Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Кауса » Лилика О'Ши


Лилика О'Ши

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Музычка, использованная при написании.

1. Имя персонажа:
Лилика "Лили" О’Ши. Чаще всего представляется как Лили О’Ши.

2. Возраст:
5 лет.
В связи с тем, что Химерики быстрее растут и взрослеют, Лили уже подросток раннего пубертатного периода и выглядит соответствующим образом.

3. Родной мир и раса:
Кауса, Химерик.

4. Является ли персонаж пробужденным:
Да (но пока об этом не подозревает).

5. Внешний вид персонажа к началу игры:
Коротко остриженная миниатюрная девочка-подросток, смуглая и худенькая. Глаза большие, темного вишневого цвета, смотрят тяжело и пронзительно, почти всегда исподлобья - их взгляд, ясный и прямой, не столько выразителен, сколь преисполнен притягательного света. Лишь переглянувшись ненароком с нею, мчащейся по улице без дела, но из праздной, вдохновенной спешки, можно многое почувствовать. Мудрость ли, обыкновенно чаду не присущую, или невинность, скрытую за вынужденно водруженной на ее лицо гримассой пресыщения - в Лилике есть неуловимая харизма, отличная от просто красоты, эталоном коей эту девочку не назовешь: слегка приплюснутый, не имеющий правильной формы нос, редкие, жесткие брови, округлые щеки, уж чересчур аккуратная и неприметная линия рта, разрез и посадка глаз... Разве что кому-нибудь она таки может показаться симпатичной. В конце концов, на любого ребенка полюбоваться приятно, ведь иного природой в наше восприятие не заложено.
На переносице наблюдается небольшое, почти незаметное родимое пятнышко. Легко Лили узнать и по татуировке на нижней губе. Рисунок изображает раздвоенный змеиный язык, и он совсем не большой, но весьма уместный. В немалой мере это дитя красноречиво, однако нередко скрывает колкость слов за почти ленивой простотой формулировок (нецензурных от случая к случаю), сопровождаемых театрально-неправдоподобной жестикуляцией. Лик ее часто занят выражением совсем не детской задумчивости, порой мешающей улыбаться, но если уж О'Ши искренне смеется, то смеется громким, заливистым хохотом, по-обезьяньи раздражающим и вместе с тем почти противоестественно заразительным. Не обманывайтесь и ее несуразным шагом вразвалочку, ведь от обезьяны у этой девчонки не только смех, но и сноровка. В играх на скорость и изворотливость ей нет равных среди сверстников. Отчасти благодаря разностороннему превосходству, в окружении других детей Лили выглядит достойным кандидатом на роль вожака, не желающим, однако, ничего, кроме равенства всех и всему, и потому чуждым лидерства.
С Лиликой всегда маленький друг, обладающий удивительным внешним сходством с нею. Обезьянка мужского пола по имени  Давид либо сидит на плечах Лили, либо лазает где-нибудь неподалеку.

6. Предпочтения в одежде:
Лили влюблена в компромисс между удобством и стилем, а компромисс между удобством и стилем влюблен в нее. Одеваясь, она не упускает возможности создать эффектный образ, но лишь до тех пор, пока таковой не станет помехой активному образу жизни. Сопутствующая ему динамика попросту не приемлет юбок и прочих "сугубо девчачьих" премудростей. Будьте готовы лицезреть эту оторву в натянутой набок кепочке, мешковатых шортах и футболке, легкой курточке, кедах. Украшения, однако, она явно любит. Серьги, кольца - здесь Лили себе ни в чем не отказывает. И, конечно же, неотъемлемый атрибут яркого образа - рюкзачок, в котором, помимо несметных гор всяческого перекуса можно наблюдать крохотную обезьянку с синей шерстью и очень любопытными маленькими глазками. Предупреждение: скорее всего она будет наблюдать вас в ответ.

