Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.



Эхо.
Молодой высокотехнологичный мир, переживающий не лучшие времена. Ранее единое общество сидов, жителей Эхо, в последние годы оказалось на грани развала. Виной тому новый, пользующийся популярностью наркотик, называемый «флэшбэк», позволяющий принимающему его заново переживать любое событие своей жизни. За последние четыре года зависимыми от наркотика стали большинство сидов, многие из них умерли от передозировки, либо от нехватки "флэшбэка", а цивилизация, еще недавно развивающаяся и процветающая, пришла в упадок.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаара пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четырехлапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.


Сиды.
Населяют Эхо. Выходцы из жаркого мира, они прекрасно переносят жару, но очень некомфортно чувствуют себя при низких температурах. Сиды являются уникальными обладателями вечных спутников – альмов, существ, внешне схожих с различными животными. Альмы разумны и представляют собой еще одну, вторую, подсознательную личность своего владельца, благодаря чему способны, даже на больших расстояниях, находиться в телепатическом контакте со своих хозяином. Сиды используют этих существ по-разному - в качестве разведчика, шпиона, простого собеседника, либо как транспорт, если позволяют размеры альма.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Монстры внутри


Монстры внутри

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

Заявка.

Название флэшбэка: "Монстры внутри"

Общее описание: Молодая Фрай, проходя реабилитацию для поправки психического здоровья и находясь под воздействием вкусных и полезных пилюль, в один прекрасный день обнаруживает в себе очередную способность посетить соседнюю вселенную. На этот раз она - в Паксе. Ей не совсем понятно, сон это или реальность, а, может быть, всего лишь эффект от таблеток. Вот только выяснять придется поскорее, ведь судьба-шутница готовит ей встречу с удирающим от погони и параноидальным до кончика хвоста этари Дэлейном. И не успеют они, как следует, прийти в себя, как уже познают на себе все прелести Паксийской погодки.

Предполагаемые участники: Фрай, Дэлейн Аддри

Предполагаемые место и время действия: Пакс, 18,5 лет тому назад.

Дополнительная информация: Помощь не потребуется. Наверное.

Принято. ПС.

+1

2

Фрай Ландерс ненавидела себя и свою жизнь. Каждый день был неотличим от предыдущего, и все они сливались в одно мутное пятно, длинное, как паровоз, идущий куда-то за горизонт. Близился момент, когда альгия сломается окончательно, признав, что вся ее жизнь в мире, именуемом Лладеном, была просто сном, элементарной защитой психики от тех, кто украл ее от семьи и держал в заложниках. Иногда девушке казалось, что еще немного, и даже лица преступников всплывут перед глазами.
Фрай Ландерс жила. Заставляла себя жить. Исправно просыпалась от будильника, застилала кровать, после чего она приводила себя в порядок, одевалась и шла на работу, где держала на лице неестественную улыбку столько, сколько требовалось, помогая альгийцам и людям, которые встречались во много раз реже, успешно совершить покупку и консультируя их по тем или иным вопросам.
После чего она возвращалась домой, заставляла себя приготовить что-то поесть, убирала дом и читала одну и ту же книгу, возвращаясь к первой странице, стоило ей добраться до последней. Периодически альгия выбиралась в магазин, а раз в неделю обязательно посещала доктора Фроста - седовласого лиса с мудрым хитрым взглядом, который внимательно слушал рассказы своей пациентки, успокаивал ее, обещая, что все наладится и порой назначал новые, отличные от тех, какие она принимала в данный момент, препараты.
В этот вечер по тому, что можно охарактеризовать словом "душа", пошли трещины, и Фрай, уже приняв душ и переодевшись в лазурно-голубую пижаму, стояла у прикроватной тумбы, держа в руках банку очередных таблеток, когда вдруг разрыдалась, неожиданно и тихо.
Девушка не всхлипывала, не стенала, и лишь прерывистое, сбитое дыхание, могло хоть сколько-то выдать ее, не будь альгия в полном одиночестве у себя дома.
Она заставила себя проглотить одну из капсул, закрывая глаза и повторяя, как молитву, слова, что ей вкладывали в разум раз за разом: это всё было сном, дурным сном... Их поймают, а я обязательно приду в себя, и меня ждет целая жизнь впереди...
Жизнь, полная серых, не отличимых друг от друга дней. Она захлебывалась в тот момент от боли и отчаяния, и попадись ей под руку в тот миг что-то острое, то девушка не стала бы медлить.
В какой-то миг Фрай показалось, что она потеряла сознание, а почти давящая тишина сменилась чем-то, что можно было бы спутать с пением птиц...
Альгия открыла глаза, но тут же зажмурилась вновь, оказавшись ослепленной светом и яркими цветами, будто переместившись чужой волей в рисунок ребенка, не терпящего скучных тусклых красок.
- Это... это всё в моей... голове... - дрожащим голосом заставила себя сказать это вслух Фрай Ландерс, опустив взгляд на лекарство, которое продолжала держать в руке. Мелькнула мысль, что нужно будет сказать доктору Фросту про галлюциногенный эффект нового препарата, который может быть опасен. Наверное, это хорошо, что она способна мыслить сравнительно трезво?
- Это... в моей... голове... - повторила альгия, но не могла поверить сама себе. Она растерянно посмотрела влево, где должна была быть ее кровать, однако вместо этого поймала ответный, полный любопытства взгляд цветка, который помолчал, зевнул, отрастил ноги и куда-то убежал. Девушке стало дурно.
Но не успела она даже подумать о том, чтобы присесть на траву, которая на ощупь была мягкой и теплой, словно мех, как что-то больно сразу ущипнуло ее за хвост. Мгновенно обернувшись, Фрай никого не увидела, однако была готова поклясться, что за секунду до этого расслышала пакостный смешок.
Боль была слишком настоящей.

+1

3

"Как они меня нашли? Каааак, отбросы бездны!" - В голове Дэя крутилось такое количество бранных слов, что ему бы не хватило времени всех их исторгнуть вслух. Мысленно же они пролетали, словно рой пчел. Жалясь, мельтеша, не успевая четко обозначиться, но успевая оставить толику своего жгучего яда на коже. Дэлейн лихорадочно собирал вещи. Его квартирка в мире под названием Апекс, в небольшом городишке на сколько-то там миллионов жителей (а для тех мест это было именно что небольшое значение), выходила окнами на залив моря. То катило свои ленивые неспешные волны, багряно-алые, а ближе к горизонту они становились бурыми, как запекшаяся кровь.
Этари часто глазел на этот красивый пейзаж, так не похожий на его родной мир, давным давно поглощенный ненавистным Ноксом. Хотя... Можно ли ненавидеть Пустоту? То, где ничего нет?
"Быстро, быстро, болван. Хватай документы. Нужны они мне там будут или нет? Куда меня занесет? Скорее бежать, путать следы. Ублюдки нашли меня", - мысли дракона скакали шальным калейдоскопом.
Последние годы, с тех пор как бежал с погибающего Яхаара, Дэлейн жил в постоянной паранойе. Он видел во всех и каждом врага, который следил за ним. И из-за этого частенько умудрялся вляпаться в драку, из которой обычно выходил победителем, но потом отсиживался в тюрьме. Но благодаря такому настрою, у этари всегда под рукой были вещи, которые он считал необходимыми для выживания.
Частенько сожалел Дэй, что любимая и родная магия, служившая верой и правдой шестьсот лет жизни, канула в небытие. Без нее было тяжело привыкать к тому, что ты уже словно бы несколько неполноценный дракон. Но за последующие годы Аддри научился обходиться и без них. В некоторых мирах, как Апекс, заменил огненный шар на пистолет, а молнию - на удар электрошока. Электро-магнитная граната могла бы быть аналогом звуковой волны, оглушающей всех в радиусе километра. Фонарик работал вместо летающего светлячка. И еще много приспособлений для удобства новой жизни выучил Дэй, проскитавшись по чужим мирам. Все эти удобства он собирался забрать с собой - неведомо куда унесут его ноги. Уж лучше положиться на волю случая, тогда преследователи будут сбиты с толку, не догонят, не найдут. Не убьют. Его. Возможно, последнего из драконов.

Вспышка. Ослепительно белая, яркая. И даже какая-то звенящая, что уши заложило до боли. Дэй зажмурился, затаив дыхание. А когда всё прошло, он едва не сшиб кого-то с ног. Налетел с грохотом во всей своей амуниции. Полуслепой, еще не отошедший от перехода. И тут еще это буйство красок сводило с ума и не давало сосредоточиться на том, что есть часть пейзажа, а что - живое существо.
- Овца неуклюжая, - рыкнул он вполголоса. Отшатнулся.
Хотя по факту это он налетел на несчастную жертву. И слегка не угадал с "овцой". Изображение еще прыгало, цвета на место не стали. Дэй видел мир, словно в негативе. И пока не мог понять, кто перед ним. Единственное, в чем тут же себя уверил:
"Они нашли меня и здесь??? НО КАК, МАТЬ-РАЗМАТЬ!"
- Стоять и не рыпаться! Ты что такое и ... предупреждаю, один шаг - я тебе башку снесу, словно ее там и не было! - когда дело касалось его собственной жизни и безопасности, Дэлейн не церемонился ни с кем. И уж точно он не был тем, кто будет извиняться за свое весьма вызывающее и свинское поведение.
А пистолет был направлен точно в сторону рогатой головы. Облик непонятного существа подергивался и двоился.

+1

4

Фрай почти успокоилась. Впервые за полтора года ее губы дрогнули в несмелой, но теплой улыбке. Даже если буйство красок жило лишь в мыслях, альгия ниего не имела против, чтобы задержаться в этом месте подольше. Может быть, новое лекарство так и должно действовать? И пусть след чьей-то шалости еще пульсировал проходящей болью в пушистом хвосте, это чувство заставляло делать каждые вдох и выдох все более раскованными, дарило осознание, что она, Фрай Ландерс, жива, до сих пор жива, и будет жить просто вопреки всему!..
Альгия осторожно сделала пару шагов вперед, вытянув вперед руку, будто боялась наткнуться на невидимую преграду. Вокруг нее было столько причудливых созданий, и уследить за ними всеми просто не представлялось возможным! Они пищали, фырчали, рычали, прыгали, летали, кувыркались, перенимали новую форму, неуловимо перетекая из одного состояния в другое, и этот пестрый хаос вокруг казался нескончаемым, сумбурным, безумным...
И таким прекрасным, что Фрай просто стояла на месте и смотрела, смотрела, смотрела.
Хлопая разноцветными крыльями, прямо перед ее лицом замер ярко-зеленый глаз, внимательно рассматривая нечто новое для него и обдувая кожу приятным легким ветерком с каждым взмахом. Улыбаясь, девушка протянула к нему ладонь, однако существо ускользнуло, отлетев с тихим писком.
- Я не хочу отсюда уходить, - обратилась она ко всем вокруг, будто моля не прогонять.
- Кто она такая?..
- Что у нее на голове?
- Я хочу такое же!
- Посмотри, разве мне не идет?

Голоса, множество голосов оглушило ее. Жители окружили ее, рассматривали, обсуждали, критиковали, спорили, советовали, ругались. Перенимали какие-то черты, примеряя, словно наряд, тут же вносили в приобретение что-то свое, и вскоре вокруг происходило настоящее безумие, вызывающее головную боль.
Но не успела Фрай среагировать, - а ей вообще было тяжело и мыслить, и двигаться, словно альгия увязла в патоке, - как нечто сильное и большое буквально врезалось в нее, отшвырнув на добрый метр назад. Болезненно прикусив за кончик верхнюю губу, усевшаяся не по своей воле на пушистую траву девушка вскинула увенчанную ветвистыми рожками голову, глядя на мужчину, и в больших выразительных глазах читался неподдельный страх перед ним.
Баночка выпала из ее рук в момент падения, белоснежные капсулы разметались по зеленой растительности, и в тот же миг будто пропали, однако альгия не обратила на то внимания, а разбежавшиеся во все стороны местные жители чем-то довольно чавкали.
- Нет... уходи... - тихо, но твердо проговорила Фрай, уверовав, что это - ее боль, которую нужно было прогнать любой ценой.
Боль был грубым, шумным и злым, каким и положено быть персонажам злой, негативной природы. Почему-то альгия не сомневалась, что в ее силах созвать весь этот мир себе на помощь, обрушив его мощь на незваного, черного гостя, и тогда страх в ее сердце преклонился перед ней.
Но в то же время истинное понимание окружающей реальности тихо, но настойчиво скреблось в пока закрытую дверь...
Фрай не двигалась. Поджав к себе ноги и обхватив колени, она так и сидела, глядя в глаза Боли. Будто в ее сторону не был направлен пистолет. Однако теперь она понимала, что у нее есть, за что бороться, и сдаваться нельзя. Равно, как и бояться.
"Я сильнее Боли", - думала альгия, - "я сильнее Страха. Я самая сильная, и я все могу."
Она на секунду допустила мысль, что всё происходит взаправду, и это стало началом ее поражения. Что вокруг нее - что-то новое и неизведанное, едва ли хоть сколько-то связанное с Алеем, чужак перед ней - настоящий убийца, способный выстрелить в упор и не дрогнуть, а сама она, даже не девушка, а девчонка, девчонка в смешной лазурно-голубой пижаме может умереть по-настоящему, пропав для всех навсегда.
И вот тогда внутри все по-настоящему оцепенело от страха. Усилием воли Фрай вспомнила доктора Фроста и его наставления, но сейчас, глядя на то, что видели ее глаза, было тяжело не поверить себе самой. Губы ее задрожали.

+1

5

Мир продолжал оставаться в негативе, и это искажение и без того искаженной реальности напрочь путало Дэлейна. Он не понимал, где и с кем находится, а существо перед ним казалось монстром, порожденным бескрайней фантазией Нокса. А если это так, значит...
"Нашли, нашли меня. Снова! Успели проследить переход? Но я же... Я..." - мысли скакали комом. Если бы их можно было слышать, то этот несчастный бы точно оглох от какофонии беспорядочных перезвонов. Дэй не сомневался, что сейчас перед ним - враг. Глаза подводили, и видеть нормально этари не мог, а шум по-прежнему стоял в ушах, будто всё от той же электро-магнитной мины. В остальном же дракон осознавал себя ясно, разве что находился под сильным воздействием приступа параноидальной паники и в таком состоянии был готов на всё.
- ЧТО? ЧТО ТЫ ШЕПЧЕШЬ?! - он кричал только потому, что сам с трудом осознавал наличие звуков вокруг. Это впервые переход так повлиял на его органы чувств, и потому с легкостью можно было заподозрить очередную диверсию агентов Финиса. Например, в движении существа, в котором Дэй так и не признал кого-то определенного, он учуял угрозу для себя. Может быть, в мимолетном шевелении, когда существо переменило позу. Может быть, в том, что оно продолжало что-то говорить, а Дэлейн не мог разобрать ни слова.
Хотя она, конечно, ничего не говорила, а предпочла оцепенело смотреть на наставившего на нее пистолет противника.
- Сказал "не рыпаться"! - рявкнул он и спустил курок. Тонкий и бесшумный лазерный луч был готов прорезать девочке ногу (там, где у обычных людей находится стопа, но тут, вероятно, было копытце, чего этари, естественно, знать не мог). Дэю почудилось, что она двигается. На самом деле движение и впрямь было - двигался горизонт, деревья, трава, камни, двигались немыслимые объекты в воздухе, двигались разнообразные жители Пакса, и тут их легко было спутать с любым атрибутом местной материи.

