Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаара пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Настоящее » Новые ощущения


Новые ощущения

Сообщений 91 страница 112 из 112

1

Тема обсуждения эпизода.

Общее описание: Острые ощущения высоко ценятся среди химериков. Именно таких ощущений обещает Джин её старый знакомый, предлагая попробовать его новый ментальный наркотик. Является ли удачным его изобретение - пока неясно. Является ли оно безопасным? Это тоже придется выяснять методом проб и ошибок.

Цель: Завязка сюжета. Получение осколков.

Предполагаемые участники: Участники: Джин Фостер, Итан Райт, Савлаар Вольф, Хлоя. Мастер - Линк. Мастера Матата и Слабоумие и отвага выбыли из эпизода.

Предполагаемое место действия: Кауса.

Дополнительная информация: Первый эпизод сюжетной арки "Игра"

0

91

Как и предполагал Савлаар, Джин была довольно приветлива и гостеприимна, даже невзирая на то, что у неё уже кто-то был. И не просто кто-то, а обнаженная девушка, что прикрывалась лишь полотенцем. Сразу бросался в глаза рост этой девчушки, что похожа была, по мнению каусита, больше на подростка, нежели на взрослую женщину. Красный глаз-имплантат внимательно осматривал все её черты, собирая о ней информацию, а серо-зеленый глаз, слегка окинув взглядом незнакомку, всецело смотрел на Джин. Хоть очи и были на данный момент сами по себе, но Савлаар даже не контролировал свой правый глаз - имплантат был в автономном режиме и просто собирал всю возможную информацию. Девушка пыталась подколоть кауситку довольно забавной фразой, на которую каусит не обратить внимания не мог:
- Что, Фостер, не успела меня спровадить, как уже кто-то еще к тебе ломится? Могла бы сказать, я бы быстренько оделась и освободила бы тебе кроватку.
Геноморф, чуть наклонив голову вперёд, негромко пробубнил, обращаясь к Джин:
- Ух ты! Ревность! Ну, признай, как к такому красавчику, как я не приревновать? - усмехнувшись, не без самокритичного сарказма произнес Вольф.
Довольно забавное ощущение: видеть обычные, ничем не выделяющиеся, в хорошем смысле, живые ноги, что год назад были культивированы из разорванной плоти; ощущение, словно что-то неживое стало живым. Савлаар даже испытал что-то вроде слабовыраженной гордости, видя плоды своих трудов. Но, естественно, в гости он наведался не ради этого приятного чувства.
К его разочарованию, Джин уже знала про "О.Н.О." и даже успела испытать его.
- И ты про О.Н.О... Если я за это утро встречу еще кого-то, кто заговорит об этом дерьме, я поверю в теорию заговора. Знаю я эту штуку. Мне не понравилось. Ну, знаешь, было бы странно, если бы мне понравилось ощущать себя беспомощной и без конечностей, а?
Геноморф, что собирался восхищаться столь нетривиальным удовольствием, немного поник и руками обхватил плечи, словно обнимая себя.
- Да, жуткая вещь... - неожиданно подавленным тоном человека, пережившего невосполнимую потерю, начал говорить Савлаар. - Довольно неприятное ощущение уязвимости и беспомощности... Неописуемый ужас от нахождения в бескрайней пустоте, сравнимой разве что с космосом или смертью...
И, резко сменив тон на веселый и жизнерадостный и опустив руки вниз, каусит продолжил:
- Именно поэтому я сразу после применения закинулся жуткой смесью из антидепрессантов и энергетиков! И теперь мне хорошо!.. Вот.
Стоило только закончить химерику свой краткий, но преисполненный лжи рассказ, как Джин пригласила его пройти дальше.
- Ты так и будешь стоять у двери? Живее переставляй ноги по пути в гостиную, друг мой. Мне только что звонил Стокер, создатель О.Н.О. Он обеспокоен, две кауситки умерли после применения этой херовины. Он думает, что дело именно в ней, просил сделать так, чтобы пластинки не попали ни в чьи руки. Я бы на твоем месте повременила с повторным использованием.
Савлаар сделал шаг и замер, как вкопанный.
После применения две кауситки погибли? - широкая улыбка расползлась по лицу Вольфа. - Стокер, серьезно? Нет,
не может такого быть...

Красный глаз резко замер и начал бегать туда-сюда, ища по импу новости о смертях девиц. В это время подружка - а может и любовница - Джин вышла из комнаты уже одетая в костюм, довольно необычный для Каусы, и безмолвно уселась в кресло.
- Нашел новость, - произнёс Савлаар, обращаясь к Джин. - Подробностей нисколько, но я знаю этих девок. Игроки.
Эх, я уж надеялся, что Стокер отбитый псих, что пошел ради, допустим, мести в лоб, а тут классическая подстава.

Каусит отличался своей склонностью к красивым и запутанным убийствам, расследование которых всегда заходило либо в тупик, либо в никуда. Но сейчас его вела не столько эта склонность, сколько подозрение, серьезное подозрение в причастности к этим случаям особого лица.
- Сомневаюсь, что это "О.Н.О." их убило. Все помнят инструкцию Стокера? - после этих слов, Савлаар воспроизвел запись слов Стоки: - "Применяй сие технологическое чудо лежа. Глаза закрываются - ты проваливаешься в иллюзию. Глаза открываются - ты выходишь из неё."
Закончив воспроизведение записи, химерик продолжил довольно низким, жутковатым голосом:
- Кто-нибудь из вас пробовал открыть глаза и выйти из иллюзии? Я пытался, у меня не получилось. Но это могло быть из-за обилия препаратов, что я принимал накануне... Если ни у кого не получалось выйти, то этот наркотик - прекрасное парализующее средство, идеально подходящее для внеочередного убийства. И еще, я подозреваю, что тут замешан "Убийца игроков". Может совпадение, а может нет. Но если это в самом деле убийство, то первым подозреваемым будет Стокер, что делает его автоматически невиновным - он не похож на обезбашенного идиота, что будет настолько глупо рисковать своей шкурой.
Химерик замолк, осознав, что, начиная с "Убийцы игроков", он озвучил свои мысли по происходящему вслух. Выдержав небольшую паузу, более посредственным и веселым тоном, Савлаар произнёс:
- Ха, забавно. Прям в доморощенных детективов играем! У меня появилась идея. Джин, давай я попробую угадать откуда твоя подружка, раз уж так сильно замахнулся на роль псевдоследователя? - каусит усмехнулся. - Она же не кауситка, да? Да? - спрашивал геноморф весьма неуверенно, но, не дожидаясь ответа, продолжил: - Тут три нормальных варианта, что приходят на ум: Таэтрика, Кера и Алхора... Хотя, Таэтрика не подходит - там стиль другой. Кера или Алхора... Я прав, да? Тепло? - обращался он уже к незнакомке.
Не успел он добиться хоть какого-то ответа, как на имп пришло послание от Стокера. Просьба. Просьба разобраться в ситуации со смертями девиц! Савлаар не сдержался и захохотал.
- Пора отгрохать детективное агентство, мать его! Девушки, не желаете прогуляться до трупиков ныне почивших в бозе?

Отредактировано Савлаар Вольф (2017-11-19 00:17:23)

0

92

- Что, Фостер, не успела меня спровадить, как уже кто-то еще к тебе ломится? - колко выдала Хлоя, стоило только Савлаару появиться на пороге жилища Джин. - Могла бы сказать, я бы быстренько оделась и освободила бы тебе кроватку.
Химерик так и не уловила смысла в этом высказывании. Если Хлоя хотела в очередной раз ткнуть кауситку в ее же образ жизни подобно тому, как обычно тычут котят в оставленную ими лужу на полу, то, хорошо, ткнула, правда, ничуть подругу не задев. И какой резон в том, чтобы это говорить?
Безусловно, для выросшей в совершенно другой среде, да и вообще имеющей колоссальные проблемы в вопросах близости Хлои, образ жизни Фостер был чем-то выходящим из ряда вон. Однако в рамках Каусы, в сравнении с множеством других химериков, Джин могла бы без зазрения совести примерить на себя монашескую робу, но откуда же фалакс могла бы это знать? Но немного странным казалось убеждение Эммерс в том, что порог квартиры Фостер пересекается другими лишь с одной-единственной целью. Да, может, она была слишком легкодоступна и ветрена, по мнению Хлои, но ведь не спала же она со всеми подряд, черт возьми!
- Я включу тебя в график посещений, чтобы не возникало накладок, - ответила Джин. На лице кауситки заиграла легкая, но от этого не лишенная хитрости улыбочка. - А заодно скину тебе настройки для твоего остроумия, а то они, кажется, слетели, раз ты не смогла сгенерировать что-то поинтереснее, чем шуточка про подружку-шлюху.
- Ух ты! Ревность! Ну, признай, как к такому красавчику, как я не приревновать? - видимо, каусит тоже не смог проигнорировать замечание девушки. Впрочем, давно известным для беловолосой фактом было то, что у этого типа язык в принципе плохо держится за зубами, и комментирует он вообще все подряд.
- А никак, ты само обаяние, - отозвалась Джин, с тем же хитрым выражением лица взглянув на гостя.
Хотя, на самом деле, вряд ли сказанное Хлоей было прямым указанием на какую-то там ревность. Вовсе не факт, что Эммерс в принципе могла бы испытывать к подруге подобные чувства, но, даже если предположить, что собственничество играло свою роль, фалакс никогда не показала бы этого прилюдно, так что ей, вероятно, просто захотелось поддеть Джин. Но разве подобным замечанием можно было добиться нужного эффекта? В следующий раз, может, постарается получше…

Кауситка выдохнула, поняв, что Хлоя не уловила замечания про нижние конечности. Вдаваться в историю сейчас совершенно не хотелось, для таких разговоров момент был совершенно неподходящим, кроме того, Фостер не была уверена в своем желании вывалить на подругу целый ворох совершенно лишней для нее информации. Хлоя же терпеть не могла, когда кто-то жалуется, поэтому разглагольствовать о самом скверном времени своей недолгой жизни Джинджер не хотела. Может, когда-нибудь, но точно не сейчас, когда в помещении находится кто-то, помимо их двоих.

Савлаар болтал про О.Н.О. Изначально восторженный Стокеровским изобретением, он теперь пытался выразить весь ужас от испытанного. Получилось неубедительно, хотя вряд ли каусит пытался задействовать хоть толику своего театрального таланта.
- … я сразу после применения закинулся жуткой смесью из антидепрессантов и энергетиков! И теперь мне хорошо!.. Вот.
- Да мы заметили, - пожала плечами Джин.
Озвученная Фостер новость о погибших вызвала вполне типичную реакцию - желание узнать чуть больше. Только вместо того, чтобы расспрашивать о событии саму Джинджер, Савлаар, как и любой другой каусит на его месте, предпочел обратиться к Сети, чтобы получить сведения из первоисточника. Пока он искал, Хлоя скрылась за дверью спальни, и, к моменту, когда мужчина снова вернул сознание в реальность, она вышла, уже одетая в приготовленные для нее вещи.
Мужчина сразу высказал идею о подставе, на что Фостер кивнула. Стокер, хоть и казался безбашенным придурком, никогда сторонником убийств не был, да и случайность можно было с большой долей вероятности исключить, ведь этот гад, несмотря на внешнее впечатление, был парнем умным, он не стал бы рисковать, во-первых, собственной жизнью, а во-вторых, и жизнями других, предложив им вещь, которую не подверг бы подробному многократному тестированию, главным образом, на собственной шкуре. Ему к чертовой матери не сдалась такая ответственность.
- Ну, у меня был опыт взаимодействия с подобными вещами, поэтому мне удалось выйти самостоятельно, - ответила Джин Савлаару, когда тот пустился в размышления о принципах взаимодействия с О.Н.О и возможности убить того, кто находится в беспомощном состоянии. - Но не сразу, и это было сложно. Аарон поставил ограничение времени действия для тех, кто не сможет справиться самостоятельно. Но я не уточняла, какой там временной лимит.
Помяни черта. Стоило только сказать имя белобрысого засранца, как тут же поступило сообщение с усложненным путем доступа.
- Минуту.
Пришлось сосредоточиться и потратить несколько секунд времени, полностью отключившись от внешнего мира, чтобы открыть изложенный Стокером текст. Необычайно серьезные слова шли в разрез с привычным поведением и внешним видом этого сомнительного представителя Каусы. Мужчина просил о помощи, чем, собственно, Фостер не удивил. Утренний звонок давал понять, что одним им дело не ограничится. Ознакомившись с текстом, Джин изменилась в лице, стала куда более серьезной, чем ранее, уголки губ опустились, в глазах читалось беспокойство.
- Ха, забавно. Прям в доморощенных детективов играем! - начал Савлаар, заставив Фостер взглянуть на него. Впрочем, она не видела ничего забавного ни в ситуации, ни в словах. - У меня появилась идея. Джин, давай я попробую угадать откуда твоя подружка, раз уж так сильно замахнулся на роль псевдоследователя?
"Плохая идея," - подумала химерик, на мгновение закатив глаза.
- Она же не кауситка, да? Да? Тут три нормальных варианта, что приходят на ум: Таэтрика, Кера и Алхора... Хотя, Таэтрика не подходит - там стиль другой. Кера или Алхора... Я прав, да? Тепло? - тараторил он, засыпая Фостер вопросами, на которых она не могла, да и не хотела сосредоточиться.
- Слушай, вокруг нас неисчислимое количество миров, а ты решил ее ограничить всего двумя возможными? Серьезно? - немного устало протянула Джин, оторвав взгляд от гостя и коротко взглянув на фалакса. Хлоя точно не была в восторге от попытки совершенно постороннего лица вторгнуться в ее зону информационного комфорта, и тут Джинджер ее прекрасно понимала, ей самой такое поведение было бы крайне неприятно. - Ошибочка вышла. Я нашла ее в одном из тысяч простых, типичных мирков. Я оказалась там случайно, встретила ее, и с тех пор она живет здесь. Ну, не прямо здесь, конечно, не все время, но… бывает в гостях, - Фостер снова взглянула на сидящую в кресле подругу.
Джин неспешно проследовала к ней и уселась рядом, на подлокотник. Пока она говорила, ни одна мышца на лице не дрогнула, не выдала лжи или сомнений в собственных словах. Эта история, впрочем, не сильно отличалась от истинной, поэтому не пришлось толком ничего придумывать, только, разве что, сильно урезать подробности. Фостер надеялась только, что фалакс примет подобные правила игры, а Савлаар не станет допытываться.

Предложение наведаться в место, где умерли девушки, заставило Джин слегка оживиться. Именно этого просил Аарон в своем сообщении, и именно это собиралась сделать кауситка, как только вытолкает за дверь разговорчивого знакомого, однако тот, похоже, тоже имел аналогичные планы на день.
Савлаар не был в числе близких знакомых Фостер, его безостановочная болтовня очень быстро начинала давить на голову, но мужчина был отнюдь не дурак, поэтому, возможно, смог бы помочь найти хоть что-то, что указывало бы на непричастность к смертям Стокера. Как знать, может, Аарон и ему направил такое же сообщение?
- Стокеру помочь надо, он один из этого дерьма не выпутается. Я его очень давно знаю, он парень неплохой, хоть и раздражает временами, - Джин снова переменилась в лице, заметно погрустнев. Об Аароне можно было иметь какое угодно мнения, но смерть из-за идиотского стечения обстоятельств или чьих-то приложенных к подставе усилий - это точно не в числе того, чего ему можно было бы пожелать. - Я бы все равно туда пошла. Так что, не вижу смысла тянуть, - она повернула голову, посмотрев на подругу, и после недолгого молчания спросила, - Ты пойдешь с нами или останешься здесь?

0

93

На попытку нового гостя угадать родной мир Хлои, последняя лишь выразительно закатила глаза и покачала головой. После, решив, что одного закатывания глаз мало, фалакс с выражением легкого разочарования посмотрела на мужчину – как раз в тот момент, когда хозяйка квартиры доводила до его сведения, что миров-то много и странно ограничиваться всего двумя. Отвечать что-либо на подобные заявления девушка сочла лишним, к тому же Джин и сама, пусть и куда более спокойным и миролюбивым образом, указала кауситу на некоторые пробелы в его дедуктивном методе. Насколько же мало надо было посетить миров, чтобы под такую вполне заурядную внешность можно было подобрать лишь два? Сама Хлоя с ходу могла назвать, как минимум, с десяток-другой реальностей, подобных той же дурацкой Кере, где, теоретически, могла бы жить. И еще несколько сотен можно было бы придумать самостоятельно – и то была вероятность назвать правильно.
Теоретически, количество миров должно быть бесконечно, либо приближенное к бесконечному. Следовательно, любое название, пришедшее на ум – опять же, теоретически, - вполне может оказаться названием одного из этих чертовых миров. Потому, сообщи Эммерс, например, что она живет в мире с названием «Бон-Бон-Чибибон», существовала вероятность, что такой мир реально существует, и там вполне могут жить существа, похожие на неё, если не точно такие же.