7. Биография:
Лилика родилась около пяти лет назад. В Каусе, мире, в котором она появилась, люди почти перестали рождаться в семьях, но объединение единомышленников, заботившееся о девочке с самого первого ее дня, стало семьей для многих Химериков, сумевших в той или иной степени прервать порочный круг, выглянуть за пределы беспросветной тьмы иррационального гедонизма. На фоне хаоса, заменившего для Каусы порядок, структура "Ренессанс" и ее адепты выглядят словно монахи, но таковое впечатление очень относительно. Члены секты совсем не святые, их нравы строги лишь касательно принципиально важных вопросов. "Ренессанс" стремится уберечь своих людей от погибели в вечных поисках удовольствий, не принуждая к аскетизму, но насаждая идеи рационального отношения к жизни и событиям в мире. "Возрожденцев", как их здесь порой называют, не так много, чтобы кто-то обращал внимание на их поведение и деяния. Народу, поглощенному утехами, их новые идеи, как ни парадоксально, кажутся глупой, бессмысленной игрой. Но старшее поколение старается не допустить возникновения розни между людьми "Ренессанса" и всеми остальными, и пока это получается, не считая исключений, лишь служащих подтверждением устанавливающихся правил.
Лилика очень мало знает о своих родителях и едва помнит их лица, но ей известно, что отец и мать стояли у истоков создания "Ренессанса". Ее рождение было тщательно спланированным событием, вскоре после которого события развивались непредсказуемо. Родители Лилики однажды попросту пропали без видимой причины. Старшие молчали, и лишь изредка до ушей еще мало что понимающей маленькой девочки доносились слухи о том, будто за ее существование была уплачена немалая цена. Груз ответственности за воспитание Лили взяли на себя учителя и воспитатели комунны, при этом многого не потеряв - дети в "Ренессансе" частенько оставались без родителей. Подобное происходило в Каусе практически повсеместно, и хотя брошенными на произвол судьбы таких детей назвать было нельзя ввиду доступности всевозможных необходимых для жизни благ, устои "Возрожденцев" требовали более трепетного и ответственного отношения к младшему поколению, нежели общепринятые.
Дела шли своим чередом, и с течением дней время, казалось, словно ускоряло свой безудержный бег. Лили росла и крепчала, шаг за шагом осознанно ступая навстречу грядущему. Общаться со сверстниками девочке очень хотелось, но в этом деле ей сопутствовал весьма переменный успех - первым ее другом стала ручная обезьянка одного из взрослых соплеменников. Порой приходилось и драться, и ругаться, и все же такая жизнь не выходила за грань обыденной жизни в Каусе. О'Ши на протяжении всей своей недолгой жизни проявляла любопытство по отношению к людям, дышащим чем-то иным, вечно гудящим, взбалмошным, умопомрачительно захватывающим, но очень рано повидала обратную, неприглядную сторону. Со временем контраст между двумя мирами, предстающими ее восприятию, усиливался, до тех пор, пока однажды, во сне, она не увидала нечто новое. Там, за пределами Каусы, было что-то еще. Другие миры, другие разумные и не очень существа. Лили не поняла, да и попросту не могла еще осознать, что посетившее ее ночное видение не было игрой воображения. Яркие сны стали приходить чаще, а реальность за их пределами меркла и выцветала, подобно краске на лепестках искусственных роз. Лилика начала свою жизнь, как пробужденная, и ее пониманию своей истинной природы предстояло и еще предстоит несчетное множество метаморфоз. Сейчас ее восприятие, все усиливающееся, пребывает в агонии вместе с миром, медленно и неумолимо гибнущем в исступлении экстаза.

8. Профессия:
Пока еще просто очень талантливый ребенок.

9. Характер персонажа:
Будь Лилика персонажем романтической повести, предназначенной для подростковой аудитории, типаж ее характера подошел бы пылкому бойцу, в чьей юной крови вскипает пламя стремления к переменам. До настоящего революционера ей, все-таки, еще расти и расти, однако всякое личностное качество, присущее этой девочке, рисует человеку, близко с ней знакомому, вполне однозначное представление о вероятной ее судьбе. По мере взросления неистовый дух противоречий наращивает силы и пускает свои корни в разум Лили, питаясь поводами для сомнений, ежечасно извлекаемыми ее пытливым умом из окружающей действительности. Она видит больше других, но все же остается подростком и на пути к осознанию происходящего не знает направлений и боится расстояний, перебирая все развилки и очевиднейшие тупики. Человеку зрелому и опытному здесь есть над чем от души посмеяться, но сама О'Ши настроена серьезно, пускай еще совершенно не осознала, на что. Она обладает интеллектом и остротой восприятия, неистребимым упрямством и неумением вовремя останавливаться. Не откажешь ей и в остроте интуиции, как умения миновать обреченную на провал попытку постичь неизвестное логически, но уловить суть вопроса чисто инстинктивно. Обмануть Лилику сложно, но если уж она примет заблуждение или злонамеренную ложь за чистую монету, то едва ли легко с нею расстанется. Максималистка от природы, как и подавляющее большинство Химериков, не на всякий вопрос она отвечает радикальной крайностью. За лучистой гривой кровожадных игл ее неосмысленный борьбы есть сокровенное - умиротворение, столь необходимое ее душе, но пока кажущееся непозволительной роскошью. Лили сочетает в себе светлый ум и врожденную доброту, вот только реалии родного мира губят это в людях, в том числе и в ней. Стремление отождествлять себя с ближним упрямо умерщвляет само себя, сталкиваясь с остротой осколков иного мира, которым Кауса больше не является. Мира, чьих законов она не знала и не узнает никогда. Скорее всего, Лилика не проживет долго. Она с размаху бросит свою жизнь в жертвенный огонь, сулящий неопределенное, лишь потому, что он же пожирает останки бытия, ежедневно ранящего ее чувства. Пока она просто ребенок. Руины целой цивилизации - игровая площадка для нее и сверстников, но волны океана различий, отделяющих Лили от устоев большинства, свирепеют и простирают ненасытно ревущие пенные гребни все дальше. Она и повзрослеть окончательно не успеет, как обнаружит себя заплутавшим странником на берегах чужих миров.

