Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаара пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Что-то невразумительное » Сделай что-нибудь


Сделай что-нибудь

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

Заявка.

Название эпизода: Сделай что-нибудь.

Общее описание: Трое незнакомых друг с другом пробужденных по неведомым причинам оказываются посреди закрытой, пустой комнаты без окон. Они понятия не имеют, как здесь оказались, а все их вещи, за исключением одежды, пропали. И самое обидное - они не могут переместиться в другой мир. Печальное зрелище.

Предполагаемые участники: Джин Фостер, Дэлейн Аддри, Хлоя. Ной выбыл из эпизода.

Раздел: "Что-то невразумительное".

Дополнительная информация:Тут мы сами постараемся. Честно.

Принято. ПС.

0

31

Сначала этари на секунду обрадовался - из одной клетки их выпустили. Значит, задача преодолимая, значит, можно щелкать эти головоломки как орешки и когда-нибудь они всё-таки закончатся. Но потом, когда он понял, что перед ними действительно очередная головоломка, оставалось только вздохнуть и кого-то неведомого от всей души обматерить. Лохматая определила верно: Дэй предпочитал головы ломать другими способами, все эти причуды с загадками были ему не по душе. Он, впрочем, не был совсем уж тугодумом, как обычно приписывают мужикам таких габаритов, как у него типа "сила есть - ума не надо". Будь он тормознутым, то не занимал бы никаких высоких должностей в Академии Яхаара, где за основу были положены всяческие научные и другие изыскания. Бывало, что изучать приходилось и зашифрованные послания из древности, найденные на отшибе Спирали. Так что нет, мозги у Дэя были, варить они варили и даже иногда выдавали феерически гениальные идеи. Но видимо, сейчас бы просто не тот момент. Или срабатывал закон подлости, когда идеи генерировались совершенно не в том направлении.
- Сесть и ждать спасения - чудесный выбор, - с сарказмом заметил Дэй, - но скорее мы тут сожрем друг друга, чем его дождемся. Поэтому... - да, он предлагал пошевелить мозгами, прекратить ныть о том, как всем плохо и подумать о том, чтобы выйти из этой сраной комнаты. Вероятнее всего, за ней скрывается другая. Кому-то явно было по нраву сидеть на верхушке и наблюдать за жалкими попытками крысят в клетке отыскать выход.
Ничего пишущего, естественно, не наблюдалось. Да и откуда бы взяться чему-то в карманах, но Дэй на всякий случай их проверил. Впрочем, как и ожидалось - пусто. То, что бумажка со стрелками и буквами явно имеет отношение к кодовому замку, казалось очевидным всем. Оставалось только понять, как их совместить.
- Я думаю, что буквы не зря взяты по порядку алфавита, - предположил Дэй. - Ну или из них можно составить какое-то слово,  мне ничего в голову не приходит, - он и впрямь на какое-то время замолчал, в уме распихивая буквы и в том, и в другом порядке, но в итоге махнул на показавшееся ему гиблым занятие рукой. - Есть ли какой-то смысл в том, в какую сторону расставлены стрелки? - снова замолчал и задумался. Потом вздохнул и великодушным жестом "мол, давай, валяй" предоставил лохматой самой решать, что здесь всё-таки такое. Та, кажется, воодушевившись своей победой в прошлом раунде, была готова возгордиться этим и водрузить на свою башку корону, свернутую из этого несчастного листика.
- Расчертить в клеточку... - в том, может быть, был бы какой-то резон. Во всяком случае, Дэлейн последовал совету лохматой и в уме расположил вертикальные и горизонтальные клеточки, дабы четче видеть эту самую "таблицу". Что-то вырисовывалось, но лично Дэй пока еще сомневался в том, что такая разлинейка что-то даст.