Но вот он сморгнул, отступил еще на шаг. Негатив перестал быть негативом, мир обрел краски. Сумасшествие зрения схлынуло, и Дэлейн увидел девочку в голубой пижаме. Любой нормальный этари бы сразу понял, что она не имеет никакого отношения к Финису и уж точно не способна причинить Аддри какой-либо вред. Но Дэй, которого только-только согнали с насиженного местечка в Апексе и который сейчас с трудом соображал, что происходит, вряд ли мог причисляться к нормальному этари. Ему, пожалуй, не повредили бы те таблеточки, которые незнакомая девочка рассыпала и которые ушли в качестве аппетитного завтрака местной живности.
- Ты сидишь на тэмпоре, - всё еще не сводя прицела пистолета с рогатой головы незнакомки, заявил Дэй. Он ничуть не ощущал своей вины за предварительный выстрел. Сама виновата. Надо выполнять приказы того, у кого есть пушка.
Шум в ушах уже схлынул. С каждой секундой Дэлейн приходил в себя.
"Итак, я на Паксе. Это хорошо. Здесь можно долго скрываться, но... - одернул он себя, прекрасно понимая, что именно насторожило его в картине, которую он сейчас уже некоторое время имел несчастье лицезреть. - Сложно скрываться, когда вокруг всё такое гармоничное, а я..."
Не он один выбивался из местного колорита. Казалось, что из картины гиперреализма вырезали две фигурки и аляповато приклеили их к картине чокнутого фаната-кубиста, футуриста или еще какого-нибудь идиота. Сама массивная фигура этари выглядела, словно не должна быть здесь. Впрочем, Дэлейн не отпирался. Пакс хорош, если тебе не надо ни от кого удирать и заметать следы. Но если надо, то лучше снова куда-нибудь перенестись.
Однако что же делать с этой?...

Отредактировано Дэлейн Аддри (2017-08-04 13:21:25)

0

6

Обжегшись об осознание истинной реальности, теперь альгия искренне желала прежнего забытья, где вера в то, что происходящее - лишь игра ее воображение, служила надежной защитной стеной от страха. Тело не слушалось, сердце забилось куда-то в пятки, а про необходимость хотя бы периодически дышать девушка вспоминала лишь тогда, когда перед глазами темнело. Тот, кого в своих мыслях она нарекла Болью, кричал, и отчего-то ей казалось, что он сам похож на раненного, испуганного зверя, оказавшегося загнанным в угол. И оттого он был еще опаснее для всех, в том числе и себя самого.
Она не двигалась и, наверное, не сумела бы шевельнуться, даже возжелай этого. Впервые в своей жизни Фрай Ландерс видела, как на нее направили оружие.
Впервые в ее жизни в нее выстрелили. Больно не было, вместо этого по ноздрям полоснула удушливая вонь паленого копыта. Девушка не вскрикнула, однако рефлекторно отдернула ногу назад. Пожалуй, все, что она ощутила на долю мгновения, так это сильный жар.
Она с трудом оторвала взгляд от странного человека, уставившись теперь на несколько покореженную роговину стопы. Соображалось слишком медленно, и какое-то время потребовалось для того, чтобы понять: в нее выстрелили. Она смотрит на последствия чужого выстрела. Фрай не поняла, зачем это было сделано, а так же почему, если девушка в самом деле не двигалось, разве что мелко-мелко сотрясаясь от страха.
- Ты сидишь на тэмпоре.
Альгия снова подняла безучастный взгляд на человека. Ей не было известно, что такое "тэмпор", а для того, чтобы переспросить, требовалось совладать с языком, который притворялся отмершим рудиментом. Тем более, что пока Фрай испытывала лишь одно желание: раствориться прямо в воздухе, стать невидимкой, лишь бы избавиться от этого стрелка и больше никогда в своей жизни не видеть его и не слышать грубый, неприятный голос, ассоциирующийся теперь лишь с чем-то тяготящим, плохим.
А кроме лица мужчины альгия отчетливо видела живые лианы-плети, что будто выросли из-за его спины. Они не нападали, просто бесшумно вились в воздухе, и, казалось, принюхивалась к тому, что было перед ними. Фрай не знала наверняка, появились они из-под земли, или же росли на каком-то существе, будучи его хватательными конечностями... И уж конечно она не показала даже взглядом стрелку, что теперь они не одни. Растормошить себя оказалось слишком непростым делом. Все эмоции, чувства и способность хотя бы мало-мальски рассуждать превратились в улитку, надежно укрывшуюся в своем домике. Будто никому не под силу с противным хрустом наступить на спиралевидную раковину, осколки которой вопьются в уже расплющенную склизкую плоть...
Почему-то ярко всплывший в мыслях образ останков несуществующей, гипотетической улитки сильно взволновал Фрай, и она дернулась, сфокусировавшись взглядом на лианах, которых теперь было слишком много. В какой-то момент с отвратительным визгом те метнулись вперед, пытаясь захлестнуть человека за руки, ноги и торс.
Альгия не видела, что было дальше. Подорвавшись с места, она едва не растянулась вновь на земле, неудачно ступив на поврежденную ногу, однако чудом удержала равновесие, пытаясь теперь убежать отсюда куда угодно, лишь бы больше не видеть Боль.
Прорываясь сквозь кусты и отпихивая от себя их ветки с крючковатыми пальцами, цепляющимися за одежду, полукровка толком и не видела, куда движется. Что-то острое полоснуло по щеке, оставив ссадину, и девушка спешно закрыла лицо ладонями, чтобы защитить глаза, не смея останавливаться. А когда она вновь несмело глянула на окружающий мир, то увидела то, что выглядело домом.
Старым, покосившимся деревянным домом с тусклыми окнами и приоткрытой дверью. Идеальное место, чтобы спрятаться от всех, забившись в угол, словно шаткие стены в силах выстоять под штурмом. Фрай без промедления направилась к нему, прихрамывая и сбивчиво дыша от усталости и страха.

+1

7

Тэмпор, на котором действительно уселась девочка, изображал из себя неподвижную субстанцию, так что понять, камень это, кусок ландшафта или всё же настоящее живое существо, было затруднительно. Дэлейн не впервые оказывался на Паксе и знал, какими любопытными, противными и злокозненными могут быть жители этого причудливого мирка. С ними надо держать ухо востро. С ними нельзя церемониться. Они вроде бы и не злые, не из желания убить попытаются попробовать на вкус твою плоть, и всё же. Плоть Дэлейну была еще дорога.
Странная девочка вела себя совсем странно. Когда Дэй выстрелил, ранив ей ногу, незнакомка даже не охнула. Как будто нога была не ее или в ней отсутствовали всяческие рецепторы боли.
Но кем бы она ни была, этари наверняка знал, что на Паксе не бывает альгий, а эта мелкая была слишком похожа именно на представительницу этой расы. Дэй бывал на Алее. Собственно, Алей стал первым миром, приютившим беглого с пожранной Ноксом планеты дракона. Если альгия оказалась здесь, как маячок для погони, то всё снова потеряно. Нужно искать другой выход.
Пистолет медленно опустился. Дэлейн выглядел и растерянным, и опустошенным, и всё еще невменяемым. Не самый лучший букет, чтобы попытаться поговорить с этари. Хотя девочка и не собиралась. Она вообще умела разговаривать? Аддри мог поклясться, что слышал из ее уст тихий писк, а потом она замолчала. И до сих пор ни звука, ни стона, ни какого знака о том, что она жива. Может быть, она тоже - тэмпор?

Когда ее взгляд показал Дэю, что за его спиной что-то есть, он сразу же обернулся, но ничего поделать не успел. Многочисленные щупальца обвили его конечности и повалили наземь. Альгия дала дёру, и то было естественно и предсказуемо, впрочем, с раненой ногой далеко она не ускачет. Но этари сейчас стоило задуматься не о ее судьбе, а о своей собственной. Он потянулся к ножам, благо силы хватило, и после изловчился полоснуть лезвием по ближайшему щупальцу. Те тут же ослабили хватку. Может, не привыкли, что жертва сопротивляется, да еще и причиняет боль. Дэй не останавливался. Еще удар, еще, а потом добрался до пистолета, который выпал из руки при нападении, и выстрелил.
- Твари, - поднялся на ноги и сплюнул кровь из разбитой губы на труп существа, которое еще изредка подергивалось. - Где эта мелкая сучка? - переломанные кусты подсказали дорогу. Дэй бросился в погоню. Вот уже и знакомая пижамка мелькает. Девочка ковыляла к неожиданно выросшему впереди дому. Старый, с гостеприимно распахнутой дверью, с зияющими окнами, он едва ли не красную ковровую дорожку расстелил перед гостями. Дэлейн не обратил внимания на детали. Хотя стоило бы, ведь внимательность зачастую очень сильно помогает спасти жизнь или сохранить все конечности. А у Дэя и так одной уже не хватало.

Девочку он нагнал уже на пороге. Нёсся за ней широкими шагами, а там уже сбил с ног - и кубарем вместе они влетели в темное пыльное помещение. Гостеприимные двери с лязгом захлопнулись. Прозвучало это отрезвляюще и заставило Дэлейна пересмотреть свои приоритеты.
Он сел на задницу, принялся рыскать по карманам в поисках фонарика. Свет не помешает. Альгию чувствовал рядом. И раз уж он в какой-то мере виноват перед ней, то...
- Ты чего убегала, дура? Не побежала бы, и я б не побежал. А теперь хрен пойми, где мы, - он-то знал, что на Паксе объекты зачастую сходят с ума. Вообще не похоже на признание собственной вины, но такой уж Дэй и был. - Погоди. Не шуми. И вопросы потом задавать будешь.
И сам этари после этих слов внимательно прислушался. Где-то изнутри дома доносилось утробное ворчание. Рука, наконец, нашарила рукоять фонарика, и луч света частично обозначил комнату, куда попали дракон и девчонка. Соперники они теперь или товарищи по несчастью, пока было неизвестно.

+1

8

Когда до темнеющего впереди дверного проема осталось всего несколько шагов, альгия зачем-то обернулась, и тихий обреченный вскрик сорвался с ее губ. Словно алчный до чужой плоти зверь, стрелок преследовал ее и не желал оставить в покое, даром, что перед ним девушка была чиста и никоим образом не могла насолить.
Чего бы он ни хотел, нужно суметь оторваться. Захлопнуть дверь прямо перед его носом и найти надежное укрытие, но... пускай страх придал сил Фрай, однако для мужчины она оказалась слишком медлительной, а он словно почувствовал, чего альгия собирается сделать.
В итоге, оказавшись сбитой с ног его тушей, как снарядом, и на мгновение спутав небо с землей, она проехалась по полу, разодрав в кровь ладони, и притихла, широко раскрыв глаза. Фрай была готова поклясться, что дверь захлопнулась сама собой, будто целенаправленно ждала, когда гости окажутся в доме... В ловушке?
Приподнявшись на руках и сморщившись от боли во всем теле, девушка обреченно уставилась на мужчину, с которым оказалась заперта, и чуяло ее сердце, что это не к добру.
Сил больше не было. А ведь альгия почти успела поверить, что жизнь - не такая тошнотворная вещь, которую выбросить жалко лишь потому, что лучше, наверное, эта синица в руке, чем неизвестность. Ведь кто знает, что ждет и есть ли вообще хоть что-то там, за чертой?
- Кто ты... - она говорила очень тихо, однако шепот ее был разборчив. Голос разве что не блистал особой эмоциональностью - он был уставший и надломленный, будто девушка не верила, что сможет выбраться отсюда живой. - Что тебе н...
- Погоди. Не шуми. И вопросы потом задавать будешь.
Фрай безропотно умолкла. Стрелок достал фонарик, и теперь у них был свет. В поле луча на мгновение попала картина на стене в золоченой раме, на которой были изображены существа, напоминавшие чем-то тех, какие встретились там, снаружи.
На мгновение полукровка прикрыла глаза, почувствовав прилив слабости и головокружение. Это помогло заодно и сосредоточиться на одной пугающей и наверняка важной вещи, о которой альгия решилась сообщить.
- Кто-то очень большой дышит... глубоко, будто спит... - всё так же тихо поведала девушка и панически выдохнула, - нет, наверное, ветер...
На толику секунды она допустила мысль, что рядом с ними наслаждается покоем огромное чудовище, и не дай боже оно проснется.
Реальность оказывалась слишком беспокойной. Она требовала ежесекундно бороться за свою жизнь, подкидывала сюрпризы, кидала в сомнительные компании. Фрай почти с тоской вспоминала дни, похожие друг на друга, проведенные на Алее.
Вымазанная в крови и грязи, помятая - она представляла из себя невероятно жалкое зрелище. Слабость перетекала в сонливость, будто разум пытался таким нехитрым образом убежать от того, что не нравилось и причиняло боль.
С трудом альгия поднялась на ноги, стараясь поменьше ступать на поврежденную ногу. Та не болела, однако излишняя нагрузка вызывала дискомфорт.
Нужно обязательно как-то выбираться отсюда, - и эта мысль внезапно была чем-то первым осмысленным из того, что за все время промелькнуло в голове. Устало глянув на разодранные ладони, Фрай обвела взглядом комнату, будто искала ответы на все невысказанные вопросы.
"Вот только, выбравшись из дома, как вернуться домой?.."
На глаза ей попалась шкатулка. Ларец, стоявший прямо на полу в темном углу - мебели альгия пока не видела в упор, если она тут, конечно, была. А находка почему-то очень сильно взволновала ее в который раз, и потому девушка медленно и осторожно направилась к ней, намереваясь хотя бы взять в руки предмет, завлекший ее внимание полностью.

+1

9

Вот теперь девочка словно очнулась. Дэй понятия не имел, зачем она забежала в этот дом. Только дурак полоумный станет на Паксе опрометчиво укрываться в таких больших старых и подозрительных домах. Да-да, теперь именно дом вызывал у этари катастрофическую паранойю. Девочка уже казалась жертвой обстоятельств, побочным эффектом. А может, занозой в заднице, за которой предстоит приглядывать. Какой бы сволочью ни был Дэлейн, а всё же он не был убийцей и маньяком. Маленькую тварючку, если удастся, тоже надо будет спасти.
- Кто я, кто я... - проворчал он себе под нос. Отвечать не спешил, не видел в том надобности. Разве альгия ответила на его вопросы? Вот и он не собирается. Да и сейчас перед глазами проблемы посерьезнее, нежели первое неудачное знакомство. - Слыш, ты, копытное, лучше ничего не трогай здесь. И по возможности даже не шевелись.
Дэлейн водил лучом фонарика по стенам, высвечивая то картины, то старые покосившиеся гобелены, то книжный шкаф с полупустыми полками, то какие-то охотничьи трофеи. На одном таком этари намеренно задержал свет - это были массивные величественные оленьи рога. Аналогичным у безымянной альгии еще расти и расти, но потенциал она уже однозначно могла бы оценить. В принципе, беглый осмотр принес скудные результаты.
Комната не слишком велика - от силы три на три метра в стороны и два ввысь. Из нее вели три двери - та, которая скрывала за собой желанную свободу, и две неизвестных. Левая казалась целенькой и новенькой, что не вязалось с остальным окружением дома. Правая была словно когтями невиданных зверей исцарапана и вдобавок чуть приоткрыта.

