Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаары пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четверолапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Что-то невразумительное » Типичный вечер вторника


Типичный вечер вторника

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Заявка.

Название эпизода: Типичный вечер вторника.

Общее описание: Астероид, приближающийся к космическому кораблю, угрожает его целостности и жизням обитателей. Приходится искать способы, чтобы не допустить столкновения с небесным телом, однако не все так просто - путь к челноку, который мог бы поспособствовать смещению астероида с курса, долог, тернист и пролегает через территорию мутантов, которые не очень-то любят непрошеных гостей.

Предполагаемые участники: Сейя Эрзо, Фрай, Ксин Риш. Дэлейн Аддри, Молох и Поток сознания выбыли из эпизода.

Раздел: Что-то невразумительное.

Дополнительная информация: ПС пользуется служебным положением. Я еще ничего не поняла, но ГМ-ы нам вряд ли помогут.

0

2

Не спится. Мысли снуют в голове, уходя и снова возвращаясь, такие навязчивые, очевидные, не заглушаемые. Треск одинокой тусклой лампы сводит с ума, хотя мог бы оставаться привычным и незаметным, если бы слух сам не выделял из общей тишины этот монотонный, такой раздражающий звук. А обычно не выделяет, никогда раньше не выделял. Сейчас только - как назло.
Говорят, "меньше знаешь - крепче спишь", и Ксин на собственной шкуре убедилась в правдивости этого выражения. Уже которую ночь и который день одно и то же - короткий рваный сон, перемежаемый не менее рваной реальностью. Часами слоняться по кораблю, вымотаться, лечь и смотреть в железный потолок, изредка закрывая глаза всего на секунду, чтоб не пересохли, - удивительно захватывающее течение будней.
А еще говорят, "много будешь знать - скоро состаришься". По ощущениям все это действительно походило болезненную старость со всеми вытекающими последствиями, вроде общей слабости и надвигающегося слабоумия. На кой черт надо было лезть в те бумаги, искать записи, задаваться вопросами? Но в этом же вся Риш - ища разнообразия, она всегда сует нос в дела, ее совершенно не касающиеся, а потом долго и упорно сожалеет о содеянном. Лучше б не лезла никуда и ничего не знала, тогда, по крайней мере, могла бы спокойно уснуть.
Сделать все равно ничего нельзя. Эта хренова штуковина летит на корабль, в то время как он уходит дальше и дальше, прямиком ей навстречу. Здесь совершенно бессильны все, кто находится в этой консервной банке, никто не в состоянии ни сместить с курса огромную дрейфующую посудину, ни убрать в пути явную помеху. Ну как, явную. Пришлось потратить немало времени, чтобы понять, где находится объект, описанный в тех злополучных бумагах, однако пытливый ум не успокаивался ни на минуту до тех пор, пока Ксин не разглядела его собственными глазами. Впрочем, не успокаивается и до сих пор. За что боролась, на то и... Ай, ладно.
Идея есть, надо пройтись.
Одним порывистым движением Риш скинула с себя одеяло, вторым - вскочила на ноги. Еще пара подобных, и она уже шнурует ботинки и идет прочь из каюты, в которой, к счастью, больше никого и нет.
В темноте коридоров не видно ни души, слышны только лишь ее собственные шаги, отбивающие удар за ударом по металлическому полу. Звон разлетается в стороны, отдается эхом.
Коридоры, коридоры, коридоры. Неужто скоро это закончится? Стоит только астероиду врезаться в корабль, не будет больше никаких коридоров. Не будет ничего. В целом, перспективка не такая уж и печальная для тех, кто находится здесь вынужденно и ненавидит все это.
Ухмылка - злобная, наглая, адресованная в пустоту бесконечных лабиринтов корабля. Увидел бы кто, сразу сложил общее мнение о той, на чьем лице она отобразилась, и даже внешний вид в целом тут ни при чем. Ухмылка значила лишь одно - надо искать людей, который помогут. Надо спасать эту чертову махину от катастрофы, раз уж это - дом, каким бы там он ни был.
Не лучшее время для визита к старой знакомой, но не зря же Риш несколько дней потратила на поиски, не зря шла к черту на рога, чтобы медлить.
Тем более, что не спится.
[NIC]Ксин Риш[/NIC][STA]Смотреть презрительно вниз на обосравшийся мир[/STA][SGN]

Типичный вечер вторника.

Ксин Риш.
Возраст: столько не живут. На вид: от 27 до 30. Рост: 170 см.
Телосложение худощавое, несколько угловатое. Движения резкие, взгляд наглый, с явной претензией, голос твердый, хрипловатый. На руках острые загнутые когти, достаточно длинные, грубые, большинством воспринимаются как мутация. Глаза карие с краснотой, волос на голове нет. Тело - сплошная татуировка, пирсинг отсутствует.
Одежда: Широкие штаны, похоже, мужские, держатся благодаря ремню. Серая майка. Тяжелые ботинки на толстой подошве.
С собой: То, что можно уместить в карманах - складной нож, сигареты, спички. На плече - рюкзак с всяческим барахлом.
Это безобразие происходит здесь.

"Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём.
Уйдём и, уходя, мы в это небо наплюём.
Закроемся, догонимся, догоним и умрём.
Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём."
©
[/SGN][AVA]http://s4.uploads.ru/6KqvW.jpg[/AVA]

0

3

Грядет день, когда в помятом и потрепанном блокнотике, несущем в себе драгоценную информацию, как то: название мира, пригодность оного к жизни, а не выживанию, уровень вероятности сгинуть там навсегда, описание местных аборигенов и прочее, - все данные про Алхору будут небрежно перечеркнуты крест-накрест, а к названию добавится равнодушная приписка "уничтожена".
Этот корабль-призрак, затерянный в космосе, умудрился поразить альгию в самое сердце в момент их первой встречи и знакомства. Все остальные миры представляли из себя планеты, и лишь одинокая исполинская Алхора, будучи чьим-то творением, упрямо следовала вперед, окруженная холодной черной пустотой, по курсу, заложенному в ее компьютерную память много поколений назад.
Для себя Фрай этот мир открыла, как сравнительно легкий и доступный способ обзавестись оружием. Конечно, необходимые для того системы корабля были под контролем, охранялись и абы кого, ведомого лишь "ну пострелять хот-ца, ну пушку дай, ну че те, жалко что ли?", не подпустят на расстояние куда большее, чем просто вытянутой руки.
Предприимчивая альгия, познакомившись с лидером одной из групп, у которых как раз был доступ к созданию оружия, предложила сделку, что будет обеспечивать и снабжать необходимым (основной спрос шел на медикаменты и психотропные вещества, как ни странно), получая взамен необходимое уже для себя, а так же проводника, если на то будет спрос.
Продуктивным визитам скоро настанет конец, и придется Фрае искать другую точку снабжения. Нестрашно, просто неудобно, что нарушится уже ставшим привычным ход некоторых вещей. Об астероиде, кажется, знали немногие, слишком немногие: ни тебе истеричных воплей с паникой и метаниями по металлическим коридорам корабля, ни тебе серии массовых самоубийств, ни отчаянной мольбы эвакуировать в любой другой мир.
Фрай наблюдала. Она, убедившись собственнолично в приближающейся угрозе, обосновалась в наиболее изолированном от всех остальных жителей секторе, отказалась принимать следующие заказы на поставку и вела себя тише воды, ниже травы. Периодически ее встречали в людных местах, рассевшейся скромно в сторонке и погруженной в какие-то записи. Что альгия записывала и для кого оставалось неизвестным, поскольку всякого подошедшего Фрай просила оставить ее в покое и порой далеко не вежливым образом.
Сейчас девушка, растянувшись на жесткой неудобной койке, бездумно глазела в потолок, изредка, разнообразия ради, переводя взгляд на закрытый иллюминатор.
Какую-то свою жалость к Алхоре она испытывала. Целый калейдоскоп известных и доступных ей миров не мог не наложить отпечаток на характер. И пусть альгия была эгоистична, привыкнув в первую очередь думать о себе, поскольку никто иной за нее этим не займется, она уже заранее ощущала чувство потери так, будто ее собираются лишить части собственности.
Усевшись и свесив ноги вниз, Фрай прислушалась. Нахмурившись, прислушалась повнимательнее, надеясь на разыгравшуюся фантазию или около того.
Точно не эти... как их там... прокаженные. Те передвигаются преимущественно стадом, в то время как шаги принадлежат одиночке. И вряд ли случайно забредший гость, который сам не знает, куда забрел. Блин, разве она недостаточно доступно объяснила всем, кто встретился, что не настроена на общение и коммуникации?
Поднявшись, Фрай порадовалась тому, что нет необходимости одеваться, ибо, собственно, и не раздевалась, взяла со стола заряженный пистолет, снимая его с предохранителя, и осторожно выглянула наружу, прищурившись.
- А вот, блять, еще громче топать в час отбоя нельзя? - мрачно и достаточно громко, чтобы ее расслышали, поинтересовалась у темноты альгия, готовая в любой момент захлопнуть дверь. - А че ж еще песенку-то не спеть, а?

0

4

- Был пиратом жадный Билли. Правда, Билли не любили. - Молох - он и в Африке Молох. Молоха знают все. А все, кто знает Молоха, понимают, что он - дурак. Лишенный мозгов идиот, каким-то чудесным образом обманувший все законы природы и умудрившийся не выживать, а жить и счастье наживать. Он словно плесень способен прижиться где угодно. И, как и плесень, его никто не любит. Но никто до сих пор, бог тому свидетель, не смог заткнуть рот этого миссионера счастья. Не умея петь и не умея играть, он пел и побеждал. - Ни матросы, ни пираты, ни детишки, ни родня.

Абрахам вновь на раздаче карт. Угрюмый жмот будто бы дал обет молчания, потому как выдавить из него хотя бы слово сложнее, чем выжать из металла сок. Кто-нибудь на вашей памяти выжимал из металла сок? Разумеется, нет. Вот никто и не умудрился за последние - считай что испокон веков - годы, выжать из краснощекого засранца хотя бы звук. Бей, насилуй, убивай - плевать, он помолчит. И ведь про изнасилование не шутка даже. Этого борова однажды пытались изнасиловать. Но это уже совсем иная история.

- Завали пасть, Мо-Лох. - вовсе не вдруг и не кстати вновь открыл свой рот куда более общительный представитель рода человеческого, истинный мастер каламбуров Джесси. Джесси - та ещё заноза в заднице. Много болтает - мало работает, а если и работает, то малоэффективно. Бесполезный и крайне вонючий представитель здешней фауны. Некоторые отдельные индивиды, в том числе и Молох, искренне уверены, что Джесси - это новая форма живности на Алхоре. Описывают они его, в основном, раздувшейся крысой, способная воспроизводить речь более разумных существ, но неспособной её понять.

- И не мог умерить Билли аппетиты крокодильи. - вдруг начал подпевать Молоху Чигрински. Чигрински, несмотря на имя, был наиболее адекватным из сей гнусной братии. Мужичок был в меру серьезным и в меру шутливым. Пожалуй, он был за старшего. Лишь благодаря ему Абрахам не свернул шею Джесси, а Джесси не помочился в то же мгновение на штанину Молоха. Чигрински - опора. Чигрински - крепость. Чигрински - мужик из мужиков. Все любили Чигрински. - И, что б Билли не побили, просто не было и дня.

- Раз-два-три-четыре-пять, - хором запели Молох и Чигрински, - Знаете, наверно.
Раз-два-три-четыре-пять,
Жадность - это скверно.
Раз-два-три-четыре-пять,
Скажем без подвоха,
Раз-два-три-четыре-пять,
Жадность - это плохо,
Жадность - это плохо,
Жадность - это плохо.

Карты были розданы. Игра была проведена. Победил, что и привычно, и удивительно, Молох. Абрахам спокойно собрал карты. Молох разинул такую улыбку, что аж уши за ней пропали. Джесси ударил по столу и ушиб руку. Чигрински от всей души рассмеялся, глядя на Джесси. Идиллия, возможная лишь в этой волшебной комнате, где время от времени собиралась эта чудная компания. Молох - фалакс. Абрахам - человек. Джесси - местный террорист. Чигрински - хрен его знает, кто он. Никто в этой комнате не интересовался тем, откуда и кто их соигроки. Никто в этой комнате никого ни в чем не обвинял. Никто не спрашивал Молоха, откуда он берет эти странные песни и что значат некоторые слова, в ней звучащие. Никто не спрашивает Джесси, скольких он погубил за то время, что отсутствовал. Никто не спрашивает Абрахама, почему он молчит. Никто не спрашивает Чигрински, кто он такой. Они просто собираются здесь время от времени и играют в карты. Старые-добрые друзья, ничего друг о друге не знающие.

Отредактировано Молох (2017-07-26 15:08:55)

0

5

Ксин знала, куда идти и кого искать, хотя ни идти, ни искать не хотела. Пыталась убедить себя, что затея не плоха и вполне реализуема при должном подходе, однако было одно существенное "но", и заключалось оно в характере ее самой. Необходимость обращаться за помощью бесила настолько, что возникало желание от идеи отказаться вовсе и молча ожидать, когда корабль найдет, наконец, свой покой среди бескрайнего космоса. Просить она никогда не любила, да и не умела толком. Раньше вообще каждая попытка превращалась в какой-то фарс, стоило только начать, а заканчивалось все, как правило, проще некуда - перед лицом того, кого Ксин собиралась, вообще-то, просить, возникал вытянутый во всю длину средний палец. С возрастом Риш, конечно, стала спокойнее, терпимее, сдержаннее, но характер невозможно переписать с нуля, поэтому оставалось только надеться, что хоть в этот раз она все не испортит.
Двое, что были нужны ей, находились именно в той части корабля, куда пришла и Риш.
План был проще простого - найти сначала одну, потом второго, рассказать про огромную летящую на Алхору хреновину и уповать на то, что они окажутся не против поспособствовать спасению этого сомнительного мирка, рискуя собственными жизнями. Ничего такой план, весьма занимательно.
Почему сначала Фрай? С ней общение складывалось, хоть и эмоциональнее, но проще. Ее легче втянуть в авантюру, особо даже не уговаривая. А вот Молох - он товарищ себе на уме, странный. Странный, сказала про него грубая женщина, с ног до головы покрытая татуировками, бреющая голову наголо раз в пару-тройку дней. Странный.
Шагая по пустующим коридорам, Ксин вслушивалась в каждый шорох до тех пор, пока не дошла до едва приоткрытой двери, за котором кому-то было, похоже, весело. Задерживаться она не собиралась, и прошла бы себе мимо, если бы не полоснувшее по ушам слово. Имя.
- Мо-Лох.
Неожиданно. Риш сделала полшага назад и два шага влево - ровно столько требовалось, чтобы суметь заглянуть в помещение, но не засветить свою персону перед личностями, в помещении находящимися. Точно, Молох. Точно такой, каким она его и помнила, разве что старше стал, крепче. Если веселые посиделки за картами затянутся, то его можно будет даже застать прямо здесь, нигде больше не выискивая. Но сначала Фрай.
Ксин прошмыгнула мимо двери. Может, ненадолго застывшую возле двери фигуру фалакс и заметил, может, узнал в ней Риш. А может и нет.
Поворот, еще поворот, и снова поворот. Гребаные лабиринты, если не знать, куда идти, в этой консервной банке запросто можно заблудиться. Разведка, конечно, донесла, что Фрай была не в тех настроениях, чтобы общаться, посему, помимо всех прочих причин, Ксин на радушный прием не рассчитывала. И не зря не рассчитывала.
- А вот, блять, еще громче топать в час отбоя нельзя? А че ж еще песенку-то не спеть, а?
Хоть в этой части корабля было не так много обитателей, стопроцентной уверенности в том, что это была именно Фрай, не было, но чем черт не шутит? Тем более, уж больно знакома Риш была эта интонация...
Про себя усмехнувшись, Ксин пару раз топнула, гораздо громче, чем до этого, при ходьбе, чтобы задать себе мотив. И выдала:
- Для чего нужна мне жопа?
Чтоб не думать головой,
И не мучиться глубоко,
Я зачем и я какой.

