Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаара пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » В поисках GECK


В поисках GECK

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Заявка.

Название флэшбэка: В поисках GECK

Общее описание: Прибыв в другой мир Эдмунд быстро находит нуждающихся в помощи, а после предоставления этой самой помощи, получает в благодарность информацию о хранящемся в дальней части корабля информационном носителе. По словам местных, этот своеобразный черный ящик хранит чертежи устройств работающих, или работавших на корабле. Естественно Эдмунд загорается желанием достать такую полезную вещь, но осознавая опасность путешествия по чужому, и такому необычному для него миру, просит проводника. В роли проводника предстоит оказаться Молоху, которого считают странноватым, но одним из лучших в своем деле. Отважным путникам предстоит преодолеть, смертельный радиационный фон, разряженную вплоть до вакуума атмосферу, живых и не очень недоброжелателей и найти черный ящик. Или нет. Как карта ляжет.

Предполагаемые участники: Карл Армстронг и Эдмунд Брэм.

Предполагаемые место и время действия: Металлические лабиринты Алхоры, около года назад от отправной точки событий настоящего.

Дополнительная информация: Скорее нет, чем да. В голову не приходит ситуация где может потребоваться ГМ, но мало ли...

Принято. ПС.

0

2

Да что не так с этим миром? – Мысленно возмущался альгий, помогая оттаскивать полуголых мертвецов в отсек утилизации. – В первый раз не прошло и суток, как меня выбросило в космос, потом постоянно пытались сожрать. Плевать что я разумный, главное, что не человек. Это они не считают каннибализмом. Давно не встречал таких озверевших людей. А эти прокаженные вообще на уровне приматов. – Взгляд полный жалости и брезгливости прошелся по сваленным в кучу мертвецам. – Впрочем, что прокаженные, что остальные… Они ведь всех раненых добили. Так ли это было необходимо? – Сбросив последних двух мертвецов с плеч в кучу собратьев, он вернулся к небольшой группе людей что не пострадали при нападении прокаженных. – Первые кто почти дружелюбны. И для этого пришлось замотаться в тряпье, пряча тело, замаскировать запах, и покалечить человек двадцать, чтобы убедить в своей относительной лояльности. И я все еще “пиздец какой урод под тряпками, рыло прячет, ноги короткие, руки ненормальные”. Зато жрать брезгуют. Ох, как уши трет… Надеюсь в этом мире есть что-то ценнее заостренных железяк и ружей из труб.
- Теперь обсудим цену моей помощи. – Без предисловий обратился Эдмунд к лидеру выживших. Из-за своеобразного строения противогаза голос его звучал не только глухо, но еще и со странным треском на некоторых согласных. Выжившие бывшие рядом непроизвольно начали переглядываться. Медведь всей кожей почувствовал волну неприязни. Будто тут все альтруисты и моя просьба что-то из ряда вон. Или они ждут что я у них буду детей на прокорм просить? Немного подобравшись, на случай если глупость пересилит инстинкт самосохранения, и на него все же кинутся, в надежде завалить толпой, он продолжил, - мне не нужны ресурсы. Хочу технологий. Мне не нужны готовые. Дайте чертежи, я сам все построю. – Говорил он рубленными короткими фразами, но не для брутальности, а по причине убогости противогаза, который хорошо только очищал воздух, а вот процесс дыхания здорово затруднял.
После нескольких попыток впарить “тупому громиле” грубый схематичный рисунок батарейки в разрезе, местные стали “колоться”. Ничего интересного они не сообщили, даже наоборот, Эдмунд с особой жестокостью раскритиковал парочку “изобретений”, показав, как они будут работать лучше, чем вызвал здоровую долю удивления и подозрения. Внезапно среди говорящих появился худой и жилистый старичок. Эдмунд не помнил его по сражению, и вполне возможно тот просто где-то спрятался. Старичок сообщил что знает где находится одно из старых хранилищ данных корабля. То, где раньше хранились именно технические данные.
- Я слышал, что та часть корабля почти отвалилась. Коридоры деформированы и атмосферы с гравитацией там нет. Но это же значит, что там могло что-то уцелеть. Поломка произошла еще когда я был молод…
- Это интересно. – Внезапно уцепился за идею Эдмунд. Впрочем, наивностью он не страдал и в пустые россказни полностью никогда не верил. – Мне нужен проводник.Даже если там пусто, путешествие с кем-то позволит узнать мир лучше.
- Найдем! – Искренне заулыбался лидер группы и даже рискнул протянуть руку громадине.
- Найдите. – Альгий цапнул руку и крепко пожал. – И раз я иду в слепую, дайте минимум еды в дорогу. У вас есть погибшие, а значит излишек в еде. Не дело ей пропадать. - До чего я докатился, требую еду за спасение жизней... И самое страшное, что поступи я иначе, отнесутся с подозрением или посмеются над дураком.
- Да… Не дело. – Натянуто улыбнулся лидер и попытался убрать руку. По его глазам Эдмунд видел, что запрошенный им “минимум”, будет смехотворен на столько, на сколько позволит инстинкт самосохранения. 
- Проводнику я заплачу сам. – Рукопожатие с позволения Эдмунда распалось.
.
.
.
Скучающий Эдмунд сидя на выдающейся из стены трубе лениво покручивал в руке свой топорик. Впереди его ждала встреча с третьим проводником, ответившим на запрос по радиосвязи. Первый ушел, только увидев Эдмунда, а второй доторговавшись до восьмидесяти процентов всей добычи, сразу открестился от похода, только узнав куда ему предстоит идти. Шумно вздохнув, и снова обругав местный мир, альгий со скрежетом начал затачивать лезвие топора на той же трубе что служила ему сиденьем. Ему нравилось раздражать стоящую неподалеку охрану, которую его присутствие скорее нервировало, нежели подбадривало. С другой стороны, они наверняка были согласны с лидером, предложившим громадине ночевать в одной из сторожек, подальше от основных спальных мест. Дальше по коридору послышались шаги, и Эдмунд резко прекратил терзать трубу. Шли со стороны общины. Вскоре показались две фигуры, одной из которых был лидер группы, которой Эдмунд помог.
- …Странный, но вроде мирный… - Донеслось до Эдмунда. Видимо в этот раз проводника заранее подготовили, что бы тот просто не ушел от одного вида “мутанта”. Подумаешь, пару суток не ел, и сразу странный… Альгию не улыбалось демонстрировать свою физиономию местным, а есть не снимая противогаз он не мог. Спал он тоже урывками, погружаясь в дрему в сидячем положении. В таком же положении он просто скучал, так что окружающим сложно было понять, бодрствует их гость или нет. Такое существование было неудобным, но не более, выносливость и жирок Эдмунда позволяли еще долго жить в таком темпе. Альгий поднялся на встречу идущим с жалобно скрипнувшей трубы и повесив топор в петлю на поясе, с интересом уставился на своего потенциального проводника. Не смотря на зеркальные линзы, угадать куда смотрит Эдмунд было не сложно – хобот противогаза предательски следовал за медвежьим носом, а тот всегда упирался в точку интереса мохнатого.

