Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Раз за разом одна зараза


Раз за разом одна зараза

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Заявка.

Название флэшбэка:
Раз за разом одна зараза.

Общее описание:
Молох - существо странное. Он - магнит для проблем. Гадости и пакости так и норовят подпортить его и без того не самую лучшую участь. С другой стороны, только благодаря своему невероятному везению он до сих пор жив. И Джин, видавшей всякое за свою недолгую жизнь, придется лично созерцать противоборство Удачи и Невезения за голову этого бледного человечка.

Предполагаемые участники:
Карл Армстронг, Джин Фостер.

Предполагаемые место и время действия:
Где-то на задворках Алхоры. Полгода назад.

Дополнительная информация:
Очередная импровизация без малейшего представления о том, как всё пойдет. Надеюсь, помощь извне не понадобится.

Принято. ПС.

0

2

Скука обратна веселью. И ужасны те вещи, что одновременно и не веселы, и не скучны. К примеру, смерть. Умирать не весело, но и не скучно. Умирать - это печально и бодро. По крайней мере до тех пор, пока ты в сознании. Хорошо это или плохо, но Молох собрался погибать с потерявшимся сознанием. Висение вниз головой - не самый популярный способ лишиться жизни в плывущей сквозь бескрайний космос металлической клетке. Обычно люди здесь погибают чуть более тривиально. К примеру, от удара чего-то о голову или удара головы о что-то. А тут и ударяться не надо - кровь сама найдет пути побега. Словно вода, протекающая через щели в потолке, красная живительная жидкость вытечет из тела, найдя просветы и проходы в глазах, ушах и прочих головных отверстиях. Молох часто плачет. Настолько часто, что можно было бы подумать, что ему это нравится. На деле, нет, ни в коей мере ему это не нравится. Эта неприятная процессия обычно начинается без согласия фалакса. И этот раз не исключение. Более того, сейчас мужчине впервые придется слезоточить каплями кровавыми. А этого он не желал вдвойне.

Сейчас, всё ещё оставаясь в сознании, мужчина испытывал весьма неприятные чувства физические. И до ужаса отвратительные чувства эмоциональные. Голова начинала болеть, но не только от крови, приливающей к ней по воле Силы-злодейки, тянущей всё сущее вниз, но и от буйных и противоречивых мыслишек, таранящих черепную коробку не хуже разъяренных баранов. Мужчина был опытен в сожалениях. И он был самым быстрым и ловким сожалетелем этого проклятого мира. Вися вниз головой, Молох в рекордные сроки смог пожалеть о всём на свете. О том, что он не умер раньше. О том, что он не умрет позже. О том, что он умрет здесь. О том, что он умрет от рук тех, кого сам же вот прямо только что перебил. А главное, о том, что всего этого можно было бы легко избежать.

Кстати о том, как Молох оказался в данной ситуации: его и его "товарища" схватили, опутали, подвесили; его "товарища" убили, собрались убивать и его самого; он сдуру взял и некоим странным и словами неописуемым способом завалил посягателей на его здоровье, будучи связанным и подвешенным за ноги под потолком. И вот сейчас, мужчина, висящий над землей, готовится потерять сознание, мысленно перебирая в голове все те варианты альтернативных выборов, что не привели бы к сложившейся ситуации.

Сознание начало меркнуть.

[AVA]http://s018.radikal.ru/i513/1706/8e/ea4936781700.jpg[/AVA]

Отредактировано Молох (2017-06-05 22:16:41)

0

3

Новый мир. Можно было бы добавить слово "дивный", но это оказалось бы наглой ложью. Да и слово "новый" здесь тоже лишнее. Джин уже бывала здесь. Правда, она всегда приходила к Хлое или с Хлоей и, соответственно, лишала себя возможности изучить новое пространство в одиночестве. В этот раз же она решила все сама, без договоренностей и планов. Она, может быть, хотела бы увидеть здесь знакомое лицо низкорослой худощавой девчонки, но цель у нее была иная. Хотелось адреналина. Она знала о местных проблемах и общей обстановке, но не могла получить обо всем полного представления, таскаясь за подругой и ступая туда, куда она скажет.
Риск, конечно, был совершенно не оправдан, но, с другой стороны, ничто ведь не держит. Начнется что-то серьезное, и Джинджер в момент окажется дома, в родной Каусе.
Такой момент почти настал, когда ей пришлось в срочном порядке уносить ноги от группы мужчин, которым она случайно попалась на глаза. О целях преследования, учитывая внешний вид Фостер и внешний вид большинства местных женщин, догадаться было несложно. Поэтому, собственно, и пришлось бежать. Ее долго выслеживали, вынуждая метаться по незнакомому пространству и забираться в такие места, куда она бы по доброй воле никогда не забралась. Наверное.
Неоднократно Джин оказывалась в положении, когда ее вот-вот заметят, когда вот-вот нужно перемещаться, но каждый раз что-то спасало. То сторонний шорох, то чья-то гениальная мысль, вроде "сюда-то она точно не пролезла бы", то встречная группа, которой всячески препятствовала вторжению на свою территорию. Знай Джинджер местность, уверенности в своих силах было бы побольше. Но адреналина - поменьше.
Черт его возьми, какой же огромный этот корабль. Видеть бы небо над головой, и можно было бы решить, что находишься не в замкнутом пространстве. Но увы.
Она оторвалась от преследователей, которые, видимо, успели забыть, кого и для каких целей ищут, и скрылись где-то за поворотом. Немного постояв в темном пустом отсеке и убедившись, что ее перестали искать, она двинулась дальше, вперед, так как возвращаться обратно опасалась. И дальше-то ее ждал сюрприз.
Картина перед глазами была интересная - несколько тел на полу (то ли мертвые, то ли без сознания) и над ними еще одно, висящее вниз головой. Что делать, отступать некуда, поэтому Джин решила преодолеть данное препятствие. Перешагивая через тела, она ступала осторожно, старалась никого и ничего не задеть, и с любопытством оглядывала висящего вниз головой парня.
- М-да. Не повезло. Нелепая смерть, - заключила она, уверенная, что он уже мертв.

0

4

Где-то там, на дне собственного сознания, будто бы чужими глазами Молох наблюдал за собственной жизнью. Вот только не мыслить, ни рассуждать, ни оценивать он не мог - лишь видеть. Сцены мельтешили перед глазами мужчины обрывками ни то воспоминаний, ни то фантазий и сновидений. Даже если бы фалакс был способен обдумывать то, что он сейчас видел, он всё равно не смог бы дать четкого ответа, что именно предстало его взору: былая реальность, либо же обыкновенные иллюзии. Лишенный собственного "я" он безмолвно наблюдал за видениями, выстраивающимися в хронологическом порядке. Основной массив наваждений пролетал будто бы в ускоренном темпе, но были некоторые сцены, что, замедляясь до уровня нормального темпа, представали во всей своей красе. В список таких сцен входили видения рождения маленького лысого человечка, его первых шагов, его первых слов, его первой боли и, в конце-концов, его последней радости. Разумеется, Молох наблюдал за своей собственной жизнью, но сам того осознать был попросту не способен - ведь не был он способен вообще что-либо осознавать. Последним видением было то, в котором вся родня мальчишки умерла под напором не то людей, не то зверей - кого-то панически страшного и до ужаса разумного - каннибалов. После этой сцены Молох резко открыл глаза и вдруг всё осознал. Слезы затуманили взор и бурным потоком смыли черные линзы  с глаз, которые тут же упали в лужу чужой крови, растекшейся по полу прямо под Карлом. Благо, это были самые обыкновенные, пока ещё не кровавые, слезы. Но сцена, разыгравшаяся прямо перед Джин, была крайне удручающей: оживший труп, подвешенный вверх ногами под потолком,  вдруг зашевелился, затрясся, изогнулся, зашмыгал и заплакал, а с глаз его, ещё только что бывших непроглядно черными, в лужу крови упали две маленькие линзы. Черно-красные глаза, ещё только что смотревшие будто бы в никуда, вдруг прояснились и острым взглядом уперлись прямо в Джинджер. Сознание вернулось в дурную голову Молоха полностью и безвозвратно. Боль в голове, заложенный нос, слезоточившие глаза, грязные (а потому и почти идеально прилегающие к голове) волосы и перевернутый вид не мешали мужчине выглядеть наиболее грозно. Настолько грозно, что впору было дать Молоху ногой в зубы, чтобы он вдруг вспомнил, в какой ситуации сейчас находится.