табличка

http://s7.uploads.ru/OivbJ.png

0

32

Ага, значит, мелкая решила не оставлять своим товарищам по несчастью выбора - придется выбирать ей условное имя, что-то вроде клички, чтобы хоть как-то определять ее хотя ты в собственных мыслях. Она решила оставаться инконгито уже во второй раз. Она ведь не рассчитывает, что кто-то будет уговаривать ее представиться? Величать мелкую как «Да-Идите-Вы-Оба», как чуть ранее решила для себя Фостер, - слишком проблематично из-за длины такого обращения. Слишкм многословно. Все прочие ассоциации тоже были многобуквенные, как например «Агрессивная Сука», «Психованная Идиотка» или «Конченая Стерва», а также и другие описания, приходившие на ум при виде низкорослой девчонки, поэтому Фостер выбрала куда более нейтральное - «Лохматая».
Интересно, а как она, "Лохматая", определяет своих сокамерников? Какое слово подобрала для обозначения самой Джинджер? А оно ведь, несомненно, было, несмотря на то, что свое имя кауситка назвала ей уже давно.
«Какого хера я об этом думаю, а?» - поморщилась химерик, постаравшись таким образом поставить точку в лишних, бессмысленных, никак не относящихся к настоящей проблеме размышлениях.
Так вот, «Лохматая» и «Дэй». «Дэй» и «Лохматая». И «Джин». «Джин Фостер», «Джинджер» и почти никогда - «Джинни».
«Блять, да выключись,» - она резко выдохнула через нос, попытавшись все-таки остановить совершенно странный поток мыслей, возникающий каждый раз, когда она в очередной раз силилась пробиться в Сеть или хотя бы получить нормальный доступ к своему импу-накопителю, который сейчас, казалось, был словно чем-то ограничен.
Ей самой казалось, что ее проблемы видны невооруженным взглядом, она ловила себя на том, что ее словно коротило, будто подергивало от слабого электрического заряда. В голове царил хаос. В предыдущей комнате еще можно было соображать нормально, не вызывая никаких косых взглядов и странных мыслей со стороны, но сейчас ее попытки пробраться сквозь непробиваемую стену становились все более частыми, сильными и отчаянными. Настойчивости в этом деле Фостер было не занимать. Обычно все иначе, обычно за пределами Каусы Сеть остается вне зоны доступа, но попытки в нее все-таки пробиться не вызывают никакого дискомфорта, а имп-накопитель, хранящий в себе немыслимое количество всякой разной информации, полученной носителем в течение жизни, не имеет никаких ограничений в применении. Да, им сложнее пользоваться, со знаниями приходится обходиться как с бумажным архивом, как будто просматривая книгу за книгой в поисках необходимой информации, но, все-таки, вся база данных сохранена и доступна. Сейчас же Джин чувствовала себя очень непривычно и странно, словно бы она была… обычным человеком? Да, наверное, как-то так существа, имеющие ограниченный ресурс своего серого вещества, себя и ощущают. Как с этим вообще можно жить?
С попытками пробить этот чертов заслон, определенно, стоило завязать. Так можно прожечь себе дыру в мозгу, в прямом смысле слов, да и головная боль от этих метаний становилась просто невыносимой, а таблеток, способных снять неприятный симптом, поблизости не наблюдалось, как и чего-то иного, способного помочь.

Так вот. Лохматая выхватила из рук Дэя листок со странными стрелками, буками и полосками. Резкое движение как будто вырвало Джинджер из спутанных мыслей и ощущений и вернуло в реальность. Если, конечно, все это было реальностью. А в это так не хотелось верить.
- Эй, полегче, порвешь, - выпалила вышедшая из своего кратковременного ступора Джин, округлив на мгновение глаза. Она с некоторым страхом во взгляде уставилась на листок, удивляясь его прочности. Благо, уцелел.
- У кого-то есть что-нибудь пишущее? Карандаш, ручка, перо, мел? - спросила девушка.
Очевидно, что ничего при них не было, но Джин, как и Дэй, решила этот факт перепроверить, чисто на всякий случай - обшарила свое тело руками, сунула ладони в карманы, оглядела себя и всех присутствующих, но, как и ожидалось, ничего подходящего не обнаружила.
- Кровь, разве что, - отметила Фостер, кивнув на разбитый кулак Лохматой. Теоретически, расковырять рану и нанести кровь на лист было можно, но едва ли Джинджер говорила серьезно. Нерезультативный метод - слишком долго и болезненно.
Бумага была возвращена мужчине, и тот принялся вглядываться в лист, пытаясь, судя по всему, расчертить его, как предложила Хлоя.
- Криво, - отметила Фостер, прикинув, как будет выглядеть сетка на листе. - Сетка неровная, есть вероятность просчитаться на пару миллиметров. Может, сложим его? Хуже не будет, дай-ка, - она протянула руку в ожидании, когда Дэй положит ей на ладонь эту хренову бумажку.
Джинджер опустилась коленями на пол и уложила на гладкую серую поверхность лист с загадкой. Она осторожно принялась складывать его, деля сначала по вертикали на столбцы, а затем - на строки по горизонтали. Только убедившись в том, что линия идет ровно, нигде не смещаясь, она плотнее сжимала согнутый лист и заглаживала его, зажав между пальцами. Таким образом на бумаге оставались бороздки от сгибов, которые давали заметный рисунок сетки.
- А, В, С, D и Е. Моя голова сейчас взорвется, на счет от одного до пяти, - пробубнила Джинджер, поднимаясь на ноги.
"Сама виновата, нехер было насиловать себя прямо в мозг," - не без сожаления отметила про себя беловолосая, протягивая листок мужчине.