10. Пробный пост:

"Прихоть."

Татуировка - просто рисунок на теле. Не то, за что родители в Каусе станут ругать свое чадо, и тем меньше у последнего сомнений, чем раньше он свыкся с потерей последних. Лили видела взрослого Химерика без татуировок лишь однажды, и, не поверив до конца своим глазам, незамедлительно обратилась к чудаку с вопросом и чуть ли не просьбой сбросить шмотки, все до единой, в порыве безвозмездно удовлетворить ее безграничное любопытство. Тот же, в свою очередь, пошевелил бровями, словно лапками паука, в лепешку размазанного по его высокому лбу, однако по неведомой причине все еще способного к движению. Явно не намереваясь не только предоставлять доказательств, но и требовать аналогичного ответа, он спросил, почему на коже О'Ши ничего не нарисовано. Сразу после он ушел. Хотел, наверное, оставить несмышленыша в ступоре на часок другой. Едва ли он подозревал, насколько его слова заденут ее в действительности. Что уж тут сказать, неприятно оказываться глупцом. С высоты лет мы предпочитаем оправдывать допущенную недальновидность молодостью, но как раз будучи молодыми мы неистово жалеем о сказанном и невысказанном - обо всем о том, что послужило причиной ненавистному следствию. Вопрос, казалось бы, не глобальный. С жизнью или смертью он никак не был связан, на прочно засел в мыслях Лили, в лучшем случае, на месяц. Предположим, что в одном старом доме она нашла уцелевшее зеркало. Будь это правдой, короткий рассказ, едва ли способный вместить в себя весь животрепещуще-наивный романтизм ситуации, был бы прекрасным предисловием к весьма банальному кусочку жизнеописания, следующему далее. Наверняка именно так Инге представляла себе душевные терзания, переживаемые подругой.
- Ну, уж такую-то мелочь твои шизофазические старики тебе позволят? - ее губы растянулась в фальшивой улыбочке, и плечо О'Ши в который раз пострадало от неумеренной силы дружеского толчка локтем, - И даже не начинай мне опять шнуровать про нагоняй. Я видела ваших издалека, они все тоже разрисованные кто во что горазд. Придумаешь тоже.
- А я и не начинала. Схлопни яйцерезку свою...
Вынужденно расплескав застарелую лужу ребристой подошвой, Лили лишь вымученно отмахнулась. Глядела под ноги, чередующие шаг вприпрыжку... Но знала, что сделает, когда Инге отвлечется. Знала по той редкой причине, которую признавала замечательной: уже делала, и не раз. Поднимала глаза украдкой, чтобы "случайно" поймать ее взгляд, устремленный к горизонту. Шальной, дикий. Никто так больше не смотрит, только она одна. Ее дорогая "подружка постарше" заслуживает всех личных привилегий, которые Лилика не осмеливается ей дать, но едва ли не прознала обо всем сама, и очень, очень давно. Только молчит. Себе на уме. Она всегда дразнит Лили, притворно удивляясь тайнам с ее уст. Наверное, считает очень милыми несмелые попытки малявки хоть чем-нибудь ее заинтриговать. А сама, при всем при том, чуть ли не после каждого слова ее толкает. По какой такой причине, не желая ссориться, она даже словечки подбирает такие, чтобы физический контакт выглядел уместно?
И вот опять.
- Ничего себе выражения. А сквернословить там у вас не запрещено?
Сейчас последует противный, ехидный смешок, которым Инге едва ли не подавится, а за ним, по старой междуусобной традиции, крепкий тычок кулаком в ребра, от которого Лили могла бы увернуться прямо-таки легко и непринужденно..
- Ай. Пощады, ха-ха, ха, - но делать этого, конечно же, не станет, - Ну и что ты предлагаешь? Перестать искать ответы и просто сделать так, чтобы не было смысла задаваться вопросами? В твоей безмозглой натуре сделать так, а я, знаешь ли, лучше помуч...
Инге не дала договорить. В какой-то момент ей, должно быть, стало плевать на глубину не по годам тяжелых мыслей Лили. Ее следующее прикосновение не было ударом. Губы девочек соприкоснулись. На одно мгновение.
- Вот здесь, - после неловкой паузы последовало объяснение, - Сделай ее на губах. Свою татуировку. И перестань мозги мне трахать.

Отредактировано Лилика (2017-06-28 14:50:29)

0

2

ЗАКОНЧЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ


ПОКА ЗДЕСЬ ПУСТО

0

3

ДОСТУПНЫЕ УМЕНИЯ

РАСОВОЕ УМЕНИЕПобедившие чуму

ИЗУЧЕННЫЕ УМЕНИЯТехнологическое превосходство
(пассивное умение)

СОБРАННЫЕ РЕАЛИИПока нет

0


Вы здесь » Фантазис » Кауса » Лилика О'Ши