[AVA]http://s018.radikal.ru/i513/1706/8e/ea4936781700.jpg[/AVA]

Отредактировано Молох (2017-06-05 22:16:55)

0

5

- Мать твою! - от неожиданности вскрикнула Джин, когда мертвое, по ее мнению, тело, висевшее вниз головой, привязанное в металлической балке под потолком, опутанное веревками и бездвижное, резко зашевелилось.
Фостер отскочила в сторону на безопасное расстояние, чтобы мужчина при всем желании не смог ее достать, а то кто ж его знает, на что он способен. Откуда-то же здесь взялись эти трупы... Она вжалась в стену и уставилась на незнакомца. Тот творил что-то странное для своего положения - не пытался распутать веревки на руках, не взывал о помощи извне и даже пытался обратиться к химерику с предложением помочь ему выпутаться. В плохом освещении Джин не могла толком разобрать его лица, но, судя по звукам, мужчина плакал. О причинах такого поведения Фостер не было известно ничего, она не могла придумать ни одной, по которой он мог бы начать так резко лить слезы. Пара маленьких темных объектов блеснула в свете далеких ламп и упала на пол, прямо в кровь, что натекла с лежащих рядом тел.
"Надо было сваливать," - с досадой подумала Джинджер, пытаясь разумно оценить ситуацию, но это было сложно, так как ожившее тело напугало ее знатно. Сердце так и колотилось.
И тут он резко успокоился. Внимательный взгляд с явной агрессией был устремлен прямо на только что отлипшую от стены и осмелившуюся сделать шаг вперед Фостер. Парень, похоже чувствовал себя слишком уверенным, несмотря на удручающее положение дел. Может быть, так сказывались несколько часов, проведенные в попытке скрыться от озабоченных ублюдков, но Джин боялась его, несмотря на то, что он был связан и в принципе, пока она не приблизится, не мог причинить ей вреда. В теории.
Мысль о том, что химерик имеет слишком ограниченное представление об Алхоре и ее обитателях, не покидала Джинджер. Кто знает, чего можно ожидать от жителей. Если та же Хлоя, пока она без оружия, не способна нанести вред на расстоянии, то это не значит, что никто из пассажиров также не способен.
А он все буравил ее взглядом.
- Что смотришь? - спросила Джин достаточно тихо, чтобы не привлечь внимания тех, кто мог находиться где-то поблизости, но достаточно злобно, чтобы дать парню понять, что с ней шутки плохи. - Ты так и планируешь сдохнуть прямо здесь и прямо в этом положении?

0

6

Никогда, кхм, НИКОГДА не попадайтесь в лапы фалаксов. Нет, они не обладают отличительной жестокостью или оригинальным подходом, нет. Но они первоклассно умеют связывать своих жертв. Что есть - того не отнять. Готовые к тому, что противник вдруг изменит свою внешность и в некоторой степени даже пропорции тела, все они со временем учатся связывать людей так, что даже обернись те змеёй, всё равно не смогут распутаться самостоятельно. Так что сейчас, еле видимый за километрами пут Молох мог уповать лишь на удачу - на незнакомку с грубоватым, но приятным голосом.

- Я, - мужчина закряхтел, закашлял (бог видит, кашлять, подвешенным вверх ногами, когда вся телесная кровь по чуть-чуть опускается к голове - хреновая затея). - Молю о помощи. Мне многого не нужно. Не хочешь - не развязывай. Но переверни... просто переверни. Разрежь эту проклятую веревку - большего не надо, дальше я справлюсь сам...

Вдруг Молох перестал выглядеть столь враждебно. Жуткий оживший труп в мгновение ока обернулся жалким ожившим трупом. Видимо, он осознал свою беспомощность и власть новой знакомой над собой. В его положении это сделать не трудно. В конце-концов, девушка и вправду сейчас являлась единственным возможным путем к спасению. Тем самым посланником удачи, что до сих пор не позволяла Жизни отринуть Молоха. Свет, отражавшийся от глаз фанатки латекса, казался Карлу сейчас лучиком надежды, маяком жизни. Обрати мужчина чуть больше внимание не тому, что делает девушка, а тому, как она выглядит, то обязательно подчеркнул бы для себя, что, в принципе, пристрастие к черным, белым и серым цветам и оттенкам их объединяет и даже делает внешне схожими, по крайней мере отдаленно. Быть может, если бы голова Молоха сейчас не налилась красным цветом и не разбухла, а сам он не был бы похож на личинку в коконе, то и сама Джин бы заметила сие мимолетное сходство, хотя кто её знает.

Наверное, любой другой на месте Карла тут же начал бы торговаться за свою жизнь, но Карл - не всяких проходимец. Его взгляд на окружающий мир был несколько оригинальным, доведенным до абсолютного негатива. Нет смысла торговаться за жизнь с тем, кто держит тебя за глотку. В Алхоре убивают не ради наживы или чего бы то ни было. В Алхоре убивает просто потому, что любят убивать. А если человек хочет убивать - его невозможно переубедить. Осталось лишь понять, желает ли Фостер смерти Армстронгу в данный момент или нет. Именно так думал Молох. В принципе, он достаточно труслив, чтобы пообещать даме золотые горы, если та вдруг заведет разговор об оплате.

[AVA]http://s018.radikal.ru/i513/1706/8e/ea4936781700.jpg[/AVA]

Отредактировано Молох (2017-06-05 22:17:05)

0

7

Вдруг человек, еще недавно казавшийся Джинджер мертвым, заговорил. Речь была сбивчива, голос звучал тихо, но слова были достаточно разборчивы, чтобы понять. Он просил о помощи, и это было вполне ожидаемо. Выражение его лица изменилось также резко, как до этого в нем проснулись жизненные силы. Теперь, вместо озлобленности и агрессии, перевернутое лицо выражало полную беспомощность, только искорка надежды в поблескивающих от света глазах спасала от полнейшей безнадежности. Он явно рассчитывал на то, что Джин все-таки поможет ему выпутаться.
"Если я уйду сейчас, он умрет. Он же умрет?" - спросила она сама себя и кивнула то ли в ответ своим мыслям, то ли давая согласие умоляющему парню.
- Минуту, - сказала она, делая пару шагов вперед, но не подходя еще слишком близко. - Внимательно слушай. Я помогу. Но если ты меня тронешь, я тебя убью, - голос у нее был тверд, слова слетали с языка резко и четко, как будто Джинджер была на все сто процентов уверена в своих силах и в том, что говорит. На самом деле, это чистой воды блеф, но не показывать же это ему, непонятно на что способному алхоровцу. Она его боялась, но и бросить умирать здесь почему-то не могла.
Предупредив о своих намерениях, Фостер неспешно, с опаской приблизилась и получше осмотрела территорию. Первым делом она поставила к стене на безопасное расстояние рюкзак, валявшийся неподалеку, и положила к нему кобуру с пистолетом и ножны. Затем Джин обшарила мертвые тела на предмет оружия. Все что нашла - отнесла туда же. Она сочла это приемлемой мерой безопасности, ведь так меньше шансов, что незнакомец сможет причинить ей вред этим оружием, по крайней мере, пока не встанет на ноги. Другое дело, что он и без того может оказаться опасным…
- Черт тебя дери, - пробубнила она себе под нос.
Крепление было высоковато, с пола, да и даже взгромоздившись на один из трупов, Джин не достала бы. А возникшая на мгновение идея строить пирамиду из мертвых тел не вызвала у нее восторга.
- Только никуда не уходи, - сказала Фостер, но не была уверена в способности незнакомца оценить эту высокоинтеллектуальную шутку. Схватив пистолет, она, предварительно выглянув за угол, скрылась за поворотом.
Не было ее недолго, а вернулась она, волоча за собой какой-то металлический ящик. Тяжелый, зараза, но зато вполне достаточного размера, чтобы с него достать до веревки, на которой висел парень.
Взяв нож, пододвинув ящик к мужчине и взобравшись на него, Джинджер принялась пилить веревку.
- Сейчас рухнешь, - предупредила она за секунду до того, как нити оборвались.
В этот самый момент Джин стремительно слетела с ящика и бросилась к импровизированному оружейному складу, схватила пистолет и тут же прицелилась в упавшее тело.

