Фантазис

Объявление


Лладем.
Мир средневековья, когда-то полный магии и жизни. Увы, несколько поколений назад солнце Лладема стало тускнеть, земля практически перестала давать плоды, почти все растения и животные погибли, а магия исчезла. Мертвые, некогда мирно лежавшие в земле, выбрались на поверхность и нескончаемыми потоками, названными «реками мертвых», направились к одинокой башне, расположенной в центре страны. Постоянная засуха, болезни и «реки мертвых» превратили процветающие земли в огромные пустующие кладбища, а магия, похоже, окончательно покинула умирающий мир.


Алхора.
Огромный космический корабль, медленно летящий сквозь пространство в неизвестном направлении. Изначально был послан для колонизации одной из планет. Однако, после неизвестной аварии, случившейся несколько сотен лет назад, он сбился с курса и улетел далеко за пределы освоенных территорий. Корабль «Алхора» исчез со всех радаров и потерялся среди незнакомых звезд вместе с двумя миллионами колонистов и несколькими тысячами человек экипажа, находящимися в анабиозе. Потомки колонистов и экипажа, бросив попытки изменить сложившуюся ситуацию, просто стараются выжить среди холода и радиации, пронизывающих корабль.

Кауса.
Мир далекого будущего. Некогда процветавший мир, чей уровень развития позволял его жителям ни в чем не нуждаться, быть где угодно и кем угодно. Однако после техногенной чумы, поразившей все устройства, использующие нанотехнологии, ситуация кардинально поменялась. Все люди, использующие наноимплантаты, погибли. Большинство систем либо разрушились, либо просто перестали функционировать, оставив выживших с крохами знаний и техники. Стали популярны генные модификации, частично заменяющие имплантаты, изменяющие тела и физиологию. До чумы подобных людей было меньшинство, теперь же, спустя сотни лет, каждый житель Каусы является химериком – генетически измененным человеком.


Алей.
Замерзающий мир. Ледяная шапка покрыла некогда процветающий материк, на котором было все и на любой вкус. Сейчас же жизнь здесь заметить непросто, так как сами жители, зовущие себя альгиями, расположились, в основном, под землей. Алей - совокупность небольших поселений, соединенных нитями подземных дорог, тесно взаимодействующих и активно развивающихся в суровых условиях. При температуре, которая редко понимается выше нуля градусов, альгии выживают с помощью паровых машин. Они отзывчивы и внимательны друг к другу, стараются строить свою цивилизацию и надеются, что они не одни на огромном промерзшем насквозь материке.


Кера.
Огромный вымирающий город. Пришедшие извне твари, не имеющие разума и жрущие все на своем пути, унесли жизни миллионов жителей и разрушили привычную жизнь тех, кто остался. Всё технологическое развитие остановилось, современные технологии потеряли ценность. Несмотря на то, что до катастрофы люди пытались подчинить себе рухаттов, сейчас физически развитая раса берёт верх над людьми. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно выжившим приходится отстаивать свое право на существование, добывая пропитание, пытаясь уничтожить угрозу и силясь занять место получше. А вокруг - никого.

Таэтрика.
Небольшой мир-планета, занятый одной-единственной страной, разделенной на несколько крупных городов. Название свое мир получил в честь вируса, вызывающего генную мутацию, которой могут быть подвержены люди. Зараженных называют таэтам. Они имеют вечную жизнь, но приобретают непереносимость солнца и имеют пагубную страсть к человеческой крови. Люди многочисленны, таэтов несколько меньше, однако многие люди готовы многое отдать, чтобы получить вечную жизнь, стать таэтом. Среди каждой из рас есть враждебно настроенные представители, желающие уничтожить тех, кто не похож на них. Отсюда огромный уровень преступности, разносящий все на своем пути.


Яхаар.
Древний, наполненный могущественной магией мир, поглощенный Пустотой около двух сотен лет назад. Представлял собой планету, заселенный этари – бессмертными человекоподобными существами, имеющими возможность превращаться в драконов. Некогда жители Яхаары пытались объединить миры Спирали посредством магических порталов, однако этому воспрепятствовал Финис - центральный мир Фантазиса. В течение краткосрочной войны мир этари был уничтожен и отдан на поглощение Ноксу, а немногочисленные выжившие драконы попрятались по другим мирам.



Пакс.
Молодой, безумный мир, не имеющий какой-то стабильной формы. Все в Паксе находится в постоянном движении и трансформации, в том числе и темпоры - жители этого мира. Здесь не меняет форму только то, что привнесено извне – какие-либо предметы, либо гости из других миров. Буйство красок и атмосфера легкого абсурда могут ввести в заблуждение неопытного путника, не знающего, что постоянные перемены – источник постоянных проблем. А местные жители не всегда готовы помочь попавшему в беду, предпочитая обсуждать происходящее в стороне.



Рухатты.
Населяют Керу. Рухатты - физически развитые антропоморфные существа, имеющие очень грубые, в сравнении с людьми, черты лица и тела. Развитая мускулатура, выдающиеся клыки нижней челюсти, грубый, рычащий голос. Цвет кожи, как правило серых оттенков. Срок жизни - до 150 лет. На протяжении многих столетий немногочисленные рухатты ущемлялись и порабощались людьми, но после катастрофы смогли вернуть значимость и самостоятельность своему народу.



Таэты.
Населяют Таэтрику. Отличаются вечной жизнью и непереносимостью ультрафиолетового света. Имеют пристрастие к человеческой крови, однако не нуждаются в ее постоянном употреблении. Она оказывает на них наркотическое действие, дарит эйфорию, искажает сознание и вызывает привыкание. Из-за этого многие таэты агрессивны и сумасбродны, считают, что люди нужны только в качестве корма. Человек может стать таэтом путем обильного переливания крови, в которой содержится "вампирский" вирус, однако обратная трансформация невозможна.



Люди.
Населяют Керу, Алхору, Лладем, Таэтрику. В каждом из указанных миров имеют индивидуальные отличительные черты. Люди всегда многочисленны и живучи, наглы и своенравны, имеют высокую скорость размножения и приспособляемости к внешним условиям, однако у них сравнительно небольшой срок жизни - до 80-90 лет, в среднем. Обладают огромным внешним разнообразием.

Химерики.
Населяют Каусу. Изначально были обычными людьми, однако техногенная чума и последовавшие за ней генетические модификации превратили жителей Каусы в отдельный, не похожий на других вид. Каждый химерик подвергается генной корректировке ещё до рождения, что позволяет ему избежать возможных отклонений, болезней и других недостатков, присущих обычным людям, а так же ускоряет процесс его роста и обучения. Благодаря этому уже к десяти годам химерики становятся взрослыми, самодостаточными представителями вида. Крайне разнообразны внешне, биоинженерия позволяет менять строение тела, добавлять, изменять, либо же дублировать любые органы.


Тэмпоры.
Населяют Пакс. Единственные жители этого переменчивого мира, они, под стать окружению, также разнообразны и непостоянны в своем внешнем мире. До наступления совершеннолетия - двадцати лет, - тэмпоры способны как угодно менять внешность и форму тела, но потом остаются на всю жизнь в одном, выбранном виде. После они способны лишь частично менять габариты тела - становиться немного толще, тоньше, менять размер конечностей, если, конечно, озаботились их наличием. В силу непостоянства окружающего их мира, в большинстве своем – беззаботны и по-своему равнодушны к другим представителям вида.

Альгии.
Населяют Алей. Это так называемые зверолюди, чья степень отличия от людей может быть разной. Они все прямоходящие, мыслящие, способные рассуждать и общаться, не имеющие в своих повадках ярко выраженного звериного начала. Альгии могут быть нескольких видов - кошачьи, волчьи, лисьи. Также встречаются, но не имеют распространения медвежьи, заячьи, а также некоторые другие виды животных. Размеры и габариты альгий могут быть различны, в среднем, их рост не сильно отличается от человеческого, за редким исключением. Срок жизни - до 120 лет.


Фалаксы.
Населяют Алхору. Когда-то, при первичном дележе территорий корабля, эта группа людей оказалась в далеко не самом выгодном месте. Находясь слишком близко к поврежденному реактору, они попали под действие радиации, что не могло не сказаться на их потомках. После нескольких поколений адаптации к тяжелым условиям, появились фалаксы – обладающие удивительной способностью к мимикрии и очень короткой продолжительностью жизни. Они слабы физически и склонны к болезням, однако, при желании, способны менять внешность, габариты и даже пол, что позволяет им обманывать как охотников-людей, так и прокаженных.


Этари.
Некогда населяли Яхаар. Теперь же, после уничтожения их мира, расселились по разным мирам Спирали. Человекообразная раса, каждый представитель которой имеет возможность перевоплощаться в огромных ящероподобных четверолапых крылатых существ. Еще с древних времен на просторах родного Яхаара, а также и за его пределами, этари называли «драконами». Ранее обладали могущественной магией, однако после гибели родного мира потеряли свои способности. Разрозненны, разбросаны по разным мирам Фантазиса, и, как правило, не пересекаются друг с другом. Предпочитают скрывать свое происхождение от окружающих.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Монстры внутри


Монстры внутри

Сообщений 31 страница 47 из 47

1

Заявка.

Название флэшбэка: "Монстры внутри"

Общее описание: Молодая Фрай, проходя реабилитацию для поправки психического здоровья и находясь под воздействием вкусных и полезных пилюль, в один прекрасный день обнаруживает в себе очередную способность посетить соседнюю вселенную. На этот раз она - в Паксе. Ей не совсем понятно, сон это или реальность, а, может быть, всего лишь эффект от таблеток. Вот только выяснять придется поскорее, ведь судьба-шутница готовит ей встречу с удирающим от погони и параноидальным до кончика хвоста этари Дэлейном. И не успеют они, как следует, прийти в себя, как уже познают на себе все прелести Паксийской погодки.

Предполагаемые участники: Фрай, Дэлейн Аддри

Предполагаемые место и время действия: Пакс, 18,5 лет тому назад.

Дополнительная информация: Помощь не потребуется. Наверное.

Принято. ПС.

+1

31

Тут Дэй как-то не углядел тот факт, что его спутнице будет куда печальнее в снегах и морозах. Даже несмотря на то, что она, как настоящий плюшевый олень, вся в шерсти. Вряд ли этот атрибут слишком уж греет. Абсолютно бесполезная и даже вредная хрень, по мнению дракона. Не греет, а эстетический вид портит. Это как волосатый мужик, только на этот раз волосатая баба. А еще блохи. И линька. И вычесывать всё это добро нужно. Дэй как только представил, что в квартире этой малявки по углам клочья шерсти, шерсть на диванах, на одежде, на подушках, то чуть не сплюнул от отвращения. Ужас-то какой.
Но печальнее всего, что такими декорациями в снегах, коими славится родной мир Фрай, особо не согреешься. Даже, пожалуй, эта жилетка без рукавов, что сейчас на самом этари напялена прямо на голое тело, и та теплее будет. Так что нет, вариант с переносом в Алей прямо здесь и сейчас отпадал однозначно. Пакс ведь не настолько плох на самом-то деле. Просто к нему надо приноровиться. Дэй когда-то был здесь и умудрился ведь выжить. Причем не один день и не два. Это первый раз почти что сводит с ума, ибо не представляешь себе, что происходит, что реально, где ты находишься, на что смотреть, за что взгляду зацепиться. А после пройдет немного времени - и всё уже окей. Но девчонке этого было сейчас не вдолбить. Без тех таблеточек ей, поди, совсем худо.
- Да я не говорю, что ты зверушка в полноценном смысле этого слова. Это как... - он пощелкал пальцами, пытаясь подобрать слова, - я бы и на трактор трехсотлетней давности сказал, что "ву-ху, какая забавная зверушка", а он ведь нихера не зверушка. А, тьфу, - Дэй махнул рукой. Он сам был достаточно разговорчив, как ему казалось, а спутница походила на печальную молчаливую статую, которая издает звуки, только если ее основательно потрясти. Как кукла, которая при перевороте вниз головой истерично орет: "Поставьте меня, блять, на ноги!"
- Петлял и путал следы, - неожиданно честно для себя самого ответил этари, - и у меня было снаряжение, был снегоход. Была портативная телогрейка - этот ваш дебильный скафандр с температурой +18 внутри. Было оружие, если бы пришлось отстреливаться от... живности, - да, на ледяных пустошах тоже что-то водится, как утверждали некоторые работники дальней полярной станции. Но тут Дэй имел в виду своих преследователей, а не белых медведей или каких еще неизвестных науке оголодавших существ. А в плане преследователей политика дракона оставалась прежней - он не стал бы раскрывать свои карты перед альгией. Если решит, что Дэй - беглый преступник, то кто поручится, что девчонка не созовет полицию нравов сразу же, едва они вдвоем вернутся в Алей?
- Не ной, - своеобразное сочувствие из уст этари, он бы ее даже ободряюще по плечу похлопал, да побоялся, что совсем собьет ее с ног. И без того едва держится, - мы придумаем, как тебя вернуть, - и ведь действительно так думал. Не лгал. Они еще поговорят после на эту тему, обсудят всё, Дэй предложит ей альтернативные варианты. Всё то будет после. Не с руки сейчас поднимать разговор, как свалить с безумной планеты, когда они еще не решили, как свалить из безумного дома.

