Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаары пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четверолапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Побег в апокалипсис


Побег в апокалипсис

Сообщений 31 страница 35 из 35

1

Заявка.

Название флэшбэка:
Побег в апокалипсис.

Общее описание:
В Кере только недавно стали появляться сену. Жители еще не успели разобраться в ситуации и приспособиться. Разрушения колоссальны, число жертв неумолимо растет. Большинство керийцев кого-то да потеряли, и Торн не оказался в числе счастливых исключений - всего пару месяцев назад у него погибла дочь. Теперь Хейл безостановочно слоняется по далеким районам Керы в поисках то ли припасов, то ли смерти, то ли встряски. Во время очередной такой вылазки он встречает шокированную Фрай. Девушка бывала в Кере раньше, но впервые застала мир в таком состоянии. Она не знает, чего ожидать, не имеет представления о новой опасности, и ей требуется помощь, чтобы что-то понять и не стать жертвой нападающих на город тварей.

Предполагаемые участники:
Фрай, Торн Хейл.

Предполагаемые место и время действия:
Кера, почти два с половиной года назад.

Дополнительная информация:
Надеюсь, что справимся сами.

Принято. ПС.

0

31

- Заткнись, - огрызнулась Фрай в ответ на нападку Торна.
Ага, как же, сама облажалась, а слушать о собственной вине не хочет. Может, просто выкинем это из головы и будем себе весело скакать по Кере, взяв под мышку больного ребенка, рискуя и собой, и малышкой? А почему бы и нет? Хейлу теперь казалось, что Фрай доверять и ее собственную жизнь нельзя, не говоря уже о жизни чужой, особенно такого маленького существа, как Тэри. Неимоверная безалаберность не могла не раздражать. Сам Торн однажды на секунду выпустил из вида маленькую Кэтти, и с тех пор его жизнь претерпела невероятные перемены, не сулившие ничего хорошего, но едва ли он стал бы рассказывать этой высокомерной девице свою историю, особенно теперь, когда увидел, что она, собственно, свой-то поступок не считает чем-то выходящим из ряда вон, или старается, по крайней мере, выглядеть так, как будто ничего не произошло. Только метала в сторону Торна злобные взгляды, и, если бы она умела воспламенять глазами, то мужчина уже горел бы.
Да, он сравнил себя с Фрай, и нашел немало сходства в вопросе безответственности, и от этого разозлился только сильнее. Конечно, маленькая Тэри удостоилась от него только ласковых взглядов, ничем не выдающих настоящего состояния мужчины, однако на девицу он смотрел настолько неприятно, настолько требовательно, со злостью, что, как могло со стороны показаться, вот-вот готов был двинуть ей по лицу. Неужели его мимолетное упущение и, как следствие, смерть дочери, могли выглядеть в глазах общественности точно так же, как для Торна выглядел поступок Фрай? От этого пакостного ощущения стало подташнивать. Хотя... Он не мог ожидать нападения сену, о которых и знать-то не знал, а она - просто забыла о просьбе, подставив опасности малышку. Но итог в случае Фрай более благоприятен, ведь Тэри, по крайней мере, жива. Торн не пытался найти себе оправдания, когда как девушка, казалось, хотела откреститься от собственной вины.