0

8

- ... я тебя убью.

Молох, услышав эти слова, машинально перевел взгляд на окровавленный труп, лежащий сейчас на полу рядом с ним. Хозяин сего бездыханного тела, покинувший этот бренный мир, был последним, кто говорил подвешенному фалаксу подобную фразу. В его голосе звучали куда более уверенные интонации, полные откровенной ненависти и безграничной веры в собственные силы. И он, знавший о Карле куда больше, чем Джин, столь скоропостижно и печально скончался. Бедолага недооценил волю к жизни и изобретательность Армстронга в критических ситуациях. Взгляд мужчины вновь упал на девушку в тот момент, когда она оказалась прямо перед ним. Будь на ней чуть меньше одежды, чем сейчас, она бы коленками чувствовала тяжелое дыхание умирающего фалакса. Но не судьба. Нос жертвы бдсм-экспертов был заложен, а потому запахов он ощущать не был способен и, следовательно, не оценил ароматов, исходящих от первой за долгое время дамы, подошедшей к нему так близко не для того, чтобы убить или хотя бы покалечить. Но вот сам Молох ароматизировал так, что аж до слез. В конце-концов, редко можно встретить тех существ, что в стрессовых ситуациях начинают пахнуть розами.

"Не бойся меня" - сказал бы кто-нибудь иной на месте Молоха. Но Молох - не всякий проходимец. Он понимал, что его слова - всего лишь звук. Как и вообще чьи-либо слова. Жалоба, просьба, угроза - всего лишь шум, крысиный писк. Он не стоит ровным счетом ничего. Вся суть и вся соль в действиях. Нет смысла в словах без телодвижений. И Джин делала. Делала что-то, что делать была вовсе не обязана. Она шла против логики и инстинктов. Она решила помочь случайному человеку - и помогла. Пропав на всего ничего, она пошумела за углом и вернулась. Вернувшись, сделала дело. И столь учтиво, что даже умилительно. Мог бы Молох в позитивные и положительные чувства - он обязательно бы улыбнулся. Это выглядело так забавно. Будто бы ребенок, взгромоздившийся на табуретку, вставший на носочки и потянувшийся к верхней полке за спрятанными на ней сладостями - примерно так же выглядела Джинджер, перерезавшая веревку, если смотреть на неё через розовые очки.

Как и ожидалось от человека, способного убить другого человека, будучи связанным по рукам и по ногам, мужчина сравнительно мягко приземлился в ту самую лужу крови, что успела частично превратиться в некую жижу. Купание в крови мертвеца - эта та ещё антисанитария, а потому Молох старался подобного избегать. Но в сложившейся ситуации нос воротить было бы уже слишком. Довольный настолько, насколько вообще мог бы быть доволен оживший труп, Карл перекатился по полу и трупам и на полном ходу направился к тряпью, что лежало у дальней стены этого небольшого помещения. Он определенно преследовал какую-то цель и для умирающего двигался на удивление бодро.

0

9

В первые же секунды, как тело незнакомца коснулось земли, Джин допустила мысль, что, может, зря она согласилась помочь ему. Чересчур резвый, чересчур сильный и чересчур бойкий.
Здравый смысл подсказывал ей, что пора уходить, немедленно возвращаться в Каусу, в свою привычную уютную квартиру, где нет никакой опасности, но есть куча всего, что способно доставить удовольствие любого характера. Но это все не то. Жажда острых ощущений, увы, оказалась сильнее. Именно она привела Джин сюда, именно она толкнула ее на игру к кошки-мышки с местными, именно она вынудила помочь парню. Не только она, конечно, еще какая-то толика сострадания и крупная доля любопытства, но, в основном, именно желание поймать немного кайфа от ощущения опасности, от ожидания неприятного итога, руководило химериком.
Едва только упав, парень тут же двинулся в сторону, где стояла Джин. Он даже на ноги не встал, чем неслабо удивил Фостер. Перемещался перекатами. Это же каким сильным телом надо обладать, чтобы без заминки преодолеть расстояние не только по гладкому металлическому полу, но и прямо по мертвым телам, на нем лежащим? Это совсем не безопасно.
Если он не остановится, она выстрелит.
Не остановился. Выстрелила.
Пуля ударила о металлический пол в нескольких сантиметрах от головы парня, со звоном отскочила в строну и покатилась по поверхности. Хотела бы Джин попасть - попала бы, ибо навык стрельбы у нее был развит весьма неплохо, иначе она давно уже была бы мертва. У нее не было цели ранить или убить парня, пока что не было. Но снизить скорость его передвижения было необходимо, ведь ожидать от того, кто только недавно убил нескольких человек, будучи связанным, можно было чего угодно. Скорее всего, разделаться с незадачливой искательницей острых ощущений он мог бы на раз-два.
Ситуация, способная развернуться под любым углом; собственный страха, от которого по спине пробегал холодок; выстрелившее оружие и странный незнакомец - все это заставляло Джинджер испытывать даже физическое удовольствие. Именно это и заставляло Фостер стоять посереди коридора и ожидать продолжения.
Конечно, вряд ли лежащий на полу парень мог уловить сбившееся дыхание, усиленный сердечный ритм и напряжение, которое испытывала Джин. Все-таки, не до того ему, чтобы размышлять об эмоциях той, что стояла неподалеку. А если бы и уловил, наверняка счел, что кроме страха Джин не испытывает ничего. Она глубоко вдохнула и выдохнула через рот, чтобы слегка успокоиться.
- Не так быстро, скоростной ты мой, - сказала Фостер, сделав еще пару шагов назад. - Предупреждай о своих намерениях.

Отредактировано Джин Фостер (2017-06-06 01:34:42)

0

10

Обрадовавшийся долгожданной свободе Молох, пользуя оставшиеся в теле крупицы энергии, сделал то, что было, по его скромному мнению, наиболее разумно и, как ему казалось, весьма предсказуемо - направился к чему-то, с помощью чего смог бы распутаться. Видимо, это оказалось для девушки сюрпризом и она приостановила жадно катящегося к своей цели личинковидного фалакса наипростейшим и эффективнейшим образом - выстрелила. В конце-концов, пистолет - универсальная вещь. Он помогает решить проблемы абсолютно любого характера. Тебя кто-то любит и тебе это не нравится - наведи на него ствол, тебя кто-то не любит и тебе это не нравится - наведи на него ствол и нажми на спусковой крючок, ты кого-то любишь, но не он тебя - наведи ствол, ты кого-то любишь и он любит тебя - так тут и решать нечего; кто-то тебе что-то должен - наведи на него ствол, кому-то должен ты - наведи на него ствол и нажми на спусковой крючок; тебе скучно - стреляй, тебе весело - стреляй, тебе больно - стреляй; необходимо остановить связанного Молоха - стреляй дважды! И она выстрелила - и он остановился. Карлу это, разумеется, не понравилось, но он вовсе не обиделся - он поступил бы так же. Вот только не было Армстронгу дано понять, зачем же Фостер решила его притормозить. Медленно и аккуратно мужчина перекатился с одного бока на другой, дабы повернуться к кауситке лицом и уронил на неё свой тяжелый взгляд. Обратив внимание на всё ещё направленное в его сторону оружие мужчина напрягся так, что аж кости захрустели. Стоит ли говорить о том, насколько сильно Молоху не улыбалось знакомить очередную пулю со своими внутренними органами. Не злость, а страх оседлал Карла. Но это было трудно понять, так как в результате обеих этих реакций мужчина корчит крайне неестественные выражения рожи.

