйти, дождаться, когда подруга проснется, увидит все еще пустующую квартиру и решит навсегда покинуть Каусу. Это было бы проще всего, а различные местные средства помогли бы быстрее забыть о ней, выкинуть из головы все лишнее и сделать жизнь Фостер вновь привычной, такой, какой она была до появления в ней этой маленькой блондинки. Она же перевернула все с ног на голову, вдохнула в довольно жалкое, по сути своей, существование Джин некий смысл, которого она искала, но которому теперь уже и рада не была. Лучше бы все было, как раньше. Может, она решилась бы сделать шаг в Нокс, устав от однообразия, но сейчас это казалось более приемлемым вариантом, чем то, что творилось теперь.
Она запуталась. Если проблемы у Эммерс в голове были куда серьёзнее, чем казалось на первый взгляд, то как вообще стоило расценивать все их общение? Какие слова говорились самой Хлоей, какие действия совершались лично ею, а не тем, кого она слышала, видимо, постоянно и я чьему влиянию поддалась, накинувшись на Джин с намерением то ли убить, то ли покалечить? Может, вообще вся ее жизнь проходила под чутким контролем звучащего в ее сознании голоса? Каждый шаг, каждое слово, каждое движение? Фостер не знала, как реагировать. Может, все было не настолько плохо, как она себе представляла, но ведь каких-то ответов и разъяснений от фалакса ждать не приходилось, поэтому оставалось только додумывать.
Лежа спиной к Хлое, Джинджер ждала действий, реакций, хоть чего-то, и в этом ожидании она была готова провести сколь угодно долго. Фостер опасалась повторного нападения, но это не заставило ее развернуться к девушке лицом. Странное ощущение.
Шевеление на второй половине кровати заставило напрячься, но не вынудило взглянуть. Что Хлоя там делает - просто ворочается во сне или проснулась, и теперь решит продолжить миссию по вытрясанию из Фостер мозгов? Знать даже не хотелось, будь, что будет.
Когда тоненькая легкая рука легла на ребра Джин, химкрик ощутимо вздрогнула всем телом. Хлоя притянула Джин к себе и... Фостер зажмурилась рефлекторно, готовясь принять очередной удар, и тут же опешила, не получив ожидаемого. Поверить было сложно. Правда, объятие? Хлоя легла вплотную, уткнувшись лицом Джин прямо между лопаток. На покрытой татуировками коже явственно ощущалось слегка сбивчивое дыхание, Хлоя волновалась. Джинджер точно знала, что этот жест, несмотря на свою простоту и ненавязчивость, дорогого стоил. Девушке пришлось заставлять себя, перешагивать через свои ощущения, наплевать на собственные мысли и понятия, взращенные годами на плодородной почве какой-то внутренней проблемы. Какой - Джин не знала, но в ее наличии не сомневалась. Мысли о том, чтобы отстраниться, отпихнуть от себя подругу, вскочить с постели, не возникло, хотя Фостер оставалась в смятении. Эммерс молчала. Нужно, нужно что-то сказать, что-то сделать, хоть как-то дать ей понять, что ситуация, случившаяся часами ранее, остается для Джин в прошлом. И себя заодно в этом убедить. Ладонь химерика мягко, плавно легла на запястье Хлои и слегка сжала его. Джинджер не хотела снова напугать девушку. Джинджер не хотела, чтобы она отдернула руку.
- Я думала, ты спишь, - полушепотом заговорила Фостер. - Не хотела будить.
Задумывалась ли Хлоя о том, куда уходила Джин? Хорошо, если нет. То, что она, по обыкновению своему, первым делом направилась в бар, где дошла до небезынтересной кондиции, не должно было бы стать сюрпризом для Эммерс, как и ее дальнейший путь - к старому другу в поисках утешения, но без желания разговаривать. Не сумевший вытянуть из нее и пары слов, Уилл быстро потерял интерес к ее проблемам, зато получил иной - к ее телу. За этим Джин и навестила его, чтобы без лишних разговоров снять напряжение. Это не могло стать для Хлои откровением, она знала Джин слишком хорошо, чтобы удивиться подобному, но ей все эти подробности жизни кауситки были неприятны, и Фостер знала об этом, поэтому не хотела бы слышать вопросы, на которые все равно не смогла бы ответить ложью.
Химерик не решалась обернуться, чтобы посмотреть на подругу, боялась спугнуть. Хлоя была как дикий котенок, никогда не знавший, что прикосновения могут быть приятными, не несущими в себе злого умысла.
- Я растеряна, - призналась Джин. - Я не знаю, что говорить, что делать. Я не знаю, чего ты от меня ждешь и чего ты хочешь.
Джинджер отпустила запястье Хлои и потянулась к краю кровати. Она совершенно не собиралась вставать, но за последнюю минуту успела ощутить почти непреодолимое желание снова отправить разум в полет, чтобы не пришлось на трезвую голову решать проблемы. Еще не хватало. Приоткрыв тумбочку, Фостер сунула руку в ящик и на ощупь вытащила оттуда две небольшие квадратные емкости из непрозрачного серого стекла. Ничего особенного - в одной лежали папиросы, скрученные кем-то из ее товарищей из тонкой сигаретной бумаги и неизвестного травяного состава. Зато никакой химии, теоретически. Вторая емкость служила пепельницей. В ней одиноко лежала газовая зажигалка, из тех, что используются в Кере и прочих примитивных мирах. Иногда ведь хочется чего попроще.
Кауситка развернулась и села на кровати, вытянув ноги, все извлеченные из тумбы предметы она расположила между собой и Хлоей. Джин прикурила, прикрыла глаза и прислонилась затылком к спинке кровати. Скоро должно повеселеть и расслабить. Никаких галлюцинаций, никаких навязчивых идей, просто легкое послабление напрягшемуся разуму, чтобы думать поменьше. Вскоре она взглянула на Хлою с улыбкой, в которой откуда-то взялся азарт.
- Может, нам свалить куда-нибудь вместе? Вдвоем, а? Прогуляться, проветриться, отвлечься? Или вообще навсегда бросить этот хренов мир? - никаких навязчивых идей? Да, может, Джин заблуждалась, считая, что их не возникнет. Однако такое положение вещей было более предпочтительным, чем угнетающая, давящая на голову тишина.