А ведь ей, вроде, не пятнадцать, чтобы вести себя настолько по-детски. Юношеский максимализм, который давно должен был отойти на второй план, словно вот-вот разорвет на части ее милую головушку, совершенно не готовую к восприятию чужих мнений и взглядам на ситуации с разных сторон. Для нее существовала только одна правда - ее собственная, и каждому, кто попытался бы доказать ошибочность ее суждений, предстояло увидеть Фрай с совершенно нелицеприятной стороны.
Но сейчас было не до доказательств чьей-то правоты, не до высказывания мнений и выяснения отношений, сейчас дело касалось маленького ребенка, который был напуган и болен. Поэтому Торн исполнил просьбу Фрай - заткнулся, предпочитая злиться на нее молча. В целом, стоило относиться к ситуации проще - девушку он встретил буквально только что, она не была ему другом - лишь случайной попутчицей, маленькую Тэри он тоже видел впервые, и, в общем-то, было бы логично всучить лисичку в руки Фрай, развернуться и отправиться по своим делам, в которые бесцеремонно вмешалась своим появлением его новая знакомая. Но он почему-то не мог послать ее восвояси вместе с ее проблемами и чувством вины, которое, даст бог, хоть когда-нибудь в ней проснется.
- Пес его знает. У меня, как у полукровки, температура такая же, как у человека. У нее... 38-39, кажется, норма, - рассказала Фрай.
Торн кивнул. Как аккуратно вставить градусник в лисий рот Тэри, он представления не имел, считая, что расположить термометр правильно, не сломав либо его, либо зубки малышки, будет проблематично. Он отвел лапку девочки в сторону и, поставив градусник ей под мышку, снова опустил так, чтобы она плотно зажала градусник рукой. Конечно, о плотном прилегании его к коже речи не шло из-за шерсти, но хоть какого-то результата ждать стоило.
Термомерт запиликал вскоре.
- Сорок три, - озвучил Торн цифры с крошечного черно-белого экранчика. - Какая бы там норма ни была, а все равно перебор.
Мужчина стал перебирать упаковки препаратов, им же выложенные рядом с Тэри, чтобы выбрать что-то наиболее подходящее.
- Найдем лекарства, и мы с Тэри уйдем, - сообщила Фрай.
Хейл поднял на нее усталый взгляд.
- Круто, - ответил он. Он не считал нужным искать поводы, чтобы задержать их в Кере, учитывая, что Тэри больна, а Фрай просто раздражает.
- Чего попросишь в плату за помощь?
- Хлеба и зрелищ, - усмехнулся Хейл, помотав головой. Что она хотела услышать? Что он будет требовать денег, оружия, какую-нибудь приблуду из другого мира, сопровождения в Кере или за ее пределами, секса, в конце концов? Нет, ничто из этого ему нужно не было, по крайней мере, от Фрай. Да и не так уж сильно он помог. Он не отправился на противоположный конец города, рискуя жизнью, не потратил много времени, он просто проводил Фрай туда, куда и сам бы пришел, а посему, просить что-то взамен считал неуместным. И, к тому же, что вообще может предложить эта девчонка?
Лучше всего от простуды помогали всякие порошки, но разводить их нужно было в горячей воде, а значит, следовало придумать, как ее согреть. Он взял целлофановый пакет и, пройдясь по аптеке еще раз и набрав различных лекарств и средств, сложил туда все, что мог найти, и немного сверху, чтобы восполнить и свои личные запасы препаратов. Нужно будет вернуться сюда, когда будет один, чтобы забрать побольше припасов.
Тэри вцепилась в руку подошедшей к ней Фрай.
- Надо согреть воду, - сказал Хейл, подняв запечатанную бутылку воды на уровень груди.