- Мои дальнейшие планы: распутаться, встать, размяться, почиститься, поправиться, закинуться парой препаратов, вооружиться и вернуться восвояси. Что из этого конкретно тебя интересует, спасительница? - слова его могли показаться издевкой или сарказмом, но ни тем, ни другим они не являлись. Мужчина говорил на полном серьезе, выкладывая все свои дальнейшие планы. Ничто из того, что собирался делать Молох, ни в коей мере не относилось к тому, что будет в дальнейшем делать его светловолосая собеседница. Он был истощен и напуган. Его не волновала её судьба.

0

11

Выстрел остановил связанного мужчину, катящегося к своей цели, какой бы она ни была. Это и было основной целью химерика. Незнакомец медленно, как оно и требовалось в данной ситуации, перевернулся так, чтобы видеть Джин. Теперь он был неспешен, как того Фостер и хотела. Она так и не опустила ствол, продолжала целиться на случай, если парень выкинет что-то опасное. Но он, похоже, не спешил действовать. Он лишь смотрел на нее внимательно, вдумчиво. Его взгляд был мрачным, мужчина молчал, не спешил отвечать на ее реплику. Он не издал ни звука. Поразительная выдержка - рядом с ним только что отскочила пуля, а он, казалось, даже не вздрогнул. Теперь он сверлил глазами стоящую перед ним. Выражение лица было неоднозначным, Джин никак не могла понять, что оно отображало. Больше это походило на раздражение или злость, но точно сказать было невозможно то ли из-за тусклого освещения, то ли из-за специфики строения самого лица, ведь Джин еще не видела его в обычном положении и при нормальных условиях. Вряд ли мужчина, конечно, кинулся бы на Фостер с намерением растерзать в первую же секунду своей свободы, но в этом парне было что-то, что заставляло Джинджер бояться его. Что-то интуитивное, или же просто его внешний облик не вселял доверия... так или иначе, она с опасением ждала, что он скажет.
- Мои дальнейшие планы: распутаться, встать, размяться, почиститься, поправиться, закинуться парой препаратов, вооружиться и вернуться восвояси. Что из этого конкретно тебя интересует, спасительница?
Джин нахмурилась. Он, конечно, был совершенно не в том положении, чтобы издеваться, но казалось, что делает он именно это. Кауситка мотнула головой, то ли отвечая на его вопрос, то ли на какой-то их своих, мысленных. Конечно, если бы он собирался причинить ей вред, то вряд ли стал заранее сообщать об этом, но она все же опустила пистолет.
- Не дурак, - резюмировала Фостер, сделав пару шагов к мужчине. - Хорошо, что ты остановился. Ты слишком долго будешь возиться с этой веревкой, - оценив ситуацию, сообщила она. Узлы и переплетения действительно были очень сложными и крепкими, освободиться из такого плена ему будет непросто, особенно учитывая, что он наверняка испытывал слабость ввиду длительного нахождения вниз головой. В ее руке блеснуло лезвие того самого ножа, которым она перерезала веревку, что держала мужчину в воздухе. - Давай, я тебе помогу выпутаться, раз уж я все равно здесь, - усмехнулась Джинджер и склонилась нам незнакомцем. - Только не дергайся, тебя так здорово замотали, что я могу случайно тебя зацепить. И как ты еще двигаться способен?
Очередной способ пощекотать себе нервы - развязать руки тому, что может быть опасен. Наверное, действия Джин любому здравомыслящему существу показались бы нелогичными и глупыми, но она во всем этом преследовала свою цель, ставшую причиной ее появления на Алхоре. Кроме того, она ведь в любой момент сможет уйти.
Повозившись немного с переплетениями веревки, Джин удалось разрезать ее в нескольких местах, не поранив при этом мужчину.

0

12

Почему-то ни один из ответов, пришедших в голову Молоха, не казался ему достойным озвучивания. Первый десяток вариантов был пропитан чем-то скользким, слизким и до одури похожим на сарказм. А провожатый понимал, что он находится совсем не в том положении, чтобы осыпать свою спасительницу ироничными замечание на тему того, кто он и что он может. Представляться и благодарить мужчина так же не торопился. Если бы он назвал свое имя, то, вполне вероятно, девушка бы передумала делать то, что делала. Как ни крути, но на Алхоре слишком многие были бы не против прибить Карла, только лишь поняв то, кто он. А выказывать признательность провожатый не торопился просто потому, что не привык рассыпаться в любезностях на каждом повороте судьбы. Взамен благодарностей и представлений, мужчина всё так же сверлил свою собеседницу взглядом, сначала прямым, а после и боковым зрением. Каждый раз, как столь близко к нему со спины побиралось другое живое существо, по его телу пробегал наинеприятнейший табун мурашек. Фалакс бы и сам с радостью себя распутал, но дама, пользуя старый-добрый огнестрел, не оставила ему иного выбора, кроме как лежать и, подергиваясь, ждать её милости.

- В моём положении не остается иного выбора, кроме как двигаться. - хрипло отозвался Молох, выдавливая из себя наименее ироничный ответ из тех, что пришли ему на ум.

С одной стороны, девушка разрезала веревки столь аккуратно и нежно, что даже не пустила ненароком мужчине кровь - это хорошо. А плохо то, что, видимо, она вполне себе хорошо обращалась с ножом. Другой бы на месте Молоха, наверное, уже растаял бы от столь дружелюбного к нему отношение, но Молох - не всякий проходимец. Он годами выстраивал вокруг себя стену страха, что пугала и его, и окружающих. И через неё было невозможно пробиться, светя вполне себе привлекательным с виду телом, обернутым в подозрительно облегающую одежду, а так же приятным уху голосом и парой действий, пропитанных альтруизмом. Нет-нет-нет! Молох - крепыш, Молох - кремень, Молох - крепость. Крепость одиночества. Любой, пытающийся пробиться через толщи льда, получит в итоге лишь расшибленный в кровь лоб, иллюзорных хрен и не иллюзорную пулю в задницу. И даже вполне себе приятный запах, что таки умудрился пробиться через кровь в носу, не сломит дух одиночки.

Путы были сняты и, медленно и аккуратно, дабы следующая пуля не прошла уже сквозь мягкие ткани тела Молоха, он завершил то, что начала с ним делать Джин - распутался окончательно. Как мужчина и обещал, он тут же встал и начал разминаться. Разумеется, делал он это всё без резких движений, дабы не спровоцировать его в некоторой степени испуганную спасительницу. Чужого страха мужчина, конечно же, чувствовать не умел, а потому и не подозревал, что сейчас испытывает дама в латексе. Разминка, кстати, выглядела так, будто бы мужчина был настоящим инструктором по йоге - вполне себе профессионально, вдумчиво.