0

33

- Я думаю, что буквы не зря взяты по порядку алфавита...
Эммерс, не моргая, несколько секунд смотрела на здоровяка. Интересно, он вообще её слушал? Она ведь, по сути, только что сказала то же самое. Буквы задают порядок набора - с "А" соотносится первая цифра, с "Е" соотносится последняя. Это как раз не вызывало у фалакса сомнений. Нет ,конечно был вариант, что порядок должен будет быть обратный, однако в этом не было никакой логики. Наверное.
Белобрысая Фостер неожиданно выдала весьма здравую мысль и Хлоя молча чертыхнулась, немного расстроившись от того, что ей в голову не пришла столь банальная но вполне подходящая идея. Сложить лист, чтобы сгибами расчертить таблицу - гениально и просто. И раз уж Джин решила собственноручно взяться за это дело, фалакс решила ей не мешать, лишь подойдя поближе, чтобы не упускать из виду чертов клочок бумаги и не упустить что-нибудь интересное или важное.
Её несколько смутила неровность сетки, однако в другом случае буква просто не помещались в ячейки. Несоразмерные столбцы и строки рассматривать было затруднительно, однако, не смотря на это, Хлоя все же обнаружила один из вариантов. Вернее, обнаружила не совсем она, но...
"Направление стрелок важно" - голос в голове обратил хлоино внимание на эти многочисленные закорючки. Вначале она посчитала, что количество стрелок имеет значение, однако связать его как-ибо с буквами у неё не получилось. Поэтому она сконцентрировала внимание на направлении, а не на количестве и  это дало некоторые результаты. Как сказал Дэй и Голос, дело было именно в том, куда стрелки направлены. Направлены они были вовнутрь таблицы, а следовательно, должны были указывать на что-то внутри неё. Что внутри?
- Буквы внутри... - пробормотала фалакс, почесав слегка наклоненную голову. - Стрелки указывают на буквы. Но не все. Если смотреть по горизонтали, вертикали и диагонали, то большая часть стрелок указывает в пустоту, но некоторые...
Хлоя снова схватила бумагу и, стараясь не разгладить сгибы, делящие лист на неровные клетки, принялась задумчиво водить пальцем, по направлению стрелок и подсчитывать.
- На "А" стрелки не указывают. Значит это ноль... - еще некоторое время вождения пальцами по бумаге, - На "В" указывают пять стрелок, значит это пять, - Она надеялась, что не ошибалась, хотя другого варианта вообще не видела. Её рассуждения самой Хлое казались довольно логичными, однако в этому был и недостаток - в случае, если решение основывается на какой-нибудь другой логике, либо с этой самой логикой никак не связано, фалакс окажется не при делах. - Два, четыре, четыре. Ноль-пять-два-четыре-четыре. Можно попробовать.
Она подошла к кодовому замку и, на пару секунд задумавшись, набрала полученный код. Главное, чтобы в случае ошибки не последовало какое-нибудь серьезное наказание.

Отредактировано Хлоя (2018-01-31 10:09:39)

0

34

В принципе, можно было попробовать и другие комбинации. Можно было действительно попытаться составить слово из этих букв, соотнести их с тем же количеством стрелок, расставить в порядке букв, расположенных в слове. Пока Дэй размышлял, если ли другие пути, по которым подберется злополучный код, обе девушки работали с единственным предметом-подсказкой, который находился в комнате. Одна предложила мысленно наложить на буквы эдакую сеточку, чтобы получилась таблица. Другая эту таблицу сотворила, взявшись за сгибание несчастного листика в разные стороны. Оставалось лишь надеяться, что тот не окажется чрезмерно хрупким и не развалится от таких махинаций.
Вообще Дэй, вглядываясь в буквы и цифры, всё еще сомневался. Например, линии действительно выходили неровными, получившиеся ячейки оказались разными по ширине и высоте, а некоторые стрелки так хитро были направлены, что можно было еще задуматься, "смотрят" они на букву или же мимо нее. Впрочем, гадать можно бесконечно. Пока девушки разбирались с таблицей, дракон подошел к кодовому замку и разглядывал его то так, то эдак. Что-то нажимать он опасался, так как некоторые такие экземпляры имели свойство либо блокироваться при неправильном наборе, либо еще чего похуже делать. И хотя Дэй уже один раз ввел какую-то абракадабру, повторять эксперимент не рисковал.
- Наверное, в этом есть какой-то смысл, - этари оглянулся на занятых разгадкой девушек, пожал плечами и поднес палец к кнопкам. Он колебался пару секунд, словно за эти краткие мгновения его могла осенить какая-нибудь грандиозная идея, благодаря которой можно узнать код наверняка. А так-то никаких других идей не было. Та, что оказалась высказана Лохматкой, выглядела наиболее очевидной и логичной. Хотя обычно такие как раз и оказываются неверными, но... Выяснить это можно было лишь на практике. И Дэлейн начал нажимать кнопки. - Ноль, говоришь? Пять... Два и две четверки, - прежде чем щелкнуть последнюю циферку, он снова замялся.
"Ну, надеюсь, сейчас эта хрень не схлопнется, как бумажный домик", - в итоге палец коснулся кнопки с цифрой "4" и вжал ее в паз.
Первое время не происходило ничего. Дэй отступил назад, с недоумением глядя на кодовый замок. В первый раз, когда дракон наобум ввел какой-то код, сразу же загорелась красная лампочка, а сейчас в течение томительных пяти-десяти секунд не было ни звука. Как будто цифры оказались попросту не восприняты.
А потом загорелась долгожданная зеленая кнопка. Дэлейн выдохнул, взглянул на девушек так, словно по очереди надевал им медали на грудь, а следом перевел взгляд на ту же стену в ожидании каких-либо действий, в частности того, что появится ход дальше. Действие и впрямь произошло. Сначала что-то хрустнуло, а затем медленно, но верно стены начали ползти, сдвигаясь внутрь.
- Что это за... - ну не такого Дэй ожидал. Однозначно не такого. Он сразу же бросился к замку и принялся нажимать всё, что приходило ему в голову, да только горящая зеленая надпись уже никуда не исчезала.

