Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаарf пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Настоящее » Вопросы


Вопросы

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Тема обсуждения эпизода.
Заявка.

Название квеста: Вопросы.

Общее описание: Фрай и Торн пытаются выяснить, что из себя представляют сену, заполонившие мир Хейла и превратившие спокойную, размеренную жизнь Керы в жестокую игру на выживание. Многие пытались изучать агрессивных монстров ради получения информации, однако практически ничего не добились. Фрай же,  на пару с Торном, вооружившись знаниями других миров, собирается провести собственное расследование которое, возможно, поможет найти ответы на некоторые из вопросов, столь актуальных в апокалиптических реалиях Керы.

Цель: Завязка сюжета. Получение осколков.

Предполагаемые участники: Торн Хейл, Фрай. Мастер - Одуванчик.

Предполагаемое место действия: Кера.

Дополнительная информация: Первый эпизод сюжетной арки "Другая сторона".

Принято. ПС.

0

2

О, она основательно, по крайней мере искренне на то надеялась, подготовилась к великой Охоте с большой буквы. Первоначально Фрай любила считать, что стоит миру потерять пригодность к комфортному проживанию на нем, как пропадает и интерес альгии к визитам его, однако на деле все оказалось иначе, совсем иначе. Пресная жизнь, сочащаяся комфортом и безопасностью, приносила с собой один невероятный сюрприз, в возможность существования которого Фрай с трудом могла бы поверить, не убедись в этом собственнолично.
От излишне мирного существования со временем начинало нести тухлым душком скуки и тоски.
И тогда девушка, обязательно начиная страдать бессонницей в эти моменты, ностальгировала, вспоминая всевозможные приключения то там, то сям, которые приводили к новым знакомствам... Иногда, надо сказать, и потерям, которые умудрялись отпечататься болью где-то глубоко внутри. Вот она обратная сторона всех этих привязанностей: можно получить не поддержку, а удар исподтишка. Захлебнуться горечью утраты. Сломаться, оплакивая то, что не вернуть.
Последнее время она вспоминала Керу. Тех самых тварей, заполонивших безмятежно живущий мир, который страдал маленькими и в общем-то привычными своими проблемами, покуда не начал тонуть в обилии хаотичных нашествий плотоядных тварей. Несколько дней Фрай размышляла, как к этому делу подступиться и стоит ли вообще подступаться. Необходимо было поймать одну из тварей и понять, с чем Кера имеет дело. Интересно, возможно ли это? Пытались ли керийцы провести подобные исследования, и чем закончилось дело? Чего они вообще достигли за пару с небольшим лет, окромя того, что умудрились почти все утратить, превратившись в горстку паразитов на осколках цивилизации?
Фрай вздохнула, ступая на землю чужого ей мира. Помня свои прошлые ошибки, в этот раз она предпочла быть босиком, чтобы не запнуться в самый неподходящий момент и не растянуться лицом вниз. Не факт, что новая Кера позволит подняться на ноги тому, кто упал, и уж куда вероятнее будет стать чьей-то закуской.
Итак, ей нужно отыскать тварь-одиночку, выманить на открытую местность, усыпить и накинуть сеть. Лучше, пожалуй, наоборот для пущей безопасности, если такое понятие вообще уместно применить касательно сену.
И запоздало всплыли два упущения, хотя первоначально альгия считала, что учла все.
Во-первых, стоило бы действовать, имея при себе живую приманку. Кажется, эта ответственная роль тоже возлегла на плечи Фрай. Придется постараться, чтобы эта функция не стала одноразовой!..
Во-вторых, клетка. Поймав тварь и спеленав сетью, девушке будет некуда ее транспортировать и поселять. Кстати, транспорт...
Ладно, три. Три упущения, которые радостно обглодали гениальный на первый взгляд план до самых косточек.
Фрай, удерживая в руках штуку, название которой напрочь забыла (ту самую пушку, которая стреляла сетью), выматерилась вслух. Теперь, когда все всплыло, выглядела она донельзя комично. Одна. Посреди разрухи.
И лишь сейчас альгия поняла, что стоит рядом со свежим трупом твари. Застреленной сену.
Люди, поскольку иных вариантов нет, - это хорошо. В ее случае хорошо, если они согласятся сотрудничать, заинтересуются ее идеей и не натворят чего-то, что не входит в ее планы.
- Э-эй! - сето-пушка была отправлена за спину к рюкзаку, а сама Фрай уже поигрывала пистолетом на случай, если откликнутся не те, кто ей нужен. - Есть кто живой?!

0

3

Торн давно понял, что Керу не ждет ничего хорошего. Она так и будет медленно гнить сама в себе, заполняясь до краев мертвыми телами – людей, рухаттов, сену. Безрадостная перспектива оказаться среди этих мертвых тел, однако, до сих пор не была достаточно весомой причиной, чтобы Хейл перебрался куда-то в другое место. Нет, он, конечно, пытался, искал подходящие миры, старался вновь зажить размеренной жизнью простого горожанина с привычкой хотя бы раз в неделю греть задницей высокий табурет у барной стойки какого-нибудь местечкового уютного заведения.
Только здесь Торн чувствовал себя на своем месте. Он совсем не стремился сбежать из Керы. Как будто от его наличия во всей этой неразберихе хоть что-то зависло. В городе, некогда процветающем и живом, вряд ли когда-то наступят времена, хоть относительно похожие на те, что царили года два с половиной назад. Все разрушено, уцелевших с каждым днем остается все меньше, жители звереют все сильнее, каждый стремится отобрать у ближнего что угодно, даже жизнь, если это поможет уцелеть самому и продержаться хоть немного дольше.
Хейл нашел группу, жил среди общества, в котором еще в цене были простейших понятия, делающие человека человеком и рухатта - рухаттом, отличающие разумное существо от безмозглой твари. Он был на хорошем счету, к нему прислушивались, его ценили. Некогда Торн считал, что людские сборища – не для него... Что ж, все меняется.
Очередная вылазка в некогда достаточно благополучный, а ныне опасный, богами забытый район, где то и дело открываются огромные порталы, впускающие в мир целую тьму сену. Торн прибыл сюда не один и не налегке. Расчет на то, что удастся поживиться тем, что не успели унести с собой жители, когда бежали, спасая собственные жизни.
Мародерство – это, конечно, дело совершенно неблагородное, однако представить иной способ сбора необходимого было невозможно. Кто не успел, тот опоздал, и хэддорцы не хотели оказаться в числе последних.
В очередной раз покинув хоть сколько-то защищающие от возможного нападения автомобили, группа двинулась вглубь улицы. Расходиться нельзя, нужно смотреть в оба, не шуметь и идти, надеясь, что нигде поблизости не затаилась очередная огромная тварь, способная в считанные секунды разобраться с каждым из тех, кто посмел оказаться на этой территории.
Шарить по углам, разгребать чужой хлам и собирать хоть мало-мальски полезные вещи – именно таким теперь было существование керийцев. Этим и занимались хэддорцы.
- Э-эй! Есть кто живой?! – раздалось где-то во дворах. Не будь здесь так мертвецки тихо, никто бы и не услышал. Опрометчиво было орать. Сену прекрасно реагируют на шум.
- Там кто-то кричал, - обратился к Торну Маркус, долговязый темнокожий мужчина. Он всегда отличался стремлением озвучить как можно больше очевидных наблюдений.
- Я слышал, - сухо отозвался Хейл, даже не переведя взгляд на обратившегося к нему мужчину.
- Проверим? Все-таки, судя по голосу, это девушка, и она одна. И кричала.
- Тебе это надо? Ее проблемы. Если идиотка решила проораться, то сама виновата, - в последнее время Торн не больно-то стремился заниматься благотворительностью.
- Парни! –крикнул Артур, шагающий позади.
Вся группа мигом развернулась. Но них неслись три здоровые твари, видимо, услышавшие шум и спешащие отобедать тем, кто его создал.
- Блять! – почти единогласно раздалось с разных сторон.
Соображать, бежать и стрелять нужно было быстро. Вот теперь хотелось найти кричавшую. И пристрелить дуру.

0

4

Кто-то другой, не зная альгию близко, запросто мог решить, что девушка напрочь лишена мозгов, инстинкта самосохранения, а так же совести в придачу, но ошибся бы. Секрет порой безумных для стороннего наблюдателя поступков был весьма прост: Фрай было плевать. Плевать на чужие миры, да и на свой тоже, плевать на жизни окружающих ее людей, которые ничем не отличались от безликих фишек на игровом поле, и о которых она забудет уже через несколько дней, если не часов. Плевать на всех и вся, окромя, разве что, себя и свои желания. Все это было приправлено возможностью распрощаться со всеми и уйти хоть навсегда, а свою собственную жизнь альгия давным-давно успешно возложила на алтарь гедонизма.
Успев пережить разочарование планом, который оказался не так хорош на деле, каким выглядел в ее мыслях в момент распития разбавленного водой вина на горной вершине одного из безымянных, но таких спокойных и тихих для Фрай миров, девушка тут же пришла к выводу, что нуждается в компании, которую следует себе обеспечить. И, судя по следам в виде трупов сену, у нее были все шансы отыскать людей. Возможно, даже живых, что ее интересовало в первую очередь, поскольку компания мертвецов была неприятна и, что самое обидное, бесполезна.
Ну, вы же понимаете, что с такой жизненной позицией красться, прятаться и таиться, будучи неплохо вооруженной, просто унизительно, а так же похоже на трату времени впустую? Фрай и позвала, рассудив, что откликнуться кто-то да обязан. И заветное "Блять!" в несколько голосов прозвучало весьма отчетливо в считанные секунды. Особенно с учетом, что слух у альгии будет острее, чем у простого человека. Она ухмыльнулась, предвкушая в свою сторону море мата, как только выйдет на говоривших.
Однако плотоядные гости пожаловали и по душу Фрай, вот только в эту встречу она была полностью готова. Адреналин неспешно вскипал в крови, и сама девушка чувствовала неожиданный, жестокий прилив кровожадности.
- Минус один, - первая сену падает, словив пулю в лоб... вроде бы лоб, - минус два... МИНУС ДВА, ЛЕЖАТЬ, БЛЯТЬ, - успокаивается вторая тварь с трех выстрелов, а последняя, самая здоровая, оказалась неожиданно так близко, что руки невольно задрожали.
Выстрел - мимо. Выстрел - мимо. Выстрел - нет, просто щелчок. Сену хватит одного рывка, чтобы...
Нет. Фрай жмурится, сосредоточившись на желаемом.
- Ага, щаз, - открыв глаза и убедившись, что находится в своей квартире в Алее, первым делом альгия спешно перезаряжает пистолет. Потом плетется на кухню, чтобы налить стакан воды и залпом его осушить. Прямо из-под крана. После чего деловито ухватившись за спинку стула, девушка снова закрывает глаза на долю секунды...
Ага, переместилась чуть в сторону от изначальной точки ухода, поскольку на ее место вторглась сену. Тем и лучше: на морду застигнутой врасплох твари, которая, кажется, была возмущена и удивлена, что добыча исчезла прям из-под носа, так смачно прилетело несчастным атрибутом мебели, что тот разлетелся на куски в буквальном смысле слова. Сену удивилась еще больше.
Выстрел в упор заставил мерзость утихнуть.
Выдохнув, альгия тихонько захихикала, до того бегло осмотревшись по сторонам, чтобы самой не стать в этот момент падалью. Да, странно признавать, но этого внезапно ей не хватало.