Исходя из разговора – а точнее, почти безостановочного монолога каусита с несколькими вставками от Фостер, - у клоуна, производящего неадекватные металлические пластинки, внезапно появились серьезные проблемы. И причиной этих проблем были – вот это, блять, сюрприз! – те самые неадекватные металлические пластинки. С одной стороны, Хлоя была довольна произошедшим и считала, что Стокер заслуженно получит свою пулю в лоб. Или что там в Каусе считается за правосудие? Может, его просто ограничат в доступе к Сети на месяц? Или запретят заниматься сексом? По местным меркам это должно быть ужасно.
О местной системе правосудия Эммерс была проинформирована крайне поверхностно. Джин что-то там говорила про автоматическое наказание за убийства и еще что-то, однако незаинтересованной во всем этом Хлое было настолько наплевать на местные якобы-законы, что она просто пропустила весь этот блок информации мимо ушей. И по сей день даже не задумывалась о том, чтобы восполнить этот пробел в своих знаниях.
Джин, усевшаяся на подлокотник кресла рядом с Хлоей, успокаивала и, в то же время, немного напрягала фалакса. С одной стороны, это осознанное – или неосознанное? – отдаление от болтливого каусита льстило. Однако совсем недавно у фалакса с Фостер были, вроде как, какие-то трения, что подсознательно вызывало некоторую настороженность и попытку отгородиться от подруги. И даже факт того, что причины трений уже где-то потерялись, почти ничем не спасал ситуацию. Хлоя продолжала ощущать некоторое напряжение, несмотря на то, что хозяйка квартиры никаким образом не выказывала к ней какого-либо неодобрения.
Предложение Джин присоединиться к ней и болтливому клоуну в попытке помочь второму – или первому? Как их считать вообще? – болтливому клоуну, вызвало у фалакса некоторый ступор. В голове её тут же разыгрался громкий спор – она пыталась взвешивать все «за» и «против», к тому же где-то на краю сознания вновь послышался знакомый, неприятный голосок, решивший повставлять свои замечания везде, где это возможно. Голос был, конечно же, против. Хлоя, по большей своей части, тоже была против – как ни посмотри, а клоунов получается два против всего одной Фостер, так что перевес не в её пользу.
Исходя из всего этого, фалакс уже собиралась, было, махнуть ручкой и сказать всем «пока» и «идите-ка вы нахер со своими пластинками», однако на мгновение замерла – с выражением легкой задумчивости на лице и немного приоткрытым ртом.
- Хер с вами! – сообщила она спустя пару секунд. – Пошли.

+1

94

Ответ Джин по принципу работы пластинок оказал на каусита противоречивое действо. С одной стороны, его огорчало то, что этот наркотик не был ловушкой изначально, но, с другой стороны, это делало всё куда сложнее и интереснее. Правда, наличие временного лимита не рушило предварительную концепцию окончательно, но, всё же, понемногу складывалось ощущение, что факт наличия наркотика у жертв - совпадение.
Игра в "псевдодетективов" началась с легкого напряжения - конечно, кому же нравится, когда лезут в их личные дела? Но Савлаар был из числа таких типов, что готов был доиграться с такими вещами до того момента, пока не схватит пулю в лоб. Прекрасно зная, какое раздражение он может вызвать у того или другого собеседника, Вольф не пренебрегал этим явлением во имя своих излюбленных манипуляций. Стоило лишь умолчать о недостающей информации, и никто не заметит её отсутствия в словесном потоке! И вот, снова зацепив на такой простой вещи сразу двоих, вызвав такую микроагрессивную реакцию, как закатанные глаза, химерик чувствовал себя владельцем ситуации. Но, правда, сделано это было, по большей части, непроизвольно. Джин была хорошей знакомой, и портить с ней отношения не хотелось. Во всяком случае, пока что.
- Слушай, вокруг нас неисчислимое количество миров, а ты решил ее ограничить всего двумя возможными? Серьезно? - устало произнесла хозяйка квартиры, заставив геноморфа ехидно улыбнуться про себя, после чего отвернулась в сторону своей подруги.
Удачно. Значит она не знает или забыла...
- Ошибочка вышла. Я нашла ее в одном из тысяч простых, типичных мирков. Я оказалась там случайно, встретила ее, и с тех пор она живет здесь. Ну, не прямо здесь, конечно, не все время, но… бывает в гостях.
Джин не подавала ни одного признака лжи или сомнения, но, почему-то, Савлаару что-то интуитивно подсказывало, что она лгала. Скорее всего, геноморф просто хотел быть правым, посему он даже не придал значения своей интуиции.
- Ну кааак, - разочарованно протянул химерик, обращаясь к Джин, отказавшись от возможности пользоваться психологическим преимуществом. - Ты разве не знаешь? За последние несколько недель же три группы кауситов решили поиграть в "Маскарад". Мои ребята в Алхору отправились - там как раз и "Алхорский Ужас" к ним подтянулся, а остальные какие-то две группы в Таэтрику и в Керу. Потому-то и миров столько. Думал, что во время "Маскарада" вы как раз и встретились... Но не суть...
На незнакомку Вольф автоматом уже сделал скидку - сказали уже, что из другого мира, а, следовательно, о таких вещах вряд ли знает.
- Стокеру помочь надо, он один из этого дерьма не выпутается. Я его очень давно знаю, он парень неплохой, хоть и раздражает временами, - на этих словах Джин погрустнела. Похоже, что Стокер является её хорошим другом... конечно, если Джин не нравились парни так же сильно, как и девушки, но этого Савлаар узнавать точно не хотел - ему хватало восьми детей от восьми разных кауситок. - Я бы все равно туда пошла. Так что, не вижу смысла тянуть, - секунда, и взгляд её уже на подруге. - Ты пойдешь с нами или останешься здесь?
Вольф улыбнулся. Он не просто любил лгать и манипулировать - он любил сами по себе манипуляции и ложь. И этот взгляд, и эти слова... они были довольно милыми. Словно одна из его дочерей учится азам манипулирования... Да, дети, конечно, все хорошенькие пока учатся, но стоит им научиться... Эх, знал бы он, что пару секунд был мастерски обманут...
- Хер с вами! - прервала девушка размышления каусита. - Пошли.
Савлаар почему-то ожидал такого ответа, хоть и размышления незнакомки были довольно долгими на его взгляд.
- Место в километрах пятидесяти отсюда. Телепортом воспользуемся? Полетаем? Пешком прогуляемся? Хе-хе, можно еще найти какое-нибудь старьё, вроде тех гравиплатформ, что и на Алхоре откопать можно, если постараться... Стокер, в принципе, не говорил, спешит он там или нет. Так что можно и неспешно прогуляться, как думаете? - каусит явно хитрил. Что-то ему подсказывало, что Джин откажется от телепорта и в этот раз. Всё-таки, болезненный опыт с порталом - серьезная помеха. Но кто знает, вдруг его знакомая уже давно преодолела этот недуг?

0

95

Недовольство Хлои было заметно сразу, стоило только бросить на нее мимолетный взгляд, увидеть, как она закатила глаза, и оценить, с каким выражением лица уставилась на Вольфа. Девушка не любила, когда кто-то лез в ее личное пространство, старался узнать что-то большее, чем, по ее мнению, требовалось, а Савлаар, будучи совершенно лишенным комплексов и внутренних границ существом, легко и непринужденно перешагнул границу дозволенного своими попытками угадать, откуда в Каусу пожаловала Эммерс. Джин самой потребовалось немало времени, чтобы хоть какую-то информацию о подруге узнать, она делилась сведения о себе неохотно, очень многое оставляя за кадром, и даже сейчас Фостер знала о ней слишком мало, но настаивать на рассказах не могла. А прямолинейный Савлаар не считал нужным заискивать, был чрезмерно прям, настолько, что это смутило бы даже Джинджер, которая обычно была открыта для бесед и охотно рассказывала о себе, окажись она на месте подруги.
Так или иначе, комментировать ничего Хлоя не стала, но, очевидно, одобрила действия Фостер. Джин умела вешать лапшу на чужие уши, хоть и не любила этого.
Савлаар рассказал о каком-то мероприятии среди кауситов, обосновав им свое предположение о родном мире Хлои. Джинджер лишь пожала плечами - она понятия не имела, о чем мужчина говорит, и не считала нужным что-то об этом узнавать, даже к Сети не обратилась. Про себя она отметила лишь, что так, глядишь, и вся жизнь пройдет мимо, если не обращать внимания на то, что происходит вокруг. Она в последнее время все сильнее отдалялась от Каусы и событий, происходящих в ней, правда, это ничуть не мешало ей, не смущало и не было поводом интересоваться. Благо, Савлаар быстро отбросил идею выяснять, откуда родом Хлоя, видимо, поверив Джин. Или же он просто решил, что на данный момент есть дела, куда более интересные и захватывающие, чем болтовня и размышления.
Вопрос, адресованных Хлое, так и повис в воздухе. Углядев какие-то сомнения в лице подруги сквозь пелену наркотического дурмана от принятых таблеток, что до сих пор явно плотно держал Эммерс, Джин напряглась. Фалакс хотела уйти, и, чтобы понять это, не нужно было быть телепатом. Отпускать девушку сейчас, оставив взаимоотношения с ней в этом странном, неоднозначном состоянии, категорически не хотелось, и, если бы Эммерс приняла решение уйти, исчезнув прямо с кресла, на котором сидела, химерик отправилась бы за ней. Нет, безусловно, нельзя сказать, что ей было наплевать на проблемы Стокера, или общество Савлаара было ей неприятно, но она совершенно точно предпочла бы выяснение отношений с Хлой всему остальному, если бы ее поставили перед выбором. Если говорить чисто о восприятии, на эмоциях, то Джинджер казалось, что даже если бы от Фостер зависела бы судьба Каусы, она все равно отдала предпочтение подруге, уйдя за ней, хоть и понимала, что это совершенно нелогично и противоречит всем возможным законам здравого смысла. Но логика и холодный расчет давно пасовали перед этой крошечной девчонкой, которая каким-то немыслимым образом умудрилась настолько плотно привязать к себе Фостер, что это даже немного пугало.
А ведь у нее не было ни единого повода, чтобы участвовать в спасении Стокера, да и просто чтобы задерживаться в чужой квартире. Аарон не лучшим образом зарекомендовал себя в момент их встречи, будучи неугомонным приставучим засранцем, Вольф тоже не казался тем, с кем Хлоя могла бы построить хорошие отношения. Оба каусита наверняка раздражали ее, и Джин отчетливо понимала, что Эммерс будет куда проще уйти прямо сейчас, но...
- Хер с вами! Пошли, - выдала она, продравшись сквозь толщу заторможенных размышлений.
Джин, хоть и надеялась на такой исход, никак не ожидала этого ответа, посему слегка растерялась. Пару раз моргнув, она с легким недоумением посмотрела на подругу, потом перевела глаза на улыбающегося Вольфа.
«Так она остается?» - с легким запозданием осознание все же достигло цели и укоренилось в мыслях кауситки.
Она облегченно выдохнула и усмехнулась. Похоже, необходимость делать выбор отошла на второй план, и благо, что так.
Химерик предлагал варианты, как преодолеть расстояние до места происшествия, перечислял возможности. Фостер неосознанно поморщилась, когда тот заговорил про телепорт. Только вчера уже пришлось пользоваться им, чтобы попасть к Стокеру. Всего пара секунд, и перемещение окончено, а Джин за это короткое мгновение успела потратить годовой запас нервных клеток. Дважды.
А вот упоминание гравитационной платформы напротив вызвало приятные воспоминания - давно не приходилось ими пользоваться, и один из последних случаев как раз пришелся на день знакомства с Хлоей, когда они случайно нашли брошенный на улице чудо-квадрат и воспользовались им.
- Телепорт - самый быстрый вариант, - пожала плечами Джинджер. - Я ненавижу эти штуки, - усмехнулась она, - но, хоть и Стокер ничего не говорил про время, думаю, нам стоит ускориться. Мало ли что. Можем выходить уже сейчас, если ни у кого нет других планов.
Химерик поднялась с подлокотника, ожидая решения большинства. Как ни крути, она не лидер данной миссии, а лишь заинтересованное лицо. Фостер считала, что следует побывать на месте смерти кауситок в числе первых, пока никто не успел извернуть картину, показав ее не так, как она выглядела изначально.

0

96

- Ну и чего встали? Идем – значит идем, хер ли стоять и думать? – Хлоя резким движением поднялась с кресла и, окинув недоумевающим взглядом присутствующих, направилась к выходу. Не хватало еще выслушивать пространные рассуждения о том, есть ли смысл торопиться, надо ли пользоваться телепортацией, или лететь на платформе, или пройтись пятьдесят километров пешком, или на карачках, или вызвать местное какое-нибудь сверхзвуковое мега-такси, или сидеть и подождать, когда Стокер сам к ним придет.
По мнению фалакса, выполнять любое принятое решение надо было, не раздумывая, иначе можно было вообще не прийти ни к какому решению, остановившись на моменте обсуждения стратегии и возможных последствий. Либо делаешь, либо не делаешь. Если ты сразу не встал и не пошел – значит пошло оно все в хер, а ты спокойным, уверенным шагом можешь направляться по другим делам, так как делать ты уже ничего не будешь.
- Что первое на глаза попадется, тем и воспользуемся, договорились? – сказать по правде, она совсем забыла, что первое, что попадется на глаза после выхода из здания, будет именно дурацкая, так нелюбимая подругой по каким-то причинам точка мгновенного перемещения, или, по-простому, телепорт. Сколько она тут ни бывала, никаких платформ поблизости видно не было, так что крайне сомнительно, что именно сейчас такая неожиданно образуется где-нибудь рядом.
Понятное дело, что по дороге можно просто словить местный вариант «попутки» - любого лихача с прибабахом, из тех, что так любят носиться по этому крошечному городку на своих, иногда самодельных, иногда украденных, или купленных в других мирах, средствах передвижения. Вот только шанс встретить такого вот прямо сейчас, да еще и с местом  для троих и при желании подвезти, были еще более призрачны, чем обнаружить у входя в дом ту самую белую платформу.
Странное дело – или, может, как раз таки совсем не странное, а вполне логичное? – в новой, простой одежде Хлоя чувствовала себя куда спокойнее и увереннее, чем в тех пафосных белоснежных шмотках, в которые она нарядилась вчера во время прогулки к Стокеру. Не особо склонная к самоанализу, фалакс с легким удивлением обнаружила у себя эту неожиданную поведенческую зависимость от носимого тряпья. Возможно, что, на самом деле, все дело было в воздействии той жмени таблеток, но понять это было не так просто, как того хотелось. Мозг девушки, судя по всему, так до конца и не пришел в себя, поэтому в тот момент, когда она, наконец, выбралась на улицу, все вокруг показалось ей чрезмерно сочным и ярким, будто кто-то подкрутил контрастности.
Вид у неё, пожалуй, был немного дурацкий – слегка приоткрытый, будто от удивления рот, прищуренные от яркого света глаза отлично дополнялись по-хозяйски упертыми в бока руками. Казалось, она впервые вышла на улицу и теперь всерьез выискивала средство передвижения, которое должно было попасться ей на глаза. На самом деле она просто пыталась адаптировать непослушные мозги к новой обстановке и молча проклинала себя, Джин, её так и не назвавшегося гостя, таблетки, Каусу и вообще все вокруг.
Уверенность в собственных действиях моментально пропала, стоило только ей понять одну незначительную мелочь.
- А… - Хлоя обернулась к своим спутникам, - А куда нам идти-то?

Отредактировано Хлоя (2017-12-13 01:52:55)

0

97

Вопреки ожиданиям Савлаара, Джин все-таки решила воспользоваться телепортом. Вечный "оскал" его оставался неизменным, неживой глаз, в ожидании реакции, устремился в сторону Хлои, а оставшийся еще целым глаз пристально смотрел на кауситку.
Значит, телепорты всё еще неприятны ей...
- Ну и чего встали? Идем – значит идем, хер ли стоять и думать?
Реакция подружки Джин была несколько неожиданной и импульсивной, из-за чего даже настоящий глаз Вольфа уже был всецело прикован к ней. Геноморфу на секунду даже показалось, что в данный момент девушка готова при желании и стену снести, коль та посмеет ей преградить путь - что было весьма привлекательной чертой, по мнению его - но внешне, в манере, в поведении ничто не выдавало в ней подобного рода агрессии. А следующие слова уже насовсем развеяли первичное представление о её агрессивности:
- Что первое на глаза попадется, тем и воспользуемся, договорились?
- ...телепорт то есть... - еле слышно сделал вывод химерик.
Стоило женщине выйти из комнаты, Савлаар обратился к Джин:
- Раз телепорты тебе еще неприятны, то держи.
В правой руке-имплантате открылся отсек, и каусит вытащил два шприца.
- "Инверсер" и "нейтрализатор". Нейтрализатор точечный, естественно. Первое введи в какую угодно мышцу перед тем, как воспользуешься телепортом - самое яркое ощущение будет инвертировано. Будешь наслаждаться отвращением, так сказать. Ну, а как выйдешь - второй препарат туда же. Эффект пройдет практически сразу. Советую принимать так с месяц где-то - хорошая психологическая профилактика. Может и неприятные ощущения пропадут. Понадобятся еще - обратись к моему сыну, Штайндеру. Так проще будет. Может ты и знаешь его, но, скорее всего, по прозвищу "Вольф".
Объяснив вкратце что и как, Савлаар положил шприцы на ближайшую поверхность и пошел быстрым шагом вслед за Хлоей. Догоняя её, геноморф невольно задумался о том, как бы прошла встреча сына и Джин.
Это была бы самая забавная превратность судьбы, если бы ради жизни с ней, он убил бы меня. Было бы... весьма любопытно... Нужно к нему больше кауситок отправлять, хе-хе. Авось хоть с одной да прокатит!
Вольф улыбнулся довольно злобно, ибо лица его пока всё-равно никто не видел. Достигнув Хлои, химерик встретился к ней лицом к лицу в тот самый момент, как та обернулась.
- А куда нам идти-то?
Савлаар демонстративно задумался и произнес:
- Пятьдесят километров на Юго-Запад. Ну, а если конкретнее, телепорт во-о-о-он там! - и показал рукой в сторону телепорта. - Неужели впервые на улице без сопровождения? Или ты успела принять что-то после "О.Н.О."? Если да, то поздравляю, ты прирожденная кауситка! Принять одну дичь, а за ней другую дичь - это сильно для девушки из скромного мирка!
Не смотря на то, что химерик ростом был выше, смотрел он на Хлою прямо, опустив немного голову. Самым необычным в его внешности было то, что неживая часть его лица казалась много живее нетронутой, словно это был андроид с приделанным человеческим лицом, а не наоборот. Далее Савлаар говорил с довольно серьезным тоном - шутливости словно и не было никогда до этого:
- Ты тут с давних пор, вроде... если верить словам Джин. Телепортом пользоваться умеешь же, да? В Играх уже успела поучаствовать? Или предпочитаешь скрывать свое пристрастие к убийствам?
Последние слова звучали довольно... странно. Было совсем не понятно, шутит ли химерик с серьезным лицом или нет. Но, немного выждав, он улыбнулся, что было не особо заметно не приспособившемуся к прозрачной мембране глазу.
Самому же Вольфу во внешности Хлои виделось что-то своё: она была... обычной - не по меркам Каусы - а это весьма настораживало такого химерика, как он, что сам любил пускать пыль в глаза. Он видел в этой обыденности что-то жестокое, кровожадное, интересное. Словно перед ним стояла серийная убийца, маньяк, наёмник или киноактриса, уставшая от своих фанатов. Эх, вернись Савлаар в прошлое, он бы, подобно своей дочери, взял из иного мира серый деловой костюм и получил бы прозвище "Голубь" за свою непримечательность - прекрасный образ для Игры, самое то, чтобы заманивать дураков на бойню!