0

32

Дорогой (нет) Торн мог думать, что угодно его душеньке, покуда это не мешало Фрай и не влияло на ее свободу передвижений и действий. Всё равно или заблуждается, купившись на дешевый маскарад, или же ничего не докажет альгии, оказавшись еще и виноватым.
Сама полукровка чувствовала себя скверно и нервозно: мало того, что умудрилась дать промах там, где это, казалось, почти невозможно, так еще и кериец, будучи абсолютным чужаком для двух иномирных представительниц расы зверолодов, словно отпихнул девушку в сторону, мол, всё с тобой понятно, а давать второй шанс и прощать ошибки - это не про наш случай.
И вот это, пожалуй, грызло пуще всего - невозможность оправдаться, искупить свою - да-да-да, все слышали?! Фрай Ландерс считает себя виноватой! - вину.
Торн косится, одаривая злобными взглядами, будто цепной пес? Да пусть. Альгия тоже может выразительно блеснуть глазищами так, что заставит умолкнуть. Кериец, впрочем, молчал. Послушно заткнулся. Молодец, внес вклад в то, чтобы они, будучи оба вооруженными, не убили тут друга на глазах ребенка.
И девушка ни за что не призналась бы, что в глубине души она рада не быть одной. В том смысле, что не оказалась лицом к лицу с этой проблемой наедине, а рядом крутится пусть чужак, но тот, кто хотя бы может направить в нужном направлении. А уж дальше его можно костерить на чем свет стоит за каждую оплошность и грешок. Фрай умеет.
Реакции Торна... она не совсем поняла. Лаконично брошенное слово, приправленное убитым и обессиленным, как показалось девушке, взглядом слабо вязалось с его настоящими чувствами, даром, что для альгии они были совершенно закрыты. Однако то, что Тэри нуждалась в куда большем внимании, не позволило полукровке предаться размышлениям, что кериец имеет в виду, если имеет, и стоит ли вообще цепляться к этому несчастному его "круто". Торн, ища что-то подходящее их нуждам среди остальных препаратов, одарил новой пищей для размышлений.
- Хлеба и зрелищ? - не без растерянности переспросила Фрай. Глядя на Тэри, девушка не заметила, что Торн покачал головой. Она имела смутное представление об истории этого выражения, однако слишком посредственно понимала, что под ним подразумевает мужчина. С хлебом всё понятно, и тут лишь дурак не поймет, что речь идет о провианте и припасах, а что за загадочные зрелища необходимы керийцу? Учитывая, что его Кера - тот еще цирк теперь.