0

5

Не только группа Торна из шести человек столкнулась с проблемой в виде трех тварей, вылезших на шум, созданный далеко не ими, ведь они-то прекрасно знали, что сену имеют отличный слух и огромную заинтересованность в том, чтобы отыскать всех, кто желает пообщаться на повышенных тонах. Пока мужчины стреляли, выстрелы слышались и как раз с той стороны, откуда несколькими секундами ранее раздался вопрос о наличии в округе живых. Судя по доносившимся до слуха мужчин возгласам, девушка была одна, и справляться с напастью ей приходилось самостоятельно.
Вскоре выстрелы стихли с обеих сторон - со своими сену мужчины разобрались быстро, а вот судьба жаждущей общения девушки и тех тварей, что напали на нее, была неизвестна. Но было тихо, и, собственно говоря, возможны были только два варианта развития событий - либо она справилась с тварями, либо они справились с ней.
- Да ну вас к черту, - пробурчал Маркус и двинулся именно туда, в неизвестность. - Я проверю.
- Кретин, - фыркнул Торн, но все же пошел следом за мужчиной, а заодно и остальным кивнул, чтобы тоже не отставали.
Когда все шестеро, стараясь не привлекать к себе внимания разговорами, почти неслышно приблизились к нужному повороту, чтобы выйти на нужный проулок, снова раздался выстрел, последний.
Торн на секунду замер, прислушиваясь к ощущениям. Он уловил перемещение, прямо вот-вот, только что. Неизвестно, был ли это кто-то, еще не обозначившийся и, возможно, вовсе не планирующий раскрывать свое присутствие, или же перемещалась та, что сделала последний выстрел, как бы, исчезла и вернулась добить тварь. Или это была вовсе не «та», а кто-то иной, по какой-то причине решивший занять ее место… Догадываться и строить различный предположения можно было до бесконечности, однако все равно же не проверишь - не узнаешь.
Теперь уже и Хейла заинтересовала ситуация - где-то был еще один пробужденный, помимо его самого, а их появление в Кере всегда, так или иначе, интриговало. Случайный ли это гость, или кто-то преследовал какую-то конкретную цель? Если цель была, то какая? Кому вообще может понадобиться загнивающая в собственных ошметках Кера?
Мужчины не спешили прятать оружие, ни один из них не спешил. Торн снова оказался впереди всех. Он уже видел впереди мертвых сену и одиноко стоящую фигуру.
- Пока не стрелять, - негромко сказал Хейл группе, - Ничего не предпринимайте. Эй! - крикнул он, привлекая внимание. Девушка была под прицелом, однако никто не был намерен пускать в ход оружие. Мужчины осторожно, медленно приближались, готовые в любой момент обороняться. - Ты одна? - Конечно, издалека различить в незнакомке Фрай Торн не мог.

0

6

Успокоившись, альгия присела на корточки перед ближайшим трупом, рассматривая изуродованное тело. Дотрагиваться до него голыми руками девушка брезговала, а так же не знала наверняка: безопасно это или подобно суициду. Вдруг у них ядовитая кровь или есть какие-нибудь железы такого плана? Главное, чтобы не было никаких ядовитых испарений с мертвых тел. Ибо если такие фигурируют в самом начальном процессе разложения туши, то девушка уже ими точно надышалась и скоро ляжет рядом. Судя по отсутствию каких-либо перемен в состоянии, ей повезло. Но за своевременность ее сообразительности можно поставить лишь жирную единицу.
Осмотрев дохлых сену, никаких особенных выводов Фрай не сделала. Ну, животные, наверное. Ну, мерзкие. Почему-то в мыслях думалось, что все сложится, как два и два. Или как фрагменты детской мозаики, которую собрать с закрытыми глазами можно. Но почему-то никаких волшебных озарений на пустом месте не объявилось, и альгия даже огорчилась. То ли ссылаться на свои умственные способности, которые в этот раз почему-то притворяются шлангом, то ли еще один пробел в плане, уже давно ставшем не особо-то и гениальном.
Ладно, еще один пункт в список исправлений: лаборатория, где можно провести необходимые исследования. Причем, учитывая, что в подобном оборудовании Фрай тот еще олень, необходимо обзавестись командой, которая подсобит в этом непростом деле.
Кажется, изучение природы сену - слишком недешевое удовольствие, которое нанесет значительный удар по благосостоянию альгии. Та недовольно прицокнула, выпрямляясь.
Люди все-таки выжили. Как и следовало ожидать - толпа вооруженных мужиков. Фрай, сощурившись, пыталась сообразить, какой момент ее смущает, окромя того, что заведомо недовольные керийцы сейчас вломят по первое число.
- Блять, - удрученно буркнула альгия, опустив взгляд на босые ноги. Люди могут немного растеряться, увидев девчонку со странной пушкой за спиной. Но еще большую неловкость ощутят, заметив у нее копыта заместо привычного строения стопы с пальцами. На сену, конечно, Фрай не похожа, как ни крути. Но определенную паранойю вызвать может своими подозрительной экипировкой, подозрительным поведением, подозрительными планами. И, в первую очередь, подозрительной внешностью. Неместной.
Впрочем, джинсы были достаточно длинными, чтобы прикрыть большую часть ног. А людям просто так не свойственно глядеть на основание нижних конечностей. Касательно остальных пунктов оставалось уповать на что-нибудь хорошее.
- Ты одна?
- ДА! - неистово завопила Фрай в ответ, уже пребывая в нетерпении перед знакомством. А этот отряд будто не верил. Ее на мушке держат, сами подозрительно косятся во все стороны, словно ожидают, что по одному мановению руки уже они окажутся со всех сторон окружены карманной армией. Или новая порция сену подвалит, чтобы скучно не было и патроны не пылились почем зря.
- А МОЖНО СВОИ ЯЙЦА КАК-ТО ПОАКТИВНЕЕ ПОДТАСКИВАТЬ? - отправив пистолет за пояс, она сложила ладошки рупором и зычно рявкнула, надеясь, что это поможет сену-карателям ускориться. В конце концов, хотят они высказать все, что думают о ней, или уже простили?
Вскинув обе руки, чтобы видели - честна и безоружна, - альгия и сама неспешно выдвинулась к ним навстречу. Совершенно не имея представления, что откуда-то сверху на нее бесшумно, как сапсан, пикировала какая-то крылатая тварь, выставив вперед уродливые когтистые конечности. Фрай же самодовольно ухмылялась, делая шаг за шагом в сторону группы.

0

7

- Блять, - прошипел Торн, когда на него обрушилась это оглушительное "ДА!"
Остальные тоже не были в восторге от идеи девушки в очередной раз проораться. Торн не сомневался, что перемещалась именно она. Местные - не идиоты, знают, что шум создавать не следует. Но неужели так сложно сообразить, что Кера - не лучшее место для прибавления громкости голоса, особенно когда стоишь посереди улицы? Если только это ее не первое здесь появление. Или если только она не намерена покончить с собой таким нелепым образом (но, будь она самоубийцей, то не стала бы расстреливать встретившихся на пути тварей, верно?)
Мужчины шли себе спокойно, без спешки, внимательно вглядываясь в окна, в темнеющие дворы и переулки, а также рассматривая стоящую впереди крикливую цель, как вдруг:
- А МОЖНО СВОИ ЯЙЦА КАК-ТО ПОАКТИВНЕЕ ПОДТАСКИВАТЬ?
Кому-то явно не терпелось познакомиться поближе, однако, если она не заткнется, не исключено, что познакомится не с группой, а с очередной порцией сену, которые вылезут на шум. Еще у Торна на секунду возник второй вариант знакомства для девушки - с пулей, ради безопасности группы, но его он пока не рассматривал всерьез.
- Рот закрой! - рявкнул Торн в ту же секунду, когда услышал ее нетерпеливый возглас. Голос у него не выделялся особой звонкостью, поэтому даже при повышении тона звучал довольно глухо. - Разоралась, мать твою. А что б самой ногами не поперебирать в нашу сторону-то?
Несмотря на недовольство, он все же решил ускориться, чтобы пресечь возможные попытки девушки кричать, подгоняя группу. Он оставил товарищей позади, опустил пистолет и побежал навстречу незнакомке, не шибко, правда, разгоняясь, чтобы успеть среагировать, в случае чего. Девушка же направилась в сторону группы и, соответственно, Торна. По мере приближения, когда взгляд сфокусировался на ее лице, мужчина смог распознать смутно знакомые черты. Спустя пару мучительных секунд судорожных размышлений о том, где он мог видеть девушку раньше, он вспомнил. Хейл снова замедлил шаг, теперь уж точно не видя причин для спешки. Он махнул рукой, вполоборота развернувшись к группе. Они опустили оружие и остановились, поняв, что ситуацию Торн контролирует. Мужчина улыбнулся какой-то хитрой улыбкой, по которой было невозможно было сказать наверняка, рад он этой неожиданной встрече или нет. Он и сам не знал.
- Ну что, здравствуй, - сказал он, вглядываясь в знакомое лицо еще на расстоянии. - Не ожидал. И как это я сразу не догадался, что это ты?
Однако же, продолжить приветствие так же размеренно, как Торн его начал, не удалось. Не заметить сену в небе было невозможно, и уж тем более невозможно было ее проигнорировать. Глаза мужчины моментально округлились, уставившись на стремительно приближающуюся опасность. Увидели ее и оставшиеся позади мужчины, тут же поспешившие на помощь.
- Да еб твою мать! - выпалил Хейл, отпихивая Фрай в сторону и не особо заботясь о том, устоит ли она на ногах. Уж лучше пусть девушка будет со ссадиной от падения, но живая.
Он и сам на месте стоять не остался. Крылатая сену была шустра, но маневренность у нее оказалась не на высшем уровне. Потеряв жертву с траектории своего полета, она уже не видела смысла приземляться. Взмахнув пару раз крыльями, она выровнялась в воздухе и замешкалась, выискивая более удобную цель. Несколько выстрелов - крылья повреждены. Сену, рыкнув, полетела вниз, беспомощно размахивая конечностями. Стоит отдать ей должное, даже с пробитыми крыльями спланировала на землю она плавно, но уже не была способна к нападению. Оставалось только добить.
- Довопилась, - фыркнул Торн.