Отредактировано Джин Фостер (2017-08-25 00:56:14)

0

56

Хлоя молчала. Объятия, казалось, истощили её силы, оставив лишь возможность тихо лежать, без права пошевелиться, либо сказать хотя бы одно слово. Казалось, она может так лежать до бесконечности долго, не пытаясь изменить, или, хотя бы, прояснить ситуацию.  И это было недалеко от правды – фалакс сама понятия не имела, что в таких случаях делать дальше, что думать, что говорить и что чувствовать.
- Я растеряна, - это заявление Джин как нельзя точно описывало не только состояние химерика, но и состояние самой Хлои. Хотя, скорее всего, причины растерянности у обеих были совершенно разные.
В ответ фалакс лишь слабо кивнула – давая понять, что она услышала и приняла к сведению, а также, что она находится в точно таком же положении. В растерянном, даже, пожалуй, потерянном положении. Эммерс не рассчитывала, что Фостер окажется смущена столь простыми действиями. А потому ожидала чего угодно, кроме этих слов.
«Тупик» - именно это слово из раза в раз всплывало в её голове. Не ехидным комментарием Голоса, нет. Это была собственная, не наведенная со стороны, неприятная и разочаровывающая мысль. Интересно, чего ждет Джин? Что должна сделать Хлоя, чтобы что-то изменить? Как можно ожидать действий от того, кто представления не имеет, как вести себя в подобных ситуациях?
Прервав размышления Хлои, Фостер резко отстранилась. Вот так – раз и все, и к чертям послана её жалкая попытка хоть что-то исправить. Пара быстрых движений, и фалакс снова лежит одна, пока  Фостер что-то выискивает в своей проклятой прикроватной тумбочке. За эти секунды Эммерс успела уже несколько раз проклясть себя за проявление слабости, за попытку сблизиться и за то, что вообще осталась в этой мудацкой квартире.
Она ожидала, что Джин сейчас просто встанет и снова уйдет, предоставив Хлое ещё один шанс на то, чтобы  свалить нахер из этого дома и из этого мира. Однако химерик вернулась на место вместе с тем, что достала из тумбочки, после чего, усевшись поудобнее и вытянув на кровати ноги, положила найденное рядом с Эммерс.
- Сигареты… - негромко пробормотала Хлоя, с недоумением и каким-то обнадеживающим разочарованием разглядывающая представленные взору предметы. Эта сука просто полезла за сигаретами? Черти благие, а она уже надумала себе всякого говна! Блять, это, пожалуй, даже как-то стыдно признавать – что ты пришибленный, трусливый паникер, за пару секунд умудрившийся испугаться и проклясть все вокруг, даже не вникнув в происходящее.
- Может, нам свалить куда-нибудь вместе? Вдвоем, а? Прогуляться, проветриться, отвлечься? Или вообще навсегда бросить этот хренов мир?
Предложение прозвучало неожиданно и четкого ответа у Хлои, конечно же, не было. Да и что тут вообще можно сказать? Давай свалим? И что? И куда?
- И куда? – спросила фалакс, меняя положение и устраиваясь на кровати так же, как устроилась Фостер – сидя. Не спрашивая разрешение – оно, скорее всего, и так было дано, - вытащила одну из сигарет и, подкурив, немного кашлянула. Судя по всему, завернут тут был совсем не табак.
В этом был некий смысл. Хлоя редко пользовалась веществами, искажающими реальность, но в этом случае это было, пожалуй, наиболее простым и подходящим решением. Или наоборот – самым ошибочным и неподходящим. Обычно все это можно понять лишь спустя некоторое время.