Отредактировано Эдмунд Брэм (2017-06-06 00:40:47)

0

3

Удивительная картина, поражающая своей нелепостью: Молох и дети. По мнению абсолютного большинства тех, кто видел или хотя бы слышал о Карле, дети - любимейшее его блюдо. Но члены этого семейства фалаксов прекрасно осведомлены о том, что Молох, Мелисса и Олаф замечательно ладят. По крайней мере настолько, насколько замечательно овцы могут ладить с крысами. Спасенные Армстронгом и прошедшие с ним кровавые реки вброд, брат с сестрой привязались к нему. Не настолько, чтобы ходить за ним след в след, но настолько, чтобы виснуть на его шее при каждом удобном случае. Проводник, непривыкший к заботе и ласке, попросту не знал, как ей противостоять. А потому и не смогший оказать должное сопротивление, он был вынужден сидеть в обнимку с навязчивыми детишками.

- Карл, а, Карл. Смотри, тот мужчина на нас косится. - прошептала старшая сестрица.

Мелиссе было всего шестнадцать лет отроду, но она уже была весьма смекалистой девчушкой, способной выводить взрослых на чистую воду. Смотря человеку в глаза она будто бы видела его душу, а вместе с ней и мысли. Посчитавшая, что Молох - имя странное и неправдоподобное, однажды она вздумала выведать настоящее имя проводника. Но тот ни под каким предлогом не соглашался его называть, точнее говоря, он её и её потуги игнорировал. И тогда она начала вслух перечислять все имена, что только приходили ей на ум. И в тот момент, когда было озвучено имя "Карл", Мелисса распознала подозрительную реакцию во взгляде Молоха и поняла - это оно. И угадала. Благо Карл - не самое экзотичное для Алхоры имя. С тех пор сестра и брат знали истинное имя спасшего их героя.

Карл редко прислушивался ко всему тому вздору, что несла Мелисса, но в этот раз он посмотрел именно туда, куда она показала. Молох не был столь проницателен, как его юная фанатка, а потому любой косой взгляд воспринимал как угрозу. Тело проводника напряглось, а взгляд ещё больше помрачнел. Особенно рьяно прижимавшийся к Армстронгу Олаф сразу же заметил перемену в настроении своего кумира. И сделал то, что не позволяла себе даже его сестра - щелкнул Молоха по носу. Десятилетний пацаненок, что не был способен защитить ни себя, ни свои игрушки, вот так вот запросто щелкнул по носу человека, бывшего некогда "каннибалом".

- Это Чарли. Не бойся Чарли. Чарли - хороший. Мелисса - плохая. - беззащитный комок мяса попытался успокоить своего спасителя и - черт возьми - он это сделал!

Щелчок выбил из тела Молоха напряжение с той же простотой, что и пуля изгоняет из тела душу. У мальчишки был явный талант в успокоении психически неуравновешенных патологических паникеров. Переведя взгляд на мальчишку Карл попросту не знал, что и делать дальше. Но тут затрещала рация - столь вовремя, насколько это вообще было возможно. Почти молниеносно ответив на вызов, проводник получил свежую работенку. Особенно не прислушиваясь к условиям сделки, мужчина на всё согласился. Честно говоря, из всего, что успел сообщить ему собеседник по ту сторону эфира, фалакс понял лишь то, где и как скоро его будут ожидать. Мальчишка с девчонкой предусмотрительно отлипли от мужчины и, встав и поправив на себе одежду, они по-родительски снисходительно улыбнулись.

- Мы будем скучать. И ждать. - будто бы репетируя эту фразу в отсутствии Молоха, два маленьких манипулятора почти что хором попрощались с ним.

.
.
.

- …Странный, но вроде мирный… - учтиво предупредил Молоха фалакс, встретивший его на границе территории знатно урезанного семейства.