Громко, весело, задорно напевала Риш сей прекрасный текст, ритмично шагая туда, где, как она была уверена, находилась ее старая знакомая. Тяжелые ботинки эхом разносили топот по коридорам. Хорошо, что здесь на самом деле не так много обитателей. А может их еще меньше, чем "не так много". Может, решившая остаться в уединении Фрай и вовсе одна на ближайшие сколько-то сотен метров, иначе почему никто еще не высунул носа из каюты или не попытался пристрелить нарушителя ночного спокойствия?
- Чтоб не хмурить понапрасну
Свой высокий светлый лоб,
Чтобы не был я несчастным,
И штаны держались чтоб!
Жопа, жопа, жопа, жопа.
Жопа, жопа, жопа моя!

На последнем слове Ксин как раз поравнялась с дверью, из-за которой виднелась тень, возможно, разбуженной девушки. Стоило только увидеть ее и понять, что не обозналась, Риш хитро заулыбалась.
- Я тебя нашла, - оповестила она, как будто это было еще не совсем очевидно.
[NIC]Ксин Риш[/NIC][STA]Смотреть презрительно вниз на обосравшийся мир[/STA][SGN]

Типичный вечер вторника.

Ксин Риш.
Возраст: столько не живут. На вид: от 27 до 30. Рост: 170 см.
Телосложение худощавое, несколько угловатое. Движения резкие, взгляд наглый, с явной претензией, голос твердый, хрипловатый. На руках острые загнутые когти, достаточно длинные, грубые, большинством воспринимаются как мутация. Глаза карие с краснотой, волос на голове нет. Тело - сплошная татуировка, пирсинг отсутствует.
Одежда: Широкие штаны, похоже, мужские, держатся благодаря ремню. Серая майка. Тяжелые ботинки на толстой подошве.
С собой: То, что можно уместить в карманах - складной нож, сигареты, спички. На плече - рюкзак с всяческим барахлом.
Это безобразие происходит здесь.

"Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём.
Уйдём и, уходя, мы в это небо наплюём.
Закроемся, догонимся, догоним и умрём.
Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём."
©
[/SGN][AVA]http://s4.uploads.ru/6KqvW.jpg[/AVA]

+1

6

- Пиздец, - выдохнула Фрай себе под нос, когда в ответ, спустя пару секунд, ее предложение с ажиотажем оказалось тут же подхвачено и воплощено в жизнь, словно издевались. Первым порывом было выстрелить пару раз в обшивку, чтобы показать всю серьезность своего негодования, которое хреново сочетается с наличием оружия, но... Альгия прислушалась к подозрительно знакомому голосу, который с завидным (нет) оптимизмом и полным отсутствием музыкального слуха (вкуса, кстати, тоже) завывал не обремененную особым смыслом песенку, затрагивающую крайне философский вопрос. Хотела девушка того или нет, но губы ее начали предательски подрагивать, кривясь в ухмылке. Не такой уж мрачной, каким казалось ее настроение. А ведь Фрай всегда гордилась тем, что меньше всего тянет на примитивное быдло, которое довольно загогочет на всякую шутку ниже пояса... Она фыркнула, пытаясь возвратить образ раздраженной тем, что ее потревожили, стервы, хотя уже знала, кого принесло по ее душу и нервы.
Ксин собственной персоной, стало быть. Утомительная компания, от которой хотелось избавиться уже через добрые полчаса, однако до момента, покуда терпение не испарится последними каплями, скучать не придется точно. Иногда (ладно, часто) это даже весело.
А ведь альгия была довольна тишиной и возможностью чуть ли не медитировать, закутавшись в черную вуаль меланхолии!
Между тем жопный гимн становился все ближе и ближе, в то время как ритмичный роковой топот нагонял еще больше обреченности. Девушка снова подумала о том, чтобы совершить предупредительный выстрел куда-нибудь в сторону просто потому, что может и есть чем. В темноте кое-как просматривался силуэт Ксин, поэтому вряд ли альгия попадет прямо уж в нее. Ну а если некстати окажется действительно меткой, добавив лишнюю дырку в разрисованном татуировками теле, то... хотя бы песенка прекратится, как минимум. Тоже обнадеживающая перспектива, не правда ли?
- Самопрезентация удалась, - все-таки успев за это время побороть искушение встретить почти что фанфарами (или сравнение с фейерверком уместнее?) и убрать поставленный обратно на предохранитель ненужный пистолет в сторону, но в зону досягаемости, девушка с наигранным восхищением пару раз неспешно хлопнула в ладоши, - ярче моей радости от этой встречи будет лишь чувство полной безысходности от нее же.
Фрай потеснилась в сторону, освобождая проход, и лениво махнула рукой, - валяй, заходи, жопа. Чувствуй себя как дома, но не забывай, что ты в гостях. Хотя погоди-ка... - близоруко сощурившись, будто от этого смутный силуэт лысой бабы станет отчетливее видно, альгия настороженно поинтересовалась, - а тебя никто не послал, часом, уговорить меня любой ценой вернуться в строй и приступить к моему почти что долгу, как многие почему-то наивно верят, в том числе и при помощи угрозы, шантажа, а так же обещаний выковырять мне одну из почек, м?
Такой вариант Фрай не стала бы исключать. Ксин не была ей подругой просто потому, что альгия вообще сомневалась, что способна кого-то воспринимать таким образом, однако по-своему она бывала откровенна в некоторые моменты с этим воплощением недоразумения. Первоначально, конечно, для девушки было принципиально важно узнать, кто перед ней, поскольку в людскую природу Ксин ей не верилось от слова совсем, но потом любопытство неожиданно отступило, позволив на открытый вопрос махнуть рукой и, говоря попросту, забить.
В конце концов, какая разница, с кем можно пропустить один-другой стаканчик за жизнь?

0

7

Секундное молчание после появления Риш в дверном проеме. Ни намека на удивление в глазах Фрай и намек на расстройство по этому поводу в глазах Ксин. Но лишь намек. Пора расширять список знакомых, чтобы хоть кого-то хоть иногда удивлять. Она не придумала ничего нового и экстраординарного, хотя, может, и стоило бы. Появления сродни этому, иногда более изобретательные, иногда - менее, были привычны для всех, кто знал ее хоть сколько-то хорошо. А Фрай знала, поэтому для нее не составило особого труда догадаться, кто горланит прокуренным голосочком незамысловатые похабные песни в темноте алхоровских коридоров. Совершая подобные выходки, Ксин выглядела идиоткой в глазах общественности, однако это еще ни разу не повлияло на ее желание вытворить что-то такое - глупое, ребяческое, совершенно не свойственное для существа ее возраста, при ее-то опыте и ее-то знаниях. Даже подстегивало, пожалуй.
- Самопрезентация удалась, - резюмировала Фрай.
- Ну я надеюсь, - ответила ей женщина, с ухмылкой глядя на девушку. В этом выражении лица так и читалась поразительная, совершенно неоправданная самоуверенность. Риш не волновало, что там думает себе старая знакомая, однако собой была довольна чрезмерно, несмотря на то, что ее появление не стало сюрпризом. Довольна хотя бы уже потому, что смогла отыскать Фрай на этой огромной ржавеющей посудине.
- Ярче моей радости от этой встречи будет лишь чувство полной безысходности от нее же, - отозвалась девушка.
- Ярче этой, - Ксин направила указательный палец на довольно-таки равнодушную физиономию Фрай, - радости может быть что угодно, солнышко.
На Алхоре она перчаток не носила, когтей не прятала, поэтому собеседница только лишний раз могла заметить особенность строения ногтевой пластины женщины. Цели демонстрировать свой "дефект" Риш не престедовала, но и скрывать его не планировала. Здесь она не боялась, что кто-нибудь станет выяснять, кто она такая, ведь на корабле были и куда более существенные проблемы, чем одна-единственная особа со странностью. Тем более, что тут таких, странненьких, пруд пруди, и Фрай, кстати, тоже не была счастливым исключением.
- Валяй, заходи, жопа. Чувствуй себя как дома, но не забывай, что ты в гостях, - альгия неспешно отстранилась от двери, впуская Риш в каюту. Но осеклась, - Хотя погоди-ка... а тебя никто не послал, часом, уговорить меня любой ценой вернуться в строй и приступить к моему почти что долгу, как многие почему-то наивно верят, в том числе и при помощи угрозы, шантажа, а так же обещаний выковырять мне одну из почек, м?
- Бред не неси, - фыркнула Ксин. - Думаешь, по чьему-то велению я стала бы тратить свое время на поиски и уговоры? - она прищурилась, поймав на себе чем-то схожий взгляд Фрай, - Если кому надо, пусть сами ищут и упрашивают.
Одно предложение войти было уже не актуально после странного вопроса, заданного Фрай, а повторного так и не последовало, но Ксин решила все же воспользоваться первым. Не обсуждать же дела в такое неуютной остановке, через порог... Слегка потеснив снова возникшую на проходе девушку, Риш тут же переступила порог и занесла свое разрисованное тело в каюту. Оглядев неказистую обстановочку, она нашла приемлемую для своей пятой точки поверхность - едва только скинув рюкзак на пол, совершенно бесцеремонно сгребла в сторону все, без разбора, лежавшие на столе предметы и уселась на него, свесив ноги вниз.
- В какую же задницу тебя занесло. Пришлось помотаться, поискать, поспрашивать.
Женщина вытащила из кармана спичечный коробок и старый, уже ни на что не похожий портсигар, который до сих пор носила только для того, чтобы сигареты не сминались и не рассыпались.
- Куришь? - спросила Ксин, хотя, насколько она помнила, Фрай не курила.
[NIC]Ксин Риш[/NIC][STA]Смотреть презрительно вниз на обосравшийся мир[/STA][SGN]

Типичный вечер вторника.

Ксин Риш.
Возраст: столько не живут. На вид: от 27 до 30. Рост: 170 см.
Телосложение худощавое, несколько угловатое. Движения резкие, взгляд наглый, с явной претензией, голос твердый, хрипловатый. На руках острые загнутые когти, достаточно длинные, грубые, большинством воспринимаются как мутация. Глаза карие с краснотой, волос на голове нет. Тело - сплошная татуировка, пирсинг отсутствует.
Одежда: Широкие штаны, похоже, мужские, держатся благодаря ремню. Серая майка. Тяжелые ботинки на толстой подошве.
С собой: То, что можно уместить в карманах - складной нож, сигареты, спички. На плече - рюкзак с всяческим барахлом.
Это безобразие происходит здесь.

"Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём.
Уйдём и, уходя, мы в это небо наплюём.
Закроемся, догонимся, догоним и умрём.
Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём."
©
[/SGN][AVA]http://s4.uploads.ru/6KqvW.jpg[/AVA]

0

8

- Надейся. Хорошее чувство, говорят. Особенно в наших реалиях актуально, - беззлобно усмехнулась Фрай. Она еще не определилась, рада новоявленной компании, или испытывает непреодолимое желание послать давнюю знакомую прочь без лишних церемоний. Впрочем, вначале обязательно нужно приветственно почесаться рогами, пытаясь в этом словесном противостоянии выйти победителем, достойно притом опустив оппонента.
Хотя к подобным головоломкам настроение альгии не особо располагало.
- ...радости может быть что угодно, солнышко.
- Не фамильярничай со мной, пупсик, а то пристрелю, как украдкой и мечтала всю жизнь, - усмехнулась Фрай. Конечно, это была шутка. Хотя, говорят, в каждой шутке есть лишь доля шутки... - И остротыкалки свои не распускай лишний раз, - с одной стороны, ворчащая альгия, походившая на вечно недовольную бабку, казалась не очень-то радушной по отношению к Ксин, однако на самом деле стоило учитывать тот факт, что дверь была до сих пор открыта, а призыв свалить в любом направлении отсюда прочь так и не был озвучен до сих пор.
Что же, Ксин... Хм. Ну и имя, кстати. Почему Фрай никогда об этом не задумывалась? Какая-то смесь нелепого кс-кс-кс, подзывающего кошку, и "синь" - прям характеристика, которая, кажется, для пестренькой бывала совсем не чужда. Или уместнее сказать "состояние"? Тьфу ты, как принесло ее сюда, так сразу какие-то сумасшедшие и не поддающиеся логическому анализу мысли прибежали скопом. Беда не приходит одна, или как там говорится?
Так вот, Ксин всячески опровергала подозрения, мол, даром ей такое не нужно. В принципе, альгия сходу поверила в эти слова, однако высказать наигранные сомнения так же была обязана.
- Ты настолько неадекватна, что от тебя даже такое можно ждать, - вновь проворчала она, отступив в недра своей оскверненной присутствием пестрой гостьи кельи и включая на минимальной яркости светильник, чтобы не зарезать глаза, привыкшие к полумраку, ярким светом. Звук падающих безделушек где-то за спиной оставил обернуться и трагически закатить глаза.
- И правда, где еще свою царскую жопоньку усадить, да? - фыркнула альгия и тут же насторожилась, - так-так-так, то есть, надрывалась в моих поисках? Хотелось бы мне думать, что ты так сильно по мне соскучилась, но чую хвостом, что не все так просто и ванильно.
- Куришь?
- А давай. Должна ж хоть какая-то компенсация от тебя быть вместе с пользой. Спички? - девушка присвистнула, не скрывая своего удивления, - тысячу лет не видела этого отсталого раритета. Хоть бы сказала, чтобы зажигалку тебе подогнала, так нет же - ходить позориться будет.
С курением у альгии не особо сложилось. Первый ее опыт пару лет назад был чем-то ужасным, отбив все желание пробовать вновь. Но потом негативные воспоминания как-то сгладились, отступили, так что где-то пару-тройку раз в год Фрай позволяла себе такое баловство. Так что корни вредная привычка толком не пустила до сих пор.
- Но лучше бы с бутылкой пришла. Так было бы легче имитировать радость встречи. Итак, выкладывай. Чего приперлась? - сама альгия в мыслях предполагала, зачем принесло сюда Ксин. Наверняка, прознав о грядущей катастрофе, хочет договориться об эвакуации. Не идиотка же она, в самом деле, сидеть и смотреть на то, как с каждым часом смерть становится все ближе и ближе? Тем более, когда есть возможность дать деру в любой более-менее стабильный мир, обещающий не развалиться на следующий день. В своих мыслях Фрай уже готовилась как-нибудь пошутить на этот счет. Но отказывать, получи такую просьбу, не стала бы... Равно, как и по своей инициативе предлагать билет в спасительную шлюпку на первый ряд. Или где там VIP места бывают?