Едва злостное рокотание чуть притихло, Дэлейн в два рывка оказался у двери, которая вела на улицу. Подергал за ручку - тщетно. Попробовал выбить плечом и после ударом ноги - без результатов. Хлипенькая на вид дверь стояла, как каменная, и даже не шелохнулась. Этари бросился к ставням и попытался хотя бы их открыть, но и тут потерпел неудачу. Единственное, что он смог, так это подглядеть в щели, что происходит снаружи. А снаружи Пакс жил своей безумной жизнью и ему не было дела до того, что двое пришлых гостей попали в его западню.
- Это не ветер, - тихо и четко отозвался дракон, развернувшись на пятках, словно выученный бравый солдат. Фонарик осветил порывавшуюся подойти к какому-то ларцу девочку, как преступника на месте преступления. - На твоем месте я бы не стал... - предупредил он, однако замолчал тут же. Может быть, она нашла что-то? Альгии славятся своим развитым чутьем - шестым ли, привычными пятью ли, неважно. И если зверочеловек что-то учуяла, то, быть может, это ключ к свободе.

Урчание дома повторилось. И еще он немного вздрогнул, словно выбирал для себя более удобное положение. Дэлейн старался всеми правдами и неправдами понять, где они и как выбраться. Но для того, видимо...
- Придется осмотреть дом. Дверь и окна наглухо заперты, я ничего не могу с ними поделать, - можно было еще по ним выстрелить, но если тут замешаны потусторонние силы, то стрельба лишь всколыхнет их. А результата не даст. Да и тратить не бесконечные боеприпасы лишний раз не хотелось. У Дэя было всего-то три дополнительных обоймы к пистолету. - Девочка, лучше тебе быть рядом со мной. Здесь явно творится что... - договорить он не успел. Дом взбрыкнул, и оба - Дэлейн и его напарница по несчастью полетели кубарем к дальней стене, а следом на них полетели не закрепленные элементы интерьера. Например, тяжелый чугунный подсвечник, взявшийся словно из самой темноты.

0

10

- Слыш, ты, копытное, лучше ничего не трогай здесь. И по возможности даже не шевелись.
- Я Фрай... - проговорила в ответ альгия, невольно напрягшись, когда расслышала очередное требование не двигаться. С другой стороны, Боль уже доказал, что бессмысленно следовать его приказам, приправленным угрозой расправы. Разве что, может, в случае откровенного неповиновения он предпочтет однозначно пристрелить прямо на месте. Девушку снова повело, и она всплеснула руками, пытаясь устоять в вертикальном положении. Не то подводили ноги, предательски подкашиваясь, не то поверхность под копытами была весьма ненадежной и непостоянной.
Она безучастно следила за разгуливающим по всему помещению лучиком света, который оказался намеренно остановлен стрелком на ветвистых рогах. Девушка не переменилась в выражении лица, хотя невольно и ожидала какую-нибудь скабрезную шуточку по поводу ее головного убора. Боль промолчал, и Фрай была рада этому. Вновь секундно прикрыв глаза, она расслышала, как поблизости от них что-то плещется. Вода ли, какая-то иная жидкость - подсознательно альгия пока лишь чувствовала, что ее нужно избегать любой ценой, затрудняясь объяснить на словах, почему.
Плеск, как показалось Фрай, доносился из-за двери, которая была чуть приоткрыта.
- Даже не заглядывай туда, - сказала девушка. Собственный голос мог бы ее испугать своей мертвостью, вот только точь-в-точь такое же состояние царило в мыслях. Было все равно, слишком все равно... и в то же время альгия не намеревалась бездействовать.
До шкатулки она все-таки дошла и взяла ту в руки, почувствовав удивительное умиротворение и спокойствие. Вещица однозначно, - Фрай чувствовала это, - не принадлежала дому и была принесена извне. А еще не таила в себе угрозы, и прикосновение к гладкой поверхности было теплым и приятным. Альгия невольно улыбнулась второй раз за все время пребывания здесь, в новом мире.
Но улыбка пропала с лица, когда дом ощутимо дрогнул. Не земля, на которой он стоял, а само здание или то, что прикидывалось им. Крепко прижав подобранный ларец к сердцу, Фрай затравленно глянула на потолок, будто в любой момент ожидала, что он обрушится. Нет. Тишина. Даже штукатурка не посыпалась... Или что обычно делают с потолками в деревянных жилищах?
- Придется осмотреть дом.
- Нам нужно наверх, - мгновенно среагировала Фрай, однако опять-таки пока затруднялась объяснить, почему. Стоило ей подумать о воде, плеск который слышался до сих пор, или обследовании местного погреба, как руки начинали дрожать, сердце - люто колотиться, а дыхание просто сбивалось, как при истерике...
Снова небо и земля поменялись местами. Пол встал дыбом, и девушка покатилась вперед, как по горке, упав на что-то мягкое и, кажется, живое. Шкатулка до сих пор была в ее руках, и Фрай, сумев извернуться так, чтобы освободить их, распахнула ларец, наполнив комнату нежной музыкой. Что-то больно ударило промеж лопаток, заставив всхрипнуть, а потом наклон пола резко переменился в противоположную сторону, и все поехало снова вниз. Было слишком темно, чтобы альгия ориентировалась, однако всем ее смыслом на тот момент стала шкатулка.
Музыка должна играть. Она даже не пыталась уцепиться за что-то, лишь съежилась, стремясь собой прикрыть ларец, и сдавленно вскрикивая на очередной удар.
И дом действительно вскоре успокоился, будто бы уснув. Удерживая одной рукой шкатулку, которая лишь чудом не оказалась сломана, альгия молча кусала губы от ноющих, гудящих ушибов и кровоподтеков, осыпающих чуть ли не все ее тело, но главным источником боли служила вторая ладонь.
Из которой торчал один из отростков тех самых рогов, любезно ей показанных накануне. Есть в этом что-то ироничное.

Отредактировано Фрай (2017-08-04 21:51:18)

+1

11

- Фрай - не Фрай, - тихим ворчливым эхом отозвался дракон. Мысленно добавил, что ему глубоко плевать, как ее зовут. Он понял уже, что такую нелепую неуклюжую малолетку агенты Финиса не послали бы выслеживать древнего беглеца. Альгия не представляла для него угрозы. Равно как и интереса. Она была сейчас ему ни подмогой, ни обузой. Она просто была. Если удастся, то Дэй ее спасет и потом отпустит на все четыре стороны (или сколько их в Паксе, сложно сосчитать). Если не удастся, то... Как он там говорил? Всего лишь побочный эффект.
Альгия остерегла его приближаться к полуоткрытой двери. Дэй покосился на девочку выжидательно и вопросительно, будто думал, что она продолжит свою мысль, как-то объяснится. Но она, словно одурманенная чем-то, была похожа на заторможенную куклу. Дэй вспомнил, что видел в ее руке какие-то таблетки. Так что, наверное, она и впрямь одурманена.
- Ты под кайфом что ли? - недовольно буркнул он. Еще не хватало, чтоб ее начало штырить, как наркомана после ломки. Дом сумасшедший. Мир сумасшедший. И спутница тоже немного того. Ку-ку.
- Я и говорю: осмотреть дом. И верх, и низ, и всё, где можно найти выход, - с каждым словом Дэлейн говорил всё тише и тише. Его голос будто бы отдавался куда-то эхом и тот плеск, который убаюкивающе слышался за дверью, будто бы плескался в такт. Почему-то и самому сразу же перехотелось проверять, что же там за дверью. Дэй согласно кивнул. Плевать, что Фрай бы этот жест всё равно не смогла увидеть.

Альгия нашла себе трофей. Фонарик, которым высветил Дэй находку, дал понять, что это небольших размеров шкатулка. Девочка взяла ее - и ничего не случилось. Дом не взбесился оттого, что кто-то наглым образом лапает его вещи. Аддри поймал себя на мысли, что думает о доме, как о живом существе.
"А, может быть, и правда? - пока лишь тоненькие колокольчики позвякивали, словно на что-то намекая. - Слышал, будто на Пакс могут попадать объекты из других миров. Вдруг в каком-нибудь мире дома - это жители, а люди - их блохи?"
Пришла в голову мысль, что можно было бы обратиться в дракона. Дракон большой, сильный. Он по идее должен попросту разворотить этот несчастный домик изнутри. Да только несчастный домик полон сюрпризов, и даже хлипкую на вид дверцу не удалось выбить со всей присущей этари дурью.
Когда дом покатился, будто великан огромной рукой встряхивал банку с жуками, Дэй не удержался от мата. Девчонка сначала хлопнулась ему прямо на живот, а потом, когда дом накренился в другую сторону, дракон цапнул рукой - хотел подхватить Фрай - но пальцы сомкнулись в воздухе. Второй рукой, механической, Дэлейн крепко удерживался за вонзившийся в стену чугунный подсвечник.
Сладкая томная мелодия разогнала едва начавшуюся бурю. Дом закряхтел, остановился, успокоился. Будто под нежными звуками колыбельной. Дэй осторожно расцепил хватку и опустился на колени, пальцами ошаривая шероховатый грязный пол. Фонарик вылетел из рук, и это было плохо. Оставаться вслепую в доме, полном незримых чудовищ. Или в доме, который и сам был чудовищем...
- Мелкая, ты жива? - осведомился Аддри тихо. Щелкнула зажигалка, скудный участок комнаты удалось осмотреть. Дэй обнаружил свой фонарик укатившимся под самую дверь. И в два счета снова им завладел. Фонарик показал, что Фрай на полу и выглядела она не очень хорошо. Кровь. Запах крови Дэлейн услышал явственно, так же хорошо, как продолжал слышать тихую и спокойную колыбельную.
- Давай-ка я попробую тебе помочь, - он сел перед девочкой на колени и посветил на рану. Вообще интересный мужик, сначала копыто прострелил, а теперь собирается лечить ранения ладошки. Но Фрай оказалась полезной. Нашла шкатулку, убаюкала бешеный дом. И еще она не казалась опасной. В данной отрезок времени это тоже, знаете ли, немаловажно.
В одном из многочисленных карманов у Дэлейна были гемостатические пластыри. Боль они, увы, не снимали, зато останавливали кровотечение и закрывали рану. Хоть что-то в данной ситуации. Дракон решил, что может пожертвовать одним пластырем для героической девочки, которая нашла важную шкатулку.
И кровью не будет так вонять.

+1

12

С ней что-то происходило. Нет, сейчас речь даже не про то, что она в самый неподходящий и неожиданный момент исчезла из своей спальни в соответствующем наряде, оказавшись в мире, полном парадоксов, ярких цветов и сумасшествия. Происходили перемены в состоянии и восприятии, а сами фантазии походили на сокровенный бред сюрреалиста. Время вокруг будто бы замедлилось для альгии, а очередной наплыв сонливости гасил всякое желание совершать любое движение, не несущее практического смысла.
Это на самую каплю притупляло обилие боли. Превращало ее в своеобразный белый шум, который гудел, создавал помехи в мыслях, всячески мешая, однако провалиться в темную отключку не позволял не под каким предлогом. Фрай тупым неосмысленным взглядом смотрела на свою руку. На проглядывающее, прошившее насквозь плоть и кожу острие костяного рога, на который ладонь оказалась насажена в буквальном смысле слова. Вид крови вызывал прилив тошноты. А стоило вспомнить, что это произошло именно с ней, а не кем-то еще, так мир перед глазами начинал угрожающе покачиваться, будто корабль в штормовую погоду.
Музыка тоже превратилась в шум. Вначале более-менее разборчивый, а потом он будто начал отдаляться. Словно между ней, Фрай, и источником звука образовалась толща воды. Вот только под водой невозможно дышать, альгия знала, а потому... пришлось самую малость сосредоточиться на происходящем. Убедиться, что она не тонет.
- П-помоги... - стрелок оказался рядом. Когда он появился - это для девушки оставалось загадкой. Однако сейчас весь страх перед ним растворился. Тот, кого она величала Болью в своих мыслях, казался теперь единственным спасением. Луч света в темном царстве, и это символическое сравнение, в конце концов, весьма уместно. Он действительно излучал собой свет... Или тому виной фонарик в руках?..
- П.. пом... - Фрай попыталась повторить отчаянную просьбу. То ли молила о ней в своих мыслях, то ли находила капельки сил для того, чтобы едва слышно прошептать вслух. Ей хотелось спрятаться, прижаться, почувствовать себя в безопасности. Не вызывай лютый всплеск боли, отдающей белоснежной вспышкой перед глазами, каждое движение, альгия обязательно бы это сделала.

(с разрешения соигрока)
Однако последующие действия стрелка, даром, что каждое из них было правильным, логичным и взвешенным, огорчили  ее своей жестокостью. Едва ли девушка выдержала бы молча сам процесс извлечения острия из своей ладони, а производить излишне громкие звуки тут явно не следует, и поэтому...
Ощутив, как рука мужчины с силой зажала ей рот, Фрай попыталась воспротивиться этому, сбросить ее с себя, и в этот момент вспышка боли, острая как никогда, резанула по раненой конечности, заставив рвануться, забиться, надрываясь от крика, которому не давали сорваться с губ.
Когда все кончилось, - а продлилось-то оно на самом деле секунды... показавшиеся часами, - Фрай тихо всхлипывала, учащенно дыша, покуда на ее рану накладывали пластырь.
Музыка давно умолкла, шкатулка не подавала больше признаков жизни, однако ни альгия, ни дом не обращали на то внимания. Первая все-таки умудрилась уткнуться мокрым от крови и слез лицом в плечо стрелка, не подумав о том, что ветвистые рога так угрожали выколоть ему глаза или корябнуть щеку, а второй погрузился в сравнительно глубокий сон.
- Нельзя... вниз... - бормотала девушка, не заботясь о том, слышат ее или не особо, - нельзя... надо вверх... или... найти... сердце... - с каждым словом длительность пауз между ними увеличивалась, а голос девушки слабел.

+1

13

Мелкая была жива. Несмотря на то, что она казалась Дэю нейтральным спутником (то есть и не мешала, и не помогала), он всё равно обеспокоился ее состоянием. Как-то было спокойнее, когда рядом с тобой живое существо, способное мыслить и даже складывать слова в адекватные фразы. Нормальных предложений из уст Фрай Дэлейн пока не услышал, так что не мог однозначно судить о состоянии ее психического здоровья. Но всё вспоминались те таблетки.
"Наркоманка".
Он ее не осуждал, даже если так. И сам перепробовал в разных мирах множество различных веществ. Ох, как же они хорошо долбили в голову. После такого и возвращаться в реальность не хотелось, а когда приходилось, то всё вокруг становилось серым, унылым, тошнотворным до невозможности. Поэтому да, Дэлейн ее понимал.