0

13

- В моём положении не остается иного выбора, кроме как двигаться, - ответил химерику мужчина.
- Только не слишком бодро, - тут же произнесла Фостер, как бы намекая, что любое его действие может привести к ранению.
Мало того, что Джин позаимствовала пистолет мужчины, так еще и забрала его нож, что автоматически делало ее победителем в сложившейся ситуации. Она, по крайней мере, была уверена в своем превосходстве, учитывая ее положение и положение незнакомца. Что бы там парень ни умел, Джин об этом не знала ничего, да и была полностью уверена в своей боевой состоятельности. Иначе она уже давно была бы мертва. Конечно, меряться силами она не была настроена, но и ждать негативных последствий своих собственных поступков не стала бы, и непременно применила бы оружие в отношении незнакомца, если бы он проявил себя с агрессивной стороны.
Но он не проявлял. Когда веревки были разрезаны, мужчина медленно освободился от них, поднялся и стал, как и говорил, разминать затекшие конечности. Джин встала в стороне и наблюдала за ним с интересом. Не каждый день удается найти такой странный объект для внимания. Если ей и попадаются те, кому требуется помощь, то они умоляют, плачут, кричат, укоряют, чем и заставляю зачастую проигнорировать их самих и их проблемы. А этот единожды озвучит, что ему не помешало бы оказаться на полу, не рассыпался в просьбах и благодарностях. Это было странно, но любопытно.
Что заметила Фостер, когда перед ней стоял освобожденный от пут мужчина, так это идеальное цветовое сочетание. Он в черном с элементами белого, Джин тоже. Еще не был бы он измазан в чужой крови и не имел бы такой потрепанный вид, было бы просто замечательно. Но увы.
К слову сказать, двигался мужчина, явно стараясь не спровоцировать Джин, то есть, плавно, даже несколько завораживающе, несмотря на некоторую неуклюжесть, возникшую из-за длительного пребывания в неестественном положении. Интересно, каков он в обычных условиях? И не являются ли эти условия для него обычными?

0

14

"Я жив? Я жив! Надолго ли?" - мужчина ни коим образом не мог себе даже представить, чем и о чем думает его новая знакомая. Она его спасла, но ничего не просит взамен. Она ничего не просит взамен, но всё ещё остается рядом. Ей что-то от него нужно? Но что? И почему именно от него? Она знает его имя? Откуда? Она знакома с теми, кто убит? Или узнала его по упавшим линзам? Где всё прочее её оружие? Что делать, если она передумает? Куда бежать, что делать?

- Ты знаешь, кто я? - слова, произнесенные Молохом, кому-то могли бы показаться угрозой, но, на самом деле, мужчина задал сей вопрос, чтобы в некоторой степени понять мотивы Джинджер. Вполне вероятно, если она знает его имя и при этом не стреляет, то ей необходим проводник и именно по этой причине она до сих пор не выстрелила. Но откуда она тогда могла бы знать, что именно здесь и именно сейчас провожатый был подвешен ногами к потолку и столь экстренно нуждался в чужой помощи. Она была знакома с теми, кто связал мужчину? Такого быть не может, она слишком спокойно отнеслась к тому, что их трупы лежали на земле. Неужели случайность? Но оружие! Нет в этом мире таких дураков, что ходили бы по металлическому лабиринту безоружными и, следовательно, безобидными и беззащитными.

- Знакома ли ты с ними? - Молох бросил взгляд на все те трупы, что лежали на полу. Этот вопрос он задал почти сразу же после первого. От ответа инопланетянки зависело то, поглотит ли паранойя всё тело мужчины или же скукожится до привычных размеров упитанной личинки и засядет где-то там, в дальнем углу черепной коробки.

Грустный взгляд мужчины упал на оружие, что женщина держала. Учитывая то, сколько тайников проводник раскидал по всей Алхоре, ему нечего было бояться - он всегда быстро может раздобыть себе минимальный запас боезапасов. Но пистолет и нож, что прибрала к себе своими загребущими руками спасительница, были Молоху дороги, как память. Он был тем ещё консерватором и предпочитал пользоваться одним и тем же оружием. Это было заметно по тому, насколько ухоженными были пистолет и нож. В свободное время Армстронг частенько отвлекался от пагубных и пессимистичных мыслей, занимая свои руки чисткой родного пистолета и затачиванием любимого ножа. Поэтому его оружие никогда не давало осечек - он о нём заботился так, будто бы это его детки.

0

15

- Ты знаешь, кто я? - спросил вдруг мужчина.
- Нет, - без раздумий отозвалась Джин, дернув плечом. Слово звучало твердо и четко, оно слетело с языка резко. Она слегка напряглась от вопроса. Глаза сощурились в подозрении, Фостер пробежалась взглядом по стоявшему перед ней мужчине. Он угрожает? Это что-то вроде выраженьиц, которые отпускают особо крутые парни, пытаясь показать свое положение? Обычно такие ребята круты только на словах и только по их собственному мнению. - Впервые тебя вижу. Я вообще впервые в этой части корабля, - добавила Джинджер, приподняв правую бровь.
"Знать бы еще, в какой я части корабля..." - она невольно огляделась, как будто ища подсказку в металлических стенах.
- Знакома ли ты с ними? - продолжил он. Сейчас речь шла о телах на полу.
- Нет, - с той же интонацией, что и в прошлый раз, ответила Фостер. Она двинулась вперед и, подойдя к мертвым, осмотрела их. Просто для вида, так как точно знала, что к числу ее здешних знакомых эта группа не относилась. - Точно нет, - конечно, на Алхоре Джин почти никого не знала, тем более, она не успела влезть в дела местной "мафии". Она даже толком ничего не знала о том, чем занимается здесь Хлоя и где она находится. - Я здесь случайно, если ты об этом. Пришлось побегать от неприятных типов, и я надеюсь, что они уже успели потерять интерес ко мне.
Теперь Джин стало действительно интересно, кто этот бледный парень, кем были те, кого он убил. Вопросы заставляли задуматься о сторонах конфликта, к одной из которых принадлежал незнакомец. Просто так за ноги не подвешивают, просто так не избивают и не убивают, если, конечно, дело происходит не в Каусе. Интересно, сколько же сторон и ответвлений здесь, на замкнутом пространстве огромного затерянного корабля? Осталось ли у них что-то, кроме ненависти друг к другу? И почему они не поищут для себя место получше?
- Так кто же ты такой? - спросила Джинджер. Ей не требовалась полная биография с подробностями, но хотелось знать, как обращаться к черно-белому человеку.

0

16

- Молох. - ответил Молох, всё так же продолжая разминаться. - Проводник. - продолжил проводник. Спроси Джинджер у кого иного, кем Молох является, те бы, скорее всего, дали куда более красочное описание, пропитанное гнилью. Но свою суть лучше всего раскрыл девушке сам Карл. Ведь он всего лишь Молох, ведь он всего лишь проводник. Всё прочее - мелочи, шум, хлам. Да и вряд ли спасительница ожидала более развернутого ответа от человека, чьи глаза изъясняются куда красноречивее рта. Сам же Молох, пусть и занимался весьма отвлеченным делом, был крайне напряжен - напряжение не снимала даже разминка. Мужчина испытывал страх, вперемешку с интересом. Грубо говоря, его поглотили те же чувства, что и Фостер. Вот только соотношение сих эмоциональных компонентов было разительно настолько, насколько это вообще возможно. Если интерес Джинджер к новому знакомому пересиливал её же собственный страх, заставляя её продолжать свое с ним общение, то страх Молоха подавлял всякий интерес к новой знакомой, заставляя его искать пути к отступлению. Очередной раз оценив сложившуюся ситуацию, Армстронг в очередной раз пришел к выводу, что делать ему нечего - лишь ждать. Ждать реакции седовласки и её дальнейших действий и решений. Но терпение не входит в список сильнейших моральных черт Молоха. Время шло и близилось то мгновение, когда внутренний параноик захватит власть над телом. А обычно, когда это происходит, Карл начинает делать что-то сумасшедшее, обоюдоопасное для каждой стороны конфликта. Окончив разминку, Молох начал отряхиваться и, единовременно с тем, поправлять на себе одежду. Если Джинджер достаточно внимательно слушала позапрошлый ответ бледнолицего, то должна была бы догадаться, что сразу после этого мужчина собирался закинуться препаратами, кои, что логично, находились в той самой сумке, к которой он изначально катился. Следовательно, фалакс ожидал от дамы в черном некоторой реакции, дозволяющей ему и далее реализовывать свой план дальнейших действий, либо же, напротив, запрещающей. Спрашивать вслух мужчина, конечно же, не стал.