Отредактировано Фрай (2017-07-29 15:37:15)

0

9

- Мечтала, говоришь? - усмехнулась Ксин. - Вот хотела бы, давно бы пристрелила. Или попыталась хотя бы.
Риш была уверена, что подобных желаний у Фрай не возникало, по крайней мере, девушка никогда не думала об этом всерьез. Разве что в моменты, подобные этому, когда Ксин бесцеремонно вторгалась в ее планы, в ее жизнь, мешала спать по ночам... Вечная была уверена, что в ее обществе, по крайней мере, не было скучно, а разнообразие, по ее личному мнению, было вещью крайне важной даже пробужденного.
Так и не стерев усмешку с лица, Ксин довольно придирчиво рассмотрела коготь на указательном пальце, потом перевела вопросительный взгляд на Фрай. Она отметила про себя, что вполне довольна отсутствием вопросов. Кажется, альгия привыкла к Риш, и заинтересованность темой ее происхождения отступила. Хорошо, а то надоело каждый раз нести какой-то бред, пытаться придумать очередную причину незначительных внешних особенностей, отшутиться.
Что бы там Фрай ни говорила, она явно не сомневалась в том, что Риш пришла сама, по причинам, одной ей ведомым. Этари фыркнула, услышав про собственную неадекватность, однако не удостоила брошенную знакомой фразу ответа. Ни к чему это - к словам цепляться и начинать общение с препирательств.
Альгия пыталась создать видимость недовольства всем подряд - и самим появлением Ксин на ее пороге в поздний час, и тем, что ее пришлось впустить в каюту, и тем, что та уселась на стол, проигнорировав все более подходящие для этого поверхности. Несмотря на то, что с момента их неожиданной для Фрай встречи прошло менее пяти минут, наверное, можно было насчитать тысячу поводов для недовольства. Ксин сама по себе, целиком и полностью, уже была поводом. На это было глупо обращать внимание, ведь она была существом вполне взрослым и вполне разумным, чтобы суметь оценить собственное поведение в обществе и реакцию общества на него, а также чтобы суметь к этому привыкнуть. Это устраивало ее больше, чем попытки скорчить из себя черт знает что, притвориться человеком много характера и иных привычек.
Зажегся неяркий свет, позволивший Ксин получше рассмотреть комнату, а также оценить нанесенный смещением со стола предметов урон. Ничего, вроде, важного.
- И правда, где еще свою царскую жопоньку усадить, да? - спросила Фрай.
- Конечно! Ни одного приемлемого места, да и это такое себе, - отозвалась Ксин. - Еще языком цокнуть забыла, - с намеком на закатившиеся глаза альгии сообщила она, наморщив нос.
- Так-так-так, то есть, надрывалась в моих поисках? Хотелось бы мне думать, что ты так сильно по мне соскучилась, но чую хвостом, что не все так просто и ванильно.
- Права, - отрезала Ксин. Вся дурь ее поведения и манер тут же испарилась, лицо моментально стало серьезным, даже в какой-то мере грустным. Весь налет легкости и непринужденности слетел. Риш подняла покрасневшие от недосыпа глаза на собеседницу. Веселый огонек во взгляде потух, оставив после себя какую-то неимоверную тяжесть, какую можно было видеть в лицах тех, кто прожил дольше положенных человеческих восьми десятков лет.
На предложение покурить Фрай ответила согласием, и Риш выдохнула с облегчением. Думала, придется ждать выхода из каюты, ибо альгия не захочет, чтобы ее вещи воняли табаком, к примеру. Но нет.
- Спички? - спросила девушка.
- Спички, - вторила ей этари. Какой вопрос, такой и ответ.
- Хоть бы сказала, чтобы зажигалку тебе подогнала, так нет же - ходить позориться будет, - вот дались ей эти спички, понимаешь ли. Пристала.
- Какого черта кому-то будет надо от моих спичек? - вопросительно взглянула Ксин на девушку, подняв брови и тем же самым наморщив лоб, - Всем насрать. Кроме тебя, пожалуй. - Протянув извлеченную их портсигара сигарету Фрай, она чиркнула спичкой по коробку. Зашипев, сера вспыхнула. Ксин прикурила и протянула горящую спичку альгии.
- Но лучше бы с бутылкой пришла, - сообщила Фрай, - Так было бы легче имитировать радость встречи.
- Увы, это потом, - выпуская через рот клуб дыма, устало сказала Риш.
-  Итак, выкладывай. Чего приперлась? - Фрай решила сразу перейти к делу, и такой подход вполне устраивал дракона.
- Знаешь про астероид, который на нас летит? Он не дает мне спать уже несколько дней, поэтому я здесь. Помощь твоя нужна. Твоя, и еще одного товарища, - Риш потерла когтистыми пальцами висок, как будто это могло развеять резко навалившуюся усталость и разогнать тяжесть в голове.
[NIC]Ксин Риш[/NIC][STA]Смотреть презрительно вниз на обосравшийся мир[/STA][SGN]

Типичный вечер вторника.

Ксин Риш.
Возраст: столько не живут. На вид: от 27 до 30. Рост: 170 см.
Телосложение худощавое, несколько угловатое. Движения резкие, взгляд наглый, с явной претензией, голос твердый, хрипловатый. На руках острые загнутые когти, достаточно длинные, грубые, большинством воспринимаются как мутация. Глаза карие с краснотой, волос на голове нет. Тело - сплошная татуировка, пирсинг отсутствует.
Одежда: Широкие штаны, похоже, мужские, держатся благодаря ремню. Серая майка. Тяжелые ботинки на толстой подошве.
С собой: То, что можно уместить в карманах - складной нож, сигареты, спички. На плече - рюкзак с всяческим барахлом.
Это безобразие происходит здесь.

"Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём.
Уйдём и, уходя, мы в это небо наплюём.
Закроемся, догонимся, догоним и умрём.
Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём."
©
[/SGN][AVA]http://s4.uploads.ru/6KqvW.jpg[/AVA]

+1

10

Окромя дуракаваляния, а так же поддержания определенного образа, подобными словесными уколами Фрай преследовала и менее очевидную цель: прощупывала почву, интуитивно ощущая, что чего-то тут не так. Точнее, почти так, но все-таки недостаточно так.
Вскоре выяснилось, что в своих подозрениях альгия оказалась более, чем права. Ксин сразу ей показалась непривычно серьезной, и от этого почти ойкнуло на сердце. Ну, знаете, такие дурные приметы бывают, что дела действительно идут хреново, если шутовской грим сходит с лица извечно неунывающих весельчаков.
Фрай с благодарным кивком приняла сигарету, а вот спичку взяла уже с видимой осторожностью за самый кончик и, бегло проделав необходимые манипуляции, спешно потрясла рукой, чтобы загасить огонек. И вот ведь глупость: понимала, что тут обжечься-то риск малый, а если и посчастливится умудриться, то с минимальными увечьями, а всё равно необъяснимый страх перед близким источником даже такого крошечного огня подтачивал изнутри. Сама она предпочла усесться напротив на кровать, закинув ногу на ногу.
- Про товарища погоди говорить. Уверена, кого ты ни назови, я этому не обрадуюсь, - на этом месте Фрай задумалась, чьему обществу на корабле она могла быть полноценно рада. Вроде бывают такие, верно? Тут тебе не три человека население, чтобы со всеми познакомиться и всех сразу возненавидеть. Но почему-то в данный момент эти имена не шли в голову.
Она очень осторожно затянулась, чуть отвернувшись в сторону, чтобы не дымить в сторону Ксин. Кажется, пеструшка говорила не о побеге с корабля. Не о просьбе оказать персональную эвакуацию. И это было странно настолько же, насколько и забавно.
- Ты знаешь, что я не отсюда, - медленно проговорила альгия, - и я видела гибель разных миров, узнавала о судьбе некоторых постфактум. Ты просишь моего участия в том, до чего мне фактически нет дела. Алхора - славное место, но не настолько, чтобы я стала рисковать собой. Впрочем, - прищурилась Фрай, - расскажи мне о своем плане. Он ведь у тебя есть? - в ее голосе послышалась насмешка, и девушка затянулась еще раз, задумчиво глядя на закрытый иллюминатор.
Рассеянно подумывая о том, как же у некоторых получается выпускать изящные колечки из дыма, в то время как она похожа на какой-то паровоз, альгия неожиданно вспомнила то, что казалось ей отчасти удивительным.
- На Алхоре слишком спокойно для такого грядущего события, не находишь? - задумчиво проговорила Фрай, - люди редко смотрят на то, что происходит вокруг корабля? Обычно такие мероприятия приносят с собой волну паники и самоубийств. Смирение агнцев на заклание, - она усмехнулась.

0

11

Серьезный настрой Ксин, что проявил себя абсолютно неожиданно как для самой вечной, так и для Фрай, похоже, перескочил и на девушку, заставив ее тут же забыть все вертевшиеся на языке колкости, которые она могла бы бросить в сторону Риш, все язвительные комментарии и все выражения лица, которые хоть как-то могли бы показать ее наигранное недовольство. Это странное спокойствие, почти что лежащее на плечах тяжелым грузом, даже слегка пугало. Ксин любила выглядеть яркой, взбалмошной, порой даже ненормальной и агрессивной, ей нравилось подобное восприятие ее самой окружающими, так как дракон была уверена в том, что именно такие проявления ее характера истинны и корректировок не требуют. То ли дело вот это дурацкое меланхоличное настроение, возникшее сразу, стоило только завести речь, да и даже просто подумать о мудацком камне, грозящем разметать Алхору по пустому черному космосу.
Вот и Фрай призадумалась, усевшись на кровать и медленно, осторожно втягивая табачный дым. Странно, что она решила не дымить в сторону Ксин, которая и так уже почти утонула в густом сером облаке. Этари отчего-то улыбнулась.
- Ты знаешь, что я не отсюда, и я видела гибель разных миров, узнавала о судьбе некоторых постфактум, - заговорила альгия, совсем не спеша, как будто пробуя, ощупывая каждое слово.
Дракон шумно выдохнула и поморщилась, однако едва ли это могла заметить Ландерс - выглядело так, как будто сигаретный дым спутал маршруты и слишком резко щекотнул горло. История гибели родного мира Риш давно не трогала, двух сотен лет было вполне достаточно, чтобы успокоиться, однако ее всегда забавляли рассуждения о том, что кто-то видел, якобы, много. Ксин подняла глаза на Фрай, так и не сумев скрыть иронии во взгляде. Она кивнула, так и не ответив. Сумела кое-как отпихнуть возникшие мысли и начавшие крутиться на языке слова, которые можно было бы по этому поводу сказать. Все же девушка не знала, понятия не имела ни о происхождении Ксин, ни об истории ее родного мира. Она, наверное, уверена, что вечная - одна из алхоровцев, поэтому глупо вешать на нее вину за неосторожно брошенные фразы. Тем более, когда тема уже почти не является болезненной.
- Ты просишь моего участия в том, до чего мне фактически нет дела. Алхора - славное место, но не настолько, чтобы я стала рисковать собой, - резонно. Ксин решила, что, пожалуй, на этом месте можно было бы встать и уйти, однако Фрай все же продолжила, - Впрочем, расскажи мне о своем плане. Он ведь у тебя есть?
- Само противоречие, - хитро усмехнулась этари. - Рада, что не надо затягивать, объясняя ситуацию с самого начала. Дело как раз и есть в том, что ты можешь в любой момент свалить, не подвергая себя особой опасности. И ты хорошо знаешь эту жестяную хреновину. План. План-план-план. На словах - элементарно. Тут где-то есть шаттл, который мог бы сместить херову штуку с нашего пути, и все. Но, А - до него надо добраться, Б - его надо заставить лететь, В - ничего не перепутать, чтобы достичь таки нужной цели. Или можно просто свалить отсюда, пока есть возможность, но что-то не хочется мне.
- На Алхоре слишком спокойно для такого грядущего события, не находишь? Люди редко смотрят на то, что происходит вокруг корабля? Обычно такие мероприятия приносят с собой волну паники и самоубийств. Смирение агнцев на заклание. - без лишних эмоций говорила Фрай.
Ксин хмыкнула слегка насмешливо.
- Они не знают. Эта штуковина слишком далеко, а те, кто осведомлен, не хотят особо распространяться, чтобы не отправить эту посудину прямиком в ад раньше времени. Да и местным, думаешь, дело какое-то есть до этого? У них полторы задачи на жизнь. Пожрать, потрахаться и чтоб не убили, и винить их в этом совершенно бессмысленно. Я бы тоже не знала, если бы не совала нос не в свои дела, но от скуки чего только не сделаешь. И спала бы сейчас, между прочим, и была бы очень рада выспаться.
[NIC]Ксин Риш[/NIC][STA]Смотреть презрительно вниз на обосравшийся мир[/STA][SGN]

Типичный вечер вторника.

Ксин Риш.
Возраст: столько не живут. На вид: от 27 до 30. Рост: 170 см.
Телосложение худощавое, несколько угловатое. Движения резкие, взгляд наглый, с явной претензией, голос твердый, хрипловатый. На руках острые загнутые когти, достаточно длинные, грубые, большинством воспринимаются как мутация. Глаза карие с краснотой, волос на голове нет. Тело - сплошная татуировка, пирсинг отсутствует.
Одежда: Широкие штаны, похоже, мужские, держатся благодаря ремню. Серая майка. Тяжелые ботинки на толстой подошве.
С собой: То, что можно уместить в карманах - складной нож, сигареты, спички. На плече - рюкзак с всяческим барахлом.
Это безобразие происходит здесь.

"Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём.
Уйдём и, уходя, мы в это небо наплюём.
Закроемся, догонимся, догоним и умрём.
Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём."
©
[/SGN][AVA]http://s4.uploads.ru/6KqvW.jpg[/AVA]

0

12

За мимикой собеседницы Фрай не следила, ибо не видела в том особой необходимости. Заполучив, окромя компании, в довесок и вынужденную необходимость делиться своими размышлениями вслух, альгия пыталась определиться. И пусть она, казалось, вполне однозначно озвучила, какую роль себе выбрала, по-настоящему в этом уверенной девушка не была. Фрай отдавала себе отчет в том, что не является супер-героиней, которая в перерывы между завтраком, обедом и ужином спасает один мир за другим, довольствуясь в лучшем случае благодарностью. В то же время она знала, что один человек (ну, или кто-то еще) способен перевернуть события шиворот-навыворот, развернуть на 180 градусов и всякое такое. Из серии, как одна песчинка может запороть работу сложного механизма.
- Противоречие? - альгия, приподняв брови, взглянула на Ксин, тем самым вопрошая, где же та увидела столкнувшиеся, как два упрямых барана, взаимоисключающие факты.
- Дело как раз и есть в том, что ты можешь в любой момент свалить, не подвергая себя особой опасности.
- Не всегда в любой, - сухо поправила Фрай. Не любила она признавать в этом деле свою слабость, однако практика показывала, что далеко не всегда, более-менее в редких случаях ее попытки перехода могли давать неожиданный сбой, будто мир цеплялся за нее, как утопающий за хрупкую соломинку. Альгия считала, что это невозможно, и ей просто не хватает практики, хотя то, что можно обозвать стажем, исчислялось уже в почти десяток лет. Может быть, индивидуальные проявления, берущие истоки из ловушек подсознания? В любом случае, Фрай предпочитала оставить весь этот спутанный ворох гипотез при себе. И именно эта ничтожно малая вероятность, что в самый неподходящий момент столь необходимое ей чудо не произойдет, пугала. Всё равно, что сделать шаг в пустоту. По своей воле, имея выбор, на такое пойдет не каждый, верно?
- И ты хорошо знаешь эту жестяную хреновину.
- Я просто турист, - вновь заворчала Фрай, которую терзало смутное подозрение, что ее намереваются впрячь коренником, взвалив на ее нежные девичьи плечи весь груз обязанностей и ответственности.
Выслушав наброски - полноценным планом это назвать было затруднительно - спасения Алхоры, альгия неспешно кинула сигарету под ноги, затушив ее мыском, и лениво хлопнула в ладоши еще пару раз.
- Браво. Где-то есть шаттл. Классно, конечно, только я не инженер, не техник или кто там нужен, чтобы обслужить машину такого рода. Даже если он существует и способен на хотя бы последний полет в своей жизни, то пилота нет. Или твой план подразумевает героический поход в один конец?
Фрай закашлялась. Дым скапливался в комнате, и становилось трудно дышать, а заодно и сама Ксин просматривалась в этом кумаре лишь пестрым силуэтом. Альгия дотянулась до кнопки вентиляции, удивляясь, почему техника не включилась сама по себе, и с недовольством обнаружила, что та не работает. В смысле, вообще выведена из строя.
Кажется, ее в буквальном смысле слова умудрились выкурить из комнаты.
- Хитро, - проворчала Фрай, зыркнув в сторону Ксин, - и кого ты надумала выбрать третьим придурком-спасителем всего живого? Смерть придала бы немного больше смысла существованию местных обитателей, - хмыкнув, озвучила альгия ко всему вышесказанному умную мысль. Ну, по крайней мере, ей хотелось на это рассчитывать. Пока было видно: пускай от девушки так и разит сарказмом и скепсисом, уступая лишь табачной вони, она была не так категорично настроена, как высказывала первоначально.
- Пошли, дымовое чудовище, - обреченно вздохнув и тут же закашлявшись вновь, альгия начала собирать то, что могло пригодиться. Многое пришлось подбирать с полу, поэтому тут Фрай не могла не начать сетовать на старость, несчастную спину, а так же охреневших баб, которые свои задницы приземляют куда попало.

0

13

- Противоречие?
Да, черт возьми. Ксин фыркнула, однако отвечать не стала, сочтя, что объяснять причины, по которым считает слова Фрай весьма противоречивыми, излишне. Сначала она говорит, что ей нет дела до ситуации, оповещает, что рисковать собой не хочет, и тут же интересуется, что за план успел созреть в лысой голове собеседницы. Этари считала позицию "я не хочу, но дай" совершенно нелогичной. Противоречивой, как раз-таки. Впрочем, говорить об этом слух не хотела, а то рисковала потерять Фрай, как потенциального члена спасательной операции, а заодно и оказаться выпихнутой за дверь, на этот раз, возможно, навсегда.
Оказывается, перемещаться из мира в мир альгия может не всегда. Настоящее откровение. Ксин не подозревала, что у кого-то с этим могут быть проблемы, ведь в этом деле либо ты можешь, либо нет, и третьего, как она считала, не дано. Может, такое однозначное мнение было следствием того, что сама она справлялась с задачей легко, без каких-то особых усилий, стоило только захотеть.
- Я тебя прихвачу, если что, - тут же отозвалась она, хотя не рассчитывала, что Фрай согласится. Вряд ли она доверяет дракону настолько, чтобы позволить отвечать за ее собственную жизнь.
План альгию, как и ожидалось, не впечатлил. И вряд ли он смог бы хоть у кого-то вызвать восторг, учитывая сумбурность как его содержания, так и изложения.
- Или твой план подразумевает героический поход в один конец?
- О, да, я так похожа на обожательницу героических суицидальных миссий! - резко всплеснула руками Риш, тем самым стряхнув на стол сигаретный пепел. Слова стремительно слетели с языка и хлестко ударились о металлический корпус, разнесшись негромким эхом. - Каждую неделю в такие хожу, но почему-то до сих пор не сдохла, - наморщила нос Ксин, - а жаль.
Неужели Фрай считала ее такой идиоткой? Считала, что этари вбросит себя и еще пару персонажей в ситуацию, где нет никакой надежды на спасение, да еще и всего лишь во имя какого-то там мирка? Чушь. Конечно, они смогут уйти вовремя, а потом вернуться на Алхору, где большинство даже подозревать не будет об опасности, которая грозила кораблю.
- И кого ты надумала выбрать третьим придурком-спасителем всего живого? Смерть придала бы немного больше смысла существованию местных обитателей.
Стоило только этим словам раздаться, Ксин нахмурилась. Сколько пафоса в одном предложении, касающемся корабля, который скоро сгорит вместе со всем дерьмом.
Девушка кашляла так, что, казалось, иллюминаторное стекло треснет. Явно не привыкла к курильщикам и помещениям, в которых они, собственно говоря, курят. Дракон бросила окурок на пол, так и оставив его медленно тлеть.
- Пилота берем третьим, прикинь? - неосторожно бросила этари, когда собеседница перестала сотрясать пространство вокруг себя своим кашлем. А потом с недовольством взглянула на Фрай, - Ты вообще допускаешь, что у меня есть разум хотя бы в зачаточном состоянии, а?
Ну, пусть она и обозвала Риш дымовым чудовищем, вещички все же полетели в рюкзак. Значит, альгия действительно настроена на маленькое приключение. Ксин, оттолкнувшись ладонями, спрыгнула со стола и приземлилась прямиком на брошенный ранее бычок. Одернув штанины, женщина направилась к выходу и, открыв дверь, пружинящей походкой выскочила из задымленного помещения, как будто этот дым ей хоть сколько-то мешал.
- И нам даже не придется ползти на противоположный конец корабля.
[NIC]Ксин Риш[/NIC][STA]Смотреть презрительно вниз на обосравшийся мир[/STA][SGN]

Типичный вечер вторника.

Ксин Риш.
Возраст: столько не живут. На вид: от 27 до 30. Рост: 170 см.
Телосложение худощавое, несколько угловатое. Движения резкие, взгляд наглый, с явной претензией, голос твердый, хрипловатый. На руках острые загнутые когти, достаточно длинные, грубые, большинством воспринимаются как мутация. Глаза карие с краснотой, волос на голове нет. Тело - сплошная татуировка, пирсинг отсутствует.
Одежда: Широкие штаны, похоже, мужские, держатся благодаря ремню. Серая майка. Тяжелые ботинки на толстой подошве.
С собой: То, что можно уместить в карманах - складной нож, сигареты, спички. На плече - рюкзак с всяческим барахлом.
Это безобразие происходит здесь.

"Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём.
Уйдём и, уходя, мы в это небо наплюём.
Закроемся, догонимся, догоним и умрём.
Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём."
©
[/SGN][AVA]http://s4.uploads.ru/6KqvW.jpg[/AVA]

0

14

Ответа на свой внезапно ставшим риторическим вопрос Фрай не дождалась, однако настаивать на нем и не стала, решив, что тому виной просто прихоти и странности Ксин. Чего непонятного, а главное вдруг противоречивого отыскалось в позиции "не особо хочется, но ты расскажи нюансы, и я, быть может, раздумаю"? Если бы альгия была категорично настроена, то жопа объявившегося генератора идей по спасению мира была бы отправлена восвояси. Для девушки всё казалось очевидным до безобразия.
- Я тебя прихвачу, если что.
Фрай, успев зачем-то погрузиться в эти глупые размышления, удивленно подняла взгляд на Ксин и невольно прищурилась. Ей не помнилось, чтобы та хоть однажды признавалась в том, что так же, как и сама альгия, является пробужденной. То ли девушка благополучно забыла этот факт, хотя сомневалась в таком варианте, то ли Риш умудрилась его сообщить тогда, когда внимание было полностью сфокусировано на чем-то ином... Ну, это многое упрощало на самом деле. Оставался разве что один вопрос: почему, вот почему она сидит на своей попе ровно в этом мире? Фрай сама, обзаведясь своего рода крыльями, больше не мыслила о том, чтобы долго рассиживать на одном месте, не пользуясь бесконечным ворохом свалившихся на голову возможностей. И какую жалость вызывали те, кто обречен быть якорем до конца своих дней!
Миры для альгии своего рода становились курортами, отелями, торговыми центрами, где можно было приобрести то, что желаешь больше всего в данный момент. И видят Боги, если они существуют, - Фрай счастлива быть без места, которое считала бы и звала своим домом, без привязанностей, без всевозможной обременяющей собственности, окромя жизненно необходимых вещей, без которых себя не мыслила. Ей никто не нужен, и она сама, наверное, никому не нужна. Настолько безграничная свобода, что мало кто не оробеет перед простирающимися горизонтами и не возжелает загнать себя в четыре стены.
- О, да, я так похожа на обожательницу героических суицидальных миссий!
- Я уже сказала, что хрен знает, чего от тебя ожидать, - лениво среагировав на возмущения Ксин, альгия чуть усмехнулась. Вначале эта женщина обзаводится хаотичной репутацией, а потом недоумевает, почему это ее и самую элементарную логику считают взаимоисключающими явлениями.
Определенные сомнения возникли и про гордые заявления со стороны Риш, что у нее есть знакомый пилот. На Алхоре представители последнего поколения и читать-то далеко не все обучены, а пилотировать... откуда эти знания могут быть? Или она умудрилась отыскать мумифицированный собственными годами раритета, оставшегося чудом в живых и на которого дышать страшно - пылью рассыплется? В этот раз Фрай предпочла промолчать. В любой момент, в конце концов, она имеет право и возможность всплеснуть руками, послать всех на три буквы, что является эквивалентом пожелания удачи во всех начинаниях, и свалить развлекаться в другой мир.
Почти в любой момент. Подставы случаются.
- Ты вообще допускаешь, что у меня есть разум хотя бы в зачаточном состоянии, а?
- Вроде бы очевидно вполне, - подобрав пистолет, убедившись, что он заряжен, и отправив оружие за пояс, ответствовала альгия.
Убедившись, что все необходимое при ней, а остальное не представляет практической ценности, Фрай покинула каюту, оставив дверь открытой. Мародерам и всевозможной приблуде будет радость, когда наткнутся на огрызки добычи.
- Веди, - холодно сказала Фрай, заодно прислушиваясь к кораблю. Встречи с прокаженными ей не хотелось, хватало одной Ксин, и, кажется, пока судьба благоволила. Дотянуться до пистолета и снять его с предохранителя - дело секунды. Успеет, если понадобится.

0

15

- Да ну вас к черту, шулеры! - Молох после очередного проигрыша кинул карты на стол. Редко удача отворачивалась от него, но если таки делала это - то капитально и по всем фронтам. Предчувствие чего-то плохого вдруг накрыло мужчину, он начал озираться по сторонам. Он пытался убедить себя, что череда неудачных игр - это не признак ушедшей удачи, а знак того, что кто-то из их компании вдруг начал слишком хорошо жульничать. Но здравый смысл подсказывал ему, что, если бы среди них был столь хороший шулер, то он бы сделал свое мерзкое дело уже давным давно. Беспокойство и тревога. Если удача отвернулась от него, то пара плохо окончившихся игр - лишь начало.

- Ну, не будем доводить Молоха до приступа - свернемся. Все помнят, когда наша следующая встреча? - Чигрински достаточно неплохого знал Молоха и понимал, что теперь от него нет никакого толка. Прошла бы игра или две и бледнолицый сам бы свалил. Незачем тянуть кота за хвост - проще окончить сейчас. А время и вправду было уже позднее.

- А я так хотел ещё немного повыводить этого ублюдка из себя! Как же весело было тебя дурачить! - своей репликой Джесси пытался дать Молоху понять, что именно он жульничал и заставлял его проигрывать. Но даже дураку было бы понятно, что говорут врет.

Молох, настроение которого упало до критически низких показателей, лишь кивнул. Кивнул и молчаливый Абрахам. Первым изо стала поднялся бледнолицый, а уже потом все прочие. Выскочив в коридор, недопилот ринулся куда глаза глядят.