Когда прогремел взрыв, ударной волной и новым танцем в исполнении тэмпора Дэя сбило все-таки с ног. А так как он волок на своих руках еще и альгию, то полетели навзничь они вдвоем. Тут уж крутись, старайся - всё равно придавил девочку дракон своим весом. Ну, и прикрыл собой, чего уж. Тут же, правда, сполз в сторону и обеспокоенно потряс ее за одно ухо.
- Цела? Эй, малая? - да он и своего голоса-то не слышал. Будто какой-то гул под водой, а слов не разобрать.  Да еще и кашель постоянный, будто легкие сжались и воздуха не хватает. Оглушенный, этари и на зрение не мог полагаться основательно. Глаза резало, будто в них горсть песка швырнули.
Наощупь Дэй отполз, усевшись поперек круглого коридора. Пока дом болтало и трясло, дракон по инерции ездил вперед-назад, как по детской горке, но это его уже настолько не волновало, что даже не пытался как-то удержаться.
Потом тряска стала стихать.
- Мелкая, - о, и голос прорезался. Уже не хрип. Свободной от пистолета рукой (да-да, он был всё так же словно припаян к протезу) нащупал копыто. Дым потихоньку рассеивался. Вскоре это копыто стало и различимо. Как и его обладательница. Она застонала, это хорошо. Значит, жива. Тоже, небось, оглушена и чувствует себя паршиво.
"Наверное, хватило бы и парочки мин", - с запозданием подумал Дэй. Потом предпринял попытку подняться, ноги соскользнули, и дракон снова оказался на заднице.
Шум стих. Почти полностью. Остались лишь какие-то негромкие отдаленные скребущие звуки, будто кто-то маленькими цепкими и острыми коготками взбирается по отвесной гладкой стене. Дэй списал это на галлюцинации после взрыва.
- Всё, пойдем, - поднявшись кое-как сам (сначала на колени, потом уже, удерживаясь за стены, на ноги), этари наклонился, чтобы помочь альгии. - Не спеша, медленно. Надо посмотреть, что стало с перепонкой.

+1

32

- Ладно, я поняла, - кивнула альгия, хотя судить наверняка, нашли слова стрелка отклик в ее мыслях, или девушка всего-то не пожелала спорить, было сложно. Это не было вопросом недалекости полукровки, относящейся к звероподобному народу, просто подобное заявление с нелепым сравнением показалось неуместным в ее сторону. А так же Фрай не знала наверняка, в каком значении прозвучало те слова. Ведь от животного в ней, если можно так выразиться, был лишь непривычный для постороннего облик, и на этом все сходство заканчивалось.
Ну, разве что притопнуть копытом при вспышке злых эмоций, которые так просились показаться миру, можно было изредка. Если совсем невмоготу сдерживаться.
В общем, если это шутка или речевой оборот - одно дело. А если Боль заблуждался, считая ее чем-то примитивным и неразумным, то... смелось вериться, что это осталось позади.
На откровение стрелка Фрай напряглась, украдкой зыркнув на него исподлобья. Неужели он - правонарушитель порядков и законов Алея? А она еще в дом к себе пригласила. И пусть тот самый визит откладывается на необозримое потом, сам факт многое значил. Альгия костерила себя за последнюю глупость. Человек, имени которого она до сих пор не знала, достаточно явно показал свою суть в момент их первой встречи, и приводить такого под ручку в свое жилище, угощать чаем и вкусностями, демонстрируя все гостеприимство... Чем, чем она думала? Неужели не могла придумать какого-то другого варианта?
А раз он на свободе, то не получил наказания за сотворенное - сбежал, почти сам в том признался. Альгия очень надеялась, что его руки не вымазаны в крови алейца, но знать наверняка не могла... Да и смутно верилось. Опять-таки, исходя из первого впечатления, которое произвел спутник.
Но и отказать теперь Фрай не могла, если стрелок действительно напросится в гости. Крепись, не давши слова, а давши - держись. Никто за язык не тянул, так что...
Она вздохнула в такт своим невеселым мыслям.
- Не ною, - отозвалась альгия, - просто неуютно чувствовать оторванность и не быть в силах на нее повлиять.
Или как раз-таки была в силах? Она вспомнила, как рыдала, стоя у кровати. Ненавидела себя и свою жизнь. Ненавидела Алей, слишком походивший на удушливую клетку, который давил своими стенами на нее.
И это слишком похоже на побег. Ради чего альгия мечтает вернуться? Переодеться, отмыться в горячей ванне, отдохнуть, и... что? Что дальше? Снова впрячься в ту однообразную тягомотину, которая перетекает из одного день в другой? Или чтобы сбежать вновь, но уже подготовленной?..
Фрай растерялась вновь. И мотнула головой, прогоняя прочь эти мысли.
- А я ведь так и не знаю, как тебя зовут, - сказала она, чтобы отвлечься.

По ощущениям на нее не мужчина вынужденно прилег, а сам дом уселся своей задницей, намереваясь оставить от альгии нечто более плоское, чем блинчик. Девушка думала, что еще немного, и она умрет. Прямо вот совсем прекратит свое мученическое существование. А потом сообразила, что вряд ли мертвым телам свойственно обладать такой штукой, как мысли. И капельку успокоилась, поняв, что до сих пор жива. Глядишь, это состояние задержится на как можно дольше.
Дышать становилось легче. Да будто бы даже свежим воздухом повеяло, если альгии не казалось - мало ли, что за самообман происходит в мыслях на радостях, что ее не расплющило.
Она осторожно уселась, недовольно морщась, когда каждое, абсолютно каждое движение отзывалось ноющей болью во всем теле. Сейчас эти ощущения в разы усилились после подобных валяний, когда еще и тушей мужика придавило сверху. И душа скорбно молила о длительном отдыхе, который позволил бы восстановиться. Альгия не без растерянности подумала, что будь она в другом состоянии, а так же сравнительно нормально одета, то была бы не прочь таких приключений. Звучало бредом даже для себя.
Будучи еще наполовину в шоковом состоянии, альгия кивнула на слова стрелка, не без его помощи вставая на ноги. Копыта так и норовили скользнуть, а судя по тому, что и сам мужчина не отличался особой устойчивостью, виснуть на нем не стоило. Однако не прошли они и пару шагов, как Фрай встрепенулась.
- Замри, - впервые за все время это прозвучало от нее требовательно, а тревога в голосе была весомым аргументом прислушаться.
Она прикрыла глаза, сосредоточившись на своих ощущениях.
- Колебания какие-то... не замечала их. Дрожь под ногами. Будто что-то... идет? - предположив это, девушка тут же усомнилась в правдивости сказанного.
Но ее сомнения оказались развеяны, когда оттуда, где прогремел взрыв, по всей видимости нарушивший целостность перепонки, появилось множество маленьких, размером с тарелку, многоногих существ. Белесые диски-плюшки на лапках, которыми шевелили слишком бодро. Они не рычали и не издавали никаких звуков, окромя тихих-тихих шагов, помноженных на количество тварюшек. Ни зубастой пасти не виднелось, ни глаз - казалось, враждебно эта толпа не настроена.
Однако то, что их не одна, не две, а больше десятка, как минимум, движущихся пугающе целеустремленно, наводило страху.
- С дороги, - тихо-тихо прошипела альгия, - в сторону. Быстро. И тихо. И замри.

Отредактировано Фрай (2017-08-09 13:45:19)

+1

33

Поняла, так поняла. Вдаваться в подробности не хотелось. Не время, не место, нет желания. В какой-то миг Дэй посмотрел на альгию с долей сочувствия. Да уж, он понимал ее оторванность от мира. Понимал лучше кого бы то ни было. Его собственная оторванность от родного мира была такой реальной и материальной, будто ее можно было пощупать руками. Да только Фрай могла вернуться назад, а дракону возвращаться уже было попросту некуда. Мало того - он был вынужден всячески бегать от своего прошлого, своих корней, притом свято храня это прошлое, словно величайшую драгоценность. И не теряя надежды, что когда-нибудь расстановка сил изменится.
- Ты вернешься в свой мир, - с неожиданной твердостью заверил Дэй девочку. Он бы не хотел, чтобы его собственная дочь оказалась потерянной в мирах, скиталицей, которая не знает, что ей делать дальше, отчаявшейся душой, которой неоткуда ждать помощи.
"Но уж лучше так, чем быть мертвой. Даже не мертвой, а вообще не существующей", - этари не знал, что стало с теми, кого поглотил Нокс. И уж лучше об этом даже не задумываться. Они мертвы, память о них жива. Пусть так.
"Мы не знакомились?" - приподняв брови, уставился на альгию дракон. Ах да, он же посчитал, что она может быть агентом Финиса и оттого раскрывать какие-либо свои данные небезопасно, а потому придется любопытную дамочку убить. Впрочем, на этот раз он не стал кочевряжиться.
- Дэй, - кивнул ей в ответ, - можешь звать меня так. Дэлейн, если полностью угодно. Мне похрен, как решишь.