0

98

Странная растерянность. Вроде, что особенного в том, чтобы просто встать, выйти из дома и отправиться туда, куда идти нужно ради близкого друга? Ничего, однако Джин отчего-то чувствовала себя слегка потерянной, как будто понятия не имела, что делать дальше. Слишком много событий за эту чертову пару дней, как будто Хлоя своим вчерашним появлением изменила нормальный ход вещей, и теперь все было наперекосяк. Не помешала бы небольшая перезагрузка для мозга.
- Ну и чего встали? Идем – значит идем, хер ли стоять и думать? - резкий, звонкий, с металлическими нотками голос привлек внимание химериков к говорящей. Две пары глаз смерили девушку взглядом - Савлаар как будто опешил от неожиданности, а Джин, в свою очередь, улыбнулась, довольная решительностью девушки (может, даже чрезмерной). Редко удавалось поймать момент, чтобы увидеть подругу такой, готовой действовать немедленно и ни о чем не рассуждая. Она всегда хотела казаться такой, однако кауситка успела понять, что, в самом деле, принятие решений - это не самая сильная сторона Хлои. Это состояние, возможно, было навеяно принятыми ею таблетками, но Фостер такое нравилось. Лучше уж это неугомонное желание действовать без промедления, чем сомнения, навеянные странными мыслями и тем, кто, помимо самой Хлои, занял пространство в ее сознании.
«Вот же черт,» - глухо раздалось где-то в мыслях. Джин даже умудрилась отвлечься и позабыть о самой, пожалуй, странной и неприятной части вчерашнего дня - о факте, который мог изменить чрезмерно много. Но сейчас было совершенно неподходящее время, да и не та компания, чтобы снова возвращаться к этому.
А эти два заданные Хлоей вопроса как будто в разы упростили принятие таких простых решений - идти или не идти, сейчас или не сейчас, телепорт или не телепорт... Глупые выборы, которые даже не достойны были быть озвученными.
Джинджер словно за плечи встряхнули, и это как будто было совершенно необходимо, чтобы тронуться с места.
- Что первое на глаза попадется, тем и воспользуемся, договорились? - добавила Хлоя чуть погодя.
- ...телепорт то есть... - сообразил Вольф.
- Да плевать я хотела, - махнула рукой Фостер. Ну, в самом деле, это ее почти паническое состояние, этот страх перед основным средством перемещения в Каусе был совершенно неуместен, он требовал борьбы, а как бороться, если избегать его причины? - Пойдемте.
И Хлоя тут же унеслась вперед.
- Раз телепорты тебе еще неприятны, то держи, - искусственная рука Савлаара служила чем-то вроде тайника, где мужчина хранил разные штуки на все случаи жизни. Джин даже на секунду показалось, что он может извлечь оттуда что угодно, предмет любого назначения, раз у него были как будто специально припасены вещества, способные сгладить фостеровское острое восприятие телепортов. Он ведь, если и догадывался, наверняка не мог знать ни об этом, ни о том, что придется пользоваться точкой мгновенного перемещения, если, конечно, не обладал способностью предсказывать будущее. Джин слушала объяснения Вольфа вполуха. Она поняла принципы действия предлагаемых веществ, и этого было достаточно, чтобы оставить их лежать там, куда положил их мужчина.
«Обойдусь,» - подумала Джин, мотнув головой. Отчего-то сейчас, когда мозг не был загажен ни химией, ни органикой, хотелось сохранить эту уже даже ставшую непривычной ясность ума. Кроме того, вчера она уже использовала телепорт, и от этого никто, вроде как, не умер. Рискнет и сегодня.
Она нагнала компанию последней, едва расслышала вопрос озадаченной Эммерс. Странный у девушки был вид - вся такая решительная, бойкая, дерзкая, словно осматривающая собственные владения, теперь моментально растеряла всю свою уверенность. А ведь она должна была знать, куда идти.
- Пятьдесят километров на Юго-Запад. Ну, а если конкретнее, телепорт во-о-о-он там! - разъяснил успевший подойти Савлаар. А дальше последовала череда бессмысленных вопросов «любопытства единого ради» и лавина выводов, сделанных на основе только личного впечатления. Впрочем, безошибочно - Хлою действительно еще не отпустили те дурацкие таблетки.
«И кому я говорила, что принять надо только одну?» - подумала Джин, усмехнувшись. Ничего, скоро пройдет.
И еще один шквал странных вопросов о жизни Хлои в Каусе. Джин закатила глаза и едва слышно цокнула языком - одного года было более чем достаточно, чтобы уяснить - лезть с тупыми вопросами в Эммерс противопоказано и порой опасно для здоровья. Она вскипала моментально, и кауситка только надеялась, что излишняя настойчивость Савлаара не приведет к печальным последствиям - все останутся целы, живы и здоровы.
- Да что ты к ней пристал, как будто полжизни ни одной живой души не видел, и поговорить было не с кем? - шутливо поинтересовалась Джин. Ей не нравилось внимание к подруге, от этого она ощущала какую-то странную совокупность эмоций, не слишком приятных, но она могла скрыть негатив под маской легкой усталости. - Давайте просто закончим все это побыстрее, - обогнав Вольфа и поравнявшись с Хлоей, Джинджер схватила ее за руку и заметно ускорилась, перейдя на легкий бег. Оттягивать момент использования ненавистного средства перемещения, ровно как и слушать, как Савлаар старается хоть какую-то информацию вытянуть из Хлои, не хотелось абсолютно. - Шустрее, ребята, - влетев телепорт, призвала она.
Когда все трое оказались на перемещающей платформе, Джин несколько раз клацнула по панели управления, чтобы задать необходимый маршрут. Можно было обойтись ментальной командой, но ей категорически не хотелось связывать свой мозг с этой штукой. Адрес был взят из Сети, и, если верить свежей информации, тела девушек до сих пор должны были находиться на месте их смерти. А ведь Стокеровской спасительной команде того и надо было - найти тела и понять, что случилось, всего-то.
Фостер выскочила из телепорта первой и несколькими большими прыжками отскочила от жуткого устройства. Она неосознанно оглядела себя - конечности на месте, и слава высшим силам - и тут же усмехнулась собственной глупой истерике, что случалась каждый раз, когда приходилось пользоваться телепортами. Однако, все же, ситуация стала чуть лучше, ведь раньше, сразу после того, как только встала на ноги, она впадала в панику, бороться с которой можно было только медикаментозно.
- Три минуты, и мы на месте, - оповестила Джин, махнув рукой своим спутникам в сторону, куда нужно было двигаться дальше.А

0

99

Ох, как же он ей не нравился. Этот каусит постоянно говорил что-то странное, сомнительное и подозрительное, а кроме того – невзначай пытался разузнать что-то о Хлое. Может, конечно, ей это казалось, но фалакс предпочитала случать собственную интуицию, а там всеми своими руками была за то, чтобы сократить общение с болтливым незнакомцем до минимума и информацию выдавать тоже по минимуму. Ну, или попробовать давать ему бесполезную информацию.
- Я… - Эммерс подумала, было, объяснить, что она знает, где местная телепортирующая штуковина, а вопрос подразумевал под собой её незнание конечной точки назначения, однако заткнула сама себя, так и не развив эту тему. Вместо этого она просто пожала плечами и повернула голову в сторону, указанную мужчиной. Взглядом с собеседником она пыталась не пересекаться.
Кое в чем он угадал – она действительно умудрилась принять еще одну дичь после ментальной дряни Стокера. Скрыть это было сложно – в конце концов, мало кто ведет себя так не собранно и неровно – то дико тормозит, то наоборот, летит вперед, незнамо куда. Так что отрицать было бы довольно глупо, а потому Эммерс вновь промолчала, подавив очередное дурацкое желание пожать плечами. Не хватало еще, чтобы этот подозрительный тип решил, что у неё тик какой-нибудь.
Однако полностью проигнорировать многословного каусита у фалакса не вышло. Последние два вопроса вынудили девушку, нахмурившись, посмотреть на говорившего.
- «Пристрастие к убийствам?» - переспросила она, слегка наклонив голову и скрестив руки на груди. Интересно, о чем вообще этот тип думает? Считает, что у Фостер в гостях могут тусоваться лишь маньяки и психи, убивающие других просто так? Саму себя Хлоя не относила к тем, кто «пристрастился» к убийствам – убивать ради развлечения и удовольствия для неё казалось чем-то странным, отчасти неправильным и непонятным. Для того, чтобы лишить человека жизни, должна быть причина существеннее обычной скуки. Он угрожает тебе – отличная причина. Может стать опасным – отличная причина. Представитель вида, желающего истребить твой вид – вообще великолепная причина. Но скука – это уже слишком.
И теперь тот, кто, скорее всего, действительно любит убивать других ради развлечения, сообщает ей, что она «пристрастилась к убийствам»? Имело бы смысл пристрелить его на месте, но – вот парадокс, - это как раз шло в разрез с тем, что Хлоя хотела донести до этого умника. Оставалось лишь понять, стоит ли вообще стараться что-то ему объяснить.
- Ты очень любишь делать выводы из ничего, верно, симпатяжка? – Эммерс скривилась, и снова отвернулась от незнакомца. Чем дольше она находилась в его компании, тем больше он раздражал её – своим диким внешним видом, своей неадекватной манерой речи, своими дурацкими вопросами и своим чрезмерным любопытством. У Джин что, все знакомые такие пришибленные, или Хлое просто везет на подобные знакомства?
Джин, судя по всему, прекрасно понимала, что сейчас думает её подруга, а потому вновь постаралась намекнуть кауситу о том, что это, мягко говоря, совершенно не его ума дело. Правда, сделала она это, по мнению фалакса, слишком мягко – во всяком случае для того, чтобы заткнуть этого околочеловека, подобного явно не хватит.
Кроме того, Фостер явно нервничала – видимо, из-за очередной возможности прокатиться на местном телепортирующем чуде техники. Странная реакция на обыденную для этого мира, казалось бы, вещь. Вполне возможно, стоило бы спросить у химерика об этом напрямую, однако делать это в присутствии мужчины Хлоя не хотела. Потом как-нибудь, если, конечно, она не забудет. Возможно, было бы правильным записать себе о том, что надо спросить.
- Ну ведите, вы у нас тут местные, - пробормотала девушка, поспешив за резко ускорившейся Джин и её… кем? Кто он вообще? Вопрос, достойный отдельного упоминания в свободное время – как раз вместе с причиной боязни телепортации.
Перемещение прошло без каких-либо происшествий, хотя сама Хлоя их и не ожидала – в отличие от кауситки, которая, судя по выражению её лицо, только что заставила себя сигануть с крыши собственного дома и теперь с облегчением осознавала, что каким-то чудом выжила и осталась при своих конечностях. Странная, очень странная и подозрительная реакция. Интересно, почему фалакс раньше не замечала за подругой подобной фобии? Ведь, если припомнить, за все время их знакомства, Фостер всячески старалась – и удачно это делала, кстати! – избегать любых механизмов, способных мгновенно перенести что-либо на любое расстояние. Интересно, как она умудряется перемещаться между мирами?
- Три минуты, и мы на месте.
- Так и быть, уговорила, - Хлоя сама не поняла, зачем это сказала и даже умудрилась покрыть себя матом за несдержанность. Хотя, если подумать, она ведь ничего особого не сказала, верно?

Отредактировано Хлоя (2018-01-19 18:58:23)

+1

100

[AVA]https://pp.userapi.com/c841334/v841334607/59782/fl8WWEBxiW4.jpg[/AVA]
Пытаясь крупица за крупицей выдавить хоть что-то у незнакомки, Савлаар всё-таки получил какую-никакую реакцию. Слова о пристрастии к убийствам, на его взгляд, не могли не вызвать реакции у иномирки.
Ну что же такое... Ток под дулом пистолета её разговорить можно? Как-то так? Алабастр один-в-один, только тот еще как-то меня уважает, в теории, и посему отвечает иногда. Хм, может именно поэтому он слинял из Каусы? Чтобы не отвечать на мои вопросы? - каусит усмехнулся про себя.
- «Пристрастие к убийствам?»
Наклонила голову, скрестила руки...
Пока живой глаз смотрел собеседнице в глаза, механический беспардонно пробегался по всему её телу, подмечая каждую маломальскую реакцию.
- Ты очень любишь делать выводы из ничего, верно, симпатяжка?
"Симпатяжка", скривилась, отвернулась... Не похоже. Не тот портрет.
Каждая щепоть информации, словно капля воды в пустыне, была на вес золота. Савлаар смотрел на Хлою, как на потенциального кандидата, но было не похоже на то, что у неё была реальная тяга к чему-то, по мнению химерика, весёлому.
- Делаю выводы из того что имею, - с хитрецой ответил каусит. - А ничего - это то, чем обладаю.
- Да что ты к ней пристал, как будто полжизни ни одной живой души не видел, и поговорить было не с кем? - услышал он шутливое замечание Джин в свою сторону.
Вольф хотел что-то да ответить, хоть и не было никакой необходимости, да решил промолчать.
Ой, точно! - мелькнула в его голове шальная мысль. - Нужно же приготовиться!
Соединившись по импу с одной из дочерей, Савлаар отправил сообщение следующего содержания:
"Либерия, душечка, отправь срочно кейс по приложенным ориентировочным координатам. Я сча его подберу."
- Давайте просто закончим все это побыстрее. Шустрее, ребята, - произнесла каустика и сиганула в портал вместе с Хлоей.
Не успел Савлаар зайти следом за девушками в портал, как на имп поступил звонок.
- Да?
- Кейс отправлен. На Игру собираешься? - последовал женский голосок.
- Не, Либби. Просто питаю надежды на слабую вычислительную мощь причинно-следственных связей местного ИИ.
- Мать твою, ты собрался кого-то убить вне Игры!?
- Возможно. Далеко не факт. Хочу Охотника найти, если это он. Всё, кыш.
Савлаар оборвал звонок и зашел в телепорт, отдав ментальную команду.
Стоило ему выйти, как он не явственно расслышал бранные слова со стороны Хлои.
- Я что-то пропустил? - немного растерянно спросил Вольф, не догадываясь о причине ругани незнакомки. А может ему просто показалось?
Стоило ему заслышать знакомый шелестящий звук реактивных двигателей собственного производства, каусит запрокинул голову.
- А вот и моя доставочка! - радостно объявил он, отбегая немного в сторону, согласовывая своё положение с отправленными координатами.
Маленький миниатюрный дрон, пролетев на жутких скоростях, запустил металлический кейс прямо в сторону Савлаара, и тот перехватил его своей протезированной рукой.
Кейс был серебристого цвета, довольно приличных размеров. Положив его на землю, Савлаар открепил застежки и отворил сам чемоданчик. На него сразу набросилась чёрная бесформенная жижа - "оки" - и окутала всё тело. Достав из кейса странную одежду, напоминавшую причудливую смесь красно-черной робы и толстовки, он решил накинуть её на себя. После, взял две странные пластины, нацепил одну на руку и прикрыл её рукавом, а другую на лицо и закрыл кейс, оставив там что-то похожее на брезент. От силы всё заняло секунд двадцать. Он повернулся к девушкам в своём новом обличении: серебристая пластина-маска была похожа на переднюю часть ухмыляющегося черепа без выемки для носа, правый глаз был скрыт за узкой щелью, на месте левого красовался золотистый глаз-объектив, конечности стали длиннее, а руки были больше похожи на когти.
- Прошу прощения за задержку, - голос его стал более писклявым. - Захотел прихватить прототип. На всякий случай.
Следом за словами послышался неприятный хихикающий смешок.
- Идём, - произнес Савлаар, поманив своей длинной рукой и направившись в сторону апартаментов жертв, не забыв прихватить с собой кейс.