0

17

- Молох. Проводник, - сухо ответил мужчина, не отвлекаясь от своих занятий.
Это имя Джин, что совершенно очевидно, известно не было, но вот род деятельности заинтересовал. Куда он сопровождает, кого и зачем? В другие миры или по Алхоре и, если второе, то каких же, черт возьми, размеров этот корабль, раз требуются проводники, чтобы перемещаться по нему? Неужели за все годы, что пассажиры обитают здесь, остались еще неизученные места? Пока своими глазами не увидишь, никогда не сможешь толком оценить масштабы.
- Меня зовут Джин, - коротко представилась Фостер. Остальное было излишне, ведь никаких занятий и профессий в Алхоре у Джинджер не было, а рассказывать ему, откуда она прибыла, было уже излишне.
Разминку Молох завершил. Затем, как и обещал, принялся поправлять свою одежду. Он удивительно последователен, похоже, он всегда следовал четкому алгоритму действий. Если верить сказанному ранее, дальше Молох должен был "закинуться парой препаратов", потом вооружиться и уйти. Предпоследний пункт смущал Джинджер сильнее двух других. Ей, видимо, придется отдать ему оружие, а делать это очень не хотелось, несмотря на то, что до сих пор мужчина не показывал себя с агрессивной стороны.
- Препараты, да? - спросила Фостер, давая Молоху понять, что слышала и слушала его слова. - Валяй, - добавила она, указывая на рюкзак.
С одной стороны, давать ему доступ к его же сумке, понятия не имея о том, что там лежит, было совершенно безрассудно, если действия Фостер оценивать со стороны совершенно нормального, здравомыслящего существа. Но, если учитывать, что сама Джин та еще адреналиновая наркоманка, все становится ясно и просто.
Она встала вдоль стены, у которой стоял рюкзак, чтобы успеть вовремя среагировать, в случае чего.
- А потом ты заберешь у меня оружие и ретируешься, - произнесла Джинджер. Так быстро расставаться с новым знакомым Фостер не хотела, посему прямо с ходу пыталась придумать повод, чтобы задержаться здесь чуть подольше. Ведь, если не цепляться за момент, уже сейчас можно заворачивать за угол и возвращаться в Каусу. - А дальнейшие планы? - спросила она, пока не решившись продолжить мысль. Но, если Молох ответит, что не слишком занят, то Фостер вполне могла бы предложить ему кое-что из того, что он делал множество раз, а именно найти одну маленькую засранку, столь важную для самой Джин. Ведь ее уже нет на том месте, откуда Фостер уходила в последний раз.

Отредактировано Джин Фостер (2017-06-18 11:14:44)

0

18

- Препараты, да... - согласился Молох, концентрируя всё своё внимание на даме. Проводник, сам того не осознавая, был в не малой степени исключительным. Немногие на его месте воспринимали бы спасительницу как потенциального врага. Но так он был воспитан, так он был взращен. Считать всех окружающих врагами, какими бы добрыми и честными те не казались, - залог долгой, пусть и печальной, жизни на Алхоре. Чем меньше ты доверяешь кому-либо, тем меньше шанс того, что тебя предадут - так думал и в то верил Молох.

Подойдя к рюкзаку, мужчина начал в нём рыться. Молоха в полной мере устраивала позиция девушки - ничто не мешало ему следить за ней. Как бледнолицый и обещал, из своего рюкзака он достал пару таблеток, тут же закинув их себе в рот. Будучи человеком весьма осторожным и достаточно предусмотрительным, Армстронг носил с собой множество всяких препаратов и лекарств, дабы приводить себя в порядок в любой возможной ситуации. Он старался предугадать любой вариант развития событий и предостеречь себя от опасности, а потому был запаслив, как верблюд.

- А ты отдашь мне моё оружие? - с недоверием вопросил мужчина, вновь вставая в полный рост и медленно, без резких движений, закидывая на плечо рюкзак. В его голосе слышались явные нотки недоверия. Сам бы он в такой ситуации ни за что не отдал бы оружие, тем более, если бы оно было у него единственным.

- Я не заглядывал настолько далеко вперед. - строить планы Молох никогда не был мастером, а в подобных этой ситуациях он и вовсе не мог думать ни о чем ином, кроме как о том, как бы свалить куда подальше и более никогда не возвращаться. В некоторой степени насторожившись по поводу того, для чего Джинджер спрашивает его о дальнейших планах, Армстронг не торопясь двинулся к выходу, стараясь делать это наиболее естественно, отводя внимание собеседницы в иное русло. - Есть предложения?

Отредактировано Молох (2017-06-17 21:42:49)

0

19

Интересно, он действительно болен, или главная его проблема в вопросах здоровья - это его же ипохондрия? На больного Молох похож не был, разве что бледность лица могла бы намекать на это, однако, учитывая условия жизни на Алхоре (отсутствие солнечного света, нормальных продуктов питания, благоустроенных жилищ и комфорта как такового, а также постоянное нервное напряжение из-за страха за собственную жизнь), этот момент можно было упустить. Бледно-серые оттенки кожи были здесь делом совершенно обычным, привычным и нормальным.
Джин понимала, что парень следит за ней так же, как она следит за ним. Пока оружие в ее руках, он опасается, что вполне логично. Кауситку наблюдение не напрягало, так как она прекрасно понимала целесообразность такой осторожности. Хотя, конечно, желай она его убить, могла бы сделать это еще до того, как он успел попросить о помощи. Но настороженность никогда не бывает лишней.
Судя по всему, рюкзак Молоха хранил в себе множество всяких вещей на все случаи жизни, в том числе и несколько видов медикаментов. Мужчина проглотил несколько таблеток, после чего медленно выпрямился. По крайней мере, в Джинджер не образовалось лишнее отверстие от резкого выстрела, на нее не кинулись с ножом, не прыснули в лицо какой-нибудь дрянью, что давало определенное понимание, что Молох не намерен причинять ей вред. Химерик немного расслабилась.
- А ты отдашь мне моё оружие? - спросил мужчина, медленно вешая рюкзак за спину.
- Ну, может, я и предпочла бы оставить его у себя, - Фостер развела руки в стороны, показывая, что у нее больше ничего при себе нет, - Но не думаю, что тебя такое течение событий порадует. Меня бы не порадовало.
Она умолчала о том, что оружие, по сути, ей не очень-то и нужно было. Мгновенное перемещение давало возможность выкрутиться почти из любой ситуации быстро, без лишних действий и без лишних рисков, вместо того, чтобы тыкать в кого-то пистолетом.
А вот насчет своих дальнейших планов Молох не сказал ничего конкретного. То ли из-за скрытности, то ли отсутствия этих самых планов. Готовясь к тому, чтобы уйти, он спросил:
- Есть предложения?
- Я не настаиваю на том, чтобы ты мне помогал, но, раз ты проводник, значит, теоретически, можешь знать не только о том, что и где находится, но и кто где обитает. Если бы ты помог мне найти кое-кого, было бы весьма неплохо, - ответила кауситка, делая несколько шагов ему навстречу. Она протянула ему пистолет рукояткой вперед в одной руке, нож - в другой, - На, кстати, это же твои вещи.

0

20

Будь способны уши Молоха испускать дым каждый раз, когда в его черепной коробке творится хаос непонимания и бессилия логики, то в присутствии Джинджер проводник был бы способен заполнять густой дымкой целые отсеки. Он не понимал её абсолютно и полностью. Она ломала все каноны бытия Алхоры. Седовласка спасла незнакомого человека; седовласка отдала незнакомцу его оружие; седовласка не потребовала никакой платы за помощь; седовласка вежливо и не настаивая попросила помочь. Если Молоха многие описывают как неуравновешенного психопата, то Джин в его глазах была психопаткой уравновешенной. У мужчины аж руки затряслись и женщина могла это почувствовать в то мгновение, когда они оба держались за его ствол и нож.