Отредактировано Хлоя (2017-08-26 18:08:13)

0

57

Фостер знала, как Хлое было сложно проявлять эмоции, она всегда оставалась эдакой непоколебимой скалой. Сила характера, холодный расчет и неоспоримая логика для нее всегда были превыше всего. Джин всегда думала, что каждый шаг подруги, каким бы импульсивным он ни казался, был выверен и размечен. Даже ее вторая личность, или чем там эта чертова херь была, даже она действовала только в интересах девушки, ради ее защиты. Мыслить так после того, как тебе ради этой самой защиты чуть не пробили голову, странно или даже глупо, но химерик была уверена, что все это - результат каких-то событий прошлого, о которых девушка и рада была бы забыть, да не могла. Но вот это объятие, оно что-то да значит, определенно. Оно - настоящее. Оно - та самая эмоция, которая так и осталась бы нереализованной, не поддайся Хлоя порыву. Джин и тому была рада, хоть и не смогла долго лежать, удерживая рядом с собой девушку, и перетирать у себя в голове одни и те же мысли. Да и Эммерс лишний раз вгонять в гнетущие размышления не хотелось, ведь у нее и без того наверняка был полнейший кавардак в мыслях. А она не отвечала. Ни слова не проронила. Джинджер только спиной почувствовала кивок, который еще черт знает, что обозначал.
Даже эти короткие мгновения, пока Хлоя обнимала Джин, показались чуть ли не вечностью, которую было необходимо оборвать, хоть и не хотелось. С одной стороны, никто не мешал, ничто не угрожало, разговаривать было не нужно, казалось бы, наслаждайся моментом, лежи, не шевелись, но бесконечный круговорот мыслей не давал расслабиться ни на секунду. Слишком тягостно.
Стоило отстраниться, по спине тут же пробежал неприятный холодок. Но Хлоя, может, успевшая надумать себе всякого за эту пару секунд, пока Джин рылась в тумбочке, с места не тронулась, не встала, не ушла, не возмутилась. Еще кое-что в копилку, в дополнение к тому самому объятию. Здравый смысл, логика и самозащита пасовали.
- Сигареты… - выдохнула она. Неужели действительно думала, что у Фостер в планах очередной побег? Нет, не для этого она вернулась.
Нельзя сказать, что предложение, которое сгоряча выдала Джинджер, было совсем уж спонтанным. Она сама нередко думала покинуть загнивающую в собственном дерьме Каусу, однако никогда не воспринимала эту мысль всерьез. Другая жизнь порой манила, но и пугала. Бросить все? Серьезно? Вот так вот взять, послать к чертовой матери все эти технологические приблуды, которые облегчали жизнь и были привычными, казались неотъемлемой частью быта? Отказаться, в конце концов, от Сети и от всех удовольствий, которые можно получить здесь, стоит только захотеть? Перевернуть все с ног на голову? Да, сейчас, когда на сознание уже начала действовать травяная смесь, медленно тлеющая в папиросной бумаге, это казалось простой и гениальной идеей. Как будто, это решит сразу все проблемы и сразу сделает жизнь великолепной. И, к тому же, ничто не помешает вернуться. А сейчас - уйти, отказавшись от всего, избавиться от дурных привычек, вести спокойный образ жизни, как это делают жители миров с более примитивными уровнями развития. Жить себе в маленьком домике на какой-нибудь ухоженной улице, здороваться с прохожими, поднимая утреннюю газету по утрам, и сплетничать с соседками...