0

16

Раздражать Ксин - задача несложная, учитывая ее совершенно нетерпеливый нрав, и Фрай как раз начинала действовать на нервы своим желанием постоянно перечить и вставлять ремарки на каждую сказанную Риш фразу. Впрочем, этари пыталась всячески игнорировать желание немедленно послать знакомую самыми незамысловатыми маршрутами, ибо рисковать возможностью все-таки зацепить ее идеей спасти Алхору ужасно не хотелось. Тем более, желания вечной всегда импульсивны, и, если немного подождать, они пропадают, всегда так было.
Вот только до сих пор самой Ксин была не до конца ясна причина возникновения у нее этой отчаянной идеи пытаться вытянуть из дерьма корабль - хотелось, и все тут. Не факт только, что она окажет этим услугу хоть кому-то из пассажиров. Пробужденные могли бы перебраться в другое место в случае опасности, а непробужденные, если не успели бы прицепиться к пробужденным, умерли, прекратили свое бессмысленное и жестокое существование в мире, где, скорее всего, уже давно не должно было остаться жизни. Альгия, как бы пафосно она это ни сказала, все-таки была права - смерть могла бы привнести сюда хоть немного смысла. Жили, жили и умерли. Конец истории. На деле-то оказывалось, что дерьмо было не столько снаружи корабля, сколько внутри, и Риш давно это знала. Но спать все же, в ожидании, когда приблизится астероид, не могла, а значит надо было действовать. Еще одного мертвого мира на своей памяти ей не хотелось, тем более, чем ей почему-то тут нравилось. Иррационально.
- Я уже сказала, что хрен знает, чего от тебя ожидать, - отозвалась Фрай.
Ксин закатила глаза. Бесит, все же. Даже если Риш обладала сомнительной репутацией, это не значит, что она была совершенно непредсказуема (хотя казаться таковой хотела) и могла заработать желание сдохнуть, утащив за собой заодно и еще пару персонажей. Даже если бы таковое желание возникло, оно касалось бы только ее самой, без привлечения посторонних лиц. А Фрай почему-то считала, что идея самоубийственной миссии, где погибли бы трое, - это вполне в духе Риш. Странно. И совершенно не лестно.
"В задницу, пусть думает, что хочет," - решила для себя Ксин, помотав головой. - "На хер, на хер, на хер."
Все же, Фрай собирала вещи, а больше от нее ничего не требовалось - только дать хотя бы нетвердое согласие на участие в супер-миссии по спасению мира. Одного из тысяч миров, которым грозит скорейшее уничтожение.
- Вроде бы очевидно вполне, - выходя из каюты, бросила она на логичный вопрос Ксин.
- Угу, значит, нет, - пробубнила Риш в ответ.
- Веди, - равнодушно сказала Фрай.
Ксин указала рукой направление движения. По крайней мере, она надеялась, что Молох так и остался на месте, играл в карты с товарищами, и его не придется искать по всему кораблю.
Поворот, еще поворот, снова поворот. Говорить не хотелось, как и будить разговорами возможных обитателей отсека, им наверняка хватило ночного распевания великолепного текста про жопу. По пустующим коридорам разносились шаги двух пар ног. Так было до очередного поворота, по крайней мере. Вот там уже стало очевидным чье-то присутствие неподалеку, ибо к двум парам топочущих ног добавилась и третья. Риш замерла и легко коснулась когтистой ладонью руки Фрай. Чужие шаги явно не принадлежали прокаженному, но этари предпочла немного перестраховаться и прислушаться получше.
[NIC]Ксин Риш[/NIC][STA]Смотреть презрительно вниз на обосравшийся мир[/STA][SGN]

Типичный вечер вторника.

Ксин Риш.
Возраст: столько не живут. На вид: от 27 до 30. Рост: 170 см.
Телосложение худощавое, несколько угловатое. Движения резкие, взгляд наглый, с явной претензией, голос твердый, хрипловатый. На руках острые загнутые когти, достаточно длинные, грубые, большинством воспринимаются как мутация. Глаза карие с краснотой, волос на голове нет. Тело - сплошная татуировка, пирсинг отсутствует.
Одежда: Широкие штаны, похоже, мужские, держатся благодаря ремню. Серая майка. Тяжелые ботинки на толстой подошве.
С собой: То, что можно уместить в карманах - складной нож, сигареты, спички. На плече - рюкзак с всяческим барахлом.
Это безобразие происходит здесь.

"Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём.
Уйдём и, уходя, мы в это небо наплюём.
Закроемся, догонимся, догоним и умрём.
Давай, давай, давай, давай уйдём, уйдём, уйдём."
©
[/SGN][AVA]http://s4.uploads.ru/6KqvW.jpg[/AVA]

0

17

Блин, ну как у нее получилось скатиться до жалких попыток предстать спасительницей мира? Да это даже не мир - так, дрейфующий, будто одинокий кит в океане, космический корабль, затерянный в космосе с горсточкой выживших на борту. А скучную жизнь, текущую по весьма предсказуемому руслу, им разбавляли набеги нелепых существ, походящих теперь на диких животных, нежели людей.
Этим ребятам аттракцион прямо открывай. В любом из миров найдется придурок, желающий побегать с пушкой наперевес по металлическим бездушным коридорам, отстреливая местную нечисть и видя в том просто пик романтики.
Хотя, наверное, местные жители покрутили бы пальцем у виска на одно такое предложение.
А Фрай внезапно чему-то ухмыльнулась в своих мыслях, словив озарение, каким бы весьма выгодным образом для себя смогла бы привнести разнообразие на Алхору. Если, конечно, та выживет.
Вовсе не значило, что альгия заполучила вдохновение чрезмерно надрывать жопу ради тех, кто мирно спит себе и может даже не узнать впоследствии, что оказался спасен.
Ксин как всегда превратилась в буку. Видимо, на что-то разозлилась, по-женским успев себе надумать какие-то глупости. Забавная девчонка. Конечно же, Фрай утрировала, считая ее в своих разговорах психопаткой с суицидальными наклонностями, а так же личностью, глаза которой не замутнены излишним интеллектом. Хамить, принижать всех, скрывая свое истинное отношение - о, это так свойственно для альгии. Пусть ее не любят, избегают, огрызаются. Пусть по пальцам руки можно будет пересчитать тех, к кому в случае нужды возможно обратиться за помощью и, главное, получить ее. Одаряя мир и его жителей не самыми лестными эпитетами, чтобы увидеть ответный оскал, Фрай загоняла себя не в ловушку одиночества, а лишь мотивировала через безысходность становиться сильнее, чем она есть. И полагаться лишь на единственное существо, которое всегда будет рядом и которое никогда не предаст - на саму себя.
Ксин молчала, альгия вторила тишине, продолжая костерить себя в мыслях последними словами, что согласилась на сомнительную авантюру. Смутно верилось, что эта ситуация аналогична прочим, где аппетит приходит во время еды. С другой стороны, может, стоить относиться проще? Ведь Фрай любит приключения, а предстоит именно это. Может быть, из местного металлолома в случае успеха не соберут ей памятник, но разве не достаточно того, что сама альгия будет знать о своем немалозначимом вкладе в общее благо?..
Шаги она слышала тоже, однако Ксин среагировала первая, замерев и предупредив жестом Фрай. Та кивнула, на всякий случай приготовив пистолет.
Здесь совсем не обязательно столкнуться с прокаженным, чтобы на твой хребет обрушился тяжелый мешок всевозможных проблем. Тут иногда и другие люди не располагают мирными целями. Психов достаточно, а попадаться им на пути свойственно тогда, когда меньше всего этого ждешь.
Оставалось надеяться, что если неизвестный первым выйдет на них, то не перепугается настолько, чтобы истошно заорать на весь корабль, перебудив всех и вся.
А еще хотелось верить, что если он и вооружен, то соображает быстрее, чем действует.

0

18

[NIC]Сейя Эрзо[/NIC][STA]Ее здесь нет.[/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/j2Ned.png[/AVA]
Последнее время что-то не спалось. Она была "поближе к кормушке", как сама говорила, и потому больше информации долетало до ее ушей. А когда хотела, всегда могла узнать еще больше. Она просачивалась, как змея, от одних к другим, выясняла, кто что слышал, кто что знает. Впрочем, ее и называли змеей. Если та подползет к вам, рассеянно бродящим по высокой траве, то ужалит безо всяких колебаний. А те, кто знал, кто она, могли всласть оценить эту меткую метафору.
Сейя снова открыла глаза, уставившись в темный потолок. Ей было нехорошо, сердцебиение участилось, а комната, едва-едва освещаемая циферблатом голографических часов, парила.
Девушка села, свесила ноги с кровати. По привычке глянула в иллюминатор. Там ничего нового вот уже несколько лет - одна и та же картина темного бескрайнего космоса с россыпью звезд самого разнообразного диаметра и степени яркости. Где-то там вдалеке летит громадная каменная глыба, которая тянется своей судьбой прямо к Алхоре. И что с этим надо делать? Сейя потерла переносицу.
- Почему об этом думают единицы, а остальные предпочитают бухать, жрать и играть в карты в кают-кампании? - тихо с вызовом спросила девушка в темноту. Спрыгнула на пол, прошлепав босыми ногами по холодному металлическому пупырчатому покрытию, добралась до ящика с одеждой, переоделась. Ее тянуло на приключения. Или, вернее, ее не тянуло спать.

В коридоре было пусто и тихо. Изредка доносилось эхом что-то далекое, похожее на смех.
"Что же мне тогда почудилось, ммм?" - она облизнулась. Жар всё не спадал, майка, кажется, даже чуточку взмокла, прилипая к телу. Сейя приложила ладонь к груди, замерла, прикрыла глаза, сосчитала. Почти 140. Она сглотнула, понимая, чего ей сейчас так не хватает. Щелкнула ключ-картой по замку, запечатывая дверь, и бесшумно почти что поплыла по коридору туда, где ей чудились звуки.
Смех, шутки, пьяный треп. Эти балбесы нашли, когда устраиваться на попойку. Сейя не спешила заходить. Она знала некоторых из них и прекрасно представляла себе, во что может вылиться ее появление в их залитых алкоголем глазах. Но жажда тянула еще сильнее здравого смысла. Девушка облизнула пересохшие губы. В другой раз она бы непременно поразвлекалась с этими человеческими огрызками. Даже со всеми одновременно. Но сейчас ее разум туманился более насущной проблемой, и...
- Да ну вас к черту! - донеслось из-за открытой двери. И потом едва Сейя успела вжаться в стену, укрываясь в тени, как один за другим кают-кампанию покинули... Четверо? Девушка не успела пересчитать.
"Ну хоть один бы остался. Мешок с кровью", - вкрадчиво, как кошка на длинных тонких лапках, она пошла на свет. Один и правда тут был. Откинувшись на стул и запрокинув голову, сопел, хорошенько придремавшись.
- Тебя тут забыли, малыш? - голос у Сейи был "музыкальный", будь она певицей, то наверняка бы завораживала собой толпы фанатов. Да и внешность соответствовала. Вот только характер подкачал. Ну и то, что она была таэтом.
Она знала, что от крови ей станет легче. А тут шея запрокинута назад - просто приглашение к столу! Сейя не стала отказываться. Припала губами, прочувствовала языком, где пульсация наиболее ощутимая, и...
"Кто-то идет"? - с сожалением оторвавшись от вкусняшки, она вздернула голову, прислушалась. Потом достала гемостатик и небрежко приклеила его к ране. Не надо ведь, чтобы несчастный истек кровью и сдох до утра. Тонкими пальчиками, казавшимися в свету дневных ламп даже прозрачными, Сейя аккуратно отерла губы от капли крови. Эти пальчики обманчиво выглядели такими хрупкими, как и вся маленькая девичья фигурка. Но силы в тех пальчиках хватило бы, чтоб свернуть чью-то мясистую шею.

0

19

Фрай всегда бесила. Оно умудрялась заводить Ксин с пол-оборота, от раза к разу пробуждая в ней желание вцепиться когтями в мохнатую шею и пару раз хорошенько приложить девушку затылком о металлические перегородки. Зато общение с ней помогало ощущать какую-то особую остроту, колкость, которая возникала далеко не со всеми и не всегда, но нравилась Риш. Возможно, именно поэтому она часто нарывалась на конфликты - ради этой остроты. Ради нее же она, скорее всего, снова и снова искала встреч с Фрай. Редких, коротких, но вполне достаточных для того, чтобы насытиться этом напряжением. Хотя и раздражало это до дрожи в руках. Противоречиво, нелогично, зато правда.
Хорошо, что альгия не продолжила говорить, умолкла, погрузившись в мысли, куда более важные и более настырные, чем придумывание очередного шибко остроумного ответа для собеседницы. О чем думала Фрай, Риш представление имела, не так уж сложно было догадаться. Наверняка взвешивала все "за" и "против" предложенной затеи. Она могла соскочить в любой момент, просто сказав, что не хочет в этом участвовать, но не говорила почему-то. Вряд ли отсутствие отказа намекало на рвение всех спасти, помочь миру, который вот-вот окажется уничтожен, скорее это было следствием любопытства.
С Ксин была иная история, у нее были другие причины, только сама этари никогда бы в этом не призналась даже себе самой, решительно отвергая любые мысли на этот счет, ибо ей каждый раз становилось противно от собственной слабости, стоило только хотя бы на секунду задуматься о том, что ее решение вытянуть Алхору из задницы основано не только на любопытстве и желании проверить свои собственные силы.
Шли молча. Ни Ксин, ни Фрай не хотели нарушать тишину разговорами, что, впрочем, было весьма кстати, так как они почти на сто процентов исключали возможность пропустить любой, даже самый тихий шорох. От металлических стен звуки отлетали превосходно.
Альгия тоже слышала шаги и замерла на месте, как только рука Ксин коснулась ее ладони. Она достала оружие, у Ксин же пистолет лежал в рюкзаке, и лезть туда было бы совершенно не кстати. Она рассчитывала, что, случись чего, просто исчезнет, прихватив с собой заодно и вооруженную подругу. Стрелять, создавая много шума, рисковать собственной задницей Риш не хотела. Если что, просто исчезнет, и тогда уж точно гори этот хренов корабль синим пламенем.
Однако настороженность была излишней, из-за угла появился какой-то местный житель, совершенно незаинтересованных в этих двух особах. Он только смерил их равнодушным взглядом, даже бровью не повел, и пошел своей дорогой. Риш выдохнула и с хитрой улыбкой взглянула на Фрай.
- Дуры, блин, - усмехнулась она. Перестраховка лишней не бывает, но в данном конкретном случае они просто друг друга больше перепугали, чем сама ситуация. - Ладно, пойдем, чуть-чуть осталось.
Еще пара поворотов, и Ксин остановилась возле нужной двери. Настораживала тишина. Когда она заглядывала сюда ранее, был шум, карточная игра, какие-то песни, а теперь, похоже, все разошлись. И Молох, наверное, тоже покинул помещение.
- Странно, - негромко произнесла Ксин, после чего без лишних раздумий открыла дверь. Молоха не было. Было только какое-то то ли мертвое, то ли полумертвое тело и хрупкая девушка, лица которой Риш пока не успела рассмотреть.
- Опять я опоздала на вечеринку, - с наигранной досадой сказала вечная, бегло осмотрев помещение и снова вернувшись взглядом к девушке.