Отредактировано Савлаар Вольф (2018-01-20 04:33:42)

+1

101

Савлаар, похоже, был очень заинтересован Хлоей, и это любопытство с его стороны не нравилось Джин.
Нет, банальная ревность или какие-то схожие с ней чувства, которые могла бы испытывать кауситка по отношению к девчонке, вряд ли способной понять и принять все те странные эмоции, которые она вызывает у беловолосой подруги, здесь были ни при чем. Здесь другое.
Несмотря на то, что Вольф в свое время здорово выручил Джинджер, его помощь, ставшая исходом каких-то внутренних мотивов (отнюдь не бескорыстных), не способна была сделать его персонажем хоть чуть-чуть менее странным, чем он на самом деле являлся. У него было чертовски необычное восприятие того, что находилось кругом, была какая-то своя философия, вникнуть в которую вот так вот сразу, пообщавшись с ним совсем недолго, было невозможно. Да и не очень хотелось, если честно. Он был очень авантюрен и, конечно, не глуп и не наивен, но крайне безрассуден. При любых других обстоятельствах Джинджер трижды подумала бы, прежде чем просто выходить из собственной уютной квартиры в его сопровождении, ведь даже такое простое действие могло в итоге превратиться в какое-то немыслимое приключение, несущее за собой последствия, о пользе или вреде которых невозможно даже догадываться заранее, как и о конечном итоге.
Сейчас Савлаар питал интерес к двум очевидным вещам - к событиям, произошедшим в квартире неподалеку с двумя кауситками, и к Хлое. Джин не знала мужчину слишком хорошо, чтобы быть уверенной в его мотивах или настроениях, однако ей отчего-то казалось, что если этот химерик что-то вбил себе в голову, он не отступится, пока не получит своего, или пока его внимание не переключиться на что-то другое, куда более интересное.
Впрочем, многие ее сородичи таковы - упрямы и сумасбродны. Даже Джин, но она, все же, в меньшей степени. А вот Савлаар - в большей.
Именно поэтому Фостер не была в восторге от того внимания, которое каусит уделял Хлое. Она опасалась, как бы из его увлечения не вышло чего-то, о чем придется пожалеть самой Эммерс или же Джин. Последняя и так уже неоднократно успела почувствовать себя виноватой перед подругой, хотя бы даже за последние сутки, так что еще усугублять ситуацию не было ни малейшего желания.
Джин, слегка нахмурившись и приподняв правую бровь, вслушивалась в вялый диалог. Даже из услышанного она довольно скоро сделала вывод, что Вольф ошибается насчет иномирянки - у нее не было пристрастия к пролитию чужой крови, которое усмотрел в ней каусит. У нее были свои проблемы с головой, и весьма существенные, однако в первые же сутки их с Фостер знакомства Хлоя удержалась от того, чтобы пустить в лоб Джин пулю, дважды, как минимум. А вчера она смогла остановить ту незримую силу, что перекрывала ее сознание, и не дать ей, этой силе, пробить подруге череп. О каком пристрастии к убийствам тут можно было говорить? Панические атаки, чрезмерная подозрительность, может быть, приступы паранойи - да, это было в ней, но вот любви к кровопролитью за год общения Джинджер в девушке не усмотрела. Секрета никакого не было - Хлоя действительно убивала, но ведь убивала и Джин, причем куда более эгоистично и изощренно - на потеху публике, рискуя при этом лишиться и собственной жизни. Просто так, забавы ради.
Беловолосая поморщилась, оборвав собственные мысли на половине, чтобы не лезть в дебри сознания. Ей неприятно было думать о прошлом, вспоминать об Игре и тех эмоциях, что она вызывала. Она лишь пришла к выводу, что события годичной давности пошли во благо, как бы остро они ни отзывались в памяти. Джин была рада, что отошла от событий «до», как ни крути. Возвращаться не хотелось.
Хлоя спорить с высказываниями Савлаара не стала, видимо, придя к выводу, что выяснения отношений все равно ни к чему не приведут - вряд ли каусит изменит свое мнение и вдруг признает свою неправоту.
- Ты очень любишь делать выводы из ничего, верно, симпатяжка? - спросила Хлоя.
Джин усмехнулась, вложив в короткий смешок горстку одобрения, ей нравилось, как Эммерс общалась с неприятными ей незнакомцами. Да и со знакомцами, и не всегда неприятными, надо отметить. Про себя же химерик отметила невиданную сдержанность девушки, ведь она могла (и любила) изъясняться в куда более жестких выражениях. Интересно, это из-за проглоченной горсти обезболивающих таблеток, вследствие серьезной внутренней работы или внезапно возникшего убеждения, что она и без того наломала немало дров, и нарываться лишний раз не стоит? Фостер снова усмехнулась, на этот раз - своим мыслям. Пожалуй, двум последним вариантам в этом коротком списке места нет. Иначе это была бы не Хлоя.
- Делаю выводы из того что имею, а ничего - это то, чем обладаю, - отозвался Савлаар с некоей иронией в голосе.
Да, что сказать, такой уж он, Вольф, не может не построить предположение. А лучше десять.

Беловолосая втянула в телепорт Хлою, прямо следом за собой, и так спешила поскорее закончить неприятную для нее процедуру, что даже не уловила отсутствие Савлаара, заметила она это лишь тогда, когда убедилась в наличии у себя всех частей тела по завершении процесса. То, что мужчина остался вне поля зрения, даже на мгновение обеспокоило кауситку. Постоянное ожидание подвохов от этих проклятых штуковин слишком явно давало о себе знать. Впрочем, панике поддаться она не успела, сразу сообразив, что проверить состояние Вольфа можно в долю секунды, и для этого вовсе не нужно возвращаться обратно, в покинутую полминуты назад точку. Она не стала направлять ему сообщений и сигналов, ограничившись лишь определением его Импа - передает идеальную работоспособность организма, а значит, с кауситом ничего не случилось.
А когда Савлаар все-таки вышел из телепорта, Джин и вовсе выдохнула с облегчением.
Он не спешил следовать дальше, чего-то ожидал, и вскоре, сообщив спутницам что-то про «его доставочку» удалился, чтобы принять присланный ему кем-то чемоданчик.
- Немного поиграем в настоящих детективов, а? - негромко, так, чтобы мужчина не слышал, произнесла она, также тихо фыркнув.
Пока Савлаар возился с кейсом, Фостер даже не смотрела в его сторону, она со скучающим видом блуждала взглядом по улице, периодически переводила глаза на Хлою. Руки она скрестила на груди и вскоре стала спешно отстукивать ногой по дорожному покрытию, всем видам показывая нетерпение, впрочем, ожидание не было долгим.
За короткое время Вольф успел преобразиться - сменил одежду и надел маску, слегка скорректировал собственные пропорции. Джин даже рефлекторно отступила на полшага назад, изучая новый, еще более пугающий облик сородича. Она дернула бровью, как бы спрашивая, к чему мужчина все это затеял, но вслух произносить ничего не стала, кроме:
- Божественно красив, - губы кауситки изогнулись в насмешливой улыбке. Неважно, для чего Савлаар решил преобразиться, но Фостер была уверена, что любых изменений можно было бы достичь, не меняя внешнего вида, а значит, Вольф сам хотел выглядеть так пугающе.
- Захотел прихватить прототип. На всякий случай, - объяснил он своим новым голосом. Вот это как раз нисколько не удивило Фостер - химерик постоянно говорил в разных тональностях, к этому она успела привыкнуть еще во времена их первых встреч. Но этот голос был противным, до зубного скрежета. После он засмеялся, вынудив поежиться - его смех звучал как неприятный скрип проржавевших механизмов.
- Не делай так больше, - попросила Джин, на секунду скривившись.
Что было в его чудо-чемоданчике, так и оставалось загадкой, но Фостер не нашла ни единого повода, кроме собственного любопытства, чтобы уточнить. А интерес - не слишком веская причина, чтобы провоцировать Савлаара на беседу, при его-то голосе, от которого хотелось проткнуть себе уши длинной спицей.
Джин толком не знала, куда идти, однако Сеть была полна информации о месте нахождения тел. Пока что считалось, что смерти наступили при «невыясненных обстоятельствах», и дело могло бы отправиться в раздел отложенных до появления каких-то фактов, если бы не то, за что ИИ Каусы не мог не зацепиться. Стокер. Фостер могла бы поклясться чем угодно, что этот белобрысый и вечно сверкающих, во всех смыслах, персонаж не настолько глуп, чтобы рисковать собой-любимым и убивать кого-то, нарушая местный порядок, однако отвергать идею случайности она не могла. ОНО вполне могло представлять опасность, при его-то колоссальном воздействии на мозг. Да, были вещи и посильнее, однако ни одна не захватывала сознание настолько, химерики предпочитали все-таки иметь возможность контролировать ситуацию. А ОНО такой возможности не давало, и это было ужасно.

Несмотря на расположение (а дом стоял на окраине города, неподалеку от раскинувшейся черноты Нокса, по соседству от него «растеклись» искореженные перегоревшими нанитами сооружения, да и в целом, местность казалась совершенно заброшенной), здание выглядело на удивление неплохо. Вследствие почти полного отсутствия жителей в этом районе, многие системы были отключены за ненадобностью, однако приведение их в рабочее состояние не отняло бы много сил и времени. Как будто все квартиранты дружно уехали на лето за город, оставив дом пустующим. Жизнь почти покинула его, но вот-вот могла бы возродиться.
Несколько десятков этажей устремляли здание прямиком в Пустоту, но с земли, стоя рядом с высоткой, увидеть это было невозможно. Джин запрокинула голову, пытаясь прикинуть, на сколько же метров над землей возвышается этот колосс. Ей, живущей в небольшом тридцатиэтажном домишке, пусть даже под самой крышей, такие сооружения всегда казались величественными и какими-то непривычными, пусть даже и стояли повсеместно.
- Сто тридцать шестой, - произнесла Джин, сверившись с Сетью. - Хорошо, что лифт работает, - добавила она с некоторой удрученностью в голосе. Не любила она эти полуразрушенные заброшенные районы родного города.
Пара нехитрых ментальных команд, и дом словно начал пробуждаться от глубокого сна, кое-где мигнул свет, тихонько загудела вентиляция, подключались различные системы, как будто открывающие доступ к кислороду умирающему бессознательному телу. Печальное зрелище.

+1

102

- Немного поиграем в настоящих детективов, а?
- А вам лишь бы во что-то поиграть, да? - Хлоя хмыкнула, осматривая окрестности. - Чего играть-то? Посмотрите через камеры, что случилось - вот вам и все хитроумное расследование, мать его. У вас же здесь полным-полно этого дерьма. Подруби свои мозги напр...
Она не договорила, оборвав саму себя на полуслове в тот момент, когда повернулась в сторону возвращающегося мужчины. Не особо приятное лицо незнакомца теперь было скрыто не менее неприятной маской, чем-то внешне похожей на череп. Когтистые, удлиненные лапы - теперь фалаксу было трудно воспринимать эту пару конечностей как "руки", - судя по всему, были из того же материала, что и маска. Названный прототипом костюм явно надет был не для красоты, однако его реальные свойства и возможности определить с ходу было невозможно. Скорее всего, он обладал защитными свойствами, схожими с местными "охотничьими комбинезонами", либо был покрыт чем-то подобным. Судя по внешнему виду лап - увеличивал ударную силу, плюс мел возможность резать различные материалы. Кроме того, скорее всего, внутри все напичкано кучей современной техники - одним, либо несколькими искусственными интеллектами,, управляющими мелкими деталями костюма и, к примеру, наводкой, сверхточной оптикой и тонной всевозможного оружия. Без применения на практике судить о практичности все этого девайса было трудно, кроме того, Хлоя понятия не имела, зачем этот псих напялил на себя это чудо техники прямо сейчас. Если он просто решил покрасоваться, то выбрал довольно неудачное время и уж точно прогадал с публикой.
Джин с её саркастичным замечанием лишь подтвердила мысли фалакса о производимом кауситом эффекте. Что вообще думать об этом странном и не особо приятном типе? Он неугомонно болтлив, надоедлив, излишне громок и склонен к  излишней показушности и чрезмерному любопытству - чего же общего могло найтись у Фостер с этим парнем?
- Поздравляю. Тебе удалось стать еще уродливее, чем ты был, - Хлоя показательно хлопнула в ладоши и одобрительно кивнула. - Это действительно серьезное достижение.
Она собиралась, было, добавить еще пару замечаний про изменившийся голос, однако плюнула на это дело, решив, на всякий случай, оставить их на будущее - вдруг да пригодятся еще. Ей и так не нравились те, кто слишком много говорил, а если делать это этим жутким писклявым голоском, то можно просто сойти с ума. Хотя, если вдуматься, куда ей еще сходить? Он вроде как, и так не совсем в себе, верно?
"Тебе кажется"
- Заткнись, - вырвалось это совершенно неожиданно и совсем не по желанию фалакса. Джин, конечно, давно должна была привыкнуть к этим небольшим закидонам своей подруги, но вот так вот проштрафиться перед совершенно незнакомым психом со стальной электрифицированной черепушкой вместо лица - это надо был постараться. При его неуемном любопытстве теперь, вероятно, стоило ожидать прямых - ил не прямых, но наводящих - вопросов. Или не стоило? Может, он примет это за эффект очередной принятойнаркотической херни, или вообще не обратит внимания, а она тут заморачивается и размышляет о бесполезных вещах.

Фостер привела их к очередному краю города - судя по огромному количеству искореженных зданий и близости Нокса. Взглянув на черное полотно пустоты, Эммерс в который уже раз подавила в себе желание подойти поближе и с разбегу нырнуть в это чертово ничто. Парадоксальное, неестественное желание попахивало чем-то суицидальным, однако фалаксу почему-то казалось, что подобное, скорее всего, испытывают многие местные. Это желание казалось таким... естественным.
Тряхнув головой и отгоняя очередные глупые мысли, девушка перевела взгляд на высотку, в которой, судя по всему, проживали - или не проживали? - подохшие наркоманки.
- Сто тридцать шестой. Хорошо, что лифт работает.
- Если бы не работал, я бы послала вас нахер, - тон, с которым это было сказано, не вызывал ни капли сомнений в правдивости слов. Бегать по местным лестницам ради преждевременно откинувшихся идиоток Хлоя никогда бы себе не позволила. И вообще - напрягаться ради помощи незнакомцам было совсем не в её духе. Она ведь даже знакомым помогала редко, чего уж говорить о посторонних, особенно если они, по её мнению, сами виноваты.
Видеть, как оживает полумертвое здание - занятие не из интересных. Кроме того, оно очень сильно напомнило фалаксу родной мир с его мертвыми отсеками, возвращающимися к жизни при починке электросети. Медленно, будто неуверенно, загорается свет, едва слышно начинает работать вентиляция, появляется почти неслышное не привыкшему уху жужжание электрики... Странно, но никто из её знакомых не слышит этого, в то время как сама Хлоя сразу после включения чего-либо начинала ощущать - пожалуй, именно ощущать, а не слышать, - это легкое жужжание электроприборов. Странное и не самое приятное ощущение.
Само здание было куда выше того, в котором проживала Фостер, однако внутри выглядело куда более просто и заброшенно – видимо, тут тусовались только те самые две дамочки, ради которым фалакс с химериками сюда и заявились. Тусовались, оттягивались, принимали всякую дурь, пили, ели, трахались и подыхали – и все в одном и том же месте. Вот же здорово.
- Вопрос. Что вы собираетесь искать?
Вопрос был, по мнению Хлои, более чем логичным, так как, по сути, никаких уточнений по поводу произошедшего, насколько ей было известно, не поступало. А потому она была совершенно не готова к тому, что увидела, когда троица наконец-то добралась до сто тридцать шестого этажа и обнаружила нужное помещение.

Пол был залит кровью. Весь, судя по всему, будто кто-то нарочито размазал тягучую красную жижу по всей площади помещения. По потолку и стенам ползали небольшие роботы, то и дело проводя сканирование помещения, находящихся в нем предметов и двух изуродованных женских тел.
Погибшие не были обнаженными, однако большая часть немногочисленной одежды на них была порвана и в отверстиях зияли огромные открытые раны. Такие же раны были на руках, ногах и даже на лице. Судя по выражению лиц девушек, умерли они в прекрасном расположении духа – довольные улыбки не могли испортить ни окровавленные рты, ни куски одежды торчащие из них.
Хлоя скривилась, но не отвернулась. Ей доводилось многое повидать, хотя ничего подобного она раньше не встречала. Молча она проследила за маленьким – буквально с кулак размером, - похожим на сороконожку роботом, плавно подлетевшим к одной из убитых. Ухватившись за окровавленный кусок ткани, торчащий у мертвой изо рта, робот вытащил его, после чего, уцепившись в него всеми маленькими конечностями, несколько десятков раз перевернул его туда-сюда, изучая, судя по всему, его вплоть до самой мельчайшей детали. Закончив обследование, металлическая гусеница скрутила ткань в комок и запихнула в открывшийся на спине отсек, а затем спокойно вернулась к собратьям на потолок.
- Классные у вас тут следователи, - негромко сообщила фалакс, продолжая наблюдать за работой местной системы правосудия в комнате через дверной проем. Интересно, что вся эта механическая  мелочь будет делать, когда определит виновного? Если определит, конечно же.