"Нет, блять," - прервала собственный мысли Джин. Она точно знала, что подобное не для нее. Разве что на пару недель, в качестве небольшого отпуска и ради смены обстановки, да и то, не факт. Но ведь была масса и иных вариантов.
- И куда? - спросила Хлоя, садясь удобнее.
Надо же, она не ответила отказом, не смерила Джин взглядом, явно оценивающим ее умственные способности, не сказала, что подруга - идиотка.
Эммерс закашлялась, втянув в себя дым непривычного состава. Джин усмехнулась - то ли собственным резко возникшим планам, то ли решительности Хлои, ведь та редко принимала что-либо из того, что могла предложить Кауса. Видимо, девушка сочла, что слегка расслабить мозг вовсе не помешает, ведь она прекрасно понимала, что вряд ли кауситка стала бы курить обычные сигареты в стрессовой ситуации при наличии иных вариантов. О том, что иные варианты у нее были всегда, она также прекрасно знала. Что странно, даже не спросила, что это такое, как действует и чем может закончиться. Джин, конечно, не стала бы подсовывать ей что-либо, заведомо зная, что ничего хорошего из этого не выйдет, и подруга это осознавала, подвохов не ждала, но все равно Фостер было приятно отметить ее доверие к себе.
- Куда угодно, - ответила Джинджер, убирая с кровати емкость, в которой лежали сигареты. Без лишних церемоний, колебаний и заискиваний она придвинулась к Эммерс, приобняла ее за плечи рукой и потянула девушку к себе, вынуждая прислониться. Пепельницу Джин уложила себе же на правую ляжку, ближайшую к Хлое. Что там несколькими часами ранее говорилось про "пальцем не трону"? Да, наркотик стирал границы, заставлял забыть неприятное, сглаживал углы. Произошедшее уже не казалось трагедией, воспринималось как маловажный факт давно минувших времен. Оно и к лучшему, Джин точно не помешает слегка подстереть привычные представления и взглянуть на все под несколько другим углом. - Не дерись, - зачем-то сказала она, впрочем, даже не собираясь убирать руку с плеч подруги. Спустя секунду снова вернулась к теме разговора, - Можно хоть в Керу, к этому твоему дружку здоровому. Будем бегать и стрелять. Или в... Да куда захочешь, - она, отправив сигарету в рот, махнула рукой, как бы описывая ничем не ограниченные возможности. - Для нас с тобой же нет почти никаких границ, - выпустив изо рта дым, продолжила она, - Мы можем жить где угодно и как угодно, и я не понимаю, что ты цепляешься за свою Алхору. Давно бы уже перебиралась сюда, хотя бы. А потом мы бы обязательно что-то придумали. Можно же жить на два, на три мира. Да хоть на все десять. - Вот, что называется, понесло. Язык развязался, границы действительно стали пропадать. Мысли стали течь свободнее, а думать о том, что стоит говорить, а что - нет, было как будто бы некогда. И откуда что берется в этой светлой голове? - Ну или... Или если я раздражаю, не нравлюсь, перебирайся одна куда-нибудь. Ты и без меня что-то придумаешь. Черт, я думала, что ты ушла. А ты не ушла, - закрыв глаза, Джин несколько раз стукнулась затылком о высокую спинку кровати, как будто бы встряхивая все содержимое черепной коробки. Что вообще такое эти ваши плавные переходы с темы на тему, а?