К сему моменту Карл уже в куда большей мере представлял, что именно от него требуется. Впору было бы отказаться, но что-то его остановило. Возможно, сама судьба решила вмешаться в жизнь своего "любимого" подопечного, перемешав его мысли и сметя ненадолго последние крупицы его же здравомыслия. В итоге итогов, Молох предстал во всей красе перед целой горой мяса, обернутой в тряпье, а целая гора мяса, обернутая в тряпье, предстала во всей красе перед Молохом. Никогда ещё Карл не чувствовал себя таким крошечным, как сейчас. Здоровяк вполне был способен взять проводника за ногу и использовать того как шпагу. Очень мягкую, очень тупую и не очень упругую шпагу. Провожавший Армстронга фалакс испарился столь скоро и незаметно, будто бы провалился в иной мир. Если в этом мире когда-либо были ниндзя, то этот парень определенно был их далеким и крайне искусным потомком.

0

4

Эдмунд легонько наклонил голову, качнув хоботом противогаза. Проводник был довольно высоким для местного, широкоплечий, но худоватый, по мнению Эдмунда. Одежда монохромного колера, аккуратная и даже стильная в сравнении с виденными альгием одеждами местных, а уж в сравнении с маскировкой самого Эдмунда, и вовсе мог хоть сейчас топать на подиум. В целом мужчина, стоящий перед медведем смотрелся лучше предыдущих вариантов. Даже странные черные глаза не портили общее впечатление. Потенциальный проводник молчал, видимо тоже оценивая стоящую перед ним громаду. Не убегает, интересно, о чем он думает?..
Тишину нарушали только не особенно тихие перешёптывания двух охранников, которые не имели права покидать пост.
- Как думаешь, он два дня не жрал что бы проводником закусить? – Эдмунд скривился, но внешне это никак не отобразилось – противогаз все скрыл. – А вдруг оно баба и ищет себе пару? – Альгий хмыкнул, но импровизированный намордник превратил этот звук в странный булькающий всхрюк.
Решив, что пауза затянулась и недовольный шушуканьем охранников, альгий сделал первый шаг к знакомству. 
- Эдмунд. – Коротко представился альгий. Рука дернулась для привычного рукопожатия, но вспомнив про реалии мира где он сейчас находится, медведь отбросил эту идею. – Знаешь куда идем? Сможешь провести? Оплата такая – половина всего ценного что найдем пополам, но все носители информации идут мне. Если сможешь скопировать информацию, скопируй. И сверх добычи, отдам это. - Лапа альгия похлопала по наручу. - Один, если не найдем хранилище данных, два, если найдем. – Не дожидаясь вопросов вроде “да нахрена мне эти железяки?!”, Эдмунд поднял руку и направив на ближайшую стену, согнул кисть и нажал на неприметную выпуклость на наруче. Пару секунд ничего не происходило, после чего в стену начали впиваться двухсантиметровые раскаленные гвозди, шляпки которых были разогреты до жидкого состояния. Скорострельность была так себе, зато в стену гвозди уходили как в масло, оставаясь малиновыми пышущими жаром кляксами. Украсив стену десятком клякс, альгий отпустил руку. – Идет? – Глухо буркнул Эдмунд под шипение остывающего металла. Конечно, наруч Эдмунда годился пареньку разве что на бедро, но даже в таком виде представлял ценность.
Охранники, не знавшие об особенности наручей Эдмунда, затихли. Сам альгий для себя решил что если третий проводник откажется, то он просто уйдет в другой мир, по тому так легко продемонстрировал один из своих козырей.

Отредактировано Эдмунд Брэм (2017-06-07 12:04:40)

0

5

Репутация Молоха дорогого стоит. Глупые его ненавидят и презирают. Умные его уважают и опасаются. Дураки видят перед собой тщедушного, бледного, вялого, молчаливого и терпеливого человечка. Мудрецы видят перед собой исполнительного, упорного, ответственного, внимательного, молчаливого и терпеливого Человека. Молох - будто бы индикатор интеллектуального развития. Чем бесполезнее мозг отдельного индивида - тем смелее он себя ведет в присутствии молчуна. Разумеется, "теорема Молоха" не идеальна и не все дураки над издеваются проводником и не все мудрецы его опасаются, но основная масса - да. Здоровяк, увидев Карла прямо перед собой не стал язвить. Здоровяк не выглядел исключением из правила. Здоровяк, видимо, не был дураком. И охранники с больно длинным языком его явно раздражали. Идиоты. Находясь в одном помещении с гигантом и каннибалом, они столь непредусмотрительно открыли свои гнилые рты, бросив камни в их огороды. Пальцы руки нервно застучали по жесткому материалу кобуры. И примерно в этот же момент здоровяк сделал шаг вперед, произнес свое имя и, потянув руку вперед, вновь её одернул.

- Молох. - так же коротко ответил проводник, - Знаю. Смогу. - Молох вновь затих, обдумывая предложение. - Ты отдашь мне половину того, зачем я и без тебя могу сходить? - фалакс не был торгашом и, следовательно, торговаться он не умел от слова "совсем", но условия его и вправду в некоторой степени насторожили. И даже игрушка, коей без предисловий воспользовался Эдмунд, не мотивировала Молоха на дачу положительного ответа. Оружие пусть и было весьма любопытным, а любопытство было свойственно Карлу, но оно было абсолютно для него бесполезно. Мало того, что оно было крайней неудобным в использовании для тощего фалакса, но, сверх того, оно было построено неведомым проводнику методом, а без знаний конструкции он не мог быть уверен, в какой момент диковина поломается, сколько в ней зарядов, в каких условиях его возможно применять и как его в случае чего ремонтировать. Все эти минусы с лихвой перекрывали все возможные сумеречные плюсы железяки.

- С другой стороны... - Молох вдруг что-то вспомнил, что-то понял и что-то решил. - Услугой отплатишь за услугу. Никак иначе. Мне пригодится твоя помощь. Твои... габариты. Ты силен не только с виду? - Карл бросил на собеседника оценивающий взгляд.