- Я тебя не понимаю. - прохрипел Армстронг, сверля Фостер взглядом своих судорожно мечущихся глазок. Мужчина мог по пальцам пересчитать тех индивидуумов, что выходили за рамки нормального для Алхоры поведения. Каждого из них он запомнил на всю свою жизнь и с каждым из них более видеться не желал. Если поведение всех прочих Молоха заставляет испытывать страх, то подобные Джинджеровским выкрутасы вводят его в неопределенный ступор. В такие моменты лампочка сознания перегорает в голове проводника, он теряет чувство реальности и будто бы погружается в сон. На всех доступных ему языках (то есть на одном) Армстронг как заведенный начал крутить в голове один единственный вопрос "что?". Ничего более конкретного он сообразить в данный момент не мог. Не мог он и сформулировать иной вопрос. И лишь секунд через десять после получения в руки оружия, Молох вновь начал приходить в себя.

- Я... Могу тебе помочь. - Молох чувствовал себя обязанным. Ответственность, пожалуй, была одной из тех черт характера, что служила якорем, удерживающим кораблик с названием "собственное Я Карла" от путешествия в бескрайние просторы океана безумия. Если бы не подобные этой черты, то сознание мужчины затерялось в глубинах его собственного страха без надежды, на возвращение. У него не было иного выбора, кроме как обрести ответственность. Ведь не может требовать уплаты по долгам тот, кто сам свои долги не гасит. - Я постараюсь тебе помочь. - поправил себя мужчина, учтя, что знает далеко не всех жителей Алхоры, а ладит и вовсе с единицами. - Назови имя. - Молох разложил оружие по карманам - кобура и ножны до сих пор валялись у стены.

Отредактировано Молох (2017-06-24 22:24:40)

0

21

Что это? Волнение, гнев, непонимание или какие-то иные, пока еще непонятные для Джин чувства? Кауситка отчетливо ощутила, как дрожат руки у Молоха, видела пристальный взгляд, которым мужчина сопровождал каждое ее, пусть даже самое минимальное, движение.
- Я тебя не понимаю, - сообщил он, не сводя глаз с Фостер.
Правый уголок губ Джинджер медленно пополз вверх, делая выражение ее лица более хитрым и несколько хищным. Конечно, не понимает. Он, очевидно, не допускает мысли о том, что стоящая перед ним к Алхоре отношения не имеет, а значит, он не пробужден. А раз не пробужден, то у него нет ни малейшего представления о возможности моментального перемещения в родной, куда более безопасный мир. Также он не может знать и того, что нарвался на достаточно безумное, по представлению пассажиров Алхоры, существо. Джин, конечно, плохо знала алхоровцев, но была убеждена в том, что немногие местные получают удовольствие от подвергания собственной жизни опасности, когда как она сама от этого испытывала наслаждение, с которым мало что может сравниться.
Отвечать на фразу, впрочем, она не стала, но и улыбаться не прекратила.
Но Молох сам продолжил диалог, отвечая на то ли просьбу, то ли предложение Джин помочь ей с поиском белобрысой девчонки, к которой Фостер, так или иначе, испытывала некие чувства.
- Я... Могу тебе помочь, - сказал мужчина.
Джин, так и не перестав улыбаться, кивнула, однако, отметила его некую самоуверенность. Вряд ли он знает всех и вся на корабле, чтобы так уверенно заявлять, что точно сумеет помочь.
- Я постараюсь тебе помочь, - словно прочтя ее мысли, исправился он. - Назови имя.
- Ее зовут Хлоя, - произнесла кауситка, и, сделав короткую паузу, добавила, - Хлоя Эммерс.
Джин уставилась на лицо Молоха, смотрела долго и не мигая, ожидая реакции, хоть какой-то - короткого неявного движения крошечной лицевой мышцы или изменения выражения глаз. Сама Фостер толком не знала, чем именно занимается ее подруга, но то, что недругов у нее больше, чем друзей, было давно известным фактом. Хорошо, если Молох не знаком с ней или не имеет ничего против нее. За себя химерик не переживала, но Хлоя - другое дело, и Джинджер готова была защитить ее в случае надобности.

0

22

- Хлоя... - прохрипел Молох, вторя словам собеседницы, - Эммерс. Я знаю двух Хлой и одного Хлоя.

Лицо Молоха выдавало привычное нечитабельное выражение, подающее сигнал испуга. Но это сигнал казался ненатуральным, неправдоподобным. Ведь никто в этом мире не может постоянно бояться. Так ведь? Трясущиеся руки не унимались до сих пор. И без того судорожно мечущийся взгляд всё так же алогично прыгал из угла в угол. И лишь уши, одни лишь уши отреагировали иначе, не так, как обычно. То поднимаясь, то опускаясь, они будто бы морзянкой передавали мыслительный процесс, происходящий сейчас где-то в глубинах черепной коробки бледнолицего. Карл испытывал сдвоенные чувства. С одной стороны, Джинджер спасла его. С другой - она может быть знакома с Хлоей. С той самой маленький нашкодившей Хлоей, внутренностями которой Молох с радостью бы украсил прихожую в собственном доме, будь у него, разумеется, дом. Молоху не хотелось ссориться с Фостер. Молоху не хотелось бы на неё нападать. Молоху не хотелось бы её убивать. Она, в некоторой степени, была симпатична Молоху. Он чувствовал к ней признательность. По крайней мере Молоху казалось, что он чувствовал именно признательность.

- Хлой, как понимаю, тебе не необходим. - промедлив продолжил проводник. - А фамилии двух оставшихся Хлой я не знаю. Опиши внешность твоей знакомой. И я скажу, знаю ли я её. И, если не знаю, отведу тебя к тому, кто поможет тебе её найти.

Молох, напряженный сильнее, чем обычно, отправился в сторону ножен и кобуры. Шел он к ним дугой, дабы не поворачиваться к Фостер спиной и не терять её из виду ни на секунду.

0

23

Двое, стоявшие в слабо освещенном закутке полузабытого отсека, все еще были напряжены, пытаясь уловить какой-то подвох до того, как успеет случиться что-нибудь совершенно нежелательное. Молох, хоть и следил за каждым даже самым минимальным движением, за каждым вздохом Джин, успевал бегло осматривать и помещение. Он порой чрезмерно резко переводил взгляд из стороны в сторону, как будто был не в силах сосредоточиться. А Джин, в свою очередь, изучала его внимательно, неотрывно и с интересом. Судить о том, что чувствует мужчина, какие эмоции испытывает, было практически невозможно, так как выражения его лица сменялись быстро, и лишь немногие из них выглядели действительно натурально. Большинство их было похоже на насмешку. Даже дрожь, сковывающая руки Молоха, выглядела какой-то чрезмерно наигранной, как будто искусственной.
- Я знаю двух Хлой и одного Хлоя, - сообщил Молох. - Хлой, как понимаю, тебе не необходим, - сделал логичное предположение он, на что Фостер согласно кивнула.
Так или иначе, Молох был голов помочь Джин, что было совершенно неудивительно, учитывая, что она выручила его. Он предложил описать нужную Хлою, на что Джин еще раз кивнула.
Она, помедлив пару секунд, прикидывая, какой там у Хлои рост, выставила ладонь где-то на уровне собственной груди.
- Рост - метра полтора, блондинка, вьющиеся волосы, большие голубые глаза... Миловидная особа, но только с виду, на деле - та еще засранка. Мелкая гадина, - говорила кауситка серьезно, четко. Если Молох знаком с Эммерс, то их могут связывать совершенно любые взаимоотношения, вплоть до совершенно противоположных, поэтому Фостер не хотела вот так сразу вызвать в мужчине желание, например, прострелить ее светлую голову. Хоть Джин и нравилось общаться с фалаксом, того факта, что она была существом, очень сложным для взаимодействия и восприятия, этот не меняло. Такой она наверняка была и для всех прочих своих знакомых, так что Фостер сочла такую тактику наименее опасной.