Ну, вот и познакомились. Осталось обменяться телефончиками, адресами и заглядывать периодически друг к другу на чаёк. И  пофигу, что у Дэя вообще нет дома, что он бомжует с тех самых пор, как унёс свою задницу с Яхаара. Случалось обзавестись квартиркой то там, то сям, но никогда он обратно не возвращался. Если доводилось - то лишь для того, чтобы передислоцироваться в более безопасное место. Но вообще этари старался не навещать один и тот же мир без надобности более пары раз.
Дым рассеялся почти полностью. Фрай была цела. И это плюс, раз не придется снова волочь ее тщедушное рогато-копытное тельце на себе. Извиняться за то, что прибил собой ненароком, тоже не стал. Тут ведь заодно и прикрыл от возможных осколков, пусть вообще спасибо скажет! Но все эти мысли остались у Дэя лишь в голове.
Когда получилось подняться и установить шаткое равновение, то теперь дракон хотел лишь одного: прорываться к желанной свободе. За перепонкой должен быть он - искомый выход. А если гранаты не возымели действия, тогда Аддри мог лишь развести руками и сказать, что не знает, что теперь делать. Впору согласиться с Фрай и попытаться протиснуться в те дырки, ведущие, по всей видимости, на третий этаж.
На внезапную команду Дэй замер, как хорошо тренированный солдат. Глядя на девочку, он ожидал от нее реакции или объяснений, полагаясь на ее чутье или обостренные органы чувств.
- Идет... Откуда? Спереди? - так и было, ведь Фрай смотрела только туда, в сторону перепонки. Дракон растерянно оглянулся назад. Он мог поклясться, что ему слышались и другие звуки. Скребущие, более громкие и мерзкие. Сзади.
- Как ты себе это представляешь? - тоже знатно снизив голос, прошипел он. Источник легкой вибрации показался. Вроде бы и не представлял особой опасности, но испытывать на себе Аддри не желал. Однако тут он был прав. Убраться в стороны невозможно: шаг в сторону от середины, и ты скатываешься, как по горке. До противоположной стены не дотянуться, чтобы можно было мостиком упереться от одной в другую. - Погоди, сейчас.
Снова в дело пошла кошка. Дэй, не колеблясь, выстрелил ровно над собой в потолок, сразу же подхватил девочку за талию и нажал на кнопку. Трос подтянул их наверх так, что под ногами оставалось еще расстояние больше метра.
- Удержишься сама? - шепотом спросил этари, намекая на то, чтобы Фрай повисла на его шее, как то уже много раз делала. Входит в привычку. Но Дэю нужна была свободная рука - на всякий случай. Кто знает, вдруг придется отстреливаться, так что дракон предпочитал не держать альгию, а чтобы она держалась сама. Пока нестройные колонны многоногих тарелок маршировали внизу.
А скребущие шажочки с противоположной стороны доносились теперь всё отчетливее. Вот-вот, и издающие их создания вынырнут из-за поворота. И почему-то Аддри думал, что вис под потолком на этот раз им с Фрай не поможет.

+1

34

- Ты вернешься в свой мир.
- Ага, - рассеянно глянув на стрелка, буркнула Фрай. Она оказалась внезапно смущена осознанием, что ее чувство оторванности берет истоки совсем не из привязанности к родному миру, где полукровка прожила почти всю свою жизнь. Альгия, попав в Лладем, так же тосковала первое время по привычному укладу и своей семье, однако позднее это все слишком легко отошло на второй план, а Варахан удивительно быстро стал дорог так же сильно, как ее отец, пускай биологически таковым не являющийся. В отличие от последнего, алхимик хвалил девушку, если видел ее заслуги. И относился по-своему тепло.
Она с толикой грусти думала, что была бы рада вновь увидеть старика, но чуяло сердце, что людской срок недолговечен, и вряд ли ей суждено встретиться с ним.
- Вернусь, - все так же бездумно сказала Фрай, попугаем повторяя за стрелком. Ну, в конце концов, вернулась же потом, став напоследок яблоком раздора для двух лордов? Чтобы погрязнуть в том, что является стабильной, лишенной сюрпризов и приключений жизни. Ведь разве альгия не смеялась от облегчения, делая самые первые шаги по мультяшно-яркой земле Пакса?
Ну, наконец-то она узнала, с кем имеет дело. Дэй.
Фрай кивнула, помня о том, что свое имя уже называла. Впрочем, не факт, что сам Дэлейн о нем помнил, называя альгию не иначе, как мелкой. В чем-то, конечно, он был прав, однако это звучало уничижительно, будто автоматически вешало на нее ярлык "бесполезный балласт".

- Как угодно, - процедила она в ответ. Нашел, блин, что спрашивать. Тут альгия знает почти наверняка лишь одно: плоскоходики не прибавили ходу, встретив Дэя и Фрай на своем пути, а потому имелась крошечная надежда, что вся дружная братия спокойно пройдет мимо. Если им освободить дорогу и не мешать.
В какой-то степени девушка оказалась права. Когда они переместились, повиснув в воздухе, а сама альгия отчаянно повисла уже как обычно на мужчине, существа никоим образом не среагировали на них. Может быть, просто не обладали органами-рецепторами  слуха и зрения. Или же преследовали конкретную цель, в которую злополучная парочка совершенно не вписывалась.
Однако из плывущего потока плоскоходов под ними двое проявили себя любопытствующими. Они были мельче и светлее прочих. Неожиданно покинув строй, странные существа потоптались в стороне, после чего деловито поднялись по стене к потолку, спускаясь прямо по тросу на Дэя и его спутницу.
- Ничего не делай, - предупредила его Фрай, хотя не была уверена, что в этот раз права. Существа же, передвигаясь быстро и цепляясь лапками, которые так напоминали паучьи ножки, уже деловито лазали по чужим телам, и в их передвижении просматривалась системность: казалось, они обыскивают, что-то ища.
Фрай быстро потеряла интерес любопытного плоскохода, который переключился на помощь своему дружку. Вдвоем они рыскали чуть ли не полминуты, разгуливая по Дэю, однако вскоре, оказавшись то ли удовлетворенными результатами поиска, то ли нет, оставили альгию и человека в покое, вернулись тем же путем вниз, присоединяясь к собратьям.
Девушка позволила себе выдохнуть.
Неожиданно со стороны, откуда пришли Фрай и спутник, послышались звуки яростной борьбы, а пронесшийся рев-вой по коридору заставил похолодеть на сердце. Существа оживились, прибавив ходу - не было сомнений, что теперь они бежали со всех ног. Фрай, ошарашенная происходящим, слишком поздно поняла, что не чувствует онемевших рук, которые  сами собой соскользнули с плеч, и в итоге девушка с глухим писком свалилась вниз.
Удивительно, однако в тот же миг поток плоскоходов разошелся, освободив место, и альгия не очень мягко приземлилась не на их спины, а на пол. Ну, то, что им тут являлось. Им же было, казалось, все равно: они спокойно обходили Фрай, не обращая на нее внимания, а наиболее жаждущие срезать путь бегло перебегали через ее ноги, щекоча и тонко покалывая своими конечностями.
Почти сразу, как альгия свалилась, на глаза показалось то, что преследовало героев со спины, однако определить, что это за существо, было попросту невозможно: оно было облеплено с ног до головы теми похожими на паучков, нарисованных детской рукой, существами, и, судя по всему, беззащитными те вовсе не являлись. Тварь ревела от боли, размахивая лапами.
Оставалось радоваться, что Дэя с альгией они посчитали миролюбивыми и не восприняли помехой.

+1

35

Что-то малая стала совсем уж неразговорчивой и угрюмой. Наверное, то и правильная тактика. Нечего трепаться, пока не сбежали, не спаслись. Успеют обсудить всё, чего душе угодно.
Тут вон одни тарелки-многоножки чего только стоили! Дэй послушался своей маленькой напарницы, и вскоре они вдвоем раскачивались под потолком на тросе, как люстра художника-авангардиста. Альгия висела на шее мужчины, а тот вроде даже внимания на это не обращал. Взгляд его серо-голубых глаз был сосредоточен исключительно на копошащейся массе внизу. Дракон не боялся пауков, ящериц, жучков и других всяких противных созданий, которые любят ползать по тебе своими маленькими мерзкими лапками. Но одна лишь мысль о том, что конкретно эти лапки облепят его тело, заставляла кожу неимоверно зудеть, и Дэй сдерживался изо всех сил, лишь сдавленно ругаясь сквозь зубы.
"Кажется, пронесло", - он с облегчением узрел, как река странных существ мирно и спокойно движется дальше по трубе. Дом начал немного раскачиваться, и Дэй с Фрай действительно напоминали теперь люстру. Разве только не светит. Рано обрадовался, дракон. Два наиболее наглых существа поползли вверх. Сдержанный предупреждением альгии, Дэй только кусал губы. И старался не смотреть, как ползают по нему эти гады. Он смотрел прямо на Фрай, глаза в глаза, будто ожидал от нее немного приказа выстрелить. Приказа спустить курок, чтобы выжечь этих мелких мерзких гадов, сбросить их с себя. А потом... Потом будь что будет. Вероятнее всего, пришлось бы удирать от разгневанных сородичей. Как удирать? Да хрен знает.
"Сейчас бы огнемет был очень кстати", - подумал дракон. Впрочем, его огненное дыхание в драконьей форме тоже бы сошло. Но он и впрямь доверился чутью Фрай. Она еще не подводила с этим, и он держался стойко, терпел, пока мелкие тварючки не спрыгнули и не ушлепали по своим делам.
Река из многоножек, правда, еще не утекла. И оставалось дождаться, пока последние ряды не свалят отсюда поскорее. Дэй выдохнул синхронно с девочкой, но тут случилось неожиданное. От воя, который раздался позади и от которого заледенели нервы, руки, сжимавшиеся вокруг шеи дракона, дрогнули. Он не успел ее перехватить, рука царапнула лишь по волосам, а сама девчонка с небольшой высоты шлепнулась наземь.
За этот краткий миг перед глазами Дэя уже пронеслась животрепещущая картина, как многоножки облепляют маленькую рогатую девочку и в мгновенье ока не оставляют от нее даже косточки. Разве что рога будут валяться, как бесполезная и безвкусная костяная ерундовина. Сердце замерло. Но... Нет? Она всё еще жива! И - мало того! - эти тварючки обходят ее стороной, будто она не представляет для них никакого интереса.
- Что за... - Дэй отпустил трос и спрыгнул на пол. Едва удержался на покатой скользкой поверхности. Крючья кошки так и остались торчать в потолке, выходит, что больше ими не воспользоваться. Но ладно, это не самая страшная потеря. Ведь в битве, как говорят, самая страшная потеря - это потеря головы.

И тут... Когда они синхронно повернулись на оры и вопли и увидели, что к ним приближается какое-то чудище, облепленное со всех сторон чудищами поменьше, Дэй попросту схватил альгию за руку и потащил к выходу.
- Бежим, скорее!
До перепонки они добрались относительно быстро. Многоножки не мешали, но тут выяснилось вот что: многоножки очень оперативно застраивали раскуроченную перепонку новой, и желанная свобода с каждой секундой становилась всё меньше и меньше.
- Лезь! Быстро! - Дэй подтолкнул девочку первой к небольшому окошку, остающемуся еще для того, чтобы она могла выбраться. Сам дракон скептически оценивал свои шансы. Но у него была идея, как это исправить. Едва Фрай оказалась по ту сторону, как этари велел отойти в сторону и лечь на пол. А сам сделал несколько выстрелов из пистолета по еще не заросшим краям отверстия. Многоножки тут же всполошились. Перестав строить, они переключили своё внимание на стрелка, который им явно собирался помешать. Медлить было нельзя, ведь тут их оставалось еще слишком много. Дэй выстрелил еще несколько раз, потом ударил ногой, выбивая слегка поджаренный от лазера кусок. Заодно свободной рукой сбрасывал с себя наиболее нахальных тварей.
Но продрался. Именно что продрался сквозь пробитое отверстие, рыча нецензурности и отбиваясь от ставших врагами многоножек.
- Бежим, бежим же, - сбросив последнюю, он потянул за собой Фрай снова за руку. Желанная свобода была близка как никогда.