Отредактировано Торн Хейл (2017-08-13 17:01:34)

+1

8

Ой, ну вот, опять, опять же! Истерят, орут, матерятся почем зря. Люди - даром, что самый распространенный вид в этой чертовой Спирали со всеми ее мирами, очень предсказуемые и оттого скучные зверушки. Пожалуй, весь шарм человечеству придают пришибленные на голову экземпляры, от которых не знаешь чего ждать, а потому взираешь на таких отдельных уникумов не без интереса. И опаски.
Фрай наигранно закатила глаза, даром, что это кривлянческое актерство некому сейчас оценивать, пробормотав себе под нос приглушенное бла-бла-бла. Конечно, она не была на самом деле такой сукой, какой намеренно хотела казаться. И понимала, что если у нее основная ставка идет на возможность дать деру да хоть к себе домой, чтобы устроить спонтанное чаепитие в честь нашедшего здесь героическую смерть стула, то встреченные ребята могут все тут полечь, если количество сену превысит их оборонительные возможности.
Понимала. Но не воспринимала всерьез такую вероятность. Эдакий детский эгоизм. Ведь можно же сбежать, не обернувшись и заткнув уши, чтобы не слышать крики погибающих. И возвратиться далеко-далеко потом, всё это время утешая себя тем, что группа выживших человечков благополучно справилась и уцелела в полном комплекте, дав отпор.
Ну, по крайней мере, события начали шевелиться активнее, а именно того добивалась альгия. Обвешанная оружием Фрай сейчас слишком задрала нос, будучи уверенной, что ей абсолютно всё будет по силам, а к местным керийцам относилась с благосклонным великодушием, словно вот только одного присутствия полукровки не хватало, чтобы разрешить все их проблемы. И вот она сейчас, вся из себя такая, наконец-то пришла и снизошла до помощи. А там всё будет.
Если подошедший Торн сравнительно быстро узнал альгию, той потребовалось несколько больше времени.
- И как это я сразу не догадался, что это ты?
- А? - Фрай оказалась застигнута врасплох. Она морально готовилась к лавине мата с требованием объясниться, что девушка себе позволяет, и с какой стати гробит не только себя такими выходками, но и других, однако заместо этого получила почти приветливую любезность. На которую могла ответить лишь удивленно вскинутыми бровями, словно гадала, что это за мужик, почему ее знает, а так же не должна ли она ему денег. Или еще чего-то. Или не выбесила ли его в свое время настолько, что не стоит показываться на глаза, если не желаешь схватить пулю в лоб. Хотя перечислить тех, кто не выходит из себя, имея дело с альгией, можно по пальцам.
Нет, опять-таки, дело вовсе не в том, что ей совсем уж плевать на встреченных при различных обстоятельствах людей и не очень. Просто их, знакомцев этих, слишком много, ведь Фрай не сидит на одном месте и не особо задерживается в бесконечных попыток убежать от кого-то. Или чего-то. И среди этого пестрого калейдоскопа чужих лиц с именами немудрено запутаться.
- Торн? - спустя полминуты томительных размышлений не без сомнений переспросила альгия, однако заполучила донельзя странную реакцию. Кериец переменился в лице так, будто встретил призрака своей прабабушки. Полукровка, впрочем, сообразила, что взгляд его направлен куда-то за спину ей, однако заместо прыжка вперед или в сторону совершила глупость, над которой ведь всегда не могла не посмеяться, видя ее у кого-то еще. Фрай попыталась обернуться, чтобы увидеть причину практически испуга, промелькнувшего у Торна... Что же, это превеликое счастье, что мужчина, метнувшись к ней, то ли рефлекторно, то ли из-за святой уверенности, что ума у нее не прибавилось за эти годы, отпихнул девушку в сторону так, что та устояла, лишь чудом зацепившись за рог валявшейся сравнительно рядом сену, которую пристрелила накануне, чуть разодрав ладонь. Фигня, царапина, если там никакого яда нет.
Дрожащими руками Фрай и сама пустила пару пуль в вольный полет, кажется, не попав ни разу в здоровое чудовище, которое, блин, почти всадило ей в спину свои когти!
"Сучка Кера. Усыпляла бдительность, значит?" - мысленно матерясь всеми выражениями, какие только довелось слышать, с неприязнью обратилась альгия к злополучному миру.
Черт побери, альгия зла. Очень зла, и ей срочно нужно кого-то застрелить!
И та самая нечисть с перебитыми крыльями прекрасно годится на роль казненной жертвы.
- Пиздец, - мрачно рыкнула девушка, метнувшись было в сторону сбитой твари, однако остановилась, видя, что группа керийцев и ближе, и быстрее.
- Я бы сказала, - угрюмо проговорила Фрай, и всю ее прежнюю браваду как ветром сдуло, - что заебал ты каждую встречу меня спасать, но не скажу. Спасибо. - последнее слово полукровка и вовсе процедила сквозь зубы. Она не на Торна злилась, и это было видно. Вся озлобленность альгии была направлена на нее саму же. Ну и на Керу, как иначе. Вплоть до желания притащить какую-нибудь бомбу и сделать "БАБАХ!" всей планете. Да, местные жители не оценили бы такого рвения.
Зато гарантированно сдохнут все-все-все сену.
Круто же?
- Смотрю, выжил и даже на алкаша не похож, как прежде, - одарив керийца теперь уже пристальным и серьезным взглядом, куда более миролюбиво сказала Фрай, - неплохо. А если ты скажешь, что те ребята под твоим командованием, то вообще замечательно. Есть идея, в которой мне, похоже, понадобится помощь. Вам, - тут она имела в виду, пожалуй, всех жителей мира за раз, - это на руку. Я же вроде говорила, что может дозрею до того, чтобы поближе познакомиться с проблемой? - она позволила себе ухмыльнуться, поигрывая пистолетом. Но опять, вот опять. Весь пафосный момент с обликом всемудрой спасительницы из другого мира отправился в жопу из-за какой-то летающей курицы!

Отредактировано Фрай (2017-08-29 17:50:02)

0

9

Не сразу Фрай признала в мужчине того, кто некогда стремился угробить свою жизнь, используя для этого самые простые приемы - алкоголь и постоянный риск. Оно и не удивительно, сейчас Торн выглядел лучше, чем тогда, чувствовал себя увереннее, с привычкой заливать глаза с утра до вечера было покончено. Рисковать он не перестал, однако теперь делал это не ради слепой мести, не с целью бессмысленного расстрела одиночных сену, а во имя общего блага, во имя благополучия Хэддора и всего керийского народа в целом. Он по-прежнему не был рыцарем благородства, ему просто нравилось ощущать себя значимым, однако, как и раньше, мужчина не являлся по природе своей засранцем и подлецом.
- Торн? - спросила она, сумев достать из памяти нужные моменты своей жизни.
Ответить он так и не успел, хотя на то, чтобы улыбнуться, времени ему хватило.
- Пиздец, - резюмировала девушка, когда сену, едва не спикировавшая прямо на нее, приземлилась, подстреленная мужчинами. Хэддорцы работали четко и слаженно, они быстро, без лишних движений, разговоров и напрасной траты патронов убили тварь, пустив ей пару пуль в голову.
- Я бы сказала, что заебал ты каждую встречу меня спасать, но не скажу. Спасибо, - произнесла Фрай, явно недовольная таким положением вещей. Благодарность прозвучала так, как будто она высказала ее только потому, что была должна, но никак не из-за возникновения соответствующего чувства к тому, кто снова оказался рядом вовремя.
- Скажу я. Ты заебала каждый раз попадать в какую-то задницу и тянуть за собой других, - Торн тоже был не духе, поэтому слушать неискренние благодарности, под которыми вообще черт знает, что может скрываться, ему не хотелось. Лучше бы она вообще ничего не сказала. Понимаешь ли, Фрай снова пришла в Керу, снова наделала шума, подставила себя и других опасности, и все, просто сухое, совершенно безэмоциональное «спасибо». Так дела не делаются.
Таким выдалось приветствие. Как будто бы Хейл и вовсе не был рад видеть старую знакомую, однако это не совсем так. Он всегда был доволен, когда выяснял, что те, кого он когда-то знал, живы и здоровы. Вот только Фрай своими манерами вызывала раздражение, не дававшее возможности радости проявиться.
- Ребята, погуляйте пять минут. Поищите чего, - сказал он группе, и мужчины, кивнув, разбрелись по территории. Каждый сделал свои собственные выводы, однако вряд ли хоть один мог верно расценить ситуацию. Но мешать общению не стали, уже хорошо.
- Смотрю, выжил и даже не алкаша не похож, как прежде, неплохо, - проговорила Фрай, смерив Торна внимательным взглядом, пытаясь выявить отличия между тем мужчиной, что она видела два года назад, и тем, что сейчас стоял перед ней. Да, изменился. Он и сам это знал. Перестал быть таким жалким и, на самом деле, совершенно беспомощным.
Он  засмеялся. Уж кому-кому, но точно не Фрай рассуждать о способность к выживанию.
- А если ты скажешь, что те ребята под твоим командованием, то вообще замечательно, - добавила Фрай.
- Не совсем. Но на данный момент, да, я как бы за старшего, - отозвался Торн, внимательно всматриваясь в лицо Фрай. Тоже старался подметить изменения. - Удивлен, что ты вернулась. И что снова едва не оказалась сожранной. Тебя жизни ничему не учит что ли?
- Есть идея, в которой мне, похоже, понадобится помощь, - сказала Фрай, как бы и отвечая на предыдущие реплики Хейла, - Вам это на руку. Я же вроде говорила, что может дозрею до того, чтобы поближе познакомиться с проблемой?
- А, да, и вот, значит, настал момент? - с усмешкой произнес Торн. Он даже допустить не мог, что Фрай способна чем-то помочь. Но, впрочем, сразу пресекать все предложения девушки он не стал, - Рассказывай, что надумала.
Он достал из кармана смятую пачку сигарет и потертую зажигалку, прикурил, после чего протянул пачку девушке, предлагая угоститься. Он не знал, курит ли она теперь, или бросила попытки научиться этому нехитрому ремеслу, но счел, что в предложении ничего особенного нет.

0

10

Ути господи, обиделся. И правда, что за оборзевшие нынче женщины пошли, которые смеют возмущаться на то, что их спасают слишком часто, покушаясь на их святое право быть сильными и независимыми? Главное, поблагодарила ведь, так всё равно - начал тут же желчью брызжать, обвиняя в том, что в экстренной ситуации альгия умудряется за собой утянуть и окружающих. Донельзя нелепое замечание: ей, простите, что, нужно тонуть в гордом молчании, не пытаясь любой ценой выкарабкаться? Конечно, Фрай такие насмешки допустит лишь в мыслях. В кои-то веки от благодушного расположения собеседника зависит слишком многое, ибо вдруг в его стиле отказать помогать просто из принципа, из нежелания хоть сколько-то с ней работать? Поэтому придется с предельно искренней улыбочкой на морде лица терпеть. Как же альгия терпеть подобное не может!..
Вдох-выдох, и вперед, ласточка.
- Тих, не бухти, солнышко - надув губки и томно глянув из-под длинных ресниц мягким трепетным взглядом, попросила Фрай. - Я видела, что ты улыбался и вообще мне рад.
И нет, это не было флиртом ради флирта. Это вообще флиртом не было! Однако кериец, наверняка кое-как успевший изучить альгию за ту недолгую череду встреч, в теории на такой не самый обыденный ход со стороны девушки мог растеряться. Смутиться. Ну, в общем, хоть сколько-то отдалиться от прежнего раздражения, которое Фрай сильно мешало.
Отлично, умничка Торн распустил свое стадо боевых барашков рыскать по окраинам в поисках чего угодно. Учитывая, что группа оперировала тут уже далеко не пять минут, основные полезные ресурсы наверняка собраны, так что это куда больше походило на призыв свалить подальше и не мешать двум умным людям (в обобщенном смысле) вести беседу. Деловую.
Кериец всматривался в альгию так, будто в ее глазах таился секрет мироздания... или же он просто искал хоть какой-то проблеск интеллекта в темно-карих омутах, глядящих по жизни обманчиво мягко и кротко. Что же, он привык считать Фрай взбалмошной дурочкой, которая лезет на рожон и будто не понимает всей серьезности ситуации, а ей такое, в принципе, и надо. Пусть недооценивает. Пусть раз за разом прикладывает длань ко лбу в жесте отчаяния. Да, она могла погибнуть, но... не погибла. И это в разы важнее.
- Тебе лупу принести, чтобы удобнее было рассматривать? - вежливо, но не без ухмылки на губах поинтересовалась альгия, - а спиной или боком не встать?
Сама девушка не особо всматривалась в перемены своего старого знакомого. Она отметила вслух лишь очевидный факт, который не мог не броситься в глаза. А еще ей было важно, чтобы Торн откликнулся. И в этом Фрай была заинтересована раз в тысячу больше, нежели в чем-то еще.
Обидно, в конце концов, забросить дело, к коему она столько времени готовилась, затратив немало ресурсов и финансов, не воплотив задумку и вполовину.
- Тебя жизни ничему не учит что ли?
- Учит. Многому учит, - усмехнувшись и пристально глядя ему в глаза, ответила альгия, - хотя главным уроком жизни я считаю историю, в которой мое тело облюбовало себе растение. Представляешь, да? Внутри тебя растение, корни которого идут из сердца. Каждый сосудик и орган практически оплетены тончайшими, словно волос, стеблями. И это самое растение мечтает дорасти до главного центра нервной системы и окончательно убить тебя, став тобой же. Угадаешь с трех раз, в чем заключался урок? Маленькая подсказка: вариант "не лезть туда, куда не просят" заведомо неправильный. Разнообразия ради получишь приз, если угадаешь. Если, - она ухмыльнулась. Не верила, что Торн поддастся неуместному азарту. Не верила, что не пошлет. И потому заранее в своих мыслях закрылась эдаким щитом, запрещая себе всерьез воспринимать большую часть слов. Лучше пусть будет как с гуся вода.
- Нет, я пас, я за здоровый образ жизни, - от предложенного курева Фрай отказалась настолько гордо и высокомерно, смерив Торна оскорбленным взглядом, мол, как посмел вообще подкидывать такую отраву, что сложно было поверить в ее попытки закурить в их самую первую встречу.
- Рассказывай, что надумала.
- Поймать какую-нибудь не самую крупную сену и поиграть в безумного ученого, чтобы получше узнать этих тварей, - фыркнула альгия, - да-да-да, какие-то свои исследования ваши керийцы наверняка проводили, однако в этом вопросе я предпочитаю довериться своему опыту, а не чужому. Каким образом поймать тварь я знаю. А вот каким образом транспортировать ее и куда поселить - к сожалению, не продумала. Так что вы чертовски вовремя попались.
Она умолкла, задумчиво глянув в сторону мертвой крылатой туши, прикусив губу.
- Я не верю, что это - местные зверушки какого-то мира, - наконец, после задумчивого молчания, продолжила Фрай. - Они ведут себя слишком агрессивно, насколько я поняла, чтобы являться звеном пищевой цепочки - устраняют всё и вся, не терпя конкуренции, идут вне системы. А если есть те, кто питается уже ими, то почему не пришли и они заодно?.. Больше похоже на оружие. Которое склепали на коленке, не заботясь об эстетическом виде, и кинули просто зачищать Керу от всего живого.