0

20

- Да епт, - возмущенно буркнула Фрай, раздосадованная и в то же время обрадованная, что встретился всего-то какой-то проходимец, в принципе не заинтересованный в знакомстве со странным девичьим дуэтом. Как вариант, именно поэтому и не заинтересованный. Альгия ревностно уставилась в след мужику, угрюмо себе пообещав прострелить его задницу, если тот прибавит ходу, спеша убраться подальше от красоток.
Не прибавил.
- Ладно, что ты - ссыкло, - мрачно заявила девушка, покосившись на Ксин, - но ведь еще и меня накрутила!
А руки и правда самую малость подрагивали от адреналина. Вроде бы не одна пачка похождений за спиной, причем многие из них такие, что погулять по притихшей Алхоре - всё равно, что у себя дома в полной темноте совершить маршрут "кровать-сортир-кровать". Черт побери, у страха глаза велики. И ведь всё равно Фрай ни за что не признается себе, что порой трусит больше положенного. И от некоторых, уже произошедших, событий, приносящих урон лишь спокойствию, а не физическому здоровью, тоже приходилось убегать. Просто потому, что это казалось самым простым и логичным выходом. Хотя, конечно, такое дезертирство всегда в мыслях было подкреплено целым списком убедительных доводов. И вообще оным не воспринималось, так что доказывать чего-то альгии, если она успела основательно вцепиться в свою идею, было бесполезно.
Раздраженная этим инцидентом, оказавшимся метком уколом в задницу по имени самолюбие, Фрай перла вперед, как лось. Складывалось впечатление, что воплотись прямо перед ее лицом какое-нибудь страхолюдное чудовище, то альгия скорее кулаком врежет ему в глаз, нежели хотя бы отшатнется от неожиданности и испуга.
- М? - с подозрением отозвавшись на ксинское "странно", Фрай и сама осторожно заглянула в помещение. И больно не укладывалась в мыслях картинка, представшая глазам.
Темноволосая деваха выглядела как минимум для альгии той, которая здесь не должна находиться и прекрасно о том знает. Она вроде не казалась перепуганной тем, что застигли на месте гипотетического преступления, заискивающей перед лишними свидетелями, но отчего-то руки сами собой потянулись к пистолету. Да еще и мужик больно странно развалился на стуле. Будто мертвяк, хотя Фрай вроде уловила движение - дышит.
- Ты ее знаешь? - не сводя глаз с подозрительной незнакомки и держа ее на прицеле, обращалась альгия непосредственно к Ксин.
Лучше потом принести извинения (нет, конечно - хрен тут кто собирается извиняться) за перебдеж, чем недобдить и отгрести от малявки, которая может оказаться не такой милой и невинной овечкой, какой кажется на первый взгляд. Вот недолюбливает Фрай таких: в их обществе не расслабиться. Ты всегда будешь ожидать не просто нож в спину, а даже нечто более изящное. Царапина ядовитой шпилькой, порция долгодействующего яда в какое-нибудь пойло...

0

21

Не то чтобы Сейя слишком боялась, что ее тут застанут, ведь она всегда может выкрутиться, даже не нося с собой оружия. Но не любила, когда прерывают ее трапезу. Она подкрепилась, в принципе, вполне достаточно для того, чтобы вновь почувствовать дикую эйфорию в голове и готовность на ратные подвиги. И даже заклеила дырку на шее пластырем. Ишь какая молодец. Беспокоится. Конечно, если не побеспокоиться о последствиях, то рано или поздно начнут возникать вопросы и кто-то обязательно решит попытать счастья в поисках таинственного кровососа.
Девушка даже не стала утруждать себя тем, чтобы отойти от храпящего парня. В конце концов, она ведь ничего не делала! Увидела, что он лежит тут, так странно и якобы неестественно запрокинув голову назад. Испугалась, подошла проверить, жив ли. Вот и всё. Попробуй докажи, что она тут пошалила по-своему.

Но едва в дверном проеме нарисовалась лысая башка местной достопримечательности, как Сейя растянула губы в улыбке. Там и вторая подоспела. Эта чуточку меньше, моложе (ну однозначно, учитывая, кем приходится Ксин) и куда больше похожа на особь женского пола. На пистолет, уставленный в свою сторону, Сейя не обращала никакого внимания.
- Все мышата разбежались по норкам, - негромко отозвалась она. Уселась на ближайший стул и картинно забросила ногу на ногу, - тебе нужен кто-то конкретный, подружка?
Никакой подружкой, естественно, Ксин ей не была. Равно как и наоборот. Но тот, кто хоть немного знал Сейю, знал и то, что воспринимать все эти милашества на свой счет попросту глупо.
- Что это за прелестное юное создание с тобой, Ксин? - снова заговорила она, склонив голову набок и щурясь, будто так могла разглядеть незнакомку лучше. - Кажущаяся еще такой неиспорченной. Но рядом с тобой таких не водится. Обманчиво беззащитна. Но обманчиво, да, Ксин?
Беззащитна? Да у нее пушка в руках. А у тебя, красотка, ничего нет. Сейя пожала плечами в такт своим мыслям. Милая девочка, так похожая на трепетную лань, не станет стрелять в давнюю знакомую Ксин. Это настолько давняя знакомая, что знает, кто такая Ксин. Интересно, Ксин хоть раз хотелось за это пристрелить Риту саму?
- Проходите, присядьте. Могу угостить вас выпивкой, - тут и впрямь осталась парочка банок пива. Только оно не принадлежало Сейе, а значит как-то странновато ей угощать тем, что не является ее собственностью. Но ведь эти две заблудшие души о том не в курсе? На спящего таэт непринужденно махнула рукой, - не обращайте внимания, он просто спит. Перебрал и отрубился. Тут в карты они на такоооое играли, - она сделала огромные глаза, будто это самое "такое" ее жутко впечатлило. Но, как и свойственно ей было, девушка тут же переключилась на другое, - ну да ладно. Это всё лирика. Свет очей моих, - это уже было обращено непосредственно к незнакомой спутнице этари, - не уберешь ли свою устрашающую дух мой пушку, пока я от страха не лишилась сознания?
Никакого сознания лишаться, естественно, она не собиралась. Эти ее слова даже не были издевкой, просто настолько сильно Сейя вжилась в свою роль, что играла ее теперь и в жизни, и на сцене. Были ли она хоть где-то той обычной девчонкой, которую помнили ее братья, оставалось загадкой. Для нее самой в том числе.

Отредактировано Сейя Эрзо (2017-08-14 21:02:50)

0

22

- Ты ее знаешь? - спросила Фрай, прицелившись в девушку.
И уже через секунду на лицо незнакомки упал тусклый, но в то же время режущий глаза свет. На невероятно красивом лице заиграла не больно-то искренняя улыбка, но вряд ли она умела улыбаться иначе. Вся ее жизнь была подобна игре, как будто она всегда находилась под чьим-то пристальным наблюдением. Ксин всегда считала всю эту наигранность глупостью, однако девушка, кажется, не умела по-другому двигаться, говорить, да и жить в принципе.
Конечно, они знакомы.
Ксин сощурила глаза и на долю секунды наморщила нос.
- Да, - ответила она, наконец, не взглянув на Фрай, только неотрывно изучая прелестное личико старой знакомой.
Этот голосок, похожий на перезвон крошечных хрустальных колокольчиков, звучал слегка насмешливо, как и раньше. Как и всегда. Он моментально будил воспоминания, которые, казалось, давно зарыты, завалены целой кучей иных, куда более уместных и более... Важных? Нет, время, проведенное с ней было, пожалуй, все же ценно, излишне ценно. Более приятных? Да, несомненно.
- Рита, - отрезала Риш. Имя слетело с языка колко, хлестко. Радости от этой встречи она не испытывала ни на йоту. - Да, мне нужен кто-то конкретный. Не этот, - она кивнула на откинувшееся на стуле пьяное тело.
Пальцы Ксин невольно потянулись к запястью, коготь прошелся по его основанию, слегка царапая кожу. Неосознанное действие. Этари давно забыла это ощущение, словно под кожей есть нечто чужеродное, но Рита - так ее звали, когда они были наиболее близко знакомы - будила самые поганые воспоминания и вызывала самые жуткие ощущения из прошлого. Какая подлая подстава. Молоха нет, есть только она, наркоманка, проститутка, актриса, кровопийца... Тысячи ролей, ставших эпизодами одной не такой уж длинной жизни. Поморщившись, Риш сложила ладони в замок за спиной, лишь бы только перестать расчесывать запястье.
- Что это за прелестное юное создание с тобой, Ксин? - спросила Рита, направив взгляд прищуренных глаз на Фрай. Отвечать Риш не спешила, знала, что последует продолжение. Не ошиблась, - Кажущаяся еще такой неиспорченной. Но рядом с тобой таких не водится. Обманчиво беззащитна. Но обманчиво, да, Ксин?
Этари посмотрела на Фрай несколько растерянно. Она не ожидала этой встречи, даже предположить не могла, что возможно увидеть собственный ночной кошмар здесь, на хреновом корабле, в этой проклятой жестяной банке. А как слетало, звеня, имя дракона с уст Сейи... Странно, что она его помнила, даже спустя столько лет. И странно, что Ксин снова вернулась к нему, перебрав не одно другое. Только сейчас она действительно осознала, что повторяется. Почему так?
"Сссука!" - пронеслось в мыслях, пока Ксин терла друг о друга пальцы рук у себя за спиной. Как приступ аллергии на старую знакомую. Или на старые воспоминания.
Хотелось, чтобы таэт заткнулась и больше никогда не открывала свой милый ротик. Нет, это не было ненавистью, просто Рита была одной их тех, кого Риш хотела навсегда вычеркнуть из своей жизни вместе с ворохом связанных событий. А она, дрянь, из раза в раз возникала на горизонте в самые неподходящие моменты, не давая возможности забыть.
После предложения войти Ксин немного помедлила, но все же сделала несколько шагов вперед, прямиком до стола, после чего в привычной для многих манере запрыгнула на столешницу задницей.
- ... Перебрал и отрубился.
- Угу, - сверля глазами неизменно красивое нестареющее лицо Сейи, Ксин наигранно кивнула. Не поверила, ведь прекрасно знала, кого из себя представляет эта особа.
Рита попросила Фрай опустить пистолет, сдобрив простую фразу кучей лишних слов. Иначе она почему-то не могла.
- Правда, убирай, - сказала Риш, переведя взгляд на альгию, после чего снова уставилась на таэта. - Удивлена, - сказала она. - Нашла себе каплю кайфа? - спросила Ксин, с хитрой улыбкой мельком глянув на спящего мужчину. Указательный палец вяло почесывал ладонь, почти машинально. Первое впечатление стало медленно отпускать, притупляя и гул воспоминаний в голове, и подкожный зуд.

0

23

Альгия растерялась. Несмотря на то, что Ксин, пусть не сразу, однако положительно отозвалась на заданный ей вопрос, мол, не впервые видит эту смазливую рожицу, никакого желания спустить девку с прицела этот ответ не дал. То ли встретились две стервы (в том, что незнакомка относилась к этому типу, сомнений не возникало), когда-то кого-то или чего-то не поделившие, а потому враждующие, то ли хрен знает, что вообще теперь тут происходит, и это заставляло нервничать.
А нервничать тому, у кого в руках пушка, вредно для чужого здоровья. Еще хуже стало, когда ядовитая лапочка начала говорить, заставив уже и Фрай болезненно скривиться.
"Еба-ать она муси-пуси устроила тут", - это альгия, сдержавшись, сказала лишь одной себе в мыслях. Слова лились приторно-сладкой патокой, заставив девушку напрячься еще больше.
- Ксин, если ты говорила про нее, то... - Фрай ровно на четверть секунды стрельнула взглядом в сторону своей знакомой. Не было смысла доканчивать фразу - красноречивая интонация всё сказала за альгию. Но шоу продолжалось!..
- Бля, девочки, а можно как-то учитывать мое присутствие здесь? - мрачно отозвалась Фрай, выслушивая, какая она беззащитная и неиспорченная. Естественно, тут полукровка скорее развеселилась, чем прониклась фальшивыми комплиментами, хотя улыбка лица альгии так и не озарила. Напротив, девушка прищурилась. Недобро так. Насмешливо.
Нет, речь велась о ком-то другом, слава богу. Возможно, даже мужике. Полукровка позволила себе выдохнуть, всё так же продолжая истуканом стоять в дверях, держа Риту на прицеле. Ксин уже прошла в комнату, среагировав на приглашение своей, видимо, пусть сомнительной, но подруги, а вот Фрай артачилась. Ей было спокойнее ощущать за спиной возможность отступить, не считая перехода в иной мир. Черт, как-то это звучит двусмысленно!
- Выпивка? Чего уже туда подмешала? - Фрай не скрывала своего отношения. Своей неприязни. Своего недоверия. Может быть, окажись альгия вынужденной действовать в компании с Ритой, то со временем смирилась бы. Притерлась. Научилась бы не обращать внимания на слащавую манеру речи. Но пока даже шерсть вставала дыбом, а все чувства так и вопили, что девка опасна. Не верь. Ни в коем случае!
- Свет очей моих...
- Свет в конце туннеля, ага, - огрызнулась Фрай. Раздраженная из-за того, что глупо выглядит, продолжая стоять с пистолетом наперевес, из-за которого, сука, и руки между прочим уже устали, альгия то и дело стреляла весьма злющим взглядом в сторону Ксин. Однако убрала оружие за пояс после ее слов намеренно неспешно и словно бы даже неохотно.
- Правда, убирай.
- Я тебя в космос выкину, если пожалею об этом, - угрюмо откликнулась альгия, наконец-то затаскивая свое тело в комнату. Если Ксин уже припарковала свою задницу в очередной раз на столе, видимо, не воспринимая всерьез такой предмет, как стул, девушка предпочла постоять в дальнем от Риты углу, скрестив руки на груди. И пока вообще всячески демонстрировала, что оказалась в такой компании по очень большому недоразумению свыше.
"Блять, еще и наркоманка", - угрюмо подумала Фрай, закатив глаза, после чего, озаренная внезапной мыслью, уставилась вначале на Риту, потом медленно перевела взгляд на мужика в полусознательном состоянии...
- Пиздец, пиявка что ли? - рука сама собой снова легла на пистолет. Просто на всякий случай. Альгия знала, что ее кровь не представляет собой ценности для таэтов. Но знает ли это та девка?
- Ксин, мы ведь идем искать типа, на которого у тебя были планы? - вопрос прозвучал почти с мольбой.