0

35

Хотелось пустить все на самотек. Вот прямо так, чтоб ярким синим пламенем горела и эта дурацкая комната, и все соседние, которые были позади, и в которые трем неудачникам только предстояло попасть, да и сами неудачники тоже чтоб горели, все трое. Правда, с каждым приступом головной боли, возникшими из-за череды попыток пробиться в Сеть, Фостер готова была умереть здесь и сейчас, лишь бы прервать эти мучения. Но все же, прекращение попыток влекло за собой и уменьшение болезненности. Джин с облегчением выдохнула, когда очередной резкий спазм унялся, оставив после себя только неприятный гул, но не более того.
Ее идея со складыванием листа, чтобы на нем образовались четкие ровные линии на сгибах, имела смысл - теперь сетка, хоть неровная сама по себе, была хотя бы видна. Так было проще составить верное представление о предложенной загадке. Ну, проще было кому угодно, но только не Джинджер, у которой в голове царил абсолютный хаос. Сосредоточиться было сложно, и даже слова, произносимые собеседниками, воспринимать было тяжело, они как будто проходили через какие-то лишние фильтры, сильно затрудняющие понимание услышанного.
Лохматой, вроде как, в голову какая-то мысль пришла, и девчонка тут же озвучила ее - по ее мнению, решающее значение имело количество стрелок, указывающих на каждую конкретную букву. Звучало убедительно, особенно в условиях отсутствия каких-либо иных идей. Даже Дэй, хотя его, судя по виду и настрою, раздражали обе его вынужденные соседки, согласился, что такое решение может иметь смысл.
Джин только понадеялась, что сложила листок правильно, не ошиблась нигде, ни на миллиметр, иначе возможны были просчеты. Конечно, Дэй уже пытался вводить на панели случайные цифры, и это не повлекло за собой ничего, но кто знает, не заложено ли в систему защиты определенное количество попыток? Испытывать судьбу - не самое лучшее решение, когда понятия не имеешь, на что можно рассчитывать, и не разбираешься в правилах предложенной игры.
Блондинка тут же принялась приводить свою идею в действие - она набрала, по ее мнению, верный код. Первые пару секунд не происходило ничего, что ввело Джин в некоторое смятение - в первый раз, когда мужчина ввел цифры наугад, сработал звуковой сигнал и загорелась красная лампочка, а сейчас не произошло ничего. Фостер взглянула на Лохматую, потом перевела полный недоумения взгляд на Дэя. Никто не мог понять, с чего вдруг возникла заминка, но продлилась она, к счастью, недолго, секунд через десять лампочка, до этого светившая красным, моргнула зеленым. Значит, ответ верный, код принят, дверь открыла.
Кауситка выдохнула, на секунду прикрыв глаза, и тут же заметно расслабилась. Даже если за этой комнатой была еще одна, хоть сотни их, все равно открытие хотя бы одной двери значило движение вперед, и только оно могло дать пленникам возможность рано или поздно выбраться из этой дурацкой ловушки.
Однако, вопреки всем ожиданиям, едва покинувшее разум Джин напряжение нахлынуло с новой силой, когда, спустя еще пару секунд, помещение начало трансформироваться - стены по обе стороны от двери начали медленно сползаться.
- Что это за... - бросил мужчина, и уже через мгновение снова нажимал на кнопки, вводя случайные коды, но его действия на этот раз не вызвали никаких ответных реакций, индикатор все так же, неизменно горел зеленым, никаких звуковых оповещений не было, словно замок заклинило.
Джин, заметно напрягшись, обвела взглядом помещение в поисках какой-то новой подсказки, намека на выход, но не обнаружила ничего подобного, кругом были все те же серые стены, пол и потолок, только пространство комнаты постепенно сокращалось. Риск оказаться раздавленными сближающимися стенами становился все очевиднее с каждой секундой. Фостер, так и не произнеся ни слова, шустро попятилась назад, к двери, из которой троица вышла несколькими минутами ранее. Взгляд серебристых глаз все так же блуждал по сужающемуся помещению в поисках зацепок, но задержаться было не на чем. Стены не останавливались.
- Может, стоит вернуться? Если стены остановятся, мы попробуем снова. Если нет, будем искать другой выход, - сказала она, остановившись на пороге предыдущей комнаты. Ей почему-то было не по себе от мысли, что она может остаться одна, разделяться или оставлять товарищей по несчастью позади химерик не хотела. Боялась, что не справится в одиночку.

0

36

Не такой реакции она ожидала. Совсем не такой. Недолгое затишье после ввода правильно – или неправильно, - подобранного кода дало повод понадеяться, что все получилось, а зелена лампочка, которая в большинстве случаев означала, что все в порядке, обнадеживала еще больше. Вот только в результате получилось что-то неправильное.
Стены начали медленно, но неотвратимо сдвигаться, предлагая троим собратьям по несчастью, вероятно, немного времени, чтобы подумать над собственными жизненными ошибками, принять любую удобную религию, исповедаться и покаяться, дабы после смерти оказаться в каком-либо удобном, красивом, приятно пахнущем месте. Почему эти чертовы стены решили расплющить Хлою и остальных, никто, судя по всему, объяснять не собирался, и это злило фалакса, пожалуй, даже больше, чем сам факт приближающейся опасности.
Голос в панике заорал что-то нечленораздельное и Эммерс недовольно поморщилась, едва заметно шикнув на паникующего идиота у себя в голове, после чего окинула взглядом невзрачное серое помещение, в котором они все находились. Стены, Джин, Дэй, замок, зеленая лампочка, панические перебирания цифр и отсутствие результата – вот и все, что можно было здесь обнаружить. Почти все.
Была еще дверь. Не выход, а вход – та самая, через которую они пришли в эту комнату, ведущая в разноцветный цирк с мигающими стенами.
У беловолосой, судя по всему, появилась точно такая же идея, как и у Хлои. Вот только звучала она как-то неубедительно и с некоторой долей сомнения, чем вызвала у фалакса некоторое недоумение. Эта дамочка еще сомневается, стоит ли свалить из комнаты со сдвигающимися стенами? Да что с ней не так?!
- Да ну это все нахрен, - заявила Эммерс и резво покинула опасное помещение, передислоцировавшись обратно в разноцветный мерцающий ад. О том, станут ли её спутники оставаться на месте, последуют ли за ней, либо просто растворяться в воздухе, девушка не думала. Главное оказаться в безопасности – относительной, конечно, учитывая общее сложившееся положение, невозможность сбежать и необходимость разгадывать бесполезные, глупые загадки.