Отредактировано Фрай (2017-08-23 20:28:09)

0

11

- Тих, не бухти, солнышко, - произнесла Фрай в ответ на начавшее зарождаться возмущение мужчины, - Я видела, что ты улыбался и вообще мне рад.
Торн закатил глаза, после чего взглянул на девушку, приподняв вверх бровь. Нет, ну раздражает же! Вечно сваливается невесть откуда ему на голову, а потом еще и выделывается, строя из себя черт знает что. Типа, крутая, типа, своевольная, типа, остроумная. Есть у него одна в чем-то похожая знакомая, тоже иномирянка, так та хотя бы обычно тише воды, внимание не привлекает и вообще куда менее навязчива, чем Фрай. Улыбался он, видите ли.
- Рад, да? Уверена? - переспросил он, не сводя с нее пристального взгляда.
- Тебе лупу принести, чтобы удобнее было рассматривать? А спиной или боком не встать? - спросила девушка насмешливо.
- Надо будет - хоть на руки встанешь, - недобро отозвался Торн. Он не любил, когда с ним разговаривали в такой манере, словно он постоянно в чем-то виноват, где-то облажался, делает что-то не то. - Я ищу тень разума на твоем лице, да не нахожу, - нет, он не считал ее абсолютной дурой, сказал это просто, чтобы что-то ответить на язвительное высказывание. Но вот легкомысленной - да, считал, и у него были для этого все основания.
Впрочем, Фрай была уверена, что жизнь ее многому учит, она прямо так и сказала, хотя Хейлу слабовато верилось. Девица, как всегда, была безмерно заносчива, ее этой напускной гордыни хватило бы на целый отряд, а самомнение, ни на чем не основанное, зашкаливало. Такой ее Торн и помнил. Да, может, он и был изначально рад увидеть знакомую, но теперь, когда успел сходу поймать на себе с десяток ухмылок и взывающих к конфликту взглядов, уже не был так уверен в собственных чувствах. Вот как, как ей удавалось за пару минут общения вызывать в собеседнике желание послать ее куда подальше? Удивительный талант. И удивительная способность к выживанию, раз она еще цела и невредима, учитывая этот талант. Последовала многословная тирада о каком-то приключении с каким-то растением, Торн особо не вслушивался, только смотрел на девушку взглядом из серии «что ты несешь?»
- Давай короче, без этого, а?
Курить отказалась. Торн усмехнулся, припоминая ее попытку угоститься сигаретой в их первую встречу. Не удивительно, что привычка не прилипла. Взгляд, как будто бы оскорбленный, которым Фрай наградила мужчину, он решил проигнорировать. Если он будет думать о каждой ее реплике, каждой улыбочке и каждом взгляде, нервы не выдержат. Пачка сигарет была убрана в карман, где ей и место.
Фрай охотно поделилась своей идеей - поймать и изучить сену, а также отметила удачное совпадение, что группа пересеклась с ней, или она с группой. Торн слушал молча, внимательно. Последовало предположение насчет истинного назначения сену. Торн нахмурился, тоже взглянув на мертвую крылатую тварь.
- Думаешь? В целом, да, они жрут все подряд, и друг друга в том числе, они тупы. Но кому может понадобиться доводить Керу до такого состояния? - спросил он, снизив громкость голоса, чтобы не привлечь внимание своих товарищей. - Вряд ли это такой опасный или такой ценный мир, чтобы всерьез кому-то мешать. Таких миров, какой раньше была Кера, великое множество... - Торн замолчал, затягиваясь, потом продолжил, - Ну, ловить, так ловить. Только ребят придется отправить домой и справляться вдвоем, а то они ж спрашивать будут. Или у тебя есть легенда?

Отредактировано Торн Хейл (2017-08-30 22:43:36)

+1

12

Она как всегда ерничала. Как всегда бросалась тем, в чем по жизни никогда не испытывала дефицита - словами. Провоцировала, науськивала, так и норовила болезненно кольнуть, вызывала напряженное раздражение - казалось, вела себя донельзя естественно и привычно. Вот только таилось нечто еще за насмешкой в мягких карих глазах, и едва приметное чужому взгляду беспокойство просачивалось в интонациях, движениях, мимике. То вполне можно было списать на то, что альгия вновь едва не распрощалась с жизнью, но...
Но.
Едва ли всё гладко было на самом деле, как то и пыталась показать Фрай. В тот миг, когда пару лет назад Тэри погибла прямо на глазах полукровки в этой чертовой Кере, умерло и что-то в самой девушке. Впервые за долгое время боль настолько остро полоснула по сердцу, что моментально вытеснила всё из разума, заполняя его лишь собой. Тогда альгия не могла поступить иначе, кроме схватить то, что первым попадется под руку, и кинуться бежать, чтобы методично, одну за другой истреблять тварей. Она потом очнулась перед очередным трупом сену на дрожащих ногах и вся в крови.
Вспоминать, как пришлось обыгрывать всё там, в Алее, для родственницы Тэри... Нет, ей до сих пор тяжко дотягиваться до этих фрагментов случившейся истории без счастливого конца.
Благо, никто не увидел ее такой... Не заплаканной даже - слезы настигли далеко потом. Потрясенной, ошарашенной, оказавшейся способной лишь на отчаянный вскрик с последующим бегством куда-то прочь. Смертельно раненной и оттого блеснувшей на короткое мгновение истинной сутью, которая и скрывалась за всеми этими шипами из сарказма и злой иронии, направленных на окружающих.
Быть в Кере, видеть Торна мучительнее, чем ожидалось. Отчасти она была ему рада, как человеку, а не просто возможности упростить реализацию своего плана. Но разве Фрай Ландерс может в подобном признаться, а если и признаться, то не выставить комплимент очередной ядовитой насмешкой?..
- Рад, да? Уверена?
- Да, - отрезала она. В один момент вдруг устала, оказавшись не в силах огрызаться и напоминать ежесекундно о своем сволочизме, не в силах парировать словами перепалку, куда уж вести ее за собой.
- Надо будет - хоть на руки встанешь.
Фрай ограничилась лишь хмурым взглядом в ответ. Можно было, конечно, согласиться, что да, при необходимости и не такой акробатический трюк альгия провернет. Да только Торн - последний, кто станет для нее поводом напрягаться подобным образом.
От игры предсказуемо отказался. Его право, и на это полукровка могла лишь равнодушно пожать плечами. Слова - не то, о чем она станет жалеть. А касательно потерянного времени... В конце концов, и без того слишком многая часть выделенного ей срока жизни уходит на что-то непонятное. Чего же решат лишние пара секунд?
Фрай с охотой бы прихватила Торна с собой, покидая Керу на время их переговоров. Какой-нибудь бар... Господи, да хоть парк, где есть пруд с уточками. Что угодно, только не этот мир, который притаился, не сводя хищного взгляда с альгии, и всячески жалил ее болезненным воспоминанием. Что будет, если Торн поинтересуется участью Тэри? Ведь полукровку он узнал и вспомнил сравнительно быстро. Фрай не уверена, что есть смысл озвучивать правду. Соврать легче, даром, что окровавленное безжизненное тельце слишком легко предстает перед глазами. Слишком сильно девушка боялась показать слабину - ведь чем еще, если не слабостью, являются чувства и привязанности?
- Таких миров, какой раньше была Кера, великое множество...
- Умничка, что понимаешь, но балбес, что не черпнул поглубже, - отозвалась альгия. Непривычно сдержанно и равнодушно, словно была сфокусирована на чем-то еще, и основные силы уходили на это. - Разве не в вашем мире те же медицинские препараты вначале тестируются на белых мышках, коих в распоряжении... великое множество?
Фрай, конечно, не позиционировала свои предположения, как единственную верную истину. И надеялась, что не подгоняет факты под свои размышления, а действительно рационально рассуждает, опираясь на очевидные и уже известные вещи, а не выдумки.
- Ты не понял? - она не без удивления взглянула на Торна, - Не просто поймать, но и где-то содержать. Мне мало потыкать первой попавшейся под руку палочкой в глаз сену, чтобы понять, чего от нее ожидать и что это за лапочка. Нужно что-то вроде ангара, откуда она не выберется. Или крепкий вольер. Что там от вашего зоопарка осталось, м? Вдвоем мы может и поймаем сену, но доставить ее будет затруднительно. Поэтому я рассчитывала на всё твое стадо ручных солдатиков, - альгия насмешливо скривилась в ухмылке. Над самой собой, понимая, что покуда гложут беспокойные воспоминания, принося скорбную боль, ей лучше не пытаться вести себя непринужденно. То, что изначально являлось агрессивным заигрыванием с миром и подтруниванием над ним, сейчас походило на вымученные оскалы ради... Ради ничего.