0

24

- Засранка, значит? - вновь повторил ответ женщины мужчина, - Мелкая гадина?

Молох понял, о ком шла речь. Маленькая юркая злодейка, так безрассудно переходящая дорогу каждому первому, кого встречает. У Армстронга были с ней счеты. Он не ставил её поимку на первую строку в списке задач своего воображаемого ежедневника. У него были куда более серьезные враги. И всё же, о ней он никогда не забывал. Слишком уж много усилий он потратил, дабы убить её. Слишком многих он разобрал на зап.части, дабы добраться до неё. Ради неё Карлу пришлось требовать от былых должников содействия. Редко мужчина не мог справиться с собственными проблемами самостоятельно. И Хлоя была тем самым исключением. Она каким-то чудесным образом будто бы растворялась в воздухе каждый раз, когда Молох был к ней близок. Знай он о магии, то обязательно бы посчитал её ведьмой.

Молох понял и то, в каких приблизительно отношениях Фостер и Эммерс. "Засранка", "Мелкая гадина"? Нет. Хлоя - не засранка, Хлоя - не мелкая гадина. Эти слова слишком мягко описывают её натуру. Если бы Молох был чуть более поэтичен, он бы с радостью придумал целую поэму, состоящую из одних лишь наигрубейших выражений, дабы описать эта "засранку". Если у Хлои и есть таланты, то главный из них, вне сомнений, - это способность выводить из себя и выбешивать кого угодно при каких угодно условиях. В основном, Молох нападает тогда, когда боится. К врагам своим испытывал он лишь страх. Но Хлоя - отдельный случай. Он не только лишь боится, что она вдруг возникнет за его спиной с той же чудесной простотой, как и пропадает, но и ненавидит. У этой дамочки язык длиннее её ног.

- Я понял, о ком идет речь, - уже подняв кобуру и ножны, надев их и спрятав в них оружие, Молох продолжил разговор, - Нам с тобой не по пути.

Взгляд Молоха перестал судорожно прыгать и вперся в лоб женщины.

- Если вдруг встретишь её, прошу, передай: я нашел Гэрри чуть раньше, чем Гэрри нашел меня.

И Молох вдруг улыбнулся.

0

25

Услышав ответ Молоха, увидев его реакцию, Джин несколько опешила. Что-то внутри щелкнуло.
- Я понял, о ком идет речь. Нам с тобой не по пути, - сказал мужчина.
Все его волнение, которое ранее прослеживалось, моментально сошло на нет, теперь он был максимально сосредоточен, прямо смотрел на Фостер. Она как будто физически ощущала этот тяжелый взгляд, он как будто прожигал дыру у нее прямо между глаз, в той точке, куда был направлен.
Волнение теперь исходило от Джин, как будто она переняла его от своего собеседника, и оно было колоссальное, хоть кауситка и старалась сохранять видимость спокойствия. На лбу тут же проступила испарина, предательски поблескивающая в тусклом желтоватом свете далеких ламп. Тело вытянулось, как будто делая химерика еще выше, руки сами по себе легли строго по швам. Джин оцепенела, не в силах заставить себя расслабиться или хотя бы пошевелиться. Если Хлоя успела перейти проводнику дорогу, то ничто не помешает ему выхватить из кобуры только что убранный пистолет и выстрелить прямо туда, куда был направлен прямой немигающий взгляд - прямо промеж глаз беловолосой особы. Конечно, раз он убрал оружие, вероятно, нападать намерен не был, но уверенности в этом не было никакой, ведь совершенно неизвестно, что в голове у этого эмоционально нестабильного парня.
- Если вдруг встретишь её, прошу, передай: я нашел Гэрри чуть раньше, чем Гэрри нашел меня, - добавил он, совершенно неожиданно улыбнувшись. То ли мысль об убийстве некого Гэрри вызвала в нем прилив положительных эмоций, то ли он почувствовал себя хозяином положения, но улыбка на его лице выглядела странно, несколько пугающе.
- П-постараюсь, - запнувшись, отозвалась Джин. Взгляд ее немного нервно, сбивчиво переходил с улыбающегося лица Молоха на кобуру, в которой находился пистолет. - Значит, не по пути? - зачем-то переспросила Фостер, все еще неспособная сменить позу на более непринужденную. - Хорошо, настаивать я не в праве. Буду искать того, кому она не успела наступить на хвост, если таковые еще остались на этой посудине.
Джинджер совершенно неспешно сделала несколько шагов навстречу мужчине, тем самым приближаясь и к выходу из закутка, в котором они вдвоем находились. Ноги слушались плохо, как бывало каждый раз, когда ее что-то волновало или пугало. Сейчас ее пугал Молох с его странной улыбочкой, с его оружием и с его очевидным умением постоять за себя, которое он успешно проявил, вися вниз головой связанным и почти обездвиженным. Джин окинула взглядом пропитавшуюся в чужой крови веревку, что еще недавно удерживающую мужчину в полуметре над металлическим полом, тела тех, кто угрожал ему и поплатился за это жизнью, потом взглянула на кобуру с пистолетом, на ножны и, наконец, подняла глаза, чтобы посмотреть в лицо Молоха.
- Только не заставляй меня сожалеть о том, что я разрезала веревку, - кинув еще один короткий взгляд серебристых глаз на пояс с оружием, с явным намеком на то, что выстрел ей в спину был бы излишним, она вновь уставилась в лицо мужчины.
Улыбнувшись, наконец, и кивнув на прощание, Джин сделала несколько уже более уверенных шагов до поворота, после чего скрылась за ним, свернув налево. И тут же исчезла, вернувшись в родную Каусу, чтобы перевести дух и все-таки вооружиться. Хоть это и не входило в ее изначальные планы, теперь ей очень хотелось найти Хлою, передать слова Молоха про Гэрри и на всякий случай предостеречь.

Отредактировано Джин Фостер (2017-07-10 14:38:23)

0

26

Молоху нечего было ответить Джинджер. Он был уверен, что уже заставил её сожалеть о содеянном. Проявив милосердие, женщина подписала смертный приговор столь многим, что им нет счета. Скорее всего, не пройдет и часа, как кто-нибудь расплатится за её выбор литрами собственной крови. Молох не является злом в чистом виде, он не получает удовольствия от чужих страданий, но иного пути, помимо пути жестокости, он не знает. Сопроводив белокурую даму взглядом, проводник с облегчением вздохнул. Кривая улыбка пропала с его лица, а глаза вновь стали судорожно метаться, ища, за что бы зацепиться взглядом. Напряжение спало, пусть и не полностью. Колени затряслись в унисон рукам. Около минуты бледнолицый стоял на месте и всматривался в дверной проём. Только сейчас запах новой знакомой пропал, оставив после себя лишь пустоту. Высморкавшись на пол, Молох хрустнул шеей и руками, после чего резко двинулся вперед. Он знал, куда идти. У него была цель. Не просто так же он оказался здесь, подвешенный вверх ногами под потолком. У мертвецов были товарищи. И у товарищей, вполне вероятно, возникнет жгучее желание отомстить за падших. Молох в таких ситуациях предпочитал действовать на упреждение. Если уж убил одного - убивай всех. Лишь этот путь проводник считал верным. Именно по этой причине он охотится не на одну лишь Хлою, но и на её товарищей. И видит бог, каких огромных усилий стоило ему решение отпустить Джинджер, не попытавшись её атаковать. Дурной пример заразен. На милосердие Молох ответил милосердием. Видимо, не всё человеческое выжал из него этот проклятый мир с его проклятыми обитателями. Скрывшись за очередным поворотом, Молох собрал мысли в кучу, позабыл о сострадании, достал оружие и вновь встал на свой путь - путь хаоса, насилия и боли.

0


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Раз за разом одна зараза