0

58

Наверняка Джин удивилась, когда Хлоя взяла сигарету и, устроившись поудобнее, покрепче затянулась. Удивилась, как минимум, потому, что буквально несколько часов назад у фалакса уже был совершенно неудачный опыт взаимодействия с местными средствами изменения сознания. От одного воспоминания о черной пустоте, вызванной пластинкой, девушку бросало в дрожь, а мысли окутывал странный, необъяснимый и неконтролируемый ужас.
Вот только дрянь, которую в этот раз Хлоя решила попробовать, давала совершенно другой, несравнимый с пластинкой эффект. Несравнимый ни по каким параметрам – ни по глубине ощущений, ни по принципу их действия, ни по изменению восприятия окружающего мира. Сигареты – скорее всего, обычная травка, либо местный её аналог, - были слишком легкими и ненавязчивыми на фоне того дерьма, которым привыкли закидываться представители местной формы жизни.
Ранее четкие, границы между образами и мыслями смазались, затерлись. Будто некто неуклюже прошелся по ним ластиком, не убрав до конца, но лишив их своей главной особенности – четкости. Конечно, подобные ощущения были Хлое не впервой, однако каждый раз она с удивлением обнаруживала неожиданную четкость мысли и яркость образов – обманчивые, но приятные ощущения, дарующие мнимое понимание окружающего мира.
- Куда угодно.
Фостер, видимо, тоже успела немного «поплыть». Как результат – речь химерика, начавшаяся уверенно и бойко, стала перескакивать с одного на другое, путаться и смешивать совершенно разное в одну большую, неудобоваримую кучу. В конце концов, видимо, совсем сбившись с темы, которую сама и подняла, Джин совсем не к месту заметила:
- Черт, я думала, что ты ушла. А ты не ушла, - после чего пару раз ударилась головой о спинку кровати – либо приводя разбежавшиеся, расплывшиеся мысли в порядок, либо просто от скуки.
Хлоя не сразу нашлась, что ответить – в конце концов, кроме её запутанных мыслей, в её голову только что опрокинули кучу чужих, таких же запутанных, таких же мутных и совершенно бесполезных. Плавая в этих мыслях, будто в болоте, фалакс выискивала наиболее удачные места и пыталась собрать их в единое целое. Что-то из этого удавалось, что-то нет.
Иногда от кажущейся готовой мысли отваливался целый кусок и пропадал где-то в глубинах затуманенного разума. Иногда эти самые куски встраивали сами себя в места, где их, конечно же, быть не должно было. Иногда готовый образ внезапно оказывался чем-то совершенно неподходящим. А иногда кажущийся неподходящим, образ неожиданно становился важной частью общей картины, смысл которой Хлоя просто обязана была донести до подруги. Вот только выразить образ с помощью заплетающегося языка через заплетающийся мозг – задача непосильная для того, кто не всегда способен делать это и в более адекватном и подходящем состоянии.
- А я не ушла, - утвердила она сказанное кауситкой заявление. Конечно, никакого продолжения у этой мысли не было – просто она пришлась к месту и не требовала каких-либо значительных усилий для своей реализации. Понятное дело, надо было сказать что-то ещё – ведь Фостер только что вывалила на Хлою целую гору ненужной, но, возможно, важной информации. Правильно было отплатить ей тем же.
- Никуда не ушла, - добавила Эммерс спустя несколько секунд размышлений. Она проклинала чертову дурь за невозможность собрать мысли воедино, но, в то же время, была благодарна ей за то, что именно этот вязкий туман, что мешал собраться с мыслями, полностью заглушал ублюдка, сидящего у неё в голове. Никаких едких комментариев. Никаких замечаний по поводу и без него. Никаких попыток убить близких друзей. Никаких споров. Благодать, мать её.
- Куда, блять, я от тебя уйду? – буркнула она спустя ещё несколько долгих мгновений, не сразу сообразив, что сказала это вслух, а не просто подумала в особо яркой и выразительной форме.
Сигарета в руке почти кончилась. Не дожидаясь, пока задымится вонючий фильтр, Хлоя ткнула окурок в пепельницу, удобно расположенную на ноге химерика. Было желание достать ещё одну, но тянуться через Фостер было лень, поэтому фалакс просто устроилась поудобнее, практически улегшись на подругу, и сообщила:
- Дай ещё одну.

Отредактировано Хлоя (2017-08-29 23:40:57)