0

6

- Ты отдашь мне половину того, зачем я и без тебя могу сходить?Ну и сходил бы, почему нет? - Подумал альгий с некоторой досадой. Впрочем, вопрос Молоха Эдмунд счел риторическим и оставил без ответа. Предыдущий проводник начал торги примерно с такой же фразы, по тому альгий просто продолжил стоять на месте, отражая в зеркальных линзах противогаза бледное лицо паренька. Если будет долго молчать, предложу семьдесят на тридцать и напомню, что перед ним гора мяса практически непобедимая в ближнем бою, и могущая сделать поход прогулкой в разы приятней, чем его одиночное путешествие. Наконец мужчина нашелся. Услуга… Сомнительно что эта услуга мне понравится. - Ты силен не только с виду?
-Да. Вполне силен. – Как мог кратко охарактеризовал себя альгий. Он мог сказать, что может бегать с двухсоткилограммовым рюкзаком, или напрячь мышцы, порвав никчемные тряпки, заменяющие одежду, или похвастаться что сам сделал свой топор, не прибегая к помощи подручных средств... Но каждый вариант был не идеален. Последний, кстати, был правдой лишь от части – попытка сделать шлем скрывающий морду провалилась и раздраженный Эдмунд расплющил заготовку. В конечном итоге пришлось брать неудобный противогаз, а куча лома после интригующего процесса избиения наручами и заточки о них же превратилась в холодное оружие. Наручи, кстати, для обычного в своем мире строительного инвентаря показали себя отлично. – Услуга за услугу, это честно. Но сначала скажи, что за услуга. И предысторию. Если есть. – Эдмунд непроизвольно сжал кулаки. Не смотря на согласие, идея услуги его настораживала. – Пусть я так выгляжу, но я мирный. По тому такая хорошая мишень еще жива и относительно цела. Надеюсь ты не планируешь натравить меня на своих врагов.

0

7

- Люди - вода. Коридоры - трубы. Двери - клапаны. Ты поможешь мне перекрыть одни и откупорить иные "клапаны", чтобы "вода" текла по "трубам", избранным мной. - грубая сила, как полагал Молох, в наступившие времена крайне важна. И тут перед ним возникла гора живого мяса, сила которой была попросту бескомпромиссна. С помощью существа, а иначе Эдмунда фалакс классифицировать и не мог, он мог бы сделать то, что не под силу никому иному.
- Ты, полагаю, сможешь наворотить таких дел, кои исправить с помощью заурядного ума и стандартной силы будет невозможно. - от Молоха не веяло жаждой крови, но и дураку было бы понятно, что действие, кое собирается сотворить бледнолицый, вряд ли будет нести в народ спасание, скорее наоборот - мужчина обернет потоки "воды" реками крови. Так же Молох не стал уточнять, что его авантюра может обернуться колоссальной опасностью для жизни и здоровья каждого члена их неординарного дуэта. Разумеется, Карл не знал о магических способностях перемещения меж мирами, коими обладал его новый знакомый, а потому был твердо уверен, что, в случае чего, сам он сможет слинять, оставив Эдмунда в качестве наживки. С другой стороны, ничего против противогазоголового проводник не имел, а потому специально бросать шерстяного в пропасть погибели не намеревался. В принципе, мужчина и редко выбирал опасные пути, а потому те, кого он провожал, чаще всего оставались в живых. За исключением тех случаев, когда уважаемые провожаемые не начинали Армстронгу казаться излишне опасными. В таком случае они, разумеется, не добирались из точки "А" в точку "Б", а оставались где-то в промежутке, по кускам развешенные по стенам в назидание всем прочим.
- И, если мы таки найдем что-то ценное, то поделим пополам. - Молох вновь представил, каким крошечным он кажется на фоне здоровяка, после чего продолжил свою короткую речь. - Многого я с собой в любом случае не унесу, а то, что я унести не могу, мне не нужно. Беспокоиться не о чем. - Карл вновь бросил взгляд на наручи, но по поводу них ничего не сказал.

0

8

Пока альгий слушал разъяснения Молоха, перед глазами у него быстро нарисовалась текущая в вакуум “вода”. Корчащаяся от нехватки самого необходимого для жизни, но быстро затихающая “вода”. Идея помощи Молоху в обмен на прогулку до интересного места, стала еще менее привлекательной. Недружелюбный взгляд, которым проводника одарили маленькие темно-карие глазки Эдмунда, остался скрыт за пресловутым противогазом.
- Ты, полагаю, сможешь наворотить таких дел, кои исправить с помощью заурядного ума и стандартной силы будет невозможно.Могу. Я много что могу. Вопрос в другом, захочу ли… За время путешествий между мирами Эдмунд успел натворить немало дел, как хороших, так и не очень. Понятное дело, он хотел, как лучше, но даже при этом оказался ответственен за чуму выкосившую треть населения мира, и занесенную девчушкой, потерявшей всю семью и перенесенную Эдмундом в другой, лучший мир. А однажды я подарил рыцарю плазменный резак, и когда тот с дуру решил его перековать, в кузне задели реактор антиматерии… Воронка вышла знатная… Или в тот раз, года я освободил заключенную в башне принцессу… Хоть бы табличку повесили, что хуже черной колдуньи в мире нет. Даже такая мелочь как сдача крови… Ну и уродов они из моего генома вырастили. Теперь они пустоголовые винтики системы, основанной на жесточайшем диктате. Эдмунд тяжело вздохнул и вынырнув из тяжелых воспоминаний вернулся в мир где крохи выживших дрейфуют в разваливающейся металлической громаде, параллельно грызя друг друга за ресурсы. Это его мир. Жестокий, кровавый, умирающий… Мне не понять жизни здесь, так же, как он не понял бы жизни в моем мире. Я должен сыграть свою роль, чтобы добиться своего. Какой бы роль не была.
- И, если мы таки найдем что-то ценное, то поделим пополам. – Подытожил Молох, придя к тому же предложению, с которого начал альгий. Либо моя помощь ему нужнее того что мы можем найти, либо планирует меня прикончить после услуги... Лучше первое, конечно. - Многого я с собой в любом случае не унесу, а то, что я унести не могу, мне не нужно. Беспокоиться не о чем. – Альгия внезапно осенило почему Молох не впечатлился наручами. Он же проводник по местному разваливающемуся лабиринту. Живет в дороге, и все что будет ему мешать не имеет ценности. И как я не подумал… Интересно, дом у него есть?..
- Согласен. Я помогу тебе. – Сообщил Эдмунд свое решение, в корне отличающееся от возникшего в начале объяснений проводника. Вернувшись к трубе, ранее служившей сидушкой, альгий цапнул свою сумку и забросив за спину, повернулся к Молоху. Качнув головой, он намекнул что время проводнику вести, пусть и к месту где требовалась помощь альгия, а не туда куда этот самый альгий стремился.