0

37

Может быть, не надо было вообще ничего трогать. Может быть, кодовый замок рассчитан на определенное количество неправильных ответов, а потом срабатывает некая система защиты - вроде той, что сейчас грозилась сплющить троицу в кровавый блинчик. Может быть, идея была как раз правильной, но тогда Дэй окончательно ничего не понимал. Или это испытание страхом за свою жизнь и проверка, как будут запертые в четырех стенах кролики дрожать за собственные задницы. Умирать, естественно, не хотелось, да и страх перед смертью - заложенный природой, стыдиться его тоже не стоило. А тут еще и такая смерть - быть раздавленным, как в фильмах ужасов для тех, кто страдает от клаустрофобии. Выход, казалось, был только один, и обе девушки им воспользовались, смывшись в предыдущую разноцветную комнатку. Дэю, ввиду его крупногабаритной комплекции, следовало бы сделать это еще раньше, так как сдвигающиеся стены в конце концов могли бы лишить его возможности даже протиснуться к желанной свободе. Относительной свободе. Однако этари оставался на месте и как будто чего-то ждал. Какого-то чуда. Не может же быть, чтобы выход из этой комнаты оказался входом в предыдущую? Или же это чье-то дурацкое чувство юмора?
"Беги, идиот, беги, твою же мать, чего ты встал, как истукан!" - верещал здравый смысл где-то на задворках сознания. А Дэй и впрямь словно впал в ступор и очухался с приличным опозданием, когда до боковых стен с каждой стороны оставался уже метр. Передняя и задняя стена не двигались, таким образом образовывался эдакий узкий коридорчик. А расстояние до спасительной двери казалось всё больше и больше.
И только Дэй сделал один шаг вслед за девушками, как тихий шелест позади заставил дракона обернуться. Ровнехонько напротив первой двери, по другую сторону импровизированного коридора, открылась вторая. Та самая, открытие которой ожидалось намного раньше. Может, ее заклинило? Или всё же так и было задумано - открыть выход, когда подопытные знатно наложат в штаны?
- Давайте сюда! - крикнул Дэй. Кто знает, вдруг стены сожмутся и потом выбраться уже будет невозможно. И тогда этот выход будет потерян окончательно. В любом случае, этари помчался с такой скоростью, о которой даже в перспективе у себя не подозревал. Вот что значит, когда смерть наступает на пятки! Если девушки решат остаться в радужной клетке, то... Ну, быть может, им откроется другой путь. А если рискнут перебежать расстояние вдвое длиннее того, что сейчас преодолел Дэлейн, и, главное, успеют это сделать - то и дальше троица будет проходить испытания тем же составом.
- Какой же дегенерат придумал эту хрень... Кошмар моего фобического детства, - вполголоса процедил он. Ноги уже оказались по ту сторону порога, бешеный ритм сердца потихоньку успокаивался. Несмотря на то, что Дэй еще не представлял, какое испытание его ждет в очередной раз, он радовался хотя бы тому, что удалось выдраться из этого. Девок бы тоже забрать, но они сами должны были выбрать, что им делать - рисковать и пробежаться или же остаться в прежней комнате и, быть может, им откроется какая-то другая дверь. Дэй хотел, конечно, дабы их судьба не разделяла. Три головы хорошо, чем одна. Тем более что периодически у них всех случались какие-либо светлые идеи.