После встряски дома осталось собрать себя, свои кости и свои принадлежности обратно. Фонарик был найден, а пистолет из руки и не выпадал. Он словно приклеился к ладони. Впрочем, иногда Дэй задумывался, что его протез периодически ведет себя, будто владеет собственной волей. Вот и сейчас дракон даже не вспоминал о пистолете, а тот оказался надежно закреплен меж пальцев механической руки. Освобождение альгии от повреждающего агента пришлось реализовать по-своему. Дэй сразу сказал девочке, чтобы не шумела - и эти слова будто яркой неоновой вывеской продолжали гореть в мозгу. Шуметь нельзя. Ни в коем разе. Смотри, ведь дом только затих. Словно заснул под музыку шкатулки, а шкатулка больше не играет, значит, снова убаюкать его не получится. Надо просто не будить.
Поэтому он зажал ей рот. Может, надо было предупредить, да только у Дэя в мозгу не проводится таких соответствий. Обычно так: он хочет - он делает. Или: ему нужно - он делает.
Всё остальное получилось довольно быстро. Выдернуть рог, залепить закровившую рану пластырем, отпустить девчонку на свободу и снова мыслями вернуться к тяжелому обоюдному положению.
- Так, значит, нужно решить, в какую дверь выйдем, - ворчал он под нос себе, хотя Фрай могла его слышать хорошо, находясь совсем рядом. Дракон обалдел, когда она внезапно прижалась к нему, как будто видела в нем уже не убийцу и врага, а спасителя. Как же быстро у женщин меняются приоритеты!
А еще странно, что отпихнул от себя ее он не сразу.

- Ты вернулся!
- Привет, мелкая? Соскучилась?
- Конечно, спрашиваешь еще! Что ты мне привез?
- Корыстная душа в тебе подрастает!

- Мелкая? - Дэй сначала потряс ее, а потом решительно обеими лапищами оттянул от себя подальше. Сделать это было несложно, учитывая, что сам этари был раза в три крупнее и сильнее девочки. - Не липни ко мне. И рога держи при себе, - он потер щеку, на которой осталась белая полоса от острого кончика рога. Не царапина, но такой себе отчетливый след. - О чем ты бормочешь? Какое еще сердце? Ты что, тут уже была раньше? - Рассиживаться на полу и продолжать вести беседы было глупо. Если уж захочется потом с ней поболтать, то Дэй это сделает, когда они освободятся. А пока, - вставай, - он резко вздернул ее под руки, заставляя встать. - Если ты чего-то чуешь, то говори, куда нам идти? - Сам он снова поднял пистолет и фонарик, взял их в такую позицию, чтобы фонарик светил туда же, куда направлен прицел, и остановился напротив полуоткрытой двери. Почему-то она его манила. Прямо аж шептала, чтобы он заглянул за нее.

+1

14

Как же ей хотелось возвратиться домой. Или же проснуться в своей кровати от мерзкого писка будильника, призывающего воскреснуть из мира сна, собраться и побрести на работу исполнять свой долг и приносить пользу альгийскому обществу, как истинный житель Алея. Серьезно, от прежней тоски и горечи по несбывшемуся не осталось и следа. От запаха крови мутило. Кислый привкус во рту был неприятен. Голова кружилась. И все болело.
- Он живой... - влажные темные глаза скорбно уставились на стрелка, когда тот, пусть не сразу, но отстранил девушку от себя. Беззлобно, хотя что-то проворчал в ответ. Для альгии было затруднительно говорить помногу за раз, а так же объяснять тот или иной огрызок фразы, прозвучавший от нее.
К сожалению, волшебным пониманием с полуслоненок полуслова тут и не пахло. А Фрай, кажется, и сама смутно понимала, что говорит и зачем. Может быть, ее пограничное состояние между реальностью и чем-то еще, похожим на сон мертвеца, позволяло видеть больше и нащупывать правду быстрее, чем то удавалось стрелку?
Мужчина основательно ее встряхнул, едва не выбив душу из тщедушного тельца, рывком устанавливая в вертикальное положение. Кое-как стоя на ногах и притом вынужденно цепляясь за Боль, альгия шумно сопела от боли, которая в таком положении оживилась и начала жевать ее плоть более охотно. Про шкатулку, оставшуюся на полу, полукровка напрочь забыла.
И сама едва ли не провалилась в темноту, однако спутник сделал несколько шагов в сторону плохой двери, и волна панического страха удержала сознание Фрай, не дав ему сбежать.
- Нет, - это был не крик, однако голос звучал однозначно громче, чем ему следовало, - нет-нет-нет! Не туда!..
- Ты что, тут уже была раньше?
- Нет... - трудно было понять, ответ это на вопрос, или же просто продолжение бормотания. - Но он живой... значит, и сердце должно быть... Там, - раненой рукой, которой избегала цепляться за плечо стрелка, альгия указала на искореженную дверь, - плещет... будто... в желудке, - она умолкла, вновь нуждаясь в отдыхе после длительного при ее состоянии монолога.
По ее логике, если, конечно, сейчас уместно подозревать наличие такого "органа" у существа, на котором нет живого места, а так же которое пребывает в однозначном шоке, следовало, что помещение, куда Фрай напрочь отказывалась идти, представляет собой пищевод со всеми вытекающими, в то время как за второй дверью могло скрываться то, что аналогично дыхательным путям у существа с более привычным строением тела.
Именно потому заинтересованность Боли плохой дверью вызывала панику. С определенной долей вероятности там скрывалась смерть для них.
- Если ты чего-то чуешь, то говори, куда нам идти?
Фрай молча смотрела на закрытую дверь - другую, не ту, через которую они попали внутрь. Казалось, силы пока окончательно покинули ее, а потому иным образом ответить на вопрос не представлялось возможным. Ей и так невесть каким образом придется методично переставлять ноги, чтобы выбраться. Если, конечно, отсюда есть выход. Впрочем, если сравнивать дом с живым существом, теоретически он наличествует, притом не в единственном экземпляре... Кажется, озарение до нее все-таки дошло, умудрившись не заплутать в лабиринте из бреда.
- А оно может кашлять? - неожиданно это прозвучало осознанно и без ставших уже привычными пауз между словами. Вопрос не был обращен к Боли. Так, прорвавшееся вслух замечание и не более того.

+1

15

Да этари и сам уже догадывался, что дом сам по себе не может так просто брыкаться. Будь это какой-нибудь другой мир, Дэлейн лишь покрутил бы пальцем у виска в ответ на такое предположение. Но Пакс... Здесь возможно всё. А еще...
- Бляяя... - протянул он с чувством, как будто его только что озарило офигеннейшей мыслью. Но делиться ею Дэй не спешил. Он сам еще ее переваривал. И если он прав, то кто-то очень скоро переварит и их с Фрай.
Дракон едва не загоготал истерически. Надо же: убегать от адептов Финиса и вляпаться точнехонько кому-то в огромное прожорливое пузо. Пока что это теория, но она с каждой секундой обретала смысл, а фразы, услышанные от альгии, лишь добавляли уверенности.
- Это тэмпор, - с толикой сомнения сказал Аддри. - Огромный, жирный, старый тэмпор, который решил, что можно прикинуться домом и еда сама будет приходить.
Да, в общем-то, не так уж он и оказался неправ, этот старый тэмпор. Еда действительно пришла, разве что она не собиралась просто так мириться со своим безвыходным положением. Ну нет, не безвыходным. Отовсюду есть выход. И уж тем более из кишечника живого существа. Не хотелось думать, каким образом его покидать... Ох, не хотелось.

Альгия остановила Дэя от, возможно, фатальной ошибки. Он почти что взялся рукой за ручку двери, когда девочка его одернула. Она снова заговорила о сердце, но ничего толкового, и  потому дракон почувствовал, что начинает раздражаться. Общими фразами в такой ситуации его лучше было бы не прикармливать.
- С чего ты решила, что у тэмпоров вообще есть сердца? - Дэлейн не дал бы руку на отсечение, что их нет, но и обратное утверждать бы не стал. Он знал, что эти существа меняются так же быстро и умело, как в постоянном течении находится и их родной мир. Но как устроена их анатомия - уж это оставалось за гранью понимания.
А тут еще Фрай продолжает упрямо стоять на своём, как будто и вправду не впервой ей здесь разгуливать. Несмотря на то, что утверждает обратное.
- Откуда ты тогда знаешь, что за той дверью? - ворчливо спросил этари. Но от двери все-таки отошел. Ладно, раз уж девчонка настроена на дверь, которая выглядит более чисто и цело, то пусть. - Стоять на месте - дела не решить. Пошли. Держись рядом.
Дверь открылась легко и плавно. Фонарик высветил за ней неровный коридор, уходящий в темноту с легким подъемом вверх. Стены, пол и потолок коридора были ребристыми и еще здесь было каплю светлее. Будто через материю, из которой был создан коридор, пропускалось небольшое количество света извне. Но выглядело всё вполне безопасно.
Зато позади, со стороны второй двери, раздались какие-то не внушающие доверия звуки. Вроде плеска, но громче, хаотичнее и разъяреннее. Дэй посторонился, проталкивая альгию в коридор, а сам обернулся, пытаясь с помощью фонарика высветить источник звука. Увиденное заставило его резко выскочить вслед за Фрай и тут же захлопнуть дверь, да вдобавок еще и держать ее за ручку, будто дракон боялся, что по ту сторону кто-то будет ошалело дергать ее на себя.
- Это какой-то пиздец, - выдохнул он. Шум стал тише, а после смолк. Лишь под дверью, в щель, просочилось немного пенящейся булькающей жидкости зеленого цвета, от которой Аддри отпрыгнул, как от кислоты. Впрочем, это она и была. Слегка покусала подошву его ботинок, но ощутимого вреда нанести не успела. - Пойдем. И... Мелкая, ты стрелять умеешь? - первые несколько шагов пришлось делать осторожно, вглядываясь внимательно под ноги. Ребристость материи поначалу была ярче выражена, так, что приходилось переступать через эти "ребра", будто через турники. Но после высота начала уменьшаться, а под конец коридора совсем исчезла. Да только коридор теперь разветвлялся на два. И даже отсюда было видно, что те два делятся еще на два каждый, а последующие - еще. И так далее, неведомо до какого предела.

Отредактировано Дэлейн Аддри (2017-08-05 18:35:38)

+1

16

- Что такое тэмпор? - второй раз услышав теперь уже знакомое слово, альгия все-таки проявила вялое любопытство. Ей не становилось лучше, однако к стабильно дерьмовому состоянию она уже привыкала настолько, насколько это возможно вообще. Тем более, что чувствительность была несколько притуплена. Нервную систему, подстегнутую животным ужасом, изначально хватило на несколько мощных взбрыков, однако все перегорает, тем более после таких изнурительных потрясений. Да и не стоило забывать про воздействие препарата, направленного на подавление чрезмерной психической активности.
Между словами все так же обустроились излишне долгие паузы, голос ее был слаб, однако пусть девушка говорила с трудом, теперь она казалась более разумной, не настолько овощеобразной.
- Скажи... - с внезапной серьезностью обратилась она, - это же настоящее? Другие миры... есть? Ведь они зря не верили мне, и я не больна?
Фрай поняла, что это очень важно узнать. Причем не дойти до подобных выводов самостоятельно, а получить ответ на вопрос. Перед глазами всплыл образ старика Варахана - алхимика из Лладема, который многому научил ее, приютил в своей покосившейся избушке и стал почти настоящим отцом. Ведь ее заставили поверить, что его нет. Нет и никогда не было, и вся жизнь в ином мире - сон, игра разума и защитная фантазия, чтобы уберечь душу от внешних проявлений жестокости.
Шаг. Шаг и еще один шаг. Потом еще. И еще десяток. Шагов предстоит много, поэтому бесполезно ожидать, когда представится возможность с глухим стоном улечься хоть прямо на пол и утихнуть. Нет, альгия все так же не планировала умирать. Инстинкт самосохранения ли придавал ей упорства, или просто сама Фрай была не настолько сломлена, чтобы перестать бороться, изначально являясь сильной духом и волей, однако всякий раз девушка находила сил для очередной перестановки двух ходуль по имени ноги. Сейчас они представляли собой малоподвижные негнущиеся палки, ага.
- С чего ты решила, что у тэмпоров вообще есть сердца?
- Разве... у чего-то... не бывает сердца? - рассеянно проговорила альгия, пытаясь понять, о чем говорит Боль. Его вопрос звучал какой-то несерьезной дикостью и шуткой. Если существо живо, то у него должно быть сердце. Очевидно же. Или то, что можно принять за сердце, как, например, двигатель у машины.
Фрай не понимала, как такие очевидные вещи могут проходить мимо стрелка.
- Откуда ты тогда знаешь, что за той дверью?
- Та комната похожа на ротовую полость, - альгия ответила не сразу, потратив немало времени на то, чтобы сформулировать ответ, вспомнить необходимые слова, а так же вообще нащупать хотя бы примерный ход своей логической цепочки.
- Пищевод... и дыхательные пути, значит, дальше, - она умолкла, устав вновь.
Оказывается, говорить - так сложно. Теряешь силы, словно каждое слово делает из тебя глоток, а некоторые и по два. Она апатично, словно не было тех секунд всплеска ее общительности, глазела вперед, за открытую вторую дверь, куда настаивала идти. И все так же стояла, перенеся вес на плечо, за которое цеплялась с отчаянием утопающего.
Мужчина вынудил ее пройти вперед в помещение, замешкавшись за ее спиной. Оказавшись без поддержки, она была вынуждена опереться о стенку. Внезапно оказавшуюся будто вымазанной чем-то липким. Что-то вроде слизи... Или нет? Или просто стены влажные, а рассудок снова вытворяет шутки с восприятием реальности альгии?
- Ага... - отозвалась она на ругательство Боли. Тупо глядя теперь уже на кислоту, просочившуюся под дверной щелью, Фрай попыталась осмыслить тот факт, что им только что повезло как минимум отсрочить жуткую смерть.
Снова она была вынуждена идти, придерживаясь за мужчину. Вначале бежала от него, как настоящий олень от охотника, а теперь вынуждена цепляться репьем, чтобы устоять на ногах. Фрай горестно опустила глаза на свою одежду. Грязные мерзкие лохмотья. И сама она, наверное, не выглядит лучше. Лицо больно жжет ссадинами.
Альгия заставляла себя идти. Через не могу, через не хочу. Через слабость. Через готовность уже сдаться и свалиться, ожидая тетушку смерть. Через все ради неизвестности, освещаемой лучами надежды. Но в итоге...
- Не могу... больше не могу... - с глухим стоном Фрай обессиленно осела на пол. Или то, что было представлено им.
Увидев множество разветвлений, девушка сломалась.