Отредактировано Эдмунд Брэм (2017-06-11 14:27:36)

0

9

То, какие чувства и мысли обуревали здоровяка в те недолгие мгновения, когда он замолк, Молоху были невдомек. Психолог из фалакса был, мягко говоря, ужасный и всё, что он перед собой видел, делил на две категории. К первой относилось всё то, что было для его жизни и здоровья опасным, а ко второй Карл причислял всё прочее. Пока что, несмотря на неестественные размеры и пропорции тела собеседника, Армстронг не чувствовал с его стороны и намека на агрессию. Возможно, мужчину успокаивал вполне себе приятный голос противогазоголового. Быть может - что-то ещё. А ответ, данный Эдмундом, и вовсе обрадовал бы провожатого и заставил бы его улыбнуться, если бы тот вообще умел радоваться и улыбаться.

Молох, дождавшись, когда здоровяк закончит свои скоропостижные приготовления, развернулся и двинулся в определенном направлении. Шагал он не сказать, что быстро, зато примечательно тихо. Выйдя с территории семейства, приютившего Эдмунда, Карл резко остановился посередь одного из коридоров и, резко обронив голову назад, посмотрел вверх. Сняв рюкзак и подпрыгнув, мужчина ловко отскочил от стены и зацепился руками за трубы, до которых мог допрыгнуть только таким вот замысловатым образом. Подтянувшись, фалакс перехватился так, чтобы держаться лишь одной рукой. Свободной же верхней конечностью бледнолицый вытащил откуда-то оттуда, из темноты, рюкзак с прицепленным к нему с виду простеньким автоматом. Крепко ухватившись за рюкзак и оружие, мужчина отцепился от трубы и вновь приземлился. Переложив в один рюкзак всё то, что считал не столь необходимым, Молох закинул его обратно на трубы. А второй рюкзак, в котором Карл оставил всё самое полезное, он вновь закинул на спину. Отряхнувшись и бросив очередной взгляд на здоровяка, переэкипированный Молох молча продолжил пеший поход по коридорам Алхоры. Как Эдмунд наверняка успел заметить, его новый товарищ был не самым словоохотливым существом из тех, что населяли эту погибающую металлическую хреновину, называемую космическим кораблем.

Идя всё так же беззвучно, Армстронг излучал ауру мастера-провожатого. Каждое его движение будто бы было направлено на то, чтобы обезопасить экскурсию по аду, обернув её обыкновенной пешей прогулкой. Реагируя на каждый подозрительный и не очень звук, мужчина всегда держал ушки на макушке, а руки - поближе к оружию. Сам Эдмунг так же мог заметить, что, даже повернувшись к нему спиной, Молох пристально следил за ним.

0

10

Альгий следуя за Молохом двигался заметно громче его. Не только по тому что был крупнее и одного шуршания его одежды было значительно больше. Своими габаритами Эдмунд владел отлично, но вот противогаз, делающий его голову заметно больше, был непривычным и альгий изредка цеплял им неровности на потолке. Кроме того в особо проржавевших местах пол корабля жалобно скрипел под альгием, что тоже не делало перемещение ни тише, ни безопасней.
Момент, когда Молох вытащил свой рюкзак из неприметной трещины в потолке Эдмунд важным не счел, разве что мысленно отметил доверие к себе, ведь проводник продемонстрировал ему один из своих схоронов.
Довольно долго путешествие по пустынным переходам корабля проходило в полном молчании, и это альгия не тяготило. Он с интересом крутил головой подмечая интересные для себя детали, и изучал поведение проводника. Молох напоминал ему взведённую пружину, готовой в любой момент ударить или отскочить. Мысленно Эдмунд порадовался что предпочел путешествовать по миру не в одиночку. Себя он чувствовал заметно спокойней, даже при том что постоянно ловил на себе взгляд черных глаз Молоха, который, судя по всему, ждал удара от всего вокруг. Наконец коридоры надоели, а все мысленные рассуждения по поводу проводника дошли до момента, когда без его ответов можно было строить лишь голословные домыслы. Интересно, с чего бы начал разговор местный мутант? – Задался вопросом альгий, и сразу же в голове всплыл неприятный ответ. - Никак не начал бы. Здесь вообще дружелюбие не в десятке достоинств. Не смотря на очевидную правильность ответа, молчать он не стал.
- Молох. – Тихо обратился альгий к проводнику. – Почему ты согласился меня провести? Мой внешний вид не самый располагающий. Тебе так нужна помощь громилы? Кстати, про услугу. Тебе нужно выпустить людей в вакуум, или наоборот, впустить к ним прокаженных? – Других вариантов развития события альгий представить не мог, вполне возможно по причине того, что планов по истреблению большого числа людей на космолете, он никогда не строил.