0

38

«Что-делать-что-делать-что-делать-что-делать?!»
Резко, как будто осознание происходящего только-только укоренилось в мыслях, Джин охватила волна жара, поднявшаяся от ступней до макушки. Щеки моментально раскраснелись, глаза забегали по сужающемуся помещению. Вот тут-то ей стало на самом деле страшно.
А что, если эта череда идиотских комнат никогда не закончится? Что, если они передохнут среди этого многообразия загадок и разномастных помещений? Даже если их не размажет по сдвигающимся стенам, причин для смерти тут предостаточно, и основная, приходящая на ум самой первой - смерть от обезвоживания. Ведь нигде не было и намека на воду, которую можно было бы употреблять внутрь.
Дэй все старался жать на эти дурацкие кнопки, чуть ли не на все сразу, чтобы вызвать хоть какую-то реакцию у окружения, но она все отсутствовала. Ее все было и не было. Никаких световых или звуковых сигналов, ничего, словно механизм заклинило. А стены все сползались. Фостер словно оцепенела, не способная ни пошевелиться, ни сказать что-либо. Она только смотрела, как казавшееся цельным, крепким помещение изменяется. Чего еще можно ожидать от этого места, если здесь могут подвергаться трансформации цельные прочные объекты? Смещение стен - процесс не хитрый, не новый, конечно, но от этого он не становился менее опасным. Это странное место само по себе не вызывало особого доверия, а теперь, когда стало ясно, что помимо смерти из-за собственной несообразительности, которая может помешать неудачникам вырваться на свободу до того, как их организмы откажут, здесь можно попрощаться с жизнью и от иных причин, желание находиться здесь сильно ушло в минус.
- Да ну это все нахрен, - выпалила пронесшаяся мимо Джин Лохматая.
Она, видимо, не так сильно боялась остаться одна, поэтому, в отличие от Фостер, резко пересекла порог уже пройденной комнаты. Это было, по крайней мере, логичнее всего. Логичнее, чем пытаться сломать замок, вводя цифры наобум, логичнее, чем стоять на месте и не шевелиться, логичнее, чем пытаться остановить движение стен давлением собственного тела. Логичнее многого другого.
Видимо, эта мысль посетила и Дэя, когда он, наконец, оторвался от цифровой панели. Он сделал не более пары шагов в сторону, где находились девушки, но тут же за его спиной послышался какой-то шум.
Фостер вздрогнула. Стена на противоположном конце образовавшегося коридора, что с каждой долей секунды становился все уже и уже, трансформировалась, открыв взору ту самую дверь, которая, очевидно, должна была образоваться сразу после набора верного кода. Или не должна. Может, в том и был смысл, чтобы часть времени была утрачена на поиски иного выхода? Или в том, чтобы некоторые из группы оказались раздавлены?
Джин на секунду вспомнила о Ное, который исчез неизвестно куда в самом начале пути. А что, если они все, так или иначе, должны умереть здесь или исчезнуть?
«Да выключись ты уже!» - таким нехитрым образом Джин попыталась остановить этот поток бредовых упаднических мыслей. Только их не хватало, в дополнение к рассеянному сознанию…
- Давайте сюда! - выпалил Дэй на бегу по направлению к появившейся двери.
Фостер едва только сделала рывок в его сторону, как, успев сдвинуться лишь метра на полтора, поняла, что не успеет.
Беловолосая оказалась не в силах двинуться дальше - страх редко овладевал ею настолько сильно, но в этот раз почему-то один повод бояться резко сменял другой. Повинуясь ему, она отскочила назад и влетела в цирк. Ну, эта комната, по крайней мере, стабильна пока что… Джин, резко всплеснув руками, быстро повернулась вокруг своей оси, еще раз оглядывая яркое помещение.

Стены за дверным проемом, наконец, сомкнулись, замуровав собой дверь.
- Круто, блять, - обессиленно произнесла кауситка. - Черт меня дернул остановиться, - добавила она уже куда более злобно. - Дура тупая.
Ну, на месте мяться - это далеко не лучший вариант действий, как показала практика. Было поздно сожалеть, нужно было предпринимать хоть что-то, чтобы покинуть хренов цирк. Или хотя бы пытаться делать. Джин, вдруг снова заметно оживившись, шустро обошла комнату по периметру, проигнорировав поначалу проход в самое первое, белое помещение, где они с блондинкой и исчезнувшим парнем очнулись, но потом, не найдя в цветных стенах ничего интересного, заглянула и туда.
Первый раз оглядевшись, она не обнаружила ничего, на что следовало бы обратить внимание, и лишь при более детальном изучении белых стен Джин вдруг опешила - едва различимой тонкой черной полосой на стене выделялся небольшой прямоугольник, не более метра в высоту. Джин неспешно опустилась на корточки, рассматривая окантовку.
- То ли мы слепые, то ли этого тут не было, - тихо произнесла она, упершись ладонями в прямоугольник.
Небольшой нажим, и тот вдавился внутрь и вскоре с шумом рухнул на пол нового, незнакомого помещения. Темнота в образовавшемся проеме пугала, но не сильнее, чем перспектива остаться в двух смежных комнатах до самой скорой смерти. Промешкав пару секунд, Джин все же пролезла в образовавшуюся в стене дыру.

Неудачников ждала новая загадка в новой комнате.
Сама комната была небольшая, белые стены, потолок и пол были плотно исписаны черными, корявыми, разноразмерными, хаотично расположенными буквами, нулями и единицами, как будто здесь решил проявить свой художественный талант ребенок, успевший выучить алфавит и теперь стремящийся научиться считать. Или же какой-то душевнобольной.
Прямо напротив открытой двери была вторая, очевидно запертая. Рядом с ней на стене по левую сторону находилось очередное кнопочное поле, только вместо цифр на нем были все буквы алфавита. Какие-либо знаков препинания отсутствовали как на разрисованных стенах, так и среди этих дурацких кнопок.
Справа же, среди хаотично расставленных символов, было явно выделяющееся на общем фоне поле. На нем не было букв, только нули и единицы, которые образовывали собой следующую последовательность:
010000 010011 010100 000001 000011 011110
001111 000001 000101 000110 001000 000101 010101
000011 010011 100001 001100
010011 100000 000101 000001
000011 010111 010000 000101 100001 011011 001010 001011

Отредактировано Джин Фостер (2018-03-30 19:19:54)