+1

17

- Потом, всё потом, - отмахнулся Дэй от внезапно посыпавшихся на него расспросов. Причем некоторые он попросту не понимал. Тут одним "да/нет" не отвертишься. Надо задать встречных, чтобы вникнуть в суть. А когда твои башмаки подъедает кислота, то времени на раздумья о чем-то другом не остается.
Лишь когда они с Фрай оказались в ребристом коридоре, дракон перевел дух. Он прежде поводил фонариком по стенам, привыкая к новому дизайну. Разглядывал структуру, пытался найти что-то, за что может зацепиться взгляд. И раз уж коридор показался вполне себе безопасным местом - относительно безопасным, Дэй самую малость расслабился.
- Тэмпоры - это жители Пакса, - нравоучительным и довольно терпеливым тоном проговорил дракон, после чего на всякий случай добавил, - Пакс - это планета, на которой мы сейчас находимся. Она славится своими бешеными ебанутыми на всю голову жителями и таким же дебильным ландшафтом, когда не знаешь, стоишь ты в данный момент на ногах или на голове. Некоторые тэмпоры, доживая до глубокой старости, становятся предметами этого ландшафта. Но им по-прежнему надо питаться, поэтому каждый принимает такой облик, какой посчитает для себя наиболее удачным для обустройства ловушек. Вот мы с тобой и лоханулись. Ты поперлась в дом, причем я удивлен, что тебя не удивило само наличие дома посреди карикатурного леса. А я, знатный идиот, помчался за тобой.
Он замолчал, прикидывая, почему его инстинкт охотника внезапно сработал именно так и именно по отношению к этой девочке. Делиться своими мыслями с Фрай не стоило. Ей бы они точно не понравились. Ведь драконы - те еще обжоры, не брезгуют сожрать даже целого оленя, вместе с рогами и копытами. А альгия очень уж напоминала...
Аддри встрепенулся. Не время думать о еде, и уж тем более нельзя даже на миг предполагать, что зверолюды - больше звери, чем люды, и потому могут относиться к еде. Вдобавок обстоятельства не располагали. Если изначально Дэй и мог ощутить какой-то легкий голод, то теперь его воротило от одной мысли о сочной зажаристой оленьей отбивной.
- И почему ты спрашиваешь, настоящее ли это? Конечно, блять, настоящее, хотя я бы предпочел, будь оно каким-нибудь долбанутым наркоманским сном, - Дэй проследил, как альгия коснулась рукой стенки коридора, и та в ответ на это будто бы шевельнулась слабой волной. - Лучше не трогай ее, - предупредил он. - Если ты права, и то был рот, а мы сейчас в чем-то вроде трахеи, то...
Черт, а ведь она говорила про кашель. И если раздражать стенки ребристого коридора, то можно вызвать защитный рефлекс, в итоге дом попросту отхаркает оба инородных тела из себя куда подальше. Но пока что это лишь притянутая за уши теория. Не факт, что у столетнего тэмпора остались какие-то рефлексы, кроме жрательного.
Они пошли дальше. Дэй всё думал. Из трахеи путь обычно ведет в бронхи. а там и в легкие. Из легких можно попасть к сердцу. Если верить альгии, то им нужно туда. Да только дракон и так, и эдак вертел все их варианты, но не мог взять в толк, как из глубины организма можно выбраться наружу. Сердце не сообщается с поверхностью. А если его остановить, то скорее дом попросту обвалится. А тэмпор умрет.
- Эй-эй, ты чего? Мы еще даже половины пути не прошли, - может быть, Дэй ее там слишком сильно встряхнул? Плюс еще ранена. Дважды. Дракон вины за собой никакой не чуял. Не будь она дурой, то и не получила бы дырку в копыте. А уж пронзенная ладонь - так вообще этари не причем. - Вставай. Слыш? Мелкая, вставай, ну, - он мог бы ее и бросить тут. Одну, в темноте, в чужой трахее, ведущей к множеству одинаковых коридоров, но почему-то не смог.
- Куда ты теперь, папа?
- Это секрет. Величайшая тайна, которую я поведаю только тебе. Но при условии...
- Что я ничего не расскажу маме?
- Ты очень сообразительная, Триш.
- Привези мне подарок.
- Да-да, аленький цветочек, как в сказке. Я помню.

Наклонившись, он подхватил девочку и без особого труда поднял, забросив себе на спину.
- Держись покрепче, только осторожнее с карманами. Наткнешься на гранату, и мы тут все взлетим на воздух.
"Или нас разметает по перебитым кишкам", - даже думать не хотелось, в каком содержимом оба несчастных попаданца тогда окажутся.

+1

18

До альгии дошли лишь некоторые слова из затянувшегося монолога Боли, и почему-то внутри стало тепло, даже жарко, когда девушка поняла: она, она права! Заблуждались доктор Фрост и все те, кому довелось выслушать откровения Фрай по поводу попадания в другой мир. Мир отсталый, жестокий, ведомый дикими законами, что кто при власти и силе, тот и получает все, что его душе угодно.
Она и сама так однажды стала отобранным трофеем. У этой истории, конечно, не самый худший конец, однако Фрай помнила до сих пор свое яростное возмущение, когда ее не просто лишили права выбора, но даже не воспринимали свободным, вольным существом. И золотая клетка с прилагающимися богатыми нарядами, деликатесными кушаньями и дворцом не сразу умаслили ее раздражение.
- Ты выстрелил в меня, - вот и все, что сказала на это Фрай. Если Боль не считал себя виноватым в произошедшем, то альгия и подавно видела себя чистой пред ним во всех отношениях. Ну, кроме, разве что, в буквальном смысле слова. По возвращению домой пижама отправится на тряпки в лучшем случае, а сама девушка не на один час заляжет в горячей ванне с пеной. Ради одной этой мечты стоит жить. Главное, не задумываться о...
"Как я вернусь домой?"
- А зачем помчался? Я ничего не сделала тебе, - голос девушки звучал тихо и спокойно. Без обвинений. Да и не было у нее сил на то, чтобы окрашивать речь эмоциональными оттенками всех мастей. А ведь когда-то ее считали активной и бойкой девочкой. Немногие, те, от кого родители не скрывали свое позорное дитя. Фрай на всю жизнь запомнила и то, как ребенком кралась на кухню, чтобы показать маме рисунок, на котором запечатлела всю семью вместе. Ведь она по-настоящему их любила. И как затаилась за дверью, слушая ругань и разговоры о том, чтобы сдать ее, Фрай Ландерс, в приют...
Этот рисунок, наверное, где-то жив. Только все персонажи на нем расплылись от детских слез, полных искренних горечи и боли в ту бессонную ночь.
А может его давным-давно выбросили, как бесполезную макулатуру.
- Мне не верили... Никто не верил... Считали, что похищение ранило меня, сломало... И пытались помочь исцелиться от этого... - впервые за все время она тихо рассмеялась, однако ничего доброго и веселого в том смехе не было слышно. Почти сразу девушка закашлялась, сплюнув кровью.
В тот день, об этом Фрай Ландерс поймет много позже, умирала и без того тонконогая и нежная, словно новорожденный жеребенок в его первые часы жизни, вера в свой народ, который не принимал ее так же, как не принимала родная семья, не понимая, что не она выбирала себе судьбу.
Не по своей воле она была лишь наполовину альгией, неся в себе и людское начало.
Ее призыв отыскать самое сердце дома был и впрямь отчасти лишен смысла. Это могло наверняка поспособствовать в убийстве гигантского существа, однако смутно подразумевало возможность спастись из-под обломков. Девушка не задумывалась о том, как появился в этом мире Боль, а ведь была тому свидетельницей. Словно позабыла про этот факт. А ведь это мог быть неплохой шанс сбежать прямо из чужого нутра, не заботясь ни о чем...
Она не выдержала, увидев, что их испытания лишь начинаются - слегла. По законам нецивилизованных миров такие слабые особи, не пытающиеся бороться за право жить, заслуживают только смерть. Однако мужчина не желал этого, и потревоженное тело, брошенное, как пылинка, на спину и плечи, вспыхнуло многочисленными болезненными ожогами, заставив издать глухой стон.
Такое положение было шатким. Ей казалось, что в любой момент она упадет, и будет еще больнее. А потолок оказался не так высоко, как того хотелось бы. Поэтому приходилось посильно цепляться за Боль.
- Гранаты?.. - уцепилась Фрай за одно слово, как всегда, лишь бы отвлечься от фейерверка ощущений. - Ягоды? - неуверенно предположила альгия, не имея представления об оружии. Вообще.
Разве что, упоминания некоторых могла встретить в тех или иных книгах. Гранат среди них не было. Зато ей были известны такие ягоды, но в то же время девушка не знала за ними такого свойства: помогать взлететь на воздух.
- Я не хочу туда идти, - почти взмолилась альгия, - давай... что-то... придумаем...

+1

19

В ответ на эту фразу Дэй картинно всплеснул руками и язвительно запричитал:
- О боги, я в нее выстрелил! - потом напыщенно фыркнул, - тебе это не мешает. Наверное, у копытных другое строение. Потому что, раздери тебя за ногу, когда мужик с пушкой говорит тебе не рыпаться, попросту НЕ НА-ДО РЫ-ПАТЬ-СЯ. Понятно тебе?
Где ее воспитывали, эту дурочку? На Алее, кажется, есть оружие, и списать заторможенную реакцию девочки на то, что она не понимала, что за хрень на нее направили, нельзя. Виноватым Дэй себя не считал. Вот ну ни капельки. Он считал, что поступил так, как на его месте поступил бы любой другой беглец, долгое время то успешно, то безуспешно сбивающий со следа упорных преследователей. После побега с Яхаара для Аддри эти гонки на выживание были фактически самой жизнью. И едва ли удавалось надолго остановиться где-то и перевести дух. Причем в большинстве случаев наверняка ситуация не стоила выеденного яйца, однако Дэй предпочитал не рисковать. Слишком остро он воспринял потерю всего и слишком хорошо помнил, как умирают драконы.
"Будет смешно, если один из них умрет прямо здесь, - с сарказмом подначивал он сам себя, - вечного сожрал превратившийся в дом тэмпор. Да просто идея для анекдота".
На вопрос Фрай Аддри ничего не ответил. Для того пришлось бы вдаваться в объяснения, почему этари вообще убегал и от кого он убегал. А это уж точно никого не касается. Девочка только-только узнала, что существуют другие миры. У нее и так мозги почти что набекрень. Хватит потрясений на один час. К тому же она всё равно ничем не поможет, а лишних свидетелей Дэй не оставлял. Выходит, что если начать ей что-то объяснять, то потом придется убить. Уж лучше пусть обижается в своем неведении.
Но пока он понесет ее на плечах, пока не доберутся до выхода. Она совсем не тяжела, а если перестанет задевать рогами всё вокруг, то вообще станет просто душкой.
- Гранаты - это маленькие, но очень смертельные штуки, взрывающиеся и разносящие нахер всё вокруг. И если ты тронешь хоть одну, разнесет и нас с тобой, - предупредил Дэй. Все карманы на заклепках, и туда так просто не попасть, а звук отдирающейся липучки дракон услышит однозначно. Но лучше уж сказать заранее, нежели потом отшкребать и себя, и мелкую от развороченного мира.
Или мир просто проглотит очередную взбучку и та на его сумасшедшей жизни никак не отразится.
- Что придумаем? Я мог бы заложить взрывчатку и разнести стену, но не возьмусь утверждать, что мы переживем, а тэмпор не погребет нас потом под собой. Мы могли бы отправиться дальше по коридору, думая, что рано или поздно найдем выход из, кхм, кишечника. Или его аналога, - был еще один вариант, и Дэй его отмел сразу, но когда все остальные начали казаться совсем уж фантастическими, он хмуро проговорил, - и мог бы попытаться перенести нас в другой мир, но это совершенно идиотская идея, и я прибегну к ней только в том случае, если ничего другого сделать не получится.
Да, последняя идея, должно быть, самая действенная, но и самая глупая. Большинство миров он покидал по той же причине, что и Апекс. То есть - удирая от погони. Рисковать снова, когда столько старался и работал, чтобы сбить преследователей со следу? Нет-нет, однозначно нет.
- Нельзя останавливаться, - сказал дракон. Он поглядывал на то, как покачиваются стенки трахеи, а ведь чем больше разветвлений, тем они становились всё тоньше и тоньше. Несмотря на просьбы Фрай, этари даже не замедлил шагу. - Мы куда-нибудь выйдем. Эти трубы должны куда-то привести.
И привели. Он остановился перед многочисленными расширениями, похожими на гроздья винограда, если все виноградинки посрастались одной своей стенкой с соседними. Дэлейн, не отпуская своей ноши, подошел близко к тупику, осветил стенки, даже пощупал. Но на такое прикосновение они сразу же сжались. Пришлось отступить назад.
- Я тут подумал... - задумчиво проговорил этари. - Наверное, мы не всё рассмотрели в той, первой, комнате. Если это, как ты говоришь, ротовая полость, тогда там должны быть сообщающиеся ходы с носом. И еще... В общем, у меня идея, но для того предстоит вернуться.
В комнату, куда в один момент хлынула лавина из кислоты. Милое предложение.

Отредактировано Дэлейн Аддри (2017-08-06 01:08:37)

+1

20

- Я не двигалась, - тихо сказала Фрай. На этом можно было считать бессмысленный разговор оконченным. Ей достался на удивление странный спутник. Безумное первое впечатление было отчасти смягчено его последующими заботой и помощью в трудную минуту, однако тяжело в полной мере доверять тому, кто изволил выстрелить просто так в беззащитное испуганное существо. Без причины. Оперируя лишь собственной безнаказанностью и упиваясь властью над тем, кто ничего не может противопоставить в ответ. По мнению альгии, выросшей в цивилизованном обществе, где пусть и были свои проблемы, но решались они совершенно иными методами, это было дикостью. Варварством. Проявлением психических отклонений.
Но она, конечно, удержала эти мысли при себе, просто сделав соответствующие выводы. При первой же возможности стоило бежать прочь от этого человека и молиться, чтобы он больше никогда не встретился. Стрелок чем-то притягивал к себе, вызывал настороженный интерес и любопытства, однако по всем критерием разумности представлял собой смертельно опасную угрозу. Тут и жизненного опыта не особо много нужно было, чтобы сообразить элементарное.
- Мне неинтересно изучать содержимое твоих карманов, - отозвалась альгия. Не будь круглой дурой, та прекрасно понимала и то, что стрелок лукавит, угрожая впустую. И уж если те самые пресловутые гранаты пережили падение его туши, причем не единожды, смутно верилось, что они дадут взрыв, если до них дотянутся изящные девичьи пальчики и просто ненароком коснутся. - Но я не отказалась бы знать, что у тебя есть, чтобы что-то придумать, - добавила она следом, уже понимая, что имеет дело с воином, вооруженным до зубов. Рассчитывать на милосердие такого существа весьма опрометчивый поступок. Быть может, его посильная помощь и связана лишь с тем, что альгия для чего-то нужна ему.
Фрай надеялась, что не пострадает от чужих планов. И вернется домой в целости и сохранности. Кстати, про это...
- Почему не подходит другой мир? Ты... можешь уйти прямо отсюда? - девушка искренне не понимала, почему Боль упрямится. Тем более, что в будущем ей придется просить о помощи. Альгия не представляла, каким образом вернуться, а пока это было для нее необходимо. Это в будущем окрылится, став шальной птицей без гнезда и дома. Шутка ли - в пижаме без всего разгуливать по чужой планете со своими законами, правилами и жителями!.. - Неужели ты решил остаться... в этом мире? - отчасти до сих пор было тяжко поверить, что безумие, в существовании которого почти убедили, не просто отступило, а, оказывается, его никогда не было. И все похождения в Лладеме были настоящим фрагментом жизни. Не надумкой. Не сказкой или придуманной историей.
- Если уничтожить смежную стену, то или будем погребены под обломками, или же... все-таки попадем в кислоту, - глухо ответила девушка, снова еле ворочая языком. Вид чужих легких изнутри, чуть подрагивающих, почему-то убаюкивал, и глаза постепенно закрывались. Она бы, наверное, даже уснула. На своем непредсказуемом и далеко не удобном транспорте.
Так что на итоговое предложение со стороны Боли в ответ прозвучала тишина. Сама альгия не двигалась и не подавала признаков жизни.