+1

103

[AVA]https://pp.userapi.com/c841334/v841334607/59782/fl8WWEBxiW4.jpg[/AVA]
Девушки по достоинству оценили новый облик каусита, а сам Савлаар был искренне тронут.
- Божественно красив, - с видимым сарказмом оценила костюм Джин.
Иномирка же, вот неожиданность, не была удивлена, что подтверждало слова кауситки о том, что подруга её в этом мире довольно давно.
- Поздравляю. Тебе удалось стать еще уродливее, чем ты был. Это действительно серьезное достижение.
На эти слова Савлаар лишь пожал плечами и в шутку произнес:
- Так уж получилось, что меня прозвали "Жутью". Нужно соответствовать как-никак...
- Заткнись, - непроизвольно вырвалось у Хлои.
Савлаару не просто казалось, что эта фраза была обращена не к нему - его часто просили заткнуться, но этот случай он видел во всей красе. Объектив во всех подробностях записал микромимику собеседницы, а фокус глаз иномирки не был даже установлен на самом каусите во время этой фразы, словно слова обращались не к нему. Несмотря на понимание этого факта, химерик прервал свою речь, не выставляя на показ замеченную особенность.
Сама расскажет, если "выиграет"...
На смех же Джин отреагировала с откровенным отвращением - похоже, что установленная тональность резала слух и не создавала должного антуража, посему Вольф сделал голос более низким. На смену писклявому голосу пришел немножко жутковатый бас.
- Так, надеюсь, лучше? - произнес он и зловеще засмеялся.
Повода для смеха хоть и не было, но входить в какую-то зловещую роль геноморфа забавляло.

Край города и высотное здание, стремящееся в Нокс. Савлаар расплылся в улыбке, спрятанной под маской. Эти места напоминали ему о Игре, одной из самых веселых, во время которой он убил своего престарелого друга - есть у старых кауситов обычай уходить в эту кромешную пустоту, но Зверь хотел, как и Вольф, играть ва-банк до конца своей жизни. Довольно захватывающе было биться с опытным противником у самой черноты... По-своему символично.
- О, а я тут был! Или не тут... Ох, такая прекрасная Игра была! Потасовка "старичков" - редкое явление! Такое бывает раз в жизни... просто потому, что старички Нокс предпочитают больше, чем Игру... - неожиданно разочарованно закончил Савлаар.
Джин в это время, запрокинув голову, осматривала здание.
- Сто тридцать шестой. Хорошо, что лифт работает.
- Если бы не работал, я бы послала вас нахер, - искренне заявила Хлоя, что, к слову, было не удивительно.
Вольф же не особо уделял вниманию рассмотрению здания - фотография его и план здания, точнее, того, что осталось от него, уже хранились в памяти.
- Мы в Каусе. Помимо лифта и лестниц есть еще адекватные способы добраться туда. - обратился он к иномирке.
Химерик был на удивление серьезен. На него нахлынули воспоминания, которые он сам ни за что не признает хоть сколько-нибудь да печальными. Зверь был единственным, кого можно было бы назвать "лучшим другом Савлаара". Хотя бы потому, что они были похожи в своём мировоззрении. А конец Игры походил больше на конец какого-то последнего праздника в жизни.

Стоило им только зайти, как новая порция воспоминаний нахлынула на каусита. От такого количества испытываемой ностальгии у него раздражительно дернулась бровь. Пробуждающийся дом, словно отсеки Алхоры, выводил уже химерика из себя.
- Ну охренеть теперь! Спасибо, долбаный дом! Давай теперь вспомним тридцать пять лет Алхоры! Джииииииин! Тут никто больше не живет? Я его взорву к херам! У меня кризис среднего возраста! Я стар, Джин! Кошмар!
Быстро, но глубоко, вздохнув и выдохнув, Савлаар произнес:
- Всё, мне лучше. Я вспомнил, что старик Джекил всё еще старше меня и он еще живой, а внуков, слава Ноксу, нет, так что звание дедушки мне не угрожает.
Комплексы Вольфа по поводу возраста были более чем очевидны. В этом плане, когда ему говорили, что он ведет себя как ребенок, химерику становилось чуть спокойнее.
- Вопрос. Что вы собираетесь искать? - отвлекла каусита от происходящего своим вопросом Хлоя.
Савлаар повернулся к девушке.
- Я бы сказал, что зацепки, но более конкретно: спектрального гиперкуба помещения должно быть достаточно. Это как фотографии, только по одной для каждой длины волны с шагом в десятую нанометра. На такое и древние конструкции способны, но качество выше не требуется. Потом пропускаем всё это дело через анализатор тепловых аномалий и реконструктор и выясняем был ли там кто-то еще и как он убил своих жертв.
Химерик говорил как есть, резкими движениями жестикулируя, передвигаясь спиной вперед к лифту.

Не смотря на то, что здание казалось заброшенным, лифт исправно работал - о нём явно заботились, возможно, даже новый установили. Он плавно, но быстро перемещался вверх, но сто тридцать шестой этаж - дело нешуточное. Пока троица поднималась, Савлаар обратился к Джин.
- Фостер, слушай внимательно. Если мне придется открыть чемодан в здании, тебе с подругой нужно сразу убежать отсюда. В противном случае, готовься по команде отвернуться. Что до твоей подруги - тут не важно, смотрит ли она. Молчать умеет - вот и хорошо. Но секрет моего фокуса никто больше не должен ни увидеть, ни знать. Совсем. И вопрос: происходили ли изменения в твоей мед карте? Не ставила себе имплантатов органов?

Оказавшись в нужном помещении, химерик обнаружил довольно любопытную картину: кровь, тела, раны и местные следователи. Похоже, что этот треклятый ИИ абсолютно всю работу поручал роботам. И те, естественно, уже тревожили место преступления. Включив режим спектральной записи, Савлаар записал всё, что мог. Даже кусочек ткани, который маленькие помощники "большого босса" пытались урвать.
- Классные у вас тут следователи, - произнесла подруга Джин.
- Маленькие мрази эти следователи! А теперь думай, был ли один тут кусочек ткани! Так, сейчас обследую раны и их форму. Интересно, вскрытие тел мне производить или папа-робот позовет маму-робота, а? - каусит сам не понимал, к кому обращался: к себе или к искусственному интеллекту.
Отправив запись на обнаружение ультрафиолетовых следов, Вольф начал обследовать и снимать тела погибших. Забавно, химерик, что любил сам совершать идеальные преступления, сейчас был на стороне правосудия. Его самого интересовало, что заставляло местный сверхразум так долго решать поставленную задачу.
- Джин, можешь получить доступ к камерам? И что умеет твоя подруга? Речь не о постельных навыках, конечно же, - усмехнулся каусит. Похоже, настроение понемногу возвращалось к нему. - И вообще, хакните этим мелких охреневших мудаков! Законом не запрещено, вроде как. И да, я понятия не имею, возможно ли это - не пробовал!

Отредактировано Савлаар Вольф (2018-02-10 13:10:55)

+1

104

Джин с легким прищуром, слегка опустив голову, смотрела Хлое прямо в лицо, пока та рассказывала о том, что стоит сделать, чтобы завершить расследование, так его и не начав. Фостер не очень-то по душе было, когда кто-то, пусть даже эта вечно лохматая блондинка, пытался диктовать ей действия, которые могли бы помочь найти лежащий на поверхности ответ. Ей это не нравилось, несмотря на то, что Эммерс была права - большую часть работы, которую они решили проводить на месте, можно было сделать, не выходя из квартиры. Можно было бы, но... Аарон просил лично посетить место происшествия, да и лишняя точка зрения, записанная посторонней парой глаз, точно не помешает. Не доверять ИИ причин не было до сих пор, но все же, раз кто-то нашел способ убить, обойдя закон, может, появится рано или поздно и тот, кто сможет исказить факты, передаваемые камерами? Фостер, так или иначе, считала, что лучше увидеть все собственными глазами.
- Заткнись, - резко выпалила Эммерс.
Джинджер, лишь едва заметно вздрогнув, украдкой глянула на девушку и удрученно покачала головой. Она понимала, что это, с большой долей вероятности, значит. Это значит, что Хлоя снова не одна. Этот спонтанный возглас мог относиться и к словам Савлаара, но Фостер отчего-то была уверена, что каусит здесь как раз-таки ни при чем. Это имело отношение к тому мудаку, что вчера едва не пробил Джин голову, что старался защищать (о, да, хорош защитник) Хлою там, где и опасности не было, что иной раз мешал и самой девушке, лишая возможности сосредоточиться. Беловолосая мельком взглянула и на мужчину, однако смысла в этом не было - увидеть какие-то эмоции и догадаться о мыслях, возникших в этот момент в голове мужчины, было невозможно, плотная маска на его лице не давала ей ни малейшего шанса. Но Вольф ведь отнюдь не дурак, и, кроме того, очень внимателен к мелочам. Его искусственный глаз улавливал то, что было невозможно увидеть обычным взглядом, и это давало ему преимущества.
Хоть бы ему хватило ума не только подметить особенности, но и сделать вид, что он не обратил внимания, а...
Кауситка облегченно выдохнула, когда стало очевидно, что Савлаар вопросов задавать не станет, по крайней мере, пока. Он лишь по просьбе существенно снизил тон голоса и произнес:
- Так, надеюсь, лучше? - произнес мужчина так, что по спине побежали мурашки.
- Лучше, - блекло отозвалась Джин. Впрочем, теперь голос действительно звучал приятнее, чем секундами ранее. Он не резал слух, а, напротив, гулким эхом разносился в пространстве.

Савлаар, как и всегда, говорил много и обо всем подряд. Ему достаточно было отрывка какой-то мысли, чтобы зацепиться за него и составить целое повествование. К этому стоило относиться как к должному - если уж мужчина оказался где-то поблизости, стоит либо смириться с участью и выслушивать множество бесполезных фактов и размышлений, либо сразу, резко и бесповоротно отправлять его куда подальше. И вот, опять. Стоило только приостановиться напротив нужного здания, как он снова пустился в рассуждения и воспоминания. Утомлял, надо сказать, изрядно.
Хлоя же, напротив, говорила мало, только по существу, хоть и не стеснялась в выражениях. Ее, напротив, иногда хотелось встряхнуть как следует, чтобы добиться хоть одного лишнего слова, хоть звука. Джин всегда хотела знать, что она думает, а девушка, как назло, молчала, вперившись взглядом в одну точку. Было желание влезть в ее сознание, чтобы понять, что в нем таится, что Хлоя скрывает и о чем умалчивает, ведь ее мысли казались Фостер практически безграничными, интересными и, что немаловажно, правильными и точными. Не все, не всегда, но все же. Ее логичность и прямолинейность иной раз заставляла беловолосую чувствовать себя неразумной малолеткой, ничего не смыслящей в жизни, и было странно понимать, что Эммерс, вообще-то, младше Джин и, скорее всего, прилично младше.
Фостер усмехнулась своим мыслям, отметив, что им обоим было, чему поучиться друг у друга. Савлаар мог взять на заметку, что иногда лучше придержать язык за зубами, а Хлое стоило перенять часть его манеры болтать обо всем подряд. Из них могло бы выйти два в меру общительных существа, и они были бы идеальной компанией для кауситки.

У Джинджер с этим местом ничего связано не было, но один только его вид угнетал. А вот каусит, похоже, всерьез ударился в воспоминания.
- Давай теперь вспомним тридцать пять лет Алхоры! - воскликнул он, и Фостер пришлось сделать над собой усилие, чтобы не взглянуть на Хлою. Еще не хватало, чтобы Савлаар узнал все-таки, откуда она родом. - Джииииииин!
Кауситка вздрогнула и резко повернула голову в мужчине.
- Тут никто больше не живет? - спросил он, но ответов, похоже, не ждал, поэтому беловолосая и промолчала. - Я его взорву к херам! У меня кризис среднего возраста! Я стар, Джин! Кошмар!
- Ты не стар, ты вечен, - усмехнулась Фостер. Ну, не говорить же ему, что до его возраста большинство кауситов и не доживают, решаясь изведать просторы Нокса. Он же и сам прекрасно это знает. - Взрывай, если хочешь. У нас и так предостаточно мест для жизни, а это еще и малопривлекательно само по себе. Не в моем вкусе.
- Вопрос. Что вы собираетесь искать? - произнесла Хлоя в свойственной ей сухой манере, прервав бессмысленный диалог химериков.
Джин хотела было что-то ответить, но с мысли ее сбил пустившийся в объяснения Савлаар. Дополнять сказанное смысла не было - любое слово могло повлечь за собой невероятной длины лекцию, а это - вовсе не то, что нужно было в этот момент. Наверное, это и в любой другой момент было бы не нужно, на самом деле.

Когда Савлаар попросил послушать его, Джин, стоявшая чуть впереди, лишь слегка повернула голову в сторону говорившего. "Слушать" ведь не значит "смотреть", верно? Она кивнула. Вообще, химерик могла бы просто не сохранять в памяти информацию об увиденном, отключив имп-накопитель, или закрыть доступ к файлам для ИИ, но... Глупо лишать себя алиби, да?
- И вопрос: происходили ли изменения в твоей мед карте? Не ставила себе имплантатов органов?
- Нет, - мотнула головой Фостер. - Думала об этом, но мне же теперь без надобности.
Это имело бы смысл, если бы Джин продолжила участвовать в Игре или ввязалась бы в более серьезные дела, вроде тех, что творил сам Савлаар, но при обычной жизни никакие модификации были, по сути, не нужны.

Джин в первые несколько секунд не спешила пересекать порог нужного помещения, она лишь оглядывала пространство через дверной проем, так и оставаясь снаружи. Зрелище не из приятных - небольшая комната, нечто вроде гостиной, была залита кровью, и в ее центре лежали тела тех самых девушек, в убийстве которых обвинялся Стокер. Чувства ужаса увиденное у Фостер не вызвало, но трупы и разлитая кругом красная жидкость не добавляли комнате уюта - кауситка машинально приобняла себя руками, как будто поежившись от холода, и только потом переступила порог. Подойдя ближе к девушкам, химерик присела на корточки и внимательно рассмотрела тела, раны на них, остатки одежды, выражение их лиц. Вся информация, полученная с помощью органов чувств, в том числе и общие ощущения Джинджер, откладывалась в памяти импа-накопителя, но пока не передавалась дальше.
Беловолосая удрученно покачала головой, когда обнаружила на виске одной из девушек Стокеровское О.Н.О., и еще сильнее расстроилась, даже чуть испугалась, когда увидела его и у второй. Умерли они, пока были в том жутком черном ледяном космосе, но им действие ментального наркотика, очевидно, пришлось по душе. Улыбки на их лицах были такими открытыми и искренними, что от них становилось как-то не по себе, и чем дольше Фостер рассматривала девушек, тем сильнее хотелось закрыть глаза и выскочить из комнаты. И раны эти, как будто кто-то зубами выгрызал в плоти дыры.
Такого раньше не было. Странные смерти, что происходили в Каусе на протяжении последнего года, не имели общих черт, кроме одной - все дела оставались нераскрытыми и классифицировались как «несчастный случай», хотя в наличии некоего убийцы, кажется, не сомневался никто. А тут и Аарон со своим чудо-изобретением пришелся весьма некстати.
- Отсутствие определенного почерка - это тоже, по сути, почерк, - произнесла Джин, бегло просматривая информацию по другим случаям случайных смертей. Или, все же, правильнее сказать, убийств.
- Классные у вас тут следователи, - тихо сказала Хлоя.
Джин, успевшая погрузиться в аналитику и сопоставление полученных фактов, чуть вздрогнув, повернула в сторону подруги голову, и лишь потом поднялась на ноги.
А вот Вольф явно не питал безумной любви к местным правоохранителям. Оно и понятно, учитывая обилие сомнительных фактов в его биографии, за которые, впрочем, невозможно было бы зацепиться и сформировать обвинение. Он был не в ладах с законом, особо того не скрывал и балансировал на тонкой грани местного правосудия.
- … Речь не о постельных навыках, конечно же, - отвратительная усмешка Вольфа заставила поморщиться. Уж кому, но не кауситу шутить о чьих-то способностях. Странно было услышать это от сородича - представители других, менее раскрепощенных обществ, часто могли позволить себе подобные комментарии, из зависти ли или из осуждения, но химерики, как правило, не видели в сексе ничего особенного, они просто занимались им, не разглагольствуя особо. И какое это вообще имело отношение к делу?
Джин резко развернулась лицом к мужчине. Могла бы она задушить его одним только взглядом, он бы непременно почувствовал сдавление в области шеи. Беловолосая и сама удивилась, насколько неприятно ей было услышать пошлую шуточку в адрес подруги. Личное оскорбление она и то, пожалуй, восприняла бы мягче, чем эту неаккуратно брошенную фразу.
- Классно шутишь, друг, - холодно отозвалась Фостер, не сводя с химерика взгляда. - По делу - ломать тут нечего, - добавила она несколькими секундами позже, когда все же подключилась к местным камерам. - Кадр - они цепляют О.Н.О. и отключаются, и следующий - они лежат уже в таком виде. Камеры не снимали несколько часов, свидетелей нет, Сеть бурлит, Стокер в панике. Какова вероятность, что под действием О.Н.О. они тронулись и сами изувечили себя? Или друг друга? По крайней мере, они умерли счастливыми.
«Стокер. О.Н.О. может вызывать помешательство? Ты сам видел, что здесь творится? Если здраво мыслить - могли ли они сами себя изуродовать, подвергнувшись действию твоей чудо-штуковины?» - короткое сообщение в защищенном виде, чтобы местный ИИ не смог добраться до сути, было тут же доставлено адресату, осталось только надеяться, что Аарон в состоянии отвечать.
- И, если так, кто выключил камеры? Стояли на таймере?