0

39

Все эти загадки, комнаты, передвижные стены и прочая чепуха уже успели – и ничего, между прочим, удивительного в этом нет! – порядком поднадоесть и Хлое и, судя по всему, её спутникам. Точнее – спутнице. Они с Джин вновь остались вдвоем, так как здоровяк Дэй сиганул во внезапно открывшуюся дверь по другую сторону сдвигающихся белых плит.
Нельзя сказать, что Эммерс была недовольна подобным исходом – этот парень ей нравился немногим больше, чем его предшественник, назвавшийся Ноем – то есть почти во всем не нравился. Возможно, он просто не успел проявить себя с хорошей стороны, однако почему-то фалаксу казалось, что от мужчины будут лишь проблемы и ничего более. Потому, когда пришло осознание, что их снова двое, девушка вздохнула с облегчением.
Вот только облегчение было временным – ведь и Хлои, и джин оказались там, с чего начинали. В самом, мать его, начале этой череды идиотских комнат. И что теперь надо было делать, становилось непонятно – вряд ли в пройденных комнатах должны были появляться новые загадки. Впрочем, это не мешало попытаться их найти, чем, судя по всему, Фостер и решила заняться, обойдя разноцветное помещение вдоль и поперек, после чего перебравшись в самую первую, белую комнату.
- То ли мы слепые, то ли этого тут не было.
Не было – фалакс могла утверждать это со стопроцентной уверенностью. До появления двери комната была – или казалась, - полностью герметичной, без всяких тайных узких проходов и прочего. Видимо, этот проем появился здесь уже после того, как все покинули помещение, в очередной раз доказывая, что кто-то или что-то просто-напросто играется с попавшими в ловушку людьми.

В итоге новый путь привел их в новую комнату – вполне ожидаемый итог, с какой стороны не взгляни. Новая комната, напоминающая бред сумасшедшего и новая загадка, не представляющая совсем, по мнению Хлои, никаких трудностей. Уж с чем ,а с двоичной кодировкой она справится наверняка. Надо лишь уяснить основные принципы и все пойдет как по маслу.
Осмотр кодового замка, как и в случае с предыдущей задачей, значительно упростил решение. В этот раз на нем не было цифр – лишь буквы. А значит, надо было всего лишь набрать то, что написано, преобразовав нули и единицы в буквы. Следовательно, все шестизначные числа означают именно буквы, и ничего другого. Однако насколько помнила Эммерс, на самом деле кодировка букв включала в себя куда большее количество символов. Значит числа на стене обозначают буквы не напрямую, а, возможно, через какое-либо преобразование.
- Может, ответ на стене? – пробормотала фалакс, обойдя помещение по периметру, вглядываясь по пути в скопления символов, хаотично разбросанные то тут, то там. Глаза так ни за что и не зацепились, поэтому девушка вновь вернулась к замку и единственной упорядоченной надписи.
Взглянув на Фостер, пытающуюся, судя по всему, собраться с мыслями, Хлоя лишь покачала головой. Почему-то казалось, что к этому моменту беловолосая совсем перестала что-то воспринимать и пытаться разгадывать, так как оказалась на длительное время лишена какого-то важного элемента. Может, будь у Эмерс созерцательное настроение и будь ситуация располагающей к любознательности, фалакс бы попыталась выяснить, что с Джин не так. Однако в нынешней обстановке девушке было не до проблем её спутницы.
Озарение прошло неожиданно. Ответ, как обычно, был у испытуемых прямо перед глазами. Пробежавшись глазами по буквам на замке и сосчитав их, фалакс переключилась на надпись, выискивая наибольшее число из имеющихся. Отыскав «100001» и «100000», она долгое время пыталась сообразить, какому числу в десятичной системе они должны соответствовать. В результате, кивнув в такт своим мыслям, Эммерс принялась медленно, но уверенно переводить цифры в буквы, по одной нажимая их на замке.
- О… С… Т… - До тех пор, пока буквы не стали складываться в понятные слова, Хлоя была уверена, что делает что-то не так. Однако все сложилось куда лучше, да и задачка оказалась не из сложных – во всяком случае, для неё. Почему-то казалось, что Фостер тоже могла бы спокойно раскусить эту загадку, однако не в её нынешнем состоянии.
- Оставь надежду, всяк сюда входящий, - выражение показалось Хлое излишне угрожающим. Оставалось лишь надеяться, что оно – просто код к замку, а не совет для тех, кто пытается открыть этот замок…
- Тест четыре успешно завершен, - негромкий женский голос раздался прямо с потолка, хотя никаких динамиков там не было и в помине.
- Что?
- Тестирование окончено. Через десять секунд ваши сознания будут возвращены в исходное положение. Все данные о нахождении внутри структуры будут изъяты. Спасибо за участие в нашей программе и всего вам наилучшего.
- Что, блять?!
Хлоя беспомощным взглядом посмотрела на Фостер, однако та явно понимала не больше фалакса. И что значит – «данные будут изъяты»? Они что, не вспомнят о том, что ту произошло? Что за «структура»?
- Эй! Я требую объяснений…

Хлоя открыла глаза. Она лежала в своей кровати, в Кере. Обшарпанный,  потрескавшийся потолок, сквозняк, лучи заходящего солнца освещают стену напротив окна – все как обычно. Однако фалаксу казалось, что она что-то забыла. Какой-то важный… сон?
Наверняка сон.
«Не парься, это сон» - Голос, как обычно, был предельно убедителен и спокоен. А раз уж он спокоен, то и ей, вероятно, беспокоиться не о чем. Рука девушки привычно нащупала лежащий рядом пистолет. Было ощущение, будто она надолго рассталась с ним и только что вернулась издалека. Эммерс села и, почесав грязные волосы, внимательно осмотрела оружие.
- Приснится же всякое…