0

59

Джин, конечно, не ожидала от Хлои того поведения, которое получила. Мало того, что девушка приняла практически из ее рук наркотик, но это ладно, это можно было списать на любопытство или желание расслабиться, однако такой реакции на ненавязчивое объятие, которое позволила себе Фостер, предугадать было невозможно. Хлоя была не против, она не стала отстраняться, вырываться, высказывать недовольство, нет, напротив, Эммерс, казалось, была даже довольна происходящим. Она только ближе придвинулась к химерику и чуть ли не всем телом легла на нее, чуть придавив сбоку. Такое положение вещей удивляло, но радовало. Фостер была необходима эта близость, так как кауситка, в принципе, по природе своей, любые тактильные контакты любила и ценила, считая, что прикосновения, даже такие незначительные и ненавязчивые, могли значить гораздо больше пустых слов, которые не стоили почти что ничего. Безусловно, если речь шла про Каусу, то тут, по большей части, обесценилось и это, здесь жители могли без раздумий вступить в контакт любого плана и не чувствовать себя хоть за что-то ответственными. Но тут дело касалось Хлои, которая придавала событиям даже порой слишком большое значение, и Джинджер, успевшей устать от общего образа жизни своих сородичей, это нравилось.
Фостер улыбнулась.
Хлоя не слушала слова Джин, что и понятно, химерик говорила много и ни о чем, просто высказывала первое же, что приходило в голову, совершенно не задумываясь о смысле и связанности предложений. В мыслях царила легкость, даруемая плотно набитой и скрученной в папиросную бумагу травкой. Похожие вещи были, само собой, и в других мирах, но это, это было именно каусовским растением, заботливо выращенной местными любителями разнообразия и лёгкости ощущений. Никакой остроты, никаких сильных реакций, просто высвобождение самых скрываемых приятных эмоций и мыслей, просто сглаживание углов и границ.
- А я не ушла. Никуда не ушла, - сказала Хлоя, делая длинные паузы между короткими предложениями. - Куда, блять, я от тебя уйду? - добавила она, похоже, немного смутившись спустя секунду после того, как озвучила вопрос. Странно было слышать подобное от той, кто всегда была излишне остра на язык и ни разу еще не говорила таких честных и несколько сентиментальных вещей. Сигареты давали свой эффект. Хорошо или плохо это - судить было сложно, зато это было шансом услышать или увидеть что-то такое, что при других обстоятельствах осталось бы скрыто под многослойным сарказмом, жестким юмором и недовольным выражением лица.
- Да куда угодно, - отозвалась Джин, уставившись на маленькую ладонь подруги, удерживающую тлеющий окурок. - Хоть в ту же Керу, к другу твоему.
Уже второй раз за последние несколько минут она почему-то упомянула тот мир и того парня, странно. Все же, где-то на границах собственного сознания она ощущала это чувство - ревность. Нет, она точно знала, что Хлою и Торна связывает многолетняя, куда более длительная, чем ее общение с кауситкой, дружба, и ничего более, но завидовала она мужчине потому лишь, что их отношения были совершенно, как ей казалось, на ином, куда более высоком, уровне. Об этом говорило даже то, что Фостер увидела в первый же момент, как только ее взору впервые предстал этот человек - Хлоя позволила мужчине себя обнимать даже без риска для жизни и здоровья, в то время как Джинджер приходилось улавливать моменты для куда менее решительных и значимых действий, каждый раз подвергая себя опасности как минимум быть обруганной и, как максимум, насколько показала практика сегодня, убитой, если бы Хлое только хватило на это сил.
- Дай ещё одну, - попросила Эммерс, затушив сигарету и оставив окурок в перельнице.
Джинджер перевела на нее недоумевающий взгляд. Смотрела пару секунд, приподняв бровь, на макушку расслабившейся девушки, после чего, все же, выбросив и свой бычок, свободной рукой потянулась к убранным сигаретам. Еще по одной, значит, еще по одной. Чтобы не утруждать Хлою лишними телодвижениями, кауситка поднесла папиросу к ее лицу, так что девушке оставалось только зажать фильтр губами, а после чиркнула зажигалкой, давая прикурить. После прикурила и сама.
- Я рада, что ты осталась. А думала, что все просрано, - вдруг снова вернулась к прошлой теме она, - Пуффф, - она на долю секунды раскрыла ладони и расправила пальцы в стороны, как бы изображая взрыв, - и все, и нет ни тебя... Ничего. - Джин посильнее прижала к себе Хлою, как будто пытаясь лучше почувствовать исходящее от нее тепло, словно не веря даже в то, что она действительно осталась. - А я сбежала, трусиха потому что, - призналась она, хотя осознавала, что вряд ли Эммерс вообще хочет ее слушать.
Что-то перещелкнуло, снова потребовались какие-то действия, потому что Джинджер казалось, что стоит упустить момент, и Хлоя заскучает и действительно уйдет, если не переключить ее внимание на что-то новое. Погладив подругу по плечу, ладонь химерика скользнула ниже, и пальцы резко впились девушке в ребра, не до боли, просто забавы ради. Спонтанное ребячество, в принципе свойственное Джин, было вызвано, помимо внутреннего порыва и желания разрядить обстановку, перестать углубляться в никуда не ведущие размышления, еще и медленно тлеющим наркотиком.
- Боишься щекотки? - усмехнувшись, спросила Фостер, перебирая пальцами по так удачно подставленному хлоиному боку.