+1

21

В ответ дракон лишь фыркнул. Он видел, как она двинулась. Дернулась, словно собиралась поднырнуть под руку с пистолетом. Движение было совсем-совсем мизерным, почти призрачным. Но оно было! Дэлейн верил в это. Его было не переубедить и он совершенно не чувствовал себя виноватым.
Не двигалась она! Как же! Еще пусть скажет, что в дом этот не сама залетела, а Дэй ее впихнул. И насадить ладонь на рога заставил. И лежать сейчас безвольной воблой на чужих плечах - тоже. Ну просто не дракон, а зло во плоти.
Он снова фыркнул. На этот раз насмешливо и иронично. Если бы этари почуял, что чьи-то маленький шаловливые пальчики рыскают по его карманам, то отрезал бы эти пальчики по одному и скормил бы прожорливому дому. В плане сохранности своих вещей Аддри был маниакально жаден и не терпел, когда без разрешения кто-то что-то трогает.
- Что ты можешь придумать? - недоверчиво и даже с нотками снисходительности спросил Дэй. - Если ты даже не знаешь, что это такое. А я знаю и пока уверяю тебя, что взрывами и выстрелами делу мы не поможем.
И вообще нельзя быть такой сообразительной и схватывать всё на лету. Особенно, когда сидишь на чужой шее - в прямом смысле этого слова - и ничем не помогаешь. Допустим, Фрай оказалась полезной там, в первой комнате. Уберегла дракона от возможной гибели в кислоте, заговорила о том, чтобы выйти через другую дверь, и тут действительно было как-то легче и свободнее дышать. Но они вот уже прошли дальше и дошли до тупика.
"Сердце... сердце, - повторял себе мысленно Дэлейн. - Как мы попадем туда, если там кровь и давление наверняка такое, что нас расплющит, как сардельки. А дышать чем?"
Вообще этари не был уверен в своей теории. Есть ли у тэмпоров вообще кровь?
"Надо будет как-то поймать одного и порезать на лоскутки. Хоть поглядим, что у него внутри".
- Не умничай, - огрызнулся Дэй на все эти "почему не подходит, а почему не перенестись бы". Вдаваться в подробности и рассказывать девчонке, что у него жизнь - не мёд, и что каждый такой перенос - это риск получить смертельный исход? Нет уж, не доросла ты еще до того, чтобы старый матерый ящер доверительно посвящал тебя в перипетии своей жизни. - В этом мире я остаться не решил. Не навсегда, по крайней мере. Но несколько дней перебиться здесь будет не лишним, - и опять-таки объяснять, почему он так хочет, Дэй не стал. Да и не мог.
Только представил, как округлятся ее глаза и как она недоверчиво покрутит пальцем у виска, если Аддри скажет ей, что он - один из последних драконов, бежавших с сожранной Ноксом планеты, и теперь скрывается от бдительного ока Финиса. Вдобавок верить никому нельзя. Вообще никому.
- В кислоту не попадем, - придерживаясь своего плана, Дэй развернулся и неспешно пошел в обратном направлении. Заплутать, несмотря на огромное количество ответвлений, было невозможно. Хотя бы потому, что коридоры отличались своими размерами. А после снова вернулась уже знакомая ребристость под ногами, и всякие сомнения испарились окончательно. - Мелкая, ты там чего, дрыхнуть удумала? - дракон основательно встряхнул плечами, а заодно и девочкой, улегшейся поперек, словно на широкой уютной кроватке. - Не смей. Сейчас до комнаты дойдем, а дальше своими ножками.
Остановившись перед пресловутой дверью, Дэй замешкался. Спустил Фрай так, чтобы она могла сесть на одно из торчавших с пола ребер, после чего присел к порожку и посветил в щель фонариком. Вроде бы никаких признаков кислоты. Если не обращать внимания на слегка испорченную подошву ботинок, то словно бы той кислоты и вовсе не существовало.
Аккуратно он отворил дверь и выглянул.
- Всё чисто, пойдем.
Тут уже предстояло внимательно оглядывать потолок. Дэлейн светил наверх, всматриваясь в любые неровности, пока не увидел, наконец, люк. Практически неприметный и над самой входной дверью.
- Вот. А ну-ка, мелкая, иди сюда. Давай я тебя подсажу, заберешься туда и скажешь, что там такое, - он оглянулся на альгию в нетерпении.

Отредактировано Дэлейн Аддри (2017-08-06 19:25:26)

+1

22

Раздраженно фыркая, как конь, подумывающий ссадить с себя успевшего надоесть дотошными капризами всадника, Боль ничего больше не ответил на тихое, но твердое заявление девушки, однако вся его реакция не нуждалась в дополнительных комментариях. Тот самый выстрел, который альгия припомнила мужчине, казался событием давнишним, которому может быть несколько как минимум дней, но не часов. Трудно было вспомнить жизнь до разыгравшихся в настоящем событий. Словно дом намеревался пожрать не только тела своих жертв, но и воспоминания о каждом прожитом ими дне до момента, как не посчастливилось переступить через порог. Фрай не спорила, умолкнув. Определенную порцию пищи для размышлений она получила, поймав себя на том, что не отказалась бы и по-настоящему перекусить, заодно и утолить бы жажду. Однако рассчитывать хотя бы на глоток воды не стоило, и альгия даже не поинтересовалась у мужчины на этот счет.
Ее в разы больше обеспокоило то, что он планирует задержаться в этом мире. Сама же она пыталась вспомнить все в мельчайших подробностей за мгновения перед очередным переходом в другую реальность. Было важно понять схему работы этого... этого. Боль совершал переходы по своей воле, значит, сможет обучиться и сама альгия. Да, ей очень хотелось получить поддержку от этого мира, равно, как и любви, веры в ее силы, но...
В конце концов, кто, как не она сама, будет любить ее больше всех на свете, если эту роль не взяли на себя родители? Насколько бы молодой девушка ни казалась, еще получится доказать, что сила воли у нее достойна уважения.
Получится... Но попозже. Глаза закрывались сами собой.
И ей снилось много-много воды, а сама Фрай лежала в маленькой лодке. Был дивный вечер, и волны с тихим спокойным плеском раскачивали ее деревянную колыбель, заставляя тихо улыбаться. Альгии даже не мешала боль от того, что положение тела было не самым удобным. Она чувствовала себя в безопасности, даром, что суши не виднелось даже на горизонте.
Ее встряхнуло так, что сон мгновенно растворился, однако несколько секунд ушло на то, чтобы сердце успокоилось, а разум вспомнил, что происходит в действительности.
- Я... выключилась... - пробормотала Фрай, облизнув пересохшие губы. Она не стала говорить мужчине, что смутно верит в то, что сможет передвигаться самостоятельно. Не думалось, что стрелок оценит, как им попользовались, будто породистым скакуном, оставив в итоге ни с чем. Как-то ведь, наверное, у нее получится пройти хотя бы пару шагов на этих злосчастных ходулях?
Усевшись, оказавшись снятой со спины, и совсем не спеша подниматься, альгия пыталась прийти в себя, массируя гудящие виски. Голова вполовину ничего не соображала, и это раздражало девушку. Ей не хотелось быть балластом.
- Угу, - буркнула она, когда стрелок позвал. Вообще-то, наверное, стоило хотя бы сейчас узнать его имя, но с другой стороны... Зачем? В конце концов, они тут вдвоем. Очевидно, что если Фрай и обращается к кому-то вслух, то это к нему. Конечно, еще можно поговорить самой с собой, однако такая необходимость временно отпала, раз уж появился сомнительный компаньон. Тут альгия пришла к выводу, что одиночество ценнее общества подобного рода психов.
Оказавшись наверху не без помощи Боли, притом чудом удержавшись на его плечах, а не хлопнувшись с высоты мужского роста на пол с риском свернуть себе шею окончательно, Фрай все-таки попала на второй этаж, искренне надеясь, что там так же сравнительно спокойно, как и внизу. Фонарика у нее не было, однако тут было в разы светлее, чем в предыдущих комнатах.
- Ну... - спустя добрые полминуты послышался приглушенный голос, - тут никого нет... но мерзко... грязно... и воняет. Я вижу свет, но не понимаю, откуда он.
После чего в открытом люке появилась всклокоченная рогатая голова. Взгляд девушки был задумчивый. Надо признаться, в тот момент промелькнула мысль, чтобы... чтобы захлопнуть люк и как-нибудь образом разбудить дом. Заставить его плясать и снова плескаться кислотой.
Тогда бы альгия гарантированно избавилась от того, кто может ее потом пристрелить, если она не нападет первой.
Но это осталось лишь мыслями.
- У меня не выйдет помочь тебе подняться, - сказала она, - там остался шкаф, чтобы его придвинуть?

+1

23

- Ну так включись, - хороша его напарница, ничего не сказать. Раз уж от простой прогулки она изображает из себя вяленого оленя и падает плашмя на чужие плечи. А будет ли вообще от нее толк дальше? Если удастся без потерь выволочь ее из тэмпорского нутра, то ладно. Но если будет выбор, который в итоге будет не в пользу Фрай, то она и сама наверняка догадывается о предполагаемом исходе.

Дэй разглядывал люк и мысленно прикидывал, куда он может вести. Если проводить параллели с человеческим организмом, то куда могут вести различные отверстия из ротовой полости? В пищевод и трахею (через глотку) - то понятно. Но рот сообщается с носом. И если рот можно закрыть, то...
По-прежнему это всё - лишь теории. Тэмпор не обязан анатомически быть созданным точно так же или аналогично людскому телу. Да и разве люди умеют быть домами?
Подсадив девочку наверх, дракон светил туда фонарем, как мог, чтобы Фрай могла разглядеть и передать обстановку как можно точнее. Но в итоге он всё равно остался недоволен.
"Воняет ей. Сама шкуру свою давно нюхала? - какое счастье, что мысли Фрай остались лишь ее мыслями и что Дэлейн не славился способностью телепатии. Иначе рядом с теми самыми трофейными рогами на стене повисли бы еще одни, более новые и молодые. И, вероятнее всего, не отделенные от головы. - Конечно, сука такая, помочь она не может. Что она вообще может, кроме нытья и скулежа? Ох только бы выбраться отсюда. Живым. Грёбаный Пакс. Это же надо было так глупо попасться, зная, что местные твари любят так шутить".
- Я заберусь, уж обо мне можешь не переживать, - последняя фраза была явно сарказмом. Дэй огляделся в поисках чего-нибудь, что можно было использовать, как подставку, но увы. Только мусор, да и тот основательно подчищенный кислотой. Но ведь Дэй собирался в побег не налегке. У него был и трос с собой. - Мелкая, в сторону брысь, - и потом дракон достал маленькое устройство, похожее на мини-пистолет, прицелился и выстрелил вверх, целясь через отверстие люка в ближайшую стену за ним.
Если до того оставались хоть какие-то сомнения, что дом живой, то на этот раз они исчезли. От выстрела, в результате которого острая кошка прошила стенку, выпустила когти и закрепилась там, как клещ, тэмпор взбеленился. Дом встряхнуло так, что не держись Дэй за трос, его бы отбросило к противоположной стене, а там уже снова открывалась дверь, из-за которой доносились убаюкивающие, но такие опасные плескающиеся звуки.
- Держись крепче! - крикнул альгии дракон, после чего сцепил фонарик зубами, а сам нажал кнопку, трос принялся сматываться, и Дэя подбросило вверх, как на батуте. Плечом он больно ударился о край, сцепил зубы и поскорее попытался забраться внутрь. Комната, в которой уже явно что-то бурлило, не внушала никакого доверия. Но вот дракон замер, ошалело глядя на Фрай.
- Ах, бля... - что-то рывком дернуло его вниз, фонарик вылетел и, к счастью, не выпал из комнаты, а подкатился к ногам альгии. Не держись Дэй за край лаза, то уже плескался бы в кислоте. Но что-то крепко держало его за ногу, и тут уже предстояло решать быстро, что делать. Дракон не мешкал. Отпустив одну руку, он перехватил пистолет и несколько раз выстрелил наобум в темноту. И почувствовал свободу.
Но дом сошел с ума окончательно. Дракон быстро вскарабкался наверх и хлопком закрыл люк.
- Черт подери, - выдохнул он, опрокинувшись спиной на стену, в которой по-прежнему торчала кошка.
Их колыхало, трясло, переворачивало вверх дном. Колотило из стороны в сторону. Повезло лишь в том, что эта маленькая комнатушка, похожая на узкий тесный чулан, куда спрятались Дэлейн и Фрай, не располагала масштабами, чтобы все эти пертурбации могли нанести вред. Дэй закрыл глаза и уперся руками в стены, дабы сохранять свое изначальное положение. Девочке предложил держаться за трос. Или за него самого. Тут уж насколько ей хватит храбрости или глупости.
Тряска, урчание, рычание продолжались с полчаса. Дэй уселся на люк, дабы снизу никто не смог его открыть. Если там остался еще кто-то, кто, вцепившись в ногу дракона, лишил его одного ботинка.
Когда же безумие вокруг начало понемногу утихать, этари негромко спросил:
- Ты как, мелкая?