0

40

Это было странно, непривычно и неприятно.
Попеременно. Как будто мозг мог работать обычным образом, без сюрпризов и безошибочно, однако в нем словно что-то замыкало, и Джин не могла думать ни о чем, кроме как об отсутствии мыслей в голове. Парадокс. Она словно бы физически чувствовала защемление и слышала характерный щелчок. Кауситка не могла представить себе, каким должен быть щелчок при замыкании мозга, но была уверена, что слышала его. Тело неприятно содрогалось каждый раз, стоило произойти этому короткому, но раздражающему сбою.
Раз - и Фостер мыслит нормально.
Раз - и голова годна только для того, чтобы в нее есть.
Новая знакомая, или вернее сказать - все еще незнакомая, очевидно, замечала странности в поведении беловолосой, но ей не было интересно узнавать о причинах. Ну, и благо - вот только рассказывать о строении мозга химериков, о вживлении в него посторонних устройств и о возможных сбоях при отсутствии Сети, если перенапрячь и без того воспаленное серое вещество попытками нащупать хотя бы одну нить, ведущую в Каусу, у Джинджер не было не только желания, но и особой возможности. Ей бы на своих паршивых ощущениях сосредоточиться для начала…
Вот только-только все было отлично, Джин была погружена в поиски второго выхода из первой комнаты, успела составить несколько не имеющих под собой оснований теорий о том, почему она и еще трое встреченных здесь персонажей оказались в этом странном лабиринте, могла свободно двигаться и готова была отвечать на любые вопросы, однако, стоило только пересечь порог черно-белой комнаты, изрисованной символами по всей площади, как мозг снова «закоротило». Она смотрела на представленный на стене код совершенно пустыми глазами, словно и вовсе не видела цифр.
Если была какая-то система, контролирующая происходящее извне, то, может быть, она просто-напросто выключала Фостер, чтобы та не могла найти ответ на поставленную задачу слишком быстро? Тогда какой, к чертовой матери, смысл в ее нахождении здесь? Кроме того, в цветной комнате соображать получалось куда лучше…
Из размышлений, которые не имели смысла, Джин была вырвана репликой Лохматой. Девушка пришла к самому логичному умозаключению из всех возможных, заставив Фостер сфокусировать, наконец, взгляд на той самой стене с цифрами, на которую она смотрела уже не первую секунду. Химерик нерешительно кивнула, стараясь хотя бы вид сделать, что готова поучаствовать в процессе решения загадки, однако ее сокамернице, похоже, хватило внимания (а его много и не требовалось), чтобы понять, что соображать Джин не способна совершенно.
А ведь она могла, могла бы, в любое другое время понять, в чем смысл этих проклятых чисел.
«Цифры - буквы», - пронеслось где-то на краю сознания, но мысль так и осталась неполной и, тем более, неозвученной. Слова в голове как будто завязли в странной ватно-тягучей субстанции, не смещаясь никуда, не развиваясь, не находя выхода.
У Лохматой с сообразительностью дела сложились куда лучше - пока Джин думала над двумя словами, что зависли в мыслях, девушка уже начала складывать цифры в буквы.
«Оставь надежду, всяк сюда входящий», - мысль сформировалась в тот же момент, как Хлоя нажала последнюю кнопку на панели и озвучила то, что получилось в результате.
Фостер только кивнула, на этот раз куда более осмысленно, чем секундами (минутами?) ранее. Словно кто-то разблокировал мыслительную функцию и разморозил сознание, но не оставил при этом сил, чтобы хоть как-то выразить эмоции.
А девушка тем временем что-то требовала у голоса, что раздался в комнате, стоило только завершить тест. Да кому какое дело вообще до того, что на самом деле произошло, если сейчас их должно выбросить из этого многокомнатного ада? Кого волнуют причины, следствия, основания и результаты, если сейчас, с секунды на секунду, все закочится? Фостер расплылась в улыбке от мысли, что мозг, наконец, сможет отдохнуть, погрузившись в привычную среду Каусы с ее Сетью и обилием информации в ней.

Пробуждение было нетипичным, словно Джин не из сна вышла, а просто моргнула, прикрыв глаза всего на секунду. Обнаружила она себя в своей постели, обстановка не изменилась, в голове не было той ужасающей искусственной тишины и пустоты, Сеть была доступна и казалась еще более безграничной, чем обычно.
Джин поморщилась, силясь вспомнить, что был за сон, но все, что осталось в памяти - это фоны - белый, серый, многоцветный и черно-белый - и три смазанные фигуры, на которых невозможно различить лиц. Как звали тех, кто был с ней? Где они были? Что они делали?
«Оставь надежду, всяк сюда входящий.»
Откуда эта фраза? К чему она? Предупреждение насчет Каусы или какого-то иного мира? Насчет Спирали в целом? Каждый переход открывает новые врата в ад? Где ад? Какой ад? Все - ад?
- Высшие силы, - пробубнила Джин, подтягивая одеяло выше, чтобы укрыться с головой. Надо, пожалуй, еще немного поспать.

0


Вы здесь » Фантазис » Что-то невразумительное » Сделай что-нибудь