0

60

Хлоя намеренно игнорировала уже второе замечание подруги о Кере и старом хлоином знакомом. Торн тут был вообще ни при делах и, хоть Эммерс и представляла примерно, с какой стати Джин упоминает мужчину, поддерживать эту тему не имела ни малейшего желания. Чего-чего, а вдаваться в подробности их с Хейлом взаимоотношений и объяснять все ревнивой Фостер в планы фалакса не входило даже под воздействием этих чертовых наркотиков.
Вторая сигарета совершенно неожиданно - для медленно соображающего мозга, - оказалась перед лицом девушки и так машинально схватила её зубами. Чиркнула зажигалка, и новая порция одурманивающей дряни отправилась в путешествие по хлоиному организму. Она уже с трудом понимала, что и зачем делает - зачем валяется тут с Джин, зачем погружает себя ещё глубже в это мутное болото мыслей и образов, не подчиняющихся ранее нерушимым, разумным правилам.
- А я сбежала, трусиха потому что.
Где-то на грани помутненного сознания мелькнула мысль, что можно было бы сделать вежливый жест и попытаться оспорить данное утверждение. Вот только ни в накуренном, ни в адекватном состоянии, Хлоя никогда не следовала этим надуманным, совершенно бесполезным "правилам хорошего поведения", и всегда говорила окружающим то, что думала, или просто то, что хотела без мыслей о том, оскорбит ли их это. Поэтому и в данный момент она не нашлась, чего такого ободряющего можно ответить на подобное высказывание.
- Ну да-а-а... - протянула она, пытаясь заставить себя закрыть рот и оборвать слишком затянувшуюся букву "а". Однако сигналы от заторможенного мозга к другим органам, казалось, теперь ползут со скоростью подстреленной улитки, а потому она ещё секунд десять тянула мудацкую "а-а-а-а-а-а-а", пока, наконец, не заткнулась.
Она понимала, что должна чувствовать себя по-идиотски, однако, благодаря вдыхаемому дыму, меняющему основы эмоционального восприятия, фалаксу было плевать ,как она выглядит в глазах Фостер. Дым, казалось, не просто приглушил все чувства, но и упрятал поглубже особо неприятные эмоции, знания и воспоминания. Все эти хреновы недавние смерти на "Алхоре", проблемы со здоровьем, флешбэк в проклятом Эхо, ненавистный Голос и прочее говно, казалось, растворились в белесой дымке. А на первый план выступили совершенно странные и неожиданные ощущения.
Поглощенная изучением изменившегося внутреннего мира, Хлоя чуть не пропустила мимо ушей заявление Джин про "щекотки". Скорее всего, она бы не обратила на вопрос никакого внимания, однако колкие пальца химерика, резко ткнувшие фалакса в неподготовленные к подобному издевательству ребра, вывели её из глубин самопознания. Девушка с приторможенной реакцией дернулась, пытаясь увести бок из-под неожиданной атаки, после чего странным образом извернувшись, сильно ткнула подругу локтем в ребра.
- Зависит от настро-о-о-о... - мозг неожиданно выключил речевой аппарат и Хлоя, вместо того, чтобы закончить мысль, затянула букву "о", вырисовывая ею старую детскую мелодию. Однако, уже спустя несколько секунд мелодия прервалась и Эммерс, глупо хихикнув, посмотрела на Фостер.
- Спасибо. - сообщила она, сама не особо понимая, за что говорит спасибо. За то, что год назад пригласила фалакса в Каусу? За то, что уже много раз составляла Хлое компанию? За то, что терпит все фалаксовы выходки? За то, что не сбежала сегодня? Или просто - за чертовы сигареты, напичканные немудреной, но действенной дурью? Никто, пожалуй, не мог сейчас ответить на этот вопрос. Особенно - сама Хлоя.

0


Вы здесь » Фантазис » Настоящее » Новые ощущения