0

24

Сейя поморщилась, услышав своё настоящее имя. Вот уж не любила, когда ее так называли. Рита осталась в далеком-далеком прошлом, и ей тут уж точно не место. Девушка приложила аккуратный, будто мраморный, пальчик к губам и покачала головой. Ксин поймет, что это значит. Не надо, дорогуша, колыхать старое болото, в котором давным-давно спокойным сном спит древнее чудовище.
- Сейя, - мягко поправила ее девушка, - запамятовала, мм? Или перепутала меня с одной из своих любвеобильных подружек?
О нет, перепутать ее невозможно. Лицо ее слишком запоминающееся, равно как и весь облик. Поведение настолько манерное и вычурное, что вряд ли среди других миров найдется еще одна такая... Сейя Эрзо.
- Не ругайся, Ксин, - ласково протянула она. Да Ксин и не ругалась, голоса не повышала и матюков от нее пока не было слышно. Но Сейя имела в виду вовсе не это. Да и после переключила свое внимание на вторую гостью. Вернее, та сама так жаждала этого внимания, что объявила о том во всеуслышание. Забавная девочка. Мама в детстве мало целовала и рассказывала на ночь сказок? Сейя стрельнула в нее прищуренным, с хитринкой, взглядом, и так нежно улыбнулась ей, что не оставалось сомнений - змея сейчас вцепится в шею.
- Своей королевской мочи, - всё тем же сладким тоном и с убийственным спокойствием отозвалась Сейя. На ее пухлых, четко очерченных губах продолжала играть улыбка. В тонкой изящной ручке поместились каким-то чудом сразу две банки пива, они же оказались выставлены на столе перед вновь пришедшими, а таэт дернула плечами, - они запечатанные.
Ну если не хотят, то их проблемы. Вот сама Эрзо не откажется промочить горло. Сначала только надо бы выяснить, какого черта эти две красотки тут ошиваются и надолго ли собираются отвлекать таэта от вкусного ужина.
- Нет-нет, твоя спутница светит ярче, - ничуть не среагировав на такой неласковый ответный тон, отозвалась Сейя. - А тебе всего лишь мои очи, - которые, к слову, так и разглядывали беззастенчиво девушку рядом с Ксин.
Правда, потом, как этари решила, что хватит мяться и выкобениваться, примостила свою тощую костлявую задницу, по своему обыкновению на столе, Сейя обратила свой ясный взор уже исключительно на нее.
- Не ожидала меня здесь увидеть, Ксин? - она облизнула нижнюю губу, помолчала немного и усмехнулась, - но я ведь живу здесь уже не первый год. И знала о том, что здесь есть ты. О тебе сложно не знать. Ты ведь как... - мимолетно бросив насмешливый взгляд в сторону второй девочки, таэт продолжила, - свет в конце тоннеля.
Местная достопримечательность. Как статуя Свободы. Как метеорит размером с планету.
- Кайфа? - с искренним удивлением, словно впервые слышит, переспросила Сейя. И тут словно до нее начало медленно доходить, и на красивом лице отобразились первые признаки праведного возмущения, - какой подлый намек с твоей стороны! - она умела играть настолько естественно, что даже мысли не возникало, что это всего лишь показательное выступление. Таэт поджала нижнюю губу и скрестила руки на груди, нахмурившись. Она лишь бросила хмурый взгляд на девчонку, которая, выдав очередную знаменательную идею, снова начала щупать рукоять пистолета, как будто это мужской член и он ее дико возбуждает.
- Что это за причуда с тобой, Ксин, - повторила свой вопрос Сейя, и в ее всё таком же хрустально чистом голосе уже не слышалось медовых ноток, - всех ли незнакомцев она готова оскорблять? Пусть я слабая и безоружная, - и эта ложь тоже прозвучала так естественно, что кто-то более чувствительный проникся к Сейе искренним сочувствием, - но кто другой дал бы сдачи за такую клевету. И ты, как старшая и стоящая ближе, могла бы пострадать куда сильнее.
Но таэт обидчивой не была. Она воспринимала чужие слова, как эдакий денежный эквивалент. Им можно расплатиться, за него можно купить то, что тебе нужно. Реагировать на них, тратя свои эмоции, глупое и бесполезное ремесло. Так что Сейя достаточно быстро сменила маску гнева на маску милости и спросила у Ксин уже спокойно. Нахальную хабалку, несмотря на то, что та оказалась достаточно интересным экземплярчиком, нарочито игнорировала.
- Так кого ты ищешь, душа моя? Могу ли я тебе помочь?

+1

25

- Бля, девочки, а можно как-то учитывать мое присутствие здесь? - выпалила альгия. Не понравились ей фразы, невзначай брошенные Сейей. Риш знала, что верить словам этой девчонки нельзя. Ни ее колкости, ни ее флирт, скользящий в каждом сказанном слове, нельзя было воспринимать всерьез. Если воспринимать, об это можно здорово напороться, обманувшись, причем совершенно не важно, как к этому относиться - положительно или же нет. Ксин давно это уяснила, в отличие от Фрай, встретившей Риту впервые и сразу начавшей делать какие-то свои выводы, но еще не успевшей понять суть поведения новой знакомой.
А Фрай была возмущена с самого начала, стоило только ей увидеть Эрзо, услышать сочащиеся медом слова, поймать на себе пару заинтересованных взглядов. Альгия всегда была несдержанна, а тут, в обществе язвительной незнакомки и вовсе, казалось, теряла самообладание. Нет, конечно, ее возросшее волнение (а это наверняка было именно оно, так для себя решила Ксин) было вполне объяснимо. Рита с первого же взгляда не очень-то понравилось ей, и она переживала, не придется ли теперь сотрудничать с таэтом при выполнении придуманной Риш миссии. Вскоре ей стало ясно, наверное, что не ее этари планировала брать в свою супер-команду, но напрягало, что Ксин решила задержаться. Ну, по крайней мере, иных причин для всех тех комментариев, что Фрай отпускала в адрес Сейи, вечная не видела. Хотя, впрочем, нужна ли ей была причина?
Рита же была спокойна и обворожительна, как и всегда. Ей дела не было до особ, отвлекших ее от трапезы. Вряд ли ей было приятно общаться в этот не самый удобный момент, но она ничем не выказала раздражения. Ее плавные движения, даже самые мимолетные, неизменно притягивали взгляд, как будто гипнотизировали, вынуждая продолжать следить. Как и всегда. Годы не меняли ее, Сейя разве что становилась еще более сдержанной, способной контролировать себя абсолютно во всем - каждый взгляд, каждой движение, каждое сказанное слово были как будто давно заучены и три тысячи раз отрепетированы. Она поражала своим ненавязчивым великолепием.
Только вот имя... Сейя. Ксин знала, что девушка стала называть себя так и привила эту привычку всему своему окружению, однако для этари она всегда оставалась Ритой, той малолетней, но такой прелестной девчонкой. Но ладно, хочет зваться Сейей - Ксин будет звать ее Сейей. Уж Риш ли не знать, как иногда хочется стать другим существом, перечеркнуть прошлое и сменить все, вплоть до имени...
- Выпивка? Чего уже туда подмешала? - спросила Фрай, когда Эрзо предложила угоститься.
Риш усмехнулась. Альгия не знала Сейю, поэтому имела все основания не доверять этой манерной девице, но Ксин-то знала наверняка, что тут подлости ждать не стоит.
- Своей королевской мочи, - отозвалась Рита, улыбнувшись.
Другого и не ожидалось - четко, язвительно, но совершенно спокойно, не выдавая каких-либо эмоций. Ксин, не сводя взгляда с милой мордашки таэта неосознанно дернула бровью, как будто одобряя такой ответ. Девушка всегда могла постоять за себя.
- Я тебя в космос выкину, если пожалею об этом, - пригрозила альгия, услышав просьбу убрать пистолет уже со стороны Ксин.
- Да не ссы, - бросила в ответ Ксин. Мастером словесности она не была, да и никогда не стремилась к этому, поэтому предпочитала даже не предпринимать попыток быть мягче в общении. Для этого в их компании на этот раз была Сейя.
- Не ожидала меня здесь увидеть, Ксин? - спросила она, переключив внимание на старую знакомую, удобно примостившуюся на поверхности стола, - Но я ведь живу здесь уже не первый год. И знала о том, что здесь есть ты. О тебе сложно не знать. Ты ведь как... свет в конце тоннеля.
Риш бросила взгляд на предложенную банку пива, черт знает откуда взявшуюся на Алхоре. Впрочем, кто и откуда ее притащил, этари не волновало. Светлое, теплое пиво. Уж точно, моча, даже смешивать ни с чем не надо. Но выбирать не приходилось. Чтобы вскрыть жестянку было достаточно одной руки, секунда, и прозвучал характерный щелчок, сопровождаемый тихим шипением. Сделав глоток, она заговорила:
- Слышала, что ты ушла. Проверять не стала, поверила на слово, - действительно, зачем нарочно искать того, из-за кого начинается подкожный зуд и просыпаются не самые приятные воспоминания? Когда кто-то вскользь упомянул, что красотка исчезла с корабля, Риш почувствовала, своего рода, облегчение, поэтому так легко приняла эту информацию за правду. Как будто какой-то груз, который с годами она перестала ощущать, вдруг исчез. Легкость. Но не тут-то было, вот она, Сейя, во всем своем великолепии, отвлеченная от употребления того, что теперь стало для нее наркотиком.
- Кайфа? Какой подлый намек с твоей стороны!
Ксин бросила на нее недобрый взгляд. Да, намек несомненно был, и даже не столько на расовую принадлежность и родной мир девушки, сколько, в понимании самой этари, на прошлое. Можно было бы до потери голоса говорить об этом, кричать, махать руками, но Риш отчего-то не хотелось.
А Фрай тут же сообразила, о чем речь. Она, конечно, не знала, что в этой фразе было больше, чем просто раскрытие особенности Сейи, но информации, полученной и осмысленной, ей хватило, чтобы сделать верные выводы. Ладонь тут же легла на рукоять пистолета.
- Пиздец, пиявка что ли? - спросила Фрай.
- Успокойся ты, - на удивление спокойно, мягко ответила ей Ксин. Почему-то в присутствии Сейи всегда словно клонило в сон.
- Что это за причуда с тобой, Ксин? Всех ли незнакомцев она готова оскорблять? Пусть я слабая и безоружная, но кто другой дал бы сдачи за такую клевету. И ты, как старшая и стоящая ближе, могла бы пострадать куда сильнее, - говорила Рита.
Ксин раздраженно цокнула языком, после чего снова сделала глоток из банки. Не прошло и пяти минут, а она уже чувствовала усталость от этих двоих. Возникло желание перенестись прямо отсюда, с этим самым пивом, не отрывая задницы от стола, куда-то за пределы корабля, чтобы дать девушкам возможность высказать все недовольства и претензии без постороннего присутствия.
- И ты успокойся. Обе угомонитесь, - огрызнулась она. - Слишком много слов. Да, всех, - остальные фразы, сказанные таэтом, она намеренно проигнорировала, решив не указывать на очевидное, вроде того, что Рита была не так слаба, как кажется на первый взгляд.
- Ксин, мы ведь идем искать типа, на которого у тебя были планы? - спросила Фрай, так и не решившаяся приблизиться. Она оставалась возле стены, готовая в любой момент то ли отступать, то ли стрелять. Была настороже, что понятно и, может, даже правильно.
- Пойдем, но вряд ли он ждет нас за ближайшим поворотом, - она усмехнулась собственной неудачливости, - Я шла сюда, потому что он был здесь. А теперь - видишь - никого, только один из его товарищей и Сееейя, - имя Ксин специально протянула, бросив хитрый взгляд на его носительницу. Просила Сейю вместо Риты - вот ей Сейя.
Еще глоток теплого светлого пива.
- Так кого ты ищешь, душа моя? Могу ли я тебе помочь? - перехватила инициативу задавать вопросы таэт.
- Знаешь Молоха? - спросила Риш, переведя взгляд с пивной банки на красивое личико таэта, - Пилот. Только вот минут десять назад был здесь, в карты играл, песни пел. Не видела? Побегать, поискать его, может?

0

26

Да какого хрена? Тут главным треплом всегда была Фрай и только Фрай. И первое место, постамент, все лавры были прочно заняты альгией. И, как вы можете догадаться, только альгией, которая не терпела рядом с собой конкуренции. А если терпела, то лишь заведомо проигрывающую рядом с ней. То есть ту, которая подчеркивает крутизну полукровки, а не затмевает собой лучи славы.
А тут объявилось какое-то лицемерная курица в лице то ли Риты, то ли Сейи, то ли хрен вообще ее разберешь. Может, она настолько пришибленная на голову, что страдает расстройством личности, и каждый из выдуманных персонажей обладает своим именем?
Нет, это настолько хреновая гипотеза, что не дай боже представляет собой правду.
- Они запечатанные.
- Малозначимо, учитывая, что даже я знаю не один способ примешать что-нибудь, почти не нарушая целостность упаковки, - огрызнулась Фрай. И нет, девушка не параноила, чтобы видеть во встреченном ими хрупком создании корень зла. Ксин она более-менее доверяла. Если та еще не поманила за собой, разочаровавшись таким обществом, то и полукровка была вынуждена задерживаться здесь. Хорошо, что ей не пришла в мысли ассоциация с цепным псом, преданным своему хозяину. Который очень хочет разорвать ублюдка, некстати попавшегося на пути и не внушающего маломальского доверия, но заветное "фу" позволяет лишь приглушенно ворчать себе под нос. Эдакая памятка, что никакая команда не заставит любезничать, насильно улыбаясь кривой гримасой. Ксин, правда, баночку себе все-таки присвоила. И даже не начала отплевываться после первого глотка. Фрай кисло покосилась на нее.
- Но я ведь живу здесь уже не первый год. И знала о том, что здесь есть ты.
- Слышала, что ты ушла. Проверять не стала, поверила на слово.

Фрай одобрительно хмыкнула, снова глянув в сторону Ксин. Напряженное отношение со стороны Риш в сторону этой самой не определившейся со своими личностями и именами вызывало одобрение. Казалось, альгия даже предалась спонтанной ревности за внимание.
А еще полукровка ни хрена не поняла, кому очи, кто светит ярче и какого лешего тут устроена бесплатная акция в виде неограниченного количества свежесваренный лапши по чужие уши. Может, все-таки пиявка заслуживает лишнюю дырку в заднице с инкрустацией из свинца?
- Успокойся ты.
- Я спокойна, - буркнула Фрай, сверля взглядом пиявку. Вот ведь бывает, что ни за что ни про что достаются смазливые рожи тем, кому это не идет!
- Да, всех.
- В смысле, блять, "всех"?! - возмутилась альгия, вперившись теперь в Ксин. Предательница! Вовсе не всех! Как минимум с тем, кто прицелился полукровке в голову, Фрай будет очень вежливой, любезной и сдержанной лапочкой!
Девушка вымученно вздохнула, с неохотой прекратив практически нежно мацать (!) рукоять. И запоздало догнала, что, похоже, эта Сейя-Рита тоже из пробужденных. Иначе как еще-то могла "уйти"? И, кстати, это выход. Ну, не в значении, что можно крысой сбежать от опасности, хотя и это тоже.
- Пилот-хуелет, - буркнула Фрай, - Ксин, пошли уже наймем кого-нибудь со стороны. Слинял - хрен с ним, значит на то воля Судьбы. Так хотя бы выше гарантия будет, что чел сможет правильно крутить баранку.
"Блять, я похожа на карапуза, который клянчит мороженое."
Поняв это, альгия поморщилась, помрачнев еще больше. Самым смаком, вызывающем недоумение касательно себя, выступал факт, что пока полукровка не испытывала желания послать обеих девок к чертям на оргию. Может быть, упрямство ныне играет против нее?