Отредактировано Джин Фостер (2018-02-15 00:00:38)

0

105

На вопрос о том, что же планируется искать, Хлоя так и не получила конкретных ответов. Не сказать, что она особо их ожидала, однако банальности, расписанные многословным кауситом с таким умным видом, не произвели на неё ровным счетом никакого впечатления. Никакой конкретики, как и всегда, когда общаешься с теми, кто понятия не имеет, что ответить на твой вопрос. О том, что придется воспользоваться гиперспектральным анализом помещения должно быть ясно и неразумному ребенку. Кроме того, как и сказал мужчина, с этим действительно могли справится древние машины, которые даже для Алхоры были сильно устаревшими. Логичный вопрос в ответ на ответ – на кой черт там нужны они трое, если с этим, в теории, должен без проблем справиться любой идиот?
Задавать этот вопрос фалакс посчитала бесполезным. К тому же картина, открывшаяся на месте преступления, заинтересовала её куда больше, чем  попытки объяснить кауситу, что он говорит слишком много, слишком не по делу и слишком преувеличивает смысл им сказанного. Раны на телах мертвых девиц для Хлоя говорили больше всего остального. По её мнению, тут не требовался никакой анализ. От силы – вскрытие для подтверждения и так очевидного вывода.
Но ни мужчина, ни Джин так не считали. Вероятно, они просто не пересекались, либо пересекались не так часто с таким простым и банальным понятием, как «каннибализм». Следы от укусов человеческих зубов, легко угадываемые, если ты знаешь, как они должны выглядеть, а также кровь и куски одежды во ртах жертв говорили сами за себя. Очевидно, что химерики решили поужинать друг другом, вследствие чего и отошли в мир иной. Вероятнее всего от потери крови, а не от самих укусов.
- Джин, можешь получить доступ к камерам? И что умеет твоя подруга? Речь не о постельных навыках, конечно же, - каусит, так не любивший местных роботов, вновь подал голос, в очередной раз разбавив свою речь сомнительной шутейкой на постельную тему.
Эммерс на пару мгновений всерьез задумалась о том, насколько наказуемо будет заставить его костюм смяться, превратив этого клоуна в фарш. Ей ведь даже напрягаться не придется. Вот только она понятия не имела, насколько чувствительны местные камеры и не способны ли они определить, кто оказался причиной произошедшего…
«Но идея интересная» - о да, не удивительно, что Голос был всеми своими воображаемыми руками «за» подобное развитие событий. Последние сутки он явно горел желанием угробить хоть кого-то, а тут один чудик сам подставляется по всем фронтам. Вот только этот самый чудик, судя по всему, что-то значил для Фостер, а делать нехорошее с друзьями Джин Хлое не особо хотелось. Правильнее будет подключить дополнительное терпение и стараться быть как можно более равнодушной ко всему, что говорит этот закованный в металл умник.
- Кадр - они цепляют О.Н.О. и отключаются, и следующий - они лежат уже в таком виде. Камеры не снимали несколько часов, свидетелей нет, Сеть бурлит, Стокер в панике. Какова вероятность, что под действием О.Н.О. они тронулись и сами изувечили себя? Или друг друга? По крайней мере, они умерли счастливыми.
Фалакс с сомнением посмотрела на свою подругу. Счастливыми?
- Счастливыми? Я не думаю, что они соображали, что тут происходит, - это казалось логичным, если вспомнить, как действует на сознание это чертово «оно».
По большей части тут все выглядело очевидно, однако некоторые моменты не укладывались в общую картину. Например – выключенные камеры. Кто мог выключить камеры, если обе девицы отключились под воздействием наркотика? Наличие предполагаемого «третьего» шло в разрез с остальным и сбивало с толку. Не сказать, что Хлоя всерьез заинтересовалась происходящим, однако некоторое любопытство в ней проснулось, а это, обычно, не доводило её до добра.
- Они сожрали друг друга под воздействием этой ментальной херни. Это очевидно. По сути, если эти пластинки способны так влиять на мозг, то клоун, создавший их, однозначно виноват. Вот только выключенные камеры – это что-то странное, - Эммерс почесала голову, слегка скривившись. – А можно ведь подключиться к их имплантам и выудить оттуда всю последнюю информацию?

+1

106

Легкая шуточка на тему навыков подруги Джин, похоже, была не такой уж и легкой. Савлаар хоть и обследовал тела, но по тону Джин заметил, что его вопрос задел её:
- Классно шутишь, друг. [AVA]https://pp.userapi.com/c841334/v841334607/59782/fl8WWEBxiW4.jpg[/AVA]
Шутка такого плана для Каусы была слабовата - больше подходила для жителей других миров - но, тем не менее, Джин она почему-то задела. Может это потому, что она могла задеть её подругу?
- По делу - ломать тут нечего. Кадр - они цепляют О.Н.О. и отключаются, и следующий - они лежат уже в таком виде. Камеры не снимали несколько часов, свидетелей нет, Сеть бурлит, Стокер в панике. Какова вероятность, что под действием О.Н.О. они тронулись и сами изувечили себя? Или друг друга? По крайней мере, они умерли счастливыми.
Тут иномирка прервала монолог, явно обратив своё внимание на последние слова:
- Счастливыми? Я не думаю, что они соображали, что тут происходит.
Теперь уже сам химерик, как всегда, захотел тоже вставить своё слово:
- Счастье - оно в голове. Почувствовать его и от рационального довольства, и от наркоты можно... Но если они и в самом деле умерли так... Любопытно.
- И, если так, кто выключил камеры? Стояли на таймере? - довершила свой монолог Джин.
Вопросы были один занимательнее другого, и это Савлаару нравилось, но оптимизма он не испытывал - наверняка сейчас придет анализ и всё будет скучно.
- Они сожрали друг друга под воздействием этой ментальной херни. Это очевидно. По сути, если эти пластинки способны так влиять на мозг, то клоун, создавший их, однозначно виноват. Вот только выключенные камеры – это что-то странное. А можно ведь подключиться к их имплантам и выудить оттуда всю последнюю информацию?
Савлаару идея подключения к имплантатам казалась бессмысленной, ибо если они что-то и фиксировали, то это были бы те же картины от О.Н.О., скорее всего. А вот каннибализм... Вольф не любил делать поспешных выводов, ибо ответы на скорую руку зачастую были неверны, но уточнить у несчастного ИИ все же стоило. Запросив имеющуюся информацию по делу и получив результат спектрального анализа, он впал в ступор. Дело было всё занимательнее и занимательнее, вопросы всё рождались и рождались, а ИИ давал утешительно-неутешительные ответы. Это был приятный ступор - геноморф ничего не понимал. И ему нравилось это, забавляло его! Головоломка, на которую не получается сразу дать ответ. Улыбка под маской расползлась по его лицу и через минуту его ступор прервал лёгкий хохот.
- Красота! Прекрасно! Ну, я надеюсь на это! Точнее, я очень надеюсь, что это убийство! Это же прелесть какая! Нет ни тепловых следов, ни царапин, ни сдвинутой мебели... Третьего, вроде бы как и не было. В их желудке человеческая плоть, а такое нелегко подстроить - слишком большая морока - так что да, они в самом деле сожрали друг друга. Кровь в пределах нормы, стороннего вещества, что спровоцировало бы акт каннибализма нет... НО. НО! Нет визуального подтверждения! Никакого! Ну, и ИИ не понимает, имеют ли пластинки отношение к происходящему. Как и не знает, чьи они. Т.е. это могла бы быть и подмена наркотика... Или более сложная схема, допустим, с дроном...
Химерик протараторил всю полученную информацию, как одержимый. Он понятия не имел, что тут произошло... Точнее, КАК тут произошло то, что произошло. И он был рад, счастлив, не меньше! Ему нужно было думать, работать головой - ох, как редко ему это приходилось делать в повседневных условиях вне Игры!
Убийства Савлаар воспринимал, как искусство. Ему не хотелось верить, что произошедшее было двойным самоубийством. Каусит начал уже создавать в своей голове идеальное убийство по образу и подобию. Как бы он это провернул? Подмена пластинок - самое простое и возможное, но вдруг всё интереснее? В условия поставленной задачи прекрасно вписывается дрон или еще какой-нибудь механизм. Может кауситы поддаются гипнозу, находясь под этим наркотиком? Даже если так, то как убийца мог знать это? Он был в том мире и знаком с наркотиком? Вполне возможно, а если это возможно, то выполнимо и всё остальное.
- Так, если это не "двойное самоубийство", так сказать, а умышленное убийство, то у меня пока что созрело два простейших варианта. Первый очевидный - подмена пластинок. Второй - мы не знаем свойства обычных пластинок. Возможно кауситы поддаются гипнозу под их действием. Если это так, то, для начала, можно получить нехилый такой список подозреваемых, что побывали на родине этого чуда... Как-то так... Есть и третий, абсолютно невероятный вариант некоего синергетического подхода, в результате которого вытекает первое, что приходит на ум: третьего не было, девушки друг друга сожрали, потому что тут было такое-то давление, такая-то температура, они съели то-то или приняли что-то, из-за чего О.Н.О. решило работать по-другому. Но, по делу, ни первый вариант, ни третий не объясняют отключение камер. В случае со вторым вариантом, камеры отключить необходимо, чтобы скрыть дрона с передатчиком, с помощью которого девушек дистанционно гипнотизировали. Но это так, примера ради. Над остальными вариантами думаю еще, но, в итоге, всё упирается в свойства наркотика, которых мы не знаем.

Отредактировано Савлаар Вольф (2018-04-01 04:15:07)

0

107

Некоторое время он наблюдал за незваными гостями через камеры одного из собственных роботов, затесавшегося среди многочисленных электронных следователей, заполонивших место преступления. Его несколько смущало количество пришедших. Да, без любопытствующих никак нельзя было обойтись, однако сразу трое, да еще и со стариком во главе – это было что-то из ряда вон выходящее. Раньше Шаир не замечал за Вольфом особого интереса к происходящим убийствам.
Что же изменилось сейчас?
Выяснить это, пожалуй, проще всего было самым обыденным способом – подойти и спросить. Именно это и решил сделать каусит, выбравшись из комнаты, расположенной под местом убийства и, быстро поднявшись по потертым ступеням на следующий этаж, бесшумно подошел к трем любопытным гостям сзади. Даже не подошел – подкрался, как делал это всегда и чем всегда раздражал окружающих.
- Так-так, - нарочито громко произнес Шаир, скрестив на груди руки и разглядывая пришедших сквозь черные очки противогаза, - интересно, что тут забыл такой старый пень, как ты, Вольф? Притащил с собой девочек, чтобы показать, как круто ты умеешь расследовать преступления?
В представлении Шаир не нуждался. По крайней мере, для химериков так и было – все, за самым редким исключением, знали этого долговязого, укутанного в серо-коричневые тряпки каусита, как безусловного лидера Игры. Более того, он был тем, кто принес эту самую Игру в Каусу и после первых же игр уверенно закрепился на первых местах практически всех видов соревнований. Лучший охотник-одиночка, лучшая жертва-одиночка, лучшее время на удержание позиции и лучшие показатели на её, позиции, захват. Он с удовольствием выходил один против десятка-другого охотников и жертв и всегда, самым немыслимым образом, оставался победителем. За это фанаты прощали ему многое, даже постоянное отключение импа от Сети, которое он мотивировал тем, что желает оставить собственные переживания только для себя.
Голос его, хоть лицо и было спрятано, был ровным и чистым, будто звук игнорировал все препятствия и не преодолевал многочисленные фильтрующие клапаны. Возникало ощущение, что звук идет не совсем изо рта, а генерируется сразу всем телом химерика. Каким образом он добивался подобного эффекта, оставалось загадкой.
Шаир чуть повернул голову, блеснув стеклами очков, чтобы лучше рассмотреть спутниц Савлаара. Одну из них, а именно Джин, он узнал, как знал всех участников Игры, даже если они уже давно бросили подобные развлечения. А вот вторая женщина – или девушка, определить оказалось непросто, - встречалась ему впервые. Не требовалось особых умственных усилий, чтобы понять, что незнакомка – гостья из другого мира, а не химерик. Слишком уж проста и обыденна она была по местным меркам. Решив, что маленькая блондинка – чья-то новая игрушка, но не более, Шаир вновь повернул голову к Вольфу.
- Что выяснили? Нашли чего интересного? – каусит протянул руку и к нему тут же подлетел один из роботов – тот, что был его личным, переоборудованным, и никак не относился к армии механических помощников вездесущего, но, судя по всему, не очень сообразительного искусственного интеллекта. Из сложного протеза, заменяющего Шаиру правую руку, вытянулся тонкий, едва заметный проводок и подключился к открывшемуся разъему на теле робота. Спустя пару секунд маленькое роботизированное насекомое спешно вернулось к своей работе – сбору информации на месте преступления. – Этот тупой электронный мозг не может ничего понять. Он даже все еще не понял, кому принадлежат пластинки, - химерик покачал головой, сделал едва заметное движение пальцами, и перед ним образовалось голографическое изображение Стокера, пластинок, а также кадры из записей камер, где жертвы получали пластинки из рук Аарона. – Дополнительная информация для расследования. Доступ сигма-семь. Указываю доказательства причастности Аарона Стокера к произошедшему убийству с предлагающимися доказательствами.
Шаир махнул рукой и изображение пропало, в то время как один из роботов-следователей, резко остановившись, улетел в открытое окно.
- Я надеялся, наш искусственный смотритель за порядком справится сам, но… - каусит развел руками, как бы сообщая, что сделал все что мог.


В то же время Аарон, получивший сообщение от Фостер, ответил на него незамедлительно.
Канал оставался закрытым, а перед глазами Джин предстал Стокер, и выглядел он куда хуже, чем еще сегодня утром – судя по всему перепугался происходящего он не на шутку и понятия не имел, что теперь делать.
- Да я! Да оно! Да нет, я сказал! Ну как так, а, я тебе говорю? – судя по всему, для успокоения он уже успел принять что-то сильнодействующее, но не помогающее в конструировании осмысленной речи. – У него фиксатор! Выключатель! Ограничитель! Не больше двадцати минут? Так? Или нет? Так! Это личинки все виноваты! Это личинки! Они вечно жрут, поэтому ограничитель! – мужчина беспокойно вытер лицо руками, - Чего ты от меня хочешь? Чтобы я сказал, что убил кого-то? Я же труп! Живой труп! Уже! Чертовы личинки!
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/40/b5/82/40b5824bed9213f38f4e62374d26b8b7.jpg[/AVA][NIC]Шаир Алнес[/NIC]
[SGN]Внешнее впечатление: Худощавый, достаточно высокий (192 см) химерик, закутанный в обычные, серо-коричневые одежды, с накинутым на голову капюшоном. Лицо скрыто простым, ничем не примечательным противогазом с черными, непрозрачными стеклами. Шея обмотана серым грубым шарфом так, чтобы не было видно кожи. Руки, явно замененные на сложные протезы, обеты в перчатки. На ногах простая, излишне обычная для каусита обувь - черные кожаные ботинки, которым, судя по всему, уже не первый год. Из-под одежды видны лишь протезированные конечности, все остальное скрыто от чужих глаз.
С собой: Напичканные импульсным, звуковым и гравитационным оружием протезы рук и ног, а также тяжелый тесак и необычного синего металла, закрепленный за спиной.[/SGN][STA] [/STA]