Отредактировано Эдмунд Брэм (2017-06-11 16:49:57)

0

11

- Ты никак не отреагировал на моё имя. - достаточно тихо, но отчетливо слышимо ответил бледнолицый. - Из чего следует, что оно тебе незнакомо. Уже это снимает с тебя прорву подозрений. - уточнять, что сей примечательный момент добавляет образу лохматого пару иных подозрительных черт, Молох не стал. - И помощь громилы мне действительно нужна. По каким причинам, я тебе уже разъяснил. Бывают такие моменты, когда грубая физическая сила перекрывает собой почти любые мыслительные потуги, в теории. Ты поможешь мне решить те задачи, что умом и сноровкой я разобрать не смог. И поможешь мне организовать такие задачи, что никто иной с помощью ума и сноровки разрешить способен не будет, а лишь превосходящей твою силой. А тех, у кого хватило бы здоровья сделать то, что можешь сделать ты, как я полагаю, по этому кораблю ходит немного. - слишком тщательно Армстронг разжевал Эдмунду ответ. Вполне вероятно, делал он это только для того, чтобы словоохотливый здоровяк более не поднимал этот вопрос.
- Почему ты не предположил, что я собираюсь выпустить прокаженных в вакуум? - ответив вопросом на вопрос, мужчина повернул голову влево, дабы боковым зрением узреть реакцию здоровяка. Молох не стал давать определенный ответ, так как понимал, что в любом случае его вариант был будто бы пропитан альтруизмом, являющимся для жителей Алхоры чем-то диким, сказочным и невозможным. С другой стороны, такой вариант можно было воспринять и иначе: возможно, Молох собирался сделать это не для того, чтобы уничтожить врагов человечества и фалаксов, а для того, чтобы открыть перед собой новые горизонты, ранее закрытые от посторонних глаз. Такая причина была бы куда более приземленной и реалистичной.

Молох, как и всегда перед открытием очередных дверей, схватился за пистолет. Как только дверь открылась, напарникам предстала не самая приятная картина: семь срубленных голов, лежавших друг на дружке башенкой и смотрящих в сторону Молоха и Эдмунда. Они были ещё достаточно свежими, но гнить таки начали.

- Блять... Блять-блять-блять... Блять! - Карл заметно начал нервничать. Отступив на пару шагов назад, мужчина со злостью ударил ногой по стене, трижды. Лицо его исказилось в неестественной для обыкновенного человека гримассе, а пальцы свободной руки в напряжении начали хрустеть. Потом он вновь остановился, так же резко, как и начал, и бросил взгляд на медведя. - Покажи всё оружие, что у тебя есть.

0

12

- Ты никак не отреагировал на моё имя.А что не так с именем? Альгий удивленно моргнул. Видимо у него здесь есть определенная репутация. Видимо, плохая… С другой стороны, мне сложно представить, что бы добро в этом мире не было для кого-то злом… А если он о слухах, то… Люди говорят про то что интересно, а не о правде. В своих размышлениях Эдмунд краем уха выслушал разъяснения Молоха. Звучало оно почти так же как предыдущие. Может я слишком тупым выгляжу? Но льстить он умеет, я прямо чувствую свою незаменимость.
- Почему ты не предположил, что я собираюсь выпустить прокаженных в вакуум?
- Предположил. – Буркнул громила. – Просто я назвал их людьми. – Эдмунд непроизвольно вздохнул, а противогаз превратил вздох в странный хрип. Ему было жаль прокаженных. Обреченные вести жизнь животных из-за поврежденных нейронов, они занимали в местной фауну нишу самых опасных хищников, но все же вели жалкое, недостойное человеческих созданий существование. Больше он жалел только следующее поколение Прокаженных, вполне способное вести нормальную жизнь, но превращающиеся в то же зверье, из-за окружения. – Может быть их можно вы… - Открывшаяся дверь продемонстрировала чей-то тотем для запугивания. – Блять! – Полностью солидарно с Молохом высказался Эдмунд, но в отличии от него повторяться не стал. Лапа медведя сразу метнулась к топору. Внезапный приступ нервозности проводника, который до этого был спокоен пусть и насторожен, альгия совсем не радовал. Пригнувшись, от чего начал выглядеть еще массивней, и до хруста сжав руку на рукояти топора Эдмунд, игнорируя вспышку злости Молоха, пинающего беззащитную стену, крутил головой во все стороны прикидывая откуда предпочел бы напасть сам.
- Покажи всё оружие, что у тебя есть. – Альгий в ответ легонько стукнул топором в руке по наручу.
- Все на виду.Может стоило взять с собой арсенал побольше? Чертов мир. Пугало из голов, надо же… - Мерзость какая, - с отвращением высказался Эдмунд. – Семерых убили и хвастаются, тоже мне достижение. – Опасливо крутящий головой медведь внезапно замер, пораженный догадкой. – Молох… - Внезапно севшим голосом обратился альгий к проводнику. - Раз мы не спугнули грызущих головы крыс, значит, недавно, спугнул кто-то другой…

0

13

Сравнение прокаженных с людьми изнутри корежило сознание Молоха так, будто бы ему по голове ударили молоточком ровном с такой силой, чтобы он потерял себя в этом мире. Прокаженные - люди? Нет, конечно, есть такие люди, которых можно было бы сравнивать с прокаженными по таким показателям, как ум, смекалка, кровожадность. Но нет, в представлении Карла, таких прокаженных, которых можно было бы сравнить в людьми. И нет, это вовсе не потому, что Армстронг высокого мнения о людях. Совсем нет. Пожалуй, к прокаженным мужчина относится даже лучше, чем к простым разумным. Ведь от облученных не стоит ждать двуличия - они прямолинейны и честны. Люди в этом плане куда хуже. Но люди и прокаженные - это два совершенно разных вида, так считал Молох. Пусть строение их тел схоже, но даже внешне они воспринимаются весьма ощутимо различимо. Уровень на шкале подозрения на одно мгновение подскочил до опасных для жизни здоровяка отметок. И, не отвлекись фалакс на новую проблему, то, вполне вероятно, начал бы выискивать в поведении здоровяка прочие зацепки, свидетельствующие о его странности и возможной опасности.