+1

24

Между тем альгию, в довесок к боли и всем ноющим ушибам, терзали еще и мысли, откуда в ней проснулась такая жестокость. Она настаивала на поисках сердца точно не ради того, чтобы утолить жажду интереса, полюбоваться на исполинский насос для перекачки крови или того, что может заменять ее в доме, и уйти. Фрай считала, что таким образом можно будет наверняка убить существо, в чреве которого оказались заперты они вдвоем.
А те мысли про то, чтобы оставить Боль внизу, закрывшись сверху, и слушать его крики, когда кислота начнет сжигать его плоть? Да, это не просочилось в реальные поступки, не стало кровавым фрагментом биографии. Но откуда, откуда взялись эти страшные, такие не свойственные девушке фантазии, нашептывающие и призывающие натворить неисправимое?
"Может быть, я и правда безумна, но безумие мое заключено в ином?" - обреченно подумалось альгии. Сейчас она не верила, что смогла бы сделать то, что так хотелось мгновения назад - захлопнуть люк и закричать, затопать, ударить в стены, чтобы этот мужик захлебнулся болью и сдох в мучениях.
Будто наваждение какое-то. Мистика. Это место пагубно для ее душевного равновесия, и без того истерзанного много чем. Надо валить.
По первому требованию Фрай отошла от люка настолько, насколько это возможно, искренне надеясь, что сюда залетит не граната, которая разнесет все вокруг. Хотя, кажется, стрелок сам говорил, что взрывы и выстрелы им нынче не помогут, но откуда знать, что в следующую минуту он не надумает что-то в корне противоречащее тем словам?
Через мгновение, когда снова пол под ногами заходил ходуном, вынуждая цепляться за все, что поможет устоять, в люке появилась вначале голова, а после уже и торс мужчины, продолжающего усиленно карабкаться вверх, однако почти сразу стрелок замер, глядя на девушку. Почему-то альгии почудилось, что он испуган, и это чувство сразу же передалось ей. Неожиданно Боль сорвался. Или что-то сдернуло его вниз?..
- Нет!
Рефлекторно нагнувшись и подхватив фонарик, девушка, будто не было слабости во всем теле, метнулась вперед, здоровой рукой вцепившись в плечо стрелка. Конечно, доверься он всецело альгии, то они оба шмякнулись бы в кислотный бассейн - ее сил не хватило бы даже на секунду удержать его тушу в воздухе.
Но об этом совершенно не думалось в тот момент. Она пребывала в ужасе от возможности остаться в полном одиночестве. И просто этот порыв попытаться помочь был чем-то естественным. Подразумевался, как само собой разумеющееся.
Спутник, впрочем, справился сам, кого-то застрелив, и все-таки забрался внутрь. Альгия так и не отлипла от него, до последнего пытаясь вытянуть вверх и не обращая внимания на свою боль. Так она и осталась рядом, прильнув к нему всем телом и зажмурившись. Вот уже второй раз девушка жалась к стрелку, обняв и ища поддержки от более сильного, и в один момент, так сказать, прощая ему все прежние оплошности и грубость.
Теперь, кроме страха, альгия потихоньку начинала чувствовать яростную злость. Не только на дом, но и на саму себя. Такую жалкую, смешную, слабую и бесполезную. Еще вызывало растерянность происходящее там, под ними. Если они находились в ротовой полости, то откуда там взялась кислота? Ну, а если существо чем-то болеет, что вызывает подобные симптомы, то почему кислота не разрушает целостность того помещения? Или... или для дома это в порядке вещей - уже начать переваривать то, что только что угодило в его пасть?
Предварительная обработка. Своя логика в этом могла быть, учитывая, что зубы им до сих пор, слава богу, не встретились. Фрай даже не хотела представлять эти острые частоколы, которые всячески бы норовили пронзить их тела...
- Я не мелкая, - не открывая глаз, сказала альгия. Несмотря на то, что становилось спокойнее, ей было все так же нормально стоять, прижавшись к стрелку и вцепившись в него. Оплела, как плющ древесный ствол. И не отпускала, покуда тот не перебрался греть своей задницей закрытый люк. Теперь девушка в гордом одиночестве подпирала спиной стенку.
- Что теперь? - не меняя своего положения, поинтересовалась она. - Наверх дальше?

Отредактировано Фрай (2017-08-07 18:08:10)

+1

25

Забавно, что альгия кинулась на помощь Дэю, хотя даже не сдвинула бы его с места, напрягись изо всех сил. Просто потому что была маленькой, хрупкой, слабой, а еще раненой. А дракон - мужчина в расцвете сил, массивный, тяжелый, обвешанный вдобавок всяческим снаряжением, что еще больше увеличивает вес. Но всё равно порыв девочки был забавным. Аддри в другой момент даже бы растрогался от такой заботы. А потом бы отпихнул малявку от себя подальше и съездил бы ей по уху - чтобы не страдала ерундой. Как будто сама не может оценить разницу в габаритах и свои несчастные силёнки.
К счастью, кто бы там ни вцепился в ногу Дэя, пистолетные выстрелы возымели дело. Дракон забрался быстро, захлопнул люк и далее оставалось лишь удерживаться в этом маленьком чуланчике, пока тэмпор ревет и скачет от боли. Этари представлял себе, как это выглядит снаружи. Смешно, наверное. А вот внутри этого голодного и пробужденного чудовища находиться - не смешно.
Девчонка повисла на Дэе, как куль с мукой. Хотя в ее случае - без муки. Настолько она казалась легкой и невесомой. Дракон не возражал, да и сам ведь предложил держаться за него, пока дом сотрясается чудовищными конвульсиями. Фрай воспользовалась предложением с охотой, она вцепилась в Дэя, как клещ, которого оторвать можно только с головой. Да этари и не смог бы ее отбросить от себя сейчас, учитывая, что упирался руками в стены для фиксации.
- Фонарик не выронила? Молодец, - Фрай получила первую свою похвалу из уст своего грубого и угрюмого спутника. - И, конечно, ты мелкая. Малявка. Слезай уже с меня. Опять мне чуть глаз не выбила своими рогами. Он уже перестал трястись.
Пока они еще находились здесь, Дэй постарался осторожно извлечь кошку из стены. Разбрасываться инструментами, когда неизвестно, получится ли запас пополнить, не самая удачная идея. Дракон возился с зубцами кошки добрых десять минут, но извлек из с хирургической осторожностью, после чего смотал обратно трос и спрятал устройство в один из многочисленных карманов.
Бурление вскоре прекратилось окончательно. Дэлейн перевел дух. Да уж, ну и приключеньице досталось на его долю в этот раз. Всякое случалось, но уж точно не путешествовать по телу огромного старого тэмпора.
- Ну если хочешь, можешь спуститься обратно вниз, - огрызнулся он в ответ на показавшееся ему донельзя глупым предположение альгии. - Конечно, наверх. Вон даже лестница торчит.
Отобрал у девочки фонарик, вернул его в исходное положение в синхроне с пистолетом, после чего поднялся, наконец, чтобы присмотреться к лестнице. В этом вертикальном тоннеле было относительно светло и, наверное, можно было бы даже не тратить аккумулятор дополнительного освещения. Но на этот раз Дэй побоялся что-то пропустить. Как тогда, когда они пропустили люк над дверью.
- Справишься? - поставив ногу на первую ступеньку, спросил дракон у Фрай. Если окажется, что она и на лестницу не способна подняться, то и в этот раз волочь ее на своих плечах. Это уже начинает входить в какую-то нелепую традицию.
"Может, еще потом покатать на драконе? Перекинуться, крылья расправить, сказать ей - эй, мелкая, хочешь насрать на голову тэмпора с высоты птичьего полета?" - Это он так сам над собой подшучивал, естественно. Если бы Фрай даже на миг заподозрила, что перед ней - этари, то он бы тут же ее пристрелил. Без колебаний. И безо всякий угрызений совести.

Подъем занял еще с полчаса. Посветлело окончательно, так что Дэй решил и вправду выключить фонарик. Пока что он был здесь без надобности. Они с Фрай оказались в небольшой комнатушке, потолок в которой был словно в дырочку - эдакий мультяшный сыр. Дырочки, впрочем, были достаточного размера, чтобы через них могла пробраться маленькая худенькая девчушка. Еще было большое окно, застекленное каленым и непробиваемым стеклом - это Дэй попытался сразу проверить и выяснил, что выбить не удастся. Зато по виду из окна можно было понять, что ландшафт непередаваемым образом изменился. То ли сам, то ли дом куда-то "перешел". Но уже никаких безумных зарослей.
Еще из комнаты вели два симметричных округлых тоннеля в стороны. Там тоже было вполне светло, но на каком-то участке они изгибались, потому не вышло увидеть, куда они ведут.
- Ну? - повернулся Дэй к альгии, - что говорит тебе твоя интуиция?

+1

26

До чего же все-таки странно было девушке зависеть от до сих пор безымянного для нее человека, цепляться за его общество, в то время как все проблемы начались именно с его появлением. Да-да, стрелок мог бесконечно рассказывать, что альгия сама виновата, якобы не восприняв всерьез его угрозу выстрелить, если она шевельнется. Но Фрай знала, что от ужаса в тот миг ее просто парализовало. Ее впору было пристреливать, пожелай он, чтобы девушка незамедлительно поднялась на ноги. Или чтобы рассказала, кто такая и что делает тут в таком странном наряде.
Потом у альгии навязчивая идея обеспечить человеку незабываемую смерть, предварительно заполненную букетом самых ярких болезненных впечатлений. Затем Фрай с отчаянным писком кидается к нему же, как только ей кажется, что она сейчас останется в полном одиночестве. И теперь девушка отчаянно льнет к нему, мол, спаси-защити, все вокруг плохие, даже хуже тебя, и норовят обидеть меня, бедную-слабую.
"Жизнь, ну какого хера? Ну что с тобой не так?.."
Ей почему-то казалось, что становится лучше. В то же время боль продолжала изнурять, головокружительная муть никуда не пропадала, а слабость всё так же была преданной подружкой, не желая отпустить ее руку ни на мгновение. Может быть, надежда придавала сил, и появление одного намека на свет сразу помогло встрепенуться, настроив и на миролюбивый лад.
А тут еще и скупая похвала. Теперь альгия вообще стала похожа на бедный чахлый кустик, которому посчастливилось поймать листочками каплю-другую долгожданной воды, и ответила на это улыбкой - немного застенчивой такой, но донельзя счастливой, аж глаза на секунду блеснули от девичьего восторга, что заметили и оценили.
И пока стрелок возился с тем, чтобы извлечь крючья, которыми фиксировался трос, из стены, девушка решилась на сложный разговор:
- Слушай, а... - Фрай помялась, не зная, с какой стороны подступиться, - тебе... обязательно нужно быть в Паксе? Может ты бывал в Алее. У меня там дом, и... ты мог бы остаться там на столько, на сколько захочешь, - нет, такого гостя альгия не ждала с большим восторгом, однако в родном мире была хотя бы аптечка. Желаемая, знаете ли, вещь, когда на твоем теле раз, два и обчелся живых и неповрежденных участков. Она помнила, что стрелок говорил с большим нежеланием про возможность ухода. Но рассчитывала, что он передумает. Заодно, что и не пристрелит девушку в ее родном доме, если согласится.
- Я понятия не имею, как вернуться самой, - объяснила причины такого предложения Фрай, - а если ты поможешь, то... я сделаю в ответ все, что ты захочешь. В разумных пределах, - почему-то едва заметно покраснев, поспешно добавила она существенное уточнение, потупив взгляд.

Настало время подниматься. Она обреченно смотрела вверх.
- Справишься?
- Наверное... - упавшим голосом ответила Фрай. Нужно же бороться и не сдаваться, верно?
Не справилась. Даже половины пути не смогла пройти. В какой-то момент она поняла, что конечности просто немеют, а легким не хватает воздуха. Еще немного, и сорвалась бы, но оставалось порадоваться, что альгия была не одна.
Наверное, стрелок с нее спросит за помощь. И малой цена не покажется.
Когда подъем, тянувшийся добрый кусок бесконечности, подошел к концу, девушка обессиленно растянулась на том, что было полом, глядя на пестрящий брешами потолок.
Если отсюда есть выход, то он находится очень далеко от земли, и эту проблему тоже предстоит решить.
- Что говорит тебе твоя интуиция?
- А он разумный? Он может понимать, что ему говорят? Наверняка он уже не очень доволен, что мы здесь. Я бы могла выбраться оттуда и попытаться докричаться, - она указала рукой в сторону потолка, обессиленно уронив ее через долю секунды. - Может, позволит уйти...

Отредактировано Фрай (2017-08-08 15:08:06)

+1

27

Лениво взглянув на девочку и не ожидая от нее никаких особо толковых мыслей, Дэй внезапно замер и удивленно уставился, когда услышал, что она предлагает ему - что? остаться у нее в квартире?
- Ты каждого незнакомого мужика тянешь к себе домой? - прищурился он. Дракон не был уверен насчет того, какие бытовали правила на Алее касательно ношения оружия, но ему показалось, что это особо не приветствовалось там да и не было распространенным. А тут Фрай мало того что приглашает к себе незнакомого мужика, который прострелил ей копыто, так еще и мужика, обвешенного с головы до ног оружием и взрывчаткой. И кто может поручиться за то, что в наполовину бритой башке этого мужика не возникнет очередной параноидальной мысли? Например, о том, что коварная альгия таким образом пытается усыпить бдительность и заманивает к себе, а там уже будет поджидать отряд из Финиса.
Но он промолчал и не стал ничего говорить. Для начала надо выбраться из дома, а там уже обсудят, кто кого куда приглашает и кто кого где поджидает.
Ведь, в целом, ее обоснование было вполне разумным. Сама она перенестись не могла, зато могла бы воспользоваться этой же способностью Дэя. Разве что ему оно нахрен не нужно. И он себе мысленно точно так и сказал. Возвращаться в Алей в планы дракона пока не входило.
"Разве что она предложит что-то..." - не успел он додумать, как Фрай, словно мысли прочитала, что-то подобное пропищала и покраснела, как помидор. Но Дэй и не думал ни о чем подобном!
- Охерела что ли? - возмутился он праведным гневом. Да за кого она его принимает! Долбанная истеричка!
Нет-нет, хватит уже этой болтовни. Пора взбираться по лестнице наверх, пока дракон от души не сломал рог девице, которая считает, будто ее спутник пялится на нее, как на настоящую бабу. Она-то, конечно, баба. И все причендалы бабские присутствуют наверняка. Да только Аддри, глядя на нее и слушая ее, вспоминал Триш, свою дочь. И, естественно, никаких иных мыслей в пошлую сторону даже не шевелилось.

На полпути эта юная изнеженная барышня едва ли не потеряла себя в очередной раз. Дэй заметил, что она остановилась, пригляделся к ней и в итоге даже спрашивать ничего не стал. Понял, что опять придется взваливать на себя чужой груз.
- Давай еще на пару ступенек, и я тебя подхвачу, - подбодрил он ее. А там уже действительно посторонился, насколько позволял узкий колодец, и перехватил альгию поперек талии. - Держись за шею. Только не души. И рога при себе держи.

Оказавшись в новом помещении, они могли перевести дух от долгого подъема. Сначала Дэлейн осмотрел внимательно всё, что тут было и могло пригодиться, а потом уже подошел к окну. Странное ощущение: свобода казалась такой близкой - только руку протяни, выбей чертово стекло и выпрыгни. А с другой стороны - ты тут в клетке заперт и еще неведомо, какие сюрпризы поджидают за очередной дверью. На предложение альгии дракон отрицательно покачал головой:
- И не думай даже, - он бы ни в коем разе не отпустил ее одну пробираться через те решетки дальше наверх. Возможно, она права, и где-то там должна быть голова. А в голове обычно мозг. Или то, что его замещает. Но у Дэя были свои соображения на этот счет, - даже если оно и разумное, ты не забывай, что мы для него - еда. Он не хочет нас выпустить, он хочет нас сожрать. И ты ему особенно придешься по вкусу. Молоденькая, свеженькая и такая глупенькая, что сама готова прийти туда, где тебя сожрут.
Насчет последнего дракон был не уверен, но в его голосе не было и тени сомнения, что так и будет. Кому нужны в наибольшем количестве питательные вещества? Мозгу. Кто управляет всеми действиями и движениями тэмпора? Мозг. Это огромная прожорливая и хитрожопая ловушка. Туда Дэй ни за что не пойдет и мелкую не пустит.
- Поэтому выбирай, какой на тебя смотрит, - он поочередно указал то на левый коридор, то на правый. Они были совершенно одинаковы. Слегка розоватого цвета, достаточно светлые изнутри. Стены казались гладкими и будто бы чем-то покрытыми. В принципе, если ступать четко посередине, то не поскользнешься и не грохнешься в этой трубе, что бы это ни было. Но только если идти аккуратно и внимательно следить за каждым своим шагом. В этом отношении состояние и поведение Фрай внушало определенные опасения.
- Если нужна помощь, то говори сразу, - предупредил ее дракон. Уж лучше потащит на своем горбу ее от входа, чем будет ловить по ходу дела.