0

13

Два грузовичка ехали по дороге, мерно раскачиваясь на каждой кочке. У того, что позади, кузов заполнен разномастными боеприпасами. Десяток ящиков с пистолетными патронами калибра 8х16, которые вы вставите в ТПС. Штук тридцать длинных и тяжелых ящиков с 8.94. Этими вы сначала будете нудно заправлять ленту, а после этого также нудно укладывать ее в короб. Еще штук двадцать ящиков всякой ерунды типа снайперских 8.88, пистолетных четверок и совсем уже непопулярных 10х21. Но в основной массе это были квадратные ящики с бронебойными патронами калибра 7.74. Этими вы заправите магазин своего АВ-44, прежде чем направить его на морду сену. Одним словом, маленький грузовик был полон этих чертовых ящиков. Набит под завязку - достаточно верная формулировка.
На другой машине белой краской выведена надпись "Не влезай, убьет!". Эта белая краска на темно-зеленом фоне тента очень круто бросалась в глаза. Так и просила заглянуть внутрь. Словно бы, предлагая забыть о собственном содержании, кричала: "Здесь что-то интересное!". Жаль только, что кроме дюжины мужчин внутри ничего не было. Только двенадцать вооруженных людей с очень угрюмыми лицами сидели вдоль бортов на неудобных скамейках. И они точно не оценят подобный жест любопытства.
Мираад ехал в груженом грузовике, удобно рассевшись на пассажирском кресле. Походный рюкзак его аккуратно лежал на соседнем сидении, а автомат - под ним. Под рюкзаком, не сиденьем. Мужчина в пол уха слушал непрекращающуюся болтовню водителя. Так слушают объявления в аэропортах, когда известно, что твой самолет будет не раньше, чем завтра. Поначалу Гранс даже вслушивался, но поездка насчитала уже три увлекательные истории и четвертая, надо полагать, подходила к концу. В глубинах сознания Мирда вяло ворочалась мысль, что собеседник может о чем-то спросить, но ее затыкала надежда, что этого не случится.
Размышлять же о чем-то важном Грансу совершенно не хотелось, а потому его мысли и внимание занимал окружающий пейзаж. Многоэтажки сменяли друг друга одна за другой, а насаждения зелени вдоль дороги, хоть и поредели, все же пытались радовать своей красотой. Порой картинка выстраивалась так, что можно было сказать, что ничего и не происходило. Будто бы жизнь продолжает идти своим чередом. И нет никакого нашествия сену, никто не потерял родных, свой дом, своих друзей. Свою жизнь. Стоит только моргнуть, как на тротуаре появятся люди. Кто-то будет спешить на работу, кто-то вести собаку в парк, кто-то просто выйдет погулять с детьми. Дороги наполнятся автомобилями и невозможно будет проехать в этом застывше-движущимся потоке машин. Рекламные вывески вновь загорятся, перекликаясь огоньками, заманивая во всевозможные рестораны, кофейни, супермаркеты…
Машина затормозила так резко, что весь этот утопичный бред мигом вылетел из сознания Мираада. Перед глазами вновь возникла суровая реальность, но причина остановки была неясна -  из рации доносился лишь невнятный бубнеж, а впереди стоящий грузовик занимал весь обзор.
- Что-то случилось?
- Не видно, вроде. - Водитель взял рацию и сказал: - что там такое?
В ответ снова невнятный бубнеж. Ведущая машина медленно отъезжала назад и вбок и оба с тревогой ждали ответа. "Не так давно где-то справа слышалась стрельба, но нас то это как касается? Нет, что-то другое". - Возможно в голове Мирда пронеслась бы еще целая кипа мыслей, но грузовик все же отъехал (Стоит заметить, что отъезжал он очень медленно) и ответ собственной персоной возник перед глазами.
Какого самого большого видели сену? Лично Мирд видел особь чуть крупнее большой собаки. Слышал о тварях размером с лошадь. Но сейчас навстречу шло чудище размером со слона. Омерзительного слона с головой-пастью, тремя парами ног и множеством щупалец, торчащими из тела. И это лишь примерное описание. Как говорится, лучше один раз увидеть...
- Твоя вагонетка может ехать быстрее черепахи? - Нарушил всеобщую тишину Мираад. И словно бы спусковой крючок, его голос оживил все вокруг. Водитель проматерился, из рации донеслась команда "Давать нахер отсюда!", водитель снова проматерился, а потом все вокруг заглушил рев сену. Сердце забилось в такт дребезжанию стекол. Будто бы рядом на полную мощность включили огромный сабвуфер. И нет, теперь нечто не вальяжно двигалось по центру дороги. Теперь оно, сотрясая асфальт неслось навстречу маленькому конвою. Обманчиво неуклюжее, оно мотало головой в такт движениям, стремительно сокращая расстояние. Надо ли говорить, что никакие команды не будут действовать так хорошо?
Моторы обеих машин взревели почти одновременно. Грузовик с конвоем пытался развернуться не сбавляя скорости и едва не влетел в стену, но сумев, все-таки, вывернуть, помчался вперед. Из кузова тут же застрекотали автоматы, но без толку - сену упорно набирал скорость, а перегруженный грузовик с патронами просто не мог выдавать нужную для отрыва мощность. И Мираад на пару с водителем, прекрасно понимали, что по прямой дороге не уйти. Водитель второй машины, тоже не из дураков, быстро сообразил свернуть в ближайший двор. Жилой комплекс проехали насквозь. Выехали на соседней улице и снова свернули во дворы. Вокруг мелькали деревья, машину беспощадно трясло, а рев сену перекрикивал только водитель. Он так и не сумел заткнуться. Еще один двор, снова улица и снова двор. Чудовище, цепляя углы зданий, входило в повороты. Автоматные очереди, похоже, еще больше злили тварь, но и стреляли, скорее из инстинкта.
Вывернув в очередной двор, машина едва не влетела в человека. Водитель резко дернул руль влево, налетел на бордюр и попытавшись выровнять грузовик окончательно потерял управление. Еще один толчок - сшибленно молодое деревце; сильно тряхнуло - очередной бордюр; еще толчок - ограждение детской площадки. Контроль над управлением окончательно утерян, но водитель упорно давит на газ. Последнее, что успел увидеть Мираад, - кирпичная стена дома, в который врезалась машина. Лишь за секунду до удара, он успел закрыть голову руками и, насколько это вообще было возможным, сгруппироваться.

0

14

- Разве не в вашем мире те же медицинские препараты вначале тестируются на белых мышках, коих в распоряжении... великое множество? - спросила вдруг Фрай.
Торн хмыкнул. Фрай с легкостью выдала предположение, которое никоим образом Хейлу не нравилось. Если воспринимать ситуацию в Кере как катастрофическую случайность, то можно рассчитывать на то, что рано или поздно все закончится так же резко, как и началось. А если в этом замешаны какие-то силы извне, то они-то могут терзать мир столько, сколько им заблагорассудится, пусть даже до полного уничтожения всего живого, до разрушения планеты или поглощения Пустотой. Мужчина нахмурился.
Он не раз думал о том, что, возможно, все это - следствие чьего-то злого умысла, но терпеть не мог об этом рассуждать, так как проще было воспринимать все как нелепое совпадение. Ему не нравилось мыслить глобально. Торн предпочитал бороться с проблемой, которая была у него перед глазами, а не сотрясать воздух в попытках достать кого-то, кто находится за гранью его восприятия. В конце концов, какое это имеет значение, если он, сам по себе, никак не сможет повлиять на ситуацию? Он не сможет в одиночестве одолеть Великого Врага, который, возможно, устроил все это, он не сможет сам уничтожить всех сену, закрыть все порталы раз и на всегда, а значит, вряд ли все эти размышления имеют смысл.
Но сейчас это озвучила и Фрай, давая лишнее основание полагать, что именно такой вариант может оказаться правдивее любых других. Верить в это не хотелось, однако было бы глупо отказываться от возможности хоть немного приблизиться к истине, тем более, что участвовать в этом хочет кто-то не из Керы, мыслящий несколько иными категориями, знающий, способный в лучшей степени, нежели сам Торн, сопоставлять факты и делать выводы, учитывая многолетний опыт перемещений между мирами. Хейл пробудился пару лет назад и не слишком-то любил покидать родные места, поэтому до сих пор не научился воспринимать миры как части чего-то общего и необъятного. Было сложно.
Фрай не хотела, чтобы Торн распускал людей. Она рассчитывала на их помощь, оказывается. Интересно, как можно объяснить людям смысл сего мероприятия? Они ведь непременно потребуют каких-то обоснований, доводов и рассказов о конечной цели поимки твари и ее содержания. Сказать что-то вроде "я потом все объясню" не получится, ведь ребята - тоже не идиоты, своими жизнями напрасно рисковать не станут, да и вряд ли радостно кинуться исполнять прихоти какой-то девицы, даже если Хейл со всей ответственностью заявит, что это когда-то чем-то сможет помочь Кере. А рассказать им про Спираль - значит подставить себя. Прослыть сошедшим с ума чудаком мужчине не хотелось.
- Я понял. Зоопарк отсюда далеко, я в тех краях бываю нечасто, не знаю, есть ли так приличная клетка. Но как ты себе это представляешь?
Он хотел добавить что-то еще, но не успел, отвлекся на стремительно приближающийся шум. Торн осекся, различая приближающийся гул автомобильного мотора. Он замолк и прислонил палец к губам, давая Фрай понять, что сейчас не лучшее время для бесед. Мужчины, что бродили по территории, тоже услышали шум - кто успел зайти в здания, те выглянули из окон, а кто находился на улице - сгруппировались ближе к постройкам, чтобы успеть спрятаться. Звуки становились ближе, и шум едущего автомобиля разбавился чем-то еще, посторонним. Рев? Вой? Вопль?
- Да что, мать твою... - шепотом протянул Торн, снова доставая пистолет.
За углом, в приличном отдалении от местонахождения группы, раздался взрыв. Что рвануло, было неизвестно, но оставаться здесь как-то резко расхотелось. Бежать до машин было невозможно - шум раздавался именно с той стороны, где группа их оставила. Прозвучал еще один взрыв, и через секунду из-за угла вылетел грузовик, едва не зацепивший одного из хэддорцев. Снеся на своем пути несколько препятствий, потерявшая управление машина влетела в кирпичную стену, на том и заглохла. Раздался третий взрыв. Кто-то из ребят, из окна здания швырял ручные гранаты на некую угрозу, что до сих пор оставалась скрыта за углом. Торн, то и дело оглядываясь, побежал к грузовику, чтобы помочь возможным выжившим, так как не мог позволить себе проигнорировать эту аварию. Водительскую дверь было не открыть - заклинило, поэтому от нее Хейл тут же кинулся к пассажирской, за которой успел различить вторую человеческую фигуру.