Но нет.

Опыт - странная штука. Он меняет людей, их восприятие. Именно потому Эдмунд, увидевший семь отрубленных голов, увидел лишь семь отрубленных голов и отсутствие крыс; именно потому Молох, увидевший семь отрубленных голов, разглядел в них знак, предостережение, чей-то почерк. Именно поэтому, вовсе не от удивления, Карл так всполошился. Он знал, кто именно мог оставить это послание. Он понимал, что именно послание обозначает. И он представлял, чем именно обернется пренебрежительное отношение к сему посланию.

- Мало! - простонал Молох. В его взгляде, пусть и исходящем откуда-то из-за линз, чувствовалось некое смешение чувств. Грубо говоря, в черных глазах проводника отражался сей вопрос: "ты дурак или меня дурачишь?". - Мало! - вновь повторил Карл, будто бы преисполненный надежды, что от звука его голоса из карманов медведя вдруг посыплются гранаты, пистолеты, автоматы.

Но нет.

- Дурак! - Молох обращался скорее к себе, нежели к медвежонку. - Дурак! - вновь повторил Карл, будто бы преисполненный надежды, что таковым образом сможет исправить ошибки прошлого. Привыкший к тому, что каждый в этом мире хранит свою жизнь пуще пущего, проводник расслабился и не осведомился перед началом похода о вооружении своего напарника. Подобные ошибки чаще всего оканчиваются на Алхоре чьей-либо гибелью. Молоху оставалось надеяться, что смерти медвежонка кровавому богу космоса будет достаточно.

- Крысы? К черту крыс! Нашим крысам и без пустых голов есть, чем подкрепиться. Это ж, блять, Алхора! На Алхоре трупов больше, чем живых! - Молох, видимо, забыл, что прямо перед ним стоит пусть и почти что безоружный, но впечатляющих размеров психопат с явно съехавшей набекрень крышей. Вполне вероятно, всего одного удара Эдмунда хватит, чтобы бедный бледнолицый доходяга дважды воскрес и трижды скончался.

0

14

- Мало! – Настоящий крик души, а страдальческий взгляд, как на умалишенного, только дополнял. Молох не собирался успокаиваться и кажется, действия Эдмунда совсем не меняли ситуацию. Ну, можно конечно метнуться в мою берлогу и обчистить арсенал... Но это было бы слишком странно, особенно после моего “Все на виду”. Кроме того, самые убойные пушки совсем не лучшее оружие на разваливающемся космическом корабле, дыр в обшивке тут и так хватает.
- Дурак! Дурак! – У альгия сложилось впечатление что паникующий Молох немного не в себе. Откровенно говоря, такого от местного проводника он не ждал. Конечно, стопка голов, зрелище не особо приятно, но чтоб на столько. В голову Эдмунда пришла мысль что это знак какой-то здешней группировки, особо опасной, видимо. Будь в мире магия, он бы решил, что это место поклонения какой-либо астральной сущности, и найдя его, нужно было добавить голову в стопку, это хоть как-то объяснило реакцию проводника. Но магии в мире не было, и альгия начинала раздражать ситуация.
- Крысы? К черту крыс!
- Молох, нам бы не стоит шу… - По началу альгий старался быть тихим, но Молох идею явно не поддерживал.
- Нашим крысам и без пустых голов есть, чем подкрепиться.
- Да объясни… - Жалкая попытка выудить ответ. Слишком жалкая.
- Это ж, блять, Алхора!
- Молох! – Голос звучал с характерной для рассерженного Эдмунда хрипотцой, обещающей перейти в рык. К сожалению противогаз почти полностью глушил подобные нюансы.
- На Алхоре трупов больше, чем живых!
- Хватит! – Оглушительно даже при условии противогаза на морде рявкнул Эдмунд, и боясь, что тирада продолжится, привлек внимание не только голосом, со всей дури двинув одетой в броню рукой по стене. Под оглушительный лязг рука неожиданно легко провалилась. Потолок, более не поддерживаемый хлипким металлом угрожающе ускоряясь поехал вниз, сминая еще целые стены. Альгий быстро выдернул лапу из стены до того, как ее отхватило мнущимся металлом и за доли секунды сориентировавшись, бросился в помещение с черепами, по дороге цапнув Молоха. Не то что бы он сомневался в юркости проводника, скорее наоборот, но на всякий случай перед броском он все же выставил лапу на уровне живота Молоха, чтобы выдернуть из-под падающего потолка и его. Успел Молох среагировать или нет, альгий уже не видел. Два тела влетели в помещение. Медведь благополучно размозжил своим телом черепушки и с шумом впечатался в стену, которая не последовала примеру своей товарки и удар выдержала. Между тем зубодробящий скрип не прекращался, дверной проем выдержал потолок и остановил обрушение в одном направлении, а вот в другом все было совсем плохо… Судя по звукам как минимум один коридор Алхоры перестал существовать.
Диковатый взгляд альгия остановился на заваленном металлом проеме.
- Я думал крепче… - Едва слышно в удаляющемся грохоте шепнул альгий. Почему-то ему и в голову не пришло что стена космического корабля не переживет удар кулаком. Взгляд от проема съехал к Молоху. – Какого хера?! – Возмутился он, вспомнив причину удара в стену. – Я не встречал ничего, что заслуживало бы такой паники! – Альгий неуклюже приподнялся, лежа на боку. - Это черепа твоих знакомых? Или какие-то особо отважные обсоски так метят территорию? Или тут место поклонения ебантяев-фанатиков? Так на хуй их! - Кого именно послал альгий было сложно понять. - Все умирают, и вся эта гребаная паника никому не нужна! Паника не помогает, действия помогают! - Раздраженно, но уже слабо стукнув кулаком об пол, Эдмунд поднялся и покрутившись на месте осмотрел помещение. Спина альгия обвиняющее глянула на Молоха куском черепа с кожей лица и даже одним уцелевшим глазным яблоком, прилипших с момента падения. – Ты хоть цел? – Хмуро буркнул медведь, осмотрев совершенно пустое помещение с тремя выходами, один из которых был по понятным причинам недоступен.