+1

36

Альгия действительно стала какой-то хмурой. Отвечала кратко, не блистала любопытством, апатично реагировала на все, и, казалось, невозможно вызвать у нее ярких эмоций никоим образом.
Полукровка пыталась понять, что ее гложет, по каким загадочным причинам не бьет копытом в предвкушении долгожданной свободы, однако эти размышления вызвали такую головную боль, что она сдалась сразу. Без боя.
Из меланхолии ее вытянул, как то ни странно, взгляд. Дэй, безоговорочно вняв ее просьбе, смотрел прямо в ее глаза. Альгия видела, что он терзается, хочет поступить по-своему, сдерживается, как может, однако это воспринималось где-то периферией сознания. Сама девушка очень неуместно и с удивлением думала, какой красивый и в то же время бездушно-холодный цвет глаз у Дэлейна. Она честно очень хотела отвести взгляд, уставиться на что угодно, хоть на исследующих их плоских многоножек, однако была не в силах оторваться. И в глубоком, почти черном, омуте ее широко распахнутых глаз стрелок мог без особого труда прочесть страх. Фрай не была уверена, что совершила правильный выбор. И это томительное ожидание, покуда любопытные создания удовлетворят свой интерес, было невыносимым.
Сердце застряло комом в горле, когда руки, не слушаясь, сами собой ослабили свою хватку, и девушка сорвалась. Она тоже успела заглянуть в глаза смерти и ощутить холод от алчно протянутых к ней навстречу загребущих до чужих душ рук, однако спустя несколько секунд, проведенных уже внизу с отчаянно зажмуренными глазами, Фрай поняла, что не нужна им. Вскоре рядом хлопнулся Дэй, вызвав среди существ такую же реакцию - расступились заранее, чтобы не попасться под чужую тушу, после чего спокойно обходили, в особых случаях едва касаясь или ненароком задевая.
Мужчина, к счастью, соображал быстрее альгии, которая все так же осмысливала тот факт, что чудом осталась жива. Может быть, и не чудом, а вполне себе по закономерному явлению, однако поджилки продолжали трястись.
Так что первые секунды Дэй чуть ли не волоком за собой тащил Фрай. Многоножки, конечно, расступались, неожиданно уступая дорогу, однако сама альгия безумно боялась наступить хотя бы на кончик лапки любой из них. То, что осталось позади, слишком сильно впечатлило ее. По одной эти твари, наверное, и не так уж страшны, однако они прекрасно понимали свое численное превосходство и активно им пользовались.
Оказывается, это и местные строители. Фрай и сама прибавила ходу, когда увидела, насколько оперативно многоножки латают появившуюся в результате взрыва брешь.
- Лезь! Быстро!
- А ты? - невольно замедлившись, спросила девушка, но заместо ответа получила ощутимый пендель в сторону стремительно уменьшающегося выхода. Альгия не стала геройствовать, упираться, требовать уйти вместе. Однако уже по ту сторону она обеспокоенно оглянулась по сторонам, пытаясь придумать, чем посодействовать освобождению и своего спутника. Тот же справился сам. Фрай расторопно метнулась в сторону по первому зову, съежившись и уже догадываясь, что задумал стрелок, однако неприятным сюрпризом стала реакция многоножек, возмущенных их попорченным трудом.
Вскочила на ноги альгия самостоятельно, тут же пошатнувшись, но весьма уместно оказалась поймана за руку. И они вместе рванулись на свет с толпой негодующих преследователей на хвосте.
- Там ведь обрыв? - на бегу, задыхаясь от усталости и слабости, крикнула альгия, - что нам делать?!

+1

37

- Потом будешь обо мне беспокоиться, черт подери! - прикрикнул на нее Дэй. Некогда ему было думать о том, что и как. Башка и без того работала лихорадочно в режиме гиперфункциональности. И чуял дракон, что как только их отпустит, на него нападет такая бешеная усталость, что продрыхнуть без движения двадцать четыре часа станет нормальным.
Не стала девчонка спорить. Пролезла сквозь брешь и далее выполнила все указания, что были даны ее более толковым в плане побегов спутником. Да и сам спутник, пусть и не без труда, догнал ее, и далее мчались они уже вместе.
Упоминание об обрыве Дэлейна насторожило, и он опять глянул на Фрай с подозрением. Но в этот раз ничего не сказал, только подумал.
"Откуда она знает? Была уже здесь, шельма проклятая?" - паранойя снова зашевелилась. Девка его обманывает, поди. Умудрилась и в глаза пыль пустить, дабы ее не подозревали в криминальных связях! Но всё это не сходилось концами с тем, что сейчас она бок о бок бежала с ним к спасительному выходу. И за всё приключение пострадала ощутимо тяжелее, чем Дэй. Да и в целом, выглядела той еще доходягой. Может, впечатление обманчиво, хрен знает. И всё же...
Обрыв впереди действительно был. Но высота не так уж и велика - для Дэя. Ему доводилось падать с куда более высоких поверхностей. А тут всего лишь два с половинкой этажа. Стены, конечно, высокие, и при обычных размерах можно было бы говорить и о трех, а то и о четырех этажах. Но лучше друг другу настроение этим не портить.
- Что делать? Сейчас посмотрим, - замерев на краю, Дэй бегло осматривал все возможные окрестности, стены дома, всё, что выше и ниже их с Фрай позиции. Прыгать вниз... Ну для него с высокой долей вероятности - это болезненный, но спасительный прыжок без членовредительства. Альгия, поди, переломает себе все копыта. Значит, не вариант. Тут Дэй углядел карниз, идущий к южному углу здания, и ткнул туда пальцем, - лезь туда. Там торчит откидной навес от пожарной лестницы! Можно спуститься!
Спуститься-то можно, но для начала надо аккуратно и не спеша пробраться метров двадцать по узком, шириной всего в десяток сантиметров, выступу, притом что руками можно цепляться лишь за шероховатый кирпич. Благо, хоть там выступы имеются.
Дэй оглянулся - армия многоножек наступала. Они уже почти добрались. И в этот раз дракону почудилось, будто он увидел у них наличие маленьких и очень зубастеньких пастей.
- Лезь! - сам дракон развернулся лицом к наступавшим. Ему не оставалось ничего, как прикрывать отступление выстрелами, пока Фрай не отползет как можно дальше.
Та кошка, застрявшая в трубе, сейчас ох бы как пригодилась. Но ее нет, остается рассчитывать лишь на свои умения и молить богов, чтобы не подставили подножку.
Ближайшие тварючки успешно оказались поджарены лазером. Дэй дозировал силу выстрела таким образом, чтобы не стрелять по самой трубе, иначе дом снова начнет свою свистопляску и тогда на карнизе точно не удержаться. Трупиков было много, но прибывающих еще больше. Вскоре оказалось, что патронов больше нет. Ну, точнее были еще две обоймы, но Дэй понимал, что никакого толку от стрельбы нет. Одного убиваешь - два появляется. Тогда он просто бросил в толпу электро-магнитную гранату, а сам, отступив подальше, зажал уши и зажмурился. После взрыв несколько шатало, но малышню с кучей ног знатно дезориентировало. И этих мгновений дракону хватило, чтобы броситься к обрыву и повторить путь Фрай по карнизу. Оттуда по пожарной лестнице, вкривь и вкось прилепленной здесь и кажущейся совершенно бесполезной. Спустившись до последней жерди, выяснилось, что до земли остается всё равно пара метров, но это расстояние уже можно было преодолеть без потерь.
Они на свободе. Как же ценно звучало теперь это слово!
Оставалось лишь дать дёру от бешеного дома, пока его не разворотили постояльцы окончательно. Кем бы они ни были.

+1

38

Фрай мялась рядом и то, сжав губы в ниточку, обреченно глядела на те злосчастные несколько метров, которые отделяли их от земли и возможности уйти как можно дальше от ненавистного дома, то нервозно оборачивалась назад, боясь, что в любой момент на глаза покажутся обиженные многоножки, жаждущие возмездия.
Прыгать просто так рыбкой вниз было настоящим безумием. Если только у Дэя не отыщется очередной волшебной штучки-дрючки. Трос с крючком он некстати оставил там позади, да? Черт. А ничем похожим, видимо, больше не располагает.
Она проследила взглядом за его рукой в сторону, которую указывал стрелок. И поняв, что он предлагает делать, ощутила, как ее вновь замутило. Просто сейчас, в данный момент, Фрай находилась на рекордно высокой точке за всю свою жизнь. И дома, в Алее, самым большим достижением по покорению высоты был подъем на табуретку, чтобы достать до нужной полки. И все.
Топтаться на краю ушной раковины было не так страшно, как осуществить то, что даже не предлагал, а требовал Дэлейн.
Тихо и испуганно заскулив вслух, поскольку сдержать всю бурю эмоций и утаить ее от мужчины было попросту невозможно, Фрай все равно без лишних промедлений с твердой обреченностью побрела к карнизу.
У нее, допустим, чувство баланса с рождения на достойном уровне, и уроки танцев с частным педагогом его развили еще лучше. Но у девушки все так же одна рука была дырявой и в буквальном смысле слова ослепляла болью, стоило попытаться ею совершить хватательное движение! Да и на ногу с покореженным копытом было не так удобно ступать, а сейчас даже мелочь может стать причиной малопривлекательного полета вниз...
Всё это пронеслось стремительнее, чем пейзаж за окном для пассажира скоростного поезда. Другого выхода попросту не было, равно, как и времени для придумывания альтернативного решения. Если хочешь выжить - изволь хоть немного пошевелить задницей, чтобы достичь желаемое.
Если не повезет и умудрится сорваться - что же, останется лишь порадоваться, что получила куда менее мучительную смерть. Наверное, лучше полет, чем... Фрай, уже встав дрожащими ногами на выступ, поняла, что не хочет знать, каким образом многоножки устраняют цели. Отчаянные вопли того неизвестного существа, которое из хищника само стало жертвой, до сих пор звенели в ушах.
Теперь надо просто не смотреть вниз. И методично делать шаг за шагом в сторону. И цепляться руками за все выемки, которые пальцы могут нащупать.
И не смотреть вниз.
И делать шаги. Не медлить, а делать. Не спешить, но не мяться на месте по полчаса перед очередным небольшим продвижением в сторону.
И не смотреть вниз, да. Смотреть только перед собой, чуть повернув голову по ходу движения, чтобы заранее иметь в виду очередную шероховатость, за которую удастся удержаться.
Бесконечный цикл продолжался, покуда не дал сбой: в какой-то момент нога сделала шаг в пустоту. Альгия не поняла, как такое случилось, однако удержать равновесие не вышло, и она громко вскрикнула. Теперь за этот самый выступ девушка отчаянно цеплялась руками, чувствуя, как темнеет в глазах - покалеченная ладонь была совершенно не рада принимать на себя такую нагрузку. Весила Фрай, конечно, не так уж и много. И кое-какой спортивной подготовкой располагала, однако не в таких же условиях!
Едва ли не до крови прикусив губу, она обреченно глянула в сторону лестницы. До той оставалась пара метров. Выбора опять-таки нет: даже не каждая секунда, а мгновение ценятся на вес золота.
Стараясь не утруждать покалеченную руку, альгия упрямо, через тысячи тысяч "не могу", следовала к цели. Она помогала себе копытами, упираясь ими в стену и пытаясь нащупать всевозможные неровности, которые облегчат переход.
Теперь оставался последний рывок. Протянуть руку и схватиться за лестницу. Левую, учитывая, что именно с этой стороны расположен ее билет на безопасный спуск на землю.
То есть целых несколько секунд придется удерживать весь свой вес на правой, покалеченной...
Сделав глубокий вдох и сцепив зубы, Фрай рванулась, не сдержавшись от тихого рыка из-за безумной боли. Кое-как перебравшись на эту злосчастную металлическую конструкцию, она, хватаясь всем, чем можно, несколько секунд пыталась отдышаться и успокоить сердце.
Рано, рано радоваться. Теперь осторожно и спокойно спускаться вниз. По шагу. По ступеньке. Без повторения осечек, какая была только что...
Вот только ступени кончились намного раньше, чем появилась возможность сразу дотянуться ногой до земли. Прыгать альгия не решилась с такой высоты. А вот добить себя очередным спонтанным гимнастическим упражнением, удерживаясь за самую низкую жердь уцелевшей и непокалеченной рукой, Фрай смогла. И предпочла спрыгнуть так, уменьшив расстояние высотой своего роста.
Правда на ногах все равно не устояла, повалившись безжизненным кулем на землю. Но подоспевший Дэй, за передвижением которого альгии было некогда смотреть, не позволил умереть спокойной тихой смертью прямо тут. Ощутив, что опять болтается на плече, Фрай тихо застонала. Ничего не поделать, свой лимит она исчерпала.
- А чего тут не кидаешь? - едва слышно пробормотала девушка, не открывая глаз. Учитывая, что находилась она сравнительно рядом с головой Дэя, он вполне мог разобрать, что альгия пытается спросить. Он ведь явно показывал себя тем, кто не станет возиться попусту. Свой долг выполнил - свободен. Так нет же...
Ей, конечно, это к лучшему. И указывает на его возможную слабину наверняка очень зря.