+4

108

Райт любил гулять по Каусе пешком. Было в  здешних урбанистических пейзажах что-то завораживающее, располагающее к размышлениям. То ли близость Нокса, то ли  общее ощущение пира во время чумы, но не задуматься о вечном в такие моменты он просто не мог. А единственным вечным, что интересовало наемника, была вечная жизнь. В путешествиях по мирам он встречал разные  варианты бессмертных или почти бессмертных форм жизни. Какие-то из них подобно химерикам научились  продлевать изначально ограниченную жизнь, какие-то довели выживаемость до высшей точки, получив возможность воскреснуть после  любой насильственной смерти. Причем возможность эта давалась не единожды, но смерть от старости наступала как и раньше. Другие научились оцифровывать сознание и переносить в любое тело. Но уничтожь  носитель и все возможные резервные копии - тебе конец. все это было костылями разной степени применимости к нему лично. Да, безусловно, воскрешение, даруемое всем Пробужденным Лладема, было бы весьма и весьма полезно,  но вот старость... Да и, так уж вышло, что родился Итан в Каусе, а все опыты по выявлению  механизма воскрешения ни к чему не привели. Пока. Все технологии его идеальной родины расписались в своей полной беспомощности. По меркам Каусы воскрешение Пробуждённых Лладема - грёбаное волшебство. А Райт хотел для себя  идеального, абсолютного бессмертия без оговорок, сносок и мелкого шрифта. Регенерация, воскрешение, неограниченный срок жизни. Пока все это оставалось лишь мечтами, но новый виток исследований обещал дать ответы хотя бы на часть из накопившихся вопросов. И для этих исследований  нужны были химерики, которых можно было бы спокойно умерщвлять на территории Каусы. Именно поэтому мужчина сейчас поднимался на сто тридцать шестой этаж здания, где по данным Сети произошло очередное нарушение Великого запрета, оставшееся без наказания. Если неизвестный убийца смог так долго дурить местный полицейский ИИ, единственным изъяном которого была неспособность к саморазвитию, охота будет славной. От предвкушения  новой отличной схватки с сильным соперником настроение  поднялось до небывалых высот, Райт насвистывал какую-то незатейливую мелодию и танцующей походкой поднимался все выше и выше. Картина, открывшаяся на искомом этаже, настолько превзошла все ожидания, что мелодия прервалась удивленным присвистом. Нет, две мертвые девчонки с явными следами каннибализма не произвели никакого эффекта - Райт знал мир, где подобные гастрономические пристрастия  были нормой. А вот квартет вполне живых, столпившийся там же, был весьма примечателен. Пара топовых Игроков, чья репутация бежала далеко впереди них, девчонка-подросток, чей взгляд без капли пресыщенности выдавал гостью из другого мира, и, самое главное, Джин, мать её, Фостер. С этой очаровательной белоглазкой в последний раз наёмник расстался, скажем так, не очень хорошо. В такой занятной компании охота обещала не то стать еще интересней, не то превратиться в представление бродячего цирка. А в том, что эти четверо здесь с той же целью, хоть и, скорее всего, движимы другими мотивами, Райт был уверен.
Воспользовавшись заминкой, вызванной его появлением, химерик просмотрел последние тридцать секунд с камеры, в объектив которой попадали все действующие лица, чтобы максимально оперативно войти в курс дела.
"Интересно... И в чём твой мотив, Алнес? Кто-то заплатил за убийство этого Стокера в рамках закона? Так ведь маловато для обвинительного приговора. Даже для здешнего искусственного интеллекта".
На кадрах, которые Итан уже внимательно рассматривал, обе жертвы добровольно приняли из рук третьего лица эти самые пластинки, информация о которых в Сети отсутствовала. Из контекста ясно, что по версии Алнеса пластинки как-то связаны с убийством. Но, даже если представить, что контакт с ними приводит к мгновенной смерти, самоубийство в их замечательном мире ненаказуемо.
- Как дела, Джинни? - он прекрасно помнил, что подобное обращение бесит кауситку, и именно поэтому не мог обратиться к ней иначе после долгой разлуки, - До дома добралась без передряг? Прости, не мог проводить - очень спешил.
Одно из правил, которым научила Райта длинная жизнь, было бережное отношение к каждому моменту жизни. Поэтому, несмотря на важное дело, приведшее его на Нокс знает какой этаж пешком, мужчина не отказал себе в удовольствии обменяться колкостями со старой знакомой. А в том, что Фостер ответит в своем привычном стиле, сомневаться не приходилось. За словом в карман она никогда не лезла.
- Ах, да, где мои манеры? - с тех пор, как первое удивление прошло, на лицо наёмника вернулась довольная хищная улыбка, - Итан Райт, к вашим услугам, - поднеся правую руку к животу, он карикатурно раскланялся.

Отредактировано Итан Райт (2018-05-02 22:11:54)

+4

109

Стокер ответил на сообщение тут же, но явно был не в себе. Даже по голограмме, которую наблюдала Фостер, были отчетливо видны отчаяние, паника. Химерик снова употребил нечто, что, скорее всего, должно быть немного его успокоить, однако вещество, судя по всему, не сработало. Не удивительно - не каждый же день на тебя пытаются повесить двойное убийство.
- Да я! Да оно! Да нет, я сказал! - затараторил Аарон. Фостер сразу решила, что в его ответе не найдет никакой полезной информации, но все же решила дослушать до конца. - Ну как так, а, я тебе говорю? У него фиксатор! Выключатель! Ограничитель! Не больше двадцати минут? Так? Или нет? Так! Это личинки все виноваты! Это личинки! Они вечно жрут, поэтому ограничитель! Чего ты от меня хочешь? Чтобы я сказал, что убил кого-то? Я же труп! Живой труп! Уже! Чертовы личинки!
«Тебе надо успокоиться, я тебя ни в чем не обвиняю,» - снова текстом ответила Джин, не желая показывать себя, своих спутников и комнату, в которой она находилась, сочтя это излишним для и без того воспаленного сознания горе-изобретателя. Стоило, наверное, уточнить что-то еще, но Аарон был не в том состоянии, чтобы складно отвечать и адекватно реагировать, поэтому Фостер решила пока оставить его в покое. Что она может? Сказать, что все будет хорошо? И где гарантия, что через пару минут после этих слов Стокер не познает все прелести местного правосудия?
Сообщение отправлено.
Интересно. Аарон сказал, что личинки вечно жрут, поэтому он поставил ограничительно.
«И если его выключить, то подопытный тоже начнет жрать? Ох, и хреновы же твои дела, Стокер,» - подумала Джин.
Химерик одобрительно кивнула на предложение проверить импы мертвых девушек, и, пока Савлаар с нездоровым восторгом балаболил, строя различные версии происходящего, кауситка решила получить целый комплекс визуальных, тактильных, слуховых и вкусовых ощущений, которые получали оголодавшие подруги с момента получения пластинок из рук Стокера.
Требовалось проверить восприятие органами чувств, избегая при этом подключения к сознанию напрямую, чтобы не провалиться в тот странный черный космос, который выбрасывается в эфир этой хреновой крошечной пластинкой. Органы чувств же не отключались, в отличие от сознания, и вся информация, полученная ими, сохранялась на накопителях.
Для ускорения процесса надо было сразу сканировать два чужих импа и слушать при этом еще и болтовню Вольфа - на случай, если из потока произносимых им слов можно будет вычленить что-то полезное. Его поведение казалось Джин неуместным, однако она прекрасно понимала природу его возбуждения - мужчина не мог разгадать загадку сразу, и это ему нравилось. Для него, в отличие от Фостер, обеспокоенной судьбой Стокера, все происходящее было развлечением. Впрочем, понимание природы его восторга не уменьшало желание врезать ему по лицу.

Ничего примечательного Фостер поначалу найти не могла. Вот девушки взяли пластинки из рук Аарона, и уже этот факт для местных правоохранителей делает вероятность его вины почти стопроцентной. Вот они пришли в эту самую комнату, щебеча о чем-то своем. Смысла улавливать каждое слово не было, раз девушки явно не обсуждали возможность двойного самоубийства и не планировали умирать. Вот они устроились поудобнее и приложили пластинки к вискам.
Несколько минут тишины, органы чувств не улавливали ничего - ни звука, ни прикосновений, ни изменений пространства. Лишь на шестнадцатой минуте сквозь закрытые веки пробилось свечение - появилось, постепенно стало ярче, и потухло.
О.Н.О. не отключалось, не выводило девушек из состояния измененной реальности, ни через двадцать минут, ни через сорок, ни через час. Стокер говорил, что он встроил в пластинки ограничитель, но он отчего-то не сработал. В конце первого часа обе девушки ощутили стремительно нарастающее чувство голода, и еще через час развернулись друг к другу, решив перекусить. И еще через три часа уже обе был мертвы.
Вся процедура знакомства с событиями заняла у Джин всего несколько минут - по заданным показателям ускоренный процесс прокрутки останавливался только в моменты, когда нормальные, ничем не примечательные события сменялись чем-то, выходящим из ряда вон. На моменте образования странной вспышки света, на возникновении нестерпимого голода и тогда, когда кауситки стали друг друга есть.
Теперь имело смысл хотя бы бегло, со стороны, взглянуть на то, что происходило в их сознаниях. Ощущать себя, даже косвенно, в той черноте, в которую переносил своих пользователей О.Н.О., было неприятно, но деваться было некуда. Джин хотела проследить, нет ли какого-то перехода в момент, когда через веки был виден свет, но вся общая картина была обыденна, без прерываний. Как так-то?

Фостер обеспокоенно развернулась к камере и всмотрелась в объектив.
- Через минуту после отключения камеры произошло странное изменение в визуальном ряде, - заговорила она. - На шестнадцатой минуте использования О.Н.О. Как будто на их закрытые веки посветили фонариком, - пояснила Джин. - Должен был сработать ограничитель и отключить пластинку через двадцать минут, но не сработал. После первого часа использования они стали ощущать сильный голод, после второго - начали жрать. И еще через три часа истекли кровью и умерли, - химерик пристально, обеспокоенно посмотрела на Хлою. Если О.Н.О. способно дать такой сбой, то им, выходит, просто повезло, что они не оказались в такой же ситуации. Вот только… - Если предположить, что пластинки с браком, то глупое выходит совпадение - две подруги нарвались на испорченный товар. Если бы испорченных было больше, то было бы больше и смертей, или хотя бы информация в Сети появилась, - еще один взгляд достался фалаксу, после чего Фостер резко развернулась к телам девушек и парой быстрых движений сняла пластинки с их висков.
- Так-так, - резкий голос со стороны выхода заставил Джин тут же выпрямиться, едва не подпрыгнув на месте от неожиданности, и рефлекторно завести кулак, в котором были зажаты две пластинки, за спину.
Увиденное удивило. Было неожиданно увидеть Шаира живьем в принципе, и тем более - увидеть его здесь. Этого химерика знали все местные, пожалуй, без исключений. Сама Фостер следила за его успехами в Игре до того, как потеряла к ней интерес.
Только вот что привело его сюда?
Судя по обращению, у него с Вольфом была какая-то общая история, слишком уж нелестным было приветствие. Как будто лидер Игры стремился намеренно подколоть Савлаара.
- Что выяснили? Нашли чего интересного? - спросил Шаир.
- Ничего из того, чего не было бы в Сети, - мотнула головой Фостер, внимательно проследив траекторию движения одного из кружащих вокруг роботов. Шаир следил за ними все это время?
Джин с легким прищуром наблюдала за тем, как игрок свидетельствует против Стокера. А ведь переданной информации было достаточно, чтобы подтвердить его вину. Зачем только ему обвинять Аарона, оставалось вопросом. Неужели у Шаира и шумного белобрысого какие-то личные счеты? Или таки образом новоприбывший пытается прикрыть чей-то, или же свой собственный, зад? Кауситка подняла глаза на стекла противогаза, за которыми, в теории, скрывалось лицо первого игрока. В ее взгляде отчетливо читалась неприязнь, однако вступать в спор с протезированным ублюдком не хотелось, ибо это стало бы способом привлечения к себе лишнего внимания со стороны, а это было совершенно не тем, чего Фостер хотела бы добиться.
Озвучивать свои дальнейшие действия или демонстрировать файлы, как это сделал игрок, она не стала, но решила слегка сместить подозрения на виновность Аарона в сторону. Она передала в Сеть, прямиком на канал полицейских роботов, сведения о выключении камеры и о последующем свечении, дополнив это домыслами, что пластинки в этот момент могли просто-напросто подменить.

Но на появлении Шаира сюрпризы не закончились.
- Как дела, Джинни? - произнес еще один явившийся без приглашения каусит.
Фостер неприятно скривилась и закатила глаза, стоило только различить в дверном проеме старого знакомого, которого она предпочла бы никогда больше не видеть.
- До дома добралась без передряг? Прости, не мог проводить - очень спешил, - подколол он.
- Джентльмен как он есть, всегда поинтересуется, как дама добралась до дома, - усмехнулась Фостер. - Осталось научиться не обсираться от страха, когда что-то идет не по плану, и не кидать сородичей одних черт знает где, да?
Пока Райт представлялся, беловолосая внимательно наблюдала, следила за каждым его движением, так и не стерев со своего лица эту странную полуулыбку. Как будто он бросал ей вызов одним своим присутствием. Мучил вопрос о цели его пребывания здесь, но спрашивать кауситка не спешила.
- Тут становится душновато от количества народа. Может, тематическую вечеринку организуем? Еще полтора десятка человек, и хватит, - в тоне голоса Джин слышалось недовольство. - Вы развлекайтесь, а я хочу кое-что проверить. Мне понадобится твоя помощь, - добавила она, взглянув на Хлою, и тут же направилась на выход, ожидая, что за ней пойдет и Эммерс.
Пройдя всего пару-тройку шагов от двери, химерик села на пол, прислонившись спиной к стене и выпрямив ноги.
- Думаю, была подмена пластинок, надо проверить. Хочу, чтобы ты сняла его через несколько минут, - обратилась она к подруге, и, промедлив пару секунд, все же решилась прицепить к виску предположительно поддельный О.Н.О, от которого можно было ожидать чего угодно.

+2

110

«Черти благие, да заткнись ты уже!»
Друг Фостер был крайне, до отвращения радостным и выражал эту свою радость самым надоедливым способом – он говорил. Много. Слишком много, на взгляд Хлои. Да еще и, судя по всему, полностью игнорировал то, что говорят окружающие. Ну, или просто делал вид, что игнорирует. Возникало ощущение, что все происходящее – лишь театральное представление имени вот этого вот химерика, разодетого в жуткий костюм и с самодовольным видом изрекающего свой очередной монолог. А фалакс с Джин – лишь статисты, добавленные для создания скромного фона, подчеркивающего особенность главного персонажа. И если уж они что-то неожиданно начнут говорить, то лучше не обращать на подобные отклонения от нормы никакого внимания.
Эммерс молча выслушала каусита, лишь покачав головой и глубоко вздохнув. Говорил он как бы и по делу, и мысли предлагал вроде здравые, но использование дрона или гипноза казалось ей чем-то очень сомнительным. Однако высказывать свои сомнения по этому поводу девушка не стала. Не сказать, что она очень хорошо разбиралась в психологии местных жителей, но одно она поняла уже давно – все попытки адекватного взаимодействия либо срабатывают сразу, либо не срабатывают никогда. В первом случае это будут кауситы типа Джин, а во втором – типа вот этого сомнительного типа, который, кажется, готов пуститься в пляс от удовольствия.
Фалакс не совсем понимала, что она тут делает, но все же оставалась на месте, несмотря на растущее раздражение. Возникало ощущение, что её просто игнорируют, как самого бесполезного члена группы, что, по сути, было недалеко от правды. У неё не было доступа к Сети, не было сотни-другой имплантов, с помощью которых можно было управлять каждой деталью в этом городе. Ничего у неё не было.
Как оказалось, Фостер все же прислушалась к словам подруги, умудрившись в течение пары минут прошерстить все показатели, записанные имплантами жертв. Практически ничего не обычного. Практически.
- То есть мы тоже могли сожрать друг друга? – Хлоя вспомнила навязчивое чувство голода сразу после отключения пластинок и скривилась. Значит, это было навеянное чертовым наркотиком ощущение? Значит, не сними они тогда пластинки, к этим двум прибавились бы еще две? – Потрясающе, мать его.
Вспышку света, замеченную Джин, Эммерс отнесла к категории «необъяснимого», как и выключенные камеры.
- Интересно, чем могут быть связаны отключение камер и вспышка света? – вопрос был сказан куда-то в воздух и, вероятно, тут же всеми забыт, так как к трем «следователям» присоединился еще один любопытствующий.
Хлоя резко обернулась на неожиданные слова из-за спины. Ей очень не понравилось, что незнакомец подкрался бесшумно – на Алхоре незамеченный противник означал смерть, а для фалакса это правило распространялось и на любой другой мир, помимо парящей в космосе железной посудины. Незнакомец скрывал лицо за обычным – что совершенно неожиданно для местных реалий – противогазом, чем лишь добавлял подозрений. А уж его слова о «девочках» автоматически отправляли каусита в раздел крайне неприятных личностей.
- Что, еще один клоун нарисовался? – Хлоя скривилась, оценивающе разглядывая новоприбывшего. Она уже хотела добавить еще пару выражений – по поводу той самой «дополнительной информации для расследования», который так дружелюбно чувак в противогазе поделился с реследующим дело искусственным интеллектом, - однако не успела. Вслед за одним незнакомцем прибыл еще один.
- И еще один.
По правде сказать, последний гость выглядел куда более нормально, особенно на фоне «противогаза» и друга Джин, которого этот самый «противогаз» назвал Вольфом. Однако не откомментировать стремительно растущее количество душ на квадратный метр помещения было выше хлоиных сил. В отличие от первого гостя, знакомого с болтуном в черепо-образной броне, этот назвавшийся Итаном Райтом химерик – да и химерик ли? – был знаком с Джин. От этого Хлоя испытала странные ощущения – с одной стороны она была рада, что её знакомство с собравшейся компанией ограничивается общением с, судя по всему, самой нормальной представительницей местной фауны, но с другой стороны получалось, что теперь она еще больше отделена от образовавшейся группы и становится еще более бесполезной и неуместной, чем раньше. Радоваться подобному или же огорчаться – девушка понятия не имела.
- У вас там что, клоунский конвейер за углом? Кто следующий? Двухметровый сверкающий кролик?
Хлоя собиралась продолжить предположения, однако в этот момент Фостер, тоже, видимо, бывшая не в восторге от пополнения, попросила фалакса помочь ей. Эммерс не сразу сообразила, о чем речь, однако увидев пластинки, все поняла.
- Эй, твою мать, ты что?! А если ты сейчас сама себя грызть начнешь, дура белобрысая? – Хлоя протянула руку, чтобы забрать у подруги опасный наркотик, но та уже успела приложить металлический кружок к виску и отключиться. – Отлично. Великолепно. Я тебя ненавижу, ты ведь знаешь это? Да? Нет? – фалакс несильно пнула отрубившуюся Джин и развернулась к остальным. Бросив недовольный взгляд на Савлаара, она поочередно осмотрела новеньких, - Так чего же вы сюда приперлись, если не секрет?