Может, в другой мир просится? Так ведь сам может. Кажется, прошаренный. Не нуждается, чтобы под ручку водили, как нуждалась сама Фрай много лет назад. И ведь до сих пор иногда не получается то, что уже должно быть естественно, как дыхание. И пусть это случается в одном из десяти случаев, но оставлять без внимания альгия такое просто не может. Поэтому все планы (или хотя бы почти все) пыталась строить с оглядкой на этот самый маленький шанс сплоховать и оттого сдохнуть. Сдыхать ей пока не хочется. Есть миры, где возможно переродиться или воскреснуть, но кто озадачится транспортировкой ее безжизненной тушки по нужному адресу? Уж куда легче поверить в то, что над трупом зверски надругаются или произведут десяток контрольных выстрелов, чтоб уж наверняка.
- Если ты отказываешься - твое дело, - понизив голос, чтобы разговор остался за вниманием Тэри, хотя девочке вообще было не до этого, проговорила Фрай, все-таки придя к выводу, что кериец отшутился. - Но черт побери, не самый умный ход, даже если задевает гордость. К сожалению, вынуждена признать, что без тебя я бы сдохла. А так же не добралась бы досюда, чтобы встретить Тэри.
Она не навязывалась, разумеется. И уж точно последняя, кто станет уговаривать раздумать и прислушаться к голосу разума, если таковой есть. Слова девушки можно было считать просто последним предупреждением, мол, если уж предпочитаешь такой вариант, то пусть так, но можешь раздумать, иначе дальше будет поздно.
Ей, конечно, весьма удобен такой альтруизм. Чего может быть лучше халявы с возможностью сесть на чужую шею, свесив уже свои лапки? Кто она, в конце концов, такая, чтобы спорить с Торном...
- Эээ, горячая вода? - растерянно гладя девочку по голове, Фрай уставилась на бутылку, лихорадочно соображая. Пар? Нет, наверное, не лучший вариант. Искать огонь, разводить тут костер - долго, ибо вряд ли местная техника всё еще работает, а до кухни (были же тут кафе, к примеру?) добираться так же долго. И опять-таки сомнительно, что там можно найти что-нибудь путное.
- Сейчас вернусь, - обращаясь и ко всем, и ни к кому одновременно сказала альгия, сделав глубокий вздох и прикрыв глаза. Через мгновение лисичка уже сжимала лапкой пустоту. Неожиданное исчезновении Фрай испугало Тэри: широко раскрытыми глазами она несколько секунд смотрела на место, где, казалось, только что была полукровка, после чего прямо-таки замерла, лишь едва заметно сотрясаясь от дрожи и не сводя немигающего взгляда с Торна. Все-таки остаться наедине с чужаком для ребенка в незнакомой обстановке было слишком... слишком. Тут поневоле и глаза влажно заблестят.
Вернулась Фрай через добрые пять минут. Запыхавшаяся, взъерошенная, с мокрыми по колено брюками, однако чертовски собой гордая. Еще бы - при ней почти полная миска с водой, исходящей паром.
- Вот, достаточно? - участливо поинтересовалась она, ставя драгоценный трофей на прилавок подальше от лисички, чтобы та ненароком не обожглась. И с самодовольной улыбкой, видя восторг Тэри на ее возвращение, Фрай обняла маленькую альгию, торжествуя своей маленькой победой. Не всё тут Торн решает!