0

15

Удары бывают разные. Некоторые заставляют потеряться в пространстве, иные помогают себя в пространстве найти. Удар мишки по стене относился ко второй категории. Увидев, как здоровяк кулаком пробивает чертову стену чертового космического корабля, фалакс попросту не мог не вразумиться. Удар, будто бы холодный душ, в мгновение ока помог забыть бледнолицему о всех прочих суетах и помог вспомнить о том, что он только что орал на существо, в исключительной силе которого не было причин сомневаться.

"Дурак!" - истошно прокричал внутренний голос Молоха. - "Дурак!" - будто бы многочисленным эхом это слово ещё множество раз отозвалось на всех уровнях сознания неуравновешенного проводника. Растерянный, сам не свой - Карл вел себя сегодня как дурак. Как дурак он согласился на это не самое прибыльное дело. Как дурак он проверил снаряжение сопровождаемого перед отбытием. Как дурак он повысил голос на физически куда более крепкого собеседника.

За те мгновения, что кулак медведя провел в стене, внутри Молоха произошел эмоциональный взрыв, что, как ни странно, моментально привел его к состоянию относительного равновесия. Голова проводника охладела, мысли опустели, а перед глазами, прямо над головой Эдмунда, появилась навязчивая красная табличка "опасен", которую видел, разумеется, только Карл. Эта табличка больше никогда не позволит проводнику забыть, что перед ним стоит никто иной, как вероятный враг. Ведь кроме врагов у Молоха нет почти никого.

К счастью для Армстронга и к печали окружающих, тело проводника зачастую двигается будто бы на автопилоте. Чаще всего это заметно тогда, когда мужчина сперва стреляет, а потом думает над тем, стоило ли оно того. И лишь немногим реже случается нечто подобное: когда надо дать деру - ноги сами уносят тело куда-то далеко, как можно дальше и быстрее. И дать деру надо было сейчас. Не успел бледнолицый сообразить, как тело ринулось вперед - именно вперед, то есть в сторону, обратную стороне, в кою направился здоровяк. К сожалению, тело, действующее без участия сознания, допускает зачастую нелепые ошибки. И этот раз не был исключением. Вместо того, чтобы увернуться от лапы Эдмунда, тело на полном ходу в неё врезалось. Вес и сила решили исход и менее массивный проводник, словно перышко был вытолкнут в коридор за собственной спиной. Медведь же, если бы был способен чувствовать через шерсть и слои одежды, мог бы заметить, что тело Карла будто бы было вылито из стали - оно было тощим, но крепким, напряженным чуть более, чем полностью. Удивительно, что мышцы, находившиеся в таком состоянии, не начинали рваться.

Даже получив удар (а иначе это теперь и не назовешь) в районе живота и с силой остановившись спиной о стену, мужчина не выпустил из рук оружие. Это было показательно. Любой другой бы выронил пистолет от неожиданности или ещё чего. Но не Молох. Для Молоха страх потери оружия был сродни первозданному инстинкту.

Послышался голос из-за противогаза, вернувший глазам Молоха огонек осознанности. Карл, всё так же держа в руках оружие, вперся в здоровяка взглядом, полным чувств негативных. Не прячь мужчина свои очи за черными контактными линзами, то здоровяк определенно заметил бы, что раньше взгляд бледнолицего метался из угла в угол, но не сейчас - сейчас Молох смотрел прямиком в глаза (а впоследствии и затылок) медведя.

- Чужая боль - это не моя проблема. Чужая смерть - это не моя беда. И лишь моя боль и моя смерть могут меня так... бодрить. - прохрипел всё ещё сидевший на полу фалакс. - И я бы не советовал тебе двигаться. Совсем. - на удивление спокойным голосом проговорил Молох. - Где-то здесь, на расстоянии вытянутых рук, есть ловушка. Я её не вижу, но она должна быть. Она всегда есть там, где есть Черепа. А Черепа всегда оставляют подобные этому... послания. Они огораживают ими определенную территорию. Территорию, которую намерены залить чужой кровью. На подобных этой развилках они дают своим жертвам выбор: вернуться назад, либо пойти одним из открывшихся путей. Вернешься назад - встретишь их. Выберешь иной выход, но неверный - умрешь в ловушке. Про тех, кто выбрал путь верный, я слышал малое. Про тех, кто выбрал путь неверный, - многое.

Отредактировано Молох (2017-06-24 23:05:12)

0


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » В поисках GECK