+1

39

Для Дэя это путешествие по карнизу не стало чем-то сложным. Он отлично умел карабкаться почти по отвесным поверхностям, а балансировать на тонких опорах тоже научился - жизнь обязывала. Бывало, что приходилось перебираться по канату с одной крыши высотки до другой. И для того нужна была сила в руках, отсутствие всякого страха, железная воля, чтобы заставлять себя всякий раз делать нужное движение, хотя казалось, что пальцы не гнутся, не слушаются, а земля, как назло, всё ближе и ближе.
Поэтому дракон оставил себя напоследок. Поменяйся они с Фрай местами, разве смогла бы она шустро догнать своего спутника и еще отстреливаться от надвигающегося роя монстров? Сомнительно. И это то самое сомнительно, когда ближе к "нет", чем к "может быть". Дэй оценивал шансы объективно. Пропусти он вперед девчонку, то вероятность того, что они оба выкарабкаются, достаточно велика. Если бы первым ушел он, то Фрай почти 100% погибла бы. Но зато, скорми ее многоножками и отвлеки тем самым их внимание, дракон ушел бы живым более, чем стопроцентно. И всё же не стал так делать.
Некогда было осмысливать происходящее. Он действовал такими точными и выверенными движениями, будто знал, как всё случится в следующую секунду. Разум полностью контролировал эти движения, но остановиться и задуматься, зачем и как ты это делаешь, не было ни сил, ни времени.
И лишь когда ноги Дэя опустились на твердую почву, дракон шумно выдохнул, оглянулся, дабы убедиться, что преследователей за ними нет, и только теперь почувствовал, насколько напряжено его тело. До боли. До такой боли, что кажется, одно неловкое движение - и мышцы, связки, нервы, даже кожа - всё порвется. Отрезвляло лишь то, что кому-то было еще хуже. Фрай едва могла приподняться на локтях и уж точно не была способна дальше идти. Снова бросать ее тут? А какой в том прок: вытаскивать из задницы, чтобы бросить у входа в нее? Полная хрень.
Даже не став спрашивать, надо ли ей это, Дэй подхватил альгию и снова закинул, как и прежде, на плечо. Оставаться рядом с домом было бы безумием. Может, те многоножки ринутся мстить, а может, им нельзя покидать дом. Дракон надеялся на последний вариант. И шагал быстро, периодически оборачиваясь. Погони не было. Дом с каждым таким поворотом менялся, будто к художнику-авангардисту в гости заскочил его друг-сюрреалист. Через несколько минут такого быстрого дёру дракон чуть сбавил скорость. Он тоже основательно устал, и теперь, когда экстремальная ситуация была преодолена, начинал чувствовать резкий спад сил. Говорить не хотелось, язык словно не желал шевелиться вообще. Но если не говорить, то легко утратить связь с реальностью - особенно, если находишься в таком месте, как Пакс. Так что в определенном роде Дэй был благодарен альгии за то, что она что-то там нявкала, покоясь на его плече.
- Зачем мне тебя тут кидать? - недовольно проворчал он в ответ. - Я же сказал, что ты доберешься до своего дома. Значит, доберешься. Или кто я по-твоему? Трепло, которому хер цена за его слово?
Дэй не злился. Да и сил не было на то.
Они уже отошли достаточно, чтобы можно было обернуться и не увидеть злополучного дома. Зато и узнать местность невозможно. Одно хорошо - это уже Дэй иронично заметил сам себе, - тут не соскучишься. Каждый день - новые пейзажи.

Добрались они, в итоге, до чего-то, похожего на осколок горы, стоящий на тонкой-тонкой ножке. Казалось, подуй сейчас ветер - и эта хрень с грохотом упадет и расплющит любого, кто находится в опасной близости. Но гора лишь покачивалась на том ветру, как деревце. Дэлейн принял решение чуточку отдохнуть здесь, прямо под этой каменистой шляпкой.
- Пить хочешь? Есть? - выронив девчонку на мягкую землю, дракон и сам тяжело опустился рядом. Конечности попросту отказывались шевелиться. Хорошо, что хоть протез не устает. Им Дэй и действовал теперь большей частью времени. Перезарядил и спрятал, наконец, пистолет, а после извлек из широких карманов брюк жестянку-поллитрушку и прессованный брикет. Био-еда для спецназа на задании. Когда нет времени устраиваться на привал, как в ресторане, но червячка заморить необходимо. А вода... Да обычная вода.
- Что дальше? - словно у себя самого поинтересовался Дэй. У него были идеи остаться на Паксе на пару дней, но с такими происшествиями он уже сомневался. На Апекс не вернуться. Алей пока закрыт. Туда соваться - только если хорошенько подготовиться и выгадать время. Так, может быть, Фрай что-нибудь сообразит на этот счет?

+1

40

"Я молодец, - думала альгия, болтаясь на плече Дэя, - я молодец."
Если не думать хоть о чем-то, пусть даже это бессмысленные, как мир вокруг, глупости, то сознания гарантированно отключится. С одной стороны, позволить такую роскошь себе теперь ничто не мешает. С другой - необходимость присутствовать в этой реальности и понимать происходящее может стать актуальной в любой момент. Она, черт побери, в Паксе, первое знакомство с которым вызвало живую улыбку, зато последующее время пребывания здесь мало чем походило на отпуск от тоски.
Нет, она, конечно, развеялась, но в жопу такой досуг. В жо-пу.
До сих пор с трудом верилось, что теперь настал конец. В хорошем значении слова. Им удалось выбраться наружу, и альгия не без тяжелой усмешки подумала, что расскажи любому алейцу про такое приключение - закрытое лечебное учреждение для душевнобольных стало бы ее домом до скончания жизни.
Как же ей повезло оказаться в Лладеме, если уж судьба распорядилась одарить полукровку подобным талантом. В мире перемен Фрай не прожила бы и дня в одиночестве.
Оказавшись сброшенной на землю без особых церемоний, альгия не среагировала на очередное нытье со стороны тела. И попыталась усесться, жалея, что не обо что опереться спиной. Избранная Дэем точка для отдыха не внушала ей доверия после всего пережитого. Поэтому обнаружив эту нелепицу в лице исполинского куска камня, покачивающегося на соломинке-ножке, Фрай не сводила с нее глаз, будто ожидала подвоха. И будто это могло их избавить от участи быть расплющенными, случись чего непредвиденное.
А Пакс, кажется, просто Бог в этом деле.
- Пить, - попросила альгия, услышав щедрое предложение. Будто лишь сейчас ощутила боль в потрескавшихся от иссушения губах. И наждачную шероховатость в горле.
Есть ей, кажется, не хотелось, хотя то было странным. Пища должна придать сил, столь необходимые для восстановления. Может быть, организм приходил в ужас от одной мысли, что еще придется заниматься перевариванием, и потому притворятся сытым? Или увиденное там, в доме, надолго отбило аппетит?
Выпить воды, вкуснее которой, кажется, альгия никогда не пробовала в этой жизни, Фрай разрешила себе не больше двух глотков. Во-первых, она не одна. Во-вторых, пополнить запасы в Паксе могло не представиться возможным. И вообще она не рискнула бы тут ничего пробовать.
И все-таки даже с полным пониманием этого было непросто отдать флягу с водой обратно Дэю. Девушка казалась готова осушить десяток таких залпом.
А так, кажется, лишь больше подразнила себя, нежели принесла милостивую пользу организму.
- Спасибо, - сказала она. Подумала о том, что стоило, наверное, и поблагодарить за все то, что было в доме, но... промолчала. Почему-то была твердая уверенность, что ответ стрелка на это ей не понравится. А то, что альгия счастлива и благодарна остаться в живых и без того очевидно.
Фрай с охотой бы подремала часик. Или десять. Или сутки. Или недельку-другую. Хотя в последнем случае суп, оставленный дома в холодке, однозначно скиснет. А если не спешить с возвращением в Алей, то ее квартиру гарантированно оккупирует развившаяся за это время новая цивилизация бактерий или плесени. И дай боже пустит хотя бы в гости.
Господи, о чем она думает? Альгия чудом выжила, а беспокоится о том, что продукты могут испортиться. Или что на работе возникнут большие проблемы за спонтанный прогул и последующее внезапное исчезновение для всех.
А надо ли возвращаться? Ей хочется прийти в себя, отмыться и найти новую одежду?
Но ведь такое есть не только в Алее?..
- Ты говорил про то, чтобы побыть тут несколько дней, хотя я не поняла для чего, - отозвалась Фрай. Несмотря на то, что она очень хотела вырубиться и даже пыталась намеренно погрузиться разумом во мрак, у нее ничего не получалось. Это было сродни спазму переутомленных мышц. Ей было хреново, ей дико хотелось спать, усталость переполняла все тело, однако расслабиться и полноценно уснуть не получалось. Вообще.
И, кажется, сейчас она сделает глупость. Причем спонтанно, ведомая сиюсекундным порывом, и ни в коем случае не размышляя, стоит ли так поступать. Иначе раздумает и не решится.
- Дэй, - она сделала решительный вдох, - могу я пойти с тобой? Не до Алея. А дальше. Столько, сколько выйдет. Научи меня так же переходить и защищаться, - последнюю фразу альгия невольно озвучила тише. Поскольку сама не верила в то, что просит.
Но одно было наверняка: желание вернуться домой и погрузиться в рутинную жизнь не проживет долго. Как только Фрай поймет, что все благополучно закончилось, она снова начнет сходить с ума от тоски. А ее безумие будут исправно лечить, пичкая очередной горстью таблеток. Покуда ей не станет все равно. Покуда не превратится в маложивой рогатый овощ, исправно выполняющий свои функции.
Алей не хочет верить ей. И глупо думать, что сам родной мир лучше ее семьи. Он, конечно, по-своему пытался поддержать, равно, как и Ландерсы не прогоняли альгию прочь и даже дали необходимое образование и заботу.
Заботу бездушную. Продиктованную чувством долга, а не искренним желанием, идущим от сердца.
Стоит ли платить верностью за такое?