0

33

Фрай была расстроена и рассержена, и Торн это прекрасно осознавал, однако едва ли был готов поднимать ей настроение или хотя бы сглаживать острые углы в общении. Он не клоун и не психолог, чтобы заботиться о том, чтобы девчонке было весело, приятно и спокойно. Мужчина не намеревался давить на больные места, но был слишком прям, пьян и зол, чтобы себя сдерживать. Он и так не говорил всего того, что думал, заботясь о моральном состоянии испуганной и простуженной Тэри. Вот она, конечно, была, определенного рода, кнопкой выключения негативных эмоций - маленькая, беззащитная, совершенно не понимающая, что происходит вокруг. Не будь ее здесь, Фрай выслушала бы куда больше красочных речей о себе. Вряд ли ей было дело до всего, что думал или говорил Хейл, но ему самому, надо отметить, стало бы куда легче, выскажи он все то, что вертелось на языке.
Шутку Фрай не поняла. Сначала переспросила, удивленно взглянув, но в ответ на ее недоумение Торн только еще раз помотал головой, давая понять, что не намерен принимать у нее ничего из того, что она могла бы предложить. Как будто она - единственная в его жизни, кто мог бы сделать что-то для него полезное.
- Если ты отказываешься - твое дело, - низким голосом сказала она, чтобы не привлекать к разговору внимание маленькой лисички. - Но черт побери, не самый умный ход, даже если задевает гордость. К сожалению, вынуждена признать, что без тебя я бы сдохла. А так же не добралась бы досюда, чтобы встретить Тэри.
- Если мне понадобится что-то, я найду способ это достать, - тоже заметно понизив тон, почти басом ответил Торн, - и без тебя. Не тебе рассуждать об умных ходах. Я тебе помог, потому что, да, ты бы сдохла, а мне с этим еще спать ложиться по ночам. - Стоит признать, что Хейл, несмотря на грозный вид, был довольно мягким человеком, он не любил напрасных жертв и всегда переживал, когда кто-то умирал, даже по собственной глупости. Он не мог отделаться от навязчивого чувства вины, оно грызло его постоянно, без перерыва, и Торн просто хотел, чтобы ни одна живая душа не пострадала, пока он находился рядом. Пока дела обстояли так. Возможно, со временем его и отпустит, он научится проще относиться к ситуациям, но сейчас прошло, пожалуй, слишком много времени, чтобы позволить еще кому-то умереть. -  А она, - он кивнул на малышку, которая непонимающе переводила взгляд с Фрай на Торна и обратно, - это чистая случайность. Ей повезло, что мы пришли сюда именно сейчас, и ни минутой позже.
Да, нужна была вода. Фрай подхватила инициативу и, сообщив только, что сейчас вернется, исчезла, оставив Тэри в недоумении осматривать пустое пространство. Она решила не ставить в  известность Торна о своих планах и идеях, но за ней он не побежал, хоть и отчетливо ощущал тот незримый след, оставленный девушкой при переходе, по которому можно было бы нырнуть в неизвестность прямо по пятам. Хейл предпочел выждать.
Лисичка испугалась. Только что рядом с ней была девушка, которая, судя по всему, была показателем, авторитетом, кумиром, а теперь ее не стало. Казалось, что Тэри вот-вот расплачется. Хейл, улыбнувшись по-доброму, чтобы не пугать малышку, скинул на пол рюкзак и снял с себя толстовку, после чего накинул ее на плечи девочки, чтобы та хоть немного согрелась. Сам остался в футболке, в прошлом - белой, но теперь имеющей какой-то неопределенный неоднородный оттенок. Подходить совсем уж близко к Тэри он не рисковал, боясь вызвать детскую истерику, поэтому действовал в расстояния вытянутой руки.
- Не бойся, Тэри. Ты же помнишь, что это сон, правда? Фрай скоро придет, - он погладил ее по плечу, поправляя на нем свою огромную испачканную кофту. Грязная, да, но все-таки лучше, чем ничего. Хотя бы тепло.
Больше Торн своего внимания девочке не навязывал, решив не тревожить ее. Впрочем, отходить далеко, теряя из виду малышку, он не собирался, считая это слишком опасным ходом. Минут через пять Фрай действительно вернулась, вся растрепанная, по колено мокрая, как будто выбиралась из болота в попытке скрывать от какой-то твари, вроде сену. Она притащила с собой миску, почти до краев полную воды, теплой настолько, что от ее поверхности исходил пар.
- Вот, достаточно? - спросила она, будучи довольной настолько, что, казалось, сейчас вот-вот лопнет от гордости. Причина такого нескрываемого самообожания осталась для Торна скрытой, но он все-таки решил не реагировать на ее поведение, на ее нахально-довольную физиономию и вид, как будто она только спасла от смерти целое поселение.
- Да, вполне, - ответил мужчина. Он присел над оставленным на полу рюкзаком и вытащил оттуда металлическую, чистую, надо отметить, кружку.
На всякий случай он, установив кружку на столе, полил ее кипятком и сполоснул внутри, чтобы, мало ли, не осталось какой-нибудь пыли, а после, вскрыв упаковку с медикаментами, высыпал в кружку содержимое одного пакетика с лекарством. Вода, что принесла Фрай, была чересчур горячей, поэтому Хейл, недолго думая, налил из принесенной ею емкости в кружку кипятка чуть более, чем на половину, а потом вскрыл запечатанную бутылку, чтобы разбавить. Лекарство зашипело, распространив по помещению химический, но приятный запах лесных ягод.
Закончив приготовления, Торн взглянул на Тэри и призадумался. Мужчина явно не учел один момент… Он подошел к Фрай почти вплотную и, чтобы малышка не слышала, спросил:
- А как она пьет? - вопрос мог показаться неожиданным, но Хейл не представлял, как напоить лисенка из чашки.