0

15

Согласно исследованиям независимой компании Аварсис грузовики схожих конструкций имеют рейтинг краш-тестов от двух до семи. Это большой разброс. Так например, почти все модели компании "Анэв" при столкновении с бетонной стеной сохраняли целостность кабины. Лопалось только стекло, которое втыкалось тестовым манекенам в головы. Знаменитый ПРАЗ разбивался полностью. Движок после теста находили где-то в дальней части кузова, рядом с машиной, порой даже внутри стены, и страшно представить во что превращались те манекены внутри. Пассажирские мираны неплохо держали удар - помогала специально разработанная система контролируемого разлома кабины. Жуть. Или те маломерные грузовички, что раньше сновали по всей стране. Они вообще не бились. Совсем. Интересно, они тестировали браумы? Браумы набитые патронами под самую верхушку тента. Браумы, несущиеся по двору на встречу с кирпичной стеной жилого дома, за рулем которых был потерявший контроль над собой, и ситуацией в целом, водитель. И пассажир, едва успевший осознать неизбежность произошедшего. Наверное, нет.
Мираад пришел в себя достаточно быстро. Вернее сказать, он даже не отключался, а скорее просто очень долго моргал. Но стоило открыть глаза, как в нос тут же ударили запахи солярки, ржавчины, моторного масла, крови, и чего-то еще, что сложно было разобрать в этой жуткой мешанине ароматов. Заслоняя собой все, повсюду плясали радужные круги, а в голове творилось черти знает что. Безумно захотелось тут же закрыть глаза обратно, но следом за восприятием, поглощая все остальное и словно крича о себе, явилось другое чувство. Боль. И она заставила собраться. Заставила встряхнуть головой, убеждаясь, что последняя цела. Заставила пошевелить руками и ногами, а после и всем телом. И с каждым движением она кричала все больше, кричала с требованием обратить на себя внимание, проникала в самые неожиданные места и кричала: "Соберись! Ты в опасности!".
Удивительно, как в такие моменты время умеет растягиваться подобно резинке. Одна секунда и радужные пляски уступают место четкой картинке, а ворох запахов улетает куда-то на задний план. Мирд видит раскуроченную приборную панель перед собой, кирпичную стену с потрескавшимися кирпичами, стеклянное крошево в рукавах толстовки и вообще везде. Сквозь крики боли поворачивает голову и видит Калера. Половина этой секунды достаточно, чтобы понять, что шея его слишком неестественно выгнута, понять что взгляд его слишком бессмысленно уставился на рычаг ручного тормоза, что струйка крови не должна так быстро литься из его рта. Понять, что он мертв.
Вторая секунда и мысли начинают перекрикивать боль. Сначала робко и едва слышно, они с каждой тысячной секунды меняют друг друга, наращивая свою мощь, свою значимость, наращивают громкость, чтобы крикнуть: "Действуй!". И снова лишь половины секунды достаточно, чтобы осознать всю плачевность ситуации. Чтобы вспомнить, что где-то еще бежит монстр. Чтобы увидеть, что без помощи извне двери точно не открыть, так их выгнуло. Вспомнить про рюкзак и автомат, которые точно пригодятся, если удастся выжить, а вернее, что без них - не выжить.
Третья и четвертая секунды уходят на то, чтобы, пытаясь сдерживать стоны, ухватить одной рукой лямки и автомата и рюкзака, а другой пытаться толкать дверь. Они, эти драгоценные секунды, уходят на тщетные попытки выбраться из изуродованной пасти грузовика. Выбраться из одной пасти, чтобы не попасть в другую - пасть сену.
Пятая, шестая, седьмая... Время, притворяясь канцелярской резинкой, растягиваясь до невероятной длинны, рвется, больно ударяя по восприятию. Вся собранность, твердость мысли и разума рвутся вместе с ним, больно ударяя по всему телу. Боль снова дает о себе знать. Она снова повышает тон, притягивая к себе еще и страх. Она еще не кричит так громко, чтобы страх превратился в панику. Она лишь напоминает: "Ты скоро умрешь!". И это не то, о чем хочется думать перед смертью.
Но Гранс не сдается. Он думает не перед смертью. Он думает о том, что ее не будет. Отчаянно толкая дверцу машины, он подключает ноги так, что ему приходится лечь на сидения. И так лежа он бьет в пластиковый кожух, разбивая его все сильнее. Он кричит от боли. От злости. От страха. Он пытается перекричать их, но не слышать, что они говорят ему.
И едва в потрескавшемся окне двери появляется мужчина, как Мираад сгибаясь всем телом, едва различимо говорит: Помоги! Знает ли Мирд о том, что кричать у него нет сил? Что все они уходят на попытки выбить эту чертову дверь? Знает, что путаница в его голове на самом деле лишь попытки построить план действий? Знает, что боль кричит ему не о смерти? Что боль кричит ему, чтобы он действовал втройне сильнее, вопреки возможностям? Наверное, нет.

0

16

Блин.
Вот вроде бы Торн умничка, что пошел на контакт, пусть и не без сомнений касательно предложенной полукровкой идеи, но всё равно вызывает желание то ли припечатать длань к своему лбу, то ли врезать этой же дланью как можно сильнее уже по лбу керийца, чтобы не бесил и тупил заодно поменьше.
Вот серьезно, что за глупые вопросы он задает? Как она это себе представляет? Да элементарно, черт побери! Поймать сену, усыпить ее, погрузить в какую-нибудь тачку, кои до сих пор худо-бедно функционируют в мире, где встало всё производство, а там уже как-нибудь довезти до пункта назначения и покрепче запереть.
Или он заодно хочет узнать, каким образом девушка намеревается поиграть в безумного ученого? На этот вопрос альгия пока не могла ответить. Смысл делить шкуру неубитого медведя, если этого самого медведя на горизонте вообще не виднеется?
Так что Фрай размышляла, как бы помягче сказать Торну, что он дурак, но при этом не убить его желание сотрудничать. Не сумев составить ни одной достойной этой миссии комбинации из всех известных ей слов, альгия лишь скорбно вздохнула, неприкрыто сожалея о необходимости проворачивать непростые дела с остолопами подобного рода, и терпеливо начала вещать:
- У меня с собой несколько ампул транквилизатора, который и слона усыпит на несколько часов, куда уж до сену средних размеров. Тебе сложно объяснить своим людям, что нужна живая тварь для того, чтобы лучше понять их природу? Я не понимаю, - возмущенно пожала плечами девушка и запоздало умолкла, обратив внимание на приближающийся шум.
И знаете что?
Знаете, в чем заключается несправедливость?
В том, что Фрай появилась с куда более скромными спецэффектами, однако Торн, конечно же, обматерил ее! А вон какие-то придуркозавры на своем тракторе примотали, едва не передавив людей и снеся полгорода за раз, так кериец сразу же, бегом же, молча же побежал на спасательную операцию, в один миг позабыв об альгии, которая сама весьма посредственно представляла, как реагировать на произошедшее. Это всё потому, что она олень и нездешняя, да?
Ну, эм, чисто теоретически необходимо отыскать выживших и оказать им первую медицинскую помощь, которая не должна стать последней. Или пристрелить, чтобы поставить точку на страданиях... Или это в Кере еще не практикуют?
Фрай непростительно теряется, не зная, куда себя деть, чем помочь, а потому на какое-то время замирает на месте, подсознательно рассудив, что в таком случае лучшее, что можно сделать - хотя бы не мешать, не путаться под ногами. Глаза ее уставились в сторону, откуда примчалась машина. И знаете что?
Обычно на такой скорости по бездорожью без весомой причины не мотают. Девушке показалось, что за взрывами и грохотом ей послышался рев чего-то большого, живого и очень недовольного.
На сердце потяжелело.
В один миг вся бравада испарилась куда-то прочь. Одно дело расстреливать сену одну за другой, которые ростом немногим крупнее лошади. И даже если твари пытаются взять количеством, отчего руки дрожат от избытка адреналина, всё равно не чувствуешь себя такой ничтожной и жалкой пылинкой. Воображение полукровки слишком живо нарисовало сену размером с многоэтажный дом. В фильмах подобного рода таких титанов не всегда могли убить бомбами, а вертолеты, роем окружавшие чудовище, обычно взрывались или разваливались прямо в воздухе от небрежного маха лапкой или иной конечностью исполинского существа.
Здесь не было ни бомб, ни вертолетов, и оттого Фрай вообще стало худо. Бледная, как смерть, сжав губы в тонкую нить, она, поборов свой первый ступор, метнулась к Торну.
- Живой? - язык не слушался. Руки, которыми она пыталась поправить свои вещи, - рюкзак там, оружие - тем более подчинялись с большим трудом, а вся ее поклажа вдруг сделалась какой-то неподъемной. Конечно, плевать девушке было, кто там бултыхается на пассажирском кресле и бултыхается ли еще. Вопрос Фрай задала лишь ради того, чтобы привлечь внимание в свою сторону. И чтобы отвлечься от истеричного понимания, что в Кере нет безопасного уголочка. Вообще нет. Не существует. На любом участке этого проклятого мира ты как на ладони. И если за тобой еще не наблюдают пристально чьи-то глаза, это совершенно ничего не значит...

0

17

Фрай снова была недовольна. Фрай, по ходу дела, всегда чем-то недовольна. Торн закатил глаза, явно чувствуя ее негативный настрой, но не вполне понимая его причину. Что ей не понравилось на этот раз? Что мужчина не кинулся аплодировать, услышав зачаток ее идеи о ловле и изучении сену? Что он хотел выяснить подробности и прочувствовать, так сказать, саму суть дела, вроде того, как все это, на самом деле, представляет себе Фрай? Может, он и был из числа тех, кому требовалось время на осмысление, был тяжеловат на подъем, никогда не стремился бросаться в омут сломя голову, но ведь для девушки это не должно было стать сюрпризом. Не первый же день, в конце концов, знакомы.
Вот были в его жизни две персоны, которые постоянно ставили под сомнение его умственные способности - обе искрометные, резкие и готовые бездумно следовать возникшей идее. Одна вообще никогда не могла объяснить причину своих поступков, а вторая, стоявшая как раз перед Хейлом в этот самый момент, просто считала, похоже, что все вокруг либо должны читать ее мысли, либо слепо доверять ей и ее умыслам.
Торна такое раздражало, и с годами он становился менее терпим к, как ни парадоксально, нетерпимости, подобной той, что сейчас выражала Фрай. Хорошо, что не в его характере было начинать высказывать недовольство сразу же, по мере возникновения, хорошо, что он был отходчив, а также, хорошо, что сама Фрай огрызаться не стала, а лишь, собрав все свое скудное терпение в кучу, спокойно заговорила:
- У меня с собой несколько ампул транквилизатора, который и слона усыпит на несколько часов, куда уж до сену средних размеров. Тебе сложно объяснить своим людям, что нужна живая тварь для того, чтобы лучше понять их природу? Я не понимаю.
«Да что непонятного?» - нахмурился Торн. Хотел объяснить, что именно в людях и состояла проблема, ведь природа сену изучалась в рамках Керы раньше, и вполне себе безрезультатно. Людям, которые не имеют представления о том, что Кера - не одна-единственная, будет довольно сложно объяснить, что здесь остались возможности для изучения этих тварей, а также и то, что этим почему-то занимается какая-то девчонка, а не группа ученых. И что нужна помощь именно их, а не каких-то более сильных, более вооруженных фигур. Разве это не логично?
Торн хотел высказаться вслух, но, едва только мысль пронеслась в голове, как их обоих, и его, и Фрай, отвлек тот самый шум.
Вылетевший из-за угла автомобиль заставил забыть о разногласиях, перетянув на себя все их внимание. Конечно, тема будет поднята в дальнейшем, если только они оба выживут.
На пассажирском сидении со всей дури влетевшего в кирпичную стену грузовика был человек, живой, в сознании. Он с остервенением долбил ногами в дверь, силясь ее открыть, но безрезультатно. Возможно, механизм заело.
- Живой? - неразборчиво, сбивчиво спросила подоспевшая к месту аварии Фрай. Торн окинул ее беглым взглядом, чтобы оценить общее состояние. Оно-то было не из лучших - девушка, бледная и испуганная, едва стояла на ногах, вздрагивала, но сейчас не было ни малейшей секунды, чтобы приводить ее в чувства. Необходимо было вытащить из искореженной кабины человека.
- Живой, - отозвался мужчина, рванув на себя несколько помятую и исцарапанную дверь. Не с первого раза, но та все же поддалась. - Живой, - подтвердил еще раз Торн, точно убедившись в правоте своих же слов, - один, - добавил Хейл, сунувшись в кабину, чтобы помочь выжившему мужчине выбраться. Дурацкая дверца, притянувшись обратно, несильно треснула Хейла по спине. Значительных проблем это не доставляло, но мешало действовать быстро, - Фрай! Дверь держи! - скомандовал Торн, на мгновение выглянув, чтобы понять, в нормальном ли состоянии девушка и способна ли слушать и дйствовать.
Максимально осторожно, чуть ли не всем телом забравшись в кабину, Торн вытянул мужчину из машины. Обессиленное тело осело на землю. Оставалось только надеяться, что никаких серьезных повреждений пострадавший не получил - судя по приближающимся звукам, со двора нужно было убираться, срочно. Или хотя бы прятаться.
- Цел? - спросил Хейл, склонившись над незнакомцем.