+1

28

- Нет, - честно призналась альгия и к абсолютной неожиданности для самой себя добавила, - я никогда и никого туда не зову. И была бы счастлива оказаться дома в одиночестве, засыпая с твердой уверенностью, что мы с тобой никогда не встретимся. Но без тебя домой мне не попасть, потому что я не знаю как. С учетом, что ты... много делаешь, то справедливо предложить что-то взамен. Все, что в моих силах - дать кров и пищу.
Кстати, чем в этом Паксе стрелок собирался питаться? Фрай видела, насколько здесь все переменчиво. Где гарантии, что съеденный фрукт внутри тебя не станет паукообразным, жаждущим незамедлительно прогрызться на свободу из недр твоего желудка? Эта смерть была бы страшнее переваривания живьем в едком кислотном соке. Даже если в мире абсурда и парадоксов существует что-то стабильное в своей первоначальной форме и притом даже съедобное, альгия согласилась бы опробовать местный деликатес только под дулом пистолета. С предварительными выстрелами в знак того, что угроза серьезна, а не представляет из себя шутку придурка без чувства юмора.
А местная вода? Глотнув из лужицы, не просто козленочком станешь, а каким-нибудь фиолетовым трехголовым десятилапым мутантом, который сразу же умрет от местных микробов или осознания своего уродства.
В общем, нет. Нет-нет-нет, никакого иномирного туризма по своей воле.
Стрелок на дополнительные уточнения возмутился так, что альгия растерялась. Может быть, у его народа наоборот принято оказывать гостеприимство во всей красе? А она сейчас нанесла страшное оскорбление своим отказом исполнять абсолютно все его прихоти? Альгия ведь даже не услуги интимного рода подразумевала, хотя и их включила в список запретного - того, на чем бесполезно настаивать.
В общем, девушка основательно смутилась и растерялась, побоявшись хоть что-то прояснить. Лучше, наверное, оставить все домыслами. Тем более, что каждая минута, проведенная рядом со стрелком, добавляла ему непредсказуемости и загадочности. Он казался жестоким, притом до сих пор толком не навредил дому, не попытался с боем настойчиво прорваться на свободу, продолжая бродить по извилистым лабиринтам чужого тела. А еще с альгией возился, как с ребенком, уже будто бы смирившись с тем, что без его помощи она ни на что не способна. Фрай вовсе не была рада повиснуть на чужой шее, прибегая к услугам вип-передвижения. Слабость и беззащитность раздражали ее, однако в этом был несомненный плюс: так девушка хоть сколько-то была намерена бороться, пускай и не без чужой помощи. Играть в независимую гордячку ей было не с руки: предложив помощь единожды, вряд ли мужчина станет настаивать на ней, даже видя, что альгия откровенно привирает о своем хреновом состоянии.
Подъем вверх хлебнул немало сил, и Фрай остро нуждалась в хотя бы недолгом отдыхе. С тоской думая о том, что уже через несколько минут придется вновь встать на ноги, она наслаждалась этими жалкими крохами покоя, заодно пытаясь хоть как-то заболтать спутника и выиграть еще немного времени для безделья.
- По-моему, - пробормотала альгия, устало вздохнув, - пасть и желудок остались внизу. Не может же он переварить тем, что виднеется наверху?..
Все эти уменьшительно-ласкательные эпитеты, коими наградил ее Боль, вызвали какое-то смятение. Звучало так, будто человек сам бы не отказался сожрать ее со всеми потрохами. Может быть, он правда безумец? Согласится пойти в дом, а ночью возьмет и расчленит спящую девушку, приготовив себе альгийский разносол на любой вкус и различной степени прожарки. Надо будет, пожалуй, спрятать все ножи, если согласится погостить. И спать бдительно.
- Поэтому выбирай, какой на тебя смотрит.
- Я не хочу, чтобы на меня что-то смотрело, - простонала девушка в ответ. С трудом заставила себя сесть, обреченно провела здоровой рукой по одежде, которая была вымазана и кровью, и местными красотами. Да и запах был соответствующий. Конечно, спутник выглядел ненамного лучше, однако у альгии ее собственный вид вызывал отвращение. Шерсть на воротнике тоже слиплась от крови. Пижама пестрела брешами. Не настолько, конечно, чтобы полукровка почти разгуливала голышом, условно прикрывшись тряпками.
Но до чего же мерзко!
- Направо, - бездумно сказала Фрай, не особо всматриваясь в различия туннелей. Просто беглый взгляд туда и сюда, а потом решение без каких-либо колебаний.
- Я бы не отказалась опираться на твое плечо. Но идти сама, наверное, смогу, - ответила альгия.
Ступать приходилось осторожно, взвешивая каждый свой шаг. Фрай с брезгливым любопытством озиралась по сторонам, пытаясь сообразить, где они находятся. Она бы предположила, что удалось добраться до ноздрей, однако те, кажется, обычно расположено параллельно друг другу, а не точнехонько напротив.
Становилось светлее, однако извилистый путь не позволял ускориться. Альгия молилась в своих мыслях, чтобы стрелок не сорвался на нее из-за вынужденной медлительности.
Но вскоре поход в неизвестность подошел к концу. И нет, отыскался не выход, а исполинская... перепонка, перекрывшая весь путь впереди.
- Возвращаемся? - немного помолчав, спросила Фрай.

+1

29

- А, вот оно что. Решила мной попользоваться, пока я в свободном доступе, - несмотря на то, что ситуация к веселостям, в принципе, не располагала, Дэй хохотнул. - Забавная ты зверушка. Но быстро учишься. Молодец, - он похвалил ее уже второй раз? Ну, во всяком случае, никакого негатива в ответ на своё чистосердечное признание Фрай не услышала. Кажется, наоборот, дракон был отчасти восхищен таким прагматичным подходом казавшейся с виду недалекой девчушки.
- Всё равно на Алей попасть мы сможем только туда, откуда я ушел. Знаешь пик Вороний клюв? На юг от входа в сам Алей, километров двадцать пройти придется по пояс в снегу и дай боги, чтоб там было не ниже тридцати градусов сейчас. Вот туда мы и попадем. Не сахар, учитывая, что ни снегохода, ни даже завшивелых сраных снегоступов. А у меня один, мать его, ботинок остался, - если вспомнить, как он тогда петлял, удирая от погони... Но дракон был не пешком, а именно что на шустром одноместном и однолыжном снегоходе, который гнал так, словно сам Нокс кусал его за задницу. Теперь стоило лишь подумать о том, что обратно до города придется тащиться пешком хренову тучу километров, и Дэй даже задумывался, а не пошел ли этот Алей нахрен. Лучше уж обучить альгию азам переносов,  попрактиковать ее в этом, пока на Паксе никто не гоняется и не жаждет убить, а потом уж переноситься. Учитывая особенности такого переноса, Аддри изрядно бы посмеялся, наблюдая за попытками Фрай поднять его восьмидесятикилограммовую тушу на свои белы рученьки. Иначе ведь никакого переноса в паре!
Так что нет, однозначно перенос на Алей пока откладывается. Как минимум, до тех пор, пока наши горе-исследователи не выберутся из нутра тэмпора и не решат, что делать дальше.

В комнатке, где они теперь оказались, можно было чуточку перевести дух. Дэй не собирался, конечно, рассиживаться. Отдыхать он предпочитал в местах более комфортных и не там, где это место пытается тебя переварить. Но здесь хотя бы не было кислоты. Было на стенах нечто другое, похоже на тонкую нежную пленку, снимающуюся при нажатии. Да это не страшно. Оно не жжется, не колется, не шевелится. Так что пусть себе растет.
- Хочешь рискнуть и попробовать полезть туда без меня? - поинтересовался дракон, кивнув на продырявленный потолок. - Я туда не пролезу, жопой не вышел. А ты еле ходишь. Уверена, что твоя идея лучше моей?
Да это был даже не вопрос, а так, легкая насмешка. Естественно, Дэлейн не пустил бы альгию от себя так, чтобы та пропала из зоны видимости. Не для того он тут ее на шее таскал, на руках, не для того охранял и до сих пор с ней няньчился, как с деткой.
Да он ей и выбора так-то не предоставлял. Коридоры совершенно одинаковы. Левый-правый, правый-левый. Это уж иллюзия выбора скорее, а на настоящем тут же девочку обрубывал на корню. Но тут снисходительно кивнул:
- Твой слово - закон, мелкая. Пошли.
Не стал даже насмехаться над тем, что она еле ковыляет. Вот уж неженка. И занесло же.
"Надо будет расспросить, каким чудом ее перебросило. Что делала, о чем думала? Как вообще сюда попала?" - снова вспомнились те таблетки. - "И что за дрянь она глотает? Не первый раз же путешествует по мирам, раз такое у меня спросила. А спросила же! Кто-то основательно засрал ей мозг".
Дэлейн, как Фрай и просила, благородно подставил ей своё плечо. Ну ладно, не плечо, а локоть и предплечье. До плеча она бы всё равно не дотянулась толком, так что могла опираться на согнутую в локте руку, а со стороны можно было подумать, что шлёпает парочка из джентльмена и леди.
Пришлепали они в итоге к чему-то, похожему на прочный брезент, который закрывал собой дальнейший ход так плотно, что в местах сращения и лезвие ножа было бы не просунуть.
- Да конечно, - фыркнул Дэй. - Мы шли сюда не для того, чтобы вернуться и ты могла полезть в тот дырявый сыр на потолке. Погоди. Поэкспериментируем. Но лучше держись за что-нибудь, а то, подозреваю, сейчас снова начнется пляска, - он достал нож и попытался проткнуть им перепонку. Дом в ответ лишь слегка колыхнулся. А полотно как стояло целехонько, так и осталось стоять целехонько. - Хм, интересно, - теперь он пытался прорезать с сильным нажимом, налегая на оружие всем своим весом. Но эффект был тот же. Острие соскальзывало вбок, а перепонке хоть бы хны.
Сдаваться просто так Дэй был не намерен.
- Есть идея. Но тебе она не понравится, - сообщил он таким тоном, словно просто ставил альгию в известность и вовсе не интересовался ее мнением. А после вытащил из своих загашников несколько мин и присобачил их к перепонке по всему периметру. - Давай сюда, придется тебя малость понести, если не хочешь лишиться копыт, - не дожидаясь разрешения, он подхватил девочку на руки, после чего активировал таймеры на минах и, что есть мочи, помчался по коридору обратно.
Ноги соскальзывали, несколько раз дракон чуть было эпично не загремел вместе со своей рогатой ношей на руках. Но, благо, удержался. А потом раздался взрыв. И начался такой хаос твориться, что  оставалось лишь молиться всем богам, чтобы это пережить и сбежать.
"Ну если она и на этот раз не лопнула, тогда я не знаю..." - полуоглушенный, подумал этари, яростно растирая слезящиеся от заполонившего коридоры дыма глаза.

+1

30

Второе одобрение, которое не могло не вызвать заинтересованного мягкого взгляда карих глаз. Фрай приободрилась. Конечно, похвала за каждый чих очень быстро вызовет подозрение, что ее обливают бессмысленной фальшивой лестью на пустом месте, однако тут альгия понимала, что некие усилия приложила к тому, что получить положительный отзыв. Даже если речь про элементарную логическую цепочку.
У нее не было цели стать временной любимицей стрелка, каждое достижение которой будет отмечено. Но мимо внимания такие фразы не проходили и даже откликались томным теплом на сердце. До чего грустно собирать ото всех вокруг жалкие крохи одобрения, которое ей не дали родители. И просто трепетать от счастья в таком случае.
- Я не зверушка, - на всякий случай сказала Фрай. Для нее-то ее облик был естественным и не воспринимался гуманизацией какого-то представителя животного мира. Она украдкой выдохнула, когда Боль не отозвался яростью на ее откровения, что он - последний, кого девушка желает видеть у себя в гостях.
- Что ты делал в снегах? Ведь там ничего нет, а без специального оборудования не проживешь и полудня, - она удивилась настолько, что глаза ее округлились. Сама Фрай с рождения и улицу-то, на которой располагался дом семьи, не покидала, куда уж там до жилого сектора! Пожалуй, наибольшей свободой передвижения она обладала лишь в Лладеме, покуда жила со стариком-отшельником. Но и там далеко предпочитала не уходить, чтобы не заблудиться в совершенно незнакомом ей мире. Тем более, что Варахану в любой момент могла понадобиться помощь по тому или иному вопросу. Он был рад появлению девушки, разбавившей его одиночество, которая была расторопной и сообразительной, хватая все на лету. И потому ей нередко приходилось быть на подхвате, а она тому и рада.
- Черт... - Фрай закрыла лицо ладонями, не зная, как реагировать на тот факт, что вернуться домой не представляется возможным. Преодолеть названное Болью расстояние было невозможным. Пешком, в обрывках ткани - нет. Верная гибель.

- Уверена, что твоя идея лучше моей?
Она прислушалась к себе, поникнув еще больше. Стрелок был прав: это не тот случай, когда стоило верить в свои силы и делать ставку на авось. Даже если мужчина поможет ей подняться вверх, то дальше ожидала неизвестность. Миролюбивый настрой оказался неуместен. Подбитая и новостью про Алей, альгия вообще рухнула моральным духом куда-то в бездонную пропасть.
- Ты прав, - подавленно и тихо отозвалась Фрай, - ты прав, туда бесполезно пробовать.
И пусть стрелок поддержал ее решение, комично отозвавшись и подчинившись, она не улыбнулась и даже не взглянула в его сторону, хмуро уставившись перед собой, пока не встала на ноги из сидячего положения. Почему-то после похвалы такое невинное замечание казалось горькой пилюлей. Отравой.
Поэтому первым делом альгия предложила повернуть назад, стоило им встретиться с помехой на пути. Кажется, она начинала догадываться, по какому органу, так сказать, пролегает их путь.
- Но лучше держись за что-нибудь...
Она оглянулась вокруг, ища, за что уцепиться. Слишком гладкие для таких дел стены вокруг. Поэтому девушка уже почти привычным жестом потянулась к стрелку.
- Есть идея. Но тебе она не понравится.
Фрай настороженно выглянула из-за спины.
- Ты же не про гра...
Она умолкла, не договорив, с опасливым интересом наблюдая за действиями своего спутника. Что бы он ни собирался сделать, дому это точно не понравится. С другой стороны, не стоит опасаться, что во время очередных маневров, призванных  тэмпором избавиться от надоедливых паразитов, ее вновь придавит шкафом.
- Может, лучше использовать тот трос на крючьях, чтобы удержаться? - оказавшись подхваченной на руки и болезненно оттого зашипев, пробормотала Фрай, чувствуя, как ойкает на сердце, стоит стрелку пошатнуться или поскользнуться. Уши заложило от взрыва, а грохот сменился таким звоном, что альгия не представляла, где находится.
Тем более, что дым перекрыл весь обзор. Она чуть собственные легкие не отхаркнула, пытаясь откашляться. Всё это время полукровка болталась, вцепившись изо всех оставшихся силенок в мужчину, как умирающий с голоду клещ. И этот гад умудрился ее придавить в какой-то момент своей тушей!
Она подала признак жизни тихим стоном, когда дом, подустав, начал сбавлять в активности.

Отредактировано Фрай (2017-08-09 00:52:41)

+1


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Монстры внутри