+1

41

Возможно, качающаяся гора на тонкой ножке не внушала никакого доверия. Возможно, сидеть под ней, укрываясь в ее тени, рисковая и опасная затея. Вот свалится эта хрень на башку, сплющит в блинчик - и всё, значит, было напрасно. Путешествие по долбанному дому, отстрел многоножек, потеря ботинка. Ботинок, кстати, было жаль больше всего. На Апексе за такие берцы Дэй выложил сотню кредитов - по тем меркам для одежды и обуви деньги немалые. А теперь телепать в одном придется. Подумав немного над этим делом, Дэй порылся у себя в карманах и рядом с пластырем-гемостатиком отыскал эластический бинт. Не абы что, но на первое время сойдет. Так что дракон стал методично и аккуратно перебинтовывать себе босую ногу, чтобы не поймать в нее при ходьбе кусок какого-нибудь стекла, камня или клыков притаившейся ядовитой твари. Может, надо было предложить и альгии какую-нибудь помощь в перевязке ранений? Но на секунду покосившись на девчонку, этари отмахнулся. Обойдется. Да и бинт всего один.
Впрочем, она не жалуется и не просится домой к мамочке. Это, по мнению Дэя, характеризовало Фрай с хорошей стороны. Хилая, щуплая девчонка, оказавшаяся вырванной из своего мирка (не по своей же воле она в путь отправилась, одетая в пижаму), принимала удары судьбы стойко. Слушалась да и, чего греха таить, сама полезной побывать успела. Аддри больше не считал ее шпионкой, зато чувствовал к ней что-то, отдающее уважением и расположением.
"Она - молодец", - так бы он ее и охарактеризовал. Правда, не вслух. Возгордится еще, рога свои ветвистые задерет, возомнит себя королевой миров. Но в бой против агентов он бы ее с собой не взял. Силы и выносливости нет, хотя воля, должно быть, потенциально сильна. Чутье опять-таки потенциально можно развить до таких высот, что закачаешься. С внешностью только проблема. Нет-нет, Дэй никакого предубеждения к зверолюдам не питал, да и его маленькая напарница была ближе к людам, чем  к зверам. Но вот в подавляющем большинстве других миров эти отличия будут существенным. И даже могут стать фатальными.
Дэлейн разглядывал альгию без особого смущения и не стараясь спрятать взгляд. Его мало интересовали всяческие части тела, проглядывающие под рваной пижамкой. Тут девочка могла быть полностью спокойна: этари не видел в ней особь женского пола. Он разглядывал ее с любопытством, присущим каждому разумному существу, завидевшему что-то новенькое. В доме, когда в приоритете были другие задачи, особо не присмотришься. А тут, пока они, изнуренные побегом и стычками, отдыхали, - вполне.

Фрай от еды отказалась, а вот этари не стал. Брикеты были удобными питательными пайками, в желудке они раскрывались, давая чувство сытости, и восстанавливали потраченные запасы нутриентов. Хватить могло надолго, до суток. А брикетов всего два. Неведомо ведь, когда в следующий раз доведется вот так выпасть под каменным грибочком и выдохнуть. Но Дэй не настаивал. Девочка научится с опытом, что есть надо тогда, когда есть возможность. Потом придется голодать.
- Чтобы убедиться, что нет погони, - просто ответил Дэй. - После переноса другие пробужденные, это такие, как мы с тобой, могут еще некоторое время отслеживать точку назначения. Обычно я окапываюсь, вооружаюсь и поджидаю. В большинстве случаев не пригождается, но пару раз приходилось пристрелить преследователей.
Он рассказывал это ей так, словно она была в курсе всей его жизни и могла оправдать любой его поступок. Углубляться в причины, почему за ним гоняются, Дэй был не намерен. И надеялся, что любопытство у альгии на сим иссякнет.
Правда, она удивила его следующим вопросом еще больше. Оторвав взгляд от пистолета, чисткой которого дракон в то время занимался, Дэй изумленно уставился на девочку.
- Ты в своем уме? - это была первая реакция. А потом Аддри стал понимать, что в принципе в ее просьбе есть толика смысла. В своем родном мире она может так никогда и не найти учителей, чтобы те обучили азам перехода, и единомышленников, чтобы можно было с ними всё это обсуждать. Для девочек ведь вообще тяжко, если есть огромный секрет, а его некому выложить.
- Кхм, - пистолет он отложил в сторонку. Долго смотрел на Фрай. Молчал. Словно обдумывал и прокручивал все возможные варианты в голове. Ученик ему не нужен. Ученик ему будет обузой и балластом. Вдобавок еще и Фрай сама будет под прицелом, может пострадать от эффекта волны. - Ты ничего обо мне не знаешь и хочешь пойти со мной? Я могу научить тебя перемещаться - это займет неделю или чуть больше. Для уверенного перемещения - чуть больше. Но ты всерьез думаешь, что тебе есть резон таскаться за мной следом после этого срока?

+1

42

Альгии было глубоко всё равно, что там разглядывает и может увидеть Дэй, даром, что девушкой была воспитанной, скромной в таком вопросе и высоких моральных правил. Полуприкрыв глаза, она впала в какое-то медитативное состояние, когда разбираешь звуки ни на секунду не замедляющейся в своем течении жизни вокруг себя, однако реагируешь на них немногим активнее мешка картошки.
Разве что, в отличие от него, можешь бодро вскочить и начать улепетывать, если вдруг объявится некто, жаждущий обеспечить себя пюрешечкой на обед. Ну, или олениной. Хотя, конечно, от настоящего оленя у девушки были разве что рога да хвост с копытцами. Ну и взгляд казался кротким и доверчивым таким. Наивным.
Пока что. Пока.
В таком состоянии полукровка не особо пополняла оскудевшие резервы сил, но хотя бы кое-как сдерживала продолжение их трат впустую. Впрочем, успокоение постепенно совершало робкие шажок за шажочком, подбираясь все ближе. Будто пугливый зверек, которого приманивают лакомством. И хочется, и боязно - вдруг случится что-то такое из рук вон выходящее, заставив пожалеть о неуместной храбрости?
Она заставила себя открыть глаза, поднося к ним раненую ладонь, заклеенную пластырем. Мелькнула запоздалая мысль, что рану по-хорошему стоило промыть и обработать подобающим образом. То, что в первые мгновения удалось заткнуть дырку, останавливая кровотечение - хорошо. Но мало. Учитывая, что они в своих попытках выбраться разве что в буквальном смысле слова не посетили задницу, наверняка грязи попало в рану достаточно. И если оставить все самотеком, то впоследствии спасет лишь ампутация.
Пожалуй, мысли про скисший суп, брошенный на произвол судьбы в опустевшей квартире, были позитивнее.
- Вода тут есть? - обессиленно поинтересовалась Фрай, в итоге не решившись сдирать пластырь и вообще как-то побеспокоить и так болевшую руку. - Нормальная вода. Не ведущая себя, как... как тот дом, например.
Смыть с себя чужие сопли-слюни, а так же грязь было бы не лишним. Она бы и лохмотья не отказалась простирать, раз смена одежды в ближайшем будущем не светит. Равно, как и напиться вволю.
- Пробужденные, - задумчиво повторила вслух альгия, с прищуром глядя куда-то перед собой. А ведь в этом что-то было: ее первый переход, который совершился в Лладем, действительно напоминал воскрешение из мира сновидений. Будто метнулась вперед, вырываясь из плена иллюзорной реальности. Похоже.
Аналогичные ощущения ведь были и в этот раз...
- Понятно, - сказала альгия и осторожно поинтересовалась, - к пробужденным относятся агрессивно? Их истребляют? Или это исключительно твои похождения, отличные от остальных?
Вот ответ на этот вопрос мог в значительной степени повлиять на ее решительность отказаться от Алея в пользу приключений. В таком случае можно и дома посидеть. Лучше сомнительная, но сравнительно стабильная жизнь, чем играть в догонялки, прыгая из мира в мир. Так ведь и свихнуться недолго, как Дэй. Теперь Фрай предполагала, что понимает его реакцию в первые мгновения их встречи. Разве что посочувствовать оставалось, насколько поехала крыша, если видишь в зареванной перепуганной девчонке в голубенькой пижамке кого-то опасного для твоей жизни.
- Ты в своем уме?
- Да, - очень резко и твердо ответила Фрай. Складывалось впечатление, что отвечает она не только стрелку, но и кому-то еще. Персонажам из воспоминаний, каким-то мыслям, собственным сомнениям.
Дэлейн основательно растерялся, как показалось девушке. Несмотря на то, что ответ был для нее весьма важен и ожидаем, взгляд ее казался полон безразличия и усталости.
- Ты ничего обо мне не знаешь и хочешь пойти со мной?
- Тебя зовут Дэлейн, ты пробужденный, похож на человека, разбираешься в оружии, умеешь выживать и ничего не боишься. Или умеешь делать вид, что не боишься, - отчиталась Фрай ровным, будто являлась роботом, голосом и добавила, - мне этого достаточно.
Тут, впрочем, лукавила. Не единожды стрелок упоминал про погони и перестрелки. Да и сам выглядел тем, кто умудряется вляпаться в переделку, никаких усилий к тому не прикладывая. Просто у девушки не было иного выбора. Окажись она в праве выбирать между ним и кем-то более надежным, предсказуемым и стабильным, то решение было бы далеко не в пользу Дэя.
- Но ты всерьез думаешь, что тебе есть резон таскаться за мной следом после этого срока?
- Я же сказала: столько, сколько выйдет, - не решившись сказать однозначное "нет, конечно, вообще так не думаю" сказала Фрай. Она понимала, что не в ее силах представить, как все сложится. И сложится ли. Но была уверена в том, что крепко и твердо встав на свои ноги, альгия захочет в дальнейшем полагаться преимущественно на себя и только себя.

+1

43

Альгии всё равно, а дракон разглядывал не ее тело и не ее прелести выискивал под рваной одеждой и оленьей шерстью. Он всматривался в целом в черты ее лица, в особенности строения, как хирург, который внимательно изучает анатомию на трупе, чтобы приумножить свои знания для последующих великих дел. Он видел многих зверолюдей, но эта отличалась. Лицо было человеческим, если не брать в расчет всякую оленью атрибутику на голове. Руки тоже вполне себе человечьи - опять же, если не обращать внимания на шерсть. Кстати, руки...
- Болит? - кивнул в сторону залепленной ладошки дракон. Сверху пластырь выглядел паршиво. Грязный, замызганный. Но Дэй знал, что внутри, там, где рана, он герметичен и не позволяет попасть извне какой-нибудь заразе. Ну кроме той заразы, которая туда уже попала во время ранения. От боли у Дэлейна ничего с собой не было. Ему оно и без особой надобности. Он слыл товарищем терпеливым, боль мог перетерпеть, так что не стал отягощать свои карманы лишней ношей. Там и без того места не так уж много.
- Надо бы, наверное, швы наложить, - задумчиво проговорил он, потом мотнул головой, - но не здесь. И не я, - хотя когда-то он себе накладывал швы, зашивая такую крепенькую дырку в бедре от меча одного лладемского психованного рыцаря. Но тогда под рукой было специальное устройство - клиппер - похожее на степлер для бумаг. Клац-клац - и крепкими металлическими скобами края раны стягиваются и соединяются. Процедура неприятная. Весьма болезненная. Так что если на себе Дэй еще мог ее вынести, предварительно плеснув хорошенько водки и на рану, и в глотку, то делать это едва держащейся на ногах девочке - нет уж. Это не вопрос жизни и смерти. Потерпит до границ цивилизации.