0

34

Угу, гордый, сильный и независимый мужчина с толпой одомашненных сену за неимением котиков. Забавно, но тем и удобнее для альгии, если кериец твердо намеревается помочь по доброте душевной. У нее гордость так же имеется, однако в большинстве случаев с этим забавным зверем сравнительно легко удается найти общий язык. Так что Фрай как-нибудь переживет, что кому-то осталась должна, даром, что в ответ ничего не ждут.
Возможность проявить себя хоть немного сгладила шипы, и теперь девушка смотрела мягче, не лютым волком, как до того, и даже малость повеселела, приободрившись.
Она, надо признаться, совершенно не подумала, что в момент отсутствия Тэри запаникует. И почему-то легко верилось, что достаточно бросить лаконичное обещание вернуться в течение нескольких минут, чтобы всё пошло как по маслу...
Если бы.
Приключения альгии стоит упомянуть отдельно: вначале та метнулась в Алей, однако обнаружила, что до своего дома ей идти слишком долго, а потому переметнулась в другой мир, появившись то ли на рынке, то ли на базаре, где царили шум, гам и хаос. Бессовестным образом стянув какую-то миску с ближайшего прилавка, Фрай под негодующий вопль торгаша, которому принадлежала отполированная до блеска песком посудина, переместилась уже в мир, в котором некогда разгуливала не один час, но так и не встретила ни одного представителя разумного населения. Даже животные не попались на глаза. Зато вскоре девушка вышла на целую долину источников горячей воды с кисловатым привкусом - ей не хватило ума попробовать это на вкус.
Впрочем, все обошлось.
Именно эта вода сероватого оттенка плескалась в миске, притащенной альгией.
А покуда Фрай отсутствовала, Тэри едва удерживала слезы, ощущая, как сама собой начинает дрожать не только от холода, даром, что от нее так и веяло жаром, но и страха. Дело было даже не в том, что мужчина, с которым осталась девочка, внушал ей опаску - отнюдь. Просто вокруг происходило что-то странное, даром, что всё оно - сон. Об этом говорила альгия, это же подтвердил и Торн, отдавший ей кофту.
Но вокруг было слишком много запахов, причем преимущественно неприятных для ее чуткого носика, чтобы назвать всё сном.
- Я никогда не видела таких снов, - призналась маленькая альгия. Она не спорила со старшими, предпочитая принимать внушаемую ей ложь за чистую монету, однако всё равно были шероховатости в происходящем, которые мешали полностью поверить в правдивость чужих слов. - Он слишком живой.
Вернувшаяся Фрай, которая появилась так же, как и исчезла, отчасти успокоила Тэри, которая тут же решила, что да, по-настоящему невозможно так... так пропадать, а потому и реальностью это всё не может быть.
Покуда лисичка тянулась к девушке, самодовольно усевшейся на прилавок и болтающей ногами в мокрых штанах, Торн занялся алхимией, начав смешивать порошки. Тут альгия всецело доверилась ему. Сама она, проведя не один и не два месяца бок о бок с настоящим алхимиком из мира магии и волшебства чему-то научилась тоже, вот только известных ей целебных растений поблизости совершенно не наблюдалось. Тем более, в Кере они наверняка не водились.
Фрай мимолетно задумалась, сколько растений и животных, благодаря пробужденным и воле случайности, распространились из своего родного мира по остальным, умудрившись приспособиться к новым условиям и прижиться.
Забавно это всё. Забавно.
Из размышлений вывел Торн, который подошел и едва ли не смущаясь поинтересовался, каким образом напоить лисичку. Альгия, не сдержавшись, прыснула со смеху. Наверное, керийцу действительно было не так-то просто: облик зверолюда слишком сильно ассоциировался с образом простого, неразумного животного, а потому и мужчина наверняка ощущал себя скорее ветеринаром, нежели простым врачом.
- Давай сюда, - ухмыльнувшись, Фрай отобрала металлическую чашку, не без интереса, но с картинным подозрением принюхалась к содержимому, после чего подошла к Тэри, помогая лисичке выпить лекарство - та очень аккуратно и тихо лакала. После чего, когда уже пустая кружка была отставлена в сторону, а маленькая альгия, нахохлившись как воробышек на ветке, прильнула к всё так же сидящей рядом Фрай, девушка не без задумчивого любопытства уставилась на Торна.
Тэри клонило ко сну - девочка пыталась сопротивляться накатывающей дреме, однако глазки слипались, а ласковые пальцы полукровки, гладящие лисичку по голове, так же не способствовали бодрости.
Можно было уходить, наверное. Вот только слишком плотно укоренилось странное чувство внутри, что сейчас это некстати. Фрай затруднялась объяснить это странное ощущение, однако весьма охотно пошла у него на поводу. Она подумала было пошутить на тему, что их запланированная пьянка отменяется, однако вспомнила негодование керийца на ее оплошность и оттого предпочла промолчать, сдержав язык за зубами.
- Может, побудешь целителем, пока Тэри не поправится? - поинтересовалась альгия, следом пожав плечами, - А потом можешь вернуться в Керу. Если ты говоришь, что сену способны появиться в любом месте, то Тэри здесь точно не место.