0

18

Страх бывает разный. Один сковывает подобно смирительной рубашке, парализует, заставляет смотреть на приближающуюся опасность. Словно бы он, этот самый страх, хочет, чтобы ты попал в неприятности. Чтобы тебя раздавило машиной. Или на тебя упала тяжелая бетонная плита. Множество случаев показывали в давно забытом телевизоре и интернете, где люди просто стоят и смотрят, ничего не делая. Смотрят на свою смерть.
Это был не тот страх. Гранс отчетливо понимал, что и как ему нужно делать. Что вываливаясь из машины, надо бы ухватить лямки автомата и рюкзака. Понимал, что медлить нельзя, ведь, как показывает история, - промедление смерти подобно.
Другой страх заставляет что-то делать. Неважно что, главное - делать. Бежать, прыгать, упасть, драться - главное не стоять на месте. Множество бездумных поступков было свершено под влиянием такого страха. С его огромными глазами люди видели слишком много опасности. Видели много - делали еще больше.
Но что-то делать прямо сейчас было нельзя. Прежде всего стоит осмотреться, оценить обстановку и только потом - действовать.  Так что, нет. Это был и не этот страх.
Рядом были люди, самые обычные люди. Они тоже напуганы и, скорее всего, не совсем понимают, что происходит, но они здесь, они помогли ему, а это успокаивало. Насколько вообще можно успокоиться в данной ситуации.
А потому, едва оказавшись на земле, а вернее асфальте, Мираад всем телом прижался к стене дома. Две-три секунды, не больше - надо собраться с мыслями.
- Цел? - здоровенный мужчина склонился над ним.
Двух-трех секунд явно недостаточно, чтобы подготовиться к такому вопросу. "Дышать могу, нормально вижу. И руки-ноги - шевелю. А если дважды-два - четыре, - сегодня, точно не умру". - Гранс нараспев процитировал институтского полковника, что преподавал им курсы выживания. Веселый то был мужчина, но песенка хорошо помогла оценить степень повреждений.
- Жить буду, - сказал он сквозь зубы, секунду спустя, добавив: - ближайшие пять секунд - точно.
Да, им овладевал страх. Липкий и тягучий, как солидол на замке дверцы грузовика. Но если второй сейчас был бесполезен, то страх этот пришелся, как нельзя кстати.
Он заставлял поднять все резервы, прояснял сознание, умножал силы и делил боль натрое. Сейчас Мирд точно знал, что ему делать и как ему это делать. Мысли проносились так быстро, что мужчина сам не понимал, как успевает их понимать. Такой это был страх. Адекватный, абсолютно нормальный - полезный.
Взрыва машины, - а это первое, что приходило в голову, - можно не опасаться. Мотор благополучно заглох после удара, а сам бак, почти полный солярки, взорвать не так то просто, если вообще возможно. Как и боеприпасы в машине.
Куда больше Гранса интересовало сейчас местонахождение твари, а так же второго грузовика. Судя по окружающим звукам во двор вот-вот должна была ворваться вся эта катавасия, и что с ней делать - неизвестно. Единственное, что приходило в голову это бежать, прятаться, исчезнуть.
- Надо бы убираться отсюда, - озвучил он свои мысли.
С этими словами Мираад поднялся, накинув рюкзак на плечи. Автомат он крепко сжимал в руках, сжимал так, что пальцы побелели. Скорее для уверенности, нежели для дела - автоматные пули вряд ли пробьют шкурку этого сену. Или кожу. Или что там у них вообще.
Эти побелевшие от натуги пальцы, единственное, что его выдавало.
Да, он был напуган и у него болело все тело, но остальным это знать совершенно необязательно. Ситуация и так жестко стучала по нервам, а, как известно, дурной пример заразителен. Мужчина, что вытащил его, держался, - или так просто казалось, - уверенно, но девушка явно чувствовала себя дискомфортно. А это может быть проблемой.
"Где-то я тебя видел..." - невпопад промелькнула тут же задвинутая мысль. Не важно было сейчас, кто, где и кого видел.
- Там огромная тварь. - Он махнул рукой в сторону въезда в комплекс. - И целый грузовик людей.
Гранс хотел было сказать что-то еще, но слишком явственно представил, как это все может быть долго и непонятно. Представил, как чудище догоняет второй грузовик и раздирает его на части. Или водитель так же не справляется с управлением. Не словами, образами промелькнуло все это у него в голове. Как и то, что передышка, должно быть подходит к концу.
- Я не хочу, чтобы они так же погибли. - Мирд повернулся к мужчине, что вытащил его. -  Есть идеи?

0

19

От чего могла со всей силы гнать машина при учете, что как минимум один пассажир был вооружен автоматом? Фрай понимала, что не желает знать ответа. Меньше всего на свете ей интересно, от чего пытались спастись керийцы, из которых выжил лишь один. К сожалению, выжил. Широко распахнутые карие глаза в обрамлении густых ресниц глядели с девичьей кроткой мягкостью, и лишь знающий альгию поближе рискнул бы предположить, что едва ли хоть одной теплой искоркой веяло от томного, как у олененка, взгляда.
Полукровка досадовала, что пассажир выжил. Ведь в таком случае он неизбежно озаботится участью остальных, которые уже мертвы. Мертвы, даже если еще не знают об этом и наивно пытаются бороться за право жить дальше. А Торн не сможет не откликнуться на речи земляка - слабак, чертов слабак! Ему не хватает рациональной жестокости, как думалось Фрай. В какой-то момент неизбежно приходится махнуть рукой на окружающих, даже если обрекаешь их этим на мучительную гибель. Просто потому, что ты у себя один единственный, а этих знакомцев в твоей жизни будет еще столько, что не запомнишь и половины лиц.
Так что да, Фрай жалела, что незнакомец выжил. И уж меньше всего ей думалось о том, что они знакомы, причем знакомы по-своеобразному близко - та самая случайность, когда телесная близость случается раньше, чем духовная. Второй же попросту не дали шанс заглянуть в гости - переосмыслив случившееся, альгия без лишних сомнений сбежала, предпочитая компании, отношения в которой могут пойти в неизвестном направлении, собственные независимость и свободу.
Ко всему прочему куда больше девушку интересовал тот факт, что она без обуви, не рассчитывая спонтанно оказаться в обществе разумных существ, коим свойственно обращать внимание на вещи, которые им бы следовало игнорировать. Отлучиться в другой мирок на пару минут можно было бы себе позволить, располагай Фрай хоть в одном тайнике обувью, в которой не будет опасаться за целостность своих ног. В новой Кере ей не посчастливилось оказаться в туфлях с каблуком, лишающем девушку твердого чувства баланса, зато компенсировал это прекрасной маскировкой. На сравнительно ровной поверхности альгия показала бы себя самой грацией и ловкостью, но повторить такой номер посреди бездорожья, пестрящего ямой, грязью, мусором и вздыбленным асфальтом было ей не по силам.
И ведь неизбежно какой-нибудь бдительный мудак опустит глаза на ее стопы.
Окликнутая Торном Фрай сиюминутно подоспела керийцу на помощь, придерживая дверь - иначе и быть не могло. Она избегала одаривать взглядом мертвого водителя, и предпочла уставиться на покореженный металл машины, чтобы ступор вновь не захватил разум. К этому стоило бы привыкнуть за свою жизнь, полную не всегда безмятежных похождений, но постоянное напоминание о том, что все смертны, а зачастую и внезапно смертны, умудрялось превратить альгию в неподвижный чурбан с перепуганным взглядом.
Это, конечно, раздражало. И это самое раздражение неизбежно придет. Попозже.
Спасенный говорил и, собственно, в полной мере оправдал ожидания девушки - он пекся о благополучии своих товарищей, заставив альгию мысленно поморщиться. Она не перечила незнакомцу хотя бы потому, что тот был при автомате. И наверняка находился в шоке, а потому был способен на непредсказуемые и безумные поступки.
- Так убираться отсюда или идти за твоими? - с легкой хрипотцой, не выдержав, все-таки поинтересовалась Фрай. Сама она ни в коем разе не собиралась высовываться туда, откуда и прибыла машина. И пусть целью ее визита являлась живая плененная сену, речь вовсе не велась о гигантских монстрах с непробиваемой шкурой.
Поэтому лучше всего драпать, прибегнув к девизу "каждый сам за себя". Фрай вопросительно уставилась на Торна, не без надежды ожидая от него взвешенного и адекватного решения. И в то же время полукровка прекрасно понимала, что сейчас на нее все дружно махнут рукой, забыв про ее, между прочим, далеко не вечную готовность помочь и поучаствовать в рискованном походе, который она запланировала.
Махнуть что ли рукой на них первой, отправившись на охоту в гордом одиночестве? Фрай всерьез задумалась над таким вариантом.

0

20

После подобной аварии выжить - уже большая удача, а этот парень не только выжить смог, но еще и не пострадал, похоже, абсолютно. Соображал ясно, говорил четко, двигался свободно. Везунчик, одним словом.
- Надо бы убираться отсюда, - сообщил он, поднявшись на ноги и надев рюкзак на плечи.
Торн кивнул, рефлекторно обернувшись в сторону, откуда во двор влетел грузовик. Ясное дело, надо уносить ноги, просто так ничто бы не заставило двух адекватных людей с риском для жизни мчаться на безумной скорости, сшибая препятствия на пути. Хейл покосился на руки незнакомца, что мертвой хваткой вцепились в оружие, мимолетно отметив про себя потрясающую выдержку. У другого на его месте вполне могла бы случиться истерика от выброса колоссальной дозы адреналина в организм в связи с рядом событий, произошедших за последние несколько минут, и от осознания, какой судьбы удалось избежать на этот раз. Торн ощущал его преобладающую эмоцию, самую очевидную и самую, пожалуй, честную. Страшно? Страшно в такой ситуации должно быть, это даже не норма, это условие выживания, страх за собственную жизнь - это и было основой выживания в Кере. Если тебе не страшно, ты теряешь бдительность и умираешь. А вот паника - это дело другое. Паника лишена логики, а отсутствие логики в действиях - это тоже прямая дорога на тот свет. Мужчина напротив панике не поддавался.
- Там огромная тварь. И целый грузовик людей, - сказал незнакомец, указав в сторону, откуда прибыл сам. - Я не хочу, чтобы они так же погибли. Есть идеи?
Хейл нахмурился. Вытащил из грузовика одного, так будь добр выручить и остальных? Такой подход не очень-то устраивал Торна, все же, на роль всеобщего спасителя-смертника он не подписывался. С другой стороны, одна огромная ублюдочная тварь могла разгромить половину города и отнять немыслимое число жизней. Пробужденный мог справиться с этой проблемой, или попробовать, по крайней мере. Хейл никогда не считал себя сверхчеловеком и сомневался, сможет ли совладать с тварью, которую даже гранаты не берут, но не попытаться, трусливо сбежать, подставив людей - не только тех, что были во втором грузовике - неминуемой гибели, он бы себе не позволил. В конце концов, он, по крайней мере, сможет переместиться куда-то, даже не за помощью, а просто, чтобы переждать. Идти надо одному, иначе возникнет слишком много вопросов. Фрай, для которой способности не стали бы особым открытием, брать с собой он не станет. Во-первых, затея небезопасная, во-вторых, девушка будет только мешаться под ногами.
- Так убираться отсюда или идти за твоими? - спросила Фрай. Вопрос вполне логичный, и ответ на него мог бы быть слишком очевидным, не в пользу тех, кто в опасности, но Хейл уже все решил для себя.
- Надо увести ее с маршрута, - сообщил Хейл, осматриваясь в поисках того, что могло бы помочь. - Наши машины как раз в той стороне. Твоя, - он взглянул на незнакомца, после чего кивнул на грузовик, - не на ходу. Ногами далеко не уйдем. Так, - Торн вдохнул поглубже и выдохнул, как будто собираясь с силами. В это время как раз подоспели товарищи Хейла.
- Там такая! Сену! - оповестил один из подошедших, тот, что все время провел в доме и видел из окна надвигающуюся катастрофу. Кериец запыхался. То ли от бега, то ли от страха, на лбу, по линии роста светло-русых волос проступила испарина, а в серых глазах был заметен испуг. - Огромная! Метра четыре в высоту!
- Собирайтесь и двигайтесь вглубь района, - рукой Торн указан направление, - Старый кинотеатр, пересечемся там. Через два часа не объявлюсь - уходите. Где вас искать, я знаю, - сказал он, глянув на одного из своих. Хейл ухмыльнулся, но на лице все равно было заметно волнение. - Дай мне это, - он рванул на себя ствол автомата из рук Маркуса, молодого темнокожего мужчины, высокого, долговязого. Ему же, взамен, сунул свой пистолет. Группе оружия хватит, а вот одному Хейлу с одним пистолетом далеко не уйти. - Сюда едет грузовик с выжившими, окажите помощь. Я иду один.
- Куда? Я с тобой! - возмутился было невысокий смуглый мужчина, одернув Хейла за рукав.
- Заткнись, Артур, - огрызнулся Торн, не оборачиваясь.
Слушать возражения, вопросы и пожелания мужчина не стал, сразу перешел на бег и вскоре скрылся за угол ближайшего дома, попутно ковыряясь в рюкзаке. Кое-что Торн всегда носил с собой на всякий случай, например, второй пистолет и пару ручных гранат. Такие вещи рано или поздно обязательно пригодятся, и это - как раз тот самый случай.