- Есть вода. И еда есть. Самая различная, но для тебя она, наверное, будет непривычной и странной, - прищурившись, Дэй долго смотрел на землю, как маленький зеленый жучок, похожий на плоский лист от дерева, лениво передвигает лапками в сторону дракона. Когда приблизился на достаточное расстояние, тот накрыл его ладонью, поднял до уровня глаз и показал Фрай. - Вот смотри, это листвяница. Вообще растение, хотя может неосведомленному жителю показаться насекомым. Вполне съедобная и вкусная. Хочешь попробовать?
Видимо, как раз и настал тот момент, когда самое страшное осталось позади и появилось свободное время для игры в вопросы и ответы. Дэлейн не возражал. Фрай имеет право знать, кто она и что с ней происходит. Будь у Дэя наставник в свое время, то, может быть, и он сам справился с этими неожиданностями быстрее и эффективнее. Но и не каждого готов он был учить. Просто Фрай ему кое-кого напоминала.
- Нет, к пробужденным не относятся враждебно. Ибо мало кто знает об их существовании. К пробужденным относятся... хм, как к психам, вот это скорее, - для пущей убедительности Дэй покрутил пальцем у виска. - Хотя, наверное, есть миры, где их и отстреливают, если рассказать. Но не встречал еще ни разу таких, где относились бы к ним толерантно. Долбаные психи мы, вот кто. Те суки, от кого я удираю... - он запнулся, прокручивая на языке словесные формы, в которые уместно было бы облечь его мысли на этот счет, - они не имеют отношения к переходу между мирами. И раз уж ты хочешь потаскаться за мной, то должен предупредить - от этих ублюдков тоже можешь пострадать. Надо ли оно тебе?
Досье выложила без запинки. И так, словно еще тщательно записывала за ним. Дэй одобрительно хмыкнул. И всё равно остался при своем: даже при условии, что она знает эти данные, по факту ведь они - пшик. Имя? Имя назвать можно любое, этим дракон пользуется давно, но ведь не так его назвали при рождении. Похож на человека... Хах! Молодец, хоть тут не обманулась. Похож. Но не человек. А если Фрай узнает, кто перед ней, то придется ее убить. Надо ли это уже ему? В одном альгия точно ошиблась: не бывает тех, кто ничего не боится, и тут Аддри не был исключением. Просто его страхи находились в железном кулаке воли и по мере необходимости дракон умел их заткнуть куда подальше. Но от этого они никуда не исчезали.
- Ладно, можно попробовать. Давай подумаем тогда, куда отправиться дальше. В Алей вернуться пока невозможно - это верная смерть. Есть пара мест, где я не был уже достаточно давно, годы прошли. Думаю, там уже меня ждать не должны, можно туда вернуться, - Дэй, правда, не любил такие стратегии, но куда деваться. На Паксе долго не проживешь, особенно если Фрай нужна медицинская помощь. То лучше уж задуматься о транспортировке в мир, где есть больницы и лечат не святым словом, как в Лладеме. - И где принимают кредиты. У меня на счету есть пачка. Даже если карта не подойдет, я уже приловчился их переводить с одной на другую.
А кредиты нигде лишними не бывают. Нужно и припасы пополнять, и пожрать, поспать где-нибудь. За одно только драконье очарование этими прелестями цивилизации, увы, не воспользоваться.

+1

44

- Ага, - буркнула альгия в ответ, хмуро глянув, - болит.
Чего он еще-то ожидал? Такие очевидные вопросы задает, что просто обалдеть. Ей этот чертов рог руку прошил насквозь. Насадил ее на себя, как шампур. Конечно, черт побери, она адски болит, особенно после того, как пришлось ей оперировать без лишней жалости, ибо то был вопрос жизни и смерти!
- Швы? - упавшим голосом переспросила Фрай. Она очень надеялась, что из очередного кармана Дэй не извлечет нитку с иголкой. И не скажет, что это невероятно важно сделать прямо сейчас, иначе придется распрощаться с рукой. Девушка почувствовала, как ей действительно стало нехорошо от одной мысли о предстоящей операции. Смешно, после всех ее подвигов в ходе поиска пути на свободу из дома.
- Но не здесь. И не я.
Она не смогла скрыть искреннего вздоха облегчения. Фрай не любила боль и, наверное, боялась ее. От случайностей никуда не денешься. Или если прямо в спину сопит непременная гибель в случае промедления, то альгия тоже не станет мяться на одном месте. А вот так вот протянуть руку кому-то, сцепить зубы и терпеть, как острие будет раз за разом прокалывать мясо...
Опять голова закружилась. Ее аж передернуло.
- Неужели оно само не заживет? И обычной повязки не будет достаточно? - обреченно спросила альгия. Несмотря на то, что с квалифицированным медицинским работником Дэй имел весьма посредственное количество сходств, Фрай ему верила. Почему-то.

А теперь настало время вопросов, раз уж так. Прекрасная возможность отвлечься от боли и предсмертного состояния организма, который симулировать его будет, если на него обращать внимание.
- А еда... в желудке не меняется? Съешь ягодку, а она внутри тебя превратится в дерево. Нелепая и очень некрасивая, знаешь ли, смерть, - усмехнулась Фрай, с одной стороны ощущая категорическое недоверие ко всему, абсолютному всему, что есть в Паксе, но в то же время признавая, что жизненный опыт ее спутника будет в разы богаче.
- Вот смотри, это листвяница. Вообще растение, хотя может неосведомленному жителю показаться насекомым. Вполне съедобная и вкусная. Хочешь попробовать?
- Нет, - сходу и бездумно ответила Фрай. Во-первых, жрать жука, которого ей представляют растением, не очень хотелось. Вдруг у Дэя хреновое чувство юмора? Во-вторых, альгия не была уверена, что стоит пробовать местные деликатесы. И лучше потерпеть до момента, когда станет плевать на облик у твоей потенциальной еды.
- У нее есть название, так? Это ты ее так назвал? Или кто? Здесь есть...разумные существа?
Неужели есть исследователи, которые открывают новые миры, изучают их, дают названия местным представителям флоры и фауны? А есть ли какие-то междумирные энциклопедии, где можно прочесть наиболее полную сводку данных о каждом мире? А если два исследователя изучили один и тот же мир, умудрившись ни разу не пересечься, и составили по своему трактату, то какому тогда следовать и какой признают? Или нужно знать оба? А если...
Она выдохнула. И дрогнула на последующие слова стрелка. Про то, что пробужденным не верят. Считают их теми, кто нуждается в помощи, как любой иной душевнобольной. Фрай ответила на эти слова угрюмым молчанием, одарив Дэя таким взглядом, что... как минимум становилось ясно, что он умудрился задеть нечто неприятное. То, о чем рассуждать без лишней тревоги девушка не могла.
- И раз уж ты хочешь потаскаться за мной, то должен предупредить - от этих ублюдков тоже можешь пострадать. Надо ли оно тебе?
- Значит, - снова ровный голос, свидетельствующий о том, что мыслями альгия далека от того, что говорит, - это повод научиться всему быстрее и встать на ноги для самостоятельной жизни.
Она погрузилась в размышления о том, что узнала. То, что ждало Фрай впереди, мало походило на переезд из одной квартиры в другую. Это было чем-то масштабным. Невозможным. Удивительным.
- Я знаю только Алей и... Лладем, - запнувшись, призналась альгия, - теперь вот и Пакс в коллекции. Не представляю, какие миры могут быть еще. И сколько их - тоже.
Дэй принялся рассуждать об их дальнейших планах, и это еще больше взволновало Фрай. Получается, он согласен. Согласен! Осталось девушке как можно скорее усвоить все необходимое в достаточном объеме для свободы. Еще не хватало, чтобы ее везде всегда под ручку таскали. Альгия боялась лишь одного: что окажется неподходящей для такой науки. Профнепригодной, так сказать. Это будет просто провал. Такого допустить нельзя.
- Кредиты... - рассеянно пробормотала она и предположила, - валюта какого-то мира? Но... так ведь... у каждого мира еще и свой климат, своя природа, свои города, народы, обычаи и правила... Черт. Меня ведь быстро раскроют? В том, что я не такая? В Алее встречались люди, и мой народ верил, что они пришли из снегов. Но теперь, думаю, я понимаю, откуда они взялись. И что же, люди - наиболее распространенный вид? Наверное, замаскироваться под человека будет не очень сложно, - задумалась альгия, нахмурившись. Поднесла руки к лицу, критически их осмотрела, следом переводя взгляд на тело и доходя таким образом уже до копыт. Задумчиво прикусила губу.
- А язык... мы же понимаем друг друга почему-то. А в другом мире? Вдруг я не разберу ни слова?

+1

45

Хотел бы Дэй, чтобы раны сами затягивались на глазах, отрубленные конечности отрастали, а выбитый из тела дух возвращался обратно. Но такого не бывает. Для первых случаев нужны больницы и лекарства, для вторых - всяческие изобретения науки и техники, а третьи не лечатся. Как бы далеко ни шагнули ученые в различных мирах, до воскрешения из мертвых еще никто не добрался. Или же Дэлейн просто не обнаружил еще такого мира, где этот секрет известен.
- Само затянуться может, но будет долго, больно, риск получить нагноение - в лучшем случае. И если там повреждены нервы и сосуды, то ты вскоре не сможешь пользоваться рукой в полной мере. Если еще можешь. Хочешь рискнуть только потому, что очкуешь? - Дэй мог ее понять. Маленькая еще, хлипкая. Тепличный цветок, поди. Едва ли выбиралась куда-то надолго, ведь и среди своих она - чужая, с ее человеческой физиономией. И среди чужих - изгой, ибо слишком не похожа на других. Наверняка предпочитала прятаться в четырех стенах, покуда способности не решили себя проявить. Естественно, что она боится боли. Но ведь не дура же, должна понимать, что лучше уж потерпеть, если придется, чем остаться без руки. Дракон помахал перед носом альгии своим механическим протезом, - тоже себе такую хочешь? - самый лучший и самый наглядный пример. Нет-нет, Аддри не имел никаких претензий к работе этого чуда биоинженерии. Работала она прекрасно, слушалась идеально, а иногда умудрялась подхватить даже те команды мозга дракона, которые не посылались, а только лишь зарождались где-то там на задворках. Именно поэтому Дэй задумывался, что у руки есть свое примитивное сознание. Но если бы ему предложили обмен: вот эту штуку на прежнюю конечность, этари ни капли бы не колебался.

Дальнейший разговор сводился к набору вопросов и терпеливым вдумчивым, а иногда, наоборот, наотмашь ответам на них.
- А еда... в желудке не меняется?
- Если ты в рот тянешь именно еду, то не меняется. Но тут еду можно спутать с чем угодно. Например, с маленьким, только что родившимся тэмпором. Неприятности обеспечены.
- У нее есть название, так?
- Листвяница? Вот тебе и название, - Дэй покрутил в пальцах вышеозначенный листик, после чего, подумав, что не стоит терять впустую местные питательные вещества, слопал его с удовольствием. Фрай всё равно отказалась.
- Это ты ее так назвал? Или кто?
- Не я, - он задумался вновь, припоминая, как очутился здесь в первый раз. Листвяницу ему тогда показал один из местных, тэмпор по имени Гаюн, которого Дэй называл всё Баюн. А тот и впрямь чем-то походил на кота. И тогда этот Гаюн-Баюн с упоением гонялся за листиками и жевал их, а на вопрос, что это ты ешь такое, сказал - "лишвянису".
- Здесь есть...разумные существа?
- Есть. Местные жители - тэмпоры. Вроде того дома, где мы только что чуть не сдохли. Это старый жирный ублюдок, у которого уже нет сил или желания ходить за едой. Молодые более активны и идут на контакт. Вон, смотри, - Дэй прищелкнул пальцами в направлении к западу от гриба-горы. Несколько мохнатых существ различной окраски будто бы соревновались, кто выше подпрыгнет. Для наблюдателей, не посвященных в тонкости игр тэмпоров, казалось, что обросшие теннисные мячики скачут друг за другом. - Они разумные. Просто другие.
От тэмпоров и обсуждения собственно Пакса быстро перешли к другим мирам. Дэлейн терпеливо продолжал отвечать. Правда, в какой-то миг замолчал, словно погрузился в свои воспоминания и напрочь отрешился от реальности.
- А почему я не могу пойти с тобой?
- Ты еще маленькая.
- А когда перестану быть маленькой?
- Только если мама тебе разрешит.
- А тебе мама разрешает?
- Твоя мама может разрешать что-то только тебе.
- Значит, тебе запрещает?
- Ты не этари, а девочка по имени "Тысяча вопросов в минуту".