Отредактировано Фрай (2017-08-17 18:31:47)

0

27

Как-то вся ситуация походила на чересчур анекдотическую. Собрались, значит, как-то таэт, этари и человек. Решили побеседовать о житье-бытье, пообсуждать космический корабль, летящий хренову тучу лет в никуда, заодно, может, и об астероиде потолковать. А тут человек и начинает считать себя самым умным и дерзким.
Но Сейя не злилась. Она только посмеивалась, глядя на то, как эта "причуда" едва ли не на говно исходит, пытаясь то ли в центр внимания втиснуться, то ли продемонстрировать Ксин свою мега-важность и мега-незаменимость, то ли еще чего. Таэту дела не было вообще до всякого этого дерьма. Она разглядывала девушку, слегка приподняв брови, будто каждый раз при взгляде недоумевая, откуда такое чудо вообще взялось на Алхоре. Но обращаться предпочитала непосредственно к Ксин, которая тут явно была главной. Да и зная ее, можно было даже не сомневаться, что была. Не позволит же древняя этари верховодить над собою какой-то малолетней выскочке? Хотя та довольно-таки аппетитна на вид. Пока только не раскроет свой ротик.
Сейя облизнулась, будто той крови, которой она докинулась минутами ранее, не хватило. Но нет, наркоманить теперь уже даже опасно. Себя раскрывать девушка не хотела, а то, что знает Ксин, должно оставаться только у Ксин в голове. Она ведь не настолько глупа, чтобы раскрывать чужие тайны налево и направо?
- Разве я выгляжу неспокойной? - удивленно и действительно настолько спокойно, что аж тошно, поинтересовалась Сейя. Ее пальчики ненавязчиво вычерчивали абстрактную фигуру на крышке стола. И даже эти легкие движения были настолько четкими и уверенными, что не оставалось никаких сомнений: таэт, как и прежде, так и сейчас, умело держала все свои истинные эмоции и побуждения при себе. А всё остальное - манерность, жеманство, даже улыбки - игра на публику. Впрочем, и за такую игру Сейю боготворили.
- Тебе нужен Молох? - переспросила девушка, помолчала пару секунд, равнодушно пожала плечами, - видела. Они здесь целой компанией упивались всем, что только могли достать. Боюсь, если тебе нужен пилот, Ксин, то этот может рулить только зигзагами.
А ведь Ксин даже не стала объяснять, зачем ей этот сраный пилот сдался. Сейя почувствовала некоторое волнение в груди, будто вот-вот что-то должно непременно случиться. Но дабы не показывать эту свою маленькую слабость другим, она поднялась, грациозная и изящная, как лиана, и подошла к иллюминатору. Если та бешеная девочка снова схватилась за пистолет и уже целится таэту в спину, то это ее проблемы. Сейя вообще никоим образом не показывала, что хотя бы замечает эти жесты. Не говоря уже о том, чтобы их бояться.
Вокруг был всё тот же черный беспросветный космос. Где-то там, еще далеко, но уже и совсем близко, летит этот чертов астероид. На Алхоре таэту нравилось. Был в этом месте какой-то свой шарм, и терять свой третий дом Сейя бы не хотела. Но что поделать? В этих мыслях она уже несколько ночей почти не спала.
- Я - пилот, - не оглядываясь, но видя отражения Ксин и той, второй, в стекле, проговорила Сейя. - Если тебе нужно, Ксин... Только для чего?
Она ведь тут не солгала. Действительно научилась водить различного рода шаттлы, спасательные шлюпки и капсулы, прожив хреновы десятки лет на Алхоре. Тут особо не разгонишься, ведь и летать-то некуда. Но Сейя очень быстро училась, а приобретенные навыки уже, как говорится, не пропьешь.

0

28

- Я спокойна, - злобно, так и не переводя взгляд с таэта, ответила Фрай. - В смысле, блять, "всех"?! - Да, спокойствием так и веет. Именно так, наверное, это и должно называться.
- Разве я выгляжу неспокойной? - спросила Сейя тут же, едва не перебив альгию. Она нарочно еще больше смягчила интонацию голоса, чтобы лишний раз указать всем присутствующим на свою совершеннейшую невозмутимость.
Ксин, цокнув языком, закатила глаза. Словесные перепалки между этими двумя - совершенно не то, что ей сейчас было нужно. Она просто хотела, чтобы они заткнулись, дали хоть пару секунд на размышления, а то их жужжание с обеих сторон от Риш никак не настраивало на раздумья.
- В прямом, всех, - бросила этари в ответ на вопрос Фрай. - Раз все здесь - эталоны спокойствия, тогда рты захлопните, - проговорила она, посмотрев сначала на Риту, а потом переведя взгляд, куда более долгий и многозначительный, на Фрай. Именно она вела себя наиболее агрессивно, даже не вполне сдержанная Ксин редко бывала такой, нападающей на каждую фразу собеседника, сыплющей саркастическими репликами и настолько явственно и, к слову сказать, по-детски выказывающей свою неприязнь. Может, стоило сделать скидку на возраст - Фрай была раза в два младше Сейи и раз в двадцать младше самой Риш, но ведь и подростком она не являлась, чтобы вести себя соответственно. Буйный нрав и гиперактивность давали свои эффекты, не всегда положительные.
- Пилот-хуелет, Ксин, пошли уже наймем кого-нибудь со стороны. Слинял - хрен с ним, значит на то воля Судьбы. Так хотя бы выше гарантия будет, что чел сможет правильно крутить баранку, - не унималась альгия.
- Фраааай, - протянула Риш, уже было переключившая внимание на Риту, но теперь снова смотревшая на альгию, - Дай нам пару минут.
Ксин, раздраженно мотнув головой, снова схватила стоявшую рядом банку и сделала пару глотков. На пару секунд нахмурила нос. Фрай начинала выводить из себя. Сейя же избрала наиболее правильную тактику действий - она полностью игнорировала все выпады альгии, общаться предпочитала только с этари, тем самым заставляя Ландерс еще сильнее негодовать. Риш любила наблюдать за реакциями со стороны, но сейчас являлась непосредственным участником этой тройки и никак не могла принять на себя роль простого зрителя.
- Тебе нужен Молох? - спросила Эрзо.
Дракон кивнула, снова ставя пиво рядом с собой.
- Видела, - сообщила таэт со свойственным ей равнодушием. Ксин на мгновение оживилась, но тут же вернулась в прежнее, уставшее и несколько раздраженное, состояние, стоило только девушке продолжить говорить, - Они здесь целой компанией упивались всем, что только могли достать. Боюсь, если тебе нужен пилот, Ксин, то этот может рулить только зигзагами.
- Я и сама видела, - отозвалась Риш в ответ, глядя в спину удалившейся к иллюминатору Сейе. Таэт не знала, куда направился Молох, ей удалось, видимо, застать здесь только этого теперь уже пьяным сном уснувшего человека, а пилота она, скорее всего, заметила на долю секунды, пока тот покидал помещений. - Молоха имеет смысл искать. Руки растут из плеч, голова работает, да и авантюрный он тип... Ладно.
Риш спрыгнула со стола, взяла недопитое пиво и собиралась уже покинуть помещение, даже кивнула Фрай, мол, пойдем, но Рита вдруг снова заговорила:
- Я - пилот. Если тебе нужно, Ксин... Только для чего?
Ксин, уже успевшая подойти к двери, готовая уйти, даже не сказав прощального слова, остановилась и, повернув голову, через плечо взглянула на Сейю, все так же изучающую черноту за бортом Алхоры.
- Знаешь про астероид? - с ходу выпалила она. Церемониться, заискивать, высчитывать подходящие моменты - не ее метод. Если Сейя в курсе, то объяснять тут нечего, а если не в курсе, то и не стоит того.

0

29

Ну да, конечно, олень виноват, оленя все ненавидят, а не сходить ли оленю на хрен?! Тут и признаний со стороны девиц не нужно, чтобы Фрай, будучи самостоятельной девочкой, способной на выводы в нужные и ненужные моменты, сориентировалась, чем дело пахнет. На этом месте можно было бы отсалютовать пушкой, пожелав сладкой парочке провала во всех начинаниях, лениво уходя не просто из комнаты, а с той же Алхоры в поисках компании приятнее, но альгия не шевельнулась, лишь в мыслях насмешливо фыркнув. О, даже спиленные рога периодически так и зудели вонзиться в кого-нибудь шампуром. А всевозможные словесные подколки, приправленные матом, были просто своеобразной фишкой, манерой речи и ничем больше. Желай полукровка по-настоящему уязвить, так придумала бы что-нибудь изящнее. А находиться в чьем-то присутствии молча... Зачем тогда вообще разговаривать в этой жизни училась, а?
Сейя на словесные провокации, полные вызова, отвечать перестала, поступив по-своему мудро. Хотя, конечно, альгия была бы не прочь, как и всегда, такого спарринга просто потому, что может. И еще не отыскался герой, который не выдержал и решил, что Фрай без языка будет в тысячу раз лучше, чем Фрай с языком.
Правда такая участь вполне могла постичь девушку пару-другую лет назад, когда не посчастливилось попасть в плен дикому племени, которые не оценили разведенную полукровкой болтологию.
Но разве о таком приключении альгия хоть кому-то скажет?
Когда показалось, что наконец-то они вдвоем (!) отправляются на продолжение поисков, Фрай позволила себе расслабиться. Сейя вызывала антипатию не только своей фальшью и приторной слащавостью - было еще нечто, что прямо-таки зудело и не давало покоя. Ревность что ли какая? Ну так глупо думать, что Ксин поддерживает контакты лишь с альгией. Да более того - они видятся слишком редко даже для того, чтобы зваться хорошими приятелями. Количество, конечно, перечеркивается качеством таких встреч, однако всё равно глупо. Поэтому такое предположение полукровка откинула почти с негодованием.
"Не-е-ет", - от горестного вопля вслух Фрай воздержалась, однако комичность ситуации вызывали нервный смех сквозь слезы. Шутка ли - променять бухого пилота на пилота под кайфом?
А вот глубокий, полный страданий вздох утаить уже не вышло.
Не успела альгия ехидно все-таки прокомментировать происходящее, как где-то вдалеке, не за один десяток метров от их комнаты, раздался такой крик, что полукровку нервно передернуло, а пистолет сам собой оказался в руках.
- Валим или переждем тут, закрывшись? - в один миг лишившись колоритной маски, состоящей сплошняком, казалось, из ухмылок и гримас, спросила Фрай, бегло пробежавшись взглядом по Сейе, после чего сосредоточившись на Ксин. Брови сами собой поползли вверх от удивления, - у меня же не одной есть пистолет, правда?..
Спустя, наверное, полминуты от крика послышалась пара выстрелов. Опять-таки не настолько близко, чтобы бить тревогу, но альгия предпочла бы находиться еще дальше от их местоположения.

0

30

Ну тут Сейя, скажем так, действительно не понимала наезды Ксин на свою душеньку. Она ведь и впрямь ведет себя тише воды, ниже травы, а если и отвечает ехидством, так только когда уж сдержаться совсем не получается. Но таэт была не подвержена воздействию со стороны. Ей всегда хватало выдержки. И всё, что она делала или говорила, основывалось не на эмоциях, а на здравом смысле и твердом расчете. И поэтому наезды этари оставались непонятыми: как так, ведь она и впрямь совершенно спокойна! Ладно-ладно, если Ксин захотелось изобразить из себя матерую начальницу и покомандовать, то флаг ей в руки и барабан на шею. Сейя поменяла положение ног и с демонстративной задумчивостью принялась теребить пальцами кончик хвоста.
Пилот ей, значит, был нужен. Молох. Сейя чуть нахмурила брови. Молох ушел и теперь мог быть уже, где угодно. Ну это к тому, что, должно быть, со своей пестрой шайкой они успели тут хорошенько наклюкаться. Даже сейчас алкогольным душком шмонило слегка - те, у кого нет насморка, непременно бы почуяли. Вдобавок этот мужичонка, который сейчас храпел и изредка ерзал на стуле, служил красноречивым тому подтверждением: возлияния были обильными.
Черт знает кто дернул Сейю предложить свою кандидатуру. Пока она разглядывала темный космос, привычную картину вот уже много лет, то задумывалась и о том, что будет очень грустно расставаться с Алхорой, если астероид в нее все-таки шлепнется. Не смертельно, конечно, таэт резво найдет себе новый дом ничуть не хуже старого, но всё же тут уже привычно, известно, уютно. Даже несмотря на прокаженных.
- Знаю, - так же коротко ответила Сейя на деловой подход Ксин. Отвернулась от окна, упершись спиной в стену, скрестила руки на груди и молча выжидающе смотрела на этари. Всё же объяснения ей бы получить хотелось, если дракон решила взять Сейю в свою импровизированную команду. Сейя мельком глянула еще и на эту... как ее назвала Ксин?
- Фраааай...
Таэт не была уверена, сколько там должно быть букв "а", решила остановиться на одной, а то каждый раз так растягивать слово может оказаться чревато для драгоценных секунд. А еще любимый пистолет снова оказался обласкан вниманием и пальцами этой самой Фраааай. Сейя не дернулась даже, услышав крик из коридора. Прокаженные разбушевались? Кто-то влез на чью-то территорию? Просто ворье выбралось в ночной рейд? Таэт редко носила с собой оружие, она умела постоять за себя и так, а когда это не выходило, то предпочитала убежать. В конце концов, в этом нет ничего позорного.
- Пусть решает командир, - отправив этари дежурную улыбку, мурлыкнула Сейя и следом вопросительно окликнула, - Ксин?
Ну, конечно, Ксин - кэп. Не эта же мелкая импульсивная Фраааай, от которой одна только головная боль. Она так суетится, мельтешит перед глазами. Устаешь от нее за считанные минуты. А еще... Тут Сейя очень надеялась, что ошибалась, но ей показалось, что Фрай не особо умна. Не старается много думать и уж точно ее язык работает куда быстрее ее мозгов. Было любопытно, зачем она понадобилась Ксин. Но всё это можно спросить и после. Для начала предстоит разобраться с проблемой, которая подбирается вплотную. Отлепившись от стены, Сейя подошла к спящему мужику и отстегнула от его пояса пистолет.
- Не только у тебя, - помахала она им в ответ на слова Фрай. Если та еще попытается съязвить что-то вроде "а ты умеешь им пользоваться?", то она окажется и впрямь на деле предсказуемой и неинтересной. Но Сейя не желала вступать в полемику. Когда нужно на чем-то сосредоточиться, она могла сделать это в мгновение ока, не забывая, впрочем, о том, что она - актриса и всегда должна выглядеть великолепно. Поэтому даже с пистолетом она заняла такую позицию, словно ее сейчас должен был снимать оператор для шикарного кадра.

0


Вы здесь » Фантазис » Что-то невразумительное » Типичный вечер вторника