Выскочив на широкую улицу, Хейл как раз оказался немного позади огромной сену, что уверенно неслась вперед, не замечая ничего перед собой, кроме стремящегося оторваться грузовика, что стал ее целью.
Вряд ли Хейл смог бы привлечь внимание твари криком - рокот мотора в совокупности с ревом твари перекрывали любые другие звуки, даже пожарная сирена померкла бы на этом фоне. Необходимо было привлечь внимание твари, чтобы дать возможность водителю грузовика снизить скорость и перевести дух. Торн рванул за ней. Скорость его перемещения была гораздо выше средней скорости человека, и оставалось только надеяться, что группа все-таки станет выполнять его рекомендации, а не останется наблюдать из близлежащих окон…
Стрелять нужно было по наиболее уязвимому месту из всех доступных - по незащищенной хитином, загрубевшей шкурой, костными наростами или чем-либо еще области аккурат на сгибе левого коленного сустава на задней паре конечностей. Если это не способно вывести сену из равновесия, то должно хотя бы обратить ее внимание на появившуюся помеху.
[dice=5808-1:3:0:Выстрел 1]
[dice=3872-1:3:0:Выстрел 2]
[dice=3872-1:3:0:Выстрел 3]

0

21

Огромная бронированная туша весом в шесть тонн почти не обратила внимания на попавшие в неё маленькие кусочки металла, а один выстрел так вообще прошел мимо, выбив кусок цемента из здания, расположенного чуть дальше. Но зато сену прекрасно расслышала звуки выстрелов и, на ходу, обернулась посмотреть на источник знакомого и опасного шума.
В отличие от противника, которого сену преследовала до этого, источником  звука оказался один единственный слабый двуногий – легкая и ставшая очень привычной добыча. Бросив еще один взгляд в сторону огромного металлического грузовика, животное решило не пытать счастья в борьбе с врагом такого размера, и предпочла пищу поменьше.
Огромное существо, столько времени следовавшее за машиной, неожиданно затормозило и, снеся фонарный столб и светофор, расположенные на углу, кинулось к новой жертве. Никаких сюрпризов сену не ожидала – большинство местных лакомств медленно двигались и не могли нанести хоть какой-нибудь существенный вред её покрытому многочисленными пластинами телу.
Издав странный, хрипяще-булькающий звук, существо ринулось на Хейла, сходу набрав огромную скорость.

Две пары глаз, наблюдавшие за происходящим из окна одного из соседних зданий, внимательно следили за огромным животным и человеком, который старался привлечь её внимание. Скорость, с которой он двигался, была не характерна для местных, и именно это вызывало определенный интерес.
Впрочем, вмешиваться в данный момент никто не планировал и храброму, но безрассудному одиночке надо было самостоятельно расхлебывать ту кашу, которую он же и заварил.

Грузовик, счастливо избежавший встречи с разъяренной сену, притормозил у Фрай и Мираада - всего на пару секунд, чтобы мужчина мог, ухватившись за протянутую руку, запрыгнуть в кузов. Гранс успел бросить прощальный взгляд на альгию и второй грузовик, после чего вместе со спасшимися товарищами скрылся за поворотом.

Отредактировано Одуванчик (2017-11-07 22:05:22)

0

22

Повреждений твари Торн нанести был не в состоянии, в такую тушу из одного автомата стрелять было совершенно опрометчиво, если только не иметь желания расстаться в жизнью быстро и болезненно. Впрочем, умирать Хейл не планировал, у него были совершенно иные задачи на день.
То ли ощущение отскакивающих от толстой шкуры пуль, то ли шум выстрелов, резко вклинившийся в равномерный гул мотора и рев самой сену, но что-то, так или иначе, отвлекло тварь от ее цели и переключило ее внимание на Хейла. Она, немного пошевелив своим маленьким мозгом, все-таки бросила идею гнаться за грузовиком, решив, что для перекуса ей хватит одного только Торна.
Она, снеся по дороге пару легких столбов, со всей тяжестью своего веса тяжело ринулась в сторону мужчины, который, в свою очередь, развернулся и рванул в другую сторону, чтобы выиграть немного времени на размышления. Стоило, конечно, чуть раньше все продумать, но Хейлу просто не хватило тех нескольких мгновений, что были у него в распоряжении.
Исходя из простейших соображений, ему следовало бы в принципе оставить существо и его будущих жертв в покое, проигнорировать выжившего с его просьбой о помощи и, в целом, уповать на то, что со всеми этими проблема справится кто-то другой. Так поступили бы многие другие, и так следовало поступить ему, но отнюдь не желание показать себя героем сказалось на его конечном решении. Стоило только услышать об огромной твари, в голове мужчины тут же образовалась мысль, что подобной туше не составит труда угробить весь город, а столкнуться в ней, будучи совершенно неподготовленным, было бы совсем некстати.
Посему, он побежал.
Одно касание. Всего одно касание, и все будет кончено, но вот только как дотронуться до этой махины так, чтобы она в итоге не погребла под своим весом простого, маленького и хрупкого, в сравнении с ней, человечка? Или чтобы не оказаться у нее во рту?
Тварь бежала на Хейла, а он, в свою очередь, набирал скорость, удаляясь от нее. Резкие повороты и преодоление узких улочек, куда еле-еле вписывалась тварь, сильно замедляли ее и давали мужчине возможность оторваться. Он петлял между домами, изредка выпуская в сену очередную пулю, чтобы животное не теряло интереса. С каждой преодоленной улицей он все дальше уходил от места, где осталась группа. Уповать на то, что существо устанет быстрее, чем Торн, не приходилось, поэтому мужчина, то и дело оглядываясь, пытался на ходу придумать наиболее простой и быстрый способ дотронуться до твари. Он подался влево, чтобы тварь рванула на ним, а затем свернул резко направо. Тушу занесло.
Скорость Хейла позволяла находиться достаточно близко к твари, снова и снова ускользая от клацанья ее отвратительной пасти. Он бежал по кругу, заставляя сену вращаться в попытках догнать и поймать, но та была слишком неповоротлива, чтобы успевать за ним. Будь ее строение иным, Торн, конечно, уже был бы мертв.
Всего одно касание…
Мужчина, снова сменил направление, рванул в противоположную сторону, после чего парой больших прыжков приблизился к твари и в одном рывке попытался вцепиться в прочную шкуру задней лапы.
[dice=5808-1:3:0:Попытка дотронуться до лапы сену.]

- Сумасброд! - выкрикнул Торну вслед Артур, но за ним не пошел.
Раз Хейл сказал направляться к кинотеатру, значит, надо направляться к кинотеатру. Если лидер говорит, надо выполнять.
- Просто кретин! - негодовал мужчина, снова кинув взгляд туда, где скрылся кериец.
Весь бравый отряд молчал, никто не говорил ни слова, но каждый понимал, что вероятность того, что они еще хоть когда-нибудь увидят Хейла, стремится к нулю, но ни один не хотел озвучивать этого, пока что.
Кто-то уже подошел к Мирааду, желая расспросить о самочувствии, кто-то направлялся к Фрай, как из-за угла вывернул грузовик, видимо, тот самый, в котором были нуждающиеся в помощи люди. Машина ехала прямиком разбитому автомобилю и остановилась лишь на мгновение, чтобы забрать «своего». Тот без лишних слов, да и наверняка без особых мыслей, сиганул в грузовик.
- Вот же падла неблагодарная! - выпалил Маркус, кинув вслед машине поднятый с земли камень. - И ради такого говна Торн жизнью рискует!
- Хейл сказал идти к кинотеатру, и мы пойдем к кинотеатру. И дамочка пойдет с нами, - угрюмо проговорил Артур, пока трое проверяли вписавшийся в стену грузовик.
- Эй, парни! - окликнул всех один из мужчин, вскрыв кузов грузовичка. - Смотрите, какой арсенал!
Остальные тут же подтянулись к нему, желая взглянуть на находку.
- Неплохая плата за спасение неблагодарного ублюдка, а? - отметил невысокий блондин, кинув взгляд в след уехавшей машине. - Надо пригнать машины и забрать это с собой.
- Но Торн сказал…
- Да срать я хотел на то, что сказал твой Торн! Ты тупой, не понимаешь, что он там сдохнет, и все? Нет у тебя больше авторитета! А я считаю, что оружие бросать нельзя. Не мы, так другие заберут, - конечно, он говорил здравые вещи, но это совершенно не нравилось Артуру.
- Да не орите вы. Мы можем взять машины, собрать оружие и направиться в кинотеатр. Хейл вернется и переломает нам пальцы, если мы бросим это все здесь. А ты как думаешь, а? - спросил он, взглянув на Фрай. Никто из группы ее не знал, но им всем не помешал бы глоток свежего воздуха и толика здравого смысла, чтобы не переубивать друг друга на месте. - До машин минут пятнадцать ходу, недолго. Оставим кого-то здесь, кто-то пойдет за транспортом. Или все вместе пойдем, через двадцать минут будем уже здесь. А?
- И на машинах быстрее до этого всратого кинотеатра доедем, - поддакнул Курт, злобно взглянув на Артура. - Выждем оставшиеся полтора часа, как наш бравый рыцарь благородства просил, и повезем припасы в Хэддор.
- А ты, я смотрю, совсем не ждешь его возвращения, да? - выпалил Артур.

0


Вы здесь » Фантазис » Настоящее » Вопросы