Наваждение схлынуло так же быстро, как и появилось. Пару мгновений Дэй продолжал еще смотреть в сторону горизонта, будто что-то осмысливал, а потом снова переключился на Фрай.
- Что ты спросила? - последние вопросы, кажется, вылетели из его внимания. - А, кредиты... Да, это валюта некоторых миров. Электронные деньги. Где-то они действуют, где-то - нет. Но деньги - везде деньги. Главное, чтобы было откуда их снять, а уж над этим иногда приходится знатно поколдовать.
Всё же законного в таких переводах мало.
- Но... так ведь... у каждого мира еще и свой климат, своя природа, свои города, народы, обычаи и правила...
- Это всё дело наживное. Привыкнешь. Тем более ты не одна, как я был в своё время выброшен, словно из лодки в шторм, - а черт подери, те дни вполне можно было приписать даже к шторму в апокалипсис. - Не ссы.
- Меня ведь быстро раскроют? В том, что я не такая?
- Постараемся тебя замаскировать, - говорил дракон уверенно, но сам такой уверенности не ощущал. Смотрел на рога альгии и думал, как бы ей предложить их... чуточку подпилить. Настолько чуточку, чтобы совсем под корень. - Да, люди почти повсеместно. А таких, как ты, я, кроме Алея, нигде не встречал. Так что если не хочешь, в лучшем случае, постоянно ловить на себе чужие взгляды, то нужно что-нибудь придумать с твоими... хм... особенностями.
- А язык... мы же понимаем друг друга почему-то. А в другом мире? Вдруг я не разберу ни слова?
- Разберешь. Ты - пробужденная, а значит, автоматически выучишь язык того мира, куда попадешь. Такова магия, - нет, естественно, это не магия. Дэй до сих пор тосковал по тому, с чем был неразлучен всю свою жизнь и что было его жизнью в течение шестисот лет. Это уже не забудется, тем более с универсальной драконьей памятью.
Этари негромко вздохнул:
- Еще вопросы?

+1

46

- Твоя правда, - уныло согласилась Фрай. Попытки увильнуть от хирургического вмешательства, уповая на свойственные каждому живому существу регенеративные свойства организма, звучали по-детски, где страх перед еще большей болью заклинал оставить всё, как есть. Пустить на самотек.
Она поймала себя на том, что рядом со стрелком испытывает своеобразный комфорт. И пусть альгия всё еще периодически косится на мужчину с подозрениями, ожидая в любой момент от него какой-нибудь лихой финт, не поддающийся логическому объяснению, а так же крайне опасный для целостности и сохранности жизни окружающих, но это уже казалось надумкой. Приходилось затрачивать определенные усилия, чтобы удерживать это ощущение настороженности. Накручивать себя лишний раз, поскольку нынче на смену недоверию пусть очень неспешно, но приходила еще при туманных и расплывчатых очертаниях зыбкая уверенность в том, что на Дэя можно положиться хотя бы в некоторых ситуациях. Не раз имея возможность сбросить ее с себя, как бесполезную груду мяса и костей, по недоразумению еще способную издавать различные звуки и реагировать на внешние раздражители, стрелок всё равно вытащил их обоих из прожорливого дома.
А теперь отвечал на вопросы и, кажется, это не сильно его утомляло. Будто был рад делиться знаниями и опытом... Или девушке то просто казалось? Она украдкой наблюдала за Дэем. Лишь сейчас, спустя столько времени, альгия рассматривала его лицо, присматривалась к его чертам, мимике, выражению глаз и взгляду, как говорит, куда смотрит... Это было забавно. И ей в чем-то нравилось.
- Классная штука, - сказала Фрай, когда он продемонстрировал свой протез. Эта отличительная особенность стрелка только сейчас привлекла к себе внимание девушки. - Я не знала, что такие могут быть. А сам ты... живой? - она вдруг похолодела от мысли, что могла иметь дело с живой машиной, у которой металл заместо плоти. Могут ли такие вообще существовать?
Как-то это вообще всё дико звучит. Можно есть жучка, который на самом деле растение, но при этом стоит опасаться, что им же может оказаться местный житель - тэмпор. И та штука, которая их почти сожрала - тоже тэмпор.
Судя по выражению лица Фрай, она весьма тщетно пыталась постичь логику окружающего мира.
- Ла-а-адно... - протянула она, рассеянно глянув в сторону скачущих без помощи каких-либо конечностей шариков. Пушистых. Веселых. Ей почему-то снова вспомнился серьезный доктор Фрост, который ни разу не улыбнулся на ее памяти. Представив его возможную реакцию на ее россказни про Пакс, альгия не сдержалась и тихо хихикнула.
Дэлейн не казался хмурым воякой теперь. Не вызывал прежнего страха. Да Фрай отчасти и первое впечатление, которое запросто могло стоить ей жизни, простила с горем пополам. А еще он вызвался помочь ей многому научиться и сейчас смиренно отвечал на все расспросы.
Внимательно наблюдая за собеседником, альгия не упустила из виду, как Дэй в какой-то миг задумался, переменившись в лице. Но, конечно, любопытно совать нос в историю его жизни не спешила. Да и не факт, что вообще собиралась. Что-то ей подсказывало, что о человеке с сомнительным прошлым лучше знать как можно меньше, чтобы, если тебя возьмут за горло его преследователи, было как можно проще соврать, что в принципе не имеешь понятия о ком тебя усиленно расспрашивают, чуть ли не пуская в ход всевозможные пытки.
- Хм, - глубокомысленно изрекла Фрай, когда Дэя отпустило, и он соизволил дать ответ, - в Алее другая система товарно-денежных отношений. Интересно, а есть миры, которые не дошли до этого в своем развитии, или просто выбрали нечто альтернативное? - она задумчиво нахмурилась, потирая переносицу здоровой рукой.
И вот это самое "ты не одна". Альгия в своих мыслях била копытом в нетерпении, чтобы уже стать полноценно самостоятельной, хотя обучение и не началось даже, но такие слова со стороны Дэя отозвались неожиданным теплом на сердце.
Впрочем, очень быстро девушка переключилась на свою будущую маскировку. Мех с хвостом сравнительно легко спрятать под одеждой, в том числе и воротник. Заостренные уши, которые, кажется, людям не свойственны, спокойно укроются под волосами. А вот копыта... копыта-копыта-копыта. Ладно, отыщется же где-нибудь удобная обувь?
А вот самое последнее и ключевое... она задумчиво дотронулась до рогов, снова прикусив губу. Видно, что терзалась сомнениями. Пыталась решиться, в чем-то уговаривала себя.
- Удобно насчет языков, - пробормотала девушка, - вот бы с другими науками точно так же... Ну, пока мне нечего спрашивать. Так куда мы идем и... когда?
В глубине души Фрай съежилась, ожидая, что Дэй скажет, что избавиться от костяного украшения придется прямо сейчас. Так спонтанно принять глобальные перемены в себе она не была готова. И, чего лукавить, боялась. То есть, конечно, неизбежность и необходимость такого шага прекрасно понимала, но была бы очень рада возможности отложить на хоть сколько-то потом.

+1

47

Фрай попросту не знает, что говорит. Вот и всё. Нравится ей эта холодная темно-серая с черными вкраплениями штуковина вместо руки у дракона. А ему лишь бы назад вернуть прежнюю. И эта хороша, но та своя, родная.
- Не везде и могут, - он пошевелил пальцами протеза, будто бы четки перебирал, - я специально искал такой мир, где мне могли бы заменить потерянную конечность. И нашел, но на поиски ушло приличное количество времени. И, что скажу тебе, удовольствие не из дешевых.
- А сам ты... живой?
Такой вопрос Дэя однозначно удивил. Он вскинул брови, посмотрел на Фрай, словно она соврала прежде на вопрос, в своем ли она уме.
- Ну конечно! - даже какое-то возмущение вызывал тот факт, что она о нем такое подумала. Будь он роботом, какой-нибудь бездушной машиной, то наверняка не смог бы так живо и эмоционально реагировать на всяческие происходящие с ними сегодня события. Во всяком случае, до сих пор Дэй не встречал на своем пути таких машин. И не хотел.
Они немного помолчали. Кто думал о своем, кто наблюдал за веселящимися местными жителями. Отдых, даже такой кратковременный, был полезен для уставших мышц, да и нервное напряжение понемногу стихло. У Дэя, конечно. Он был привычен ко всякого рода перегрузкам и сейчас просто отходил от последствий выброса адреналина. С Фрай, наверное, дела обстояли на порядок хуже. Первые разы всегда хуже, больнее, и не поймешь, спишь ты или бодрствуешь. А потом наступает период адаптации - это процесс долгий и упорный, не сразу идет он гладко. Дэй знал даже тех, кому плохо было физически - изнывали от перестроек тела и разума в самом настоящем смысле этого слова, страдая от лихорадки, галлюцинаций и других неприятных симптомов. Знал даже исходы, когда пробужденный так и не смог выкарабкаться. Редко, конечно, но случались и смерти. А чаще всего среди неблагоприятного окончания таких страданий значилось сумасшествие. Вот с ним, пожалуй, Фрай знакома ближе всего. Не так ли?
Дэй тихо хмыкнул. Лезть к ней в душу и разглядывать там осколки прошлого - не в его духе. Но делать свои выводы никто не запрещает. А ее лицо меняется, на удивление, живо, когда заговариваешь о чем-то таком же, близком. Да и те таблетки по-прежнему вспоминались.
- Знаю, был в Алее, - повторил дракон. - Миров бесконечное множество. Наверное, где-то есть и такой, где деньгами служат козьи кругляшки. Я предпочитаю кредиты. А Лладем... Честно говоря, тяжело мне там приходилось. Вся эта... древность, темнота, непроглядная тупость. Не для меня. Когда ты можешь поджарить кролика выстрелом из пистолета,
а тебе тычут лук и стрелы. И понимаешь же, что высовываться нельзя. Здесь не в психушку запрут, здесь тебя просто на в еретики запишут - и на костер.

А еще странно, что там рогатую девчонку не сожгли, посчитав ее вестницей какого-нибудь злобного темного божка. Наверное, счастливицей оказалась или, как говорят, в рубашке родилась. Попала под чью-то протекцию, как теперь оказалась под надежным крылом дракона. Сама-то Фрай вряд ли считала нового учителя надежным, и Дэй никаких толковых гарантий не стал бы ей давать. Но уж в одном она могла быть точно уверена: этот мужчина ее не бросит в беде. Разве только альгия сама не почувствует надобность уйти, тогда он задерживать ее не станет.
- "Куда идем мы с Пятачком", - пробормотал под нос Дэй. Он всё думал. - Есть на примете одно местечко, там тебе даже скрываться не придется, - "зато, возможно, придется мне, но я уж точно выкарабкаюсь", - тебя могут счесть за потомка богов и относиться со всяческим уважением. Медицина шагнула далеко, помогут тебе там быстро. И, главное, бесплатно. Только тебе придется хорошо играть свою роль, быть уверенной в себе и учиться на ходу. Справишься? - вопрос был риторическим. Это Дэй просто девочку так подготавливал. - Что ж, тогда не будем тратить время, пожалуй. Пойдем. Если что, я твой слуга, раб, охранник, как угодно можешь назвать, только и обращайся ко мне соответствующе. Там так принято, - он поднялся на ноги, затем подошел и помог подняться Фрай. - Для переноса мне надо взять тебя на руки. Но ты уже привыкла, да?
А Пакс оставался в прошлом.

+1


Вы здесь » Фантазис » Прошлое » Монстры внутри