Отредактировано Хлоя (2018-05-25 19:16:23)

+3

111

Стоило Савлаару окончить свой театральный монолог - что являлось, в принципе, довольно обыденным явлением для тех, кто был довольно хорошо знаком с химериком - как Джин поделилась невероятно стоящей частью информации о произошедшем. Изменения в визуальном ряде с отказом ограничителей - явления, которые сложно назвать совпадениями, особенно на потенциальном месте преступления.
- Если предположить, что пластинки с браком, то глупое выходит совпадение - две подруги нарвались на испорченный товар. Если бы испорченных было больше, то было бы больше и смертей, или хотя бы информация в Сети появилась, - продолжила кауситка. [icon]https://pp.userapi.com/c841334/v841334607/59782/fl8WWEBxiW4.jpg[/icon]
- Полностью согласен, - лаконично выразил он своё мнение по этому вопросу, будучи в полной задумчивости.
Джин была бесспорна права, да геноморфу априори не хотелось верить, что Стокер - идиот, способный или допустить брак в потенциально опасном препарате, или убить кого-то столь очевидным образом.
- То есть мы тоже могли сожрать друг друга? Потрясающе, мать его.
Подруга Джин была возмущена, но, по мнению Савлаара, напрасно.
- Исключено. Я согласен с Джин - дело пахнет намеренным убийством скорее, чем случайностью. Но вряд ли это дело рук Стокера.
Незнакомка продолжала:
- Интересно, чем могут быть связаны отключение камер и вспышка света?
Конструктивной особенностью ограничителя, похоже, - ответил каусит в своей голове, но слова так и не покинули его рта, ибо диалог был прерван незваным гостем, что бесшумно подкрадывался к их группе, но не незаметно - во всяком случае, для Вольфа, ибо ему посчастливилось повернуть свою голову в сторону собеседниц.
Гость был прекрасно известен Савлаару, и дело было даже не в том, что знакомца знала вся Кауса, сколько в том, как часто они друг с другом обменивались не одной парой слов.
- Так-так, - решил нарочито громко и скабрезно прервать тишину Шаир, словно пытался напугать всех присутствующих своим криком сильнее, чем Савлаар мог бы испугать своим ликом каких-нибудь жителей отсталого мирка. - интересно, что тут забыл такой старый пень, как ты, Вольф? Притащил с собой девочек, чтобы показать, как круто ты умеешь расследовать преступления?
Чувства химерика были крайне смешанными. С одной стороны, он хотел бы по привычке улыбнуться и сострить в ответ, но, с другой стороны, он совсем не улыбался под своей маской. Геноморф держал на Алнеса легкую обиду за события времен черного сегмента, когда их компашка решила поразвлечься с "Черными". Топовый игрок урвал себе наибольший кусок от намеченного веселья, заставив Вольфа не играться со своими потенциальными жертвами, а бежать на них в лоб, дабы успеть убить хоть парочку из них, веселья ради. После этого, стоило Шаиру показаться химерику на глаза, когда тот развлекался, у последнего сразу невольно возникало ощущение, что «этот гад» возьмет да как-нибудь в очередной раз урвёт наибольший кусок. Но чувство было иллюзорным и лишь слегка омрачало встречу. Несмотря на старые обиды, им удавалось как-то да ладить друг с другом.
Савлаар ответил, но голос его, на удивление, звучал откровенно искусственно, роботизировано, безэмоционально. Он всегда так разговаривал в лобби лучших участников Игры, ибо старая манера кривляться, изображая дурака, в среде людей довольно хорошо знающих друг друга - моветон.
- Подозреваю, что я здесь по той же причине, что и ты... - он на мгновение задумался. - ...чтобы показать девочкам, как я круто умею расследовать преступления.
Речь в начале была тягучей, плавной, а к концу фразы ускорилась и переросла в старый-добрый звучный, но диссонирующий смех. Химерик понятия не имел, что тут забыл сам спрашивающий. В голову Вольфа как-то закрадывалась мысль, об убийце игроков... Неужели Шаир воспринял эту мысль более серьезно? Или ему успела наскучить Игра настолько, что он взялся за нарушение запретов?
- Что выяснили? Нашли чего интересного?
Продолжал задавать вопросы Алнес, но ответила ему на этот раз Джин:
- Ничего из того, чего не было бы в Сети.
Если бы не маска, Савлаар удостоил бы знакомца вопросительным взглядом - уж больно сильно тот интересуется «какой-то фигней» - так бы думал сам химерик, будь он на чужом месте.
- Этот тупой электронный мозг не может ничего понять. Он даже все еще не понял, кому принадлежат пластинки, - подытожил топовый игрок, вычленив истину, которую, по мнению Савлаара, знали все. - Дополнительная информация для расследования ... Указываю доказательства причастности Аарона Стокера к произошедшему убийству с предлагающимися доказательствами.
После этих слов, Вольф, стоявший как вкопанный и не производивший ни малейшего движения, нервно дернул головой.
Сам же сказал: "ИИ - идиот". Что же ты возишься с ним, мать твою!?
- Я надеялся, наш искусственный смотритель за порядком справится сам, но…
Тот пожал плечами. Неожиданно, голос подала подруга Джин, похоже, задетая тем, что её назвали "девочкой". Но Савлаар, сменив раздражительность на насмешливость, словно не замечая комментарий незнакомки, с легкой издевкой произнес медово-сладким голосом, обращаясь к Шаиру:
- Откуда такая заинтересованность, гуттаперчевый мальчик? Сам же убедился в умственных способностях ИИ. Или хочешь проверить, казнит ли он себя, после того, как убьет невиновного? - Вольф был убежден, что Алнес всё-таки не убивал этих двоих сам. Возвращаться на место своего преступления - довольно глупый и избитый маневр. - Неужели дело в слепой вере и исполнительности?
Каусит точно не знал характера Шаира и что движет этим химериком наверняка, посему постоянно "закидывал удочки" вопросами наподобие последнего. Уж больно "чемпион" по биографии своей и вкладу в систему ИО напоминал слепого слугу закона, а Вольф не сильно полагался на такие узколобые предположения. В конце концов, Алнес для Савлаара являлся кем-то, с кем, в итоге, придется сразиться, сразиться по-настоящему, используя весь арсенал навыков и хитростей, кем-то вроде "заклятого врага" или "финального босса". Но форма вражды у геноморфа была своя, необычная: тут не было ни ненависти, ни гнева, ни желания превзойти соперника и подобных родственных чувств и желаний. Он смотрел на Шаира, как на десерт - сильнейшего противника, равного которому вряд ли удастся отыскать во всем необъятном Ноксе. И, ежели Вольф уступал ему в силе, выносливости и ловкости, то в тактике и в хитрости он собирался быть выше на две головы.
И тут появился - вот удивительно - еще один химерик. Химерик. В Каусе. Поразительно. Но подруга Джин, похоже, удивилась:
- И еще один. У вас там что, клоунский конвейер за углом? Кто следующий? Двухметровый сверкающий кролик?
Улыбка растянулась по скрытому за маской лицу - уж так хотелось обрадовать девушку новостью, что да, такие есть, но Джин, неожиданно прервавшая беседу со своим знакомым, сбила его с мысли.
- Тут становится душновато от количества народа. Может, тематическую вечеринку организуем? Еще полтора десятка человек, и хватит. Вы развлекайтесь, а я хочу кое-что проверить...
И тут до каусита только дошло:
И в самом деле, тут слишком много народа! Сейчас мой прототип - бесполезная игрушка, как и револьвер... И вообще, кто это такой? - на последнем вопросе взгляд Савлаара невольно был прикован к незнакомцу. Точнее, "Итану Райту", ежели имя последнего было настоящим.
- Савлаар Вольф, - запоздало ответил он незнакомцу. Тело так и было недвижимо - даже не стал также манерно раскланиваться. Конечно же, в кейсе имелось переносное зарядное устройство для «охотничьего комбинезона», но растрачивать заряд попусту на манерности не хотелось. - Ты, похоже, зевака старого образца. Обычно, когда хотят посмотреть на трупы, используют дроны, аки мальчишка Шаир.
Стоило геноморфу это произнести, как подруга Джин решила задать свой темп дискуссии, что, в принципе, устраивало Вольфа:
- Так чего же вы сюда приперлись, если не секрет?
Прекрасный вопрос. И самый правильный. В голове химерика ютилось столько мыслей, что ему уже казалось, что он закинулся чем-то по дороге сюда, а вопрос о неизвестных целях "новичков" почему-то потерялся во всем этом вихре.
В самом деле, что им нужно? Допустим, на секунду, Итан или Шаир - убийца. Или даже "убийца Игроков"... В ситуации я незавидной... Что мне может помочь... Или кто? Я попросил Либерию передать прототип. Она для себя решила: "папа хочет кого-то убить вне Игры". Что она сделает дальше? Нет, она не проследует за мной, мала еще слишком, да уверенности нет столько. Попросит кого-нибудь проследить за мной... Не помню, чтобы друзья у неё, что подошли для такого бы, были. Братья отпадают сразу - им не до этого... Серана - мимо, не в Каусе. Сингальция... Либо "Итан" - Сингальция, а я этого не понял, что звучит вздорно, либо её тут еще нет... И Валери... Тоже подходит. Я в надежных руках, так или иначе...

Тем временем, на расстоянии километра от места действия, в здании, из которого, при наличии соответствующей оптики, открывался прекрасный обзор на всё происходящее в помещении, вопреки ожиданиям Вольфа уже обосновалась Либерия. Установив маскировочный стелс-экран, имитирующий стену помещения, она успела бегло осмотреть собравшихся через снайперский прицел крупнокалиберной винтовки, оснащенной патронами с электрическим нейтрализатором. Будучи уже вполне совершеннолетней, по меркам Каусы, женщиной, кауситка решила сама проследить за своим отцом, не беспокоя никого из своей семьи... И уже жалела об этом.
- Шаир-мать-его-Алнес... Во что же ты ввязался, Савл? - спросила она скорее себя, нежели отца, что был где-то в километре от неё.
Прежде всего, Либерия планировала вырубить папашу раньше, чем он ввяжется в какую-то бредовую авантюру ввиду своей неустанной жажды развлечений, но теперь она была в растерянности. Если, вдруг, что случится, в кого стрелять: в Савлаара или в Шаира? Или, может, они задумали что-то вместе? Уверенность, с которой девочка добралась до позиции, рассеялась сразу, как всё дошло до дела.
Вдох. Резкий вдох и выдох личности в противогазе, что зазвучал в опасной близости, заставил Либерию буквально подпрыгнуть на месте от испуга. Два высокотехнологичных травмата устремились в сторону гостя, но тот плавно, словно и не обращая никакого внимания на неё, снял противогаз. Его лицо окружало облако пара - лишь пара круглых солнцезащитных очков слегка поблескивала в этой дымке.
- Как папаша? Первая мысль: как кого-то убить?..
Испуг быстро отошел от кауситки.
- Иди ты Штайнер! Укурок несчастный...
И она, словно её брата тут нет, и не было, снова заняла лежачее положение, уперев приклад винтовки в плечо.
Штайнер смотрел на свою сестру сверху вниз. Его черные волосы, подобно щупальцам, жили своей жизнью, словно химерик с головой был погружен под воду. Несмотря на кажущуюся его вальяжность, Вольф улавливал слишком много из того, что происходило вокруг него. Присев и приложив свой противогаз к лицу сестры, он произнес всего одно слово:
- Вдохни.
Либерия, от греха подальше, даже не пыталась сопротивляться. Она искренне считала себя самым адекватным представителем своей безумной семейки, посему знала - у некоторых её братьев и сестер есть двойное дно, которое задевать не стоит. Какое оно было у Штайнера – загадка, во всяком случае, для Либби.
Вдох и горло защипало. Кауситка на секунду зажмурилась, открыла глаза и ощутила себя словно под водой. Только дышать после такого она могла крайне легко. Она ощущала какое-то стоическое спокойствие – даже прицел перестал ходить ходуном.
- В Шаира, боюсь, стрелять бесполезно, - произнес бывший немногословным всю свою жизнь Штайнер. - Доходил слух об «убийце игроков»? Я думаю только такой отморозок, как наш папаня, может игнорировать происходящее и ходить по улицам неподготовленный… за исключением этого дня. А вот Алнеса нейтрализовать не удастся... Ты же взяла боевые патроны?
Либерии на секунду показалось, что она неправильно расслышала вопрос.
- Что? Зачем? Нельзя же убивать других...
Штайнер не просто не стал выслушивать свою сестру до конца, а закончил предложение за неё:
- ...химериков. Есть еще стены, дома... - продолжая плавно перечислять возможные цели, он поставил на пол коробку с патронами.
- Развлекайся, – подытожил он своё перечисление.
На это, кауситка лишь нахмурилась и буркнула:
- Надеюсь, не придется.

Отредактировано Савлаар Вольф (2018-05-28 18:42:35)

0

112

Алнес нетерпеливо покачивал головой, выслушивая ответы Савлаара. Промолчав и, тем самым, дав высказаться остальным – в том числе новоприбывшему Итану, Шаир уставился окулярами противогаза на белобрысую девчонку, с недовольным видом осматривающую находящихся в помещении химериков. Каусит даже слегка наклонил голову набок, пытаясь найти в этой блеклой простушке хоть что-то, что могло бы заинтересовать Вольфа или Фостер, но осмотр так и не дал никаких значимых результатов. Сплошная обыденность, да еще и наглая.
- Игрушки не должны разговаривать, - весело сообщил Алнес и погрозил Хлое пальцем. Выглядело это все слишком наиграно, однако определить точно, шутит мужчина или нет, было невозможно. – Иначе я приду и оторву твоей хозяйке ноги. А может и тебе, заодно.
Он жестами показал процесс отрывания конечностей, потом показал брызгающую кровь, после чего, зачем-то, показал взрыв, сопроводив его негромким «буммм!», и, наконец, решив, что представление закончено, задорным пружинистым шагом направился в помещение. Отмахнувшись от небольшого летающего робота, как от назойливой мухи, Алнес, будто по ступенькам – с пола на мертвое тело, потом на диван, потом на спинку дивана – забрался на широкую тумбу, стоящую за диваном, ближе к окну. Резко развернувшись, он с видом победителя осмотрел вероятных зрителей, задержав взгляд на отключившейся Фостер.
- Вольф! – Он указал пальцем на Савлаара, - Ты очень хреново расследуешь преступления. Это у тебя получается куда хуже, чем пытаться шутить. А ведь боги мне судьи, с шутками у тебя дела обстоят очень, очень, очень плохо! Но! – Шаир показательно указал пальцем куда-то вверх и раскаянно покачал головой – Я готов откликнуться на твой безмолвный призыв о помощи, ведь я уважаю твою старость и понимаю, что в твоем возрасте мозги твои уже не те. Я окажу тебе любезность и поделюсь с тобой знанием…
Алнес прыгнул вперед, собираясь приземлиться на пол, однако правая его нога опустилась на ногу одной из мертвых девушек и каусит, не удержав равновесия, рухнул задницей на окровавленный диван. Было ли это сделано нарочно, или случайно вышло – оставалось непонятным. Сам же Шаир откинулся на покрытую красными потеками спинку дивана и приглашающе развел руки в сторону.
Перед гостями появилось очередная голограмма, изображающая короткий объемный видеоряд. Был показан небольшой отрывок из «Игры», где две знакомые зрителям, еще живые на тот момент, девушки на пару расправляются с другим кауситом, явно изможденным, уставшим и израненным. Потом видеоряд сменился и появились кадры, где убитый девушками химерик тесно – местами даже слишком тесно – общается с Аароном. И, как бы в довершение – кадры с изготовлением пластинок, снятые, судя по всему, с неофициальной камеры дроном Шаира, потом передача пластинок нынче мертвым девицам и изображение двух трупов.
- Теперь можете сидеть здесь и дальше, размышлять, что и как, а я пойду, посмотрю на казнь.
Одновременно с этими словами окно комнаты открылось, и в помещение влетел еще один крупный робот-полицейский. Алнес ухватился за небольшой уступ на гибком металлическом теле машины и та, словно подчиняясь приказу, полетела обратно на улицу, утащив за собой каусита. На прощание мужчина помахал всем рукой.
- Присоединяйтесь, будет весело! Пока Вольф! Заходи еще на «Игру», без тебя скучно! И Фостер с собой прихвати! – последние слова доносились уже в головах химериков, переданые через Сеть, так как робот очень быстро унес Шаира за пределы слышимости.
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/40/b5/82/40b5824bed9213f38f4e62374d26b8b7.jpg[/AVA][NIC]Шаир Алнес[/NIC]
[SGN]Внешнее впечатление: Худощавый, достаточно высокий (192 см) химерик, закутанный в обычные, серо-коричневые одежды, с накинутым на голову капюшоном. Лицо скрыто простым, ничем не примечательным противогазом с черными, непрозрачными стеклами. Шея обмотана серым грубым шарфом так, чтобы не было видно кожи. Руки, явно замененные на сложные протезы, обеты в перчатки. На ногах простая, излишне обычная для каусита обувь - черные кожаные ботинки, которым, судя по всему, уже не первый год. Из-под одежды видны лишь протезированные конечности, все остальное скрыто от чужих глаз.
С собой: Напичканные импульсным, звуковым и гравитационным оружием протезы рук и ног, а также тяжелый тесак и необычного синего металла, закрепленный за спиной.[/SGN][STA] [/STA]

+1


Вы здесь » Фантазис » Настоящее » Новые ощущения