0

35

Смущение Торна из-за незнания, как правильно напоить Тэри из кружки, позабавило Фрай. Впрочем, ситуацию она восприняла нормально, только усмехнулась и, взяв лекарство из рук мужчины, помогла лисичке его выпить. Даже не съязвила ничего на этот счет, что приятно удивило мужчину. Он-то думал, что сейчас столкнется с волной сарказма в свой адрес, но, видимо, ошибся. Настрой Фрай вообще сменился отчего-то. Торн пришел к выводу, что для нее важно ощущать себя полезной, и теперь, когда ее самолюбие не было уязвлено очередным указанием на ее безалаберность, а только подкрепилось тем, что она смогла оказать посильную помощь, дела шли на лад, как и общение между двумя взрослыми. Хейл-то вообще был не из обидчивых и отходил быстро, поэтому намерения портить отношения у него не было, а Фрай... Фрай, похоже, просто была рада, что и она, и Тэри, оказались в относительной безопасности, и никто не пострадал. Торн вообще в данном случае оказался весьма к месту - он знал мир, он знал ситуацию в нем, он готов был помочь и ничего взамен не требовал. Ценнейшая он находка, надо сказать. Пусть и грязный, нетрезвый и не самый приятный в общении на данный момент, но все равно полезный, с учетом ситуации.
Тэри, выпившая лекарство до последней капли, засыпала. Это было совершенно нормальной реакцией, учитывая ее общее болезненное состояние. Ей бы сейчас прилечь и уснуть, а не пытаться сохранить сознание бодрствующим. Глазки-бусинки смотрели невидящим взглядом, а веки, тяжелеющие с каждой секундой, все чаще смыкались, и на все более длительное время. Лисичка силилась открывать глаза, но делать это было с каждым разом все сложнее. Фрай успокаивающе гладила девочку по рыжей шерстке, глядя в это время на Торна.
Хейл задумался было о том, что за мысли крутятся у нее в голове, как она сама озвучила возникшую идею:
- Может, побудешь целителем, пока Тэри не поправится?
Торн нахмурился - ему не очень-то хотелось становиться нянькой для маленькой Тэри. Не потому, что было лень, противно или тяжело. Не потому, что были какие-то более важные дела. Он не хотел привязываться к девочке, совсем не хотел.
- А потом можешь вернуться в Керу, - продолжила Фрай. - Если ты говоришь, что сену способны появиться в любом месте, то Тэри здесь точно не место.
Мужчина промолчал несколько секунд, глядя на засыпающую лисичку. Он размышлял, он хотел отказаться.
«Да черт тебя дери, Фрай!» - эта гадина словно знала то, чего не озвучивал Торн. Она как будто бы специально подсунула ему на глаза Тэри, чтобы посильнее уколоть. Нет, это, конечно, бред, но глупое стечение случайные обстоятельств оказалось слишком уж, до смешного, подходящим под общую ситуацию. Подходящим - в плохом смысле. Торн бы многое отдал за то, чтобы его просто оставили в покое, чтобы Фрай сейчас же подхватила Тэри и убралась с ней из Керы. И он не пошел бы следом.
Но отказать в такой просьбе он не смог, хоть и стоило бы.
- Три вопроса, - отозвался Хейл, выставив правую ладонь вперед, как бы говоря Фрай, чтобы она не перебивала, пока он не закончит. - Первый - почему ты сама не хочешь присмотреть за подружкой? Второй - куда предлагаешь пойти? Третий - там можно помыться?
Это уже было, фактически. согласием. Озвучив последний вопрос, Торн опустил руку и поморщил нос. Самому от себя было противно. Как в таком виде, при этой грязной одежде и при смеси неприятных запахов - от пота до перегара - присматривать за ребенком, он не представлял, да и не собирался представлять. И оставаться в таком состоянии он не планировал. Дети же весьма восприимчивы. Надо было привести себя в порядок, предварительно прихватив в мужском отеле какую-то новую и чистую одежду.
- Что, посещение винного отдела откладывается? - спросил он с усмешкой. В принципе, теоретически, можно было прихватить с собой оттуда чего-нибудь, и выпить, как только Тэри окажется в безопасности, в теплой постели. Но пошла бы на это Фрай, учитывая, что даже в трезвом виде подвергла лисичку опасности?

0


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Побег в апокалипсис